Папаша, жги! Сынок из ада

Brangusis Brangusis, 2018

Приключения литовской анорексички Авроры, поневоле ставшей авантюристкой, продолжаются! Она получает должность ассистента ведущей финской дарквейв-банды "33 Ноги". В результате очередного дурацкого недоразумения, чтобы сохранить репутацию своих работодателей, она вынуждена притворяться сыном их фронтмена Ясси33. Оказавшись в новой роли, Аврора не только узнает шокирующие тайны этих неприступных рок-звезд и трогательную историю их многострадальной дружбы, но и неожиданно раскрывает свои собственные таланты. Это не про богатство и славу. Это про рок.Содержит нецензурную брань.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Папаша, жги! Сынок из ада предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Папаша, жги!

Сынок из ада

— Боль… Она пронзает меня, выворачивает наизнанку, а затем опять сворачивает в витиеватый узор решетки на ограде кладбища…И снова тьма… И снова пустота… И снова безысходность… И снова глупое, бесполезное, бессмысленное и жалкое прозябание своего существования на этой грешной земле… Невыносимая боль сжигает меня изнутри своим адским огнем… Мои слезы превратились в непрекращающиеся потоки крови… Это дурная кровь… Это плачет дождь… Это черно-белые сны… Это ломка моего возбужденного суицидального сознания… Это бред моего воспаленного старыми воспоминаниями мозга… Это черно-белые дни… Это мое последнее пристанище… Это холодные стены… Это мокрые стекла… Это изгнание мыслей из памяти… Это гнев кровавых полнолуний… Это проклятие… Это то, что называют одиночеством… Это неприятие самого себя… Я приношу себя в жертву на алтарь Сатаны… Это мрак, скрывающий и всепоглощающий… Это то, что называют непониманием… Это отходная молитва… Это шепот мечты, которой не суждено сбыться… Это холодный рокот грез… Это вечные скитания моей больной несчастной души… Это мой потерянный рай… Это мой потерянный мир… Это то, что называют отчуждением… Это небеса, расплескавшиеся красной волной на руках… Это дикая боль, растекающаяся по моим венам… Это плен вечных страданий, откуда мне уже не вырваться… Это воздух, поступающий в мои легкие судорожными вздохами… Это слабые попытки убить себя здесь и сейчас, которые ничем не заканчиваются и ни к чему не приводят… Еще пара шрамов на груди… Я видел, как кровь медленно стекала по моему телу и собиралась в капли… Это осколки моего мертвого сердца… Сердца, которое не любит…

На кушетке посреди уютного стерильного кабинета лежал худенький молодой человек очень болезненного вида. У него были впалые щеки, по уголкам сухих потрескавшихся губ красовались кровавые трещины. Длинные черные волосы, покрытые самодельной шапкой-чулком, разметались во все стороны и свисали с кушетки, как столетняя пыльная паутина с чердачного потолка. На груди он сложил костлявые дрожащие руки с вздувшимися, как у старика, венами, окровавленными пальцами и стриженными до самого мяса ногтями — некоторые из них на днях были обиты тяжелым гаечным ключом, а потому отливали насыщенным синюшным оттенком. Временами он всхлипывал, сдерживая плач, на кончике пирсинга в хряще носа поблескивала прозрачная капля соплей. Вокруг светлых голубых глаз зловещей тенью налегли синяки, и оставалось только гадать, то ли этот человек не спал несколько ночей, то ли принял хорошую дозу наркотиков накануне приема у врача.

— Иногда я невольно задумываюсь, за что мне эти муки… — продолжал он, в очередной раз всхлипнув и крепко потерев мокрую сережку в носу. Пирсинг под губами и по обеим сторонам щек на секунду вдавился в белую, с голубыми прожилками, кожу, тем самым на короткое время сделав плоское (если не считать некрасивого крючковатого носа) лицо более живым и естественным. — Прошлое и настоящее меняются местами, и я не всегда понимаю, что уже было, а что происходит сейчас… Мои родные, мои друзья… Как я отрекся от семьи, как предал всех… Я никогда никого не любил… Я всегда был мразью… Поэтому справедливо заслужил эту боль…

Доктор, дородный ухоженный мужчина средних лет, уставший выслушивать эти высокопарные стенания, прекратил давить на переносицу и раздраженно выпалил на одном дыхании:

— Юни, ёшкин барабан, у тебя две трети желудка отрезано, тонкая кишка усечена и сшита так, что Дольче и Габбана нервно курят в сторонке! Конечно, вся эта хрень будет время от времени воспаляться и болеть! Тебе говорили, что эта операция назначается только жирдяям с четвертой степенью ожирения? Говорили! Но нет же, ты своим: «Нате вам два миллиона каждому, я хочу сохранить юношескую тонкость!» — всех под монастырь подвел!

Юни33 шмыгнул проколотым носом, обиженно отвернулся зубами к стенке и продолжил считать себя самым несчастным существом на планете.

***

Два молодых субъекта, обладающие видом, не внушающим доверия, вальяжно развалились на сверкающем капоте роскошного черного джипа, припаркованного у дорогой частной клиники и прогретого лучами сердитого скорбного солнца уходящей хельсинской осени. Один был хулиганом, полупанком, полуметаллистом, возможно, отчисленным студентом, в свисших джинсах, потертой джинсовой куртке с нашивками легендарных рок-групп и в обшарпанной джинсовой бейсболке козырьком вбок; длинные спутанные волосы кое-как собраны в неопрятный хвост и болтаются, как забытый на заборе пастуший кнут. Другой, помоложе, был, скорее всего, учеником старших классов, беспризорником, грязным, давно нестриженым, в мешковатой одежде неясных унылых оттенков; отросшие почти до плеч, сухие (как солома, только черного цвета) волосы выбивались из-под закатанной шерстяной шапки и торчали во все стороны, как раскидистые ветки облетающих деревьев. К ним уже несколько раз подходили местные охранники и по-хорошему просили покинуть неподходящее для столь непредставительных персон место. В ответ эти двое наркомански хихикали, послушно уходили, но через какое-то время снова возвращались и продолжали принимать солнечные ванны на капоте облюбованного автомобиля. Именно в тот момент, когда охранник потерял терпение и на полном серьезе пригрозил им полицией, вернулся законный хозяин автомобиля и наорал на несчастного стража порядка так, что тому не оставалось ничего другого, кроме как вернуться на свой пост, рассыпаясь раболепными извинениями.

— Ну что, умирающий лебедь, сколько тебе еще осталось? — нахально осклабился молодой бомжик, спрыгивая с капота.

— Явно больше, чем тебе, если не заткнешься! — рыкнул Юни33, затем прислонился к дверце автомобиля и согнулся пополам, держась за живот.

— Что этот еврей тебе сказал-то? — поинтересовался хулиган, подойдя к нему и участливо погладив поверх шапки.

— Чтобы я пальцы пластырем заклеивал, когда в следующий раз мне вздумается поиграть на доисторической отцовской гитаре! — нервно дернулся Юни33, но руки его не скинул.

— А что, с желудком ситуёвина вообще безнадежная?

— Ну конечно! Вырезанную часть и кусок кишки же мне обратно не пришьют! Прописал антибиотики, противовоспалительное и обезболивающее, мать его, которое меня уже не берет!

— Будь мужиком, принцесса, держись! — потрепал его по костлявой холке бомжик.

Юни33 вымученно улыбнулся своим некрасивым ртом, широким, плоским, с тонкими губами, и, кажется, немного приободрился. Подождав еще немного, когда волна боли отступит хотя бы на чуть-чуть, он скомандовал подозрительной компашке забираться в автомобиль и сам собрался сесть за руль, но их остановил подлетевший к ним маленький тщедушный паренек с растрепанными иссиня-черными волосами до плеч и огромными серыми глазищами в половину бледного нездорового лица.

— Фух, успела! Думала, что уже вас не застану! — по-английски затараторил пацаненок каким-то странным голосом: от природы низким, вдобавок прокуренным, но все-таки женским. — Так, хэрра Тиллимилли, через час у Вас парикмахер. Хэрра Хараканхови, у Вас сегодня мезотерапия, Вы помните? Хэрра Линнанкорки, если Вам что-то прописали, дайте мне список и рецепты, я забегу в аптеку, мне все равно по пути. А сами поторапливайтесь на маникюр, мастер сдвинул время на полчаса. В восемь начнется пресс-конференция, но вам нужно быть часика на два пораньше, чтобы успеть дать интервью, будет аж четыре телеканала. Далее. В клуб я позвонила, они сказали, что у них все готово, но я на всякий случай заскочу туда лично и все проверю. Все, кому я передала приглашения, отзвонились и сказали, что придут. Сейчас я из приличия донесу приглашения тем, кого вы на вечеринке видеть не хотите. Естественно, они вежливо откажутся, если вообще успеют это прочитать. И, на случай, если сегодня больше не увидимся, с Днем Рождения, хэрра Тиллимилли!

Не переводя дыхание, пацаненок скинул с тощего плеча набитый чем-то рюкзак, рывком расстегнул молнию и дрожащей рукой протянул хулигану-полупанку легкий, но объемный подарочный пакет. Тот, вытаращив изумленные голубые глаза, неуверенно взял его, а потом осторожно подал голос:

— Спасибо, конечно, но ты кто, блин?..

Пацаненок с тяжким вздохом закатил глаза.

— Туу-тикки, блин! — ответил раздраженно.

— Аврора, малышка, это ты, что ли? — дошло до ошалевшего бомжа. — Я тебя не узнал!

Она смущенно заулыбалась и стыдливо опустила глаза. Хулиган — урожденный Ясси Тиллимилли, бомжик — Аапели Йорма Хараканхови, и наркоман — Юни Леопольд Люцифер Линнанкорки — с облегчением захохотали. Такова была жизнь рок-звезд. Без макияжа никто друг друга не узнавал.

***

— Зачем ты волосы обкорнала и покрасила? Тебе твои длинные белые так чертовски шли! — разочарованно надул губенки Юни33.

— Это парик, — обрадовала его Аврора.

— Тоже голову лень мыть? — заговорщицки поиграл бровями Аапели33.

— Нет, просто в местных говнистых газетенках опять всплыла история с дочерью Бесстыжего Кая. По легенде, она сейчас лежит в литовской клинике едва ли не при смерти, так что если папарацци засекут, что она носится по улицам Хельсинки, будет не комильфо. Кстати, совсем забыла! Мне пришло почтовое уведомление. Какая-то посылка из Китая.

— Это мои волосы из «Алиэкспресса»! — просиял Аапели33. — Думал, не дождусь! Старые уже ни к черту не годятся. Сегодня последний вечер их отношу и выкину.

— Тогда я завтра же с утра заберу посылку. Куда занести?

— Мне, — рассеянно подал голос Ясси33, с нетерпением теребонькая пакет и всеми силами прорывая шуршащий путь к упакованному в сто оберток подарку. — Я их завтра на репетицию принесу.

— Понятно, — кивнула с готовностью Аврора и с замиранием сердца проследила, как именинник-таки справился со сверкающей бумагой и извлек на свет огромные вязаные тапочки в виде полосатых рыже-фиолетовых котов с сумасшедшими глазами, набитых синтепоном.

— Ты это серьезно?! — заорал Ясси33, светясь от восторга. — Откуда ты узнала, что я сто лет мечтаю об удобных мягких тапках?!

— Хэрра Хямяляйнен подсказал… — пискнула Аврора, раскрасневшись до корней волос, спрятанных под париком. — Он сказал, у Вас ноги от тяжелой обуви болят…

— Еще как! Стилы сами по себе-то неудобные, так в них еще и отплясывать надо! Вечно ноги опухшие, и мозоли на пятках до мяса! Спасибо тебе!

Аврора пикнуть не успела, как Ясси33, шурша пакетом, крепко прижал к себе ее невесомое тельце и смачно чмокнул в висок горячими губами.

— Вам, правда, нравится?.. — пропищала она, замерев, похолодев и побледнев. Ее сердце остановилось. Десять лет назад, когда Аврора увлеклась музыкой неподражаемых «33 Ног», финских исполнителей дарквейва, она даже представить себе не могла, что однажды их импозантный фронтмен заграбастает ее в свои великолепные лапы и одарит искренним отеческим поцелуем в висок. — Эти дурацкие тапки?.. Я не знала, что Вам подарить… Если почитать советы туристам — то финнам вообще ничего дарить нельзя, иначе они могут посчитать это вмешательством в их личную жизнь… Когда уже связала, подумала, что хэрра Хямяляйнен просто прикололся, но было уже поздно… Короче, вот…

— Ты сделала это сама?! — опешил Ясси33, да и остальные двое тоже.

— Угу, — зарделась Аврора, зверски смущаясь.

— Хочешь сказать, современные девки еще умеют вязать? — спросил Аапели33 недоверчиво, вытянув тапочки из рук Ясси33 и придирчиво разглядывая швы и узоры.

— Пришлось научиться, когда я заболела анорексией. Вязание очень сильно отвлекает от еды.

— Ни хрена себе! — нескромно присвистнул Юни33. — Как насчет того, чтобы подогнать мне нормальную теплую шапку на зиму? И шерстяные носки, чтоб по дому ходить? Здоровые такие, как у японских школьниц. А на Днюху можно такой длинный-предлинный шарф, чтобы…

— Принцесса, не борзей, — с намеком кашлянул Аапели33.

— А что такого? Я не финн, я не посчитаю это вмешательством в мою личную жизнь.

— Моя Днюха — следующая на очереди, так что шапка и рукавицы сначала будут мне.

— Хорошо, хорошо! — примирительно замахала руками Аврора. — Лишь бы вы не подумали, что я над вами издеваюсь. А то дарить рок-звездам дурацкие вязаные шапки как-то стыдно.

— Почему стыдно? — удивился Ясси33. — Эти двое мне вообще сегодня мочалку за 1 евро подарили и комплект уцененных носков за 3. Даже ценник не отодрали. И мне кажется, им за это ни капельки не стыдно.

— Тебе не кажется, — вставил уверенный комментарий Юни33.

— Серьезно?! — не поверила Аврора. — Я думала, рок-звезды друг другу исключительно яхты и коттеджи в Провансе дарят!..

— Глупости! Как правило, гаджеты, дорогущие одеколоны, плетки из секс-шопа и прочую бесполезную хрень, — вздохнул Ясси33, выпуская, наконец, их млеющего ассистента из своих объятий (да-да, он обнимал ее все это время). — Я, конечно, понимаю, что дарить надо то, что сам человек в здравом уме и трезвой памяти никогда себе не купит, но лично мне в последнее время дико не хватает простых мелочей. Скажите, пожалуйста, чем мне в ванной мыться? Подарили, значит, целый вагон дизайнерской коллекции гелей для душа, а о том, что у меня мочалки уже лет пять нет, как-то не подумали. И носков целых у меня нет. А под штанами мне, извините, что носить? Подарочные абонементы в крутые тренажерные залы, в которые я все равно не хожу?

— А зачем тебе мочалки, носки и то, что носят под штанами? Ты же рок-звезда, а не какой-то там жалкий человечишка, которому надо мыться, двадцать раз на дню менять носки и чтоб промежность не натирало, — нескромно хохотнул Аапели33.

— Приходишь такой в супермаркет, набираешь целую тележку уцененных семейников в сердечко, а наутро все журналы пестрят заголовками о том, что ты, оказывается, носишь нижнее белье, — усмехнулся Юни33. — А если припрешься без макияжа, чтобы тебя никто не узнал, тебя либо в полицию тащат, либо в больницу, потому что думают, что ты либо наркоман, либо болен раком на последней стадии. Так что проще с голой задницей ходить.

— Про туалетную бумагу я вообще молчу! — заржал Аапели33.

— Ой, давайте не будем вдаваться в подробности! — со смехом остановил их Ясси33. — У нас для тебя тоже кое-что есть, — обратился он к Авроре. — Мы, правда, упаковать не успели.

— Для меня?! — ахнула та, безбожно краснея.

— Точно! — вспомнил Юни33 и полез на заднее сидение.

— Не у одного ж меня сегодня День Рождения, — подмигнул ей Ясси33.

— Откуда Вы знаете?!

— Ну как не знать, когда у твоего любимого ассистента День Рождения?

— Держи, — сказал Юни33, всучив в руки Авроры бумажный пакет с аптечным логотипом. — Если зараз выпить тройную дозу сиропа от кашля, голод как рукой снимет. На следующий день, правда, нападет зверский жор, но его опять же можно заесть сиропчиком. Он еще, кстати, голодные боли здоровски успокаивает.

— От семи таблеток успокоительного тоже долго есть не захочется, — продолжил Ясси33, — зато галюны до утра будешь ловить. Но сильно не налегай. Раз в неделю, не больше. На него подсаживаешься, как на героин. Наши запасы уже заканчиваются, а выдают его только по рецепту, потому что оно содержит наркотик. Так что если высадишь все за три дня, следующая доза будет только после благотворительного концерта.

— Лекарство для щитовидки метаболизм дико разгоняет, — заключил Аапели33. — Мало того, что жрать не хочешь, так еще и сердце работает, как бешеное. Прыгать хочется, орать. Самое то, когда тебе в ночь по барабанам долбить, а ты спать хочешь, как цуцик. Но только не больше одной таблетки в день, а то сердце посадишь. Лучше кофеином догоняйся, тоже хорошая штука. Всего две таблетки сверху дневной нормы, и ты бодрячком целые сутки.

— Ого! — опешила Аврора, дико глядя на пакет в своих задрожавших руках. — Спасибо… — проблеяла она и, все еще не веря своим глазам, принялась перебирать упаковки с лекарствами. — Это же мощные аноректики, их хрен достанешь! Откуда они у вас?

— А ты думаешь, — ухмыльнулся Ясси33, коварно вскинув бровь, — «Северный квазар» просто так посылает в задницу всякие Индию и Африку и помогает только европейским больницам, хосписам и домам престарелых? Ну, и так кому-нибудь по мелочи… на определенных условиях…

— То есть ваша благотворительная организация работает не на репутацию, а на аптечную наркоту?!

— Ну, как-то так. Обычная же наркота уголовно наказуема.

— Удачно же я к вам в ассистенты нанялась! А сибутрамин вы мне сможете достать? Говорят, он вообще чувство голода блокирует!

— Ну уж нет! Нам надо, чтобы ты работала, а не в голодном обмороке где-нибудь валялась! — отрезал Ясси33 и, намекая на утекающее время, заговорил с Авророй повседневным деловитым тоном: — В клубе, значит, еще раз все проверь. Если что-то там не так, немедленно дай знать.

— Хорошо, — отозвалась она с готовностью, сразу же переходя на рабочий лад.

— Вечеринка, значит, начнется в десять. Не опаздывай, а то в одиннадцать вход закроют абсолютно для всех, чтобы всякая газетно-журнальная нечисть не просочилась.

— Не поняла… — снова растерялась Аврора. — Я что, на вечеринке тоже должна быть? Она же только для своих!

— Ну да. Так что до вечера!

«33 Ноги» снова поздравили своего первого и единственного ассистента с Днем Рождения, обняли по очереди, а потом укатили дальше по своим многочисленным делам, оставив Аврору бледную, взволнованную, с замершим сердцем и в мешковатых джинсах, полных счастья.

***

После двух часов дурацких интервью, неискренних поздравлений и обоссанных вопросов («Ясси33, в чем заключаются твои слабые стороны? Потому что такой замечательный, разносторонний человек, как ты, просто обязан быть чем-то обделен, чисто по закону компенсации!» — «Ну-у-у, не знаю даже, — отвечал Ясси33, на камеру теребя губу и изображая дебила. — Я по потолку, например, ходить не умею…») неподражаемые, сошедшие с небес «33 Ноги», ровно пять часов назад бывшие слезшими с героина бомжами, царственно воссели за конференц-столом под обстрел фотокамер и голодных взглядов журналистов. Пресс-конференция в честь Дня Рождения Ясси33, клавишника и фронтмена финской мейнстримовой рок-группы, торжественно началась. И ровно с этой же секунды все пошло наперекосяк.

— Редакция журнала «Хельсинские рок-сплетни»! Вопрос к Ясси33! — сразу же выкрикнула пышная грудастая девица из толпы.

«33 Ноги» насторожились. Сейчас последует пара-тройка личных вопросов (конечно же, личных! Пресс-конференция, как-никак, приурочена ко Дню Рождения Ясси33, а не к завершению мирового турне с гастролями), на которые нужно остроумно отшутиться, и все, можно вздохнуть спокойно. Больше любителей каверзных вопросов на пресс-конференции не будет. Лапочка Аврора постаралась. Зверюга, а не ассистент! 40 килограммов сокрушительной злости, маниакальной одержимости своими работодателями и тотального отсутствия сострадания к людям! Она бы и «Хельсинские рок-сплетни» порвала, как Тузик грелку, да вот только редакция была больно уж престижной, поэтому противиться своему попаданию на их желтые страницы было равносильно карьерному самоубийству.

— Да-да? — улыбнулся Ясси33 от уха до уха, всеми силами притворяясь, что он рад-рад-рад-радехонек.

— Ясси33, получается, что слухи о твоей нетрадиционной сексуальной ориентации оказались верны? — жарко выпалила корреспондентка.

— Чё?! — крякнул Ясси33. В секунду его фирменный оскал как корова языком слизала!

На другом конце зала в тусклом свете дверного проема, ведущего в разные подсобные помещения, взъершился хищный силуэт Батьки Тапио — их первого и единственного продюсера, изо всех сил раскручивающего «33 Ноги» на протяжении 28-ми лет. Ясси33 поспешно стиснул зубы. Батька с самого начала запретил им открыто называть свою сексуальную ориентацию, потому что среди фанатов ведущих финских исполнителей дарквейва было навалом гомосексуалистов, поэтому любое неосторожное заявление могло их обидеть, а это бы, в свою очередь, пагубно сказалось на рейтингах. Впрочем, доставать подобными вопросами их перестали порядка десяти лет назад, потому что, во-первых, отчаялись получить толковый ответ, а во-вторых, постоянно наблюдали в лапах Ясси33, Юни33 и Аапели33 молоденьких рыбомордых моделей с ногами от ушей, так что истина, вроде как, плавала на поверхности. Но какая неведомая сила, черт возьми, заставила самый грязный финский журнал вновь об этом заговорить? Назревало нечто такое, что лучше бы Ясси33 сразу сказал этой корреспондентке: «Я хочу, чтоб ты, ведьма, исчезла!»

— Неужели обо мне ходят какие-то слухи? — быстренько нашелся он и снова вернул себе невозмутимый элегантный вид. — Я искренне надеялся, что общественность больше волнует мое творчество, а не личная жизнь. Уверяю вас, она ни капельки не интереснее, чем у всех остальных.

— А правда, что ты сожительствуешь со своим коллегой Аапели33? — не унималась корреспондентка, явственно почуяв его замешательство. Впрочем, как и все остальные в зале. Те, кто собирался задать вопрос и сетовал на то, что вперед вылезла какая-то нахальная бабенка, теперь благополучно позабыли о работе и навострили уши.

Поскольку Ясси33 совсем растерялся, Аапели33, нервно теребящий свои внезапно отросшие до самых колен шикарные волосы, решительно ответил за него:

— Это не совсем так. Да, иногда мне приходится перекантоваться у Ясси какое-то время, но настоящая причина…

Ему пришлось замолчать и резко перехватить руку Юни33, которая уже потянулась к микрофону. Тот от злости побледнел, как смерть, хотя под слоем макияжа было невидно. Если бы Аапели33 его не остановил, он бы точно начал орать, что настоящая причина того, почему они все ошиваются у Ясси33, никого не касается.

— Ладно, Ясси33, спрошу прямо. Кто этот молодой человек, с которым ты был в близком контакте сегодня днем на парковке частной клиники? — срубила сплеча корреспондентка, уже ощущая на своих губах терпкий вкус безоговорочной победы. Она войдет в историю как первый человек, сумевший расколоть хитрозадых «33 Ног» и заставивший их ответить на вопрос, который мучил фанатов на протяжении 28-ми лет!

— Какой молодой человек? Какой еще близкий контакт? — искренне удивился Ясси33. Он прекрасно помнил, что сегодня днем на парковке частной клиники обнимал Аврору, когда получил от нее подарок, но какой же это молодой человек и какой же это близкий контакт?

— Это… это ошибка… — попытался сказать Аапели33 неуверенно.

Ясси33 просто тяжело дышал и таращился на истерящего Тапио дикими глазами. Он не знал, что делать. Они все не знали, что делать. Можно было бы, конечно, честно признаться, что это просто их ассистент, который решил сменить имидж и у которого, а-ха-ха-какое-совпадение, сегодня тоже День Рождения. Однако за четыре месяца работы Аврора уже успела прославиться среди хельсинской рок-тусовки, как озлобленная хамка, недавно выпущенная из фашистского концлагеря, который забыли упразднить по каким-то неведомым причинам. Ее все побаивались, так что нечего было пятнать репутацию их грозного ассистента всякими телячьими нежностями. Да и раз история с дочерью Бесстыжего Кая снова всплыла кверху брюхом в дешевых газетенках, то личность мутной литовки Авроры Лоринайте вообще не следовало упоминать лишний раз.

— Все ясно, — усмехнулась корреспондентка, с триумфом щелкнув диктофоном. — Стоило ли все это время водить фанатов за нос, чтобы потом так дилетантски спалиться? Неужели вы трое думаете, что если вырядитесь, как бомжи, то вас никто не узнает?

Юни33 не сдержался и от души позволил голосу прорезаться:

— А что нам еще делать, раз вы из всех щелей лезете, как…

Ясси33 поспешил его прервать, пока тот не накликал больших бед своим хрипловатым драматическим баритоном:

— Это мой сын!

— Чего?! — грохнули все, кто находился в зале. Включая Аапели33, Юни33 и Тапио.

— Пацаненок, которого я тискал на парковке у клиники, — мой сын. Акилльз. У него, как и у меня, сегодня Днюха. Я его просто поздравил, а потом отпустил гулять. Что предосудительного в том, что я обнимал сына?

Ясси33 был одет в крутой шипованный плащ, под которым не было видно, как испуганно вздымается его взволнованная грудь. Только глаза бегали по залу в поисках Тапио, который яростно махал руками и вопил одними губами: «Заткнись! Заткнись! Заткни-и-и-ись!» По крайней мере, Юни33 остыл, а журналюги отцепились от Аапели33.

— Чуваки, это уже смешно! — наконец, вякнул кто-то, демонстративно отключив диктофон. — Недавно у Бесстыжего Кая дочь появилась, которая никакая ему не дочь. Теперь у тебя сын, который наверняка ни фига тебе не сын. Это что, новая фишка такая — выдумывать себе детей?

За этим человеком последовали остальные. Пресс-конференция вышла из-под контроля, чувствовалась острая необходимость приватного диалога.

— Инфа сотан, матерью сына тоже была фанатка, которая скопытилась от передоза! — злорадно хохотнул кто-то другой.

Ясси33, вздохнувший было с облегчением секунду назад, снова напрягся. Да это был откровенный стёб! А за 28 лет еще никто не посмел обстебать неподражаемых «33 Ног»!

— Почему же фанатка от передоза? — гаркнул он жестко. — Моя жена! Вполне себе живая! По крайней мере, была, когда я утром с ней по телефону разговаривал.

«Что ты несешь, твою мать?!» — корчился в немом вопле Тапио.

— Ты женат? — вякнул кто-то из корреспондентов недоверчиво.

— Ну да, — уверенно ответил Ясси33.

— Попридержи оленей, Санта… — шепнул Аапели33, пихнув его в колено под столом.

— Не гони! — снова возразили в толпе. — Ты недавно с какой-то моделью шашни крутил, какая к черту жена?

— Ну а что? — не унимался Ясси33, войдя в раж и отпустив в чисто поле свое буйное воображение. — Она в своей Америке тоже пояса верности не носит.

— Твоя жена живет в Америке?!

— Да, в Нью-Йорке. Живет себе, поживает. Вот, сынишку в гости отправила…

И Ясси33, осекшись, затравленно метнул взглядом в Тапио. Даже сквозь тусклый полусвет на расстоянии разделявших их двухсот метров он увидел, что острые зубы батьки обнажены в зверском оскале, предвещающем страдания и смерть.

После разгромной пресс-конференции Ясси33 долго отсиживался в уборной и дожидался, когда Тапио в срочном порядке умчится подкупать все редакции Финляндии, чтобы те не написали лишнего о его подопечных. Когда буря, казалось бы, улеглась, он вернулся в гримерку и увидел испуганные глаза забившихся в угол дивана Аапели33 и Юни33.

— Ну что, Батька уже уехал? — спросил Ясси33 шепотом.

Те лишь молча хлопали пышными наращенными ресницами и таращились на него в священном ужасе. Через секунду до ноздрей Ясси33 начал доноситься запах любимых сигарет Тапио.

— Оно сзади, да?..

— Ясси, солнышко, — пропел Тапио сладким садистским голоском. Батька был старше их лет на 10-12, тощий и страшный, как черт. Хотя нет, правильнее будет сказать, что природа одарила его вполне благовидной, немножко инфернальной внешностью и жутко подвижной мимикой. Поэтому он был мастером корчить страшные рожи, ввергающие в ужас всех и вся. — Ты знаешь, зачем я сюда пришел?

— Покурить и убивать? — вздохнул Ясси33, смирившись с неизбежным.

— Угадал. И, как видишь, я уже докуриваю…

— Бать, ну брось, все могло быть гораздо хуже!

— Хуже того, что завтра все узреют годы твоей никчемной жизни на могильной плите и узнают твой настоящий возраст, быть уже не может…

— Батя, брось!

— Это был твой последний День Рождения, сукин сын, последний!!!

Чуть больше, чем через полчаса, Тапио валялся на диване в комнате отдыха, что находилась в ночном клубе, в котором намечалась опупенная вечеринка для своих в честь Дня Рождения Ясси33, и со слезами в голосе жаловался Авроре:

— Я потратил на этих эгоистичных ублюдков свои лучшие годы, и как они меня отблагодарили? Ни во что меня не ставят! Творят, что хотят! С мнением моим не считаются, ни о чем со мной не советуются! Я же всего лишь какой-то продюсер, который ради них разорвал все контракты с действительно талантливыми, подающими надежды парнями! А этих безмозглых идиотов вывел в люди!

— Бать, заткнись! — не выдержал его нытья Юни33. — Ясси прав. Я уже был на грани того, чтобы высказать этим насекомым все, что я о них думаю. А это означает кердык всей нашей дутой репутации, ты меня знаешь.

— Если они нас уже в маскировке узнают и пронюхали, что я у Ясси живу, то я вообще не знаю, как дальше жить, — заскулил в тон продюсеру Аапели33.

— Начнете огрызаться с журналистами — четвертую собственноручно! — рыкнул Тапио. — А ты что, реально так сильно на пацана смахиваешь? — вдруг обратился он к Авроре. Та покраснела и опустила глаза, то ли смущаясь, то ли радуясь комплименту. Худая, плоская, в бесхитростной белой рубашке, заправленной в джинсы. — Все запомнила? Начнут названивать — шваль всякую сразу посылай, а уважаемым изданиям…

— Акилльз Тиллимилли, 15 лет, — механически затараторила Аврора, как первоклашка, рассказывающий выученное назубок стихотворение, — живет с матерью в Нью-Йорке. Был исключен из школы за то, что принес наркотики и огнестрельное оружие, взял в заложники класс и заставил всех учителей обкуриться травкой. В наказание временно сослан к отцу в Финляндию.

— Спасибо, девочка, твоим родителям за то, что в этот прекрасный осенний день дали миру тебя! — заумилялся Тапио. — Иначе кто бы еще так впрягался за этих несчастных бездарей?

В комнату залетел кто-то из рок-тусовки.

— Все в сборе! — объявил он. — Ждут именинника!

— Пойдем, засранец, поздравлять тебя буду! — Тапио поднялся и крепко цапнул Ясси33 за плечо, по-отцовски привлекая к себе. — Знаю, что ты говнюк, а все равно люблю, как родного!

Аврора пропустила всех вперед, сделала вид, что идет следом, а сама не пошла.

***

Ясси33 терпеть не мог, когда Тапио начинал поздравлять его публично. Это всегда выглядело так, словно престарелый родитель вещает в микрофон на свадебном торжестве своего сына. О том, каким его пострел был забавным, когда бегал с голой попкой по лужайке перед домом, и как он ел собачьи какашки, думая, что это шоколадные конфеты. О том, как он вырос, пригласил в кино девочку, а там ему набили морду старшеклассники, но в итоге малой стал настоящим жеребцом, которым папка бесконечно гордится, и бла-бла-бла.

Когда микрофон переходил в руки Юни33 или Аапели33, один неизменно пододвигался к другому, и кто-то из них говорил: «Ну, все уже сказано, что нам добавить-то? Живи, старик, не подыхай, нам без тебя хреново будет». Потом они по очереди обнимали Ясси33 до хруста ребер, а на ухо шептали, чтобы вытер глаза, потому что тушь потекла. Их бесхитростные поздравления всегда вышибали у него слезу.

В этот раз толкать речь вызвался Бесстыжий Кай собственной персоной. «33 Ноги», строго соблюдая заведенную в детстве традицию, всегда приглашали «Да каких-то уродов» на вечеринки в честь своих Дней Рождений. Те, в свою очередь, отказывались лишь в том случае, если на тот момент были на другом конце земного шара с гастролями. А после событий, имевших место последней зимой, лучшие враги и непримиримые друзья сблизились окончательно и бесповоротно, так что на этом Дне Рождении расчувствовавшийся Кай решил прилюдно излить душу имениннику.

— Ясси, дорогой, как же я тебя ненавижу! — так начал он и смахнул слезу. — Вот уже 48 лет ты портишь жизнь окружающим…

— Сколько-сколько?! — охренел Ясси33, когда тот озвучил столь внушительную цифру.

— И я так благодарен твоим родителям… — продолжал Кай, шмыгая носом. — Я знаю, ты был поздним ребенком. Недоношенным. Кесареным. Наверное, именно поэтому уродился таким придурком. Но твои предки — упокой, господь, их святые души! — такие молодцы, что даже под старость лет упорно продолжали стараться и не воспользовались в ту ночь презервативом! Сколько раз ты меня доводил! Сколько раз мне хотелось тебя убить! И вот сейчас я думаю. Если б на тебе сделали аборт или произошел выкидыш, была бы моя жизнь такой насыщенной, а детство и юность — такими невыносимыми? Нет, старик. Все, чего я добился, — это благодаря тебе. Никто меня не бесит так, как ты. Я ненавижу тебя, тощий мерзавец. И буду ненавидеть до конца своих дней.

— Ми-ми-ми, — заумилялись собравшиеся.

— Иди уже сюда, толстый, — всхлипнул Ясси33, вконец распрощавшись с идеальным макияжем, и нетерпеливо принялся махать руками, требуя, чтобы Кай его обнял.

Потом телячьи нежности закончились, начались более официальные и менее искренние поздравления других более-менее близких приятелей из рок-тусовки, бывших любовниц, партнеров из шоу-бизнеса и так далее, и тому подобное. Ясси33 уже на сто раз успокоился, даже украдкой умудрился подправить макияж, а когда гости торжества стали расслабляться, чувствовать себя непринужденно, разбиваться на компашки, вести собственные беседы и заниматься своими делами, он цапнул тарелку с остатками праздничного торта и незаметно удалился в комнату отдыха.

Аврора, так и не вышедшая в зал, сидела, развязно упершись локтями в колени, на подоконнике, за плотной занавеской, курила и смотрела в туманную хельсинскую ночь за окном.

— Вот, где ты прячешься! — удивился Ясси33, про себя каясь в том, что пригласил человека на свою вечеринку, а сам забыл о его существовании. — Почему ты здесь, а не в зале?

Она сама удивилась не меньше, чем он.

— Да так, на звезды смотрю, — отозвалась Аврора неловко. Не признаваться же, что ей просто страшно выходить в общество к незнакомым пьяным рокерам! Да и за свой стрёмный внешний вид немного стыдно. Там, в зале, из представительниц прекрасной половины человечества были одни лишь эскорт-девушки модельной внешности и роскошные готессы-музыкантши, бледные, алогубые, пышнокудрые, затянутые в богатые платья с узкими корсетами. Чего ей среди них мелькать, лохматой, в кедах и дурацкой белой рубашке, единственной нарядной вещи в ее гардеробе, в которой она ходила на собеседование к Тапио? Получив столь неожиданное приглашение пойти на вечеринку Ясси33, Аврора серьезно подумывала сбегать днем в торговый центр и прикупить себе что-нибудь подходящее, но не успела. Да и вкус у нее, если честно, был не самый изысканный, поэтому приобретение платья на один вечер равнялось бесполезной трате времени и денег.

— На звезды? — переспросил Ясси33 с легкой усмешкой.

— Угу, — ответила Аврора скованно. — Когда мне было лет 6-7, мама сказала, что когда у человека День Рождения, его звезда зажигается самой первой. С тех пор постоянно, чьи бы Дни Рождения ни были, я смотрю на небо и ищу первую звезду.

— Ух ты! Тоже надо как-нибудь посмотреть! — воскликнул Ясси33 с искренним интересом. — Только в Хельсинки вряд ли что-то увидишь. Дымка и световое загрязнение, знаешь ли.

— Да, — вздохнула Аврора, сделала последний затяг, выкинула окурок в окно, спрыгнула с подоконника и вышла из-за занавески. — А Вы почему пришли? Вам что-то понадобилось?

— Нет, — мотнул головой Ясси33. — Тортика пожрать пришел. Не хочу, чтобы в журналы поместили мою фотку с открытым ртом, измазанной харей и заглатывающим кусман размером с Африку. Я голодный, как не знаю, кто.

С этими словами он поставил тарелку на журнальный столик, а сам сел на диван.

— Разве на вечеринке есть журналисты? — осведомилась Аврора, хмуро глядя на него сверху вниз.

— Журналистов нет, но вся эта рок-сволочь просто обожает делать селфи и фотать, что ни попадя, а потом выкладывает это все в Инстаграм. Да и журналюгам информацию продают, чего греха таить. Я вот на все сто уверен, что это кто-то из них капнул, что Аапели у меня живет.

— До сих пор?! — не смогла не брякнуть Аврора. — У него что, своего дома нет?

— Яиц у него нет, — безучастно пожал плечами Ясси33, а потом насторожился. — А ты откуда знаешь?

— Ну-у-у… — она густо покраснела, только сейчас сообразив, какую глупость сморозила. — «Да какие-то уроды» рассказывали мне, что его в старших классах из дома выгнали и он у Вас жил…

— Так вот, откуда у всяких слухов ноги растут!

— Нет! Они бы не стали вас так подставлять!

— Да шучу я, расслабься. Я же этих толстых неудачников знаю, они на такую мелкую пакость не способны. И подсаживайся уже, будем торт жрать!

Аврора поколебалась секунду, а потом послушно присела на другой конец дивана.

— За Юни тоже придется отдуваться, — сообщил Ясси33, ковыряясь ложечкой в торте и игнорируя ее смущение. — Единственное, чем он будет питаться ближайшие три дня, — это таблетки и желудочные порошки.

— Да, я была в аптеке. Все купила, кроме… — начала отчитываться Аврора, но Ясси33 прервал ее, резко протянув чистую ложку.

— Хватит о работе, давай отмечать! Днюхи у нас сегодня, в конце концов, или что?

С этими словами он подхватил своей ложкой пропитанный сладкими сливками бисквит и приподнял отломленный кусок, как бокал с шампанским.

— Ну, с Днюхой нас!

— С Днюхой… — повторила Аврора, точно так же подняв свою ложку с крохотным кусочком.

— Красиво поздравлять не умею, не обессудь, — продолжил Ясси33, жуя и вытирая кончики губ подушечками пальцев.

— Да я тоже…

— Дурацкая вещь. Вечно одно и то же. Либо про тебя начинают рассказывать какую-нибудь идиотскую историю, либо желают, цитирую, «здоровья, успехов, найти свою любовь и завести счастливую семью». Как будто я этого, блин, хочу!

— На фиг надо… — солидарно усмехнулась Аврора.

— Хотя когда я был маленьким, помнится, я действительно хотел сына. Просто когда я отказывался есть, родители начинали меня запугивать, мол, если я буду голодать, то когда вырасту, у меня не будет детей. Не знаю, почему, но тогда я дико пугался, начинал реветь и жрать этот мерзопакостный остывший суп. А на День Рождения — не помню уже, какой, — загадал, чтобы у меня родился сын, когда вырасту. Мол, назову его Акилльз и отдам ему свои ролики, которые мне тогда подарили. Древние еще такие, с попарными колесами, которые на ботинки надо надевать.

— Почему Акилльз (*причиняющий боль (фин.))? — с улыбкой поинтересовалась Аврора.

— Не знаю, просто звучит красиво. Ну и нате вам! Сбылось 40 лет спустя! Я семью заводить еще в студенчестве зарекся, а тут у меня сразу и жена в Америке, и 15-летний сын!

— Который держит в страхе всю школу…

— И из-за которого я теперь в полном дерьме! Так что с желаниями на День Рождения все-таки надо быть осторожнее…

Аврора глубоко вдохнула, собираясь с силами, отщипнула еще один крошечный кусочек торта и возвела ложку к потолку.

— Тогда желаю нам сдохнуть, как Элвис! — провозгласила она. — Молодыми и знаменитыми!

— Самое лучшее пожелание за все мои 48 лет! — захохотал Ясси33 и стукнулся с ее ложкой своей, как бокалами.

А пока они смеялись и ели торт, первая звезда, которая показалась в хельсинском небе в этот осенний день, пускай скрытая от людских глаз городским смогом и световым загрязнением, наблюдала за своими подопечными с высоты бесконечного космоса. И злорадно хихикала дурацким наркоманским голосом.

***

Когда торт был подъеден, а подвыпившие гости начали ломиться на сцену в углу зала, чтобы исполнить в честь именинника свое новое творение, Ясси33 решил, что дальнейшее его отсутствие уже будет неприличным, и засобирался обратно, на последней секунде цапнув за руку своего ассистента.

— Что Вы, я не пойду! Нечего мне там делать! — отчаянно сопротивлялась Аврора.

— Нечего в свою Днюху в одиночестве сидеть! Пойдем!

— Я же вас позорить буду, не надо!

— Не будешь ты нас позорить, успокойся!

— Буду-буду, я себя знаю!

Как Аврора ни упиралась, Ясси33 все равно вытащил ее в зал, полный незнакомых людей и буянящих финских рокеров. Зря она переживала, что все всё бросят и тут же начнут тыкать в нее пальцами. Безусловно, ее невысокая худенькая фигурка под покровительственной рукой величественного Ясси33 вызывала неподдельный интерес, но то был интерес по-птичьи безобидный и по-собачьи доброжелательный. Казалось, что среди пестрого калейдоскопа раскрепощенных сексапильных девиц в облегающих платьях и глубоких декольте плоскозадый ассистент «33 Ног» в скромной белой рубашечке, заправленной в джинсы, был единственным, кто выглядел по-детски свежо и непривычно невинно, поэтому все мужики откровенно на него пялились, изводя на ревности своих официальных подруг и эскорт-девушек. Ясси33 по-отечески придерживал Аврору за плечо, словно боялся, что она убежит и опять спрячется, хотя в целом не обращал на нее никакого внимания. Перекидывался фразой-двумя с теми, кто к ним подходил или попадался на пути, а так просто расхаживал в обнимку с ассистентом из угла в угол.

Поскольку все разговоры велись на финском языке, который Аврора все еще знала плоховато, она даже не прислушивалась и постоянно держала глаза опущенными. Когда ей это наскучило, она начала украдкой посматривать по сторонам и увидела, как остальной состав великолепных «33 Ног» устроил шуточную потасовку с «Да какими-то уродами», по ходу которой Айвен сумел-таки опрокинуть Аапели33 на пол, потом начал его поднимать, а тот орал сквозь хохот: «Положи, где взял!» В конце концов, дождавшись, когда освободится сцена, «Да какие-то уроды» сказали Аапели33 и Юни33 выкусить и полезли что-то играть.

— Господа, ди-джей Бесстыжий Кай объявляет медляк!

И заиграла лирическая музыка. Настроенный на романтику народ, что пришел с парой, начал активно подтягиваться к центру зала и привлекать к себе своих дам.

— Ясси, любовь моя, может, тоже меня на медляк пригласишь?

Откуда ни возьмись, перед Ясси33 и Авророй нарисовалась роскошная величественная готесса по прозвищу Стигмата, солистка популярной в Финляндии девчачьей готической рок-банды. Аврора плечом почувствовала, как Ясси33 напрягся, а затем робко подняла на девушку затравленный взгляд. Стигмата высокомерно улыбалась и делала вид, что не замечает ее. Очень стильная и ухоженная леди. Настоящая готесса, а не доморощенная готичка в сетчатых колготках и разошедшемся по швам корсете, мечтающая сразить наповал своего кумира на его рок-концерте.

— Не сегодня, милая, я уже кое-кого пригласил, — ответствовал Ясси33 с натянутой улыбкой и неловким рывком притянул к себе своего ассистента, отчего та чуть не взвизгнула.

Стигмата, наконец, соизволила окинуть диковатую худенькую Аврору презрительным изучающим взглядом и скептически скривила свой сладкий заманчивый рот, обведенный густым слоем темно-бардовой губной помады:

— Познакомишь?

— Это Аврора, наш ассистент.

— Вот как? — усмехнулась Стигмата, немного подобрев. — Я уж подумала, это твоя новая пассия…

— Ну что ты! Ты же знаешь, я не сплю с женщинами, которые способны на что-то большее.

Стигмата недовольно нахмурила тонюсенькие ниточки бровей.

— Хочешь сказать, я отношусь к разряду неспособных? — фыркнула она, собираясь обидеться.

— Ты сама это сказала… — улыбнулся от уха до уха Ясси33 и поволок Аврору в центр зала.

— Куда мы?.. — взволнованно пикнула та, заподозрив что-то неладное.

— Медляк танцевать, — отозвался Ясси33 решительно.

— Но я не умею!

— Ничего. Я тоже.

Аврора зависла до такой степени, что пришла в себя, лишь когда почувствовала на своих острых тазовых костях огромные горячие лапы Ясси33.

— Я понимаю, в твои обязанности это не входит, — прорвался его бархатный голос сквозь шум крови в ушах, — но либо мы жертвуем твоими ногами, либо моей никчемной жизнью. Потому что я станцую медляк с этой гадиной только через мой труп. Да что там медляк, я с ней даже макарену танцевать не буду!

Когда тяжелая подошва стила Ясси33 неловко опустилась на тоненький кед Авроры, до нее, наконец, все дошло.

— Ой, извини, больно? — тут же переполошился он.

— Н-нет, — ответила она, безбожно краснея, и неуверенно опустила дрожащие пылающие руки на его широкие крепкие плечи. — А в клипах за Вас дублер, что ли, танцует? — спросила она тихо и не поднимая головы, чисто чтобы отвлечь его внимание от своего смущения.

— Почему дублер? Я сам.

— А почему тогда говорите, что танцевать не умеете?..

— Медляк не умею. А индастриал и рок-н-ролл — это не медляк.

— Понятно… — сказала Аврора еле слышно и, чтобы вконец не засмущаться, уставилась на большой серебряный крест, болтающийся на груди Ясси33.

Через секунду он снова наступил ей на ногу, и, по-видимому, его это взбесило.

— Придвинься ближе, — попросил он решительно и вплотную притянул к себе Аврору за костлявую поясницу. — Так я запинаться не буду, — заключил Ясси33, когда добился того, чтобы их ноги не натыкались друг на друга.

Бедная Аврора, вытаращившая огромные серые глаза, отчаянно вцепилась пальцами в его плечи и спрятала красное, как солнце на закате, лицо в прохладе лакированной кожи плаща.

— Один-единственный раз медляк танцевал, — вздохнул Ясси33 между делом. — В старших классах. Мне нравилась одна девчонка. А я гордый был, первый хулиган на деревне, делал вид, что мне до фонаря. Хреново, видимо, делал, потому что на дискотеке она сама ко мне подкатила. Сто па сто, на спор! Ну, заиграл медляк, и я такой крутой: «Ну, раз хочешь со мной потанцевать, давай, так уж и быть, сделаю тебе такое одолжение». И что, думаешь? Оттоптал ей ноги, она меня засмеяла и послала. С тех пор никогда ни с кем не танцевал.

— Ясно… — еле слышно пропищала Аврора. Ей было удивительно и радостно от осознания того, что ее кумир, сменивший, наверное, не одну сотню женщин, удостоил медленным танцем именно ее, до этого ни разу ни с кем не танцевавшую.

«Вот так подарочек на День Рождения… — думала она, силясь справиться с волнением. — Мой первый медляк… С рок-звездой… С Ясси33… Ёшки-матрешки, да я ж в него сейчас влюблюсь!»

Бесстыжий Кай, самозабвенно выводящий душевное соло на электрогитаре, краем глаза заметил, что его злейший враг, без которого он не мыслил своей жизни, отплясывает медляк с его названой дочкой. Исполнившись отцовской ревности, в коротком перерыве между аккордами он показал Ясси33 кулак.

— Все-таки годно эти жиробасы играют, — сказал тот задумчиво, когда показал язык в ответ. — Глэм-рок уже давно не в моде, а эти старые неудачники жгут, как ненормальные.

— Угу… — отозвалась Аврора, изо всех сил стараясь не влюбиться.

— Если б не они… — тяжко вздохнул Ясси33. — Страшно подумать…

— Что?

Аврора вскинула голову и подняла на него свое красное лицо.

— Нас бы, наверное, не было… — продолжил Ясси33, не отрывая взгляда от сцены. — Юни бы в Лондон умотал, я бы стал каким-нибудь научным сотрудником, а Аапели бы… Не знаю, в тюрьму бы, наверное, попал. Или б в какой-нибудь потасовке ножом в печень получил.

— В смысле? — нахмурилась Аврора. Даже смущаться и бороться с подкатывающей влюбленностью перестала, полностью переключившись на совершенно другие мысли. Неужели когда-то существовала вероятность, что музыкальная культура современной Финляндии могла и не обогатиться за счет творчества великих «33 Ног»?

— Ну… — Ясси33 не знал, как объяснить. Его сильно тревожили какие-то воспоминания. — Все как-то с бухты-барахты получилось… Скажи нам тогда, что мы станем рок-звездами, мы бы не поверили…

— Как так? — в очередной раз хмыкнула Аврора. Ей, как и большинству непосвященных, тоже казалось, что знаменитые рок-группы сплошь и рядом возникали по одному и тому же сценарию: какой-то человечек (или группа человечков) с детства мечтал прославиться и выступать на сцене, поэтому, когда чуть-чуть оперился, нашел единомышленников и начал ухабистый путь через тернии к звездам.

— Это «Уроды» еще в школе начали в звезды ломиться… — заговорил Ясси33, словно прочитав ее мысли. — У них у всех предки кто с музыкой был связан, кто с кинематографом. Шоу-бизнес, короче. Пацаны с детства были нацелены на большое будущее. В старшей школе рок-группу сколотили, с крутыми парнями закорешились — со студентами там, с ребятами из музыкального лицея. В рок-тусовку затесались, в ночных клубах начали зависать, поигрывали помаленьку. А мы…

Ясси33 с болезненным вздохом выцепил взглядом Аапели33 и Юни33, которые ввиду занятости «Да каких-то уродов» затеяли потасовку меж собой. Теперь хохочущий Юни33, придерживаемый за руки, был в опасной близости от пола, а Аапели33 грозился вымыть им полы, как шваброй, если тот не возьмет свои слова обратно. Эти двое просто жить друг без друга не могли! Поэтому если уж ссорились, то исключительно в кровь и перья. Это из-за Юни Аапели дважды покидал их компашку в выпускном классе. И из-за Аапели (когда тот собрался жениться и бросил группу) Юни решился на операцию по усечению желудка, от которой его практически удалось отговорить. Думал, наркоз и физическая боль отвлекут его от мучительной потери лучшего друга. Но когда очнулся, Аапели уже сидел у его койки вместе со своими слюнявыми покаяниями, а дорогой Юни мало того, что из комы два дня не выходил, так еще и мучайся с желудком до конца своих дней!

— Мы остались простым хулиганьем… — продолжил Ясси33 через секунду. — «Уродам» было не до нас, нам стало скучно. Юни связался с наци, втянул меня в одну идиотскую историю. Аапели психанул, что я якшаюсь с предателем, и послал нас. Потом Юни электрогитару подарили, а мои предки старое семейное пианино на синтезатор сменили…

***

Родители Ясси, далеко не молодая добродушная чета Тиллимилли, давненько уже собирались избавиться от старинного пианино, драгоценного, семейного, но все же крайне раздолбанного и бесполезного. Настраивать его было уже без толку, играть невозможно, оно только занимало место и пылилось. Лет пять назад мама, потомственная пианистка и учительница музыки, уже приняла решение, что вызовет грузчиков, которые уберут эту рухлядь с глаз долой и избавят ее от лишней головной боли.

— Но это же семейная реликвия! — надулся тогда Ясси, откровенно облизывающийся на то, что старенькое пианино перейдет ему в наследство.

— Старичок уже свое отыграл, Ясси. Глупо хранить бесполезный хлам только потому, что это семейная реликвия, — возразила та с мягкой и доброй улыбкой.

— Бесполезный хлам! — оскорбился Ясси. — Это же память о твоей маме! И о бабушке! И о прабабушке! И о прапрабабушке!

— Ясси, память не в вещах, она здесь, — по-прежнему улыбаясь, ответила мама и приложила к груди маленькую сухонькую руку с некогда красивыми музыкальными пальцами. — То, что я выброшу пианино, не значит, что я выброшу из сердца маму, бабушку, прабабушку и даже прапрабабушку. Поэтому, пожалуйста, не храни наши с папой вещи, когда мы умрем, а то ты у нас такой сентиментальный мальчик…

— А на чем мне тогда играть?! — резко перебил Ясси, не позволяя развивать ужасную тему о неизбежной кончине родителей. Где-то с 10-ти лет он жил с холодящей душу мыслью о том, что мама с папой рано или поздно умрут от старости, потому что когда он появился на свет, им обоим было под 50 — совсем, как бабушкам и дедушкам его одноклассников…

— Мы купим тебе новое пианино, дружок.

Да только «дружок» всласть наигрывался на пианино в школьном оркестре, а по вечерам пропадал на улице, так что необходимости срочно покупать ему персональное пианино не было. Да и семейная реликвия есть семейная реликвия, на деле с ней расстаться не так-то просто, как на словах. В общем, под разными предлогами вызов грузчиков затянулся лет на пять, но после той Идиотской истории с Юни и нацистами, которая для Ясси закончилась гораздо трагичнее, чем кто-либо мог предположить, чета Тиллимилли решилась — сына в срочном порядке нужно отвлечь, иначе он с собой точно что-нибудь сделает. «Обещайте, что не умрете раньше меня!» — рыдал он, хватаясь за их сухие старческие руки и полосуя любящие родительские сердца холодным острием страшных слов…

***

— Темные времена, короче, были… — резко подытожил Ясси33, тряхнув головой и безжалостно обрывая причиняющие боль воспоминания. — Но «Уроды» нам здорово помогли. Да и потом, с первым выступлением…

Аврора хмуро глядела на него снизу вверх и ловила себя на мысли, что что-то здесь явно не сходится. Она, конечно, догадывалась, что «33 Ноги» и «Да какие-то уроды» дышат друг к другу неровно и их так называемая вражда — это, скорее, извращенный вид закадычной дружбы, но то, что карьера первых имела прямую зависимость от вторых, она даже помыслить не могла!

— Эй, уголовник ряженый, чего тебе надо от моей дочери?! — как на заказ, за ее спиной раздался громогласный рев Бесстыжего Кая, который изрядно ее перепугал. Слушая спутанный монолог Ясси33, Аврора и не заметила, что «Да какие-то уроды» завершили свое выступление и уступили место какой-то другой банде, тоже продолжившей романтическую ноту и заигравшей медляк.

— Дяденька, дяденька, не бей… — угодливо залопотал Ясси33, выпуская пригревшегося ассистента из своих прекрасных лап. — Я просто в кино ее хотел сводить, ровно в десять бы домой привел, честно-честно!

— Смотри у меня, проклятый, знаю я вас, хулиганье малолетнее! — гремел Кай, излишне грозно потрясая кулаком.

Ясси33 злорадно ухмыльнулся и подтолкнул к нему Аврору.

— Иди к папе, девочка.

Та еще не успела сообразить, как бы более-менее адекватно ей отреагировать, а Бесстыжий Кай уже подхватил ее худенькое невесомое тельце под мышки и закружил в воздухе, как пятилетнего ребенка. От неожиданности и испуга Аврора заверещала так, что привлекла всеобщее внимание. Представители сильной половины человечества, увидев, что все в порядке и пронзительный женский визг вызван не тем, что дама попала в беду, тут же потеряли к голосистому ассистенту «33 Ног» всякий интерес, а разодетые роскошные леди откровенно ей позавидовали — чем, ну вот чем эта ошибка природы заслужила такое нежное и трепетное обращение со стороны мужчин, с которыми все мечтали переспать?!

— С Днем Рождения, моя принцесса! — просюсюкал Кай, опустив Аврору и по-отцовски тепло прижав ее к своей широкой груди.

— Спасибо, — смущенно засмеялась та.

— Я понимаю, ты уже совсем большая, — продолжил он, отстраняя ее от себя за худенькие плечи, — тебе уже целых 17!..

— Ага, больше десяти лет уже как 17! — с досадой фыркнула Аврора.

— Но ты все равно будешь для меня моей маленькой принцессой, поэтому вот твоя корона!

Кай полез в боковой карман потрепанной джинсовой куртки, и через секунду в его крепких заскорузлых пальцах показалась миниатюрная стразовая заколочка для волос в виде маленькой милой короны.

— Ой, какая красивая! — сразу же восторженно заблестела глазенками Аврора. — Неужели это мне?!

— Ну нет, твоему долбаному шефу! Ему как раз только девчачьи побрякушки нацепить и осталось!

Ясси33 цыкнул и закатил глаза. Его умиленный настрой на секунду улетучился, но незамедлительно вернулся, когда Кай своими дрожащими от страха пальцами принялся неловко цеплять на волосы Авроры заколочку.

— Ага, это тебе не крючки на бабских бюстгальтерах ломать! — осклабился Ясси33 злорадно.

— Не говори в присутствии моей дочери таких пошлых вещей! — рыкнул на него Кай. Он, действительно, изрядно перетрусил. Заколочка в его сардельках-пальцах казалась такой крошечной, а волосы Авроры — такими легкими и мягкими! Как паутинка.

— Я пойду посмотрю! — радостно затопала на месте именинница, еле дождавшись, когда он закончит. — Спасибо!

Она ухватила Кая за могучее плечо и мягко потащила вниз, словно требуя, чтобы он наклонился. Затем потянулась на носочках кедов и трогательно чмокнула его в колючую от трехдневной щетины щеку. А потом легонько развернулась и умчалась, как теплый летний ветерок.

— Ассистента нашего не переманивай, слышь! — зарычал Ясси33 сквозь зубы. Лицо его потемнело, а кулаки непроизвольно сжались от нахлынувшей ревности.

Бесстыжий Кай, ошалевший от поцелуя, пожалуй, самого искреннего и невинного за всю его жизнь, дико пялился в маленькую белую спинку Авроры, которая счастливо скакала перед Юни33 и Аапели33 и хвасталась заколкой.

— Я бабам бриллианты дарил, они так не радовались, как она этой дешевой стекляшке! — процедил озадаченный Кай.

— Уродилось же такое чудо в один день со мной… — добродушно усмехнулся Ясси33.

***

— Спасибо! — поблагодарила Аврора, неловко выползая из гигантского джипа Юни33. После вечеринки она, знаете ли, удостоила «33 Ног» чести отвезти ее домой, хотя ломалась, конечно, минут десять, если не больше.

— Давай до хаты провожу? — вызвался Аапели33. — А то мало ли, какие личности в подъезде околачиваются.

— Это ты перегнул, все подозрительные личности сейчас находятся в этом автомобиле, — вставил комментарий Ясси33.

— Нет-нет, что Вы! И так сколько времени на меня потратили! — яростно запротестовала Аврора. — Я же могла просто на такси поехать.

— Да ладно, я же трезвый, чего б не подвезти? — горько улыбнувшись, сказал Юни33.

— Вам хоть полегче? — поинтересовалась Аврора участливо.

— Пойдет.

— Хэрра Хараканхови, у Вас завтра в 10 стоматолог, Вы помните?

— Ой, иди уже отсюда! — замахал руками Аапели33. — Что ни день, то экзекуция!

— Раз уж ты у нас такой трудоголик, — вмешался в их разговор Юни33, обращаясь непосредственно к Авроре, — почисть, пожалуйста, «спрашивалку», когда появится свободная минута. А то меня уже задолбали эти обоссанные вопросы: «Когда ты в первый раз трахнулся?» и «Есть ли у тебя пирсинг в пенисе?»

— А есть? — тут же встрепенулся Аапели33, как голубь, завидевший оброненную булочку.

— Тебе ли не знать! — с пакостной улыбочкой осадил его Ясси33.

— Сейчас пешком оба пойдете! — рявкнул Юни33, покраснев.

Пока они перепирались, Аврора скромно стояла на мостовой у открытой дверцы автомобиля и уныло размышляла: «Конечно, меня работой завалили, а сами сейчас с моделями трахаться поедут…» Но потом, когда «33 Ноги» окончательно с ней распрощались и укатили в сонную темноту хельсинской ночи, она насилу взяла себя в руки и строго приказала собственной персоне:

— Даже не думай, сучка, они твои работодатели, и они тебе платят!

Поднявшись к себе в студию, четыре месяца назад любезно рекомендованную «33 Ногами» в одном из самых опрятных и безопасных районов Хельсинки (как тогда сказал Юни33, который впервые привез ее сюда: «Метро рядом, торговый центр через дорогу, на углу полно кафешек со всякой жратвой, бутики со шмотьем. А что еще человеку для счастья надо?»), Аврора сбросила новую кожаную куртку и поплелась к холодильнику за выпивкой. Несмотря на поздний час и тотальную усталость, спать ей категорически не хотелось. Все-таки сегодня был ее День Рождения, и насмешница-судьба преподнесла ей такой неожиданный подарок, что о нормальном сне можно забыть дня на три, если не больше. Ее посаженное анорексией сердце до сих пор трепетало от приятного, почти влюбленного волнения, которое она испытала, оказавшись в этот вечер так близко к Ясси33, кумиру своей юности. Да и просто радостно было осознавать, что такие надменные и недосягаемые личности типа «33 Ног» и «Да каких-то уродов» вспомнили о ее Дне Рождения и уделили ей самое теплое и искреннее внимание, что, в свою очередь, невольно наводило на мысль о том, что они ее ценят. А это в сто раз важнее, чем если бы они признавались ей в любви и воспевали оды ее красоте, как они делали в своих песнях в адрес каких-то вымышленных девиц. За 4 месяца работы на ведущих финских исполнителей дарквейва Аврора зарубила себе на носу, что рок-музыканты в подавляющем большинстве поют о ком угодно, только не о своих подружках. В общем, Аврора активно занималась самоуспокоением, чтобы не так больно было осознавать, что «33 Ногам» она никто и зовут ее никак.

Вскрыв баночку алкогольного коктейля, она уселась за стол, открыла крышку ноутбука, зашла на официальный сайт «33 Ног», ввела пароль администратора и попала в режим редактирования. Кликнув на ссылку рубрики со скромным названием «Ваши вопросы», в повседневном обиходе «33 Ног» известную как «спрашивалка», она принялась выискивать и удалять всякий бред, сотворенный неистовыми поклонниками.

Помимо раздражающих вопросов, озвученных Юни33, фанаты и хейтеры «33 Ног» понаписали и не такую кучу всякого мусора: «Какие женщины вам нравятся?», «Какого цвета нижнее белье вас заводит?», «Вы были женаты?», «Вы геи?», «Вы трахались друг с другом?» Аврора попивала сладкий коктейль и бесстрастно щелкала по иконке «Удалить», про себя усмехаясь, что современное общество, видимо, совсем уже деградировало, раз ничем больше не интересуется, кроме секса и половых извращений. Один-единственный вопрос заставил ее умилиться: «Аапели33, а какой у тебя любимый цвет?»

— Серый, — улыбнулась Аврора, уже немного пьяненькая от коктейля.

Отвечать на простые поверхностные вопросы тоже входило в резиновый круг ее обязанностей. Но протрубить на всю планету, что потрясающий ударник «33 Ног», который одевается во все черное и заказывает из Китая синтетические парики до колен, балдеет от какого-то непонятного серого цвета, Авроре показалось непозволительным, поэтому славный вопросик тоже полетел в виртуальную мусорную корзину.

«Что ест, пьет и как упражняется Юни33, чтобы быть таким, мать его, худым?»

Аврора серьезно задумалась.

— Пьет он алкогольные коктейли с этиловым спиртом, растворимый кофе «три в одном» и дешевые ароматизированные чаи с сахарозаменителем, это инфа сотан, а вот что он ест?.. Кокаин, может? Я никогда не видела, чтобы он что-то ел. И вечно у него желудок болит. И чтоб ты знал, чувак, Юни33 — это самая ленивая задница во Вселенной. Он никак не упражняется.

Но поскольку рабочие инструкции не позволяли ей этого написать, Аврора просто удалила вопрос и оставила за вопрошавшим право думать, что Юни33 — законченный веган, который пьет протеиновое пойло и пыхтит на тренажерах по 14 часов в сутки.

Далее она ответила скромным «Спасибо, очень приятно! Ясси33» на последние поздравления и всяческие пожелания, начиная от самых затертых шаблонов типа «счастья, любви, здоровья и творческих успехов!» и заканчивая самыми оригинальными наподобие «пусть тебе приснится веселый розовый слоник и собачьи какашки с блестками!» То-то наивные детишки обрадуются, получив ответ якобы от своего кумира!

На этом приятные ноты праздничного вечера подошли к концу, и «спрашивалка» запестрила вопросами и заявлениями совершенно неприемлемого характера:

«Ха-ха, только не говорите, что у Ясси33 есть сын, я не верю!!!»

«У Ясси33 есть жена?! Да ну нах, он же гомосек! Сто па сто просто отмазался, чтобы никто не просек, что он с барабанщиком трахается!»

«Ясси, ты такой жалкий! Неужто популярности мало?»

«Малолетнего любовника, поди, завел, а говорит, что сын! Фу, педофил!»

«Да нет у него никакого сына, это гон!!!»

Вспыхнув, Аврора набрала полную грудь воздуха и яростно выдохнула. Допила остатки коктейля и всеми силами заставила себя успокоиться. Про богатых и знаменитых и не такие гадости пишут, поэтому не стоит обращать внимание на подобные глупости и расходовать драгоценные нервные клетки. Но Аврора Лоринайте не ассистент великолепных «33 Ног» и не дочь своего отца, коль позволит каким-то неудачникам оскорблять Ясси33!

«Сам ты гомосек! — начала строчить она в полях ответа, с трудом попадая разгоряченными пьяными пальцами по клавишам. — У меня видос есть, где мои братаны тебя кверху жопой дерут, щас на Ютуб выложу! — и предусмотрительно подписалась. — Акилльз».

Если Батька Тапио строго-настрого запретил «33 Ногам» хамить фанатам и журналистам, то сына Ясси33 он даже ни разу не видел… Следовательно, лапочка Акилльз был волен вытворять все, что не решался сделать его папа!

«А ты, толстожопая тварь, не жалкая?! — начала писать очередную реплику Аврора. — Похудей сначала, потом уже свое тухлое мнение, которое никого не интересует, высказывай! Акилльз».

«Если у папы Ясси нет сына, тогда кто тебе, мудак безмозглый, сейчас пишет? Хер, что ли?! Сейчас, паскуда, пробью твой ай-пи-адрес и приду тебя барабанными палочками дяди Аапели в жопу иметь, вот и посмотришь, тварь, есть у него сын или нет!!! Акилльз».

На последней реплике, которую собиралась оставить Аврора от светлого имени Акилльза, со «спрашивалкой» стало происходить нечто странное: сначала пропали все ее ответы, потом снова появились. На время исчезли нетленные строки фанатов, но через секунду опять возникли из ниоткуда.

Решив, что собака зарыта в перегруженном трафике, Аврора обновила страницу и была очень удивлена, когда обнаружила запрет на доступ к рубрике и свежайший комментарий секундной давности: «Нижайше прошу прощения, сын хулиган. Ясси33».

— О-оу… — стиснула она зубы, с запоздалым ужасом осознав, что увлеклась и вышла за рамки не только приличий, но и своих полномочий.

Через другую секунду заорал ее телефон, переливаясь всеми цветами электронной радуги и долбя об экран четырьмя страшными буквами и двумя убийственными цифрами — ЯССИ33. Первым порывом Авроры было не брать трубку, но разум-таки вернулся в ее разошедшуюся подвыпившую голову и подсказал хозяйке, что если она присовокупит к своей дикой выходке еще и игнорирование звонка начальника, ее уволят с первыми же лучами утреннего солнца. Поэтому она взяла себя в руки, нажала на кнопку «Принять вызов» и с замиранием сердца приготовилась к лютому выговору.

— Юни, кажется, просил тебя почистить «спрашивалку», а не засрать ее репликами Акилльза!!! — заорал Ясси33 в трубку.

Аврора вся сжалась и зажмурилась, но ровно через секунду до нее дошло, что орет он не от злости, а от безудержного хохота.

— Поздравляю с сыном… Теперь все убедились, что он, действительно, существует… — пискнула она робко, все еще не веря в свою удачу…

***

— Добавься в чат!!! — прогорланил Ясси33, все еще хохоча, и резко сбросил вызов, Аврора даже не успела уточнить, в какой чат.

Ответ на ее незаданный вопрос пришел тут же, когда в углу экрана монитора мелькнул конвертик с уведомлением о том, что Аапели33 приглашает ее присоединиться к приватному чату. Аврора послушно тыкнула на кнопку «Принять» и очутилась в святая святых, в самой что ни на есть запретной и недосягаемой зоне, какую только может представить себе смертный человек, — в виртуальном пространстве, в котором вели свои сугубо личные разговоры неподражаемые «33 Ноги»!

«2 РЫЦАРСКИХ КРЕСТА ЭТОМУ АРИЙЦУ!!!» — тут же пришло сообщение за подписью Юни33.

«РЖУНЕМОГУУЖЕИЗКИТАЯЗВОНИЛИПРОСИЛИНЕОРАТЬ!!!» — последовала реплика Аапели33.

«Что делать будем, когда Батька «спрашивалку» увидит???» — написал Ясси33.

«А причем здесь мы?»

«Ничего не знаем, это все Акилльз!»

Аврора вкратце просмотрела небольшой кусок их предыдущей беседы. Пару минут назад великолепные «33 Ноги» сцепились друг с другом не на жизнь, а на смерть, оспаривая право на существование комментариев Акилльза.

«Как это удалить?!» — истерил Ясси33.

«Я ПОТОМ ТЕБЯ ИЗ МИРА ЖИВЫХ УДАЛЮ!!!» — отвечал Юни33.

«Это надо удалить!!! Батька нас убьет!!!»

«Да пусть будет для разнообразия», — впрягся, наконец, Аапели33: «В следующий раз будут думать, прежде чем гадости писать».

«Вот именно! Задрало уже всякий бред терпеть ради этих сраных рейтингов!»

«Ладно, — сдался Ясси33. — Извинюсь только для приличия».

«Да в жопу извинения!»

«Не-не, извинись, типа мы не при делах, это все пацан».

Уставившись в экран ноутбука, Аврора вытаращила глаза на все лицо. До нее только сейчас дошло, что ее любимые «33 Ноги» не поехали трахаться с моделями, а сидели по домам за компьютерами и чатились…

***

Через полчаса болтовни ни о чем.

ЮНИ33: Чё-т меня рубит. Спокойной ночи, котятки!

И отфотошопленная картинка с Адольфом Гитлером, рассылающим розовые сердечки и воздушные поцелуи.

ААПЕЛИ33: Тебе лучше?

ЮНИ33: Не-а. Но я так намучился, что мне уже пофиг.

ЯССИ33: Бедняжечка бедняжный

АВРОРА: Спокойной ночи!

ЮНИ33: Пока.

ЮНИ33 offline.

ААПЕЛИ33: Благотворительность через неделю…

ЯССИ33: Меньше. Если Юни не станет лучше, я его убью.

ААПЕЛИ33: Окей. Вытащим его из гроба, прислоним к колонке и включим фонограмму. Никто и не догадается, что с ним что-то не так.

ЯССИ33: Ахах, нам не привыкать. Вечно перед выступлением надирается, как скотина!

ААПЕЛИ33: Он пьянеет трындец как быстро!

ЯССИ33: Так он голодный постоянно! У него желудок размером с мозг, он как у белки! Три крошки съел — больше не лезет, а через пять минут опять голодный! А на голодный желудок намного быстрее пьянеешь!

ААПЕЛИ33: Азазазазазазаз!

АВРОРА: А когда он онлайн выйдет, эти сообщения ему высветятся?..

ЯССИ33: Да.

ААПЕЛИ33: Еще как! ПРИНЦЕССА, ТЫ ДУРАК!!!

АВРОРА: Как это мило…

ЯССИ33: Во сколько завтра пресс-конференция?

АВРОРА: В 7 вечера.

ЯССИ33: Так, включи-ка, пожалуйста, на время «Хельсинские рок-сплетни» в список персон нон-грата. Скажи, что мы заняты подготовкой к благотворительности, а после концерта будем рады пообщаться с ними на любые темы.

АВРОРА: Поняла.

ААПЕЛИ33: Как раз Акилльз обратно в Америку уедет.

ЯССИ33: И женушка себе нового хахаля найдет и пропадет с концами.

ААПЕЛИ33: Ну и подставил же ты нас!

ЯССИ33: Ну нет, блин, надо было в грудь пяткой бить, что мы с тобой не трахаемся и что ты хренов подкаблучник, которого вечно из дому гонят и которому жить негде!

ААПЕЛИ33: Ну чё ты

АВРОРА: Во сколько завтра посылку занести?

ЯССИ33: Давай часиков в 11. Аапели, напомнишь Юни, что репетиция в 12?

ААПЕЛИ33: Ой, не знаю. Я от зубного живым могу и не выйти.

ЯССИ33: Да хорош ныть! Это не мезотерапия! Зубной укол поставил — а там пусть хоть нерв на сверло намотается!

АВРОРА: Извините за любопытство. А что такое мезотерапия, раз вы все ее так боитесь?

ААПЕЛИ33: Уколы в лицо.

АВРОРА: Ааа, типа ботекс?

ААПЕЛИ33: Нет. Это всякие лечебные коктейли, которые вводят в средние слои кожи, чтобы увлажнить, осветлить, подтянуть и чего-то там еще. Плюс травмы от проколов провоцируют выработку коллагена, и морщины начинают разглаживаться.

АВРОРА: Ничего не поняла…

ААПЕЛИ33: Поживешь с наше, тоже начнешь во всех косметических процедурах разбираться.

АВРОРА: Мне-то зачем? Я рок-звездой становиться не собираюсь.

ААПЕЛИ33: Ахахах, мы тоже так говорили! Ты умеешь на чем-нибудь играть?

АВРОРА: Если только на нервах, и то под настроение…

ААПЕЛИ33: А если серьезно?

АВРОРА: На пианино в младших классах немного играла. Потом учительница, которая кружок вела, на паранормальных явлениях помешалась, и меня перестали к ней пускать. А потом она уехала.

ЯССИ33: Пошли под листья вместе с бардовыми нейтронами подрывательных котлов решать задачи о вечных погодных условиях вввввввввввв

АВРОРА: Что-что?..

ААПЕЛИ33: Это его вырубило, он во сне пишет.

АВРОРА: Это как?

ААПЕЛИ33: Хз. Говорит, когда начинает засыпать, слышит поток слов, грамматически связанных, а по смыслу — не очень. Иногда умудряется их записать. Потом Юни жутости про фашистов и крематории наводит, я богословскую тематику вворачиваю и рифму придаю. И вуаля — очередной хит готов!

АВРОРА: ЧТО?!

ААПЕЛИ33: Ахахахахахахахах!!!

АВРОРА: Бедные фанаты думают, что вы высокие философские темы в своих песнях поднимаете, а это, оказывается, обыкновенный полусонный бред!!!

ААПЕЛИ33:;-)

АВРОРА: Пойду-ка тоже спать. Вдруг шедевр какой во сне прибредится.

ААПЕЛИ33: Эх, ладно Спокойной ночи.

АВРОРА: А что так грустно? Вы сами-то спать собираетесь?

ААПЕЛИ33: Какой спать?! У меня зубной завтра! Я намерен наслаждаться каждой минутой до приема!

АВРОРА: И что будете делать до утра?

ААПЕЛИ33: Фильм посмотрю.

АВРОРА: Какой?

ААПЕЛИ33: Не знаю. Посмотрю, что в топе годного есть. Ты сильно спать хочешь?

АВРОРА: Н-нет, а что?

ААПЕЛИ33: Можем вместе онлайн посмотреть.

АВРОРА: Ха-ха, Вы это серьезно? Так оригинально меня в кино еще никто не приглашал!

ААПЕЛИ33: Да я сам всю жизнь в кино только с сеструхой ходил. Потом она начала парнями интересоваться, не дозовешься ее никуда. После благотворительности можем в настоящее кино сходить, если хочешь и если время будет.

АВРОРА: Хорошо.

ААПЕЛИ33: О, нашел! Как тебе?

Ссылка на описание фильма.

***

Голодная, сонная, замерзшая, но невообразимо счастливая Аврора еле как волочила кеды по вышарканному хельсинскому тротуару в сторону дома Ясси33. Прижимая к взволнованному сердечку полученную на почте посылку, она неосознанно улыбалась себе под нос и в тысячный раз твердила, что вчерашний день был самым лучшим в ее жизни. «33 Ноги» пригласили ее на закрытую вечеринку, а потом добавили в личный чат, она танцевала свой первый медленный танец вместе с Ясси33, а в довершении ко всему Аапели33 позвал ее в кино! Кстати сказать, в кино ее тоже приглашали впервые… На рваной косой челке встрепанного черного парика красовалась заколочка-корона, подаренная Бесстыжим Каем. Аврора не сильно любила бижутерию и практически ее не носила, но заколка ей, действительно, очень понравилась. Еще и от гордости распирало, что это подарок от настоящей рок-звезды, которая простого смертного даже взглядом не удостоит!

Шла себе Аврора по утреннему Хельсинки, уже вовсю приступившему к работе, вышагивала своими тощими усталыми ножками по мостовой, добрела до опрятного дуплекса, в котором располагалась квартира Ясси33, глянула на фургончик редакции «Хельсинских рок-сплетен», припарковавшийся у крыльца, и встала, как вкопанная…

— Какого хрена?! — только и смогла произнести она. — Ясси не планировал с ними интервью, это первое! А второе, эти уроды в черном списке до окончания благотворительного концерта, если не дольше!

На всякий случай Аврора незаметно свернула за угол дуплекса и принялась изучать фургончик с безопасного расстояния. В машине был только водитель. Следовательно, репортер и фото-оператор уже были в квартире Ясси33. Водитель разговаривал по мобильному телефону. Через минуту, на счастье Авроры, он захотел покурить и вышел из фургончика, не отвлекаясь от своей болтовни.

— Ну как скоро? Не знаю… — донеслись до нее обрывки малопонятной финской речи. — Полчаса уже торчим, он их не пускает… Да вечно, мудаки, ломаются, как шлюхи на дискотеке… Не знаю… Ну, либо прорвутся, либо он их с лестницы спустит… Как освобожусь, брякну…

Аврора в испуге ахнула и вжалась костлявой спиной в кирпичную стену. Если она все правильно поняла, Ясси33 не давал незапланированного интервью этим мерзким журналистам. Он давал им яростный отпор! А они продолжали не менее яростно его осаждать…

— Сто па сто, из-за Акилльза! — осенило Аврору. Сердце похолодело.

Конечно! Вчера они были немного навеселе и притомились после вечеринки, поэтому как-то не подумали, что их маленькая пакость в «спрашивалке» на следующее же утро выльется в большие проблемы, которые вездесущие журналисты с удовольствием организуют легендарным финским исполнителям дарквейва. Они заигрались в эту несчастную игру с маленьким Акилльзом. Игру настолько несуразную, что даже щепетильный Батька Тапио не придал ей большого значения. Безупречная репутация великолепных «33 Ног» теперь была под угрозой. Аврора понимала, что это должно прекратиться. Журналисты должны перестать нападать на ее работодателей из-за какого-то дурацкого недоразумения. Она должна была поступить, как серьезный взрослый человек. А именно — коротко глянуть на окна, ловко закинуть посылку в рюкзак и покарабкаться вверх по стене, цепляясь за выступы и решетки балконов. Она должна была играть до конца!

***

Та самая корреспондентка «Хельсинских рок-сплетен», которая на вчерашней пресс-конференции дерзнула поставить «33 Ноги» в неловкое положение, теперь испепеляла Ясси33 злорадным взглядом наглых голубых глаз и, давя нахальную улыбку на круглом чистом лице без единого красного пятнышка и острого угла, нет-нет да невзначай подталкивала его в руку, мертвой хваткой вцепившуюся в косяк и преграждающую путь в квартиру.

— Какой ты, однако, негостеприимный хозяин! — деланно надулась она. — Журналисты твою банду пиарить пришли, а ты их даже чаем не напоишь!

Бледный и издерганный Ясси33 яростно фыркнул, злобно глянул на нее, затем на ее напарника с фотокамерой, потом снова на нее и прошипел сквозь зубы:

— Допустим, я закрою глаза на то, что вы явились без приглашения, вторглись в частную собственность и мою личную жизнь, но будить ребенка я не позволю. Убирайтесь по-хорошему, или я вызову полицию!

— Крепко же он у тебя спит, — издевательски захлопала глазками корреспондентка, игнорируя его угрозы. — Я бы от такого шума уже давно проснулась.

— Он сидит за компьютером всю ночь напролет, поэтому спит до обеда, как убитый.

— Какая жалость! Выходит, он не удостоит нас своим присутствием и не ответит даже на самый маленький вопросик?

— Он не говорит по-фински.

— Ай-ай-ай, какой ты безответственный отец! Совсем ребенком не занимаешься! Неудивительно, что тебе никто не верит. Но мы-то поставим все точки над i, не так ли? Ну же, Ясси! Можешь угрожать нам полицией, сколько угодно, но мы не уйдем, пока не увидим твоего мальчика собственной персоной…

— Оставьте моего мальчика в покое! Я хочу, чтобы он жил нормальной жизнью!

— А может, нету никакого мальчика, а, Ясси? Неужто тебе самому это не надоело и ты не хочешь признаться, что выдумал его по каким-то очень веским причинам? Заодно и об этих самых причинах нам поведаешь. Обещаем, что не будем выносить это на первую полосу.

Ясси33 просто задохнулся от злости. Ярость захлестнула его с такой силой, что он не услышал звона чего-то разбившегося в дальней комнате. Это Аврора скинула с подоконника керамический горшок с цветком, когда проникла в окно бывшей спальни его покойных родителей. Благо, Ясси33 приоткрыл его с утра для проветривания и подпер несчастным растением, которое ни за что ни про что попало под раздачу. Как бы то ни было, цветок можно пересадить, а вот репутацию легендарной рок-банды уже не восстановишь…

Аврора довольно часто заходила к Ясси33 по всяким поручениям, поэтому вычислить расположение окон его жилища особого труда не составило. Другое дело, что дальше порога он ее никогда не пускал, поэтому мысль: «Черт, я ошиблась!» — это было первое, что пришло ей в голову, когда Аврора очутилась в душных влажных джунглях с буйными зарослями огромного количества знакомых и незнакомых растений, томившихся в обшарпанной комнатке со старыми подтекшими обоями и толстым слоем сажи на высоком потрескавшемся потолке. Порываясь было удрать, пока на шум не прилетели ошалевшие хозяева домашнего ботанического сада, Аврора на всякий случай прислушалась к голосам в другом конце квартиры, и сердитый тенор Ясси33 подсказал ей, что вломилась она все-таки по адресу. Аккуратно лавируя меж раскидистых лап пальм, фикуса, лимонного дерева и гибискуса, Аврора преодолела полосу препятствий из выстроившейся на полу армии гераний, хлорофитумов, бегоний, острых щучьих хвостов, колеусов, крокусов, выпуталась из смертоносных лиан хойи и всевозможных плющей и прорвалась-таки в огромную общую залу, весь вид которой заставил ее замереть. Пораженная представшей ее глазам картиной, Аврора произнесла еле слышно на одном дыхании:

— Я б прибралась…

Ожидавшая увидеть шикарные хоромы с дорогущей отделкой и дизайнерской мебелью, обалдевшая Аврора попала в какой-то гадюшник, где единственной вещью, имевшей божеский вид, был синтезатор на металлической подставке. Посреди залы валялся матрац от двуспальной кровати, а вокруг него — скомканное постельное белье в разноцветных пятнах от всевозможных напитков. По всему полу были разбросаны алюминиевые банки, пакеты из супермаркета, коробки из-под пиццы и китайской лапши, грязные одноразовые тарелки, упаковки из-под чипсов, измятые ноты, стоптанная обувь, кожаные жилеты и джинсовые куртки, грязные футболки, рваные носки, какие-то косметические склянки и флакончики. Тут и там виднелись кружки с засохшими чайными пакетиками, а также островки пустых бутылок из-под спиртного, частично сваленные, словно кегли в боулинге. Единственный журнальный столик был завален хаотичными кучками корреспонденции и рекламных листовок, компакт-дисками и книгами подозрительного эзотерического содержания. Высокий треснутый бокал, по всей видимости, служивший пепельницей, был до краев наполнен тоненькими подкрученными полосочками какого-то странного пепла. Большой плазменный телевизор, красовавшийся на грязных отклеившихся обоях, был покрыт толстенным слоем пыли, а сквозь стекло немытого лет пять окна с трудом пробивался унылый тусклый свет, который неласково поблескивал в каплях щедро опрысканных растений, выставленных на ободранном подоконнике в строгом военном порядке. Грязные поддоны под безобразными цветочными горшками были переполнены водой, она беспрепятственно стекала на пол и собиралась во внушительную лужу, которая за много лет уже успела выесть огромное грязно-белое пятно на линолеуме. В душноватом спертом воздухе улавливались запахи цветочного магазина, гари и чего-то пряно-сладковатого, намертво впитавшегося в стены квартиры.

Аврора таращилась вокруг во все глаза и не могла поверить, что один из самых богатых и знаменитых людей Финляндии может обитать в подобном наркопритоне. Но резкий пронзительный крик Ясси33, видимо, потерявшего всякое терпение, вывел ее из состояния минутного забытья и заставил вспомнить, зачем, собственно, ассистент «33 Ног» незаконно проник в чужую квартиру. Аврора наскоро скинула рюкзак, обувь и верхнюю одежду, машинально запустив их в произвольном направлении, напрягла голосовые связки, коротко кашлянула, чтобы поставить голос, и, с громким топотом перепрыгивая через залежи мусора, выбежала в длинный темный коридор. В нескольких метрах от нее показалась прямая стройная спина Ясси33 в простой домашней футболке и его длинная худая рука, преграждающая путь назойливым журналистам.

— ВАЛИ ПАПАНЮ!!! — заорала Аврора не своим голосом и набросилась на своего обожаемого кумира со всеми руками и ногами.

Увидав, как на популярного исполнителя финского дарквейва из темноты напрыгнуло нечто черное и лохматое, корреспондентка и ее помощник в ужасе отшатнулись от дверей. Ясси33 тоже вскрикнул от неожиданности и чуть было не рухнул на пол под сокрушительным ударом своей внезапной ноши, но с усилием вжался руками в косяки и сумел устоять на ногах.

— Снимай!!! — завизжала корреспондентка на своего напарника. — Снимай, чего стоишь?!

Повиснув на спине Ясси33 и обвив его шею своими тоненькими костлявыми руками, Аврора хлопала огромными серыми глазищами и откровенно пялилась на незваных гостей, всеми силами изображая невинность и недоумение.

— Пап, эт кто? — прохрипела она деланным низким голосом. — Твоя новая баба? Чё-т она какая-то стремная и то-о-олстая…

Корреспондентка, еще не опомнившаяся от первого шока, снова выпала в осадок, выпучила глаза и оскорбленно запыхтела.

— А чё это за бородатый хрен с ней? Ее хахель? — продолжала Аврора, нахально оскалившись от уха до уха и пронзая хищным взглядом сжавшегося напарника с фотокамерой. — А-а-а, у вас тут типа разбо-о-орки!

— Аки, слезь! — зашевелился Ясси33. — Марш отсюда! Вернись в комнату! — заворчал он, про себя благодаря звезды за такого замечательного, толкового ассистента, который обладал редчайшим талантом оказываться в нужном месте в нужное время.

Куда уж там! Акилльз, видимо, всерьез решивший, что женщина, стоящая перед ним, — это любовница его отца, а не наглая журналистка, ревниво вцепился в его шею мертвой хваткой и прижался так, что мама не горюй.

— Не вернусь! Давай уроем этого мудака в мясо!

— Довольны?! — рявкнул на усердных работников СМИ Ясси33. — Вы разбудили вселенское зло! Что мне с ним теперь делать?! Он же неуправляемый!

Корреспондентка живо встрепенулась и включила диктофон, ткнув им Авроре чуть ли не в самый нос.

— Акилльз, можно задать тебе один вопрос? — затараторила она, задыхаясь от возбуждения и предвкушения сенсации.

— Подавись им! — издевательски заорала Аврора в ответ и мощным пинком тощей ноги выбила диктофон из ее руки.

Несчастное устройство улетело куда-то в подъезд, и пока охреневшие горе-журналисты подбирали его и приходили в себя от шока, дверь в квартиру Ясси33 захлопнулась с оглушительным грохотом.

— Не ломай мне мебель, выродок!!! — послышался за ней рев Ясси33.

— Хочу и ломаю!!! — ответствовал ему ор существа, которого называли Акилльзом. — Кто ты такой, чтобы мне указывать?! Ты мне никто, ты нас бросил!!!

— Как ты с отцом разговариваешь, дьявольское отродье?!

И о дверь глухо ударилось что-то увесистое.

— Отходи! — шепнул Ясси33 Авроре и с силой запустил мимо нее вторую пару армейских ботинок.

— Слиняли в страхе! — с триумфом объявила она, выглянув в глазок.

Через минуту с улицы раздался торопливый визг улепетывающего фургончика редакции «Хельсинские рок-сплетни». Аврора и Ясси33 вздохнули с облегчением и ударили по рукам.

— Как же ты вовремя! — оживился он три секунды спустя и крепко обнял своего драгоценного ассистента. — Я же, как дурак, им открыл! Решил в крутого и взрослого поиграть! Нет в глазок посмотреть или спросить, кто приперся! Сразу взял и открыл!

— Ну, главное, что они ушли. И убедились, что сын у Вас, действительно, есть, — засмеялась Аврора, осмелившись обнять его в ответ и дико покраснев от этого.

— И, главное, какой сын! — воспрянул Ясси33, отпуская ее. — Сын из ада! Теперь сто раз подумают, прежде чем ко мне сунуться! Хочешь чаю?

— Да я на минутку. Посылку принесла.

— Стоп, какая минутка?! Они сейчас такой хай поднимут, сюда все корреспонденты мира сбегутся! Не бросай меня одного!

Аврора растерянно уставилась на Ясси33. Он был лохматый, бледный, перепуганный, с беспокойными синяками под дико вытаращенными глазами. Таким она его еще никогда не видела.

— Хорошо, — пожала она плечами.

— Я поставлю чайник! — тут же повеселел он и помчался в другую сторону длинного темного коридора, сверкая пятками. Пятками, обутыми в подаренные ею тапки!

Аврора вернулась в захламленную общую залу. Чуть-чуть поколебавшись, подобрала парочку пустых пакетов и принялась активно заполнять их мусором. Ясси33 очень удивился, застав ее за этим занятием, когда вынужден был прийти в залу в поисках кружек — на кухне чистых уже не осталось.

— В твои обязанности это не входит, — сказал он озадаченно.

— Ой… — смутилась Аврора. — Извините за наглость. Я просто оставила где-то здесь свои вещи и теперь не могу их найти…

— Э-э-э, д-да, у меня здесь небольшой беспорядок… — проблеял Ясси33, безбожно краснея и чувствуя себя вконец опозоренным. — Самому убирать то некогда, то лень, а Аапели давно ко мне не заглядывал… Обычно он все убирает…

— А уборщицу Вы разве не держите? — осведомилась Аврора недоверчиво. Она была уверена, что все богатые люди держат уборщиц.

— Нет. Не люблю чужих людей у себя в доме, — срубил Ясси33 сплеча.

— Ой… — вспыхнула Аврора, почувствовав себя в крайней степени неловко.

Ясси33 допер, что сморозил несусветную глупость, и тут же принялся скороговоркой оправдываться:

— Нет-нет-нет, ты не в счет! Я давно хотел пригласить тебя на чай, но мне было стыдно за этот свинарник. Не очень уютный дом, но своим здесь всегда рады. Если это болото тебя не пугает, можешь приходить, когда хочешь, и делать здесь, что хочешь.

Аврора усмехнулась:

— Уж литовца болотом не напугаешь.

— Я пойду налью чаю… — сдался Ясси33 и ретировался с чувством разгромного поражения.

Аврора, тяжело дыша от волнения, с утроенной силой взялась за сбор мусора. Увидеть, в каком бомжатнике живет великолепный Ясси33, и выслушивать его оправдания, похожие на блеяние школьника, впервые пригласившего девочку на свидание, было все равно, что застать его в постели с безмозглой губошлепой моделью. У Авроры возникло такое ощущение, словно она узнала о нем что-то очень интимное.

***

Пока Ясси33 отскребал от кружек присохшие намертво чайные пакетики, отмывал их и налаживал чай, Аврора навалила вдоль стены пару-тройку дюжин пакетов, туго набитых мусором, отнесла в гардеробную обувь и одежду, сложила в корзину для белья грязные простыни (оголив матрац, она в шоке обнаружила на нем нарисованную ярко-красной краской пентаграмму и обширные подпаленные участки) и замочила в раковине оставшиеся кружки. Огромная зала с высокими испачканными окнами и минимумом мебели, даже будучи обшарпанной и немытой, сразу же приобрела другой вид, несколько упаднический, но все равно очень романтичный. Словно заброшенный замок графа Дракулы, только чуть-чуть поменьше и посветлее.

Когда Ясси33 принес чай, то откровенно не узнал комнату, в которой имел обыкновение спать на протяжении многих-многих лет.

— Спасибо, — поблагодарила Аврора, принимая кружку, и вдруг вспомнила: — Я же Вам цветок снесла!

Нахмурившись и не сказав ни слова, Ясси33 метнулся в свою оранжерею.

— Ничего страшного, фиалки неприхотливые, им тяжело навредить, — смеялся он минуту спустя, когда, сидя на полу, осторожно освобождал корни растения от осколков керамического горшка.

Аврора стояла наготове с веником и совком. Она чувствовала себя виноватой. Ясси33, конечно, не отчитал ее за обиженную фиалку, но сам факт того, что растению угрожала опасность, его явно не обрадовал.

— Вы любите цветы? — поинтересовалась Аврора, по ходу дела озираясь по сторонам.

— Это моя страсть. От мамы, видимо, унаследовал, — похвастался Ясси33. — Она постоянно с цветами возилась, даже разговаривала с ними. Я по детству не понимал, смеялся над ней, цветы же, мол, неживые. А однажды в школе увидел в мусорной корзине горшок с полудохлым цветком. Мне так его жалко стало! Прибежал в директорскую, чуть не реву — мне домой позвонить надо! Звоню — мама-мама, тут цветок выбросили, можно я его домой принесу? Как будто котенка или щенка подобрал, ей-богу! Она — ну принеси, принеси, господитыбожемой! Ну и все, пошло-поехало. Развел тропики, понимаешь.

— Да уж, — хихикнула Аврора, снова посмотрев по сторонам. — Вам тут как раз каких-нибудь колибри и мартышек для полного счастья не хватает…

Ясси33 бережно собрал в свои широкие ладони комья влажной земли со спутанными корнями и взглядом указал Авроре в дальний угол.

— Подай, пожалуйста, пакет с грунтом. И горшок какой-нибудь, поменьше.

Та положила веник и совок и послушно пошла исполнять поручение. Быстро отыскав то, что требовал Ясси33, она на всякий случай уточнила по поводу горшка:

— Такой пойдет? — в ее руках была какая-то низкая пузатая емкость с голубым витиеватым драконом.

— То, что надо! Фиалки не любят больших горшков.

Только сейчас Аврора заметила, что широкое горлышко емкости накрыто перевернутой вверх дном крышкой. С трудом ее выцарапав, она заглянула вовнутрь и испуганно ахнула — на дне сосуда был серый песок и пепел.

— В чем дело? — насторожился Ясси33.

— Это… — несмело произнесла Аврора, продемонстрировав ему содержимое емкости.

— Старая подкормка. Высыпи, пожалуйста. Я, наверное, экспериментировал с удобрениями. Это, значит, не пошло, и я про него забыл.

Аврора выдохнула с большим облегчением и, с перепугу не сориентировавшись, ляпнула:

— Я уже подумала, что это урна с прахом.

— Нет, это чей-то мажорский подарочек. Наследие некоего великого принца из династии Сунь Хер В Чай И Вынь Сухим, — возразил Ясси33, улыбаясь, как ни в чем не бывало. — А от урн Юни и Аапели давно избавились. До сих пор не решаюсь спросить, что они с ними сделали. В помойку, наверное, выбросили. Хотя нет, они слишком уважали моих родителей.

Аврора вздрогнула.

— Простите… — извинилась она виновато.

— Все в порядке, — безмятежно улыбался Ясси33, и только сейчас она заметила, что улыбка эта какая-то ненормальная. — Они были очень старенькие, поэтому мне все равно рано или поздно пришлось бы пережить их уход. После той Идиотской истории они постоянно мне твердили, что родители должны умирать раньше своих детей, это нормально. А еще раньше говорили, что память об ушедшем человеке остается в сердце, а не в каких-то там вещах. Поэтому я нисколько не расстроился, когда Юни и Аапели все выбросили. Я вообще не люблю, когда вокруг много вещей.

Аврора, похолодев, смотрела на него пристыженно и ошарашенно.

— Насыпь, пожалуйста, немного земли в наследие принца. Наконец-то ему нашлось хоть какое-то применение! — попросил Ясси33.

Она молча подчинилась.

— Такой анекдот был, обхохочешься! — продолжил он между делом. — Когда через два года после папы умерла мама, у меня слегка крышак съехал. Взял их урны, отнес к ним в кровать, положил на подушки — типа головы, под одеяло шмоток наложил — типа остальное тело. И лег меж ними, как в детстве. Как я до такого додумался, в упор не помню. Помню только, как проснулся среди всего этого великолепия. Урны на полу, прах по кровати рассыпан, я весь в пепле. У меня такая истерика началась, что врача пришлось вызывать! Потом меня Юни к себе отвез, я где-то неделю у него тусовался, в себя приходил. А когда вернулся, ничего уже не было: ни урн, ни кровати, ни шкафа с их вещами, ни кресел, в которых они любили сидеть. Юни и Аапели все выбросили. Растения только оставили.

Рассказывая об этих ужасах, Ясси33 трепетно пересаживал фиалку в новый горшок и улыбался ненормальной безмятежной улыбкой. Аврора, задыхаясь от волнения, нервно сметала в совок остатки земли и осколки разбитого горшка и начинала подозревать, что у ее любимого работодателя не все в порядке с головой.

***

— Сейчас ты подумаешь, что я мерзкий старикашка, но я покажу тебе свои помидоры! — похабно оскалился от уха до уха Ясси33, когда закончил пересаживать фиалку и убрал ее в укромное местечко, чтобы она в тишине и спокойствии привыкала к новому горшку.

— В смысле? — нахмурилась Аврора, не успев порадоваться тому, что он прекратил улыбаться этой жуткой безмятежной улыбкой и снова стал самим собой. — Какие еще помидоры?

Ни слова больше не говоря, Ясси33 схватил ее за руку и куда-то потащил.

На кухонном подоконнике Аврора узрела богатый раскидистый куст с рясными гроздьями красных помидорок черри.

— Итить твою за ногу, настоящие помидоры! — восхищенно заорала она внезапно прорезавшимся голосом Акилльза. — Их что, можно прямо на подоконнике выращивать?!

— На подоконнике можно все выращивать, — довольно улыбался гордый собой Ясси33. — У меня даже клубника средь зимы растет!

— Да Вы гоните!

— Я тебе отвечаю! Настоящая клубника, вот такенные ягоды! Юни подтвердит. Каждый раз, когда он идет на кухню «попить водички», они все куда-то исчезают. «Юни, а куда клубника делась?» — «Какая клубника?» А вот это декоративные перчики, — Ясси33 с любовью покрутил горшок с крошечными разноцветными перцами. — Вопрос только, в каком месте они декоративные? Одного перчика хватит на то, чтобы испортить целую кастрюлю с супом. Он станет таким острым, что его невозможно будет есть. Это мне от мамы досталось. А вот это я новую рассаду огурцов засеял. Последний урожай, кстати, в холодильнике лежит, два огурца осталось. А вот пастбище для нашего травоядного Юни: укроп, салат, зеленый лук, руккола, редис…

Аврора с интересом проследила, с какой нежностью Ясси33 провел ладонью по густому яркому ковру зелени, и готова была поклясться, что своих женщин он никогда так не гладил.

— Есть у меня мечта идиота душицу для Юни вырастить, он ее обожает, — продолжал заливаться Ясси33, — но почему-то никак не получается. Ростки, значит, появляются, а как сниму стекло, так сразу гибнуть начинают. Я подозреваю, что утреннего солнца не хватает. Все окна выходят на север и на запад, у меня постоянно темно.

— Если вымыть окна, сразу станет светлее, — возразила Аврора.

Ясси33 завис на секунду, сообразив, что чересчур разговорился о своем увлечении, и только сейчас заметил, что его ассистент так и стреляет голодным взглядом по маленькой захламленной кухоньке, что тощие ручонки этой анорексичной гадины так и чешутся в жажде все перемыть и повыбрасывать.

— А ты у нас, значит, фанатик чистоты? — усмехнулся Ясси33 с легкой издевкой.

— Нет, — смутилась Аврора, спешно опустив глаза. — Я, на самом деле, ужасный свинтус. Просто когда заболела анорексией, начала заниматься уборкой, чтобы отвлекаться от мыслей о еде. Это вошло в привычку. Постоянно теперь что-то выбрасываю и протираю. Уборка очень сильно отвлекает. От мыслей всяких, и вообще.

Ясси33 заинтригованно поднял бровь.

— Вот как? Слушай, мне тоже надо заболеть анорексией! Глядишь, тоже научусь делать что-нибудь полезное и перестану разводить дома помойку. Но окна свои я мыть не дам. Иначе папарацци облепят все деревья во дворе и прогонят птичек. А я люблю птичек.

Аврора засмеялась, и тут раздался требовательный звонок в дверь.

— Ой, нет, легки на помине! Говорил же, сейчас все журналисты Финляндии сюда прискачут! — заскулил Ясси33 страдальчески.

— Не волнуйтесь, я с ними разберусь, — заверила его Аврора, свирепо сдвинув брови и вернув себе голос Акилльза.

— Только не объясняй им ничего и не отвечай ни на какие вопросы! — слезно попросил Ясси33.

— Да пускай сосут на коленях!

— Вот это мой мальчик!

И оставив Ясси33 в надежной компании его огородных приятелей, Аврора сердитым размашистым шагом затопала по темному коридору в сторону прихожей.

— Какую паскуду опять нелегкая принесла?! — заорала она, с силой распахивая входную дверь.

***

За порогом стояла заплаканная девица модельной внешности в коротеньком платьюшке, чуть-чуть торчащем из-под богатой шубки, и дорогущих сапожках на высоченной шпильке, покрытых миллиардами сверкающих стразов. Она тяжело дышала своей слабенькой грудкой, щедро накачанной силиконом, и с ненавистью смотрела на Аврору здоровенными потекшими глазенками некрасивого грязно-голубого цвета.

— Мне нужен Ясси! — взвизгнула она требовательно.

— Зато ты ему не нужна, вали обратно на панель! — огрызнулась Аврора голосом Акилльза.

— Сейчас же позови Ясси, маленький сопляк!

— Эй, курица, ты случаем не попутала, а?

Ясси33 робко высунул из кухни свою испуганную физиономию.

— Кристина… Я о ней совсем забыл… — процедил он сквозь зубы. — Стоп! А откуда она вообще узнала, где я живу?

Девица тем временем решительно пошла в наступление и набросилась на Аврору, норовя расцарапать ей лицо или оттаскать за волосы.

— Уйди с дороги, маленький сукин сын! — верещала она истерично. — Ясси, а ну, немедленно выходи, подлый мерзавец!!!

Если бы она знала, что сын Ясси33 — это, на самом деле, его ассистент, больной анорексией, то очень бы удивилась, узнав, что анорексички, особенно влюбленные, могут оказаться в три раза сильнее девушек с нормальным весом. С воплем: «Да куда ты, шкура, ломишься?!» — Аврора огрела ее такой мощной оплеухой, что девица словила темноту в глазах и невольно отступила обратно в подъезд, держась на своих убийственных каблуках чисто благодаря профессиональной привычке.

— Девочки!.. — Ясси33, чувствуя, что его участие в потасовке крайне желательно, примчался к ним и перехватил Аврору. — И мальчики!.. Прекратите сейчас же! Кристина, как какого черта здесь делаешь?

Услышав его голос, девица вновь активизировалась и привела в боевую готовность свои ногти.

— Ах ты, подлый обманщик! — снова завизжала она таким высоким голосом, что зазвенело в ушах. — У тебя, значит, семья есть! А говорил, что я у тебя единственная!

— Ахах, и сто па сто первая! — вставила едкий комментарий Аврора.

— Даже на вечеринку меня не пригласил!.. — разразилась злыми рыданиями девица и замахнулась маленькой ухоженной ручкой, целясь ногтями в лицо Ясси33.

Он увернулся, а Аврора с гневным криком: «Да убери ты, курва, свои грабли!» — бросилась вперед и одним мощным ударом оттолкнула красавицу в сторону лестницы. Та не удержалась на каблуках и кувырком полетела вниз, сверкая отлетающими от сапог стразами, обнажившимися из-под рвущихся колготок коленками, оголенной ввиду задравшегося платья задницей и открывшейся всем ветрам бритой промежностью с впившейся полосочкой кружевных стрингов.

— How sexy… — пробормотала ошалевшая от такого зрелища Аврора.

Ясси33 накрыл ее глаза широкой ладонью и строго кашлянул, как бы намекая на то, что 15-летнему мальчику рановато смотреть на такие вещи, и неважно, что он таскает в школу наркотики и огнестрельное оружие. Кроме того, помимо засветившихся женских прелестей, существовали проблемы и посерьезнее.

— За нас, конечно, девки друг другу морды били, было такое дело. Но чтобы кто-то кого-то убил… — сказал Ясси33 с тревогой.

До Авроры только сейчас дошло, что она натворила.

— Ой, нет! — отчаянно схватилась она за парик. — Надо скорее ее подобрать, пока никто не прибежал на шум! Потом мы разрубим тело, сложим куски в морозилку и раз в неделю-две будем закапывать по частям в разных концах города!

Ясси33 в ужасе вытаращился на своего ассистента, а девица, благополучно приземлившись на опрятный пол лестничной площадки и чудом отделавшись несерьезными синяками и ушибами, тут же бодренько подскочила на свои злосчастные каблуки, даже не удосужившись одернуть подол платья и прикрыть срамные места, и продолжила истерично визжать на весь подъезд:

— Тебе конец, Ясси! Я такое про тебя журналистам расскажу, тебе мало не покажется! И сыночку твоему полоумному конец! И женушке твоей конец! Вы все у меня попляшете! Я вам такую жизнь устрою!..

Она продолжала истошно орать сквозь слезы, а Ясси33, морщась от рези в ушах, жестом дал ей самое лживое обещание на свете — позвонить и, утянув Аврору обратно в коридор, захлопнул дверь.

— Вот это было мясо! — шумно выдохнула та, прислонившись к стенке.

— Она тебя ударила? — поинтересовался Ясси33 с таким участием, что ей показалось, что за нее он переживает больше, чем за скатившуюся с лестницы барышню.

— Ага, щас, позволю я себя ударить! — яростно фыркнула Аврора, встав в позу. — А кто это, кстати, был?

— Ну, теперь уже бывшая.

— Что?! — вспыхнула Аврора, сперва от ревности, а потом от осознания того, что снова влезла не в свое дело. — Извините… Вам стоило меня остановить…

— Забей! — довольно улыбаясь, Ясси33 фамильярно обнял ее за плечо. — Я все равно уже не знал, как от нее избавиться. Она такая навязчивая! Узнаю, кто слил ей мой адрес, — ему не поздоровится, — добавил он со злостью.

Аврора хоть и обрадовалась, что с бывшей фавориткой покончено, но все же то безразличие, с каким Ясси33 отнесся к этому факту, ее покоробило.

— Это жестоко. Она же Вас любила. Вы хоть представляете, сколько женщин в Вас влюблены? Неужели их чувства ничего для Вас не значат?

— Нет, малыш, я не верю в любовь к рок-звездам, — подмигнул ей Ясси33 заговорщицки.

***

Через минуту раздался звонок от Юни33, который поднял визг, мол, какого хрена он делает в студии один, накладывает басы на ритм-партию, ломает пальцы об соло, как последний болван, а уважаемые ударник и клавишник, которые били пятками в грудь, что репетиция начнется в 12, шляются неизвестно где.

— Да приеду я сейчас! — гаркнул в трубку Ясси33. — У меня тут такой затрах, что тебе и в кошмарном сне не снилось!.. Ну, молодец, что ты все записал! Сейчас приеду и буду твои косяки исправлять!.. Ну, разбуди, значит, его, пусть тоже в студию тащится, а то после зубного он отсыпается, страдалец какой, посмотрите на него!.. Ладно, займись уже делом, я сейчас буду!

Отключившись, Ясси33 раздраженно забубнил себе под нос:

— А вот если б я ему сказал: «Пускай спит, не буди его, тебя же никто не будил», он бы обязательно его разбудил! Долбаного шведа кусок!

— Что-то случилось? — с тревогой спросила Аврора.

— Да я про репетицию совсем забыл! — ответил Ясси33, не скрывая досады. — Благотворительность меньше, чем через неделю, а у нас еще ничего не готово. Надо быстрее тикать, пока журналюги дом не оцепили, а то потом хрен прорвешься. Куда ты убрала мою одежду?

— Все в гардеробной.

Пока Ясси33 нервно одевался, в дверь снова требовательно позвонили.

— Я разберусь, не отвлекайтесь! — крикнула ему Аврора и, в секунду перевоплотившись в Акилльза, дернула входную дверь: — Нет, у нас сегодня приемный день или чё?!

Потом Ясси33 услышал ее пронзительный крик, полный ужаса и боли. Выскочив из гардеробной, он сам заорал благим матом и вжался в стену позади себя, готовясь защищаться. На пороге стоял улыбающийся улыбкой маньяка-убийцы Батька Тапио.

— Я пришел сюда полюбоваться цветением сакуры и порвать вас в клочья голыми руками, — объявил он торжественно. — Но, насколько мне известно, сакура в этом доме не растет…

… — Сердце… — умирал он на матраце, прямо на ярко-красной пентаграмме, пять минут спустя после разгромного нагоняя.

— Вот, выпейте, — Аврора подала ему стакан воды с растворенными каплями успокоительного.

— И ты, Брут… — страдальчески всхлипнул Тапио, принимая стакан. — А я ведь тебе верил… Я считал тебя единственным разумным существом среди этого бездарного сброда…

— Бать, ну а что нам было делать? — вспылил Ясси33. — Признаться, что я придумал Акилльза, чтобы эти уроды отстали от Аапели?

— Вежливо ответить, что это твоя личная жизнь и ты пока не готов обсуждать ее с общественностью, и спокойно закрыть дверь! — заорал Тапио. — Неужели это так сложно?! А ты! — переключился он на Аврору, когда залпом выпил воду с лекарством. — Ты! Объясни мне! Как?! Как у тебя это получается?! — на пару тонов спокойнее: — Спасибо, солнышко, ты чудо… — вернул ей стакан и продолжил орать: — Я еще понимаю, когда о женщине говорят: «Она переспала со всей Финляндией» — или: «Она отсосала у всей Финляндии». Но «Она была дочерью всей Финляндии» — это как?!

Аврора напряженно сжала костлявыми пальцами опустошенный стакан и смущенно потупилась.

***

Тапио начал подозревать, что детище всей его жизни, бесподобная дарквейв-банда «33 Ноги», тотально выходит из-под контроля, когда после благотворительного концерта в Ивало те начали ездить ему по ушам о некоем сказочном существе, которое спасло им репутацию, публично разделалось с журналисткой и отлупило бывшую невесту Бесстыжего Кая на ее собственной свадьбе. Все трое в унисон начали излагать свои идеи по поводу того, что иметь такого полезного человечка под рукой будет очень кстати, и чем скорее, тем лучше, иначе его перехватят те же самые «Да какие-то уроды». Тапио дал добро чисто для отвода глаз, чтобы его подопечные успокоились и вернулись к работе, и в глубине души надеялся, что запись нового альбома скоро вышибет из их крашеных голов все это мракобесие. Но где-то в начале лета те снова заговорили о том загадочном эльфе, который закончил какое-то там лечение в своей Литве и прикатил в Финляндию, готовый к труду и обороне.

— А мое мнение слабо было спросить хотя бы из приличия? — рыкнул Тапио, теряя терпение. — Дайте хоть взглянуть на этого вашего чудо-человечка!

— Без проблем! — отозвался Ясси33 возбужденно. — Сейчас я ей позвоню, и она подойдет. Аапели, встретишь?

В тот момент они все находились в офисе Тапио, который охранялся не менее тщательно, чем здание Хельсинского Сената.

— Нет, вы все останетесь здесь! — жестко отрезал продюсер.

— Но ее без сопровождения охрана не пропустит! — переполошились «33 Ноги».

— Именно, — заулыбался Тапио своей дьявольской улыбкой. Будут знать, сопляки, как решать дела без Батьки!

Сказать, что Аврора была огорошена, когда Ясси33 сообщил ей о необходимости собеседования с их продюсером, — ничего не сказать. Такая злая, подозрительная и осторожная, она на радостях вдруг стала чересчур наивной и уже вовсю считала себя состоявшимся ассистентом популярнейших рок-музыкантов Финляндии. А тут оказалось, что ей сперва нужно пройти собеседование. А собеседование есть собеседование: если тебя на него пригласили, это еще не значит, что примут на работу. Но делать было нечего. Собравшись с силами, сложив в аккуратную папочку документы и резюме, причесавшись, надев белую рубашку и подвязав воротник симпатичной черной ленточкой, Аврора двинулась по названному адресу.

Увидав двух суровых здоровенных охранников у дверей офиса, она испуганно сглотнула и робко подошла к ним.

— Здравствуйте… — проблеяла она по-фински.

Те озадаченно переглянулись и с интересом принялись изучать невысокую худенькую девчушку с длинными пушистыми волосами цвета льняной нити и серыми затравленными глазами на пол-лица, такую миленькую и хорошенькую в белой рубашечке с ленточкой и великоватых джинсиках на трогательно тонких ножках. Таких уже и не встретишь. Девки нынче едва дотягивают до 13-ти лет, а потом дружненько начинают выглядеть, как бывалые шлюхи.

— Чего тебе, малышка? — спросил один из них, просто тая от ее вида.

— Я к хэрре Тапио… — ответила Аврора, не дыша от волнения.

Охранники снова переглянулись. В их прямые обязанности входило не пускать к великому продюсеру посторонних людей, даже таких миленьких и хорошеньких.

— Он говорил, что дочка из Лондона на каникулы приехала и зайдет к нему за деньгами для шоппинга, — шепнул один другому.

— Ты его дочка? — спросил тот у Авроры.

Та, шкурой почуяв, что, будучи дочкой Тапио, ей будет гораздо легче попасть в его офис, нежели будучи соискателем на должность ассистента «33 Ног», усиленно закивала.

— Проходи, малышка, — пропустили ее охранники, улыбаясь в сто раз добрее и милее, чем до этого. Ведь с дочкой начальника всегда следует быть максимально добрым и милым.

А где-то через пять минут мимо них начала рваться какая-то расфуфыренная дородная кобыла в мини-юбке, едва прикрывающей трусы, и на босоножках с умопомрачительной платформой.

— Куда, красотка? — перехватили ее охранники.

— К отцу! — ответствовала она нагло и высокомерно, и, снова попытавшись прорваться, продолжила разговор по дорогущему телефону.

— К какому еще отцу? — гаркнул на нее один из охранников, грубо отпихнув.

— Не поняла! — офонарела та. — К Тапио! Я его дочь, вы чё!

— Если ты его дочь, — захохотал другой, — то я Мисс Вселенная-2010!

Десять минут спустя перепуганная Аврора сидела в кабинете Тапио и дикими глазами наблюдала, как он, растерянный и в крайней степени охреневший, пытается успокоить ревущую девицу, которую отшили охранники.

— Да перестань ты орать, кулема! На денежку, иди себе тысячную сумочку от Шанель купи! — потом он громко саданул по столу ладонью, выкладывая перед Авророй листок с контрактом. — Подписывай и сейчас же принимайся за работу!

***

— Значит, так, — вздохнул Тапио, сосредоточенно глядя в потолок. — Сыночек в срочном порядке собирает свои монатки и переселяется к папе. И паричок свой гребаный не снимает даже в ванной!

— Не поняла! — возмущенно вскричала Аврора, подскочив на ноги.

— Дети мои, — Тапио сел на матраце и закурил (ассистент «33 Ног» на автомате подставила ему пепельницу), — вы такую кашу заварили, что на вас сейчас начнут охоту не только папарацци, но и пришельцы из космоса. Поэтому будет странно, что любящий папаша и его несовершеннолетний сын, приехавший аж из гребаной Америки, живут в разных частях города, разве нет?

— Я могла бы находиться здесь днем, а на ночь незаметно возвращаться к себе… — предложила Аврора.

— Исключено! — прервал ее Тапио тоном, не терпящим возражений. — Мы не можем так рисковать! Раз уж вы со своими дурацкими шуточками всех раком поставили, будьте добры играть до конца!

— Как Вы это себе представляете?! — продолжала сопротивляться Аврора. — Хэрре Тиллимилли наверняка неприятно будет терпеть чужого человека у себя квартире. Да и мне как-то не улыбается идея сожительствовать с малознакомым мужчиной.

— Ничего, потерпите пару дней. Главное, не расхаживайте голышом после душа и не разбрасывайте нижнее белье по всему дому. Наоборот радовались бы, что в этом доме появился хоть кто-то, кто будет здесь убирать!

— Послушайте! Это все как-то… некрасиво! — вспылила Аврора, покраснев до кончиков ушей.

— Некрасиво — это вот этому охламону в его идиотских идеях подыгрывать! — заорал Тапио, ткнув пальцем в макушку сидевшего поблизости Ясси33. — А мне потом выкручивайся, как уж на сковородке, чтобы наши любимые «33 Ноги» на весь мир не опозорились!

Аврора метнула отчаянный взгляд в Ясси33, сжавшегося на краешке матраца:

— Хэрра Тиллимилли, а Вы-то чего молчите?!

— Нельзя говорить, когда Батька глаголет, — ответил тот затравленно. — Таков закон джунглей.

— Ну, знаете!..

— Молчать!!! — поднялся на ноги потерявший терпение Тапио. — Итак, повторяю ваше задание, недоумки. До благотворительного концерта вы живете под одной крышей и папарацци щелкают счастливое семейство сквозь грязные стекла этих гребаных немытых окон. А после концерта маленький Акилльз без скандалов и дебошей возвращается в свою гребаную Америку и пропадает из поля зрения навсегда! Уяснили?

— Но… — попыталась возразить Аврора, чуть не плача.

— Ни! Сло! Ва! — ткнул ей пальцем в нос Тапио, потом зыркнул на Ясси33. — Эй, король душевнобольных, ты и твои подданные все к концерту подготовили?

— Ага, десять раз, — огрызнулся тот.

— Значит, ноги в руки — и марш в студию! Никогда не думал, что до этого опять дойдет, но я приставлю к твоему дому охрану, чтобы журналюги не борзели. А теперь — за работу, за работу! Чтобы через 10 минут духу вашего тут не было!

***

Мусолить тему дикого приказа Тапио Ясси33 и Аврора не стали. Просто договорились, что сейчас вместе съездят в студию на репетицию, а вечером на обратном пути заскочат за ее вещами.

Юни33 и выспавшийся Аапели33 встретили новую ячейку общества бурными аплодисментами и издевательским хохотом.

— Это просто бомба! — орал на весь Хельсинки Юни33, тыча им в физиономии новостной лентой на своем смартфоне. — «Великолепный Ясси33 — отец трудного подростка: радоваться или сочувствовать?», «Когда сын растет не в отца — 15-летний сын Ясси33 хамит журналистам», «Шокирующие откровения звезды подиума Кристины Корхонен: сын Ясси33 просто чудовище!»

— А она-то там каким боком затесалась? — нахмурился Аапели33.

— Дикая история, — кашлянула Аврора, покраснев. — И неприличная.

— Мой ужасный сын столкнул ее с лестницы, и она покатилась по ней голой попой кверху, — пояснил Ясси33.

— Жаль, журналюги этого не засняли! — захохотал Юни33, рухнув на диван.

— Дай пять, парень! — по-мужицки крепко хлопнул Аврору Аапели33.

Она смеялась, вся красная, и закрывала ладошками лицо. Каким бы монстром Акилльз ни был, «33 Ногам» он пришелся очень даже по нраву.

Ровно час и 37 минут ушло на то, чтобы обмусолить сложившуюся ситуацию во всех ее дурацких подробностях и прохохотаться на десять лет вперед. В конце концов, Аапели33 и Ясси33 изъявили желание репетировать и предложили Авроре посмотреть на них во время работы. Но Юни33 вдруг заартачился:

— Я есть хочу! Пока не поем, гитару в руки не возьму!

Аапели33, обрадованный тем, что желудочные боли отступились от его товарища настолько, что тот соблаговолил поесть, счастливо поскакал на кухню что-нибудь сварганить. Студия, в которой репетировали и хранили аппаратуру «33 Ноги», на деле оказалась обыкновенной квартирой в обыкновенном хельсинском доме, разве что вместо обоев и покраски вдоль стен тянулся толстый слой звукопоглощающего материала. Говаривали, что квартира принадлежала Юни33, мол, его родители хотели сделать подарок своему золотому дитятке на выпускной, но, понимая, что отправлять это подрастающее чудовище в свободное плавание опасно для здоровья окружающих, настояли, чтобы тот остался жить с ними в особняке. Юни33, впрочем, даже не ломался. Он был не из тех дураков, которые готовы променять беззаботную и сытую жизнь под крылышком родителей на сомнительную свободу, подразумевающую, как минимум, самостоятельную оплату счетов.

— У нас мышь повесилась, — возвратился с кислой миной Аапели33. — Даже муки нет.

— Давайте что-нибудь закажем, — предложил Юни33.

— Нет! — резко возразил Ясси33. — Еще не хватало, чтобы кто-нибудь вычислил координаты нашего логова!

— Тогда давайте куда-нибудь съездим поедим, я все равно на машине.

— Нет! Мне сегодня хватило контакта с общественностью!

— И что, мне теперь с голоду помирать? Я со вчерашнего дня ничего не ел!

— Можно подумать, мы всю ночь обжирались! Глотни чаю — и давай за работу!

— Чай тоже кончился… — робко вставил слово Аапели33.

— Так, все, я еду в какой-нибудь ресторан с самовывозом, — решил Юни33. — Кто со мной? Вы же не хотите сказать, что раз я тут один такой голодный, то и пакеты на четыре персоны тоже один должен тащить?

— На меня не надо! — сразу же отозвалась Аврора.

— Ах да, ты же у нас на диете, — улыбнулся ей Ясси33.

— Д-да… — смущенно покраснела Аврора. Ей было приятно, что «33 Ноги» никогда не издевались над ней по поводу ее болезни и не пытались заставить есть силком.

— Наконец-то мне есть, с кем жратву делить! — обрадовался Юни33. — А то вечно после меня еду выбрасывать приходится. Я же много съесть не могу. У меня же желудок размером с мозг. Он как у белки.

— Эй! Вместо того, чтобы отрабатывать соло, ты нашу вчерашнюю переписку читал, что ли? — возмутился Ясси33.

— Ну да, я же дурак. Просыпаюсь, значит, — мне смс: «Репа в 12». Смотрю на время — без четверти 12. Я и ломанулся, как долбанутый. Опоздал на 10 минут, думаю — ну все, блин, закопают. Захожу — а тут нет никого! А тот, кто мне это смс написал, отсыпается якобы после зубного. Потому что всю ночь не спал, ужастики смотрел. И ассистенту нашему спать не давал!

— Серьезно, что ли? — засмеялся Ясси33, издевательски зыркнув на покрасневшего Аапели33.

— А ты почитай, пока я за жратвой езжу, — продолжал Юни33. — Он ему целую культурную программу на ближайшее время составил. И в кино они сходят, и на великах покатаются, и на коньках он его ездить научит, и в теннис они поиграют, и в бассейне поплавают¸ и на новую выставку в картинную галерею сходят.

— Ну а что! — вспыхнул Аапели33. — Я хоть с кем-то, наконец, могу стариной тряхнуть! Вы уже сто лет со мной никуда не ходили!

— Аапели, кажется, ты нашел девушку своей мечты, — хихикал в кулак Ясси33. — Помимо того, что она в упор расстреляет тебя в пейнтболе и поможет набить кому-нибудь морду, она еще и в хате за тебя приберется.

— Единственное, тебе придется как-то пережить тот факт, что она не будет есть твою стряпню, потому что вообще не ест, — ехидно добавил Юни33.

— Идите оба в сауну! — взорвался Аапели33, разозлившись не на шутку. — Не слушай их! — сказал он Авроре, а потом схватил Юни33 за шкирку и поволок в прихожую: — Поехали за жратвой!

— Как насчет пиццы? — предложил Ясси33.

— Мне хоть что, — отозвался Аапели33 уже на пороге, зашнуровывая свои армейские ботинки.

Аврора пожала плечами.

— Какую тебе пиццу? — осведомился Юни33.

— Где много-много сыра.

Аврора еще раз пожала плечами.

— Значит, итальянскую. Терпеть не могу итальянцев, но ради тебя я готов пойти даже на эту жертву, — и Юни33 вместе с Аапели33 ушли добывать пропитание.

— Что-то на удивление легко он согласился… — хмыкнул Ясси33 с подозрением. — Обычно Юни модничать начинает, мол, пиццу он не хочет, потому что ел ее вчера, бургеры тоже не хочет, потому что ел их на прошлой неделе, а лапшу из китайского ресторана не хочет, потому что ел ее три года назад в Китае.

Аврора ничего не ответила и, чтобы не чувствовать себя неловко, начала смотреть по сторонам в поисках чего-нибудь, что можно убрать. Нечего. В студии было чисто. Да и музыкальная аппаратура занимала большую часть пространства, и прикасаться к ней несведущему человеку было крайне нежелательно.

— Ладно, поглядим, как он басы наложил, — задумчиво изрек Ясси33 и уверенно вторгся в рабочее пространство Юни33, где на табурете лежали потрепанные нотные листы, написанные от руки. — Дай бог разобраться… — хмыкнул Ясси33, разглядывая ноты. — То чувство, когда состав твоей группы — матерые выпускники музыкального факультета, а ты — всего лишь магистр квантовой химии…

— У Вас же тоже, кажется, есть музыкальное образование, — возразила Аврора.

— Детская музыкалка по классу сольфеджио и мама — учительница музыки. Ну, и курсы вокала в студенчестве. Это детский лепет. Ты как-нибудь послушай, как Юни и Аапели на своем профессиональном перепираются. Одни «Ты форшлаги лигуй!» и «Ты мне басы не гармонизируй!» чего стоят! Я рядом с ними себя не с той планеты чувствую.

— А как Вы тогда музыку сочиняете?

— Так чтобы сочинять музыку, музыкального образования вообще не надо.

— Вы шутите?

— Нет. Боюсь сказать банальщину, но если душа поет, то совершенно неважно, умеешь ли ты сам петь. Ты можешь закончить самые крутые курсы вокала или игры на гитаре, но если на сердце пустота, ты ничего не исполнишь, кроме того, что заучил. Так что сначала надо искренне захотеть, а потом уже сам поймешь, что надо бы и курсы какие-нибудь пройти. Хочешь попробовать?

Ясси33, провокационно улыбаясь Авроре, взял одну из гитар Юни33 и включил усилитель, щелкнувший коротким электрическим хлопком, оповещая всех и вся, что он готов зажигать.

— А хэрра Линнанкорки не рассердится, что его инструмент трогал посторонний человек? — нахмурилась Аврора боязливо, а глаза с любопытством заблестели при виде гитары легендарной рок-звезды.

Ясси33 бережно провел подушечкой большого пальца по струнам, и из колонок усилителя полился нестройный поток звуков, режущих ухо.

— Хэрра Линнанкорки пусть спасибо скажет, что мы ему гитару настроили! — фыркнул Ясси33 сердито.

***

Где-то через полтора часа хэрра Линнанкорки стоял в дверях комнаты для репетиций и, уткнув нагруженные пакетами руки в боки, недовольно наблюдал, как Ясси33 учит Аврору простеньким аккордам на его гитаре.

— Можно узнать, что вы делаете? — спросил он мертвенным баритоном.

Аврора, опомнившись, испуганно взвизгнула и отпрянула от Ясси33, словно их застукали за чем-то неприличным.

— Что, что! — передразнил тот. — Учу ребенка настраивать гитару! Даже я, гребаный клавишник, допер, что она у тебя расстроена! Скажи, пожалуйста, как ты басы на весь этот ужас накладывал?

— Басы я накладывал на тональность drop D, а ты мне все сбил, еще и ребенка всякой ереси научил! — гаркнул Юни33, отобрал у Ясси33 гитару, всучил пакеты и убийственным взглядом приказал Авроре сесть на место. — Секи сюда, малой! То, чему этот гребаный клавишник, возомнивший себя самым умным, тебя научил, называется «стандартный строй». Порядок нот в открытой позиции: E, B, G, D, A, E, — Юни33 по очереди зацепил каждую из струн, начиная от низа. — Чтобы повысить или понизить тон, можно, соответственно, настроить гитару на разные тональности. Например, тональность drop D… Тебе все понятно? — поинтересовался, наконец, Юни33, видя, что лицо Авроры застыло в изумлении, а большущие серые глаза тупо уставились на его проворные гибкие пальцы, бегающие по струнам.

— Не совсем… — призналась она пристыженно, как безнадежный ученик сердитому учителю.

— Ладно, хрен с тональностями, — махнул рукой Юни33. — Это гриф, — с электронным шорохом пробежался он пальцами вдоль струн. — Это лады. Первый, второй, третий, четвертый, пятый и так далее, — он начал ловко зажимать длинным указательным пальцем то, что показывал. — Смотри. Ударяем по четвертой и пятой струнам, это называется открытая позиция, — сделав это, Юни33 выдал мощный электрический звук. — Потом зажимаем эти же струны на третьем ладу, а потом — на пятом. Теперь — эти же струны, открытая позиция, третий лад, шестой, пятый. Опять — открытая, третий, пятый. И концовка — третий, открытая, — сопровождая свои объяснения наглядным проигрышем, Юни33 вывел легендарную мелодию, которую Аврора сразу же узнала.

— Это же!.. — начала было она, но названия песни не вспомнила.

— “Smoke on the water”, Deep Purple, — нетерпеливо закончил за нее Юни33 и передал гитару. — Попробуй.

— Я?

Он решительно кивнул. Аврора несмело повиновалась.

— Значит, четвертая и пятая струны… — извлечь неровный звук в открытой позиции у нее получилось, а вот сориентироваться, где пятый лад, а где десятый, вышло не сразу.

— Ну, для обезьян же сделано! На всех нечетных ладах до девятого есть маркеры. Вот третий, вот пятый, — подсказал Юни33.

Аврора сосредоточилась и с титаническим усилием вывела-таки нескладную и заторможенную мелодию из “Smoke on the water” от Deep Purple. Юни33, горделиво улыбаясь, одобрительно кивнул.

— Скорость со временем придет, не переживай, — сказал он.

— Я это сыграла?! — ошалела Аврора, дико уставившись на свои руки, напряженно вцепившиеся в гитару.

— Да, и довольно недурственно. Слух и чувство ритма у тебя есть.

— А я думала, эту мелодию нереально сложно сыграть! Это же такая крутая песня!

— Открою тебе секрет — чем проще вещь, тем она круче. Нужно просто уметь музыкальные партии грамотно друг на друга наложить и подходящий спецэффект ввернуть, куда надо.

— Да Вы шутите!

— Не веришь? А ты послушай наш топовый альбом повнимательнее. Нас заставили выродить его за неделю. Итого, на все девять песен, если их можно так назвать, — всего четыре аккорда, пять слов, одна гамма До-мажор и первые девять упражнений из самоучителя для начинающих барабанщиков. Мы еще сами разобраться не успели, какой дебилизм наваяли, а он уже в топе! Так что первое, что должен усвоить каждый начинающий музыкантишка, — это то, что если ты гребаный гений и виртуоз, еще не факт, что тебя будут слушать, так что нефиг зазнаваться раньше времени.

Аапели33, занятый загрузкой холодильника купленными продуктами, которые весьма пригодятся на предстоящих репетициях, добродушно хихикнул:

— Ой, наш педагог внезапно вспомнил, что когда-то учился на учителя музыки.

— Счастливые маленькие ублюдки! Как им повезло, что он завалил практику и до преподавания его так и не допустили! — ехидно подметил Ясси33, а потом уточнил по поводу всученных ему пакетов, содержимое которых совсем не походило на итальянскую пиццу с сыром. — Мы же, кажется, на пиццу договаривались, а не на суши.

— Кажется, вы забыли одну малюсенькую деталюшечку, — отозвался Юни33, уже отобравший свою гитару у Авроры и с коварной улыбкой возвращавший ее в тональность drop D. — Водитель здесь я. Так что куда везу, то и жрем.

— То-то я подумал, что что-то здесь нечисто, когда ты не поднял визг и не начал привередничать, — засмеялся Ясси33.

— Я тебе вместо пиццы лапшу взял. Если хочешь, Аапели натрет сверху сыр.

— Ты такой заботливый.

Решив быстренько поесть и приступить, наконец, к репетиции, неподражаемые «33 Ноги» начали яростно спорить, каким образом в заказанном суши-сете оказались невкусные роллы с вареным тунцом и салатом «Айсберг».

— Что ты на меня-то смотришь? — Аапели33 стукнул китайскими палочками по макушке Юни33. — Ты это три часа выбирал, а не я.

— Ты как бы рядом стоял, — возразил тот. — Нельзя было сказать: «Чувак, в этом сете есть стремные роллы с вареным тунцом, не бери его»?

— Мы с тобой сегодня точно подеремся, — пообещал Аапели33. — Сначала чуть не передрались, когда он вместо пиццерии в суши-бар свернул. Потом — когда он сет выбирал. Потом в супермаркете — тележку поделить не могли.

— Я, между прочим, помочь тебе хотел, — надулся Юни33 и с плеском утопил в соевом соусе зацепленный палочками ролл. — Ясси, скажи же, он вечно жалуется, что потаскуном у нас работает и наше шмотье везде таскает?

— Еще как таскает! — засмеялся Ясси33, набивая рот широкими лентами лапши из картонной коробочки.

— Потому что вы оба беспомощны, как маленькие дети, — проворчал Аапели33, достал салфетку и начал вытирать со стола брызги соевого соуса, которые наделал Юни33. — У тебя что-то под носом, — сообщил он Ясси33. — Морковка?

— Да не может быть! — возмутился тот. — А то бы я морковки под носом не почуял! — и на всякий случай провел по верхней губе и по носу тыльной стороной ладони, каким-то образом успевшей перепачкаться в васаби.

— Ешь давай, в меня все равно не влезет, — велел Авроре Юни33, перекладывая ей в тарелку роллы из своей порции.

— А это правда, что с усеченным желудком есть почти не хочется? — осторожно полюбопытствовала она.

— Правда, — уверенно кивнул Юни33. — Жить, если честно, тоже.

— Если ты тоже соберешься сделать себе эту операцию, то только через мой труп! — грозно ткнул в нее палочками Аапели33. — Лучше уж с голоду умирай. Хотя я, черт возьми, в упор не понимаю, как можно добровольно морить себя голодом! Мне лично в детстве этого дерьма хватило. Жрали одну траву, еще и голодали перед великими праздниками.

— Мы всегда уговаривали тебя поесть нормально! — возразил Ясси33. — Но у тебя же на все один ответ был: «Это грех, вы будете гореть в аду!» Хорошо, природа в один прекрасный день свое взяла, и он не попер против нее, как некоторые его родственнички!

— Ага, попрешь тут! — дернулся Аапели33. — Волосы как полезли! Зубы как начали крошиться! А еще очень сильно хотелось убивать.

— У него были такие классные волосы! — вмешался Юни33.

— Как у девчонки! — закивал Ясси33. — Я к нему и подкатил, как к девчонке, в первом классе. Сидит, кресты похоронные рисует, я подхожу: «Девочка, а что ты делаешь?» Он такой: «Я не девочка».

— Вот и познакомились, — засмеялся Аапели33. — Короче, в один ужасный день эти двое все-таки уломали меня поесть мяса в школьной столовке…

— Мы тебя не уламывали! — возразил Юни33. — Ты сам на нашу курицу смотрел, как на тебя во втором классе педофилы! Мы просто спросили: «Хочешь?»

— Короче, я их объел, потом на кухню пошел требовать, чтобы мне мою курицу обратно отдали. Там уже знали о религиозных убеждениях нашего семейства, поэтому яйца и мясное всегда с тарелки убирали. Потом после школы мне эти двое пирогов с мясом набрали. Потом я к Ясси пошел. Из супа все мясо выловил, палку салями схомячил, селедку соленую вместе с костями сожрал. Объел их, короче, конкретно. А домой пришел, мне плохо стало, прям люто плохо. Вызвали врача — белковое, мать его, отравление! Так вся семья узнала, что их паршивая овца в лице меня мяса нажралась: «Ой, все. Пес, отведавший крови, навсегда останется волком». Все, с тех пор, считай, одним мясом и питаюсь.

— Белки и жиры животного происхождения! — осенило Аврору. — Вот, почему вы такие худые, несмотря на то, что в спортзал не ходите! Выходит, белковая и кетогенная диеты работают? А я-то думала, вы бухаете и наркотой закидываетесь. Крайне редко вижу, чтобы вы что-то ели.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Папаша, жги! Сынок из ада предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я