Асклепий. Часть 1
M. G.

Когда Эллиз исполнилось восемнадцать лет, она четко знала, кем хотела стать в этой жизни. Студентка престижного ВУЗа – вот, кем видела себя Эллиз. Кем она себя видела, но кем так и не стала. Не поступив, Эллиз оказалась на перепутье, не представляя, куда теперь следовало идти. Однако вскоре она нашла свой ответ: Большие игры – популярное реалити-шоу, известное в своем мире магическими дуэлями. Магическими дуэлями, в которых впервые планировала принять участие девушка Эллиз – немаг от рождения.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Асклепий. Часть 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

СОДЕРЖАНИЕ

Глава 1. Эллиз

Глава 2. Лили

Глава 3. Рен

Глава 4. Эллиз

Глава 5. Лили

Глава 6. Эллиз

Глава 7. Эллиз

Глава 1. Эллиз

20 августа

Это был поздний летний вечер. Время, когда сумерки только-только начинали сгущаться над городом, озаряя небосклон последними всполохами заходящего солнца. Э́ллиз — молодая девушка восемнадцати лет — к тому времени привыкла уже возвращаться домой, и сегодня не было исключением. В тишине наблюдая, как свет огненно-рыжими оттенками блестел где-то над горизонтом, Эллиз молча смотрела в окно. Смотрела в окно и размышляла.

Сегодня был особенный день. День, когда фантазии Эллиз обещали наконец сбыться, а реальность — приобрести те невероятные формы и образы, о которых прежде девушка могла помыслить лишь на просторах воображения. Сегодня должны были прийти результаты. Долгожданный ответ на вопрос, поступила Эллиз на факультет своей мечты или же нет. Девушка заранее знала ответ. Конечно, она поступила. Ведь иначе и быть не могло, думала Эллиз, однако, как известно, реальность тоже умела преподносить свои сюрпризы. Но об этом позже.

К слову, уверенность Эллиз не знала границ. А уверенность эту давали ей многообещающие мысли о предстоящем первом курсе в университете. Мотивация, терпение, сила воли и упорное желание добиваться поставленных целей — все это было обязано воображению Эллиз, ее умению создавать впечатляющие сцены из жизни. Жизни, какую она должна была обрести, достигнув намеченных ориентиров. У Эллиз был план, которого она строго придерживалась и от которого не отступала. И именно мысли об этом плане сейчас занимали светлую голову мечтательной девушки.

Прокручивая в голове всевозможные цепляющие идеи, Эллиз невольно улыбалась. Вот она получит письмо, отпразднует это, побаловав себя порцией вкусного шоколадного мороженого, после выпьет чай и, счастливая, пойдет смотреть очередную серию полюбившегося сериала, но уже с мыслями, что теперь она — студентка престижного ВУЗа Фели́ссии, их столицы. Позже, на следующее утро, Эллиз направится в университет, на консультацию, чтобы уточнить время, когда она сможет поселиться в общежитие. Вероятно, после

этого Эллиз заглянет в какую-нибудь кофейню, благо рядом с университетом их было рассыпано столько, что глаза разбегались. И в этой кофейне произойдет чудо. Судьбоносная встреча с «тем самым». Парнем, который одним своим видом убедит Эллиз, что он — это тот, кого девушка искала всю жизнь. Конечно, у них завяжется диалог, или же нет, лучше без диалога, достаточно многозначительного обмена взглядами. Он смотрит на нее, она — на него, а между ними лишь воздух, буквально искрящийся от вспыхнувших в груди чувств. Так начнется история Эллиз, ее студенческие будни. Да, ради такого даже не жалко было все эти часы, потраченные на бесконечную подготовку к вступительным экзаменам. Это уж точно.

Однако пока что всего этого не было. Была лишь Эллиз, ее съемная одинокая квартира, в которой девушка коротала время до получения результатов, а также этот красивый алый закат, укутавший Фелиссию своим покрывалом.

Тем не менее вечерние сумерки не могли длиться вечно, и вот вскоре на город легла ночная темная пелена. Звезды яркими светилами горели на небосводе, а многочисленные фонари живой даже ночью столицы отвечали им своим блеском. Отвернувшись от окна и поднявшись с вращающегося компьютерного кресла, Эллиз встала из-за стола, напоследок нажав клавишу на клавиатуре ноутбука. За то время, пока девушка любовалась закатом, ее неизменный друг-ноутбук успел задремать. И теперь, ответив хозяйке приветственным сиянием, он проснулся, зажегся и был готов к дальнейшей работе. Губы Эллиз расплылись в улыбке. Включив музыку на компьютере, девушка под звуки освежающей мелодии направилась в другую комнату — на кухню. Эллиз хотела прихватить для себя что-нибудь съестное и вкусное, ведь вскоре ей предстоял целый вечер увлекательного, но в то же время томительного ожидания письма с результатами.

Выбирать ужин долго не пришлось, Эллиз все продумала заранее. Поставив воду закипать в чайнике, девушка занялась угощением. Опустившись на корточки перед холодильником, она принялась рыться в глубинах морозилки в поисках мороженого. Но и это развлечение не заняло много времени, ведь Эллиз все не только продумала, но и заготовила заранее. Шоколадное с ореховой крошкой. Все согласно ее идеальному плану. А через время уже и горячий чай был готов. И таковая, предвкушающая замечательный вечер, Эллиз направилась назад, к себе в комнату. Успешно донеся напиток и десерт, девушка аккуратно поставила их на стол, а сама небрежно плюхнулась в кресло, приняв любимую позу. Ноги на стол, а голова на подлокотник. Да, изящного было мало, зато удобно и комфортно. Однако расслабиться у Эллиз так и не получилось. Только ее рука легла на компьютерную мышь, как внимание девушки тут же привлекла неестественно моргающая вкладка с электронной почтой. Это было оповещение о наличии нового непрочитанного сообщения.

Нового. Непрочитанного. Сообщения.

Стоило этой мысли пролететь сквозь сознание Эллиз, как девушка тут же подорвалась, приняв адекватное положение, опустив ноги под стол и выпрямившись словно по струнке. Удивительно, как только чай, опасно стоявший на краю стола, не улетел на пол от таких резких телодвижений молодой особы. Однако саму Эллиз этот факт мало интересовал, все ее внимание было приковано к моргающей вкладке. И правильно. Ведь эта вкладка, и правда, содержала в себе то самое, роковое письмо.

Первое время Эллиз не решалась открыть содержание сообщения. Напускная уверенность, преследовавшая девушку весь вечер до этого, теперь отчего-то начала растворяться, а мысли пришли в неясную смуту. Волнительно, однако. Чувствуя, как сердце глухо отбивало ритм в груди, то ли под такт мелодии, то ли соответствуя пульсу в висках, Эллиз не знала, что и

делать. Однако вскоре, собрав всю свою волю в кулак, девушка наконец рискнула узнать конечный вердикт.

Сообщение содержало официальный текст, пустой по своему смыслу, а также прикрепленный к нему документ, в котором, вероятно, и скрывалась нужная информация. Скачав и открыв файл, Эллиз обнаружила в нем с десяток страниц различного содержания. Списки подавших документы, результаты экзаменов, и вот — таблица зачисленных — то, что нужно. Набрав в легкие побольше воздуха, Эллиз прикрыла глаза, затаила дыхание. Момент истины настал. Либо сейчас, либо никогда. Выдохнув, девушка вновь обратилась к файлу, пролистав сразу до нужной таблицы. Перед Эллиз моментально возникло большое количество разных фамилий, баллов, но девушка, мало реагируя на все это, сразу пролистала вниз, до нужного. В таблице имена и фамилии шли по алфавиту, значит Эллиз должна была искать свои результаты где-то в конце. Так оно и было.

«Эллиз…

восемьдесят баллов из ста…

отклонено».

Нахмурившись, Эллиз снова перечитала графу, в этот раз уделив более пристальное внимание тому, а не соскочила ли она со строки, не прочла ли чью-то чужую, однако нет. «Отклонено» — и все тут. Отвернувшись от монитора, Эллиз нахмурилась, опустив взгляд на постепенно остывающий чай и уже изрядно подтаявшее мороженое. Странное ощущение. Казалось бы, Эллиз должна была чувствовать огорчение, разочарование, ведь «отклонено»

это значит, что все ее фантазии сейчас были, как лист испорченного черновика, свернуты и выброшены в ведро. Однако этих чувств не было. Ничего не было. Просто странно. Поджав губы, Эллиз медленно обернулась к экрану ноутбука, опустила руку на мышь, но уже без улыбки как в прошлый раз. Решила снова все перепроверить, но начав не с конца, а сначала, по — человечески. Если ее кандидатуру отклонили, значит на то были веские причины. Провалила экзамен? Нет, восемьдесят баллов из ста. У многих среди поступивших балл и то был ниже, чем у нее. Возможно, ошибка? Если только.

Закрыв файл, Эллиз решила немного отвлечься. Взяв в руки любимую кружку, девушка вперила взгляд в чайную глубину. Мысли вихрем кружили в голове, сбивая и путая. Ну нет. Не могла она провалить экзамен. Не могла она не поступить. Столько времени подготовки, столько впустую потраченных нервов? Это же бред. Да и результаты экзамена говорили об обратном. Восемьдесят баллов и «отклонено»? Не стыкуется. Не должно стыковаться. Тогда что делать? Идти и разбираться, не иначе. В конце концов любое действие было лучше бездействия, особенно когда от этого зависела твоя дальнейшая судьба.

«Решено! — подытожила Эллиз, сделав первый глоток холодного, уже не такого вкусного чая. — Если того требуют обстоятельства, хорошо, разберемся. Восемьдесят баллов из ста?.. Обещаю, они запомнят это число и запомнят надолго».

***

На утро Эллиз уже была готова идти. Странное ощущение, преследовавшее девушку первое время, теперь сменилось на пугающий азарт и не менее острое желание доказать всем несогласным, что они были не правы, а она, Эллиз, обязана была поступить. Совершенно позабыв о завтраке, девушка наспех умылась, оделась и, захватив с собой лишь деньги да телефон, выскочила на улицу. Чем раньше она доберется до университета, тем раньше узнает правду и избавится от этого навязчивого, клокочущего внутри чувства несправедливости. Несправедливости, которую Эллиз не заслужила.

На улице девушку встретила привычная атмосфера столичного города. Фелиссия. Солнечная, шумная, вечно живая. Когда речь заходила о Фелиссии, перед глазами сразу возникал образ современного мегаполиса, стеклянные небоскребы которого в буквальном смысле касались облаков. Широкие улицы, дающие чувство пространства, яркие торговые вывески, а также посаженные тут и там кустарники да деревья, среди которых сновали люди, неспящие даже в такую рань. Фелиссия — это сказочный город, где удобства современности жили в согласии с природным уютом. Сложно было перед таким устоять.

Однако, Эллиз держалась. Спешила в университет и держалась.

Тем не менее дорога не заняла много времени. Преодолев пешком все расстояние до университета, Эллиз вскоре оказалась перед высоким зданием, похожим на самый настоящий геометрический дворец. Что такое геометрический дворец, спросите вы? Все просто. Это дворец, состоящий из разного рода объемных фигур. Удивительно, но учебники по стереометрии в жизни хоть раз да все-таки приносили какую-то пользу, сделала вывод Эллиз, впервые увидев это строение. Вход был похож на стеклянную пирамиду, разрастающуюся в огромный, такой же стеклянный, куб. Рядом с этим кубом располагались две башни, слева и справа от главного входа. А верхушки башен украшали светящиеся на солнце и не гаснущие даже по ночам октаэдры. Университет был не единственным строением в кампусе. Общежития, стадион и даже местная больница — все было выполнено в похожем стеклянно — геометрическом стиле, образуя целую систему, своеобразный студгородок, перед которым невозможно было остаться равнодушным не только приезжему туристу, но и местному жителю. Однако любоваться этими пейзажами у Эллиз не было много времени, да и терпения не хватило бы.

Быстро преодолев оставшиеся пару метров до главного входа, Эллиз быстро забежала внутрь и прищурилась, начав оглядываться по сторонам. Тонированное снаружи стекло было совершенно прозрачным внутри. Пропуская солнечный свет, оно озаряло помещение так, что у человека, находящегося в здании, тут же возникало ощущение, будто он на самом деле был на улице. Лишь прохладный свежий воздух, поддерживаемый специально для комфорта студентов и преподавателей, убеждал в обратном. Мысленно улыбнувшись приятному касанию живительной прохлады, Эллиз направилась дальше, в глубь коридоров. Не так далеко располагался кабинет, где заседала комиссия, проводящая консультации для поступающих. Туда-то и направилась Эллиз, предвкушая грядущее разбирательство.

Но разбирательство как таковое, увы, не состоялось.

Все произошло довольно быстро. Эллиз нашла кабинет, дождалась своей очереди, зашла внутрь и увидела перед собой одного-единственного человека — странноватую женщину в возрасте, полную и хмурую, чем-то напоминавшую со стороны жабу. И это они называли комиссией, забавно. Женщина первое время даже не обращала внимания на стоящую в дверях девушку, не прерываясь печатая что-то в компьютере, а Эллиз не смела ей мешать, терпеливо ожидая. Все-таки воспитание не позволяло девушке вот так нагло прерывать другого человека. Сейчас эта женщина закончит, а после выслушает ее. Тем не менее, когда процесс печатания затянулся, Эллиз не выдержала и все-таки решилась представиться. Однако пара ее слов, как по щелчку, тут же вызвала невероятно бурную реакцию со стороны мадам Жабы. Женщина сперва медленно обернулась, грозно посмотрела на молодую особу в дверях, и тут началось… Эллиз, конечно, предполагала, что университет — это место, где читают лекции, но она даже подумать не могла, что первую лекцию ей прочтет… вот это. А самое-то интересное, какую лекцию? В том — то и дело, что никакую, обо всем и ни о чем. Просто ощущение, будто на тебя ушат с отходами вылили, а после спросили: «Ну, так и зачем пришли?».

«Ну, уж точно не за этим» — про себя отметила Эллиз, стойко, а главное, молча, выдержав тираду «комиссии». Натянув на лицо улыбку, девушка прошагала вперед, опустилась на специально предназначенный для студентов стул рядом с рабочим столом женщины, а после представилась. Назвала фамилию, имя, не забыв огласить и причину прихода. И все это чеканным, металлически твердым голосом. После такого ответа мадам Жаба пыл поумерила, но от своего не отступилась, начав хмуро копаться в базе компьютера. А Эллиз тем временем принялась ожидать, пока эта женщина уточнит все детали ситуации.

К слову, Эллиз терпеть не могла подобного оскорбительного отношения к себе, и всегда, когда такая ситуация происходила, девушка словно внутренне переключалась. Из состояния живой доброжелательности впадала в жестокое равнодушие ко всему окружающему миру. И сейчас снова произошло нечто похожее. Молча прожигая взглядом пустую точку пространства перед собой, Эллиз старалась взять себя в руки и подавить обжигающее желание сровнять это место с землей. Не сейчас и не здесь, убеждала сама себя Эллиз, а «комиссия» в это время наконец закончила поиски.

Ваша кандидатура отклонена, что вы хотите еще тут услышать? — равнодушно заметила женщина и приподняла бровь, с вопросом глядя на Эллиз.

Причину. Я хотела бы услышать причину, почему моя кандидатура отклонена, — так же холодно ответила девушка. — Если верить документам, я сдала экзамен. И сдала его хорошо. Восемьдесят баллов из ста. Почему моя кандидатура отклонена? По баллам я прохожу, разве нет? А если нет, то в чем дело?!

Не нервничайте, — хмыкнула Жаба и отчего-то задумалась, спустя буквально минуту задав следующий вопрос: — Вы подавали заявку на исторический факультет, верно?

Да, верно. На исторический факультет, в группу профессора Го́варда. Специальность…

Не продолжайте. Вы сами только что ответили на свой вопрос, —

женщина неприятно усмехнулась, но, заметив непонимающий взгляд Эллиз, решительно объяснилась: — Думаю, вы знаете, что такое приоритеты. Исторический факультет… Группа профессора Говарда. Вы же видели, что конкурс на поступление к нему достаточно большой. Шесть человек на одно место. И как я понимаю, при всем при этом, ваш стихийный номер — нулевой. А приоритет нулевых, как известно, гораздо ниже, чем у магов, тем более…

Это еще почему вдруг?! — не выдержала Эллиз. — Каким образом это влияет? Я сдала экзамен, получила высокий балл, а вы говорите о подобных приоритетах?.. Да послушайте, это же бред чистой воды! — девушка всплеснула руками. — Сами посудите, исторический факультет, а вы ставите в приоритеты наличие магии. Зачем? Какой вообще в этом смысл?..

Нет, это вы послушайте. Приоритеты здесь выбираю не я. Специальность подразумевает под собой наличие магии, вы нулевая, сюда не проходите. Ваша кандидатура от-кло-не-на. И обсуждать здесь более нечего. Не задерживайте очередь, и так уже порядком задержали ее своим бессмысленным стоянием у двери. Хорошего дня, — отвернувшись от несостоявшейся студентки и вперив взгляд в экран монитора, женщина была не намерена более продолжать разговор, что Эллиз поняла без дополнительных подсказок. Поднявшись из-за стола и в последний раз оглядев мадам Жабу, Эллиз бросила что-то вроде: «Спасибо, и вам всего доброго», а после быстрым шагом удалилась из кабинета.

Коридор встретил Эллиз знакомым, пробирающим до костей холодом, а компания других абитуриентов, вероятно, также ожидавших своей очереди на беседу с «комиссией», прекратила вести разговор, обратив внимание на выскочившую из дверей девушку. Однако Эллиз этого почти не заметила. Сунув руки в карманы, она направилась дальше по коридору, игнорируя шепотки за спиной. С силой стиснув зубы, Эллиз стала считать в голове до десяти в надежде остудить пробудившееся в груди чувство гнева. Но все это было безрезультатно.

Чуть не врезавшись на повороте в мужчину средних лет, разодетого в странный замшевый пиджак болотного цвета, Эллиз грациозно увернулась, бросив на автомате какое-то извинение и продолжив идти в сторону выхода.

«Не сейчас же! Не здесь!» — весь путь продолжала убеждать себя Эллиз. И, только оказавшись на улице, девушка позволила эмоциям выйти наружу. Проходя мимо одной из скамеек, расположенных прямо перед входом в университет, Эллиз со всей силы ударила по ее изогнутой металлической спинке.

Да какого черта?! — сквозь зубы процедила девушка, привлекая внимание случайных прохожих.

Об этом нигде не уточняли! Да это даже звучит бредово! Зачем магия на факультете истории? Понятно, зачем она нужна физикам, химикам, но историкам-то она на кой черт? Да гори все адским пламенем! Чушь. Ерунда. Просто… бред!

Нет, хватит.

Глубоко вдохнув, Эллиз так же протяжно выпустила воздух из легких, а после замедлила шаг, выйдя с территории университета и направившись дальше по улице. Надо успокоиться, все равно эмоции делу вряд ли помогут, лишь усугубят положение. Надо успокоиться и подумать. Успокоиться и подумать, только и всего.

Так.

Остановившись, Эллиз огляделась вокруг. Ей срочно нужно было где — то сесть. И желательно, чтобы это «где-то» включало в себя тихую, умиротворяющую атмосферу. Тихую, умиротворяющую атмосферу… Ага! В голову сразу пришел ответ. Как вариант, можно было посидеть в кофейне. Тем более, что Эллиз изначально согласно ее уже не такому идеальному плану хотела туда сходить. По легенде рядом с университетом располагалось не менее семи различных уютных кофеен. Но по той же легенде и Эллиз должна была поступить. Иронично, однако.

Осмотрев улицу, девушка зацепилась взглядом за какое-то заведение, название которого она упорно не могла прочитать. И, что-то для себя решив, Эллиз тут же быстрым шагом направилась прямо туда. Это заведение встретило девушку тихим звоном маленьких колокольчиков, висевших прямо над входной дверью. Эллиз огляделась и, обнаружив свободный столик в углу помещения, последовала в ту сторону. Рухнув на диванчик, девушка протяжно вздохнула и устало закрыла глаза. Как же ей это все надоело. Вечно, из раза в раз, одно и то же…

Вы нулевая? — Ваш приоритет ниже.

Вы нулевая? — Извините, вы нам не подходите.

Ты что… нулевая? — А, может, ты еще и на улице ночуешь? Бомжиха! Чушь какая-то, правда?.. Нет, не чушь, а любимая действительность.

Эллиз усмехнулась и, поставив руки на стол, обреченно опустила голову. Ладно бы она это услышала просто где-то. Но в университете?! В контексте «вы сюда не можете поступить, потому что от рождения являетесь уродом»? Правильно, ведь все, кто не владеют магией, в мире, где правит волшебство, обязательно должны быть уродами, недостойными нормальной жизни. Как же это все было глупо!

Доброе утро, желаете сделать заказ? — послышалось откуда-то сверху. Подняв голову, Эллиз встретилась взглядом с молодым парнем, к рубашке которого был приколот бейджик с именем. «Дже́ймс» — прочитала Эллиз и криво улыбнулась, когда этот самый Джеймс протянул ей меню.

Спасибо, — кивнула девушка и принялась изучать ассортимент местной кофейни. Оказывается, заведение имело название Э́ риксон, но написано оно было таким корявым почерком от руки, что Эллиз сначала и не поняла его, когда впервые увидела вывеску. Стиль стилем, конечно, но лучше

бы они заменили концепцию. Впрочем, не важно. Сделав выбор на удачу, Эллиз озвучила свой заказ. А Джеймс после этого, забрав с собой меню, оставил клиентку так же быстро и неожиданно, как подошел.

Когда Эллиз вновь осталась одна, ей стало вдруг неприятно от горящей под сердцем, острой тоски. Осознание ситуации наконец сменило первичные отрицание и гнев, а вопрос «что теперь делать?» возник в мыслях девушки неприступной стеной. Что теперь делать?.. А делать-то, и правда, было нечего. Эллиз ведь приехала в столицу из другого города. Ее родители сейчас находились там же, за сотни километров отсюда. А главное, они еще не знали всех новостей. И ладно это. Эллиз не столько беспокоилась о реакции родителей, они у нее были любящие, понимающие — смогут простить. Проблема заключалась в другом. За те пару месяцев, что Эллиз уже пробыла в столице, она успела так привыкнуть к ней, так прикипеть. К этим образам, к этим пейзажам, к этому бесконечному простору и даже людям. Эллиз не хотела уезжать. Не хотела покидать Фелиссию, отказываться от последних, еще оставшихся в живых фантазий. Это был ее город, и она не могла просто уехать назад. Кем она тогда станет?..

Ваш заказ.

Официант вернулся, поставил чайник с травяным чаем из заказа на стол и ушел, спустя буквально пару секунд вернувшись с одной чайной парой. Эллиз кивнула, слабо улыбнулась и почти неслышно поблагодарила Джеймса за работу.

Поблагодарила за работу… Работу!

И правда. А что, если ей устроиться на работу? Попробовать начать все сначала, но уже не там, «дома», а здесь. По факту это ведь всего лишь год. До следующей возможности попытать удачу и поступить в университет у нее был еще год. За это время она сможет подготовиться как-нибудь, узнает обо всех формальностях поступления, возможно, найдет другую специальность, или сумеет протолкнуться на эту, в исторический факультет, к профессору Говарду. Тем более… что ей терять? Нечего, а так появится смысл, какая — никакая, но цель в жизни. Поступить со второй попытки, если уж с первого раза не получилось. И отсутствие магии ей не помешает. Да, это была хорошая идея.

Улыбнувшись, Эллиз налила в чашку заварившийся чай и сделала первый глоток, в голове отметив, что удача сейчас, как ни странно, была на ее стороне. Хотя с поступлением и вышло нехорошо, зато заказанный наугад чай оказался довольно вкусным. Да и официант попался дружелюбный. Джеймс… Красивое имя. Эллиз обернулась и нашла этого парня возле барной стойки. Он в ответ лишь улыбнулся, заметив, как девушка на него заглядывалась.

Нет, правда. Все было не так уж и плохо. А Эллиз не так уж и много нужно было сделать. Сперва позвонить родителям, сообщить о непоступлении, потом попробовать найти работу, например, вот — официантом — как тот же Джеймс, а после заплатить за аренду квартиры, где она сейчас жила, заплатить самой, ведь непоступление и разбитые надежды на

будущий год это была не чья-то ошибка, а ее собственная. И платить за это Эллиз будет сама. Справится как-нибудь.

А вообще, может быть, это ее судьба? И в этом году, в университете, ей нечего было бы делать? Возможно, ее место не там? По крайней мере, не сейчас. Да. Это хорошее объяснение. И это хороший новый план. А если грамотно следовать ему, то хорошим окажется еще и будущее, к которому Эллиз обязательно придет, стоит только подождать и вовремя приложить усилия.

***

В таком духе прошло несколько дней. За это время Эллиз успела поговорить с родителями, признаться им в своем провале и получить ответ. Никто не винил девушку, однако возвратиться домой ее все же просили. Тем не менее Эллиз осталась неизменна в своей позиции. Нет. Она не вернется домой, останется в столице, как и планировала. Хотя и не сразу, но родители приняли выбор Эллиз. А девушка тем временем начала задаваться новыми вопросами: «где найти работу?», «что для этого было нужно?», «сколько будет стоить ежемесячная квартплата?». Однако и в этот раз на помощь Эллиз пришли ее родители. Доходчиво объяснив каждую деталь, они добились от дочери уверенного «поняла-приняла» и со спокойной душой отпустили девушку в открытое плавание в поисках работы.

К слову, долго выбирать не было времени, квартплату нужно было платить уже в конце месяца, то есть через неделю, поэтому Эллиз осталась верна своей первой внезапной идее, пришедшей девушке в голову в кофейне Эриксона. Можно было устроиться официанткой. И зарплата стабильная, и требования не такие высокие. То, что нужно. Тем более, уходя в прошлый раз из кофейни, Эллиз специально поинтересовалась, нужны ли были именно этому заведению другие официанты. Как оказалось, свободные вакансии были, чему Эллиз несказанно обрадовалась. Значит у нее имелись все шансы, которые она ни в коем случае не позволила бы себе упустить.

Выйдя сегодня из дома с пакетом документов, которые могли понадобиться при устройстве на работу, Эллиз вскоре оказалась на пороге искомой кофейни. В этот раз замысловатую вывеску она смогла узнать и расшифровать сразу же. Еще бы. Нужно ведь было знать название кофейни, где собираешься работать. Иначе никак.

А в это время послышался знакомый звон маленьких колокольчиков, стоило Эллиз зайти в помещение. Девушка улыбнулась. Взглядом окинув кофейню, Эллиз обнаружила возле барной стойки женщину-администратора и уверенным шагом направилась прямо к ней. Главное — это грамотно следовать плану, повторяла для себя Эллиз. Главное — не оплошать.

Приветливо улыбнувшись, девушка привлекла внимание администратора. Женщина ответила ей таким же вежливым кивком. После обмена любезностями Эллиз сразу же решила приступить к основному. Выразив причину своего обращения, девушка дождалась просьбы администратора отойти в сторону и обсудить детали в более подходящей для того обстановке. Сев за один из дальних столиков, Эллиз и женщина,

представившаяся под именем миссис Фенно́й, продолжили разговор. Говорили недолго, и вот миссис Фенной потребовала документы, а Эллиз, вернувшая свою былую уверенность, решительно протянула свой паспорт администратору. Женщина благодарно кивнула.

Вам всего восемнадцать лет? Интересно, — улыбнулась миссис Фенной и стала дальше изучать документ.

А Эллиз тем временем внимательно продолжила следить за бегающим по строчкам, чужим взглядом, в волнении сжимая кулаки под столом. Внезапно женщина остановилась, прекратив чтение. А вслух озвучила лишь:

«Извините, вы нам не подходите» — и вернула документ. Эллиз застыла в непонимании. В смысле «не подходите»? Нахмурившись, девушка уже хотела спросить причину, однако миссис Фенной опередила вопрос и поставила точку в их разговоре: «Увы, ничем не могу помочь. Всего доброго». Губы женщины тронула утешительная улыбка, а сама миссис Фенной встала и направилась обратно, к барной стойке, оставив Эллиз сидеть в одиночестве.

«Неужели опять?» — задала сама себе вопрос девушка, в напряжении нахмурив брови. Почему снова ей отказали? Из-за стихийного номера? А причем здесь он? Или вновь во всем виноваты были стереотипы, будто люди без магии чем-то хуже? Если так, то у нее просто нет слов.

Впрочем, хорошо. Ладно. Ничего страшного не произошло, так ведь? Здесь не взяли, значит возьмут где-нибудь еще, сделала вывод Эллиз и направилась на выход. Оглядевшись, девушка решила в последний раз осмотреть заведение, дабы запечатлеть его в своей памяти, и тогда-то она заметила Джеймса — того самого официанта, что прожигал ее взглядом в день их первой встречи. Однако то, что увидела Эллиз, лишь огорчило ее пуще прежнего.

Парень о чем-то шептался с миссис Фенной, периодически поглядывая на застывшую Эллиз. Девушка дружелюбно улыбнулась, но ответом ей послужил хмурый взгляд и последовавший за ним удивленный смешок. Видимо, Эллиз все-таки была права в своих предположениях о том, что выгнали ее из-за стихийного номера, иначе такую реакцию сложно было бы объяснить. Подавив в себе желание стиснуть зубы, Эллиз продолжила держать улыбку, в то время как мысли неустанно били в виски. К слову, не очень приятно. Ладно, в любом случае делать ей здесь было больше нечего.

Развернувшись, Эллиз уже хотела проследовать к выходу, как вдруг почувствовала глухой удар. Она и не заметила, как умудрилась влететь в кого — то плечом на повороте, у двери в кофейню. Это была какая-то девушка. Быстро извинившись перед ней, Эллиз позволила незнакомке пройти, а сама молча вышла на улицу, так и не заметив провожающий ее взгляд голубых глаз. А все потому что мысли девушки были заняты другими вопросами, нежели этим недоразумением. Эллиз не знала, не хотела принимать ничего из случившегося, а непонятная тоска окончательно сбила девушку с правильного пути. Нет, правда, а что теперь делать? Куда идти? Допустим, проблема была в этой кофейне, в ее политике при приеме на работу. Но где гарантии, что в других местах Эллиз не развернут так же, как здесь? Где гарантии, что все

получится? Ответов на эти вопросы у Эллиз не было, однако в скором времени она нашла даже их.

***

Последняя неделя. Поначалу казавшаяся такой долгой, последняя неделя августа пролетела почти незаметно, а Эллиз так и не нашла за это время работу. Получая отказы везде, куда ни обращалась за помощью, Эллиз постепенно стала терять надежду. Девушка откровенно отчаялась, и сейчас, сидя у себя в квартире, за тем же самым столом, на том же самом компьютерном кресле, Эллиз ожидала своего последнего шанса.

Ей должно было прийти письмо. Письмо от очередного работодателя, обещавшего подумать над кандидатурой Эллиз. И девушка терпеливо ждала, а в голове ее яркими буквами горела мысль, что надеяться ей было особо и не на что. Заварив себе чай, Эллиз бездумно смотрела в окно, наблюдая за ним огненно-рыжий закат, похожий на тот, что девушка видела в несчастный день, когда она получила сообщение с результатами. Казалось, это было так давно, а на деле всего пару дней назад. Но сколько же всего за эти пару дней успело перемениться.

Некогда счастливая, уверенная в себе, мечтательная девушка, обладавшая столь светлой фантазией, способная даже горы свернуть ради своей грандиозной цели, теперь сидела и наконец лицезрела. Лицезрела тот мир, от которого она упорно хотела отгородиться за своими иллюзорными, неживыми мечтами и глупыми фантазиями. Это злосчастное письмо с результатами, холодный и горький чай, невкусная жижа с комочками, некогда бывшая ее любимым шоколадным мороженым, — вот, что представляла из себя реальность Эллиз, ее настоящая реальность. А выброшенный в ведро, скомканный черновик — не что иное, как ее «идеальный» план.

А главное, чему были обязаны такие перемены в сознании? Ответ прост. Стихийному номеру в паспорте. Эллиз — нулевая. Нулевая с рождения, нулевая по жизни. Урод от мира магии, лишенная нормального существования, лишенная образования, работы, лишенная даже собственного места для жизни. Хотя нет, к чему такие эпитеты? Она — просто никто. Пустое место, что пыталось заполнить себя какими-то глупыми детскими сказками. А Эллиз ведь, и правда, поначалу верила в эти сказки. Верила в свое поступление, верила в то, что на следующий день она правда встретит того, кто заметит в ней нечто большее, чем просто ничтожную нулевую. Однако, нет. Все, чего она на самом деле заслуживала в этом мире, — это холодное «вы здесь не нужны», за которым обязательно последует хмурый, скользкий взгляд, похожий на тот, каким Джеймс посмотрел в ее сторону, узнав правду.

Узнав правду…

Так и есть. Люди общались с тобой доброжелательно лишь до тех пор, пока не узнавали всю правду. Не узнавали, что ты немаг. И не просто немаг, а немаг, принадлежащий миру, буквально построенному на магии. И в этом заключался весь смысл.

Горько усмехнувшись, Эллиз лениво потянулась. Из-за долгого лежания в неудобной позе — голову на подлокотник, ноги на стол — тело

девушки успело порядком устать. Однако менять что-либо у Эллиз не было ни сил, ни желания. Какая разница, в конце-то концов? Никакой. Хмыкнув, Эллиз протерла глаза, а после снова вперила пустой взгляд в экран ноутбука. О, пришло новое сообщение. Вау.

Медленно поднявшись, Эллиз села нормально и, глубоко вздохнув, открыла моргающую вкладку электронной почты. И правда, новое сообщение. От работодателя. Интересно, что он там написал? Какой в итоге ответ?

«Отклонено» — лишенным эмоций голосом прочла Эллиз и улыбнулась, осознав, что в этот раз в ней даже не проснулось «какое-то странное чувство». Наверное, вот что значит не чувствовать ничего. Это в буквальном смысле не ощущать никакой разницы между состояниями до и после плохих новостей. Может быть. Впрочем… «А какая разница, в конце-то концов?». Эллиз кивнула сама себе, а после закрыла вкладку браузера, напоследок отметив, что сегодня было уже тридцатое число. Август подходил к концу, пора было собирать вещи, ведь уже послезавтра Эллиз должны были выселить из этой квартиры. Безработную, беспризорную, никому не нужную нулевую. А как все хорошо начиналось, правда?.. Правда.

Допив остатки чая на дне любимой кружки, Эллиз встала из-за стола. Хватит с нее. Просто хватит. Взяв кружку, Эллиз с интересом повернула ее сначала в одну сторону, осмотрев, затем в другую. А после остановилась. Остановилась, лишь для того чтобы замахнуться. Со всей силы сжав в руке керамическую ручку, Эллиз резко развернулась и с силой бросила предмет в стену. Послышался громкий треск. Кружка разбилась. Разбилась, чтобы десятками мелких осколков разлететься по полу. Хватит. Просто хватит. С этой треклятой кружки, с этой дурацкой квартиры и с Эллиз. С этой вдребезги разбитой, в порыве ярости брошенной, уничтоженной Эллиз…

Глава 2. Лили

5 сентября Утро у жителей Фелиссии зачастую начиналось одинаково. Солнце всходило над горизонтом, озаряя редкие острова облаков своим чистым сиянием. Наступал рассвет. Изо дня в день люди в это время просыпались, постепенно встали после не такого долгого, как хотелось бы, сна, потягивались и причитали, выпрашивая у близких еще пару минуток драгоценного времени, когда можно было спокойно поспать. Что-то напоминает, правда? Да. Всем нам знакомое состояние. Хотя, если быть точнее, то для кого-то знакомое, а

для кого-то вполне естественное.

Таким человеком, для которого спать до обеда являлось вполне обычным явлением, была и Ли́ли Граа́ль, молодая девушка, на данный момент ленивым тюленем валяющаяся в кровати. Подмяв под себя одеяло, подушку,

в мыслях Лили рыдала, отсчитывая секунды, оставшиеся от последних минуточек ее сна. Тем не менее, несмотря на слезы в глазах, девушка с уверенностью могла назвать это короткое время прекрасным, поистине прекрасным. «Как хорошо…» — думала Лили. Думала до тех пор, пока в дверь ее комнаты снова не постучали.

Лили, ну сколько можно?! Хватит спать! Ты такими темпами скоро опоздаешь на первую пару, забыла?! — за дверью послышался грозный женский голос, от которого у Лили холодок по спине пробежал. Это была ее мама, ранняя пташка, не терпевшая тех, кто долго встает. — К слову, хочу тебя предупредить. Если ты и дальше продолжишь валяться в кровати, твой завтрак съест Тим, и я не шучу.

О, мне можно съесть ее завтрак? Вот спасибо, мама!

Нет, подожди, это была шутка! В общем, ты слышала меня, Лили, спускайся, мы тебя ждем, — отчеканила женщина и ушла, оставив Лили сидеть в состоянии, похожим на то, когда тебя по голове ударяют резиновой курицей, издающей противный визгливый звук. Задать после такого хотелось один лишь вопрос: «Простите, что?».

Впрочем, времени обдумывать это не оставалось, ведь еще нужно было как-то доползти до кухни. Поэтому Лили, всем своим сердцем рвущаяся в бой отвоевывать законный завтрак, теперь с усилием сползла с кровати, в коконе из одеял плюхнувшись прямо на пол. Ага, ничего нового. Выбравшись из плена, девушка отряхнулась и таковая, гордая после первой победы над врагом-одеялом, направилась на кухню. Однако надолго ее гордости не хватило, и вот уже через минуту Лили бесформенной желейной массой стала спускаться по лестнице, напрочь забыв о том, чтобы переодеться. Оказавшись на первом этаже, девушка заметила двух нарушителей ее душевного спокойствия. Свою маму по имени Ле́йла и младшего брата Ти́ма, которого

Лили предпочитала мысленно называть Тиной. Такой же скользкой, как на

поверхности озера, зеленоватой тиной. Или такую кличку она дала ему от слова «противный»?.. Лили и сама уже смутно помнила. К слову, вы не подумайте, что Лили плохо относилась к своему младшему брату, нет. Она его правда любила, просто что сделаешь, если он Тина? Ничего. Вот и Лили ничего с этим не делала.

Доброе утро, — кивнула девушка и, шатаясь, проследовала за стол. Там ее уже ждали младший брат и тарелка с заслуженным завтраком, в которой почему-то отсутствовал один кусочек бекона. С неприкрытой угрозой обернувшись к брату, Лили нахмурилась, примерно догадываясь, куда мог пропасть ее бекон, однако в этих чистых голубых глазах старшая сестра не нашла и намека на раскаяние или вину. Лишь скрытая смешинка во взгляде. В этом весь Тим.

А все потому что не надо было опаздывать, — рассмеялась миссис Грааль, смотря за напряженными переглядываниями между детьми. — Давайте ешьте, я вам сейчас еще пожарю. Кстати, Лили, забыла вчера спросить. Какие у вас сегодня занятия в универе?

Мифология, язык и… эм, вроде литература? А что? — уныло вздохнула Лили, принявшись ковырять вилкой омлет. А Тим в это время повторил за сестрой, начав мучить и свою порцию. Младший брат, в принципе, часто повторял за старшей сестрой, чем ее очень злил, и это факт. Миссис Грааль тем временем обернулась, переведя внимание от еды на плите на все еще сонную дочь.

У тебя сегодня мифология? Это которая с профессором Говардом?

Я надеюсь, ты всю домашнюю работу выполнила?

Конечно. И домашнюю, и дополнительную, и реферат подготовила, как же иначе? Я же Лили Грааль, это у меня на подкорке записано, — съерничала девушка и усмехнулась, вызвав у мамы ответную саркастичную усмешку.

Да-да, поговори мне тут, ой, поговори… Ешь лучше! — сняв с плиты сковороду, Лейла подошла к сидевшим за обеденным столом детям и вывалила часть новой порции бекона сначала в тарелку Лили, а затем и в тарелку Тима. В тарелку Лили… в тарелку Тима, стоп.

А где папа? — неожиданно спросила Лили, оживившись и принявшись искать взглядом отца семейства, привыкшего завтракать вместе с детьми, однако его почему-то не было дома.

Я тобой поражаюсь, дитя мое. Вчера только мы провожали его в командировку, ты совсем все мозги себе пролежала, пока спала? — миссис Грааль улыбнулась и по-матерински погладила непутевую дочь по голове, окончательно взъерошив и без того спутанное гнездо вместо волос.

Вот спасибо, мама! Ты как всегда, — в манере младшего брата произнесла Лили, вызвав улыбку и у мамы, и у Тима, после чего протяжно вздохнула, принявшись дальше уплетать завтрак. Продолжили они уже в тишине. А в это время мысли в голове Лили наконец активизировались, начав лениво ползти по сознанию девушки.

Завтракая вот так, с семьей, Лили часто думала об одном. О том, как же все-таки правдива была фраза, звучащая следующим образом: «Что-то в жизни меняется, а что-то остается неизменным даже через многие годы».

Оглядев первый этаж их расположенного за чертой города частного дома, Лили вспомнила время, когда она искренне верила, что после поступления в университет в ее жизни произойдут кардинальные изменения. Она съедет и поселится где-нибудь в общежитии, в районе научного кампуса. Завтракать будет в столовой, расположенной на первом этаже общежития, а после завтрака она будет спешить в университет, на первую пару. И не на автобусе, как всю жизнь ездила до школы, а пешком. Почувствует себя настоящей студенткой. Ерунда все это, сделала вывод Лили после первой недели учебы. Сменился жизненный этап, вместе с ним сменилось и учебное заведение, а жизнь Лили так и осталась, какой была раньше. Будто ничего и не поменялось. Вот тебе и суровые будни молодой первокурсницы.

Хотя, возможно, так даже было к лучшему, периодически думала Лили, смотря на свою семью. Но, с другой стороны, было и время, когда девушке искренне хотелось ощутить на себе состояние другой жизни. Опасной и

независимой. Той, которой Лили смогла бы управлять без чужой помощи. Жизни, наполненной самостоятельностью, влекущей за собой различные приключения. Однако на данный момент жизнь Лили ограничивалась одним — единственным приключением. Путешествием от дома до университета, которое длилось ни больше, ни меньше — целый час. Самый скучный час в ее жизни.

Закончив завтракать, умывшись, одевшись, Лили собрала сумку, набросала туда конспекты, учебники, а после, захватив с собой главный атрибут студента — телефон, выскочила на улицу, не забыв попрощаться с мамой и братом. Оказавшись на улице, Лили тут же решила проверить время. И не зря. Через пять минут автобус, на котором девушка привыкла добираться до университета, обещал уйти. Осознав факт, что она снова опаздывает, Лили рванула в сторону остановки и, как ни странно, успела. Успела в последний момент. Запрыгнув в автобус, девушка быстро расплатилась за проезд, а после, найдя свободное место, приземлилась прямо туда, выдохнув со спокойной душой. Подобные аттракционы были незаменимой частью постоянно опаздывающей Лили, такая уж жизнь.

Успокоившись и вновь взяв в руки телефон, Лили открыла приложение соцсети и увидела целый перечень новых сообщений. Девушка и сама не замечала, как эти сообщения успевали копиться, впрочем, смотреть их все Лили сейчас было лень, поэтому она открыла лишь самый важный диалог из имеющихся. Диалог с ее новой подругой из университета, с которой Лили познакомилась, вот, на прошлой неделе. Диалог с Э́ шли Кла́мп, ее

однокурсницей. А за утро Эшли успела накатать ни многим, ни малым —

тридцать с лишним сообщений.

«Ой, девочьки, это просто шок-контент» — в своем неповторимом стиле писала ей Эшли.

Губы Лили расплылись в улыбке, а сама девушка уже предвкушала очередную историю подруги, а истории эти были, и правда, «просто шок — контент».

Примерно так каждый день и проходил целый час в дороге. Лили просто читала сообщения, отвечала на некоторые, снова читала и снова отвечала. Но таким этот час был до ее знакомства с Эшли. Теперь же каждое сообщение девушке приходилось не просто читать, но и пропускать через себя. Лили требовалось пережить каждую скрытую между строк эмоцию, а иначе никак. Такой уж была Эшли с ее бесконечными историями. Этим Лили, к слову, и занялась, совсем не обращая внимания на стремительно сменяющийся пейзаж Фелиссии за окном. Выехав из районов, расположенных за чертой города, автобус согласно маршруту направлялся в центр столицы, где и располагался научный кампус с его известным университетом. Делая короткие остановки по пути, транспорт неизменно приближал Лили к очередному дню в универе, однако девушка этого совершенно не замечала, увлеченная сообщениями подруги.

Как оказалось, сегодня день обещал быть из разряда…

«Ну ты просто будешь орать, ЛИЛИ, понимаешь?!».

И все это почему?

«А потому что ЭТО РО́ Й, МАТЬ ЕГО, СА́ ЛЛИВАН, ЛИЛИ. Ты че тупишь-то? Хорошо, как приедешь, все поясню…».

После таких сообщений Лили лишь усмехнулась, уже предвкушая встречу с подругой, как обычно ждавшей ее каждый день на остановке перед университетом. Впрочем, предвкушать долго и не пришлось. Уже через пару минут автобус доставил Лили на остановку. Выскочив из транспорта, девушка заметила подругу, однако не успела Лили что-либо сказать, как Эшли уже подбежала к ней и продолжила начатый еще в сообщениях диалог.

Так вот. Поясняю для ту́пиков. Сегодня к нам в группу должен будет присоединиться Рой Салливан, — повторила Эшли, вместе с подругой направившись в сторону университета.

Ну… Это я поняла, и что?

А то! Рой Салливан — мой бывший одноклассник, мы с ним вместе в старшей школе учились. Знаешь, какая у него стихия? Знаешь?!

Какая?

Электричество! Ты бы видела, как горячо он колдует. Ну ничего. Еще увидишь. Так вот. Оказалось, что Роя по ошибке определили в параллельную группу, но изначально он должен был учиться с нами, и вот сегодня он наконец должен будет прийти. И знаешь что, Лили?

Что?

Вы просто обязаны познакомиться, вот что! У тебя стихия гейзеров, у него электричество, да вы же созданы друг для друга!

Лили рассмеялась, с удивлением посмотрев на возбужденную от своего же собственного рассказа Эшли. В каком месте гейзеры и электричество были созданы друг для друга? Уж, скорее, наоборот.

Не артачься. Вот увидишь, посмотришь на него, и все-все увидишь,

кивнула Эшли и, взяв Лили под локоть, ускорила шаг, буквально потащив подругу в сторону главного входа в университет, до которого они наконец-то дошли.

Войдя в главный корпус, девушки съежились от непривычного холода и направились к лифтам. Их аудитория, где вели мифологию, находилась на третьем этаже. Заскочив в освободившийся лифт, девушки нажали кнопку и уже через пару секунд вышли на нужном этаже. До звонка оставалось всего ничего, поэтому подруги, осознавшие, что вполне могут опоздать, ускорились и совсем скоро нашли кабинет, возле которого столпились их однокурсники. Цивилизованной толпой (или безумным стадом) прорвавшись в аудиторию, студенты стали рассаживаться. Лили, конечно же, выбрала место рядом с Эшли. И, вытряхнув из сумки все нужные тетради, они обе стали ждать чуда. Эшли — прихода Роя Салливана. Лили — начала лекции и возвращения профессора Говарда.

Да, все-таки новости о переходе к ним в группу какого-то Роя Салливана девушку особо не впечатлили. Потому, когда прозвенел звонок, а в кабинет никакой Рой не вошел, Лили не расстроилась. Совершенно. В отличие от своей подруги, на чей стул будто жгучего перца насыпали. Настолько она

изворочалась, ерзая на месте то туда, то сюда, оглядывая аудиторию в поисках

«бывшего одноклассника», которого отчего-то до сих пор не было. Зато был профессор, неожиданно ворвавшийся в кабинет под тихие перешептывания студентов. Одетый, как всегда, по последней моде — в неизменный замшевый пиджак, на этот раз синего цвета, он оглядел довольно большую, свободную аудиторию. Едва заметно улыбнулся и кивнул, прошествовав за свою кафедру и поприветствовав учеников:

Всем доброе утро. Дамы… — деланно кивнул профессор группе студенток, сидевших за первой партой. — А также сопровождающие их троглодиты, — поприветствовал профессор и мужскую часть из пришедших получать знания.

А Лили лишь весело выдохнула. Профессор Говард был одним из ее самых любимых преподавателей в университете. Веселый, простой, он безусловно располагал к себе всех студентов, а его умение легко и интересно вести лекции так и вовсе завоевывало сердца. Потому-то даже такое занятие, как мифология, Лили ждала с нетерпением. Ведь его у них вел именно профессор Говард.

Прежде чем начать лекцию, я хотел бы сделать объявление, поэтому попрошу минуту внимания. Конечно, внимание нужно уделять тому, что я говорю, на протяжении всей лекции, но сейчас я требую от вас особенно внимательного внимания. Думаю, те, кто общаются со старшими курсами, уже слышали о таком явлении, как октябрьский конкурс, для тех же немногих, кто еще не догадался наладить связи со старшиками, сообщу отдельно. Каждый год наш университет проводит конкурс, цель которого выявить лучшие дарования первого курса. Надеюсь, среди вас есть такие, — заявил профессор, задержав взгляд на особо выдающихся студентах. — Так вот…

Неожиданно дверь в аудиторию отворилась, из-за чего профессор Говард запнулся и замолчал. Бросив быстрый взгляд в сторону входной двери, Лили увидела там какого-то парня. Взъерошенные темные волосы, острый взгляд серых глаз и довершающее образ наглое выражение лица.

Лили! — послышалось сбоку. Девушка обернулась и встретилась взглядом с Эшли. — Лили, это он! Это Рой! О котором я тебе говорила! — чуть поднявшись с места, Эшли начала махать парню рукой, призывая его сесть рядом, однако Рой, казалось, даже не заметил этого жеста либо просто проигнорировал. Лили нахмурилась. Грубо.

Мистер Салливан? — улыбнулся профессор Говард, обратившись к опоздавшему. — Признаться, удивлен, что вы здесь. Разве вы у нас не в другой группе?

Меня перевели, — тихо ответил Рой, посмотрев на преподавателя своим неизменным леденящим взглядом.

Что ж, интересно. Одно непонятно. Почему мне об этом не сообщили? Ну хорошо, присаживайтесь, только учтите, еще одно опоздание

и вы будете переведены, но уже с моим ведомом и во двор, — подмигнул студенту профессор и кивнул в сторону свободных мест. — А мы давайте продолжим.

Пока профессор стал дальше рассказывать об октябрьском конкурсе, специально для Роя начав пояснять все сначала, сам парень принялся выбирать место, куда ему можно было бы приземлиться. Обратив на это внимание, Эшли снова предприняла попытку пригласить Роя сесть рядом, однако вновь была проигнорирована.

Что это с ним? — расстроенно произнесла Эшли и обернулась к подруге, дабы найти в ней поддержку, однако Лили была слишком увлечена.

Прожигая взглядом нового одногруппника, девушка не сводила с него глаз. И, кажется, Рой это заметил. Остановившись на полпути к самому дальнему от Лили и Эшли ряду, Рой замер и, что-то для себя решив, изменил маршрут, направившись прямо к ним. А Лили невольно вздрогнула. Чувствуя на себе холодный взгляд Роя, девушка ответила парню тем же. И вот его серые глаза встретились с ее голубыми. Постепенно приближаясь, Рой изрядно напугал Лили тем, что, скорее всего, он, и правда, собирался сесть с ними, однако в последний момент парень изменился в решении. Выбрав парту через два ряда позади девушек, Рой опустился на место в самом конце аудитории.

Почему он не сел рядом с нами? — продолжала гнуть свою линию Эшли, однако на этот раз Лили услышала подругу и поспешила ответить.

Да потому что мудак он, вот и все, — сделала вывод девушка и замолчала, решив, что более эта ситуация не стоила ее внимания. А вот лекция профессора Говарда — даже очень. Тем не менее, как бы Лили ни старалась, из головы ее не выходил образ этих необычных серых глаз. Серых глаз, буквально прожигающих ее спину своим взглядом.

***

Таким образом, прошел целый учебный день. В конечном счете он получился достаточно продуктивным, думала Лили, в одиночестве направляясь в сторону остановки, откуда на автобусе она должна была уехать домой. Из-за испорченного еще утром настроения Эшли решила уйти пораньше, поэтому не стала провожать подругу. И Лили ее понимала: не каждый день можно встретить бывших одноклассников, которые тебя в упор отказываются замечать. И это после нескольких лет совместной учебы? Неприятно, жуть. Впрочем, ладно. Не желая больше портить себе настроение ситуацией с Роем, Лили постаралась выбросить его образ из головы, переключив внимание на что-то другое. Например, вот.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Асклепий. Часть 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я