Семья
ALE

Пора задуматься, что значит семья для каждого из нас… Автор не утверждает, что эта книга является эталоном. Она просто рассказывает, как выглядит семья с его точки зрения.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Семья предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© ALE, 2018

ISBN 978-5-4490-4592-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

«Здравствуйте, мои дорогие мальчики. Возможно я был хорошим отцом для вас и все свое время проводил с вами.

Таким хорошим я был не всегда и совершил за свою жизнь не мало ошибок, которые так и не смог исправить.

Сейчас, когда меня больше нет в живых, мне легче рассказать вам мою одну страшную тайну. Смотря вам в глаза в больнице я так и не набрался смелости это сказать. И тогда я написал прощальное письмо, которое вам зачитывает мое доверительное лицо.

Можно было схитрить и умолчать об этой тайне. Никто мог и не узнать то, что я сейчас расскажу.

Так как зарабатывал мало, после моей смерти тех сбережений, что осталось на долго не хватит. И хуже этого, некоторых из вас могут попытаться забрать в детский дом.

Позаботившись заранее о вашем будущем я оформил опеку за одним человеком. Вы его не знаете, но только он может помочь избежать учести детского дома.

Но это не та тайна, которую я хотел открыть. Кроме вас 5-ых у меня есть еще один ребенок, это девочка. Она просила не называть ее возраст.

С сегодняшнего дня вы будете жить с ней и ее опекуном, который так же будет и вашим.

От всего сердца прошу у вас и нее прощение, но знаю, что таким образом требовать его не могу. Постарайтесь понять и просить.

Ваш любящий отец».

Адвокат закончил зачитывать последнюю волю умершего отца 7 дней назад. Его решение было странным, так как старшему сыну исполнилось 20 лет и присмотр и опека ему уже не требовалась.

— Там есть еще что-то? — спросила девочка, присутствующая при оглашении письма, которой оказалась их родной сестрой.

— Нет, это все! — четко ответил адвокат.

Но девочка встала и подошла к нему, ожидая услышать другое.

— Это не относится к его письму, но требует исполнения.

— Так скажите, зачем умалчивать это от присутствующих.

— Дом, в котором проживал умерший со своими 5-ю сыновьями был арендованным жильем. Сегодня ко мне пришло письмо, что до конца аренды осталось всего день.

— Как, день? — громко переспросили братья. — Отец оплатил все до конца месяца.

— Да, это так. Но несовершеннолетним детям положено в течении определенного срока переехать в дом их усыновителя. В противном случае на него будет наложен штраф.

— Ну и пусть его оштрафуют. Нам все равно. Мы не поедем в этот незнакомый для нас дом.

Во возникшую проблему вступилась их новообъявленная сестра.

— Да, он может позволить себе оплатить этот небольшой штраф. Оставайтесь здесь, если того пожелаете. Вот только к этому штрафу есть еще один интересный пункт, не правда ли?

Она говорила это спокойно.

— Да, вы совершенно правы — наложение денежного это только на одну сторону. Есть условие и для вас.

Вас немедленно отправят в детский дом. И никто не дает гарантии, что все 4 брата попадут в одно место.

Услышать такое было неприятно каждому присутствующему члену его семьи. Кроме того, эта новость не давала никакого другого выбора, как собрать вещи и отправится в дом их сестры.

За установленное время (один день) все несовершеннолетние дети покинули знакомый и родной дом. Все вещи они пока не могли взять с собой, их нужно было упаковать и перевести.

На первое время собранного вполне должно было хватить, решили братья.

Смена жилья была началом изменения их жизни.

В связи с отсутствием жилья по истечению срока аренды сестра любезно пригласила и старшего брата жить с ними. И сегодня они увидят, где продолжат свою судьбу.

Машина приехала за ними большая. Для спокойствия всех и ознакомления с предстоящей поездкой сестра лично решила сопровождать братьев.

Так как встреча у адвоката была не долгая, новой семье предстояло познакомится.

Знакомство могло протекать в любой форме, поэтому эту часть она решила устроить чисто в кругу семьи, где не будет посторонних ушей и глаз.

Медленно двигаясь в машине их сестра довольно подробно описывала окружение, что вставали на их пути.

Ее роль гида отвлекала присутствующих от тяжелых мыслей — об утрате дорогого человека и о появлении неожиданного нового члена семьи.

Мысли всех братьев были не однозначны. Каждый думал о своем. И нельзя сказать, что эта новость заставила их ненавидеть его, но наводила на другие не более приятные мысли.

Машина въехала в один из районов особо обеспеченных людей. Глаза детей округлились. На их лицах читалось удивление и восхищение.

— Вы, наверно, никогда и не были в подобных местах? — улыбаясь спросила братьев сестра.

Четыре брата не отрываясь от стекол пристально рассматривали все, что проезжала машина. Лишь один, старший, смотрел не в окно, а на братьев, мягко улыбаясь.

Сестра тоже пристально смотрела на своих новоиспеченных братьев.

Ее эмоции почти не читались — лицо было ровное. Возраст тоже нельзя было вот так назвать. Единственное, что точно известно, ей нет 18 лет, так как она жила с опекуном.

Машина заехала в огромный гараж. Пока он был пуст, но следов от пребывания большого количества машин было предостаточно.

Как и подобает истинной хозяйке их сестра вышла первой и пригласила следовать за ней.

Сейчас она ничего не рассказывала, а уверенно шла в нужном направлении.

Не смотря на то, что в гараже имелся лифт пошли они пешком. Пройдя один лестничный пролет перед ними открылась дверь, которая вела наружу.

Солнце светило очень ярко и первое время было трудно находится под его лучами.

— Осмотритесь немного. Это внутренний двор. — сказала сестра, повернувшись к водителю, и добавила: — А я отлучусь. Если вам что-то понадобится обратитесь к этому человеку. — указав на мужчину только подошедшему к ней.

Шофер и их сестра скрылись ровно за той же дверью, что и появились все собравшиеся сейчас.

— И зачем нас здесь держать. Могли сразу отправится в дом. — не выдержав и минуты, сказал один из братьев.

— Значит так надо. — добавил старший.

— Солнце, и в правду, очень ослепительно! — сказал младший брат, бегая по открытой и пустой площади. Но вдруг остановившись, он подошел к старшему брату и что-то шепнул на ухо.

— Что-то случилось? — увидя это спросил слуга.

— Да, он хочет в туалет. Не могли бы вы нас проводить. Думаю, он один пока побоится идти.

— Хорошо. Прошу за мной. Только должен предупредить, в дом пока ни в коем случае, пожалуйста, не входите.

Сделав вид, что им это и так очевидно, оставшиеся трое братьев сели в теньке на специально подготовленные места. На столе стояли самые разные фрукты и напитки.

Не выдержав долгого, как ему показалось, ожидания 4-ый брат медленно направился в сторону многоэтажного дома.

— Ты куда пошел? Сказали ведь оставаться здесь! — крикнул ему вслед 2-ой брат.

— Тебе не надоело здесь сидеть. Эта, так называемая сестра, решила нас поселить здесь, хотя сама живет в таком огромной доме.

Никакие слова не могли его остановить и братья побежали за ним.

На удивление 4-го брата двери в дом были открыты и прежде, чем два оставшихся смогли его догнать он зашел внутрь.

Дверь закрылась за ним на запор. Попытки открыть ее вновь ни к чему не привели.

— Вот да говорил! — сердито сказал 2-ой брат.

— Я ведь не знал, что она защелкнется. — с небольшим сомнением, ответил 4-ый брат.

— Стой и больше не открывай дверей. Мы ведь не знаем, зачем она попросила нас пока остаться здесь, может у нее дома живет необычное животное. И его нужно убрать, чтоб ни оно ни мы не навредили друг другу.

— Я как-то об этом не подумал. — опуская глаза, добавил мальчик, находившийся почти в доме.

Дети стояли по разные стороны двери, но попытались сделать одно и тоже — открыть дверь.

— И что мне здесь так и стоять? — спросил виновник.

— А что ты еще можешь в этой ситуации, только стоять и ждать.

Только сказал это 3-ий брат, как на открытой местности, где они ожидали сестру появились старший брат, самый младший брат и их сопроводитель.

Последний, увидев детей возле дома не очень обрадовался увиденному и поспешили к ним.

Старший брат направился вслед за ним, как только понял причину спешки в сторону братьев.

— Давно он там? — подбегая спросил слуга.

— Нет, около минуты.

— Стой там и не смей открывать следующую дверь. — быстро достав телефон из кармана он набрал кого-то. Человек на другом проводе ответил быстро.

Слуга быстро сказал, что один из детей случайно зашел в дом, но находится в тамбуре между двумя дверьми. Выслушав ответ он отключил звонок и положил телефон обратно.

Все стояли и молчали, явно ожидая кого-то. Этим человеком оказался шофер.

— Ничего, это поправимо. Только всем остальным следует укрыться в гараже. Так будет надежнее. — неожиданно заявил он.

— Я не могу вот так бросить своего брата. — ответил ему 1-ый брат.

— Но вы должны подумать об остальных членах семьи. Уведите их и заприте дверь, а сами можете остаться, так как за свою жизнь вы отвечаете сами, в отличие от них.

Здесь он не мог возражать и поступил так, как сказал шофер.

— Почему нельзя было заходить в дом? — только вернувшись спросил старший брат.

— У вашей сестры в доме живут два необычных животных — волки.

— Зачем ребенку в доме такие опасные животные? И как она с ними управляется? Есть дрессировщик или укротитель? — все больше засыпал вопросами один из оставшихся братьев.

— Нет, она сама с ними справляется. А ответы на остальные вопросы можно получить позже. Сейчас нужно открыть дверь и выпустить вашего брата, так как моя хозяйка еще не успела увести их в безопасное для всех место.

Но есть одна проблема. — многозначительно добавил он в конце.

— И что за проблема? — ожидаемо спросил брат.

— Как только я открою эту дверь, все другие так же откроются автоматически. И волки могут напасть на вас. Поэтому и просил зайти в гараж с остальными.

Еще несколько секунд после своих слов он стоял и думал, колеблясь принимать решение, которое может навредить окружающим.

Но другое обстоятельство торопило — если 4-ый брат откроет вторую дверь и натолкнется на ее питомцев, никто его не спасет. Он умрет на глазах брата и других людей, которые могут стать очевидцами.

Шофер достал пульт и связку ключей. Нажав пару кнопок он поднес ключ к замку и отрыл его.

Все молчали. Медленно вытянув пленника и спрятав за свою спину, он замер. И каждый шорох, что звучал сейчас, мог говорить о приближении убийц по природе.

Их тяжелое дыхание мы услышали у себя над головой. В тот же момент один из волков очутился на земле.

Его лапы твердо стояли на земле. Пока он стоял к ним хвостом, но мог повернуться в каждую секунду.

Кроме этого можно было ожидать и приближение второго с другой стороны. Так и произошло.

Они оказались в ловушке. Путей к отступлению не было. Что могло заставить этих хищников отступить — только чудо.

Оба волка смотрели на своих предполагаемых жертв и скалились, готовясь к рывку.

В такой ситуации фокусироваться на одном из них, верная смерть. А уследить за обоими чрезвычайно сложно.

Выжав нужный момент один из волков прыгнул. Его зубы были готовы рвать в клочья все, что он только увидит; его глаза — они кричали о твердой уверенности и победе.

Старший брат закрыл 4-ого, приготовясь принять смерть за его проступок. Вот только волк упал на землю, не допрыгнув до них пару сантиметров. Раздался жалобный писк. Можно было решить, что его подстрелили, но увидеть рану никто не мог.

Гордо встав на четыре лапы он громко завыл и направился обратно в дом, периодически оглядываясь и по прежнему скаля острые зубы.

Не говоря ничего шофер молча подошел и закрыл прозрачную дверь, отделяющую их от хищников в доме.

Выдохнув тяжелый воздух из груди шофер повернулся к братьям.

— Можете идти и привести ваших братьев. Через несколько минут, думаю, ваша сестра пригласит вас пройти в дом.

— Простите. — только появившись на ослепительном солнце произнесла девочка. — Я должна была сразу предупредить о моих не совсем обычных домашних животных. Но подумала, что эта новость может испугать вас.

Прошу еще раз простить мне этот небольшой казус. Сейчас все впорядке. Прошу. — жестом показала она в конце на дверь, и пошла вперед.

Два брата, 1-ый и 4-ый, пошли первыми.

Дом и правда был большой. Только по обстановке нельзя было сказать, что в нем живет очень богатый человек.

Все комнаты обставлены простой, но комфортной мебелью. Больших изысков, в виде дорогих и редких шкур на полу, столов и другой мебели из редких пород деревьев не было. Все смотрелось очень продуманно и гармонично.

— Для начала проведем небольшую экскурсию по этому дому для удобства и вашего комфорта. — начала длинный рассказ девочка. — Два подземных этажа — это парковки, ремонтные и все, что связанно с техникой, как движимой так и не движимой.

Первый этаж я использую для приема гостей и переговоров. В большей степени он является гостевым и к нему имеют доступ все, кто находится или приходит в этот дом.

2-ой и 3-ий этажи гостевые комнаты, кухня, и гостиная. В них почти никогда никого нет.

Теперь они будут вашими личными этажами.

4-ый этаж — там находится моя личная библиотека и рабочий кабинет для занятий, но им я пользуюсь редко.

Вы можете пользоваться ей и не боятся. Редких и дорогих книг там почти нет, а если и найдется, то это не оригинал, а копия.

Так что вы можете пользоваться библиотекой для занятий или просто приятного время препровождение.

5-ый и 6-ой (терраса) — мои этажи и подниматься на них не нужно, так как питомцы сейчас постоянно будет находится именно там.

Есть бассейн открытый и закрытый, но их посмотрим чуть позже.

А теперь предлагаю собраться в столовой пообедать и познакомится, ведь до сих пор это нам так и не удалось.

На столе стояли уже приготовленные блюда. Каждый смог выбрать удобное для себя местечко.

Трапезу братья начали без сестры. Она появилась лишь к десерту.

— Прошу простить меня, было срочное дело и я немного задержалась. Но я зря беспокоилась. Рада, что вы чувствуете себя крайне комфортно.

Сейчас к нам подойдет человек, что будет представлять все ваши права до 18-ти летия.

Ну а пока пора познакомится.

Братья решили представится первыми.

— Я 1-ый самый старший брат, мне 20 лет. Я уже работаю, но мой заработок не такой большой. Именно поэтому папа и назначил опекуна.

— Да, — подхватила сестра — пока каждый из его детей не сможет полностью встать на ноги лучше будет находится под небольшим присмотром.

— Я 2-ой брат и мне 17 лет, я заканчиваю начальное специальное образование. Но уже подрабатываю по своей специальности.

— Я 3-ий брат и мне 16 лет. — этим он решил ограничится пока.

— Это все?! Неужели ты не хочешь хоть немного рассказать о себе? — возмутился 2-ой брат.

Но его слова прозвучали впустую и продолжить представление пришлось 4-ому.

— Я виновник сегодняшней ситуации и мне 14 лет. Я учусь еще в школе. С будущей профессией пока не определился, но намерен поступать в 10—11 классы.

Не выдержав своей очереди младший спросил:

— Может перейдем уже ко мне?

Все засмеялись. Лед отношений немного тронулся и подтаял.

— Говори, я очень буду рада услышать и твой рассказ. — подбадривая ответила сестра.

— Мне только 10 лет. И пусть я самый маленький, но у меня очень большие планы на будущее. — весьма серьезно заявил он.

— Вот только каждый день эти планы разные. — заметил 3-ий брат.

— Ну и что. У меня еще есть время выбрать. — как взрослый заявил младший брат. — А теперь, сестренка, пора и тебе рассказать о себе.

Все пристально посмотрели на нее. Этот рассказ может оказаться самым трудным.

Она должна не просто рассказать о себе, но и объяснить, почему отец скрывал ее и почему она сама так тщательно скрывает свой возраст.

Увидев любопытные глаза на себе она опустила глаза и начала говорить.

— Мне 13 лет. Я не скрываю свой возраст, но и не афиширую на всю округу.

Долгое время ни я ни мой и ваш отец не знали о существовании друг друга. Это стало известно всего 2 года назад, когда ему и мне пришло одновременно одинаковое письмо.

В нем моя мать и рассказала обо всем.

После письма мы встретились, чтобы поговорить и разъяснить возникшую ситуацию.

Встретившись несколько раз ваш отец предложил не рассказывать вам о том, что есть еще и я.

Но когда полгода назад он узнал о болезни и задумался о том, что будет после его смерти обратился ко мне.

Так и было решено оформить вашу опеку с моим опекуном.

В этом случае вы все останетесь вместе и не будете ни в чем нуждаться.

Я сейчас работаю директором и разработчиком в фирме по производству искусственных организмов.

Школу я закончила давно, когда мне исполнилось только 8 лет. Меня часто называли гением, завистники роботом.

Но сейчас я тот человек, который к 13 годам имеет все, что ему необходимо и даже больше этого.

Ее рассказ прервался, послышались чьи-то шаги.

Перед новой семьей предстал человек средних лет, мужчина в костюме.

Он ежился и перебирал ноги. Весь его вид говорил, что костюм для него почти в новинку.

— Здравствуйте, проходите. — объявила сестра мужчине. — Могли и не одевать костюм, я ведь знаю, как неловко вы в нем себя чувствуете. — продолжала разговор она.

Мужчина пока ничего не говорил, а лишь бегал глазами, осматривая братьев.

— Я действительно, волнуюсь. — мужчина снял пиджак, повешав его на спинку стула и сел за стол. — Я буду вашим опекуном.

Проживаю я отдельно от вашей сестры, но всегда могут ответить на ваши вопросы, как при личной встрече, так и по телефону.

Мужчина рассказал о себе: где и как сейчас работает, где живет, для того, чтобы братья могли приходить при необходимости.

Закончив его мужчина попрощался со всеми и ушел. Сестра пошла к себе вслед за ним.

— Думаю, вам нужно самим теперь осмотреть 2-ой и 3-ий этажи и решить, кто из вас какую займет комнату.

Вот все ключи от комнат на этих двух этажах. От остальных вы получите позже — сейчас готовятся дубликаты.

Многие из комнат могли долго не использоваться и там могла набраться пыль и грязь.

Вызовите уборщицу и она тут же приведет все в порядок.

Забыла сказать: слуги живут в отдельной части дома и появляются или по установленному времени или вызову.

Вот этот пульт. На нем подписано, кого и для чего вызывать.

Думаю, на сегодня не буду еще больше забивать деталями вам головы: будем решать по частям.

А сейчас отдыхайте. — на этом она пошла в лифт и поднялась на свой 5-ый этаж.

— Ну что, пора осмотреться. — сказал 2-ой брат.

Комнат на 2-ом этаже было достаточно много. Их вполне могло хватить для проживания всех людей в этом доме. А так же еще останутся некоторые пустые.

Братья впервые очутились в таком просторе. Их прошлый дом они всегда считали своей крепостью, не смотря на небольшие размеры. А сейчас, очутившись только на одном этаже этого высотного здания не могли поверить, что это все пространство раньше занимал один человек.

— А зачем ей так много этажей и комнат, если наша сестра живет на самом верху? — спросил самый младший брат. — Она ведь могла их продать или предложить кому-то здесь жить?

— Я думаю, — отвечать начал 4-ый брат, — это просто причуды богатых людей: выстроить такое здание для показа потенциала.

— Просто показуха. — грубо сказал 3-ий брат.

— Не стоит так резко отзываться о человеке, которого совершенно не знаете. Какова бы ни была причина. Это ее дело. — больше ничего не сказал старший брат.

Все братья разошлись по разным комнатам.

— Теперь всем хватит места и каждый будет жить в своей комнате. — добавил спустя время 1-ый брат вошедшим. — Кто какую выбрал?

— Пока и не знаю. Их много и у каждой потрясающий вид. Остановится и выбрать не возможно. — сказал 2-ой брат.

— Но выбрать нужно, не будешь же ты спать в гостиной? — логично заметил 3-ий брат.

— Да. И вещи еще нужно хоть немного разобрать — не хочется завтра в спешке собираться.

— А я уже выбрал! — закричал младший. — Вот, эта будет моя комната.

— Не слишком ли она большевата для тебя?! — не спрашивая, а больше утверждая, сказал 2-ой брат.

— Нет. Да и они все такие! — заметил 5-ый брат.

— Умен не погодам. Не так ли? — спросил 2-ой брат у 1-ого.

— Да. Он необыкновенно умный и смышленый в свои 10 лет. Но именно это и поможет добиться больших высот в этом мире.

Постепенно каждый из братьев выбрал комнату. К слугам они не привыкли и решили обойтись своими силами.

Вещи были доставлены по комнатам. Вокруг суетливо бегали многочисленные люди.

В первый же день все братья были обеспечены всем, что много им только понадобится. Время подходило к ужину.

— Пошлите поедим. — заглядывая в каждую наполненную комнату говорил 4-ый брат.

— И правда, времени уже много. — сказал 1-ый брат.

— Вот только вы забыли, что здесь нужно все делать по графику. — язвительно заметил 3-ий брат.

— Да, нужно приготовить что-нибудь. И обязательно позвать сестренку. — сказал младший.

— Добрый вечер. — стоя у стола произнесла сестра. — Я не стала отвлекать вас от уборки и тем временем решила приготовить ужин.

Пять молодых людей стояли и наблюдали за хрупкой девочкой. Она не суетясь расставляла тарелки и раскладывала столовые приборы.

— Прошу, все готово. — занимая место в центре стола, сказала сестра. — Что-то не так? — наблюдая удивление в глазах спросила она.

— Уверяю, все съедобное. Я всегда готовила для себя сама. И поэтому весьма преуспела в этом.

Понимая, что стоять и просто смотреть с удивлением на происходящее глупо, братья сели за стол.

И чему, вообще, сейчас удивляться. С тех пор, как умер их отец, или нет, с тех пор, как они узнали о его болезни в их жизни только и стали происходить удивительные вещи.

Иногда, не веря собственным органом зрения и слуха, только прикосновением можно было убедится в том, что это реальность.

Это как сказка или фантазия. Никто из них и не мог предположить об этих событиях. Только они никого и ни о чем не спрашивают, а просто происходят.

Иногда это причиняет боль, а когда и дарит радость, открывая все невозможное. То, что раньше казалось недосягаемым. И вот оно перед тобой.

Жизнь продолжается не зависимо от ситуаций, что происходят с людьми.

Сейчас случилось так, что судьба свела этих шестерых людей вместе. Были и другие, но они относились к посредникам или имели только временный характер.

Шесть человек теперь живут в одном доме. Сейчас они семья, но… Слово «семья» пока не зародилось между сестрой и братьями. Для этого нужно время. И никто не знает, сколько его понадобится.

Ужин проходил в спокойной обстановке. Их сестра много говорила и рассказывала, но это не относилось конкретно к ней:

— ее рассказ о доме;

— о взаимоотношениях с опекуном;

— о делах компании.

Это все не приближало к объединению в качестве семьи. Может было слишком рано.

Среди ее разговора раздался и мужской. Свое слово решил вставать 4-ый брат.

— Это все очень интересно и увлекательно, но не выходит на передний план. Может расскажешь чуть больше о себе?

В комнате настало молчание. Старший брат смотрел с укором в его сторону, но тот и теперь игнорировал все, что было адресовано ему.

Вытерев губы салфеткой она отвечать не торопилась. Она встала, медленно отодвинув стул. Братья уже подумали, что она обиделась и собралась уходить.

Но так она не поступила. Сестра обошла стол вокруг и остановилась за спиной 4-ого брата.

Она просто молча стояла и прожигала его спину взглядом. Дотронувшись слегка за его плечо она вернулась на место за столом.

— Можно и обо мне поговорить. — подставив руки под лицо, начала она. — У меня жизнь пока была короткая и чуть меньше твоей ровно на 3 года.

Ты старше и в праве требовать чего-то, как человек ответственный. — продолжала она ровным голосом.

Она не кричала и даже не повышала голос, а все так же продолжала свою речь. Только производило это странное ощущение. С каждой минутой или даже словом, что-то менялось внутри каждого из братьев.

Создалось ощущение, что они сейчас на вулкане, что может начать извергаться в любую секунду.

Только вулкан — это природа и она им управляет, а человек подвластный эмоциям зависит от других.

Тому, что сейчас происходило только одно объяснение братья, а именно 4-ый, задел ту часть, что не стоило.

Самый старший брат хотел встать, но сестра простым жестом руки усадила его на место. Стало понятно, что в этот разговор лучше не вмешиваться. Кто знает, как их сестра может повести себя ведь пока она остается незнакомкой, которая просто предоставила им свой дом.

— Но тем не менее, не стоит забывать, что старшие должны подавать пример.

Какой пример сейчас ты подаешь своему младшему брату? Я пока не говорю о себе. Я, абсолютно, незнакомый для вас человек, как и вы для меня.

Возможно вас не радует мысль о том, что ваш отец сделал такое решение и скрывал мое существование?! Но это был его выбор.

4-ый брат намеревался прервать ее речь, но твердым нажатием на плечи она и его усадила на стул.

— Если хотите, вы можете не общаться со мной. Все, что вам нужно — жить здесь, под присмотром, до 18 лет. Все остальное и дальнейшее будущее можете провести, так как того захотите сами вы.

В этом доме нет правил, — продолжала сестра, убрав руки с плеч брата и направившись к своему стулу, — но уважение к другим людям всегда должно быть. Тем более к тем, кого даже не знаете и не хочешь понять.

Это хотелось бы особенно подчеркнуть.

Возможно моя речь затянулась. Прошу, 2-ой и 3-ий этажи в вашем распоряжении и если вы не хотите общаться со мной или по каким-то причинам испытываете ко мне негативные чувства, то просто скажите мне об этом. Я уверяю, я вас больше не побеспокою.

Сейчас ответ давать рано, так что подумайте до завтрашнего ужина.

Всем спокойной ночи.

Попрощавшись она пошла к лифту.

Еще долгое время никто не отваживался пошевелиться. Только звук лифта привел братьев в движение.

Никто не осуждал 4-ого брата и не читал лекции. Той, что дала сестра было вполне достаточно. Старший брат лишь сказал:

— Что ж, нужно о многом подумать. Такая ситуация не на пользу нам, но принимать решение будет каждый сам.

А теперь давайте по комнатам. Сегодня был крайне тяжелый день и не менее тяжелый вечер. Нужно отдохнуть.

И так вот прошел один день переезда в новый дом. Перебирая его, трудно и представить, что еще будет впереди — завтра.

— Как нам поступить? — собираясь на завтрак, спросил 2-ой брат.

— Ты про вчерашний конфликт сестры и 3-ого брата?! — как бы утверждая, переспросил старший брат.

— Конечно, про него!

— Это не наша забота. Я поговорю с ним. Только он и должен решить сейчас и ответить, почему стал таким грубым.

1-ый, 2-ой, 4-ый, 5-ый братья собрались за завтраком. Сегодня был последний выходной перед рабочей неделей.

— Его нет. — заметил младший брат. — И сестренки тоже.

— Ничего. Я сейчас к нему схожу. — сказал старший брат.

— А можно я? — в спину уходящему брату, задал вопрос младший брат.

— Ты сам хочешь поговорить с братом? — переспросил 2-ой брат.

— Я понимаю, что еще маленький, но все же можно мне пойти? — с глазами, полными сомнения в согласии братьев, и собственной уверенности, что ему под силу решить эту проблему.

Брат молча кивнул мальчику и сел за стол, продолжая трапезу.

Остальные братья последовали его примеру и не стали останавливать своего самого маленького братика.

Как ни в чем не бывало 5-ый брат с разбегом распахнул дверь комнаты брата, но не нашел его. Осмотрев все большое пространство он заглянул в каждое окно.

— Он, наверно, пошел в бассейн. — сказал он самому себе, вспоминая пристрастия брата.

3-ий брат и правда сидел у бассейна. Смотря в воду он был погружен в свои глубокие мысли. И он не сразу заметил человека, что подсел рядом с ним.

Младший брат пристально смотрел то на брата, то на прозрачную воду, где было видно даже дно с различными узорами.

— Ты что-то потерял в бассейне? — все так же пристально смотря в воду спросил мальчик.

— Ты что тут делаешь?

— Пришел к тебе, ведь кроме тебя здесь нет никого. Разве нет?

— Да. — слегка улыбнувшись сказал 3-ий брат.

— А ты знаешь, все ждут тебя в столовой.

— Как же! — ухмыляясь ответил брат. — Они давно приступили к завтраку. Зачем меня ждать?

— Почему ты так резко изменился? — без колебаний, сомнений и вводных слов, прямо спросил младший брат. — Это из-за папы? Или сестренки?

— На папу разве можно обижаться?

— Можно. Я вот сильно обиделся. Как он мог решить скрыть от нас сестренку. В этом он был не прав.

Но, а на сестренку, зачем злиться?

— Ты еще мал и не поймешь меня.

— Может он и маленький по росту, но так не скажешь, по его рассуждениям! — вступил в разговор третий голос. — Цифра, что считается возрастом каждого человека относительная. Возраст каждого человека индивидуален.

Многие люди, смотря на меня называют разный возраст. И почти все они ошибаются. Уж больно давно в своей голове я вышла за пределы определения числа возраста.

Когда мне было 10 лет, я уже заправляла компанией. И все как и ты говорили: как можно, она ведь еще дитя, ей нельзя доверять жизнь людей.

Их понять не сложно. Только понять или узнать обо мне больше, чем возраст никто не хотел. Поэтому я не привыкла рассказывать. Все это время я лишь слушала упреки.

Доказывая словами свою правоту, меня лишь обсмеивали. А когда от слов переходила к действиям, то откровенно не верили.

Но вот когда вера должна уже была со временем зарождаться, она чаще переходила в зависть.

Так я и отгородилась от мира: выстроила успешную компанию, что помогает людям, пусть и не бесплатно; выстроила дом и спряталась в нем. Только здесь я и чувствую себя в безопасности.

Мне непривычна вся суета и такое количество человек, что сейчас будут постоянно проживать вместе со мной. К тому же, совместное проживание не объединяет нас как семью и не сплочит.

Пустые обиды и упреки в чей-то адрес так же не улучшат положения.

— Ты хочешь знать, почему я сердитый и сижу здесь один вместо того, чтоб находится с братьями?

Его вопрос не требовал ответа. Он объяснял суть возникшего риторического вопроса. Но ответ на этот конкретный вопрос 3-ий брат дал сам.

— Я не могу вот так просто веселится и делать вид, что в нашей жизни ничего существенного не поменялось.

Я не могу поверить, что у отца могла быть тайная дочь, которая появляется сразу после его смерти. Она добрая и милая, директор крупной компании. И вдруг перевозит жить всех в свой удивительный дом.

Я не верю.

— Ты не веришь, что отец изменял вашей маме, что она умерла оставив вас на попечение отца. А потом умер и он?

— Наша мама жива.

— С чего ты это взял?

— А ты как смеешь такое заявлять. Ты ничего о нас не знаешь!

— Брат, сестричка… — меленький брат стоял позади них. Он хотел тихо уйти, чтоб не мешать их разговору, но новость про их мать заставила его остановится и вернуться. — Это не правда.

Он убежал быстро. Были лишь слышны всхлипы ребенка, который не мог сдержать слез.

— Вы разве не знали об этом? — вопросительно посмотрела сестра на брата.

Только он больше не слышал ее. А побежал вслед за братом.

Он плакал у себя в комнате тихо, чтоб никто не узнал об его слабости и слезах.

Его решительный настрой исчез и вернулась детская обида и страх незнания всей правды.

Сестра поднялась из бассейна в столовую. Братья уже закончили завтрак и разошлись.

Вся посуда стояла в раковине, лишь одна тарелка на ее вчерашнем месте продолжала стоять.

Взглянув на кухню сестра увидела1-ого брата.

— Ты все же пришла. Я уже хотел убирать твой завтрак.

— Я сейчас говорила с 3-им и 5-ым братьями в бассейне. И у нас зашел разговор о вашем отце и обо мне, и вашей маме. — с небольшими паузами говорила она. — Они разве не знали о том, что она тоже умерла? — не смотря в лицо спросила сестра брата.

— Нет, не знали. Это произошло, когда 5-у брату исполнилось 3 годика. 3-у же брату, просто солгали, как и 4-у.

Об ее смерти знал я и 2-ой брат.

Папа очень долго не мог оправится после трагедии в которой погибла мама. С каждым днем он был близок к смерти. Вот только она как на зло его обходило стороной, лишь унося тех, кто находился рядом.

Многие из-за этого проклинали папу, желая смерти.

Он смог опомнится, когда я и 2-ой брат привели остальных братьев. Они плакали и звали его. В тот момент, когда он их взял на руки, спустя 2 или 3 месяца он пообещал им, что больше их не бросит.

А о маме мы решили тогда им ничего не говорить. На их 18-ти летие мы планировали рассказать правду. Вот только и папа ушел.

И в последнем письме, когда он только говорил о страшной тайне, я подумал о смерти мамы. О том, что кроме этого, он мог скрывать еще одного ребенка и предположить не могли.

— Думаю сейчас стоит собраться вам и сходить к ней на кладбище, и поговорить об этом.

Если бы я знала, то никогда так резко не сказала.

Начало нового дня продолжало черную полосу жизни братьев: трагическая смерть отца, переезд в незнакомый дом и в конце, новость о смерти последнего родственного человека — мамы.

В доме стояла тишина, такая, какой была до их появления. И она все так же одиноко сидела на кухне за завтраком, рассматривая знакомые стены и убранство. Безмолвно смотря в окно на простиравшиеся сады и парки рядом с ее домом. И говорила сама с собой без единого звука.

Она произносила их душой.

К полудню все 5-ть братьев собрались для поездки. Сестра решила не мешать им и остаться дома.

Кроме этого у нее была работа, которая требовала большого внимания, но сколько бы она ей не уделяла, этого всегда было мало.

Вернулись они лишь за полночь. Было видно, что эта новость была не менее шокирующей, чем смерть отца.

Ужинать они не стали, а сразу отправились по своим комнатам. Не смотря на это она терпеливо ждала их на кухне, за обеденным столом у окна.

В это время она корила саму себя. Погруженная в такие мрачные мысли работать она не стала: такой настрой может негативно сказаться.

Для того, чтоб хоть как-то развеяться сестра отправилась в библиотеку.

Она читала уже знакомые ей книги и находила те, что за нехваткой времени откладывала для прочтения на свободное время.

— Времени уже много. Да и мысли пришли в норму. Нужно освежится и приступить к работе. Хватит уже отдыхать.

— Ты так думаешь? — спросил мужской голос где-то снизу.

— А разве не слишком много времени я стала тратить впустую.

— Но ведь это твоя семья. Раньше ее не было и все время ты тратила на себя и на компанию. Хотя, в большей степени, именно компания была и домом, и семьей.

— Ты прав. Это не привычно и ново для меня. Но ответь лучше, — спросила девушка, — как они, сильно расстроились после поездки?

— На глаз определить сложно. Да и я не разбираюсь в этом. Скорее, это по вашей части.

— Но все же. — настаивала она.

— Сильнее всех расстроился самый последний брат.

— Не чего удивительного, ему только 10. Слишком много потрясений в столь малом возрасте.

— С теми, что пережили вы, эти ничто… — сказав это молодой человек затих.

Приближающиеся к нему шаги дали знать, что она уже близко и вот-вот предстанет перед ним.

— Не стоит вспоминать старое. — выходя из-за книжной полки ответила девушка.

— Ты заплачешь? — грубова-то спросил ее собеседник.

— Смотря что ты вспомнишь. Не все воспоминания могут у меня сейчас вызвать слезы.

— Что-то мы разговорились и я совсем забыл, — начал как ни в чем не бывало молодой человек, — к тебе пришел ваш опекун. Ты где с ним поговоришь в кабинете или спустишься в гостиную?

— Лучше пусть он поднимется в кабинет. Не хочу будить братьев.

Часы пробили три часа ночи. Слушая этот звук мужчина сидел в огромной комнате совсем один и присушивался к окружающим звукам.

Как только в комнату вошел шофер он приподнялся. Не говоря ни слова мужчина направился к нему.

Медленно шагая, шофер показывал дорогу неожиданному в столь поздний час гостю.

Не смотря на время она была обязана принять его.

— Что заставило вас так поздно посетить нас? — спросила девушка мужчину севшего напротив нее.

— Есть один разговор, который не требует отлагательства.

— Тогда я слушаю. — сказала девочка, вставая и направляясь к окну.

За ее действиями наблюдали двое мужчин. Только, кажется, она не замечала их пристального взгляда.

Ожидая слов девочка медленно открыла шторы и запотевшее окно. Резкий порыв ветра скрыл ее за шторной тканью. Только закрыв окно она снова предстала перед ними.

Ее лицо пропиталось холодным и беспощадным ветром. Сердце, что всего несколько минут назад трепетало, заставляя свою голову не вспоминать прошлого покрылось коркой льда.

Резкая перемена не удивила их. Может именно этого и ждал мужчина напротив — того, когда она будет готова выслушать его.

— Сегодня ко мне приезжали братья. Мы долго разговаривали о них самих и о тебе речь тоже шла.

Много я им рассказать не мог, так как и сам не знаю все до конца.

Как сказать остальное, я даже и не знаю. — нервно соскочив с места продолжал мужчина.

— Говорите, как есть, что уж здесь скрывать. — повернувшись к окну ответила она.

— Они не хотят с вам жить. 3-ий брат и вовсе заявил, что лучше жить в детдоме.

Я понимаю, они обижены и расстроены. Но вы-то зачем сказали, что их матери больше нет?

— Мне нужно вам ответить на этот вопрос? — резко повернувшись спросила девушка. — Есть то, что не требует вмешательства ни вашего ни моего.

Тем более я не знала, что это тайна.

— В следующие выходные они хотят переехать обратно в свой дом. И ваши угрозы не заставят их остаться с вами под одной крышей.

— Не слишком резкие слова? — вступил в беседу шофер. — Не забывайте, что не смотря на все обстоятельства, она лишь ребенок.

— Не называй меня ребенком! — громко сказала девочка.

Отступив несколько шагов назад шофер замолчал, но комнату не покинул.

— Не вам решать их судьбу.

— Но и не вам. — продолжал пожилой мужчина. — Смотрю вы так же холодны, как и раньше.

Увидев вас вчера я было подумал, что вернулась та девочка…

— Замолчите… — тихо сказала она.

Ее дыхание учестилось, руки дрожали. Ноты в голосе хотя и были тихие, но заставили замолчать всех.

Вот так используя тайну голоса она всегда и заставляла людей вокруг себя подчинятся хотели они того или нет.

Каждому настроению был свой тембр и звучание. Стоило им только немного сместиться в одну из сторон, как окружающиеся разбегались.

Те, кто был вынужден остаться выполняли каждое слово, боясь даже возразить.

— Хотите знать, где та девочка, — медленно направляясь к двери снова заговорила она, — или может вы сами ответите на этот вопрос, что не был полностью задан.

Вы скажите, что я ее убила.

И это отчасти правда. Но только ли в этом причина. Что-то ведь должно было способствовать этому. — медленно идя по коридору говорила девочка.

Мужчины шли следом, иногда переглядываясь в надежде увидеть что-то новое в глазах собеседника.

Дойдя до лифта она нажала кнопку, но словно передумав пошла дальше.

— То, что случилось с этой девочкой лучше не говорить вслух. У этого дома теперь слишком много ушей, что могут ненароком услышать лишнее для них.

Не думаю, что этот разговор вообще стоит дальше продолжать.

Если хотят, пусть переезжают. Но дом, где они должны жить должен быть или моим или опекуна, то есть, вашим.

В том случае, если они все же переедут в старый дом, они и в правду отправятся в детский дом. — и улыбнувшись не доброй улыбкой так же добавила:

— А вы лишитесь прав не только в отношении них, но и меня.

— Это угроза? — нахмурив брови спросил мужчина.

— А как хотите, так и думайте, для меня это просто предложение, что содержит слова и не более этого.

Закончился разговор на кухне.

Пожилой мужчина хотел еще что-то сказать, вот только появившиеся животные отбил всю охоту находится здесь еще хоть минуту.

Волки, медленно обнюхав стоящих людей, направились к хозяйке. Посмотрев в ее глаза один из них повернулся. Открыв пасть, показывая зубы он явно давал понять, что всем пора уходить.

Только мужчины боялись пошевелится. Понимая, что им грозит опасность и они не могут сбежать прочь — каждый из них смотрел на волков.

— Сидеть. — спокойно отдала она команду питомцам.

Те покорно сели не пытаясь больше предпринимать действий.

— Идите. Не стоит заставлять их еще больше нервничать своим присутствием. Вдруг решат поужинать вами.

Прикрывая спину друг другу мужчины скрылись.

Волки отправились к своим чашкам и не отрываясь от еды осматривались по сторонам.

— Кто забыл выключить свет? — заходя на кухню, разговаривая сам с собой шел 2-ой брат.

Увидев сестру он улыбнулся не зная, что она сейчас в сопровождении.

— Ой, я не хотел мешать. — медленно пошел он задним ходом.

Незваный гость не остался незамеченным.

— Стой, не бойся. Они не тронул тебя. — сказала сестра.

Два диких зверя стоял перед ним. Послушать сестру или бежать. Он не мог выбрать.

Взвешивая два решения больше шансов у него, если все же не побежит, а останется.

— Их еда здесь на кухне.

Подумала, что вы спите, вот и решила устроить им прогулку с обедом.

— Не обычные у тебя домашние животные. Почему именно волки?

— Это длинная история для столь позднего времени. Расскажу как-нибудь в другое время.

— Подожди. — окликнул 2-ой брат уходящую сестру. — Тебе не сказали, что мы решили переехать обратно?

— Сказали, но давай поговорим об этом позже. Завтра за ужином будет много времени.

Тебе пора спать.

Сопроводители шли впереди с гордо поднятой головой.

Как только она с питомцами зашла в лифт 2-ой брат смог пошевелится и глубоко выдохнуть.

Ночь стояла темная. Звезд не было видно из-за проплывающих облаков.

Лишь луна светила и не боялась проплывающих рядом с ней облаков.

Такое зрелище нельзя было пропустить, только вот никто и не думал любоваться этому диву: свет луны проходил сквозь легкие дымчатые облака и рассеивался. При этом вокруг луны образовался радужный ореол.

Не смотря на отсутствие солнца в лунной радуге присутствовали все ее цвета, придавая этой ночи таинственное важное значение.

Все спали. Луна медленно проходя вокруг дома заглядывала в каждое окно, в надежде на то, что хоть один человек сможет увидеть это необычное явление.

Как будто расстраиваясь от невнимания к ней радужный свет начал рассеиваться. А луна и вовсе скрылась за тучами.

Смотря на великолепие луны лишь два волка тихо завывали, как бы призывая к чему-то или кому-то.

Город тихо спал, по крайней мере, одна из его частей. Другая веселилась и развлекалась. Но всем им было не до того, чтоб поднять свои взгляды к небу.

Рано утром все в доме начали собираться и разъезжаться по своим делам.

Первой уехала сестра. Затем шофер забрал двух старших братьев. Оставшиеся три поехали отдельно в школу. Так как им было не по пути с братьями.

Раньше их отводил отец или старший брат. Но для этого приходилось всем рано вставать, завтракать и отправляться в путь.

Приходили в школу они одними из первых, и им еще долго приходилось ждать начала занятий.

А что им делать. Для того, чтобы брату или отцу попасть вовремя на работу и в безопасности доставить до школы братьев или соответственно сыновей, приходилось так поступать.

Сейчас они переехали еще дальше, но наличие личного шофера с автомобилем ускорил процесс.

— Может вам перевестись в школу поближе? — за завтраком перед отъездом предложил 2-ой брат.

— Зачем? Мы ведь в выходные переедем обратно. — возмущенно сказал 3-ий брат.

— Мы еще не решили до конца стоит ли это делать. Сегодня за ужином, поговорим с сестрой и определимся. Хорошо? — смотря на 3-го брата сказал самый старший.

После этого все молча разъехались так и не договорившись ни о чем.

— Как продвигаются дела в лаборатории? — спросила девушка своего помощника и секретаря.

— Все идет согласно плану. — доложил он.

— А как разработка новых органов? — продолжала разговор девушка.

— Все отчеты будут только завтра, не раньше.

Есть существенные изменения, но пока их не достаточно для начала полного производства.

— Это плохо, но и торопится в нашем деле нельзя.

— У вас на сегодня запланировано одно совещание через час в главном зале. — напомнил секретарь.

— Спасибо, я к нему уже подготовилась. Не беспокой меня до его начала. Если кто-то придет назначь сразу после совещание и доложи мне. Теперь свободен.

— Она не может сейчас вас принять. У нее совещание.

— Мне некогда ждать, это срочно.

— Она тоже на важном заседании. И подождать вам все равно придется, ведь в этом здании ее нет.

— Сколько мне придется ее прождать? — грубо спросил гость.

— Не менее 15—20 минут. Может вам кофе?

— Лучше чаю.

— Хорошо. — вежливо ответил секретарь и отправился в другое помещение.

Воспользовавшись моментом гость отправился прямо к ее кабинету. Дернув несколько раз за ручку двери он понял, что секретарь не врал и в данный момент она где-то еще.

Зная, что во всех помещениях этого здания установлены камеры гость попытался найти по ним ее место нахождение.

Его поиски прекратилась лишь когда секретарь вошел в свой рабочий кабинет. В его руках не было ни чая ни кофе.

— А где же обещанный чай?

— Я подумал, что он не так уж и важен по сравнению с вашим упрямством, настойчивостью и недоверием.

Своим уходом я дал вам возможность убедится в правдивости моих слов.

И я вижу вы так и поступили.

Больше мужчина ничего не сказал. Ему оставалось только ждать конца совещания.

— Ну, наконец-то вы появились, мадам. — увидев входящую девушку с ребенком, произнес гость.

Они вместе вошли в кабинет, не обращая внимания на слова незнакомца.

Стоило двери закрыться за ними раздался звонок телефона.

Подняв трубку секретарь доложил о человеке, что настойчиво требовал встречи.

Спустя пару минут девушка вышла. Забрав бумаги у секретаря она направилась прочь. Но уйти ей не дал гость.

— Куда же вы! Вам ведь доложили, что я жду вас по очень важному, крайне срочному делу. Мне и так пришлось ждать вас. А вы так уходите перед моим носом?

— Не понимаю вашего возмущения!? — крайне удивленно ответила девушка.

— Погодите. — вступил секретарь. — Вы ведь пришли на встречу к директору? — переспрашивая вновь уточнил секретарь и помощник.

— Да. А она куда-то уходит.

— Это не тот человек. Вы пришли на встречу и не знаете человека в лицо с которым должны встретится. — поясняя больше для самого себя говорил вслух помощник. — Наш директор сидит в кабинете и ожидает лишь вашего появления. А вы тратите ваше же важное время на приставания к девушкам.

Прошу, проходите в кабинет, дверь которого вы совсем недавно проверяли.

Удивленно смотря на мужчину перед собой гость прошел в указанный кабинет и закрыл за собой дверь.

— Здравствуйте. — войдя сказал мужчина.

— Здравствуйте. Присаживайтесь. Что же это за дело первостепенной важности.

— Но мне бы лично с директором переговорить.

— Я и есть директор.

Не удивляйтесь. Ваши глаза увеличились вдвое. Я понимаю, такое бывает с теми, кто видит меня и узнает, что я являюсь директором в столь сложной отрасли.

Сейчас вам принесут воды. Когда вы успокоитесь, думаю, сможете наконец начать разговор.

Оправившись от шока мужчина передал ей записку и наконец смог сказать хоть одно слово.

— Ваш 3-ий брат сегодня пришел в школу, но ни на одном из занятий не присутствовал. Его друг сказал, что он ушел сразу как только передал эту записку.

Не смотря на то, что ваш брат передал, чтоб ее никто не открывал кроме вас мы ее вскрыли. Прочитав содержимое я сразу направился к вам.

Я классный руководитель. Я давно стал замечать перемены в его поведении и точно знал, что так сказывается смерть отца. К тому же у него сейчас сложный переходный возраст.

Когда он только пошел в нашу школу он был очень проблемным ребенком. Повлиять на него смог только старший брат.

И с того момента до недавнего времени он был самым замечательным ребенком.

— Боюсь вас огорчить, — начала девочка, — сейчас у них с братом тоже сложные отношения.

После смерти отца им пришлось переехать в незнакомый дом, где почти от незнакомого человека он узнал, что и последняя родственная ниточка порвана.

— Вы о смерти их матери? — спросил гость.

— Да. Вы знали об этом или прочли только в письме?

— Нет, я не знал! Это вы были тем человеком, что сообщил столь неприятную новость для 16-ти летнего ребенка?

— К сожалению, это так. Только я не знала, что это известно не всем из их семьи. И конечно, сожалею о сказанном.

Вот только слов не вернуть, как ни старайся.

Я так поняла, вы не знаете, где он сейчас прячется?

— Да. Его срочно нужно найти. В состоянии острого потрясения ваш брат может попытаться совершить самоубийство. Поэтому я так и тороплюсь.

Нужно сообщить всем братьям и начать поиски.

— Конечно, в этом не сомневайтесь. Узнать можно и у его друзей о возможном месте пребывания.

— Но они клянутся, что не знают.

— Я им верю. Просто нужно спросить, где они часто бывают или о каких местах разговаривают.

Это ускорит и сузит поиск. А значит и уменьшит риск найти его уже не живым.

— Да, это может ускорить.

— Пошлите. Машина уже готова и ждет нас. Вы знаете адрес его лучшего друга?

— Конечно.

Машина сорвалась с места. Кроме этой машины, где сидела сестра и классный руководитель их сопровождала и машина с мигалками.

Скорая и спасатели уже отправились на поиски и были готовы почти к любой ситуации, когда может потребоваться их помощь.

Братья сидели и ждали сестру с братом дома. Сейчас они ничем не могли помочь. Этого — нового брата они совсем не знали и что от него ждать могли только догадываться.

— Здравствуйте.

— Здравствуй. Прости, все что сейчас происходит… в этом только моя вина.

— Нет. Это и моя тоже, как старшего брата. Наши отношения стали портиться за долго до того, как отец умер и мы переехали.

— Я хотела спросить, как ты смог усмирить нрав брата много лет назад; о чем вы говорили, что он изменился.

— Нехватка внимания родителей всегда отражалась на нем очень остро. И от этого он страдал. Когда же ушла, как бы наша мама от нас и папа ушел в депрессию — это все проявилось.

Он стал сбегать из дома. Он думал, что его никто не любит и он никому в нашем доме не нужен.

Однажды, когда я его искал на одном заброшенном здании он чуть не сорвался с 5-го этажа.

Тогда я его спас. Пока я его успокаивал и смог объяснить, что он необходим всем нам, и отцу, в первую очередь.

Он тоже крайне переживает из-за ухода и только все вместе мы сможем его вернуть.

Когда отец обнял их и пообещал, что никогда не оставит их более он снова стал милым и прежним мальчиком просто по тому, что знал — он необходимая часть их семьи.

Сейчас, когда умер отец и он узнал о смерти матери, он рассердился на меня и на мою ложь с отцом. Возразить я ему не могу мы и правда виноваты, только кто знает, насколько сильнее расстроило и отразилось на нем, в его том возрасте новость о смерти.

Уход, сохранял возможность, что она придет или он сам ее найдет и будет жить вместе с ней.

— Скажи, где находится это здание?

— Его давно достроили. Это высотка в центре в 30-ти минутах от твоего дома.

Ты думаешь, он может быть там?

— Возможно. Это стоит проверить.

— Я отправлюсь туда, вскакивая сказал старший брат.

— Не стоит. Останься лучше дома с братьями и успокойся сам и их. Если и ты пропадешь на долго это посеет панику и искать придется всех вас, а не одного человека.

— А ты сможешь с ним справится?

— Да. Мне знакома его боль. Не бойся, раз я начала все это, то и закончить смогу только я.

— Возвращайтесь оба целыми и невредимыми.

— На это счет не переживай.

— Поездка к его друзьям пока откладывается, — отключив звонок сказала девочка классному руководителю, — проверим для начала один адрес. Если его там не найдем, то обратимся к ним за помощью.

— Хорошо. Но вы уверены, что он именно там?

— Кто знает! Но раньше, старший брат сказал, он часто прятался именно там.

Машина быстро со свистом и воем сирен подъехала к многоэтажному дому.

— Лучше будет, если пока я пойду одна, а вы подождете здесь. — как будто подчиненному отдала указания сестра.

— Не смотря на то, что вы директор, вы ребенок и не справитесь с 16-ти летним парнем.

— Не выпускай его. Он все испортит.

Шофер молча кивнул. Как только она вышла двери крепко закрылись, не выпуская пассажира на улицу.

— Пустите меня. Я знаю, она ваш босс, но стоит здраво оценивать возможности. — обратился мужчина к шоферу.

— Тогда оцените весь ее потенциал. А вы судите лишь по внешнему виду и возрасту, как и все остальные.

Кроме этого все они как и вы просто недооцениваете ее возможности или видя в ней только ребенка не считаете это нужным.

Я давно работаю у нее и лучше знаю способна она или нет на это.

Если бы это было не возможно, то я сам бы не пустил ее одну.

Девочка медленно поднималась по ступеням, преодолевая один этаж за другим.

К 5-ти старым были достроены еще 4-е. Так как на лестничной площадке ни одного этажа его не было оставалось проверить лишь крышу.

Дверь ведущая на верх к крыше была открыта и она бес проблем вышла к открытому небу.

На улице уже темнело. Несколько последних лучей то горели, то угасали, утопая в богатстве проплывающих облаков.

Она прошла к краю и взглянула вниз. Никого здесь не было и она направилась обратно.

Но именно здесь и прятался ее 3-ий брат. Дверь была закрыта на замок и покинуть крышу никто уже не мог.

— Быстро ты меня нашла! Это брат тебе сказал, что я могу прятаться здесь?

— Да. Это и так очевидно. Мы почти не знакомы, так что я не могла знать о твоем прошлом и настоящем.

Но и обо мне ты тоже мало знаешь.

— А ты горела желанием об этом рассказать? — язвительно заметил он.

— Да, не торопилась. И этому есть свои причины. Нельзя вот так в лоб все рассказать…

— Но ты именно так и поступила с новостью о смерти нашей мамы.

— Я не знала, прости…

— Замолчи. Знаешь, я даже рад, что это рассказал не родной брат. Тогда я мог обвинить его во лжи и бросить.

— А сейчас разве ты не так поступаешь? Ты и так всех объявил предателями и сбежал, считая себя лишь жертвой.

— Это возможно. — улыбаясь подтвердил брат.

— Ты не хочешь жить с семьей или ты вообще решил лишить себя жизни?

— Я пока не решил.

— А зачем тогда пришел сюда.

— Это мое укромное место. Надеялся на то, что до момента нахождения смогу решить.

Твое появление удивило меня!

Но тогда лишь я смог принять решение. Я хочу умереть, но и тебя заберу с собой.

— Тогда давай начнем. — вновь подходя к краю крыши села сестра.

Ее ноги висели над пустотой.

— Прошу. — указывая на место рядом с собой продолжала сестра.

Брат сел, но умирать не торопился и медлил.

— Почему ты хочешь умереть?

— Может лучше спросишь, почему хочу убить и тебя? — спросил брат.

— Это не так важно.

— Твоя жизнь для тебя ничего не стоит?! — удивился он.

— Да, она давно превратилась в мучение.

— Почему тогда не пытаешься прекратить эту мучительную жизнь.

Повернувшись ногами на крышу она встала и пошла.

— Стой. Тебе все равно не сбежать пока я сам не открою дверь.

— А я и не сбегаю. Хочу последний раз полюбоваться этим прекрасным небом. Вот-вот должна загореться звезда, говорящая, что ночь уже пришла на этот город.

Не присоединишься ко мне?

Нерешительно он направился к ней и лег рядом.

Сначала они молча смотрели вверх, а потом она опять спросила его:

— Почему же ты не хочешь жить? Скажи, этого никто не узнает ведь я умру вместе с тобой.

— Я надеялся разыскать мать. Эта мысль давно и навязчиво сидела в моей голове.

Я хотел сказать об этом отцу, но вскоре узнал, что он смертельно болен и скоро он покинет нас. Тогда я стал надеяться, что мама заберет нас к себе. Но она не только не появилась, а к тому моменту давно уже была мертва.

— Ты ведь уже не маленький. Тебе уже 16…

— И что? — перебил ее речь брат. — Может тебе никто и не нужен: ни отец, ни мать, ни братья, ни сестры, и ни какая семья… Но я не такой как ты.

— Да, в этом ты прав — ты не такой как я.

А ты не думаешь, что в твоей семье осталось еще 4-ре человека, которые будут огорчены твоей гибелью.

Знаешь, кого они будут винить в твоей смерти? — повернувшись к брату спросила сестра. — Только себя и то, что пожалели ребенка и солгали. Этим самым дав ложную надежду.

Ты этого хочешь?

— Нет, я хочу вернуть всю свою семью. — вскочив закричал молодой человек. Он вновь сел на край крыши.

— Хватит болтать.

— Почему же ты убежал? Чего испугался? Ты ведь хотел сначала убить меня?

Недоумевая он смотрел на пустоту под своими ногами.

— Почему же ты не дорожишь жизнью и вот так без борьбы сама готова умереть?

— Садись рядом ко мне и я скажу. — наигранно ответила она.

— А если не сяду?

— Ты так и будишь сидеть на краю этой крыши не в силах даже и умереть, мучимый только этим вопросом.

Мальчик покорно сел рядом.

— Раз у нас время ограниченно начинать с самого начала не буду, а ограничусь небольшим рассказом. Мое долгое отсутствие они наверняка заметили и сейчас в любую минуту милиция и все остальные могут помешать.

Я не знала, кто мои родители. До 4-х лет я росла в приюте, где меня и удочерили.

Я росла активным и умным ребенком, к своим 6-ти годам я успешно закончила школу и поступила одновременно в несколько институтов.

Параллельно с этим меня назначают директором этой компании…

— Как это так, просто назначили?

— Ну этому есть предыстория и я просто сокращаю. Если будет время, как-нибудь расскажу все.

Так вот, работая над созданием нового образца я совершила ошибку. Не одна, конечно, в этом вина всех врачей.

Сейчас моя жизнь под угрозой и в любой момент я могу просто умереть. Поэтому я и не держусь так за ее спасение. Если умру сейчас или потом, нет никакой разницы. Поэтому время от времени я сама подумываю о смерти.

Новость о том, что у меня есть братья вдохнула в меня новую волну и на время эти мысли покинули меня.

Ее голос замолчал. Она снова приблизилась к краю здания. В ее глазах, в отличие от брата, не было сомнений и колебаний — она и правда была готова к этому.

— Постой. — схватив за руку сестру закричал он. — Я просто шутил, неужели ты и правда сможешь это сделать?

— Да. — без единой ноты сомнения ответила сестра.

Сильный кашель прервал ее речь. Не смотря на царившую уже темноту их лица были освещены.

Увидев кровь на руках сестры брат сделал несколько шагов назад. Но как только он увидел, что она теряет сознание подхватил ее.

Он думал, что успел, но она соскользнула вниз. Не думая о последствиях он прыгнул вниз за ней. Поймав ее спустя один или два этажа он крепко прижал ее к себе и взглянул на небо, понимая, что через несколько секунд они оба окажутся на земле.

В надежде на то, что основной удар придется на него он находился ближе к земле.

Падение…

Крепко все так же держа ее он лежал на батуте в низу, окруженный людьми. А это значит, что они спасены и находятся в безопасности.

— Как я рад, что вы нас спасли, я думал… — 16-ти летний парень плакал как малое дитя и не прятал их: на столько сильны были тогда его чувства.

— Как моя сестра?

— Ничего, сейчас отправим ее в больницу и там ее осмотрят. Не думаю, что она сильно пострадала. Только не пойму, откуда и чья это кровь, на вас нет ран.

— Она, наверно, зацепилась рукой о гвоздь.

— Хорошо. Медики вам все подробно расскажут.

— Можно я поеду с ней в больницу?

— Конечно. — ответил полицейский и шофер одновременно.

— Но стоит позвонить братьям и сказать, что скоро вы будите дома. Они ведь беспокоятся. — добавил шофер.

— Ты напугался? — открыв глаза на полпути сказала сестра увидев заплаканное лицо брата.

— Да, я думал, что мы сейчас и вправду умрем.

— Если бы не мой кашель, мы бы просто спустились по лестнице.

— Нет, я сам виноват, поэтому я пытался спасти тебя, пусть и ценной собственной жизни.

— Знаешь, мне напомнило это рассказ твоего брата, как он тогда на этом же месте, но 4-мя этажами ниже спас твою жизнь.

— Не стоит сейчас думать об этом. Лучше скажи, как ты себя чувствуешь?

— Доктор, остановите машину. — поднимаясь с каталки сказала сестра.

— Стойте. Что вы делаете? — спросил доктор, останавливая ее.

— Ничего не нужно. Со мной все с самого начала было хорошо.

Как только скорая остановилась серена успокоила свой гул и шофер открыл двери для брата и сестры.

Помогая девочке подняться с каталки брат действовал, как с хрупкой и драгоценной. Он боялся сделать хоть один лишний шаг или жест, чтоб не навредить ей.

Все сели в ее машину и отправились домой. Шофер так же не гнал сильно машину вперед, а следовал примеру 3-ого брата.

— Значит ты меня разыграла перед падением? — слегка огорченно спросил брат.

— Нет, не в коем случае.

— Тогда почему ты сказала те слова в скорой?

— Если бы я этого не сказала, то надолго бы отправилась в больницу. А кто бы в мое отсутствие следил за всем. Я директор и не могу позволить себе расслабится, так как от нашей работы зависят жизни многих людей, ожидавших искусственный орган.

— Но разве тогда тебе не надо пройти обследование? У тебя ведь была кровь…

— Я сейчас заеду в свою больницу и пройду всю процедуру, поэтому не переживай.

Прошу, только не говори своим братьям об этом — они не должны знать, что они могут потерять вновь появившуюся сестру. Э то будет сильным ударом для них всех.

— А почему ты тогда сказала мне?

— Ты не переживешь еще одну ложь, если потеряешь близкого человека.

— И ты им этого не скажешь?

— Скажу, но не так резко, как сказала тебе.

Может в этом и вовсе не будет необходимости, если я смогу исправить ошибку.

— Ты так и не сказала, что это за ошибка?

— Расскажу позже с самого начала и отвечу на все вопросы. — улыбаясь ответила сестра и захлопнула дверь за собой.

— Не смотря на все ваши слова, вы солгали! — сказал шофер, сопровождая директора до дверей.

— И о чем конкретно?

— Что вы можете исправить положение.

— Мы сможем, если разработка легких пройдет успешно.

— А вы не забыли про…

— Я не хочу это слушать. — сказала сестра и закрыла двери.

— Долго ее нам ждать? — спросил брат севшего в машину шофера.

— Не думаю, ведь ваши братья ждут вас и беспокоятся. Поэтому она решит все быстро.

А вот и она.

Девушка вышла из здания уже спустя 5—10 минут. Машина снова тронулась и покатилась вперед. Люди молча сидели и смотрели лишь вперед.

— Братик! — закричал самый младший брат и побежал на встречу. — Мы все сильно беспокоились, как ты мог вот так бросить нас.

— Прости, я так больше никогда не поступлю.

— Обещаешь? — поставив обе руки на бока спросил мальчик.

— Да.

— Пошли, тебя все ждут.

Братья пошли вперед забыв о еще одном члене их семьи.

— Брат, ты впорядке? Ничего с тобой не случилось? — спросил 1-ый брат.

— Все хорошо. Со мной была сестра. А где она сейчас? — повернувшись спиной к братьям спросил 3-ий брат.

Все переглянулись. Ее и правда не было. Никто кроме их брата и не выходил. Куда же тогда подевалась она?

— У нее появилась срочное дело и она отправилась на работу. И просила передать, что присоединится к ужину завтра. — закончил шофер.

— А почему тогда вы здесь? Кто ее повез? — спросил 2-ой брат.

— У нее несколько шоферов. И когда один устает, то его подменяет другой.

— А кто заменит сестренку? — заметил 5-ый брат. — Она ведь тоже, наверное, сильно устала и хочет кушать.

— Ты очень заботливый и милый мальчик. Если бы она только сейчас услышала твои слова.

— Я знаю, сестренка бы очень обрадовалась и улыбнулась.

Она еще не привыкла к тому, что у нее появилась такая большая семья. Видно по этому, она по привычке только услышав телефонный звонок сразу отправилась на свою работу.

— Она хотя бы предупредила нас. Мы ведь переживали не только о братике, но и за сестру.

Понимая, что сегодня братья ее не дождутся старший сказал:

— Пошлите спать, если она в состоянии работать, значит ничего не случилось с ней. Ведь так, брат? — повернувшись в сторону 3-ого брата, спросил 1-ый.

Он улыбнулся и обнял брата.

Братья провели тихую и не огорченную разладами ночь. В этот раз все было наоборот.

На утро 3-ий брат сказал самому старшему, который первый спустился к завтраку.

— Доброе утро.

— Доброе. Вижу у тебя хорошее настроение. Оно появилось наконец, я думал ты так и будешь дальше хмурится.

Ты помирился с сестрой?

— Да. Вчера я понял, что вел себя не достойно по отношению к вам. За это я хочу попросить прощения у тебя, у остальных братьев и у нее, разумеется тоже.

— Значит наш переезд отменяется? — уточняя прошлое принятое решение спросил 1-ый брат.

— Да.

Постепенно подошли и остальные братья, перед которыми 3-ий брат извинился, как и обещал.

— Теперь осталось лишь сестренка. — закончил разговор самый младший брат.

— Конечно, как только она появится, так и попрошу прощения.

Братьев развезли по школам, отвезли до места работы.

Как и ожидалось, сестренка не ночевала сегодня дома. Это подтвердил и тот самый шофер, что привез 3-ого брата и свою хозяйку.

— Ее сегодня так и не было? — спросил 3-ий брат перед отправкой.

— Нет. Она совсем заработалась и забыла про время. С ней такое часто бывает. И я совсем не удивлюсь, если и сегодня она заночует у себя в рабочем кабинете.

— Но разве это отдых!? Неужели она не может взять небольшой выходной и провести его с семьей?

Шофер улыбнулся и сел рядом с братом.

— У нее никогда не было ни родителей, ни семьи, которым стоит уделять свое внимание больше, чем работе.

Поэтому, ее фирма это все заменила и поглотила с головой. Пусть сейчас и появились в ее жизни вы, она по старой памяти все время проводит на работе.

Но это не единственная возможная причина. Все органы, что производят и успешно имплантируют людям наполовину разработаны самой ей.

На это уходит иногда не один месяц, а может и год.

Сердце — начали производить до появления ее организации. Не смотря на это она не просто взяла и скопировала возможный аналог, а разработала свое.

Оно отличается рядом свойств, как от настоящего, так и производимого ранее. Не смотря на это оно лучше по многим показателям.

Тоже можно сказать и с печенью, глазами, желудком и всем, всем, кроме легких и головного мозга.

Воссоздать их и их действия пока не удалось никому — и ей в том числе.

— И сколько она работает над из созданием? — удовлетворяя свое любопытство спросил 3-ий брат.

— Над легкими 2 год. А мозг она пока не решается сделать.

— Ну, тебе пора. — сказал шофер открывая закрытую дверь. Обернувшись брат увидел остальных членов семьи и понял — разговор пока отложится. При братьях они не могли говорить о ней и ее проблемах.

— Вы как себя чувствуете? — придя в офис спросил шофер.

— А что случилось? — не глядя на собеседника спросила сестра.

— Братья спрашивали про вас, ведь вы не захотели вчера с ними встречаться.

— У меня есть и другие обязанности, более важные, чем семья.

— И какие? — не замечая скрытого намека, спросил шофер.

— Спасти жизнь! — уверенно ответила девочка.

Но шофер не думал на этом заканчивать беседу в стиле вопрос-ответ.

— И чью же, если не секрет?

— Многих. У нас не конвейерное производство, а…

— Да, да, я прекрасно знаю всю эту процедуру и технологию.

— Ты ожидал другого ответа. Не так ли?

— Да, я был в этом уверен.

— Вы эту ночь работали или провели на кровати в блоке исследований?

— Именно там. Вчерашний кашель очень плохой признак. И на это я просто не могла не обратить внимание, как ученый.

— Они продолжают разрушатся?

— Стали отслаиваться кусочки. Всю ночь я потратила на разработку вакцины, замедляющей это действие.

— И как результаты?

— Для полного исследования необходимо потратить месяц. Вот только к тому времени она будет не нужна.

Сейчас должны предоставить отчет с результатами. По этим показаниям и буду судить можно ее применять или нет.

— Но тогда сегодня вы точно не отправитесь домой. А ваши братья вас так сильно ждут к ужину, ведь вы обещали.

— Чем раньше все будет готово, тем быстрее я смогу дать ответы на все интересующие тебя вопросы.

Вечер. Братья снова собрались в ее большом, но время от времени абсолютно безжизненном доме.

— Надеюсь, к ужину наша сестра присоединится к нам! — сказал 2-ой брат.

— А пока он готовится можно отдохнуть и начать делать домашнее задание. — продолжил он явно давая понять, что это относится к 3, 4 и 5-ому братьям.

— Хорошо. — не хотя ответил 4-ый брат и пошел в свою комнату. Последовав примеру пошли и остальные братья. Да ужина оставалось всего 3 часа.

К назначенному времени они спустились в столовую. Ожидая сестру 10 минут, они уже принялись к еде, как дверь лифта открылась. Из него вышла запыхавшаяся сестра.

— Простите. Я немного задержалась. — подходя к столу сказала она. Все переглянулись и обменялись улыбками.

— Раз мы уже дошли до десерта, — начала после долгого молчания сестра, — можно поговорить и о том, что мне сообщил ваш опекун: о вашем намерении переехать обратно в свой дом.

— В этом уже нет необходимости разговаривать. — перебил ее 3-ий брат. — Это была моя безумная идея. Сейчас я от нее отказался и прошу прощения за мое поведение как за вчера, так и за все остальное.

Как только ты появилась в нашей жизни я озлобился на все вокруг и закрылся от всех.

Когда же я прозрел, что не прав, то искренне прошу прощения.

Она улыбнулась. И ужин закончился в том же прекрасном настроении, что и начался.

После ужина братья 4 и 5 отправились доучивать задания.

— Посмотри брат, я кажется, все сделал. — сказал самый младший.

— Давай сверим с ответами и узнаем, так ли это.

Брат пристально посмотрел в книгу и на записи брата несколько раз и огорченно сказал.

— Вот здесь ошибки.

— Но я решал их уже несколько раз.

— И все равно пока не правильно.

— А почему, если бы я знал, то мог с легкостью исправил ошибки.

— Я и сам не знаю, как это решить. Здесь написан только ответ. Я знаю, что нам следует сделать: на 3-ем этаже есть библиотека. Думаю, там найдутся нужные книги.

— Хорошо. — приободрился младший брат. — Ого, что-то здесь совсем непонятно, хотя написаны те же цифры. — после поиска в библиотеке сказал все тот же младший брат.

— Да, это оказывается труднее, чем я представлял.

— А я знаю, кто точно сможет помочь.

— Ты про сестренку? — дополняя слова брата сказал 1-ый брат.

— Только думаю сейчас у нее нет свободного времени!

— И что заставило подумать так? — послышался женский голос.

— Ты ведь вчера не ночевала дома и была сильно занята. И я не думаю, что сейчас это по другому.

— Это правда, дел всегда больше, чем их можно сделать. Но время от времени нужно давать отдохнуть себе от нее. Здесь в библиотеке я и расслабляюсь и отдыхаю.

Так что вы искали здесь?

— Учебники по математики. Только здесь нет их.

— Они в кабинете. Пошли. — показывая дорогу сказала сестра.

Кабинет отказался не таким уж и меленьким. По площади он был подобен другим спальным, что находились этажом ниже.

— Твоим собраниям могла бы позавидовать ни одна библиотека среднего размера, в которой раньше мне удостоилось побывать. — осматриваясь говорил старший брат.

— Школьные учебники по всем предметам за все года обучения на этих двух стеллажах. Некоторые из них отличаются от тех, которые используют сейчас, но материал похожий найти можно.

Покажи, какой раздел ты не можешь понять?

Все трое склонились над учебником, внимательно изучая задание, которое дается для решения.

— Теперь видно. Это не ты делаешь ошибку. В учебнике опечатка или ошибка, поэтому ответы не сходятся.

Вот осмотри — в этом старом учебнике дается такое задание, но вот цифры другие. А сверить ответ… — медленно продолжала она, листая книгу — Вот он. Ответ тот же, что должен получится и здесь.

— И как поступить? — спросил 5-ый брат.

— Можно поспорить с учебником и записать цифры из другого. Вот только как твой педагог отнесется к этому, я даже не знаю.

— Сделай оба варианта. — предложил 1-ый брат. — Если учитель будет недоволен этим ответом покажешь и другое решение.

— Хорошо. — бодро ответил брат и принялся вновь решать задачу.

— Что это за цифры? Откуда ты их взял? — кричала учительница на следующий день в классе при всех на младшего брата. — Все увидели правильные цифры, а твой учебник, что там отличаются данные от всех остальных учебников!

— Но это так! Вот, посмотрите…

— Хватит. Сегодня же родителей в школу к директору. — сказав закончила учительница.

Мальчик опустил глаза и тихо ответил.

— Мои родители не придут.

— И почему же?

— Они не могут придти, они оба на кладбище.

— Ну и что. Остались те, кто сейчас заменяет их. — ни капли не жалея ребенка продолжала она.

Он больше не сказал ничего и сел за парту. Урок продолжался.

— Брат, — на перемене позвонил 5-ый брат 1-ому, — сегодня учитель вызывает моего опекуна. Мне ему позвонить или ты все же придешь?

— Прости братик, сегодня не могу. Я позвоню ему сам и все объясню. Не волнуйся. Он обязательно придет.

Уроки продолжались, брат сидел в коридоре и ждал, когда же за ним придут.

Время шло, но никто не появлялся.

— Вот видишь, никто не пришел тебя забирать. Ты никому не нужен… — начала было учительница вновь.

Ее слова остановила пощечина мужчины в костюме. Горящим алым цветом щека еще долго напоминала ей о том, что не стоит болтать лишнего и сочинять все, что ей только вздумается.

— Да как ты посмел ударить меня. — возмущенно закричала учительница.

На ее голос вышли и другие работники, что пока еще не разошлись.

— Это было ожидаемо, — начал говорить голос, но не мужской, а женский, — не стоит нести всякую околесицу, что приходит в голову. Вы, как человек имеющий опыт должны знать это не хуже других.

Пойдемте к директору. — взяв мальчика за руку закончила сестра.

Войдя в кабинет медлить с выяснением она не стала, и сразу задала вопрос.

— Что послужило причиной для вызова?

— Ваш новоиспеченный сын стал врать. Спирая все на учебники не желая учится он ставит в глупое положение как себя, так и всю школу.

Вот сегодня при всем классе он заявил, что в учебнике ошибка, и поэтому его ответ отличается от ответов одноклассников.

— Покажите учебник ваш и его. — требовательно сказала «названная мама». — Вы можете сейчас в присутствии ребенка и директора решить на доске это задание? — вновь спросила «мама».

— Конечно, это не составит труда. Но не думаю, что у директора столько свободного времени, чтобы сидеть и смотреть.

— Если дело касается выявления ошибок, почему бы вам и не продемонстрировать, что он не прав. Этим вы и свою правоту докажите.

— Я согласна. Это не займет уж столько много времени. Тем более это нельзя вот так все оставить.

Нужно понять, кто из вас прав.

Все собравшиеся отправились в класс математики. Учитель прочитал задание, написал условие и принялся решать.

Расхваленное мастерство быстро рухнуло на 10 минуте и застыло.

— Что-то не так? — не замечая растерянности спросила «мама».

— Я видно что-то не то второпях записала.

— Проверьте директор, правильны ли условия задания. — не просила, а приказала «мама».

— Все верно. Именно это задание и те условия, что написаны.

— Погодите, я посмотрю по записям. — начав рыться в столе и бумагах бубнила себе под нос учительница.

— Не тратьте время зря. Вы не найдете этого задания, так как в учебнике действительно ошибка. — кинув на стол учебник в раскрытом виде сказала девочка.

После этого, как по команде мужчина, что дал пощечину ей ранее достал стопку других учебников.

— Это учебники одноклассников этого ребенка. Сравните условия. — открывая учебники все на одной и той же странице и выкладывая рядами сказала сестра.

— Все одинаково, но почему тогда ответы не сходятся. — недоумевая продолжала искать учительница.

— Вот. — остановила ее поиски «мама». — Подойдите и посмотрите.

Это старое издание со схожем условием. Отличаются только цифры, но вот ответы… — переворачивая страницы показала она, — одни и те же должны получится.

Не странно ли?

Я думаю, что ученики просто испугались и как бы подправили нужные числа. А вот он не стал так делать и решил ровно то, что было написано в учебнике и получил не просто выговор, а публичное унижение и вызов к директору.

Он решил и другой вариант из старого учебника и получил нужный ответ.

А вы, прежде чем, кричать в следующий раз, выясните все.

И повернувшись к директору добавила.

— Доверяю вам принять меры по этому инциденту и сообщить в издательство об ошибке.

Теперь, когда все выяснено, мы можем идти? — продолжала девочка.

— Конечно.

— Вам повезло, в столь юном возрасте заполучили богатенького мужа и могли бы довольствоваться его состоянием, если бы не неожиданное прибавление в семействе.

— А вы не завидуйте, а лучше научитесь вести себя подобающе вашему статусу учителя. — закончил вместо «названной матери» мужчина, что стоял рядом.

Не слушая и даже не желая это дальше делать мальчик, держащий руку женщины, направились к выходу. Следом за ними пошел и молодой человек.

На последок он лишь обернулся и пристально посмотрел на учительницу.

Та, словно снова получив пощечину прижала ладонь к горячей щеке.

— Сестренка, я так рад тебя видеть. — уже за дверью начал мальчик говорить. — А почему ты?

— Все дела, касаемые вас, пока вы находитесь в моем доме буду решать строго я. Присутствие опекуна требуется только в деликатных случаях, где речь идет о защите юридической составляющей.

А так как поход к директору не является таковым пришла я.

— Я так рад, так рад. — не унимаясь повторял мальчик. — Но почему ты им не сказала о том, что ты мне не приемная мать, а сестра? — остановившись спросил он.

— Им не обязательно знать все. Да и они и не спросили, кем я тебе прихожусь, а сами решили и поставили перед фактом.

— То есть и про замужество эта учительница наврала?

— Конечно. Не смотря на то, что я в своем возрасте уже окончила и школу и институт, а так же возглавляю компанию по особому разрешению, это не дает права пока мне связывать себя с каким-либо человеком браком.

Кроме этого, общение, близкое, может плохо отразиться на нем с точки зрения уголовной ответственности.

— А ты очень умная. — смотря на сестру большими, округлившимися глазами говорил мальчик.

— Пошли, мне надо еще на работу заехать перед тем, как отправиться домой.

— Отвези его домой, а потом приезжай за мной. — сказала сестра, как только вышла у здания своей фирмы.

— А мне нельзя с тобой?

— Но там тебе будет скучно.

— Ничего, я смогу посмотреть, чем ты занималась и занимаешься до сих пор, и на что тратишь так много сил.

— Раз ты уверен в своем выборе, тогда пошли. Только ты должен пообещать, что не выйдешь из кабинета, где ты подождешь меня.

Здание очень большое и трудно будет тебя в нем найти. Кроме этого, здесь есть стерильные помещения, вход в которые строго запрещен без специальной процедуры.

— Я все понял. — улыбнувшись ответил мальчик.

Шофер пошел поставить автомобиль на стоянку, а сестра с братом отправились на экскурсию.

Проходя разные этажи и кабинеты она все не прекращая говорила и говорила. Сейчас она отличалась от себя той, что чаще братья видели задумчивой и молчаливой.

Видя ее глаза и все выражение лица было понятно, что она сама все создала по крупицам и знает каждую деталь.

Такая уверенность в собственном деле заряжала окружающих. Этим чарам поддался и младший брат.

— Ну вот мы пришли.

Познакомься, это мой секретарь. Пока я буду занята ты посидишь с ним.

А я пошла займусь делами. — погладив по голове братика закончила сестра и вошла в свой кабинет.

Следом за ней туда же вошел и секретарь. После небольшого отрезка времени он вышел обратно и принялся что-то очень быстро писать.

Удивляясь ловкости пальцев, мальчик сидящий напротив пристально заглянул на клавиатуру. Ему казалось, что она сама печатает вместо секретаря, так как его движения были легкими.

— Любишь компьютеры? — прерывая взгляд спросил секретарь.

— Нет, меня больше интересуют танки! — гордо ответил мальчик.

— Ты любишь играть в игры с танками или модели их строишь?

— Модели. — оживлено подскочил он.

— Тогда у меня есть для тебя интересное занятие: видишь на стене танки, расскажи мне о них.

Не замечая происходящего снаружи сестра трудилась над бумагами в кабинете — был готов отчет, что она так ждала.

Прочесть его сейчас она не решилась, а сложила все стопкой и направилась к выходу.

— Ну, пора домой. — сказала сестра брату.

Только он не слышал ее, к этому времени он крепко спал.

— Кажется я задержалась. — глядя на часы корила она себя.

Подойдя к дивану сестра опустилась на колени и поцеловала брата в лоб, тот немного поежившись снова мирно лежал.

Сейчас она спокойно могла смотреть на него. Со стороны они, и правда, могли показаться матерью и сыном.

Вернувшийся секретарь заставил ее подняться.

— Вызови шофера. Пусть он перенесет его в машину — мы сейчас поедем домой.

Отправившись снова в лабораторию сестра сверила данные и спокойно могла ехать домой.

Вымотавшись сама и вымотав ожиданием брата она сразу отправилась в свою часть дома, где ее ждало самое важное известие.

Не торопившись его узнать она раздала указание всем слугам на 3 дня, приняла неспешно душ. Он помог расслабится и взбодриться, придавая сил для продолжения рабочего дня.

Наконец дело дошло до результатов исследования. Они заняли чуть больше времени, чем она сама ожидала. Сейчас ей нужно вскрыть пакет и прочесть написанное.

Загадывать остальное не имело никакого смысла — вся ее жизнь сейчас находится в этом маленьком конверте.

Звонок телефона остановил ее руку с надорванного кусочка конверта.

— Да.

— Сестренка, прости, — начал самый маленький брат, — я уснул в офисе.

— Ничего. Ты ведь сильно устал и я вообще не думала, что сегодня проснешься и позвонишь.

Раз ты встал сходи поешь и не планируй на завтра ничего, даже поход в школу.

— Почему? Что-то случилось? — нервно спросил ребенок.

— Нет, наоборот, хочу сделать тебе сюрприз за твою стойкость и отвагу перед учительницей.

— Значит ты завтра никуда не пойдешь?!

— Нет, сходить придется на пару часиков. Но это только утром. В это время ты можешь еще немного поспать или заняться еще чем-нибудь интересным.

— Хорошо. — закончил было мальчик. — А ты не хочешь кушать? Брат сказал, что ты не ужинала с ними.

— Если честно, только подумала о том, как было бы хорошо сейчас перекусить.

Жди на кухне, я уже спускаюсь.

Девочка пошла к лифту, но путь ей преградили волки. Они пристально смотрели на свою хозяйку.

На дворе стояла темная ночь, которую озаряли тысячи ламп, созданных людьми. Среди этого света они и не думали смотреть вдаль, любуясь совсем другими огнями — звезд, неба, луны и всего, что только можно было увидеть в ночном небе.

А животные только на небо и смотрели. Сев, один волк громко и протяжно забыл свою песню, останавливаясь лишь для того, чтоб передохнуть на секунду и набрать воздух в грудь для повтора.

Другой волк направился в другую сторону. Сначала сестра не поняла, зачем нужна эта сцена, но увидев волка с конвертом в зубах, догадалась.

Тот, словно послушный щенок подошел к хозяйке и положил конверт на колени.

— Прочесть его сейчас? — спросила девочка молчаливое животное. Конверт был полностью вскрыт.

Не вдаваясь пока в подробности описываемого исследования девочка глазами искала результат. Он был намного важнее формул и других громких и помпезных заявлений.

И вот, в самом конце, одна заветная строчка: «Данный препарат принимать можно. Первые показатели положительные, но в связи с неполной диагностикой выявить все возможные последствия и реакцию организма не представляется возможным.

Это будет видно при приеме препарата испытуемым в срок — 1 месяц».

Имея на готове нужный пузырек сестра приготовилась принять описанные таблетки.

И это действие остановили ее необычные питомцы, которые грозно оскалили зубы и зарычали.

— Вы правы. Нужно сейчас пойти к брату. Кто знает, какой будет реакция организма: может мне станет плохо и я не смогу спуститься к нему, или наступит эйфория.

В любом случае, проверим это позже.

Положив маленькие таблетки обратно в пузырек девочка наконец смогла без препятствий добраться до лифта и отправится на кухню.

— Ты уже заждался меня, опять?!

— Нет, как раз все готовлю.

— У нас будет ужин на двоих? — лукаво спросила сестра.

— Да, все братья отправились по комнатам, и, наверно, уже спят.

— Вкусно пахнет.

— Да, даже живот урчать начал. — смеясь, подтвердил брат. — Сестренка, скажи, я не пойду завтра в школу из-за учительницы?

— Да. Ее поведение меня вообще удивило. Как так можно вести себя с ребенком. Поэтому я решила дать тебе денек отдыха.

— Я еще хотел кое-что спросить. — неуверенно добавил он.

— Что именно? Спрашивай, я обязательно отвечу.

— Я слышал, как ты разговаривала с нашим старшим братом о возможном переходе из одной школы в другую, которая находится здесь недалеко. Это так? Мы поедем завтра смотреть новую школу?

— Честно, я думала предложить вам с братьями такой вариант. Но в сложившейся ситуации при потере всех родителей, не хочется, чтоб вы потеряли и близких друзей.

Поэтому это было простым, но возможным размышлением. Конечно, если кто-то из вас этого пожелает…

Заранее хочу лишь предупредить: все школы одинаковы по своему роду — примерно одинаковые характеры учителей, проблемы в школах всегда одни и те же, не зависимо от статуса и бюджета.

Бывают случаи, что дети бегут из одной школы в другую, пытаясь уйти от проблем, возникших с учителями или одноклассниками. Есть случаи, что это помогает, но бывает и наоборот — переход в новую, незнакомую школу все только усугубляет.

Поэтому, прежде чем решиться на такое нужно все хорошо обдумать.

Ты мальчик сообразительный, думаю ты понял, о чем я говорю.

— Да. — немного грустно ответил брат. — А как ты думаешь, — продолжил он после паузы, — стоит ли мне из-за этой учительницы менять школу?

— Конечно, нет. Сейчас, когда мы поставили ее на место за ней будут пристально следить. И я надеюсь рано или поздно она изменится в лучшую сторону.

Закончив ужин брат и сестра пожелали друг другу спокойной ночи и отправились спать.

— Я вернулась. А теперь, — доставая знакомый пузырек, — мы начнем. Только вам нужно побыть в вашей комнате. — как своим наказанным детям объявила девочка питомцам.

Они послушно шли, иногда оборачиваясь и смотря на стол в центре комнаты.

Девочка выпила таблетки и медленно села на кресло. Так как она использует почти нелегальное средство, часть информации для предоставления в лабораторию для анализа возможных побочных действий, ей придется записать на камеру время приема.

В зависимости от своего состояния полагаться лишь на ее слова будет трудно.

Поэтому было решено применить данную меру предосторожности.

Ночь была для нее мучительной. Лекарство, усваиваясь в организме наносило так же и вред:

— был сильный кашель,

— рвота,

— кровотечение.

Все эти признаки сменяли одно другое.

Вот только доза, рассчитанная для ее организма должна составить 5 таблеток 1 раз в день. А это значит, что ей предстоит принять еще 3.

С уменьшением признаков ухудшения, которые длились 2 часа она выпила еще таблетку, но на этот раз только одну.

Симптомы повторились вновь. Сила, хотя была и меньше, только это не делало ее положение лучше. Если так пойдет и дальше она может умереть только из-за того, что начала принимать лекарство, способное спасти ее жизнь.

Получается некий замкнутый круг: она медленно умирает, но не знает, когда же наступит этот момент. С другой стороны, лекарство, не прошедшее полное исследование, которое должно спасать убивает ее.

Зная, что может случится все, что угодно девочка позвонила в лабораторию, дежурившему врачу.

— Я уже потеряла достаточно много крови, но выпила пока только 3 таблетки.

— Ты думаешь стоит продолжить этот опасный эксперимент? Стоит ли оно того?

— Стоит, здесь и думать не чего. Мне просто нужна кровь для переливания.

— Сейчас этого делать нельзя, пока не вся доза принята. Новая кровь разбавит растворившиеся компоненты и мы не увидим точной реакции.

— Да, я знаю. Просто нужно подготовить все для переливания.

— Я позабочусь об этом сейчас же.

Сколько времени прошло с момента приема последней таблетки?

— Всего пол часа. Прождать придется еще час. Только тогда смогу принять остальное.

— Может не стоит принимать сразу две. Вообще, для проверки реакции, начинают с одной. Ты, как руководитель нашей компании должна это хорошо знать.

— Конечно, я это знаю.

Но приняв чуть больше, можно понять, чего ждать дальше.

К моменту приема последней пройдет 3 с половиной часа.

Организм должен будет приспособиться к новым, так сказать, условиям и принять все необходимые меры.

— Тогда сделай лучше так.

Прими для начала 4-ую таблетку и только через пол часа прими последнюю.

Небольшой, но разрыв необходим, если кровь пойдет с камками (частями легких) последнюю ни в коем случае не принимай, иначе ты умрешь спустя минуту, когда желудочный сок, растворив оболочку, отправит содержащиеся вещества по всему организму.

— Хорошо. Так и поступим.

Запись я веду.

Позвони мне через пол часа. Если я уже не отвечу быстро приезжай ко мне. Шофер уже выехал и будет ждать тебя у входа.

— Даже если и ответишь, судя по твоим словам переливание, в любом случае, придется делать. Только время нужно рассчитать.

— Тогда сделай это. Сама понимаешь я сейчас думать почти ни о чем не могу. — кашляя продолжала сестра.

— Как там твои питомцы? Что-то их не слышно!

— Пришлось на время закрыть их. Запах крови может свести их сума. Они и так настойчиво царапают дверь, пытаясь выбраться.

В трубке послышались звуки кашля и тошноты.

— Ладно, хватит болтать, сейчас даже разговор труден для тебя. Если надумаешь лечь — ложись строго на бок и поставь обязательно будильник, не стоит растягивать дозировку еще дольше.

Ты ведь можешь не выдержать обильной потери крови.

— Это не так страшно, как тогда, когда попала в аварию… — голос затих, ничего больше не говоря девочка повесила трубку.

Ее собеседница могла лишь слышать быстро сменяющиеся гудки.

— Хоть бы все обошлось. — сказала она последние слова и так же положила трубку.

И тянулись томительные минуты ожидания, которые в конечном счете должны были сложиться в пол часа. Но их нужно было прожить.

— Сколько прошло времени? — только и дело спрашивала дежурная медсестра.

— Еще нет. Почему ты это постоянно спрашиваешь? — недоумевал шофер. — Ты ведь и сама можешь посмотреть на часы?

— Я спрашиваю, потому что боюсь не успеть. В сегодняшнем деле нужна аккуратность и сосредоточенность.

— И как, получается?

— Получается. Осталось еще немного. Только постоянно думаешь, что хоть времени много, но его может и не хватить.

Думая об этом, только и сбиваешься. И начинаешь почти заново.

— Тогда не отвлекайся. Я сам за ним прослежу.

Но время за беседой протекало быстро. И только разговор умолк послышался звон будильника.

— Позвони ей.

Шофер набрал знакомый номер и приложил телефон к уху. Гудки, доносившиеся оттуда мучили вопросом: ответит ли она на их звонок, или они опоздали.

К их радости гудки сменил женский голос. Слабый, неуверенный, больной, но это означало, что она еще держится.

— Спрашивать, как ты себя чувствуешь, глупо. Надеюсь, ты не приняла 4-ую таблетку?

— Нет. Нужно проследить еще пол часа.

— Правильно. Не стоит делать глупостей.

— Ты переживаешь?

— Конечно. Ты еще спрашиваешь.

— Это тебе только решать. Оставь все сильные эмоции.

— Сказать просто. Вот только понять сложнее.

— Ладно, ложи трубку. Жду звонка еще через пол часа. — как спасательную соломинку передала сестра телефонному собеседнику.

— Она выдержит? — не зная точного ответа спросил шофер.

— Нет. — многозначительно ответила женщина. — Поезжай и привези ее сюда. Думаю, к твоему появлению она может быть в полуобморочном состоянии, поэтому ты без препятствий сможешь все сделать.

— А как насчет ее питомцев. Они не позволят… — начал мужчина.

— О них не беспокойся. Предусмотрительно твоя хозяйка посадила их в отдельную комнату.

Поспеши. — почти выгоняя говорила она.

Мужчина вышел и направился по маршруту: сначала по дороге, а потом и по дому, тайно вывозя хозяйку всего видимого в этом большом доме.

— Открыла глаза! Ну слава богу. — спустя час послышался знакомый голос для девочки.

Первоначально она не придала значения обстановке, но повторяющийся монотонный звук аппарата заставил вздрогнуть.

Приподнявшись она обвела всю комнату глазами. Это был не ее дом, а центр лаборатории.

— Даже не пытайся. — увидя попытки встать сказал мужчина.

— Вот же. Как давно я здесь? — ругая себя спросила девочка.

— Не бойся, ты была без сознания только 2 часа, и это настоящее чудо, что ты открыла глаза.

— Почему?

— То лекарство, что ты разработала, действительно может спасти тебе жизнь. Но принимать его следует не в таблетках. Из-за слишком длительного усвоения они распадаются неправильно и только вредят.

Для того, чтобы оно приносило ожидаемый эффект его необходимо вводить напрямую к легким.

Как сама понимаешь, сейчас после большой потери крови и таких не очень приятных последствиях нужно время, чтобы провести операцию и поставить специальный катетер для капельниц.

На восстановление твоего организма потребуется не меньше недели, при условии, что неправильно усвоенные вещества выйдут из организма полностью.

Для этого я уже вызвал всех работников. Они готовы к проведению расчетов и анализов. Точно по тебе, пока сказать ничего не можем, так что ждем.

Ты может мне не поверишь, — продолжал мужчина, присев рядом с девочкой, — тебя спасла только потеря сознания. Прими ты еще хоть одну таблетку…

— Как долго я пробуду здесь? — словно отрицая все происходящее и случившееся спросила сестра.

— Еще часа 2—3. Если кашля не будет, отправишься домой.

А пока, прошу, не вставай, иначе все показания исказятся.

— Я понимаю. — закрывая глаза сказала девочка. — Оставьте меня одну.

Она не хотела показать своей боли и слез, и предпочла остаться одна.

— Может не стоит оставлять ее одну? — беспокоясь спросил шофер.

— Она не глупа и не сделает ничего, что бы могло ей навредить.

— А разве этот отчаянный шаг с таблетками не говорит об обратном?

— Нет. Она просто хочет жить. А для проведения полного клинического испытания не хватит времени. И она не просто бросилась их принимать, улавливая хоть один намек на спасение: она подготовилась и провела начальную диагностику и исследования.

Здесь сыграл другой фактор — испытания проводят в жидком состоянии, а принять их ей дома проще в виде таблеток.

Кто мог предположить, что возникнет такая редкая особенность. Но ты успел.

— Я запаниковал, когда увидел все, что… там в комнате… я просто не мог поверить глазам… как в таком состоянии она еще и говорила…

— Успокойся. Прими это. Все уже хорошо. Ты правильно все сделал.

— Ну как вы? — наивно спросил шофер у своей начальницы с закрытыми глазами.

— Уже хочу сбежать отсюда.

— Это в вашем духе. Но иногда приходится делать не самые приятные вещи для нас.

— Мне сейчас главное успеть домой. Я обещала младшему брату, что сегодняшний день мы проведем вместе.

— Проведете. Не сомневайтесь в этом. — приобадривая и крепко сжимая руку говорил мужчина.

— Я не помешал. — постучав в дверь спросил доктор и научный сотрудник одного из ее отделов.

— Нет. Я могу встать? — все стоя на своем вновь спросила девочка.

— Да, но не советую делать это в присутствии мужчин. Эта аппаратура крепится на обнаженное тело.

— Я в курсе этого. Какой из меня был бы директор, не знай я самого основного.

— Это верно. — заметил с улыбкой доктор. — Тогда…

Девочка ничуть не смущаясь встала и направилась к ширме.

Мужчины резко повернули головы, стараясь избежать этого зрелища. Один из них как будто любовался потолком, а другой рассматривал причудливый рисунок на полу.

— Можете посмотреть, я уже одета.

— Так быстро?! Девушке нужно быть скромной и любить наряжаться.

— Да, да. Но я ведь и так неотразима? — кокетливо говорила девочка, закалывая длинные и спадающие волосы по ее плечам.

— Можно мы не будем отвечать на этот вопрос. — не поднимая глаз спросил шофер.

— Можно. Поехали домой.

Девочка и шофер вышли, оставив доктора изучать полученные показания.

— Вы слишком быстро ее отпустили. — возмущенно заметила мед сестра, что ночью разговаривала по телефону с девочкой.

— Не сделай я этого, она просто могла сбежать. А так мы хоть стабилизировали ее состояние.

На сегодня можно не волноваться, лишь бы она не нервничала и ни попала в драку.

— Она ведь девочка… — начала оправдывать ее медсестра.

— Это ей совсем не помешает.

Тяжело было это осознать, но это могло иметь место.

Пока девочка собиралась с братом для намеченной поездки шоферу пришлось выслушать указания от доктора.

— Старайся избегать конфликтных ситуаций. И не давай ей переутомиться, таскать тяжести… — он мог продолжать этот перечень до бесконечности.

— Доктор. — остановил его шофер. — Я понимаю вашу тревогу и опасение, и сделаю все, что в моих силах, так как вы сами прекрасно знаете ее непростой характер.

Мне некогда слушать вас. Вот-вот они должны спуститься. Так что прошу, извините меня, но я кладу трубку.

— Хорошо. Но если увидишь, что ей стало плохо немедленно вези к нам.

Не дав никакого ответа шофер повешал трубку и задумавшись стоя перед машиной.

Брат с сестрой появившись одновременно и что-то очень бурно выясняли, а когда подошли к шоферу брат спросил.

— А как по вашему мнению, есть гамбургеры, вредно?

— Если честно — то очень вредно. В них содержится много всего и не все из этого перечьня полезно. Лучше есть что-то более питательное и менее калорийное. — закончил шофер.

— Ну вот и вы об этом же. — надув щеки и топнув ногой ответил младший брат.

— Ты хочешь поесть гамбургера?

— Да, очень. — все так же расстроенно ответил мальчик.

Сестра улыбнулась и погладила его по голове.

— Раз хочешь, сегодня можно сделать исключение.

— Правда!

— Конечно, но только сегодня. — все так же нежно улыбаясь говорила она.

Шофер занялся приготовлением к отправке: проверил исправность работы машины, помог сесть девочке.

Только после этого они смогли отправиться на запланированный отдых.

— Ты уже все спланировала, сестренка? — спросил брат в самом начале пути.

— Да, только придется внести изменения. Я не думала, что ты захочешь сегодня поесть гамбургер.

— И только? А как на счет всего остального?

— Ты еще что-то хочешь поменять? — игриво спросила сестра.

— Может быть. У меня тоже есть разработанный план на сегодня.

— Тогда, как же нам поступить и совместить их? — делая задумчивый вид, сказала сестра.

Брат слегка рассмеялся, видя наигранное выражение лица сестры и закончил за нее.

— Будем следовать плану по переменке — сначала 1 пункт моего, затем 1 пункт твоего плана.

Так мы его весь не выполним, но будет больше возможности повеселиться и узнать друг друга. — уверенно заявил ребенок.

— Давай попробуем. Мне понравился твой план.

День прошел. Быстро или медленно для каждого человека это ощущение разное. Шофер неустанно смотрел за своей хозяйкой, оберегая даже от возможности подумать о чем-то.

Брат от души за долгое время веселился, а вместе с ним и сестра выглядела беззаботно. Только это все со стороны, внутреннюю боль она не отражала.

Отлучаясь иногда в уборную, только там, отдышавшись и выплеснув боль, закрытую весельем. Зная, что ее состояние не позволяет вот так вести, шофер присматривал за братом.

Этим он оберегал как ее, так и его. Шофер понимал, что изменить или исправить ее почти не возможно.

И чем больше на нее давишь, тем больше она сопротивляется как плохому, так и хорошему.

В таких случаях она даже и не думает ни о себе ни о окружающих. Вот такие странные убеждения и принципы, за которые она в конечном счете и платит.

— Она еще ребенок? За что ей платить и перед кем?

Она не знала своих родителей и почти не видела любви к себе, что чувствуют все в ее возрасте.

Она была круглой сиротой, не смотря на то, что родители жили рядом, в этом городе.

В конечном счете, она сама поставила как свой характер, так и свое дело, без которого не было бы жизни вовсе.

— Вопросов всегда больше, чем ответов. — говорил шофер ее опекуну. — Вот так распорядилась судьба ее жизнью.

Опекун, всей нынешней семьи сам многое не знал и не знает. Не смотря на то, что по бумагам, официально, ближе его к ней нет никого, это почти не знакомый ей человек.

Для роли опекуна, к тому же, она сама выбрала этого человека со стороны. И то, что он находится в неведенье всегда приносило только пользу.

Этот разговор вспомнил шофер, глядя на ее отношение к другому незнакомому человеку — новоиспеченному младшему брату. С каким трепетом и заботой она относится ко всем братьям.

Шоферу даже иногда казалось, что она в некотором роде купила как эти отношения, так и семью, которую у нее прошлой, никогда не было.

Так, найдя новую причину жить, а если и умрет, то возможность хоть кому-то передать все это — то, что она с таким трудом строила.

— Жалко, если это просто разграбят люди, что сейчас притворяются друзьями, собеседниками, союзниками. — однажды сказала будущая сестра до внесения подобных изменений в ее жизни.

— Вы боитесь, что у вас нет семьи и детей? — удивленно спросил шофер. — Вас саму можно еще назвать ребенком.

— Это верно. По отношению к некоторым аспектам моей жизни, для большинства я ребенок. Это им на руку, так по крайней мере они думают.

— Но ведь это не так. — заметил шофер.

— Время позднее. — подходя к веселившимся сестре и брату объявил шофер, как строгий надзиратель.

— Нет, еще рано домой.

— Времени много. Ты ведь только на сегодня освобожден от школы. Так что думаю, что наш шофер прав.

— Хорошо, мы поедем домой, но после посещения последнего места.

Одобрительно сестра улыбнулась и попросила минуту, отойдя в сторону.

Достав что-то из кармана и так же быстро убрав это обратно, она пошла вслед за братом и его сопровождающим.

Проехав несколько километров машина остановилась на кладбище.

— Прости, — видя недовольное лицо девочки, сказал ее брат, — я знаю, что ты после похорон не приходила сюда. Да я и не уверен, что и на самих похоронах ты была здесь.

Давай сходим к папе и маме. Я им принес подарки.

— Я пойду, но только на могилу к отцу.

Остальной путь тебя сопроводит шофер. — как строгий учитель сказала девочка и вышла из машины.

Понимая, что нахождение здесь совсем огорчает сестру брат торопился. Среди могильных плит он без труда нашел могилу отца, после чего побежал к другой.

Она стояла рядом, но кому принадлежала эта могила девочка так и не поняла.

Мальчик задержался у нее всего на несколько секунд, зарыв что-то в землю.

Брат и шофер скрылись вдалеке, оставив ее наедине с холодным камнем. Только табличка и фотография напоминали, что это за человек и как долго он прожил.

Остальное сохранить должны люди в себе. Но и они со временем обо всем забывают.

Увидев знакомые силуэты она пошла к машине молча, не произнеся ни единого слова, а лишь тяжело дышала.

На фотографию она тоже почти не смотрела, опуская глаза. На прощание она лишь провела рукою по холодному надгробью.

После кладбища разговоров не было. Каждый смотрел в свое окно и о чем-то думал.

— Иди домой, я заеду на работу. Я кое-что забыла утром забрать. — стоя спиной сказала девочка брату.

Мальчик помялся на месте, пытаясь найти взгляд сестры, уловить ее настроение. Напугана она или опечалена, какие чувства ее сейчас посещают.

Ничего не сказав он звонко, шагая по ступеням, пошел в дом. Там его уже ждали другие братья.

— Поехали! — приказала хозяйка своему слуге.

Он послушно завел мотор грозной машины и лишь потом спросил:

— Куда, мэм?

— На мое любимое место. Мне нужно передохнуть и подумать над одним вопросом.

Машина нервно тронулась с места, словно ощущая нервное состояние сидящей в ней хозяйки.

Она быстро мчалась, находясь в руках умелого и самого преданного из всех ее слуг.

Он один знал больше всех остальных. В какой-то степени, он был даже больше чем просто человек, что работает на нее.

Каждый, кто сейчас знает ее или работает с ней познакомился с этой девочкой в паре с шофером.

— Кем тебе приходится она? — вспоминая продолжение разговора с ее опекуном, смотрел шофер на одиноко сидящую девочку в парке, перед небольшим запрудьем.

— Кто она для меня? Однозначно сказать сложно. Мы давно знакомы и кроме работы нас объединяет дружба и понимание.

Именно так я бы и охарактеризовал наши отношения.

— Это все просто удивительно! Как такое долгое время, управляя одновременно этим большим производством у нее не было официального представителя?

— Был один человек, только он почему-то отказался от этого. Не объясняя причин, просто написал отказную.

За долгое время существования свободы действия она оказалась в тюрьме, под названием — детский дом.

Сейчас не под каким предлогом она не может выйти оттуда. А без нее, ее долгого отсутствия жизнь этого предприятия остановится.

— Но как так, можно слепо взять и согласиться стать опекуном незнакомому человеку? Ребенку с такими замашками…

— Не беспокойтесь по этому поводу. Все свои дела она сама будет решать. Дергать по мелочам вас не будут. Опекун требуется только в редких случаях, которые происходят 2—3 раза в год.

Жить с вами и стеснять ваше жилье нет необходимости. У нее свой дом…

— С каждым вашим словом я все больше удивляюсь этому чудо ребенку.

Я готов подумать и рассмотреть ваше предложение. Только мне нужна хоть минимальная информация, которой я должен буду владеть.

Как только я это узнаю, сразу скажу вам ответ…

Нужная информация была передана в течение часа. Ознакомился с ней опекун достаточно быстро и согласился отвечать за жизнь другого человека.

Воспользовавшись связями все документы для оформления опеки были готовы уже через неделю.

Увидя это влияние и рвение этому мужчине предлагали других детей, которые были по мнению учителей более достойны такого уважаемого человека.

Мужчина тоже не поверил своим глазам, когда увидел девочку, что так расписывал перед ним шофер.

Возраст определить было достаточно сложно: синяки и ссадины говорили о том, что характер у нее достаточно бойкий, местами вспыльчивый.

Его мнение изменилось лишь когда они остались втроем в комнате, как только он услышал ее речь: вежливая и требовательная, уверенная.

В тоже день он забрал свою дочь и два человека, ставшие семьей по документам разъехались по разным домам, ограничивая вмешательства в свои жизни.

— И что дальше? Так и будет семья жить в разлуке?

— Мы не та семья, что требует совместного проживания.

— Это твое мнение?

Вопрос она оставила без ответа.

Ведения прошлого растаяли и остались сегодня и настоящее.

Шофер молча смотрел на то, как его хозяйка размышляет, ходя почти на одном месте. Нарушить ее размышлений он не хотел.

Это сделали люди, что подошли к скучающей и озабоченной чем-то девушке.

Компания состояла из 3 молодых людей и одной девушки.

Они о чем-то поговорили и компания пошла дальше, а сестра так и осталась рядом с водой.

Шофер было уже собирался выйти и подойти к девочке, но снова появилась компания молодых людей. Девушки уже не было рядом.

На этот раз они обступили шофера.

— Здравствуйте. — вежливо обратился шофер к молодым людям. — Вы что-то хотели?

— Да, вот. — держа свернутый листок бумаги сказал один из молодых людей.

Шофер вял предложенный листок и прочел, что было написано — ровно одну фразу: «Подними глаза».

Но на его пути стояли совсем незнакомые люди. Сделав шаг в сторону его глазам был предоставлен другой обзор. Рядом с его хозяйкой стоял пожилой мужчина.

Не смотря на то, что шофер не мог увидеть глаз этого странного человека, чувствовать его намеренья это совсем не мешало.

— Пойдем, прогуляемся. — предложил парень, стоящий спиной.

— Мы им и здесь не помешаем. — ответил он навязчивым людям.

— Согласен. — не оказывая никакого постороннего давления согласился другой.

— Тогда не делаем резких движений и наблюдаем с этого расстояния. — закончил разговор третий.

Шофер переживал за состояние своей хозяйки и был вынужден поступить не честно: в этот день он положил в ее карман микрофон и передатчик. Поэтому даже находясь на каком-то расстоянии он мог слышать ее разговор и отслеживать ее состояние.

— Вы подумали над моим предложением?

— Напомните мне его. — садясь на скамейку, спиной к машине, сказала девочка.

— Неужели вы его забыли? Не думаю, что к вам часто поступают предложения подобного рода.

— Но и дел у меня не мало. И к сожалению, упомнить все я не могу.

— Хорошо. — резко ответил пожилой человек. — Мое предложение заключалось в том, что я хочу удочерить вас.

Это будет выгодно для обеих сторон намного больше, чем вы будете официально удочерены кем-то еще.

— Зачем вам такая как я? — словно она выделялась чем-то из толпы людей, спросила девочка.

— Для развития вашего бизнеса мои связи и деньги сыграют не малую роль. Уверен, вы знаете, что я очень влиятелен…

— Да, ваша подноготная мне известна.

Принеси мне папку. — добавила она невидимому собеседнику.

Тут же рядом появился шофер. В руках у него на самом деле была какая-то странная папка.

Открыв ее девочка показала содержимое этой папки и пожилому собеседнику. Подав сигнал шоферу эта странная парочка опять осталась наедине.

— Вот видите. Вы подготовились заранее. И говорили, что еще и не помните.

— Эта старая папка. Последнее датируемое число всех ваших поступков несколько летней давности. Именно того периода, когда я искала себе нового попечителя и удочерителя.

Тогда в списке было много разных людей и статусов. Одним из них были и вы. Но только выбор мой пал на другого человека.

— Может пора пересмотреть принятое решение.

— Как тогда, так и сейчас я полностью не сомневаюсь в своем выборе.

Вашу кандидатуру предложили акционеры и инвесторы. Это не было закрытым процессом, так как мое отсутствие не предвещают ничего хорошего для их благосостояния. Часть людей предложили они, а другую я составила со своим помощником.

Эту информацию про вас я нашла сама. В предложенной их версии вы были бедным беззащитным маленьким кроликом, который прячется в черной шапке иллюзиониста.

А я вот раскрыла ваш фокус — и в тот же момент отказалась вас даже дальше рассматривать.

Уверенной в том, что хоть один человек согласится я провела беседу с 10 или 15 людьми, среди которых идеальным был только один.

— А если с ним случится несчастный случай? Или он попадет в аварию?

— Вы, наверное, не поняли или сделали просто вид: как мой шофер узнал о том, что я попросила принести мне папку?

Наш разговор записывается и прослушивается. В случае, описанных вами действий… Ну не будем дальше говорить, смысл вы, я думаю, поняли и говорить это совсем не обязательно.

— Да. — чуть повернувшись, сказал пожилой мужчина.

— Что ж, мне пора.

Девочка встала и намеревалась пойти к машине. Ее остановила рука ее пожилого собеседника.

Она крепко сжимала хрупкую ручку девочки, что умещалась в его кулаке без лишних усилий.

Рука сжималась все крепче и крепче, пока она не почувствовала боль. Дернув руку она хотела резким рывком вырваться из капкана чужих рук, но мужчина не ослабил хватки.

Вторая его рука поднялась вверх и ударила ребенка по лицу.

Шофер слышал их разговор и этот удар тоже отчетливо был слышен. Пресекая малейшие попытки встань у него на пути он уверенно пошел к скамейке.

Девочка держала пылающую щеку маленькой ручкой и нервно дергала другую.

Ее собеседник перестал смотреть на ребенка перед собой и перевел взгляд на приближающуюся фигуру мужчины. Почувствовав неожиданно возникшую тяжесть он вновь посмотрел на собеседника. Она больше не сопротивлялась, а сидела на скамейке с закрытыми глазами.

Мужчина резко отпустил руку и девочка упала набок.

Когда шофер подошел у пожилого мужчины был полнейший шок. Он не знал, почему она упала и потеряла сознание.

Сначала он подумал, что это розыгрыш для того, что бы уйти от разговора.

Тоненькая струйка крови заставила его одуматься. Шофер не стал выяснять отношения, спорить или кричать на обезумевшего человека.

Вытерев кровь он поднял крохотную девочку и молча унес ее в машину. Колеса закрутились. За окном то и дело мелькали разные картинки. Это могли быть деревья и пустое пространство, или высотные здания. Только никто не наблюдал за этим.

Одна пара глаз смотрела прямо, опережая видимое вокруг. Другие, были крепко закрыты.

В эти минуты лишь одна мысль висела в голове у водителя — пусть эти глаза снова откроются.

Ни в этот вечер ни на следующий день сестра так и не появилась дома.

Не смотря на то, что братья знали о загруженности сестры и возможность того, что она на работе они беспокоились.

Вечером шофер пришел, когда братья ужинали и сказал им:

— Вашей сестре вчера срочно позвонили и она была вынуждена уехать на срочные переговоры. В суете она не успела оставить вам записки и позвонить. В этом случае, она попросила меня передать вам это. Вернется только через неделю.

Если вам что-то понадобиться обращайтесь на прямую к слугам или ко мне. Пока ее не будет обо всем буду заботиться я. — улыбнувшись добавил шофер.

— Не поужинаете с нами? — предложил 2-ой брат. — Мы надеялись, что сестра вечером появится и приготовили порцию и для нее.

— Конечно.

Шофер сел за общий семейный стол.

— А можно спросить? — начал 1-ый брат. Получив утвердительный ответ он продолжил. — У сестры ведь есть дворецкий, почему тогда всем занимается ее шофер, а не он или личный помощник?

— Я и есть ее личный помощник и шофер в одно лице.

Раньше у меня была одна должность — помощника. Когда ваша сестра уезжала в командировки и другие поездки я всегда оставался здесь и присматривал за всем ходом работ.

Я конечно, не знаю всех тонкостей как она, но этого хватало на те короткие периоды, когда она отлучалась из своего главного офиса.

Как-то раз у нас заболел шофер и нам целый день пришлось кататься на такси. Это было очень сложно — ждать, когда они приедут, найдут нужный адрес и так далее.

Тогда я и предложил довести нас сам. Права у меня были, а у нее была пустая машина в гараже. Так я стал и личным шофером. Теперь шоферу не нужно стоять под окнами и ждать, когда же освободится хозяйка.

А он так же занят вместе с ней и освобождаются они одновременно.

— Вполне логично! — заметил 4-ый брат. — Если сестра может сутками пропадать на работе, что должен делать бедный шофер.

— Вот и я про это же. На этот случай ей у себя в лаборатории пришлось выделить отдельное помещение для отдыха и сна шофера. Не сидеть же постоянно в жару и холод в машине.

И сейчас, когда у нее появилось много братьев второй шофер просто необходим.

— А вы давно знаете сестричку? — спросил самый младший брат.

— Да. Я познакомился с ней, когда ей было 3 или 4 года. Сосем кроха еще была.

— Удивительно, а как вы познакомились? — спросил 3-ий брат.

— Рад, что вас интересует жизнь вашей сестры. То, что вы хотите ее понять.

Оставайтесь такими.

Услышав такую короткую, но пламенную речь шофер убрал посуду и попрощавшись ушел.

— Но он ведь еще не ответил на вопрос! — заметил и маленький брат.

Словно опомнясь от сна братья переглянулись. Ведь и правда, он так им и не ответил, а значит там не все так просто, раз он убегает от ответа.

Но может это просто домыслы и если вопрос прозвучит снова они обязательно получат на него ответ.

— Сколько уже прошло дней с ее отъезда?

— Всего три дня. Ты уже соскучился по ей? — спросил 2-ой брат.

— Да, очень. — смотря на заходящее солнце ответил самый младший брат.

— Она не исчезнет из нашей жизни, как мама или папа. — поддержал его 1-ый брат.

— Хорошо, если это будет так. — добавил 3-ый брат.

Ему, знающему чуть больше, чем остальные братья. Тот разговор на крыше на гране жизни и смерти, заставил усомниться во многом. Среди всех сомнений, были у 4-ого брата сомнения и на счет сестры — как все сомневаются в ее возрасте и способностях, так и он на сколько долго она сможет прожить.

Он не говорил никому об их том разговоре. Да и не должен. Это ее секрет.

— Что-то не так? — смотря на обеспокоенного брата спросил самый старший.

— Нет, просто, как и младший беспокоюсь о ней.

— Ну да. Нам сложно понять, как такое дитя все это делает. Поэтому и возникает беспокойство.

В глазах брата читалось нечто большее, чем такое безобидное оправдание. Не смотря на то, что после случившегося их отношения улучшились, 3-ый брат оставался частично закрытым для всех, кроме нее. И что же могло их так объединить оставалось большой загадкой для новой семьи.

— Не буду выпытывать, раз ты не хочешь говорить этого сам. — сказал 1-ый брат 3-ому на ухо так, чтоб никто кроме него это не слышал.

— Здравствуйте. — поздоровался шофер с оставшимися братьями в библиотеке. — Что изучаете?

— Думаем, как там сестренка. — ответил младший брат. — Она ведь так и не позвонила.

— Да, это проблемка. Это не вежливо с ее стороны, вот так поступить со всей семьей. Но у меня есть хорошая новость, она прислала мне небольшой видеоролик.

— Правда? — оторвавшись от окна спросил 3-ий брат.

— Да. Остальным я уже сказал и отправился позвать и вас.

Почти вся семья собралась в большом зале. Устроившись поудобнее на диване все следили за манипуляциями шофера с телевизором и присланным видео.

Спустя мгновение на экране появилась знакомая девочка — их сестра.

«Простите, мои дорогие братья. За долгие годы почти полного одиночества я забыла, что значит семья. Я забыла, что есть рядом люди, которые переживают и волнуются, если я не пришла ночевать домой, не позавтракала или не поужинала с ними.

Поэтому, вот так просто, я собрала вещи и отправилась в новую деловую поездку. Лишь, когда самолет взлетел меня посетило странное чувство одиночества.

Только вот мое время было полностью расписана и мне не удалось связаться с вами.

Короткие сообщением я передала своему помощнику и по совместительству шоферу, что возлагаю всех вас на его плечи. Вот и сейчас, вместо того, чтобы просто отдохнуть и поспать решила хоть немного исправиться и не показаться уж совсем непутевой сестрой записала небольшое обращение к вам.

Не переживайте. Я скоро приеду и все расскажу. И вы сможете даже лично поругать меня. Целую всех вас».

Сказав эту последнюю фразу сестра вновь застыла на экране, лишь отдаленно напоминая, что в их семье есть и этот непутевый и маленький человечек.

Она очень многое знает и умеет, вот только лишенная семьи спрятала все чувства.

— Теперь хоть немного ушло волнение. — громко выдыхая сказал 3-ий брат.

— Возможно, но еще нужно ждать ее возвращения. А это не менее волнительно.

Скоро летние каникулы и экзамены. В это время они смогут больше побыть вместе возможно, к ним присоединится и их сестра.

— Что-то не слышно по ночам воя ее волков. Все как-то тихо и слишком спокойно. — заметил 3-ий брат спустя 2 дня после просмотра видеозаписи.

— Возможно так всегда происходит, когда она уезжает.

— Но я тоже заметил, шофер не поднимался ни разу к ней и не кормил их. С ними все будет впорядке?

— Здравствуйте, молодые люди! — поздоровался шофер, войдя в столовую.

Братья пристально смотрели на него и он это сразу почувствовал.

— Вы снова хотите что-то спросить?

— Да. Мы с братьями обеспокоены по поводу домашних питомцев сестры. До ее отъезда их вой можно было услышать каждую ночь, а теперь полнейшая тишина.

— В этом нет ничего странного. Боясь повторения вашего первого дня в этом доме она закрыла их в специальной комнате, где есть все необходимое.

Как вы помните, они способны прыгать с большой высоты без видимого для них вреда. Боясь, что они вновь так поступят ваша сестра и приняла эту меру предосторожности.

— А у вас есть секреты, которые объединяли бы вас с нашей сестрой? — неожиданно спросил 3-ий брат.

Шофер рассмеялся, громко, что его смех мог быть слышен на два этажа во всех направлениях.

— Конечно есть. Ведь мы давно знакомы. Было бы странно, если я, будучи личным помощником, живущим с ней почти под одной крышей не имел возможных тайн и секретов.

— Это значит, что есть то, что вы нам не расскажите? — продолжал 3-ий брат.

— Есть и такое. Это ведь не только ко мне относится, но, и в большей степени, к вашей сестре. Если она захочет сама все и расскажет.

О некоторых моментах не хочется в большинстве случаев говорить лишь по тому, что человек заново переживает погашенные эмоции внутри себя. Это на самом деле не легко.

Когда она будет в эмоциональном плане готова, то непременно ответит на большинство ваших вопросов.

— Расскажи тогда про ее странное увлечение волками. Почему из всех животных она выбрала именно их?

— Скорее всего не она их выбрала, а они ее. В ней они признали главного — вожака, за которым могли отправиться в любой путь.

Чувствуя эту привязанность ваша сестра не могла отдать на растерзание людям этих животных, пусть они сами являются хищниками.

— И вот так просто, без дрессировки, она может ими управлять?

— Да. Так как они были в цирке у них сохранилась эта некоторая помять.

Бывают дни, когда они проявляют свой дикий нрав. Но каждый раз она все же каким-то образом подавляет это.

— А вы их боитесь? — спросил 1-ый брат.

— Наедине, без вашей сестры с ними лучше не оставаться. Чувствуя страх и не уверенность они мне часто показывали свои острые клыки.

Поэтому, когда она в отъезде я не захожу туда, где могут находиться они.

— Но сестра рассказывала, что до нашего появления они занимали эти этажи.

— Да они могли бегать по всему дому. Специально для них мы открывали лестницу между этажами. Поэтому они без препятствий могли оказаться хоть на 2-ом, хоть на 3-ем и так далее этажах.

— А раньше они пытались выпрыгивать из окон? — подключился 4-ый брат.

— Волки чувствуют чужих людей — это их не сильно радует.

Почувствовав ваше приближение, они могли расценить это как личную угрозу и решились на это.

Расскажите лучше о себе. У вас ведь тоже есть о чем рассказать.

Братья притихли в ожидании, кто же решится первым на рассказ.

— Что вы так резко замолчали? Я ведь не выпытываю ваши сокровенные тайны, а просто прошу рассказать о себе так же, как этого просите вы.

— Вот, ты. — обратился шофер к 1-ому брату. — Почему выбрал свою профессию?

— Это любимая профессия нашего покойного отца. Я с ним часто приходил в офис и увлекся этим же. Когда я закончил школу я четко знал куда поступать.

— Да, этим ты и отличаешься от всех нас. — вступил в разговор 3-ий брат. — В отличие от тебя, у всех нас была большая сложностью с этим выбором. Даже у второго брата. — заканчивая фразу 3-ий брат повернулся ко второму.

— Мы ведь все разные и поэтому это никак не удивляет меня. Я тоже ходил частенько с папой на его работу, но это меня никак не привлекло.

— Как тогда ты определился с институтом?

— Мне помог учитель. Он предложил заполнить одну интересную анкету. Одна из профессий меня сильно заинтересовала и я стал узнавать про нее больше. Так к концу экзаменов я тоже точно знал кем хочу стать.

Кроме этого, я заключил договор с одной компанией, что все необходимые практики буду проходить там. А по окончании мне не нужно будет искать место для работы.

— И как же тебе удалось такое провернуть? — удивленно смотрел 4-ый брат.

— Очень простым и самым наивным способом: за несколько лет до окончания школы я выиграл в одном конкурсе.

Условия для победителя были просто колоссальными — он мог загадать одно, абсолютно любое желание.

Мне, как победителю выдали купон. Вот только воспользоваться им можно было на окончание школы, когда исполнится 16 лет.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Семья предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я