Вера и магия
протоиерей Валерий Духанин, 2019

Почему люди обращаются к магии, а не ищут единого источника благополучия – Бога? Повальное увлечение заговорами, разными гаданиями, «чудесами» экстрасенсов, астрологией характерно не только для неверующих, но и части людей, которые считают себя православными. Обращаясь к магии, ища помощи у обладателей «тайных знаний», люди желают спастись от бед, не замечая страшной опасности: они отворачиваются от Бога и делают шаг в сторону темных сил. Какие опасности таит в себе увлечение магией, как не попасть в сети обманных ритуалов, но изменить жизнь к лучшему, обретя подлинную веру, вы узнаете из новой книги священника Валерия Духанина. Для широкого круга читателей.

Оглавление

  • Оккультизм и магия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Вера и магия предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Фонд «Традиция», 2020

© Духанин В.Н., свящ., 2020

Оккультизм и магия

Что такое оккультизм

Начнем с маленькой реальной истории. Приходит ребенок домой — а там весь пол рисом посыпан. «Мама, что такое случилось?» «Это, сынок, я дурную энергию прогоняю из дома», — пояснила мама одну из практик какой-то восточной мистики, согласно которой пол посыпают наговоренным зерном. Кто бы мог подумать, что в XXI веке, наряду с развитием электроники, новейших видов техники и перспективных отраслей науки, останется старое, суеверное увлечение оккультными знаниями. Известно, что современные певцы и актеры увлекаются каббалой, например, Мадонна, которая лично основала Центр изучения каббалы в Лондоне, а по ее примеру — Элизабет Тейлор, Мик Джаггер, Пэрис Хилтон, Кортни Лав, Филипп Киркоров, Лолита Милявская и многие другие. Норвежская принцесса Марта Луиза в 2010 году открыто заявила о своей приверженности к эзотерическим учениям и спиритизму. Бизнесмены внимательно слушают астрологические прогнозы, политики же и спортсмены накануне серьезных предприятий спешат за поддержкой к экстрасенсам, ясновидящим и колдунам.

Оккультизм (от лат. occultus — тайный, скрытый) — это таинственные учения и культы, выражающие стремление проникнуть в духовный мир, познать потусторонние силы и овладеть ими. Это кажется таким же таинственным, как и скрип старой двери, открывшейся в заброшенном сарае, когда детям одновременно боязно и любопытно туда заглянуть. В оккультизме считается, что в человеке, природе и космосе присутствуют таинственные, сверхъестественные силы, которые можно вскрыть, обнаружить. Оккультизм призывает овладеть этими силами и таким образом достичь более совершенной жизни на земле. Но разве не к этому же призывает людей и религия? В религии (под которой мы подразумеваем, прежде всего, христианство как истинную религию) познание духовного мира следует неразрывно за приобщением Богу. В оккультизме же человек пытается прорваться к духовным силам, минуя Бога.

«Когда я стал заниматься оккультизмом, — рассказывал автору этих строк один бывший колдун, достигший экстрасенсорных способностей, — то я был поражен тем эффектом и теми возможностями, какие приоткрывала мне магия. Приходившие ко мне за советом и с просьбой о помощи люди наглядно убеждались в невидимой силе, действовавшей на них посредством моей практики». Сам духовный мир в оккультизме рассматривается как инструмент личного корыстного благополучия — эгоизм есть основная движущая сила оккультиста. Поэтому и жизненный девиз преуспевшего оккультиста — «я не такой, как другие; что недоступно окружающим, то для меня возможно». Наиболее наглядно оккультизм выражается в магии. Магия же есть попытка овладеть сверхъестественными и природными силами с помощью заклинаний, ритуалов и особых мистических действий.

С каких же пор появился оккультизм?

Сохранился древний памятник, аккадская печать, датируемая двумя тысячелетиями до Р. Х. Это цилиндр, посередине которого изображено дерево с семью ветвями и двумя плодами. По сторонам дерева сидят два человека с протянутыми руками, судя по головным уборам, мужчина и женщина. Сзади женщины изображен поднявшийся змей. Это древнее изображение греха наших праотцев. Соблазн оккультизма напрямую связан с первым грехопадением людей. Дьявол обольстил прародителей тем, что, вкусив запретный плод, они получат тайное знание, с помощью которого станут могущественными, словно боги: В день, в который вы вкусите их (запретные плоды), откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло (Быт. 3, 5).

Что же такого особого мог искуситель предложить первым людям? Ведь человек изначально уже был призван к богоподобию, а первозданным людям Бог и так дал власть над миром земным: И благословил их Бог, и сказал им Бог:…наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле (Быт. 1, 28). Однако сохранять эту власть и царское достоинство было возможно лишь на пути единения с Богом, соответственно, требовалось усилие, труд над собой. Сатана же подсказал, как кажется, более простой и легкий способ: он внушил, будто плоды сами по себе обладают волшебной силой, делающей человека равным Богу.

И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание (Быт. 3, 6). По внушению змея Ева вкусила запретный плод, желая именно получить особое знание, будто бы сокрытое в самом плоде. Ошибка первых людей заключалась в том, что на райское древо они смотрели как на некий таинственный талисман, насильственно овладев которым можно мгновенно стать самостоятельными властителями всего мира.

Таким образом, грехопадение первозданных людей стало исходным началом оккультной практики, основой магизма и поиска тайных знаний. Если до греха человек пребывал в теснейшем внутреннем общении с Богом, и от этого зависело его благополучие, то в грехопадении Бог перестал для человека быть сокровенным благом, изнутри освящавшим его жизнь. Теперь запретный плод, этот внешний для человека, но заманчивый объект, стал восприниматься как «золотой ключик», с помощью которого думалось самостоятельно достичь счастья и быть самодостаточным повелителем своего бытия. Если власть первозданного человека над миром могла осуществляться лишь при его личной гармонии с Богом, то теперь человек попытался достичь совершенства «с черного входа». С тех пор встречаются люди, желающие овладеть тайными силами, способностями, придумать такие магические ритуалы или словесные формулы, чтобы влиять на мир — стать «как боги» без Бога. Люди приобретают тайные знания, гордятся ими, а потом, как и наши праотцы, теряют абсолютно всё.

В кабинете мага вы встретите особую завораживающую атмосферу — таинственный полумрак, свечи в подсвечнике, хрустальный шар, а также посетителю подадут особый расслабляющий чай. С этим раскрепощением в человеке притупляется первое недоверие магу. Затем маг каким-нибудь действием настраивает посетителя на сосредоточение, внимание и взаимодействие. Маг дает наглядно почувствовать его власть и способности. Пациент чувствует себя уже всецело зависящим от «чудодея» и быстро соглашается с каждой рекомендацией, убедительно произносимой «специалистом». Так постепенно завораживает маг посетителя, как завораживал змей первозданную Еву.

Что именно относится к оккультизму, прекрасно изложено в употребляемом ныне чине отречения от занятий оккультизмом. После подробной исповеди раскаявшегося в оккультной практике, перед разрешительной молитвой священник задает кающемуся вопросы, на которые тот отвечает установленными фразами. В этом чине читаем:

«Вопрос: Признаешь ли, что занятия различными видами оккультизма, такими как экстрасенсорика, биоэнергетика, бесконтактный массаж, гипноз, народное целительство, нетрадиционная медицина, кодирование, снятие порчи и сглаза, колдовство, чародейство и ворожба, гадание, контактирование с духами, вызывающими полтергейст, спиритизм, астрология, контактирование с „высшим разумом“, с НЛО, подключение к „космическим энергиям“, парапсихология, телепатия, „глубинная психология“, йога и другие восточные культы, медитация, а также иные виды оккультизма приводят к углубленному общению с падшими духами?

Ответ: Признаю и раскаиваюсь в этих занятиях».

Таким образом, оккультистами являются все экстрасенсы, народные целители, психотерапевты, использующие гипнотический способ внушения[1], биоэнерготерапевты, воздействующие на людей своим «биополем», колдуны, ведуны, знахари, уфологи, астрологи, гадатели и все тому подобные.

Сами экстрасенсы утверждают, что лечат людей особыми присущими им силами, которые они называют биотоками, биоэнергетикой, аккумулированной космической энергией и т. п. Многие из них считают, что обладают силой, которой наделил их Сам Бог. По сути же оккультизм есть запрещенная Богом связь с невидимым миром духов зла, как сказано в чине, оккультные занятия «приводят к углубленному общению с падшими духами».

Так являет ли собой оккультизм подлинное познание мира духовного?

Если нас привлекает картинная галерея, то можно пройти через доступный всем вход, разумеется, выполнив соответствующие условия с положенными затратами, и тогда мы увидим подлинные шедевры. А можно в ночное время, тайком прокрасться через окно отдаленного коридора и следовать, куда он уже выведет. Никогда незаконный способ не приводил к подлинному созерцанию искусства. Потому что для полноценного познания требуется соответствующий возвышенный настрой в душе, а не приземленное любопытство вора, который, может быть, и увидит издали экспонаты истинного искусства, но не поймет его глубины, а может быть, ограничится созерцанием ступы, метлы и дешевой подковы над дверью подсобного помещения. Никогда оккультизм не возводил людей к подлинным духовным высотам, а ограничивал их пребывание сферой пусть и нематериального, но далекого от святости мира, обитатели которого такие же падшие, как и сам человек.

Оккультизм вообще чужд Божественному Откровению. Если там и используется Библия, то лишь как одна из таинственных книг, по которой даже гадают, но которую не рассматривают как безапелляционное Божие Слово. Известный теоретик и практик оккультизма Рудольф Штайнер писал: «Когда говорит оккультист, он не дает догматов, он дает свои живые переживания, он рассказывает, что сам видел на астральном и духовном планах или что ему раскрыли учителя, познанные им как таковые»[2]. Например, авторитетный колдун Алистер Кроули написал свою «Книгу Закона» в состоянии транса под диктовку невидимого духа. А известный экстрасенс Аллан Чумак в своей книге «Тем, кто верит в чудо» рассказывает, что особым способностям его обучали голоса, говорившие в голове, «работавшие дикторами посменно». Он конспектировал открытое и руководствовался этим в своей лечебной практике. Причем, как утверждает Чумак, голоса лишь учили его пользоваться его же собственными способностями, чтобы лечить людей и якобы не наносить им при этом вреда, а также рассказывали о мироустройстве.

По большому счету, оккультизм есть искаженная духовность, в которой вместо приобщения Богу и укрепления Его благодатью человек стремится к самоутверждению при помощи «скрытых» сил. Поэтому оккультизм появляется всегда там, где оскудевает или попросту отсутствует истинная духовная жизнь. На смену материализму в нашей стране в начале 1990-х годов явился оккультизм, который, словно поток из прорвавшейся канализации, стал затоплять своим зловонным содержимым просторы родной нам России. Всплеск оккультизма всегда наблюдался в периоды кризиса, социальных потрясений, когда людям хотелось заручиться какой-то невидимой помощью, узнать будущее, отвести от себя беду нехитрым магическим способом, а пользовались этим любители легкой наживы. И хотя острая фаза увлечения «тайным знанием» прошла, однако увлечение оккультизмом осталось в его хронической форме. Оно проявляется на уровне бытовой, повседневной жизни людей как заговоры и талисманы, суеверные приметы и астрологические прогнозы, а также как всевозможные методики расширения сознания и вскрытия в себе потаенных способностей.

В оккультизме есть своя технология: делай так-то и так-то — и непременно получишь искомое. К сожалению, часто это переносится и на религию, когда церковные обряды и молитвы рассматриваются как защитительные ритуалы, сами по себе подающие человеку всевозможные блага. Уже первый ребенок Адама и Евы Каин воспринимал религию в смысле магической защиты от земных неприятностей. Утратив благословение Божие, он произнес: Теперь… всякий, кто встретится со мною, убьет меня (Быт. 4, 14). То есть, если бы я не подпал под Твой гнев, то не лишился бы особой защиты и моя земная жизнь была бы вне всяких опасностей. Саму религию он воспринимал лишь как средство к земному благополучию, как некий волшебный ключик, отмыкающий замочек земного счастья.

Люди с магическим сознанием за счет религии думают достичь земного комфорта, тогда как Сам Бог им абсолютно не нужен. Христос говорил таким людям: Вы ищете Меня… потому, что ели хлеб и насытились (Ин. 6, 26). Человеку с магическим сознанием хочется получить такой золотой ключик, такую волшебную палочку, с помощью которых можно было бы достичь всевозможных благ. Например, современного адепта каббалы (да и вообще магизма) можно узнать по красной шерстяной нити на запястье — считается, что любящий тебя человек должен завязать нить на семь узлов и произнести особый заговор, в соответствии с чем человек становится якобы защищен от чужой зависти, сглаза и других негативных воздействий. Все сводится к определенному ритуалу или словесной формуле, как неким техническим инструментам, с помощью которых можно было бы переключить свою жизнь с болезни на здоровье, со страдания на благополучие.

Христианская же духовная жизнь созидается совсем по другим принципам. В человеке ценна прежде всего его бессмертная душа, и потому в жизни первостепенно благополучие духовное, а не плотское, значимо сокровище небесное, а не земное. Человек создан по образу Божию, и потому подлинно счастлив он может быть только с Богом. Живое обращение к Богу с покаянным отвержением греха — вот стержень духовной жизни. Исполнение Божиих заповедей с искренней, теплой молитвой, исповедью и участием в богослужении дает душе ту свободу и радость, которые не подаст ничто в этом мире. И если оккультизм льстиво манит к могуществу, а затем порабощает душу безжалостным демонам, то христианство через исполнение воли Божией делает человека действительно сильным, ибо когда с человеком Бог, у него нет ни в чем недостатка — внутреннее сокровище восполняет внешнюю скудость. Конечно, здесь не захватывает дыхание от мистического полета, когда увлекшаяся оккультизмом душа думает, что воспаряет ввысь, а на самом деле всего лишь падает в пропасть. Подлинная духовная жизнь созидается мирно, естественно, просто — постепенно преображая душу и вдохновляя ее к чистой, ясной и осмысленной жизни. Это тот путь восхождения, на котором возвращается райская гармония и единение с Господом, некогда утраченные через льстивый соблазн оккультизма.

Почему люди обращаются к оккультизму

В жизни людей наблюдается один удивительный феномен — запретное привлекает, а дозволенное кажется неинтересным, вредное хочется попробовать, а полезное не дает подобных острых ощущений, доброе созидается с трудом, а дурное липнет само собой. Особенно удивительно это в сфере духовных интересов людей, там, где личный жизненный выбор сказывается на бессмертной душе человека.

Почему же люди обращаются к тому, что явно вредит их душам, — оккультизму, экстрасенсорике, откровенному колдовству? Что двигает ими в желании приобщиться «тайному знанию»?

Мы старались проанализировать эту проблему и пришли к некоторым выводам. На наш взгляд, людей, обращающихся к оккультизму, можно классифицировать по следующим пяти категориям. Это совершенно различные классы лиц (хотя возможны и смешанные типы), так или иначе соприкасающихся с «тайным знанием».

Первая — это люди, что называется, тайноискатели, любители всего необычного. Основной их движущий стимул — любопытство, при отсутствии четких духовных ориентиров. В детстве им нравилось читать про поиски кладов, их воображение увлекалось заманчивыми историями и приключениями, а теперь для себя они нашли новые клады — экстрасенсорные. Их любопытство не привлекает обыденность серого мира, а хочется постичь загадки потустороннего. Они — пытливые исследователи, хотя бы и на уровне дилетантов, и словно представители экстремального вида спорта готовы испробовать на себе покорение оккультных высот. С восторгом они замечают первые достижения, допустим, на спиритических сеансах или в личном «саморазвитии» и восхищенно рассказывают об этом своим друзьям и знакомым. Само любопытство таких людей, само их внимание и доверие оккультизму уже открывает двери их душ навстречу неосознаваемому темному воздействию.

Вторая — идейные поклонники сверхсилы. Они знают, зачем и ради чего обратились к «тайному знанию». Гордость и жажда власти здесь являются первичным мотивом. Как ни странно, стимулом им часто служит чувство собственной слабости, недостаточности, часто они даже физически несильны, нередко терпят притеснения от других и потому испытывают комплекс неполноценности. Такие люди обостренно переживают обиды, им хочется иметь рычаги влияния на других. Таким образом, в оккультизме они восполняют свою личную недостаточность «скрытыми силами» и со сладостным удовольствием замечают, что теперь их «духовное» могущество бьет ключом (и бьет, увы, по их же собственной голове).

Третья — эгоистичные прагматики. Это люди, в общем-то, не имеющие по складу души никакого интереса к оккультной сфере, но ради продвижения в бизнесе, устранения конкурента, заполучения любимого и тому подобных корыстных целей они не прочь воспользоваться оккультной поддержкой. «Как же мне извести конкурента? Обращусь-ка я к колдуну, вдруг он мне поможет», — рассуждает человек подобного склада. Маг, соответственно, требует достойную сумму за выполнение столь ответственной задачи. Не любопытство «духовных» исканий и не гордое желание таинственной силы служат здесь движущим стимулом, а обыкновенная земная корысть, так что и сам оккультизм здесь не стержень существования, а разве что временное средство к собственной выгоде.

Четвертая — отчаявшиеся в жизненных невзгодах люди, которые обращаются к оккультизму ради выздоровления, возвращения ушедшего супруга, устроения судьбы своей и своих близких и т. п. Они, как сами считают, просто вынуждены делать ставку на нетрадиционные формы лечения, на экстрасенсорику и биоэнерготерапию, на знахарей и ведунов, лишь бы вернуть утраченное благополучие, спасти свою жизнь, вытянуть еще хоть капельку земного существования. Таковых, на наш взгляд, большинство из увлекшихся оккультизмом.

Пятая — пожалуй, это самые несчастные оккультисты — потомственные. Несчастные потому, что они не выбирали, как им воспитываться и учиться, им прививали магию с детских лет, а «таинственная сила» легко пристает к ним как непосредственным преемникам ее носителей. Впрочем, это не значит, что подобные люди для Бога потеряны, особая сила их искушений не предопределяет их к вечной гибели, а искреннее обращение ко Христу освобождает от власти «дурной наследственности».

Пятая категория стоит несколько особняком, а вот первые четыре (любопытные, идейные, прагматичные и отчаявшиеся) весьма показательны. Нетрудно догадаться, что за всеми ними скрываются, в общем-то, две одинаковые характеристики — забвение Бога и эгоизм. Замыкая свой взор лишь на себе и отворачиваясь от Бога, человек естественно обращается к методикам, противоречащим Божиим заповедям и служащим его личной корысти.

Знакомый нам бывший маг (человек этот покаялся в своей деятельности, ныне ведет серьезную церковную жизнь) рассказывал о себе, как к нему приходила женщина с просьбой приворожить мужчину (то есть женщину можно отнести к третьей категории, а самого мага ко второй). Как ни странно, употребленные средства быстро привели к желаемому результату — мужчина стал жить с женщиной в одной квартире. Поскольку же цена эффекта в серьезном колдовстве — отречение от Бога, то колдун сразу поставил условие: «Я вам помогу, но если вы хотите, чтобы был реальный эффект, то должны отречься от Христа, от Церкви, от своего креста». Просительница согласилась, и колдовство возымело действие. Чародей достаточно часто предлагал посетителям снять крест — ради лучшей действенности. И надо сказать, что люди снимали с себя кресты охотно (а кресты, как ни странно, были на всех посетителях) — лишь бы получить желаемое.

Маг также рекомендовал повторять приворот каждые полгода: поскольку колдовство имеет только временный эффект, его необходимо продлевать. Женщина регулярно приходила, но однажды выяснилось, что вновь совершенный приворот не подействовал. Маг сказал: «Этого не может быть просто так. Значит, в жизни вашего человека произошло что-то кардинально новое. Что у него изменилось?» «Он стал ходить в церковь», — ответила женщина. «Тогда я вам уже ничем не могу помочь», — заключил чародей. На том они и расстались. Расстались и колдун с женщиной, и любимый мужчина с ней же. В этой связи напрашивается закономерный вопрос: каков был смысл отрекаться от Бога, если все пошло прахом и никакого счастья не оказалось? И если колдовство проявило свое бессилие перед Церковью и благодатью Божией, то, может быть, стоило изначально обращаться за помощью именно к Богу?

Тем не менее нам хочется обратить внимание на наиболее распространенный, как бы оправдательный мотив обращения к экстрасенсам, колдунам и знахарям — это отчаяние в постигших бедах (четвертая категория). Наиболее наглядно это выражается в потере здоровья, утрате любимого человека и панических попытках обустроить свою судьбу. Основное внимание мы уделим проблеме болезни и исцеления.

Действительно, часто люди обращаются к оккультизму в связи, как они сами считают, с безысходностью своего положения. Душа не справляется с грузом легших на нее проблем, в средствах естественного порядка не находит себе утешения, к Богу она еще не пришла и потому обращается к экстрасенсам, магам и народным целителям. В маловерной душе отчаянно возникают мысли: а вдруг получится, ведь жизнь (или личное благополучие) и так на волоске. Огромные деньги готовы люди отдать ради желаемого исцеления или успеха. А тут как раз оккультизм предлагает чудодейственное средство для быстрого и эффективного решения проблемы.

В этой связи необходимо сказать, что современный человек — это, прежде всего, любитель комфорта. Земное благополучие для него — первостепенная ценность. Поэтому всякий серьезный недуг, бедствие, неприятности он воспринимает как препятствие к счастью. Соответственно, устранить это препятствие он стремится любой ценой, только бы благоденствовать. А вот святой Иоанн Пророк произнес глубокую, важную для всех нас мысль: «Нехорошо с усилием молиться о том, чтобы получить исцеление, не зная, что тебе полезно»[3].

Конечно, Промысл Божий о судьбах людей — это тайна, которая лишь отчасти может быть нам приоткрыта. Но есть у апостола Павла такие слова: Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие (Деян. 14, 22). Значит, Божественным Промыслом наши болезни и скорби включены в спасение наших душ. И все, что с нами случается, — не только хорошее, но и плохое — есть те условия, в которых формируется личность для будущей вечности. Для подлинного благополучия человека, возможно, более полезно страдать, болеть, испытывать жизненные неудачи и искушения со стороны падших ангелов, нежели пользоваться невозмутимым спокойствием, живя здесь припеваючи. Допустим, человек находится на грани соблазна либо его душу уже колеблют страсти, и поразившая болезнь вмиг отрезвляет его. Господь видит сердца и намерения людей, а потому знает, кому и когда попустить недуги. Стало быть, главное внимание души должно быть обращено к Богу и его Промыслу, а не к лихорадочным поискам способа сделать себе рай на земле.

У святителя Игнатия (Брянчанинова) есть весьма важные рассуждения по поводу чудесных исцелений. Святитель показывает, что даже подлинные, полученные от Бога исцеления человек может неправильно воспринять и тем самым повредить собственной душе: «Плотское мудрование признает недуги бедствием, а исцеление от них, особливо чудесное, величайшим благополучием, мало заботясь о том, сопряжено ли исцеление с пользой для души или с вредом для нее… Получив чудесным образом исцеление от недуга, многие не обратили внимания на благодеяние Божие и на обязанность свою быть благодарным за благодеяние, начали проводить греховную жизнь, дар Божий обратили во вред себе, отчуждились от Бога, утратили спасение. По этой причине чудесные исцеления телесных недугов бывают редко, хотя плотское мудрование очень уважает их и очень бы желало их. Прóсите, и не получаете, — говорит Апостол, — потому что прóсите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений (Иак. 4, 3). Духовный разум научает, что недуги и другие скорби, которые Бог посылает человекам, посылаются по особенному Божию милосердию: как горькие целительные врачевания больным, они содействуют нашему спасению, нашему вечному благополучию гораздо вернее, нежели чудесные исцеления»[4].

Не замечая же ценности скорбей для спасения своей души, человек, естественно, не замечает и опасности оккультного способа решения собственных проблем.

Евангелие свидетельствует: Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? (Мф. 16, 26). Если душа дороже целого мира, если бессмертие выше скоротечных благ, то уж тем более спасение бессмертной души дороже и выше временного телесного благополучия, добываемого оккультным путем. Святитель Иоанн Златоуст, размышляя о ценности человеческой души и соблазнах оккультизма, говорил: «Как торговцы невольниками, предлагая малым детям пирожки, сладкие фрукты и тому подобное, часто уловляют их такими приманками и лишают свободы и даже самой жизни, так точно и чародеи, обещая вылечить больную часть тела, топят всё спасение души»[5]. И подобные примеры, к сожалению, есть.

Выдающийся проповедник епископ Александр (Милеант) († 2005) в одном из своих произведений приводит очень яркий пример влияния оккультизма на человека, добровольно согласившегося принять магическое врачевство. Причем нам кажется, что далеко не всякий на месте упоминаемого человека нашел бы в себе силы отказаться от оккультной помощи. Судите сами, как бы вы поступили на месте страждущего лица: «В одной из деревень Таиланда жил туземец-креcтьянин, который был активным членом своей христианской церкви. Однажды он чем-то повредил свою руку, от чего на ней образовалась гнойная рана. В тропическом климате воспаление стало быстро распространяться, и вскоре часть руки покрылась большим темно-красным, почти черным пятном. Однако, так как было довольно далеко до ближайшего врача, этот крестьянин старался вылечить руку домашними средствами. Наконец, когда гангрена почти достигла плеча, он поехал к врачу. Врач заявил ему, что необходимо срочно ампутировать руку, иначе он вскоре умрет от гангрены. Таиландец в панике воскликнул: „Но что же я буду делать с одной рукой? Кто будет за меня сажать и собирать рис?“ Таиландцем овладело ужасное смятение. Тут он вспомнил об одном старом индусе, который лечил людей какой-то таинственной силой. Хотя он знал, что христиане не должны обращаться к колдунам, однако его отчаянное положение толкнуло его все же обратиться к индусу за помощью. Оказалось, что этот индус был далеко не шарлатаном, и его магические силы делали невозможное. Гнойное воспаление было остановлено, и рука была спасена. Но в скором времени после получения помощи от колдуна таиландец перестал ходить в церковь и вернулся к языческой вере своих предков. Так за спасение руки он заплатил своей душой»[6].

Этот пример особенно ярко вскрывает ценности современных людей, для которых продление жизни земной выше благого бессмертия своей же собственной души. И епископ Александр (Милеант) обращает внимание на факт, «который редко упоминается в научных исследованиях оккультизма, однако исключительно важный, который обнаруживает подлинную богоборческую природу оккультных духов: это то необъяснимое отвращение к Богу и всему священному, которое испытывает человек после того, как получил от них помощь или био-зарядку. Верующему человеку особенно ощутимо резкое изменение в духовном настроении. Как только он получит какую-то помощь от экстрасенса или оккультиста, в нем пропадает всякое желание молиться, читать Священное Писание, идти в церковь и т. д. Причем это отвращение прямо пропорционально силе, полученной оккультным путем»[7].

Повторим, что для современного человека телесное здоровье, омоложение, земная гармония, жизненный комфорт, преуспеяние суть своего рода святыни, ради которых он готов жертвовать всем остальным. Однако стремление к земному благополучию в ущерб своей бессмертной душе в конечном итоге оборачивается крахом всех жизненных надежд. Человек теряет сердечный покой, вступает в общность с падшими духами, но и внешнего благополучия часто не получает.

Человеку хочется получить облегчение сразу — совершил ритуал, произнес заговор, сделал пассы, и чтобы болезнь как рукой сняло. Традиционный способ лечения кажется слишком долгим и утомительным, молиться Богу с должной верой не хватает душевных сил, а оккультизм представляется простым, доступным и легким.

В древнерусских церковных сборниках встречается слово, соотносимое с именем святого Иоанна Златоуста — «О лечащих болезни волхвованием и наузами» (наузы — магические узелки; упомянутое произведение составлено на основе подлинного слова святителя Иоанна Златоуста «О болезни и врачах»). Это слово показывает, что подобная проблема имела место в Древней Руси. Автор текста наставляет: «Когда впадешь в лютый недуг, то многие будут тебя уговаривать идти к чародеям или волхвам, ты же, уповая на Бога, терпи, зная, что эти мучения венец тебе приносят и избавляют от будущих мук, если будешь переносить болезнь, благодаря Бога. Если мы — христиане, то повинуемся Христу и не пойдем к врагам Божиим — волхвам, чародеям, ибо они враги Божии. Какая польза тело целить, а душу губить, какое приобретение, здесь малое принять утешение, а там посланным быть с бесами в муку и в огонь вечный… Если кто терпит беды и тяжелые болезни в этом веке, то великую мзду получает в Царствии Небесном. Задумайся, человек, о том, что не избавят от болезней колдуны, но только совершишь большой и тяжкий грех. Если, Бога оставляя, к бесам идешь, то какую же милость примешь от Него и как Его призовешь в молитвах? Зачем душу свою губишь и что Богу будешь отвечать, если из-за небольшой болезни, оставив Бога, к волхвам идешь? Как будешь в церкви стоять, как Причастие примешь, как поучения будешь слушать? О человек, если благодарно болезнь стерпишь или иные какие беды, то с мучениками венчан будешь в день оный, ибо они муки претерпели, а ты болезни и беды благодарно терпи».

Конечно, пройти естественный курс лечения — обязанность каждого христианина, подвергшегося какой-то болезни. Мы призваны содержать в порядке не только душу, но и тело, ведь то и другое вверено нам Богом. Как душа, так и тело призваны стать обителью Духа Святого. Выздоравливая от недугов, мы получаем новую возможность созидать в нашем мире добро, помогать и благотворить другим, а не висеть у них на шее мертвым грузом. Стало быть, заботиться нужно о чистоте, крепости и здоровье не только души, но и тела. И хотя болезнь — посещение Божие, тем не менее здоровье — несомненный Божественный дар. Этот дар необходимо хранить всеми силами. Далеко не всегда мы настолько крепки духовно, чтобы вверять выздоровление чудесной помощи свыше. Преподобный Варсонофий Великий наставлял: «Предоставить всё Богу — дело совершенного, а немощного дело — показать себя врачу, потому что это не только не грех, но и знак смирения. Но и тогда надобно признавать, что без Бога и врач не может ничего сделать, если же угодно будет Богу, Он подаст здравие больному». Вот подлинно христианское отношение к болезни и исцелению, но никак не обращение к темной, лукавой силе, которая готова ради вечной гибели души подать временный эффект исцеления.

Магия и магизм: как они проявляются в нашей жизни

Магия и магизм далеко не одно и то же. Магия — это оккультная практика, а магизм — мировидение, выстроенное по принципам магии. Бывает, человек сроду не занимался магией, однако в своем мировоззрении, поступках, взглядах на жизнь проявляет очевидный магизм. В наши дни в этих понятиях важно разобраться, поскольку часто саму религию понимают как что-то магическое.

Попытаемся уяснить прежде всего, что же такое магия.

Магия (лат. magia — колдовство, волшебство) есть совокупность обрядов и действий, ставящих целью влиять на окружающую действительность с помощью таинственных сил. Это заговоры, заклинания, привороты и отвороты, всевозможные сопутствующие ритуалы (например, завязывание узлов, написание определенных слов и схем), а также необходимые инструменты: талисманы, ножи, иголки, кости, волосы, кровь, смола, травы и т. п.

Обыкновенно к магии обращаются как к удобному подручному средству, не требующему серьезных душевных затрат. Ведь это же так просто — произнести словесную формулу, дунуть, плюнуть и верить, что теперь все изменится. Тем не менее за самой магией скрывается серьезное мировоззрение (собственно, что и можно назвать магизмом). С ним стоит познакомиться, чтобы понимать ключевые расхождения магизма с христианской верой.

В христианстве исповедуется, что в мире все подчинено Божественному Промыслу. Нет ничего, что было бы упущено из мудрой и чуткой заботы Небесного Отца. Даже скорби и беды, даже наши духовные падения попускаются Богом для нашего возможного вразумления. Поэтому достичь подлинного блага можно лишь через личное обращение к Богу. Человек наделен свободой воли, и потому он волен обратиться ко Христу, что бы вокруг него ни происходило (война ли, революция, экономический кризис и т. п.). Магическое же мировоззрение полагает, что нет ни Промысла Божия, ни безусловной свободы, а есть тайная, скрытая сила, невидимо охватывающая все мироздание. Люди, невидимые духи, стихии природы — все подчинены оккультным законам влияния. Кто нашел ключ к этим законам, тот и владеет миром. Если выразиться образно, в магии считается, что все вещи нашего мира соединены невидимыми нитями и что правильно произнесенное заклинание воздействует на эти нити. В магизме сами люди всего лишь живые куклы, к которым привязаны нити невидимого кукловода. С помощью магии можно дернуть за нужную нить, и, как бы живая кукла ни сопротивлялась, действие будет непреоборимым — болезнь, порча, возбуждение полового влечения и т. д. Удивительно, что весьма многочисленны заговоры как раз с привлечением нити и узелков. Процесс завязывания, в частности, трактуется как процесс наведения или снятия порчи: «Нитью обвязывается больной человек, следовательно, и болезнь обвязывается; человек завязан — завязана и болезнь; снимается нить с человека, с нею снимается и болезнь; нить бросается, зарывается в землю, кладется в отверстие дерева, которое затем забивается, с нитью бросается и зарывается в землю связанная болезнь»[8].

Принципы магизма наглядно представлены в известной легенде о гамельнском крысолове. История, разгадку которой до сих пор не могут найти ученые, запечатлена в европейских хрониках Средних веков. 26 июня 1284 года (зафиксирован даже день) в немецком городе Гамельне крысолов-музыкант вывел за собой игрой на дудочке 130 детей, которые безвозвратно исчезли. Перед этим город сильно страдал от крыс, нашествие которых в Средние века порой сравнивалось с эпидемией. Магистрат обещал большую награду любому, кто избавит город от крыс. Тогда-то и появился флейтист, потребовавший в случае успеха дать ему столько золота, сколько он на себе унесет. Отцы города тотчас же согласились. Крысолов достал волшебную дудочку; на ее звуки сбежались все городские крысы, и их, завороженно следующих за чарующей мелодией, крысолов вывел за город. Тем временем магистрат пожалел о данном впопыхах обещании и отказал флейтисту в награде. Явившись немного погодя, гамельнский крысолов вновь заиграл на волшебной флейте, только на этот раз к нему сбежались уже городские детишки, которых крысолов и увел из города — то ли к реке, то ли к горному ущелью, где они и сгинули. Ученые высказывают разные версии, пытаясь объяснить эту историю; предполагают, что это сказание может быть завуалированным отражением и детского крестового похода, и увода пленных после неудачной битвы или же гибели в горах под оползнем детей, ведомых музыкантом на праздник по болотистой котловине… Что же касается крыс, то говорят, что они реагируют на высокочастотный звук, издаваемый оловянными дудочками, используемыми в те времена повсеместно ловцами крыс. Событие это запечатлено на витраже гамельнской церкви, который был выполнен около 1300 года, а люди той эпохи воспринимали случившееся как проявление магических чар. Ведь в оккультизме именно выполнение определенных действий, магического ритуала (в данном случае — исполнение чарующей мелодии) неизбежно влечет за собой полагающиеся следствия в жизни людей (в гамельнской легенде — уход детей).

Если в христианстве духовное преуспеяние зависит от того, насколько сердце человека открыто Христу, насколько человек исполняет заповеди Христа и стремится к Богу, то в магии присутствует редкостное равнодушие к Богу. Не то чтобы в магии исповедовался атеизм — порой в заговорах упоминается имя Божие, а заговариваемый человек именуется рабом Божиим, — однако все цели магии исключительно земного характера. Здесь все добывается своим страстным усилием в прорыве к духовному миру: достичь успеха, денег, здоровья, благосклонности любимого человека и т. п.

Не живое обращение к Богу, а действие закономерностей, ожидание эффекта от своих ритуалов — вот что исповедует магия. И если в христианстве духовное совершенство зависит от личностной встречи и единения души человеческой с Богом, то в магии на первом плане присутствуют технология и таинственный ритуал.

Приоткроем завесу. По сути, все тайное знание современной магии сводится к знанию колдовской пирамиды. Колдовская же пирамида — это четыре «истины», учитывающиеся в магических ритуалах: воображение, волевое усилие, вера в магию и соблюдение тайны. Для эффективного колдовства маг должен, во-первых, пользоваться ярким воображением, фантазией, красочно и эмоционально представляя необходимые предметы и лица; во-вторых, он концентрирует все свое внимание, всю свою волю на магическом действе; в-третьих, незабвенно верит в него (а не в Бога, даже если упоминает имя Божие), верит в то, что его слово исполнится, и, в-четвертых, не открывает никому своих тайн. И потому здесь мы не встретим ни одного светлого луча, нисходящего с Неба, не встретим той Божественной помощи и духовного утешения, которые даются в ответ на чистую и мирную молитву христианина.

Исследователи отмечают, что магия признает в нашем мироздании несколько сфер. В высшей сфере обитают добрые духи, а в низшей — злые демоны. Если христианство свидетельствует, что темные духи пребывают в кардинально иной сфере бытия, нежели светлые ангелы (первые — в сфере поднебесной, а вторые — на небесах), и что для соприкосновения со вторыми нужна чистая жизнь и теплая молитва, то в магии ситуация совершенно иная. В магии считается, что с помощью секретных церемоний можно входить в контакт с невидимыми духами, причем не только со злыми, но и добрыми, и якобы получать от них помощь. Более того, с духами можно заключать соглашение, и тогда маг управляет духами в своих интересах — они принадлежат колдуну, пока он живет, а после смерти уже маг навеки принадлежит этим силам. Но о последнем колдун не особенно думает. Он думает о другом, а именно: если мир подвластен духам, а духи заклинаниям, то овладевший заклинаниями становится сам себе царь и бог.

Конечно, глубокая ошибка считать, будто ритуалами и заклинаниями можно склонить к себе добрых духов. Потому что для общности с ангелами нужна верность Богу, Которому служат ангелы, искренняя молитва и отсечение плотских и душевных страстей, а не пассы, нашептывания и вдыхание заморских курений. И те духи, которые выдают себя магам за добрых, на самом деле не настолько добры, как кажется.

Магия по своему внутреннему существу неотрывна от древнего язычества. В язычестве исповедовался политеизм — многобожие. И если Божественное Откровение свидетельствует о Боге, превышающем наш тварный мир, то в язычестве боги всего лишь части материального мира, как частью являются небесные светила и звезды. Они, боги в языческом понимании, также ограниченны, зависимы от судьбы и всевозможных превратностей и, значит, в определенном смысле могут быть управляемы. Магия обращается к невидимым духам, этим близким к людям «божкам», но обращается с целью заставить их служить человеку в достижении его земных интересов.

Итак, в магии присутствует попытка управлять своей жизнью и окружающим миром без послушания Богу, а вместо личного единения с Ним предлагается достичь совершенства тебе самому. Поскольку же подобные цели в реальности для падшего человека недостижимы, имитацию власти и совершенства помогают создать падшие духи. Вспомним, как сатана искушал Самого Иисуса Христа перед началом евангельской проповеди: И сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты поклонишься мне, то все будет Твое (Лк. 4, 6–7). Христос решительно отверг соблазнителя, но тот же самый соблазн искуситель предлагает людям в форме таинственных знаний, экстрасенсорного саморазвития и оккультной «власти» над миром.

Часто задается вопрос: а существует ли в магии ритуал посвящения души диаволу? Ритуал такой действительно существует, правда, без тех красочных мифических подробностей о явлении диавола наяву и составлении «взаимовыгодного» контракта. Есть просто ритуал особых действий из разряда черной магии, который мы не будем описывать и в котором несчастный человек посвящает свою душу диаволу. Предполагается, что временная цена «контракта» — сила и могущество над другими людьми и природой (хочешь — наводи болезнь, а хочешь — подавай исцеление), вечная же цена — адские муки души.

Еще раз обратим внимание на ключевую в магизме истину. Для мага не важны нравственные ценности и духовное содержание невидимого мира; он признает действие закономерностей, что за определенными магическими пассами должны неизбежно следовать желаемые последствия. Таким образом, в магии главное — правильно выполненный ритуал. В этом — кардинальное отличие магии от церковных таинств, которые не могут помочь человеку без его живого отношения к Богу. При внешне правильно соблюденной обрядовой стороне, допустим таинства Причащения, человек может и не приобщиться Христу, поскольку оказывается недостойным причастником. Действие церковных таинств на христианина напрямую связано с его личным внутренним состоянием, с его личным отношением ко Христу. В магии все это не важно: выполнил ритуал, поверил в его эффективность, и более ничего не требуется.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Оккультизм и магия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Вера и магия предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Казалось бы, гипноз — распространенный способ лечения, употребляемый многими психотерапевтами, допустим, в случае кодирования от алкоголизма. На самом же деле это вполне оккультный способ, научная природа которого сомнительна. Гипнотизируемый человек становится своего рода живым роботом, безвольно выполняющим все приказы «хозяина». Гипноз есть погружение пациента в мир иллюзий, и потому этот мир по своей сути лжив. Человек воспринимает окружающее и самого себя не в их действительности, а как внушает ему гипнотизер. В случае принятия гипноза он становится вообще восприимчивым к любому влиянию. Демонстрируя парализацию воли в сеансе гипноза, человек легче воспринимает внушения и темных сил. Даже светские ученые согласятся, что одной из наиболее сильных сторон человеческой психики является способность анализировать свое состояние, умение оценивать свое же собственное поведение. Этот взгляд на себя со стороны: как я думаю, каким образом принимаю решения, что со мной вообще происходит — помогает творчески подходить к своей жизни, идти вперед, а не оставаться на месте, словно застывшая статуя с лопатой в руке. Благодаря активности нашего внутреннего ока, зорко наблюдающего за всем происходящим в нашей душе, мы можем оставаться самими собой, а не быть жалкими марионетками, которым все время что-то навязывают и внушают. Трезвая оценка приходящей извне информации и всего происходящего внутри нас — основа подлинного здоровья и жизненной деятельности. Поэтому добровольное подчинение себя влиянию гипнотизера, да и вообще оккультному влиянию, привносит в душу, на фоне первых улучшений, чудовищный сбой и дискомфорт.

2

Цит. по: Хондзинский Павел, свящ. Против Штайнера: о вальдорфской педагогике. М., 2001. С. 17.

3

Варсануфий Великий и Иоанн, прпп. Руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников. М., 1995. Вопрос 381. С. 260. Далее святой Иоанн говорит: «Предоставь это сказавшему: Знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него (Мф. 6, 8). Помолись же Богу, говоря так: „Владыко! я в руках Твоих, помилуй меня по воле Твоей, и, если мне полезно, исцели меня вскоре“. Проси помолиться о том же и Святых и веруй несомненно, что Бог сотворит полезное для тебя, и благодари Его во всем, вспоминая слово Писания: За все благодарите (1 Фес. 5, 18), и получишь пользу душевную и телесную».

4

Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетическая проповедь // Творения. Т. 4. М., 1997. С. 316–317.

5

Иоанн Златоуст, свт. О болезни и врачах // Творения. Т. 12. Кн. 2. СПб., 1906. С. 576.

6

Александр (Милеант), еп. Соблазн оккультизма. М., 1998. С. 50.

7

Там же. С. 49.

8

Елеонская Е. Н. Сказка, заговор и колдовство в России. М., 1994. С. 174.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я