Выживший
Setroi, 2019

Экспедиция техномагической цивилизации в другой мир закончилась не так, как планировалось… Выживание на мёртвой планете и дальнейшие приключения в другом мире.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Выживший предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 7

Запись в журнале наблюдений: день 95

Сегодня я испугался, что умру. Во время завтрака на меня напал приступ кашля. Уже после второго откашливания я стал откашливать кусочки плоти вместе с кровью. С трудом удалось подавить панику. Стараясь дышать между откашливаниями, я бросился к медицинскому диагносту. Но, как и раньше, полностью здоров. Не зная, что со мной происходит, сделал рентген-снимок своих лёгких, и вот тут я понял, что со мной всё очень плохо. Кусочки плоти оказались моими лёгкими. Исследования под микроскопом только это подтвердили. Самое необычное и одновременно пугающее то, что на месте отвалившихся кусков плоти лёгких вырастала новая.

Лишь часа через четыре кашель остановился, и я смог приступить к нормальным исследованиям. Используя специальную иглу, взял кусочек новообразованной плоти лёгких на исследования. Вначале у меня были подозрения о раковых клетках. К счастью, они не подтвердились. Но вот то, что новообразованные альвеолы намного хуже поглощали кислород из воздуха, меня напугало. Пока в лёгких образовалось около ста пятидесяти тысяч альвеол нового типа. Из-за этого я уже чувствовал, что дышать стало тяжелее, и мне приходилось делать в два раза больше вдохов, чтобы насыщать организм достаточным количеством кислорода.

Эти изменения стали самыми серьёзными за всё время на планете и самыми быстрыми. Скорость образования новых альвеол невероятно быстрая, как под воздействием среднего исцеления. Кто виновник происходящих изменений, понятно сразу, и теперь я с небольшим страхом смотрел на вновь уменьшившийся алмаз в руке, но теперь даже отложить его в сторону не мог. Стоило отложить больше чем на пару минут, начиналось учащённое сердцебиение. Под конец моих мучений появилась Илиния и пыталась успокоить меня, но мне как-то не до успокоения, когда я отхаркивал кусочки своих собственных лёгких. Глюк это прекрасно понял и исчез спустя некоторое время.

Мне страшно. Боюсь, если мутации продолжатся с такой скоростью, то недолго мне осталось оставаться в живых. Но пока я жив, стоит позаботиться о последующих экспедициях. Завтра, несмотря ни на что, отправлюсь за новыми кристаллами.

Запись в журнале наблюдений: день 96

Сегодня с утра вновь начался приступ кашля с последующим отхаркиванием моих лёгких. Дышать стало ещё сложнее, пришлось использовать медицинский артефакт кожного дыхания, так как частоты вдохов с трудом стало хватать просто на то, чтобы оставаться в сознании. Самая главная проблема в том, что артефакт не рассчитан на долгую работу. Его заряда хватает максимум на сутки — обычно этого времени хватает, чтобы доставить пострадавшего в больницу к целителям. У нас в экспедиции этот артефакт, как и все, продублирован, а потому у меня запас артефактов. Теоретически этого должно хватить, чтобы артефакты успевали заряжаться, пока я пользуюсь другими. Но даже так мне осталось жить недолго. Согласно инструкции этот артефакт предназначен для десятикратного использования. Вот и получалось, что мне осталось жить не больше четырёх месяцев, прежде чем артефакты выйдут из строя, и я задохнусь. Так-то сто двадцать дней это даже больше, чем нахожусь в данный момент на этой планете, но всё равно это никак не годы, на которые я рассчитывал. А значит, надо спешить, чтобы оставить задел для будущих экспедиций побольше.

Заканчиваю писать, так как пора ехать к месту добычи кристаллов. Рассчитываю в этот раз добыть побольше, никак не меньше двадцати тридцати килограммов кристаллов.

Запись в журнале наблюдений: день 97

Я слишком оптимистичен с тем, что у меня есть сто двадцать дней. Сегодня после очередного приступа кашля понял, что и кислород, поступающий в организм благодаря артефакту, не сильно помогает мне справиться с удовлетворением потребностей организма. Я пишу, наверное, последнюю запись в журнале наблюдений. Сомневаюсь, что смогу пережить сегодняшний день. Уже сейчас у меня мутится в глазах от нехватки кислорода. Думаю, мне осталось не больше пары часов, несмотря на задействованные артефакты кожного дыхания.

Для будущих экспедиций: ребята, ни в коем случае не трогайте большие кристаллы голыми руками. Это к добру не приведёт. Хоть отец, стоящий рядом со мной, и говорит, что всё хорошо, но я этому не верю. К этой записи будет прикреплена автоматическая видеозапись последних часов моей жизни. Когда я умру, запись будет скопирована по радиоканалу на серверы жилого модуля. На этом всё.

Прощайте. Я чувствую, как приближается эйфория, связанная с недостатком кислорода в мозгу.

Запись в журнале наблюдений: день 99

Я жив. И это самое странное. Помню последние свои мысли и новые глюки в виде всей моей семьи. Вроде бы даже с ними успел попрощаться, прежде чем потерял сознание.

По всем параметрам я должен быть сейчас мёртвым. Но жив, и это самое странное, что со мной было когда-либо в моей жизни. Особенно если учесть открытые двери планетохода, через которые даже нанесло немного песка за два дня. Если не от удушья от нехватки кислорода в организме, так от ядовитого воздуха атмосферы я должен быть мёртвым. Но прямо сейчас дышу, пусть и тяжело, воздухом, поступающим через открытую дверь планетохода. Пока оставим возможность дыхания ядовитой атмосферой и спишем это на кристалл, как и почерневшее наполовину моё тело за эти двое суток. Теперь я лысый негр наполовину. Весело, однако.

А теперь стоит рассмотреть ещё одну странность: дверь в планетоход была открыта тогда, когда я был без сознания. Судя по записям с камер, на сенсорной панели двери был набран код открытия двери. После нескольких подтверждений того, что действительно необходимо открыть дверь, когда я был без скафандра, дверь приоткрылась на пару сантиметров. И именно тогда согласно телеметрии датчиков на моём организме моё состояние начало быстро улучшаться. Кислородное голодание постепенно начало уменьшаться, и вскоре я был просто без сознания, и именно тогда началось быстрое изменение кожного покрова моего организма.

Когда проснулся и просто провёл рукой по голове, вместе со своими волосами снял слой мёртвой кожи, под которой оказалась чёрная. И так на половине моего тела. Мне бы расстроиться по этому поводу, но я настолько рад тому, что выжил, что мне уже всё равно на то, что происходит с моим организмом. Главное, что я жив. И, судя по показаниям медицинского диагноста, полностью здоров.

Видимо, у меня в организме произошла мутация, которая позволяет дышать местным воздухом. С одной стороны, это радует, так как теперь шансов выжить больше, но с другой — для меня становится всё более понятным, что вернуться домой не получится. Даже если я дождусь следующую экспедицию, то никто не будет рисковать и забирать меня с собой. Я прекрасно помню все регламенты. Чтобы не рисковать занести неизвестные инопланетные болезни домой, меня даже не подпустят к новому модулю следующей экспедиции. Но хватит о грустном. Сейчас необходимо проверить, могу ли без скафандра находиться снаружи, а не просто дышать этим воздухом через небольшое отверстие через приоткрытую дверь.

Для начала я отложил уже двухсантиметровый алмаз в сторону, но сразу почувствовал холод, да и дышать стало тяжелее. Вернувшийся камень в руку сразу всё вернул на свои места.

Следующая проверка заключалась в герметизации планетохода и создании атмосферы, пригодной для людей. Практически сразу почувствовал, как воздух из получившейся воздушной смеси плохо начал усваиваться моим организмом, и я начал задыхаться. Пришлось срочно открывать дверь планетохода, чтобы нормально дышать.

Очередная проверка — выход из планетохода без скафандра. Результаты этой проверки неоднозначные. Дышать я мог, но воздух снаружи слишком холодный для меня. Да и телу очень холодно, особенно в местах, где кожа ещё не мутировала. Возвращение в планетоход под обогреватели было весьма приятно.

Уже сейчас можно сделать выводы: когда мутация закончится, я, скорее всего, смогу находиться снаружи без защитных средств, но температура будет далеко не комфортной для меня. Также следовало носить снаружи как минимум какую-то фильтрующую маску. За те полминуты, которые я провёл снаружи, в нос и рот набилось немало пыли. Отплёвываясь, внутренне даже посмеивался: эта пыль для любого другого человека весьма ядовита и после такого выхода наружу этот человек на пару месяцев оказался бы на больничной койке, если б был без целителя.

Поскольку больше дышать стандартной воздушной смесью я не мог, следующие два часа потратил на взлом системы жизнеобеспечения планетохода и изменение параметров стандартной воздушной смеси. Теперь нормальный человек не сможет находиться внутри планетохода без скафандра в отличие от меня.

Запись в журнале наблюдений: день 100

Работать в условиях, когда окружающая атмосфера больше не ядовита для тебя, психологически приятней. Не знаю, этим или чем-то другим обеспечена моя продуктивность работы, но за сегодняшний день я смог добыть пять килограммов кристаллов, два из которых около трёх сантиметров в диаметре.

Когда вечером рассматривал находки, провёл эксперимент и вновь коснулся голой рукой больших камней. В этот раз я не получил удар током и не почувствовал отвращение. Вместо этого почему-то положил камни на одну ладонь вместе с моим алмазом, и те на глазах превратились в пыль, после чего впитались в мой, увеличив его больше чем в два раза. Не знаю, хорошо это или нет, но подсознательно я чувствовал, что так и должно быть. Настроение при этом у меня было замечательное, несмотря на то, что утром был кратковременный приступ кашля, в результате которого я даже потерял сознание на пять минут. После того как очнулся, дышать мне вновь стало немного легче, а площадь чёрной кожи снова увеличилась на пару десятков квадратных сантиметров.

Все анализы, которые провёл после работы, показали, что я кто угодно, но больше не человек. Надо будет после возвращения в жилой модуль провести анализ ДНК и посмотреть, насколько сильно мутировал мой генокод. Теперь точно будущие экспедиции меня не примут за своего. Я должен негодовать по этому поводу, но вместо этого чувствую лишь внутреннее облегчение.

Запись в журнале наблюдений: день 105

Сегодня я вернулся в жилой модуль, так как за прошедшие дни добыл на удивление много камней, из них лишь десяток крупного размера, остальные — мелочь меньше миллиметра. Но этой мелочи набралось около двадцати килограммов за эти дни. Большие камни, кстати, также были поглощены моим алмазом. Правда, в этот раз увеличение в размерах было не столь существенным, да и каждый день мой алмаз терял в своих объёмах около пяти процентов. Не знаю, зачем я подкармливаю свой алмаз большими камнями, но мне кажется это правильным, а потому и после возвращения решил в день скармливать пару больших камней из тех, которые уже добыл к этому времени.

Галлюцинации практически перестали меня беспокоить. Максимум одна-две в день, и то во время добычи камней. Они показывали мне места их скопления не хуже моего геолого-разведывательного сканера.

Вечера после работы я проводил в работе с рунным кругом, создавая небольшие артефакты. Так-то они почти бессмысленны, но я просто набивал руку на создании артефактов. И тут выявилась ещё одно изменение во мне. Теперь для зачарования хватало всего пару капель моей крови, а это означало, что энергоёмкость крови выросла вновь, и в этот раз не в два раза, а раз в десять, а то и больше. Насколько вырос у меня магический резерв, не знаю. Но артефакт микроклимата, который я уже давно не носил, мог теперь на мне работать, постоянно подпитываясь от меня. Я для эксперимента весь вчерашний день провёл без скафандра, только с работающим артефактом микроклимата вокруг меня и тканевой маской на лице, чтобы не дышать пылью.

Воздух для меня вполне пригодный для дыхания, чем я и пользовался. Вы просто не представляете, какое это счастье побегать без скафандра снаружи после очень продолжительного времени. Ведь вначале это длительный полёт, а потом почти четыре месяца тут на поверхности планеты. И всё это время я был вынужден быть или внутри замкнутого пространства на корабле, или модуле, или в скафандре снаружи.

Правда, моя вылазка с целым днём без скафандра была преждевременной. Я получил сильные ожоги кожи, которые ещё не подверглись мутациям, несмотря на то, что эти участки тела скрыты одеждой. Из-за кристалла боли не чувствовал и заметил ожоги уже после окончания работы в планетоходе. Я даже испугался, но меня вырубило от болевого шока, едва выложил кристалл из рук. Очнулся через час уже полностью чернокожим. Не понравилось мне в этой мутации лишь то, что мой маленький «я» явно уменьшился в размерах. Но с этим ничего не поделать.

Сегодня с самого утра отправился обратно к жилому модулю. Воспользовавшись доступом главы экспедиции — для систем жилого модуля я как раз такой и есть — изменил настройки системы жизнеобеспечения. Запасы стандартной воздушной смеси отключил от системы воздухоснабжения и вывел забор воздушной смеси наружу, установив несколько самодельных фильтров, которые должны будут защитить модуль от пыли. Оксигенатор жилого модуля тоже отключил, так как он больше не нужен. Не знаю почему, но мой организм больше не мог воспринимать кислород из стандартной воздушной смеси. Вот и пришлось заморочиться. Можно вообще просто отключить систему жизнеобеспечения и открыть шлюз наружу, но в таком случае я бы терял воду. И если теперь могу дышать местным воздухом, то вот вода мне всё равно нужна.

За сутки я выдыхаю около полулитра воды. Сейчас себя корю за вчерашний день, когда из-за своих экспериментов, потерял граммов триста воды, а ведь было ещё два дня, которые я провалялся без сознания. Тогда ещё около литра потерял в атмосфере планеты. Поэтому, несмотря на то, что я могу теперь дышать местной атмосферой, мне всё равно необходимо ходить в скафандрах и жить в герметичных помещениях, чтобы просто не терять воду при дыхании.

С едой также появились определённые проблемы: она стала хуже усваиваться. Я испугался, что повторятся события как с дыханием, но за прошедшие пять дней количество необходимой еды для питания организма увеличилось на пять процентов. Да, теперь приходится ходить в туалет дважды в день.

На этом заканчиваю писать. Пока ещё есть силы, надо провести ДНК-тест и попробовать выяснить, что теперь я представляю собой. Скорее всего, во мне ещё много от человека, но по большинству характеристик уже мало похож на человека.

Запись в журнале наблюдений: день 106

Жив, здоров, но я не человек. Именно это можно сказать. Судя по результатам ДНК-анализа, мой текущий геном обладает поразительной гибкостью и меняется буквально на глазах. От себя старого я отличаюсь почти на десять процентов. А это очень, очень много. Я даже провёл анализ одного важного мужского органа, а точнее, семени. Оказалось, что я более не совместим с женщинами человеческого вида. И хоть вокруг женщин не было на огромном расстоянии, меня эта новость сильно расстроила, как, наверное, и любого мужчину. Именно эта новость меня выбила из колеи, и лишь спустя бессонную ночь я смог себя взять в руки и успокоить тем, что маловероятно, что когда-либо вернусь домой, а значит, можно не переживать по этому поводу.

Теперь вернёмся к более насущным проблемам. У меня выпал зуб, и вот тут я не могу понять: либо это тоже последствия мутации, либо просто выпал зуб. Дома в такой ситуации просто обращаются к целителю-стоматологу — тот просто подстегнёт регенерацию и снимет запрет на выращивание нового зуба. Через несколько дней зуб отрастает. Это, конечно, не настолько просто, как звучит на словах. Мой друг детства как раз стал стоматологом. И, по его рассказам, необходимо учесть несколько сотен параметров при работе с зубами, чтобы всё было хорошо. А ведь многие приходят не просто для того, чтобы вырастили новый зуб, а для исправления различных деформаций и дефектов не только зубов, но и челюсти. Гор к моменту моего попадания в программу «Изида» благодаря своему таланту стал одним из самых модных среди богемы целителем-стоматологом. Мне он даже после школы предлагал вместе с ним поступать в медицинский. Конечно, без нормального магического дара целителем я бы не стал, но вот ассистентом — вполне. Теперь вот задумываюсь периодически: а может стоило согласиться? И жил бы теперь в столице Империи, получая очень большие деньги. Но я хотел пойти своим путём, и вот этот путь завёл меня на другую планету, где я постепенно превращаюсь в неизвестно что.

Пока писал, начал очень сильно чесаться лоб в двух местах. Простое ощупывание показало о двух выпуклостях на лбу. Вот теперь точно приплыли. Судя по всему, у меня начали расти рога. Хотелось расстроиться по этому поводу, начать кричать, материться, но не получилось. Просто принял как данность и всё.

Кристалл сегодня съел два алмаза, которые раньше вызывали у меня отвращение, и после этого впервые я почувствовал тяжесть во всём организме, а потому ложусь спать прямо сейчас. Надеюсь, это временно и завтра вернусь к журналу.

Запись в журнале наблюдений: день 110

Целых четыре дня я пролежал в кровати из-за слабости. За всё время мне удалось лишь пару раз встать, чтобы поесть и сходить в туалет.

Буквально на глазах ускорилась моя мутация. Все зубы выпали уже к концу второго дня. Сейчас же у меня два ряда острых зубов во рту. Как я при этом ими не режу, язык непонятно. Рога выросли на целых три сантиметра и прекратили расти, кожа стала менее эластичной и менее чувствительной. Сегодня ради проверки вышел без артефакта климат-контроля наружу — холод снаружи практически не чувствовался. На руках и ногах ногти тоже были заменены на более крепкий материал. Ножницы, которыми я пытался их срезать, затупились уже после третьего ногтя. Пришлось срезать ногти промышленными ножницами.

Вчера к вечеру слабость прошла. Изменения в организме также прекратились. Надолго ли, понятия не имею, но пока можно просто порадоваться этому. Сегодня по плану у меня расчистка солнечных панелей и профилактический осмотр внешнего оборудования жилого модуля. Надеюсь, ничего не повреждено и не требует ремонта.

UPD: Мои надежды не оправдались. Метеостанция окончательно сдохла на крыше модуля и не подлежит восстановлению. Придётся пользоваться метеостанцией на планетоходе. Также появились сбои в работе внешнего освещения. Причину выяснить не удалось, но освещение работает с весьма серьёзными перебоями. Диагностика выявить причины не смогла. Просто в один момент освещение пропадает, а в следующий вновь начинает работать.

В связи со столь нестабильной работой внешнего освещения я решил создать артефакт-прожектор. По моим предварительным подсчётам два десятка светляков на зеркальной основе позволят заменить электрический прожектор. Основу каждого артефакта светляка по планам должен составлять самородный алюминий. Его запасы на борту планетохода должны позволить сделать прожектор без необходимости добычи нового алюминия. Рунную вязь светляка я взял из световой игрушки и согласно советам галлюцинации отца изменил её для усиления светимости и уменьшению теплового эффекта. Теоретически даже один такой светляк будет в десять раз ярче, чем подсветка световой игрушки. Самое сложное, используя иглу под микроскопом нанести всю вязь на трёхмиллиметровую основу артефакта.

Должен себя похвалить, пусть и с советами отца, но мне удалось создать очень мощный артефакт освещения, светящий во все стороны. Активировать его можно либо касанием, либо просто попаданием моей ауры в зону действия светляка. В качестве накопителя был мелкий кристалл с раскопок. Его хватило на пять часов беспрерывной работы артефакта, что весьма неплохо — теперь у меня фонарь, который в случае чего поможет мне ночью

Оставалось сделать девятнадцать артефактов-светляков и поместить их внутрь прожектора. Правда, больше меня интересовал вопрос, как сделать активацию артефакта не по прикосновению или воздействию ауры, а по радиосигналу. Или по магическому сигналу. В разделе управления игрушек было что-то вроде пульта управления для машинок. Думаю, стоит внимательно изучить рунные блоки со схемами пульта. Будет просто прекрасно, если удастся создать дистанционный пульт управления прожектором. Это прорыв, и не только для прожектора, но и вообще в моём изучении артефакторики.

Запись в журнале наблюдений: день 112

Я жив, здоров. Теперь начну с новостей. Начну с менее важной. Прожектор у меня получился, как и пульт управления им, правда, при помощи моего отца и его подсказок по рунной магии, причём в этот раз подсказки были такими, о которых вообще не было упоминаний в доступных мне материалах по рунной магии, а значит, это что угодно, но не плод моего разума и не галлюцинация.

Теперь у меня маленький пульт с одной кнопкой, и если нажать на неё то, прожектор загорается. Судя по яркости, я несколько перестарался, и он получился даже слишком ярким. Если бы не мои мутировавшие глаза, то я мог бы и ослепнуть во время первого запуска, а так зрение быстро перестроилось под такую яркость, и кроме пары секунд неприятных ощущений ничего не было.

А теперь главная новость. Появилась Дияра и сказала, что мне необходимо вернуться на первое место раскопок и добраться до каменного кольца, которое на тридцатиметровой глубине. На мои вопросы, зачем это надо, Дияра лишь говорила о том, что мне это надо и всё. И вот сейчас я сижу и думаю, стоит ли слушать Дияру, чем бы она ни была, или лучше оставаться тут и заниматься добычей кристаллов. Да кому я сказки рассказываю? Точно знаю, что отправлюсь туда и буду копать, пытаясь добраться до этого кольца. Уже сейчас любопытство зашкаливает все возможные пределы: хочется просто взять и побежать на место раскопок без ничего. И ведь я могу это сделать с одним артефактом климат-контроля. Внешняя среда для меня уже не смертельна и для комфортного пребывания и нужна только противопылевая маска и артефакт климат-контроля. И хоть я могу это сделать, но делать так глупо. Следует подготовиться: взять большой запас еды и воды, отправиться в путь на планетоходе, так как работы там явно не на один день и даже не на десять.

Так что решено: завтра я отправляюсь на первое место раскопок и буду там жить в надувном жилом модуле, пока не достигну каменного кольца на тридцатиметровой глубине.

Запись в журнале наблюдений: день 114

Сегодня у меня начало работы по созданию доступа к каменному кольцу на тридцатиметровой глубине. К моему удивлению, Дияра с самого утра меня подгоняла, и когда я начал работать ковшом планетохода, она начала телекинезом выбрасывать грунт наружу. Правда, уже после пятого выброса грунта наружу я стал плохо себя чувствовать, и Дияра прекратила это делать. Благодаря этому подтвердил свои догадки, что кем бы ни были эти образы, они пользуются ресурсами моего организма, и тот телекинез, которым пользовалась Дияра, на самом деле мой телекинез. Но вообще, впечатлён тем, как около сотни килограммов грунта поднялось в воздух и улетело на пару десятков метров. Я даже и не представлял, что сейчас способен на нечто подобное, а ведь Дияра сделала это пять раз. Скорее всего, я тоже мог так сделать. После получасового перерыва пришёл в себя и продолжил копать новый карьер. Дияра сразу, после того как использовала телекинез, исчезла и меня больше никто не подгонял.

За сегодняшний день я снял метровый слой грунта в круге диаметром двести метров с центром над каменным кольцом. Под конец дня понял, что, несмотря на повысившуюся выносливость вследствие мутации, очень сильно устал. Заснул я в надувном жилом модуле буквально за пару минут, но уже через полчаса проснулся, так как почувствовал чужое присутствие. Стоило мне открыть глаза, я увидел магистра Нотра, сидящего на соседней кровати. Дальше привожу наш диалог.

— Магистр Нотр, не ожидал вас увидеть, — произнёс я.

— Ты парень неглупый и должен давно понять, что мы лишь приобретаем образы, наиболее памятные для тебя.

— Кто это «мы»? — выделил я тоном слово «мы».

— Вот ради этого я пришёл в этот раз. Та, кого ты видел в образе Дияры, слишком молода и нетерпелива, из-за чего ты сегодня едва не получил разрыв магических каналов седьмого тела. Она в ближайшие дни приходить не будет, чтобы не навредить в столь ответственный момент.

— Так кто же вы такие? — перебил я инопланетянина.

— Мы были жителями этой планеты до тех пор, пока не решили поиграться с высшими материями. Результат ты видишь сейчас вокруг себя. Часть населения успела уйти через порталы в другой мир, но мы должны были проконтролировать эвакуацию и опоздали. Выжить при последующих катаклизмах не было никакой возможности, и мы сделали всё, что могли: поместили свои души в искусственное измерение. Сейчас оно стало разрушаться и происходит выброс душ обратно в этот мир, где они моментально превращаются в то, что вы добываете в качестве накопителей маны.

— Так это что получается? — удивлённо уставился я на образ магистра Нотра. — Эти все кристаллы души разумных существ?

— Не все, лишь кристаллы больше трёх сантиметров в твоей системе измерений души разумных. Те, что меньше, являются душами животных и редких мыслящих растений.

— Что со мной происходит?

— После землетрясения, вызванного очередным уменьшением объёма искусственного пространства, наружу выбросило душу моего лучшего ученика. Он успел, до того как превратиться в алмаз, запрограммировать себя для того, чтобы адаптировать разумного для жизни в текущих условиях и подготовить для взаимодействия с нами. Мы благодаря своему нематериальному состоянию можем иметь связь со всеми членами нашего сообщества, даже с теми, кто превратился в камень. Так мы получили доступ к тебе и к твоей памяти. К сожалению, ты оказался худшим кандидатом для помощи нам из всех четырёх ваших экспедиций — слишком слаб магически. Чтобы это исправить, собой решили пожертвовать ещё несколько наших магов, кристаллизованная сила душ которых пошла на твоё усиление.

— И что вы от меня теперь ждёте?

— Нам надо чтобы ты активировал единственный выход из искусственного измерения, который сохранился в этом месте. Мы разработали за прошедшее время способ защитить наши души от преобразования и хотим уйти через портал в мир, в который отправились наши соотечественники, где и уйдём на перерождение.

— Не все хотят уйти на перерождение, — внезапно появилась Дияра рядом, а я почувствовал увеличившееся давление на себя.

— Уйди обратно. Ты сейчас всю энергетику разорвёшь ему, — произнёс Нотр, и она исчезла.

— Хорошо. Радует, что вы решили наконец-то рассказать свои планы насчёт меня. Но зачем мне это делать? — произнёс я, будучи злым на этих инопланетян, ведь и землетрясение было результатом их деятельности, да и мутация — тоже.

— Ты можешь уйти вместе с нами в другой мир.

— И я там смогу выжить?

— Сейчас твоя физиология не сильно отличается от нашей. Лишь улучшена защита от текущих условий внешней среды. Тогда мир для эвакуации выбирали не просто так — он подходит для нашего вида.

После этого инопланетянин, или точнее, его ментальный образ, который он проецировал, подключаясь к останкам души своего ученика, что остались во мне, исчез.

Заснуть мне явно сегодня не светило, и я отправился работать, чтобы не терять зря время. Отправляться вместе с инопланетянами в другой мир или нет, нужно ещё хорошенько подумать, но и отказывать им у меня особо нет причин. Вот только теперь я не мог спокойно смотреть на кристаллы алмазов. Понимать, что все они были душами либо разумных, либо животных как-то не по себе. Некромантия в Империи хоть и не запрещена, но отношение к ней у простого народа, мягко говоря, очень неодобрительное.

И вот теперь я задаюсь, вопросом: точно ли не знали в академии наук, что собой представляют эти кристаллы, или они знали, и им было всё равно, так как эти кристаллы слишком полезны для них.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Выживший предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я