Магическая полицейская академия. Ведьма и два мага

Ясмина Сапфир, 2018

Марина работала себе дизайнером, не знала забот, пока не получила повышение до начальника рекламного отдела. Ее подставили подруги, попытавшись обвинить в недостаче. Марине пришлось уволиться. В полном расстройстве она напилась успокоительных и… прямо через компьютер попала в другую реальность. Оказывается, через страдания Марина стала сильным магом. Теперь ей предстоит в считанные месяцы выучиться на магического сыщика и пройти последнее испытание – возвращение в болезненную ситуацию, встречу с предательницами… Только тогда ее либо вернут в родной мир, либо дадут работу здесь. А еще… Еще ей нужно выбрать между двумя претендентами на свое сердце…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Магическая полицейская академия. Ведьма и два мага предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Слезы стояли в глазах, рвались наружу неукротимым потоком, щипали веки. Но я стиснула зубы, сжала кулаки и держалась. Да и какой смысл в слезах? Разве не этого они добивались? Бывшие подруги, что клялись в преданности, а затем из зависти к моему повышению строчили анонимки руководству? Генеральному директору и всем его заместителям в придачу, чтобы уж наверняка… А тут еще эта недостача! Ну прямо как назло! В самое неподходящее время, чтобы меня обвинили и потребовали уволиться…Хорошо еще по собственному желанию… Они хотели меня сломить. Но не сломили. Потому что у меня есть стержень.

Только благодаря ему я еще держалась. Даже сильные успокоительные не помогали. Душа горела огнем, мечты рассыпались прахом. Даже самые сильные натуры ломает предательство. Но я выдержу…

Я убеждала себя в этом, бессмысленно уставившись в синий экран компьютера, пока тот не замерцал. Я тряхнула головой. Мда… Интересные сейчас побочные эффекты от успокоительных… Что же они туда подмешали? Наркотики? Психотропные? Я помотала головой и решила, что от греха подальше компьютер лучше выключить. Но у техники были свои планы на вечер. Вдавленную кнопку «Пуск» ноутбук благополучно проигнорировал. Лишенный электричества, только мигнул и зажегся еще ярче, будто в назидание нехорошей хозяйке.

Батарейка моего ноутбука почила смертью храбрых еще прошлым летом. Тогда ближайший сосед — глава местной мэрии — распорядился отключить всему поселку свет, чтобы подстричь деревья возле собственного особняка. У богатых свои причуды, а у бедных — свои беды. С тех пор батарейка моего компьютера так и не ожила.

Даже оглушенная лошадиной дозой лекарств нервная система среагировала на странную ситуацию. Холодок пробежал вдоль позвоночника, я зябко поежилась. Осторожно выскользнула из кресла и попятилась от безумной машины, намереваясь сбежать куда подальше. Но в эту минуту прямо из экрана высунулась мужская рука, дернула меня за плечо и… перед глазами все померкло. Что ж… Если не погас экран, то хотя бы свет перед глазами. Бессмысленно съязвила я и отключилась.

— Ну и что с ней такое? Можете вы мне объяснить? Какого черта, я вас спрашиваю, так пугать будущих адептов и сыщиков? Они у нас и так все прошли первичную инициацию предательством! Нервные до дрожи, обиженные на весь мир и недоверчивые!

Грубоватый, немного хриплый голос приближался, словно говоривший наклонился, чтобы рассмотреть меня получше.

— А она ничего так для своих лет, — констатировал он. — Я ожидал худшего. Омолаживать будем?

— Ща! — отозвался высокий мужской голос. — У нас же все студенты выглядят не старше двадцати. Значит, надо омолаживать. Хотя она и правда ничего так. По ведьминским меркам… Рыженькая, носик вон маленький, ушки почти эльфийские, губки бантиком.

— Ты не очень-то засматривайся! — прервал череду комплиментов грубый голос. — Работай! Ночь на дворе! Все нормальные существа видят десятый сон!

— Работаю, работаю… Ой… седые волоски… уберем… Ага… морщинки… где вы? Я вас найду-у-у…

Несколько минут я думала, что глаза открывать не стоит. Мало ли. Фантасмагория вокруг напоминала дурной сон, а упоминание адептов и сыщиков — откровенный бред. В мои годы не то чтобы учиться, преподавать можно.

Внезапно по телу прошлась теплая волна, а затем еще и еще. Я непроизвольно напряглась и подняла веки. Не хотела, но глаза открылись сами собой. Рядом со мной вышагивал туда-сюда верзила лет тридцати пяти в черной как смоль водолазке и таких же джинсах. Напротив, будто нарочно для контраста застыл среднего роста жилистый блондин, очень похожий на эльфа. На вид ему можно было дать не больше двадцати пяти.

— Ну вот и отлично. Она очнулась. Нервную систему мы временно приглушили. Так что сильных эмоций у нее пока не будет. Пусть передохнет от переизбытка впечатлений, — сообщил кто-то грудным басом. Кто-то — потому что в комнате, кроме меня и мужчин никого не было, но ни верзила, ни «эльф» ртов не раскрыли.

— Ну и чего таращишься? — возмутился грудной бас. — Знаю, стены не мешало бы подкрасить, окна помыть, а полы вообще отдраить. А еще эта дурацкая царапина на самом видном месте… до самой штукатурки… Про разбитое окно на дальней башне вообще молчу… Но разве этих лоботрясов заставишь поухаживать за зданием? Только себя любимых и лелеют!

Я огляделась вокруг. Голубые стены комнаты выглядели довольно чистыми, синеватый паркет поблескивал в лучах огромных белых шаров за окнами. Они сверкающей шеренгой повисли прямо в воздухе. Тени ажурных рам невесомыми узорами расчерчивали пол. Вот это интерьер! Кроме сиреневой кушетки, на которой я лежала, мебели в комнате не обнаружилось. Верзила продолжал прохаживаться взад-вперед, словно тренировался на роль маятника. «Эльф» выпрямился и замер.

— Устраивает? — спросил вдруг куда-то вверх.

— Сойдет. Оставляем. Ведите ее в общежитие. Пусть приведет себя в порядок и завтра же отправляется на учебу, — ответил неведомо кто грудным басом.

— Вставай, — предложил мне «эльф» и даже галантно подал руку. Я поднялась на неверных ногах и безвольно двинулась за провожатым. Блондин подвел меня к фиолетовой двери. Та сама собой распахнулась, и мы очутились в голубом коридоре. На стенах горели неяркие оранжевые светильники в виде лилий. От них змеились желтоватые узоры, переплетаясь на стенах и потолке в причудливые кружева.

— Вы еще в шоке от перемещения в иную реальность, — внезапно расщедрился на объяснения «эльф». — Но это пройдет.

— От перемещения куда? — уточнила я, действительно не в силах выйти из оцепенения. Другая бы на моем месте закатила истерику, засыпала провожатого ядреными шуточками, под стать конюху, в конце концов, потребовала прЫнца на белом коне. Или на чем тут вообще ездят? В общем, повела бы себя как нормальная, порядочная попаданка. Только не я.

То ли все дело было в перемещении, о котором толковал «эльф», то ли в «приглушенных» нервах, но воспринимала я все с поразительным спокойствием. Даже более того — с какой-то отрешенностью. Очутилась неведомо где? Ну и ладно. Жива ведь и даже относительно цела. Кто-то там меня омолаживал и вообще что-то со мной вытворял? Да пожалуйста! Зато паспорт менять не потребуется. Столько нервов и времени в очередях сэкономлю. Меня ведут в какое-то общежитие и собираются чему-то учить? Ну что ж… учиться никогда не поздно. В конце концов, где наша не пропадала?

Краем глаза я заметила, как улыбается «эльф» — одними уголками губ.

— Значит так… Вы находитесь в Магической Полицейской Академии на факультете расследования магических предательств, — неожиданно просветил он меня. — Все, кого предали близкие, проходят своеобразное перерождение. Так называемую первичную инициацию. И если в них заложена магия, мы забираем их сюда. Здесь учатся на специальных сыщиков. Они распутывают предательства, совершенные с помощью магии, и отдают виновников под суд. После окончания обучения состоится проверочный экзамен — так называемая вторичная инициация. Адептам дадут возможность вернуться в свою реальность и расквитаться с обидчиками. От того, как вы это сделаете и что предпримете, будет зависеть, примут ли вас в ряды сыщиков или же оставят в старом мире. Все зависит от вашего выбора.

Я покосилась на «эльфа», тот усиленно закивал и потянул за поворот.

Коридор свернул еще несколько раз и трижды раздвоился. Ближе к концу пути мы заметно ускорились, и я вдруг поняла, что усталость и заторможенность как рукой сняло.

Казалось, внутри проснулись прежде дремавшие силы. Провожатый хмыкнул и развел руки в стороны.

— Ну что ж… Выбирайте комнату.

Я посмотрела на совершенно гладкие синие стены без единого признака дверей, и захотелось стукнуть «эльфа» чем-то тяжелым, подражая истинным попаданкам. Ну а что? Сам же напросился! Стоит тут и издевается!

К моему несчастью и к счастью «эльфа» вокруг не обнаружилось ни единого предмета. Я метнула в блондина свое единственное оружие — испепеляющий взгляд и тот даже закашлялся.

— Понял. Вы еще не вошли в полную силу…

На минуту почудилось — он рассуждает, почему я не врезала просто так, кулаком. Но «эльф» продолжил:

— Попробуйте посмотреть словно сквозь стену… Будто бы смотрите в никуда…

Захотелось снова огреть провожатого, но в эту минуту я краем глаза зацепила несколько фиолетовых дверей. Отличались они разве что оттенком — от темно-синего до близкого к лиловому.

Одновременно возникло ощущение, будто из одной двери льется на меня горячий поток. Я инстинктивно двинулась навстречу неведомому теплу. Дверь не открылась, я просто прошла сквозь нее и очутилась в просторной квартире-студии. Здесь обнаружилось все, что нужно для жизни, даже ванная. Вот только кухня, кабинет и спальня оказались совмещенными. Впрочем, габариты квартиры-студии позволяли разгуляться.

В окна вонзались широкие секиры света летучих фонарей. Со стен тонкими стрелами устремлялись в центр студии лучи маленьких круглых лампочек. «Эльф» очутился рядом и невозмутимо изрек:

— Теперь вы дома. Завтра утром Мальгрим сообщит расписание. До новых встреч, — крутанулся на пятках и вышел в закрытую дверь также, как и вошел.

Эмм… Я плюхнулась на просторную кровать из красного дерева, раскинула руки и ноги в стороны и некоторое время пыталась прийти в себя. Так-с… Я в какой-то волшебной Академии. И судя по тому, что щипки оставляют на ногах синяки, все взаправду. Нервную систему «приглушили», поэтому я спокойна почти как удав. Хотя впору впадать в панику или хотя бы немного поистерить для приличия.

Ну что ж… Поведем промежуточные итоги…

Меня подставили, лишили любимой работы, должности, и теперь я буду расследовать подобные дела. Помогать тем, кто пострадал от лже-подружек, вроде моих, наказывать предателей. А почему бы и нет? К стандартному набору классической попаданки — магическому дару и неведомому учебному заведению прилагаются разговорчивые стены, омолаживание теплой волной и двери, сквозь которые все ходят, словно их и вовсе нет…

Казалось, всю жизнь только этого и ждала, и вот наконец-то…

В старом мире меня ничто не удерживало. С мужем мы развелись по обоюдному согласию, сын с дочкой выросли и завели собственные семьи. Я увлеклась дизайном. Достигла небольшого успеха, получила назначение на должность начальника рекламного отдела и напоролась на зависть, злобу и подлость. Что ж…

Это не худшее, что могло случиться. В конце концов, меня могли закинуть к вампирам в качестве ужина или к плотоядным оборотням в качестве обеда.

Я откинулась на кровати, да так и уснула.

«Адептка Агаева! Адептка Агаева! Срочно вставайте! Через час общее собрание учащихся в главном корпусе!»

Этот бас я узнала бы даже в полной и глубокой коме. Я открыла глаза, протерла их и с удивлением обнаружила, что глюк, вызванный бутыльком корвалола, никуда не делся. Ну что ж, бывает.

Значит надо собираться. Мне хватило нескольких минут, чтобы принять душ и переодеться в вещи, которые очень любезно перенес кто-то из моего земного гардероба в местный. Кожаные лосины и свободная туника показались вполне удачным выбором. Рыжие волосы я собрала в высокий хвост, бросила беглый взгляд в зеркало и ненадолго потеряла дар речи. Из серебристой глади на меня смотрела девочка лет семнадцати, не больше. Огромные янтарные глаза выглядели бездонными, черты лица — еще более кукольными, чем прежде, а все недостатки кожи исчезли неведомым образом. Точеная фигурка дополняла подарки местной Академии.

Хм… А не так уж они и плохи, эти предательницы.

Похоже, мою нервную систему «приглушили» более основательно, чем думалось поначалу. Иначе как объяснить, что тетенька «сорок плюс» так спокойно, не вереща от безудержного восторга, отреагировала на то, что превратилась в юную красотку?

Наверное, оно и к лучшему. Слишком много потрясений — вредно для здоровья. Хороших или плохих — не так важно, дело в количестве. А тут, чувствую, меня еще не раз потрясут. Во всех смыслах слова.

Я развернулась и попыталась выйти в закрытую дверь… но ничего не получилось. Я разбежалась и прыгнула, но дверь опять остановила стремительный полет. Что ж, придется умирать красивой. Наверняка в холодильнике найдется еда, значит, с голоду погибну не сразу. Есть еще вариант — вылезти в окно. Я развернулась, покосилась на него и обнаружила, что напротив курчавятся макушки деревьев. Не очень хорошо. Значит, я на одном из верхних этажей. Я отступила, еще и еще, зачем-то активно попятилась и… выпала из закрытой двери. От неожиданности я полетела вперед спиной и… врезалась в нечто твердое, теплое и явно недовольное. Нечто запыхтело, засопело, и спустя секунду меня резко развернули.

Перед глазами оказалась мощная мужская грудь в треугольном вырезе серой футболки. Я вскинула голову и увидела лицо незнакомца. Грубо высеченное, но весьма привлекательное. Парень тоже разглядывал меня. И судя по тому, что его кислая мина сменилась слабой улыбкой, увиденное понравилось незнакомцу.

Ну вот! Теперь у меня все как у порядочной попаданки! Первый знакомец в новой Академии — красавец парень с явными замашками лидера.

«Первый знакомец» прищурил льдистые голубые глаза, пригладил пятерней непокорные иссиня-черные вихры и пробасил:

— Тоже из новичков? Проводить к главному корпусу?

Я только кивнула. Верзила неожиданно галантно подал мне руку, и я не нашла ничего лучше, чем схватиться за нее. Парень стремительно сорвался с места, и я с трудом подстроилась под его быстрый шаг. Впрочем, верзила вскоре заметил мои трудности и чуть сбавил темп.

— Тебя тоже предали? — вскинул он соболиную бровь.

Я кивнула, потому что больше ничего в голову не приходило. Делиться подробностями с незнакомцем не хотелось. Да и настроение резко портилось, стоило лишь вспомнить, через что я прошла в последние месяцы. Верзила понимающе кивнул.

— Не переживай. В конце обучения нам дадут расквитаться с обидчиками! — почти прорычал он и сжал кулак так, что костяшки посинели. — Меня Аркарис зовут, кстати. Принц седьмой династии из реальности вирнов.

— Э-э-э… — это было все, что я смогла ответить на поток неведомых слов из уст незнакомца. Верзила внимательно изучил мое лицо и резюмировал:

— Ты из немагического мира.

Я коротко кивнула.

— Тогда почему ты маг? — удивился незнакомец.

— Я-а? — протянула я.

— Все с тобой ясно, малышка, — расплылся в улыбке верзила и спрятал руку в карман свободных черных брюк. — Обрела способности через страдания. Прошла первичную инициацию и стала ведьмой. Бывает… Хотя и редко. Ладно, потом разберешься. А я помогу.

На языке вертелась куча вопросов. Зачем ему мне помогать? Кто такие вирны? С чего вдруг Аркарис взял, что я маг? Но я решила вначале дойти до Главного корпуса или хотя бы выйти из этого. Потому что мы все шагали и шагали по безлюдным голубым коридорам. И вот стоило мне так подумать, как вокруг начали появляться люди. Или существа… кто их тут разберет. Внешне ребята вполне походили на людей. Одни выглядели слишком крупными, с мясистыми чертами лица, и напоминали толкиеновских орков. Другие — худощавыми, тонкими, как лиана, и очень гибкими. Третьи в точности соответствовали образу эльфов, хотя и поражали высоченным ростом. Я едва доставала им до груди, что мужчинам, что женщинам. Мой провожатый оглядывал всех так, словно четко понимал — кто есть кто. А с некоторыми даже здоровался. Ну как здоровался… Короткий кивок или небрежный косой взгляд — вот и все, чего удостаивались окружающие. В ответ большинство кивали тоже. Вполне дружелюбно. Значит, кто такие вирны тут не знаю только я… Ладно… Ничего страшного. Парень поглядывал одобрительно, даже почти по-приятельски, укусить не пытался… Значит все в порядке с этими вирнами. Людей они не едят, кровь не пьют, и этого мне достаточно.

Стоп! Я, что, размышляю, как настоящая адептка? Я же этому вирну в матери гожусь! Или даже в бабушки, как повезет. Я метнула на парня любопытный взгляд. Он ответил тем же, повел могучим плечом и спросил:

— Ну и что тебя так заинтересовало?

С минуту я раздумывала — дать волю любопытству или прислушаться к голосу интеллигентности. Несчастная все еще пыталась образумить мой внезапно помолодевший организм и разум.

Вести себя как обычная попаданка — то есть хамить, дерзить, объяснять всем и вся, как они должны себя вести в собственном-то мире, не хотелось категорически. Но нездоровый интерес пробудился не на шутку.

— А сколько тебе лет? — выпалила я.

Парень даже притормозил от неожиданности. Сморгнул, сглотнул и двинулся дальше, потянув меня за собой. Мы бодро влились в поток адептов и некоторое время просто шагали вместе с остальными вперед, по очередным длинным коридорам. Наконец, Аркарис отмер.

— Эм… Интересный у вас, в немагическом мире, способ знакомиться — покачал он головой. — Мне триста. Вирны живут около 10 тысяч лет, учатся до четырехсот. А что?

— То есть по вашим меркам ты юноша? — поразилась я собственному выводу.

Он утвердительно мотнул головой.

— Размер ноги не спросишь? — прищурился Аркарис. Я хихикнула, парень даже не улыбнулся.

Я помотала головой.

— Уже хорошо, — прокомментировал вирн. — Сколько тебе, спрашивать не буду. Вроде в некоторых мирах считается невежливым интересоваться у женщины ее возрастом.

Я решительно закивала. Объяснять Аркарису, что по меркам его расы я младенец в подгузнике, а по меркам своей — старая перечница, которую зачем-то внезапно омолодили, желания не возникало.

Аркарис косился на меня с любопытством, но молчал. Дружной толпой мы оставили позади еще несколько коридоров и четыре развилки. Кроме меня, все, похоже, отлично тут ориентировались и точно знали, куда направляются… В стену… Ну да, как же иначе. Когда очередь дошла до нас с Аркарисом, мы смело шагнули в совершенно гладкую синюю стену с небольшим розовым пятнышком посередине и… очутились на лужайке. Несколько фонтанчиков в виде букетов роз распыляли в воздух серебристую жидкость с сладковатым запахом. На небольших клумбах раскинулся ковер мелких оранжевых цветочков, источавших приторно-медовый аромат. Я вскинула глаза и открыла рот. Здание, которое предстало взгляду, не то чтобы впечатляло, сбивало с ног своей необычностью.

Ярко-синий замок размером с иной небоскреб раскачивался туда-сюда и что-то напевал. Да-да, напевал. Голубые пристройки, соединенные со зданием длинными проходами, мурлыкали в такт, заглушая стрекот насекомых и птичьи трели.

Не успела я удивиться — на каком же языке поет здание, как песня перевелась в голове сама собой. Вернее, слова стали знакомыми. Замок с упоением выводил «Гаудеамус игитур…», а пристройки почему-то подпевали: «Да-да-да! Все беды ерунда! А вам ребята — сюда!»

— Ты чего застыла? — удивился Аркарис так, словно у него в мире абсолютно все постройки встречают гостей нестройной акапеллой.

Я пожала плечами и обнаружила, что большинство адептов уже у Главного корпуса. Мы с вирном остались одни, на цветущей лужайке среди фонтанов.

— Если что-то с ногами, могу помочь, — невозмутимо сообщил парень. И не дожидаясь ответа, схватил меня, закинул на плечо и понес. Вот так я и въехала в Главное здание, пятой точкой вперед.

Не сбавляя темпа, Аркарис врезался в толпу адептов как ледокол в обледенелое северное море. Мы миновали огромный круглый холл, поднялись на два этажа и очутились тоже в круглом помещении, в самом центре которого высилась трибуна. Пение резко оборвалось, все вокруг стихло, и адепты замолкли. Аркарис очень вовремя поставил меня на ноги — с широкой лестницы в обрамлении ажурных перил спустились пятеро.

Честно говоря, я немного расслабилась от гуманоидного вида учащихся и такого подвоха не ожидала. Поэтому снова приоткрыла рот. Аркарис среагировал моментально, и, перечисляя вошедших справа налево, пояснил — кто есть кто. Чем дольше я общалась с парнем, тем больше казалось, что он просто незаменимый экскурсовод по местным достопримечательностям. Иначе я незнакомцев назвать ну никак не могла.

Первый из них походил на плакучую иву, ради смеха наряженную в длинный балахон, типа судейского. Все было при нем: болотного цвета кора, короткие сучки на шее и пальцах и толстые, словно ветки, волосы, по цвету не отличимые от кожи.

Второй напоминал суслика, переодетого в джентльмена прошлых лет. На нем как влитая сидела жилетка, брюки в полоску и шелковая рубашка с накрахмаленным воротничком. Разве что физиономия «суслика» выглядела почти человеческой, лишенной меха. Зато на лапках росли и шерсть, и когти.

Перед мужчиной и женщиной рядом с «сусликом» любители американских комиксов пали бы, наверное, ниц. Переодень их как женщину-кошку и супермена, многие фанаты бросились бы искать криптонит. Мужчина имел фигуру бодибилдера, только без ужасных вздутых вен, буйволиную шею, квадратную челюсть, но на удивление красивое, почти аристократичное лицо. Его челка, цвета воронова крыла, небрежно зачесанная набок, дополняла сходство со знаменитым Кларком Кентом. Выбивалась из образа только одежда мужчины, больше похожая на форму физкультурника — зеленые трикотажные брюки и водолазка того же цвета. Женщина в длинном алом платье не двигалась — текла, и разве что не мурлыкала. На голове у нее между смоляными прядями красовались два мохнатых уха. Замыкал ряд удивительных незнакомцев лысый гигант с темно-фиолетовой кожей. Он беспрестанно теребил кольцо в носу и поддергивал белую футболку, словно та могла сесть еще лучше. Почему-то сразу вспомнился Джин из диснеевского мультика.

— Справедливость, — ткнул пальцем в дерево Аркарис. — Или коротко — Прав. Преподает основы магического равновесия. Учит вникать в суть вещей и событий. Хранитель Весов Правосудия. На них мы кладем вещи противных сторон в том случае, если сыщики бессильны разобраться в очередном преступлении. Энергии на решение задачки уходит очень много, даже здание начинает трещать по швам. А Мальгрим — очень мощный маг. Хотя и замок. Поэтому не стоит злоупотреблять. Но ответ выдается точнее некуда. Мохнатый — это Пронырливость или Ныр. Он учит втираться в доверие к подозреваемым, раскалывать свидетелей. Двое рядом — Допрос и Разговорчивость. Рос и Чи, если коротко. Ну ты поняла. Один учит выбивать сведения, другая заставляет проговориться. Фиолетовый — Маскировка или Кир. Говорят, он так хорошо маскируется, что почти никто из выпускников не видел Кира иначе, как на приветственном собрании.

Сразу вспомнился анекдот про неуловимого Джо, но от шуточек в таком стиле я решила воздержаться. Так, на всякий случай.

Я посмотрела на Аркариса, на пятерку перед нами, снова на Аркариса, и вирн не выдержал.

— Привыкай, скоро придется ходить на их занятия.

— Откуда ты про них знаешь? — вырвалось у меня, пока толпа безмолвствовала, а пятерка не спешила приветствовать нас.

— В магических мирах их проходят в школе. Персонажи более чем известные, — объяснил Аркарис, хотел что-то добавить, но Прав вдруг заговорил.

Голос его звучал на удивление чисто и мелодично.

— Приветствую вас, будущие сыщики. Все вы оказались тут потому, что стали жертвой предательства и обрели магический дар через страдания. Должен заметить, что такая первичная инициация рождает очень сильных колдунов. Наша Академия — особенная. У нас нет лекций, лабораторных работ, решения задач. Только редкие недолгие консультации с преподавателями. Адепты учатся раскрывать преступления на практике. А это значит, что уже сегодня вы сформируете пары. Два дня дается студентам на адаптацию, а затем приметесь за расследования. Параллельно мы будем давать наставления, проводить обучение. И так в течение двух-трех лет, смотря кто как быстро освоит науки. Затем вы вернетесь в момент, когда столкнулись с предательством. С новыми способностями и возможностями Академии, о которых вам еще предстоит узнать, вы сможете сделать с обидчиками все, что захотите. Это и будет вашим экзаменом на профпригодность. Вторичной инициацией, как мы ее называем.

— Э-э-э! — потянула руку вверх жгучая брюнетка в черных ботфортах на шпильках и с конским хвостом.

— Да, — разрешил Прав.

— То есть от того, как мы расквитаемся с предателями, будет зависеть — возьмут нас сыщиками или нет? — низкий, бархатный голос девушки звучал очень сексуально.

— Именно так, — подтвердил Прав.

— Но как мы узнаем, что правильно? — не унималась брюнетка в ботфортах.

— Вы не узнаете. Правильно, так как вы поступите. И станет ясно — подходите вы для нашей работы или же нет.

Брюнетка нервно пристукнула каблучком по полу и вздохнула.

— Гварлы, они такие гварлы, — с заметным пренебрежением шепнул мне Аркарис.

Я решила, что позже выясню, что он хотел сказать. Тем более, что название расы мне ровным счетом ни о чем не говорило.

Тем временем Прав замолчал, а Ныр приподнялся на цыпочках, и по залу разнесся утробный бас. Я аж вздрогнула, Аркарис пожал руку так, словно защищал. Хм… Странный он все-таки.

— Сейчас вы отправитесь в соседнюю залу. Там пройдете тест на совместимость и разобьетесь на пары. Потом немного передохнете, адаптируетесь, а ближе к вечеру вернетесь в актовый зал. Там вас выберут дела или заказчики. Посмотрим.

— Дела выберут? — переспросил кто-то из передних рядов адептов.

— Разберетесь, — пробасил Ныр.

Я ожидала, что остальные наши преподаватели выскажутся следующими. Но они промолчали. Рос окинул всех суровым взглядом из-под густых черных бровей и откинул назад челку, снова напомнив мне Супермена. Чи перетекла в очередную красивую позу, а Кир отделался легким кивком. После этого преподаватели словно заколебались, как изображение в испорченном телевизоре и… пропали.

Адепты загалдели и заволновались. Аркарис подхватил меня под руку, и, не давая опомниться, двинулся в очередную стену.

Ну что ж… Испытания так испытания. Я снова порадовалась тому, что «эльф» «приглушил» мою нервную систему. Адепты заметно переживали, окидывали друг друга оценивающими взглядами, явно пытаясь угадать — кто же выпадет им в напарники. Аркарис вышагивал уверенно и придерживал меня под локоть так, словно не сомневался в исходе тестирования. И вот тут я поняла, что зря вирн так в себя верит. Вообще, кажется, ему была свойственна излишняя самоуверенность. Но все же парень мне нравился. От него исходила исконно мужская сила и твердость. Аркарис казался одним из тех ребят, что привыкли решать проблемы сами, а не сбрасывать их на хрупкие женские плечи, как поступало большинство моих возлюбленных. И этим вирн очень подкупал. Хотя что-то подсказывало — совсем скоро я на стену полезу от его чрезмерной опеки.

Когда мы успешно прошли сквозь очередную каменную преграду, я с трудом сдержала удивленный возглас. Адепты возбужденно переговаривались. Похоже, они знали, что нас ожидает, но воочию это нечто впечатляло намного сильнее.

Перед нами словно падал с потолка зелено-синий прозрачный водопад из дыма или тумана. Он разделял пустой белый зал на две части и, врезаясь в пол, закручивался смешными барашками.

Внезапно из противоположной стены вышел уже знакомый мне «эльф».

Махнул рукой и распорядился:

— В определяющий раствор ста-ановись!

Я вздрогнула, Аркарис ободряюще пожал руку. Ну да, мы же в Полицейской Академии… Тут все почти по-военному.

— Парвис, — представил «эльфа» вирн. — Он тут вроде декана. Руководит, в общем. Есть еще Кольвис, он такой темный и более мощный. Они на равных. Парвис больше хлопочет по хозяйству и организационным вопросам, а на Кольвисе — магия и все, что с ней связано.

Я вспомнила вчерашнего молчаливого громилу и подумала, что речь, видимо, о нем.

Но убедиться в этом пока не представлялось возможным. Дальше началось самое удивительное. Адепты стройными рядами вставали под синий водопад, и тот менялся на глазах. Туман окрашивался цветными полосами. Над каждым студентом волшебный дым приобретал особый оттенок. Адепт стоял на месте до тех пор, пока у кого-то еще не появлялся такой же. Их объявляли напарниками. Под водопадом то начиналось столпотворение одиночек, то внезапно становилось свободно, потому что уходили десятки пар.

Наконец, очередь дошла до нас с Аркарисом. Парень потянул за руку, и мы встали рядом. Водопад, как я и предполагала, вспыхнул оранжево-розовым — и надо мной и над вирном. Ну да… Такое единодушие, как у нас с ним, могло получиться только между будущими магическими напарниками. Но тут случилось нечто неожиданное для многих. Даже для Парвиса. Точно таким же оттенком, как и наш дым, окрасился водопад в дальнем углу. Там замер белокурый паренек, похожий на эльфа, только без острых ушей.

Рубашка, жилетка и замшевые брюки цвета травы усиливали сходство с эльфами из земных фильмов.

Аркарис нахмурился, Парвис прошелся перед нами, словно не верил глазам своим. Галдящая толпа адептов стихла. В полной тишине Парвис поднял руку и провозгласил:

— Значит, так тому и быть! Два мага и одна ведьма! Не пара, а трио будущих сыщиков… К тому же… они еще не прошли итоговое испытание.

— А что случится, если один напарник пройдет его, а другой нет? — уточнила я у хмурого вирна — его перспектива вступить в «трио», похоже, не вдохновила вовсе.

— Если второй испытание пройдет, его оставят и найдут замену отставнику, — пояснил Аркарис.

Парвис сделал нам знак руками сойтись в центре зала.

Мы с Аркарисом приблизились к указанному месту с одной стороны, белокурый парень с другой. И, готова поклясться, когда оба напарника очутились в паре шагов от меня, по телу прошел слабый ток. Даже мурашки побежали по коже — те самые, о которых я столько читала в фэнтези-сагах. Парвис похлопал ребят по плечам, меня — по спине, видимо, посчитал мои плечи недостаточно крепкими, и объявил:

— Первое трио за последнюю сотню лет! Посмотрим, что из этого выйдет. Как вас зовут?

И вот тут до меня дошло, что этот вопрос за все время пребывания в новом учебном заведении адресуется мне впервые. Даже Аркарис не поинтересовался именем спутницы, которую обещал опекать.

— Марина, — представил меня вирн так, словно прочел паспорт. — Аркарис, — ткнул себя в грудь и остановил на белокуром напарнике тяжелый сверкающий взгляд. Тот ответил не хуже, повел богатырским плечом и отчеканил:

— Ярлис.

— О-о-о! Отлично, будете Ямой! — радостно сообщил Парвис, мгновенно сложив в голове первые буквы наших имен.

Аркарис приподнял бровь, Ястин поджал губы, а я поняла, что ужасно жду момента истины. Жутко хотелось выяснить — как вирн узнал мое имя.

— Инфополе! — шепнул вдруг Аркарис и ткнул пальцем в потолок. — Оттуда я достал твое имя. Не переживай. Научишься.

Как-то вдруг сразу стало легче. А то складывалось ощущение, что за мной долго и упорно следили. Ну инфополе, так инфополе.

— А теперь ждите в сторонке! — скомандовал нам Парвис в своей прежней генеральской манере.

Мы торопливо уступили место другим адептам…

Спустя несколько часов все разбились на пары, и только мы остались единственным трио. К этому моменту я поняла, насколько голодна, как хочу пить, а главное присесть и вытянуть ноги. Икры ныли, желудок сжимался тугим узлом, голова гудела. Когда Парвис взмахнул рукой, словно в мгновение ока переквалифицировался в дирижера, и объявил: «А теперь всем пора в столовую! Она в соседней зале», я не сдержала радостной улыбки.

Аркарис понимающе кивнул, Ястин сморщил красивый нос. Вирн подхватил меня под руку, а белокурый напарник зашагал рядом. Так, в общей толпе, мы прошли сквозь очередную уже стену — я сбилась со счету — и очутились в белой столовой… Шведские столы, соединенные в форме подковы, ломились от самой разной еды. Тут были какие-то странные неземные овощи, похожие на длинные оранжевые стручки с зелеными крапинками, блюда из самых разных видов мяса. Две громадные зажаренные туши, похожие то ли на носорога, то ли на динозавра, занимали почти целый стол. Оркоподобные адепты срезали с них шматы мяса и с непередаваемым звуком плюхали на свои тарелки. Аркарис покосился на ребят с неодобрением, а Ястин фыркнул:

— Фамы, что с них возьмешь. Дикари. И как у них только маги рождаются?

Вирн одобрительно кивнул в ответ. И впервые напарники посмотрели друг на друга более-менее дружелюбно. Ничто так не роднит, как общая неприязнь. Эта простая аксиома действует в любом мире — в магическом или в обычном, неважно.

Дружить против кого-то даже взрослым тетенькам, вроде моих предательниц, не зазорно. То ли дело созидать, любить, уважать… До этого не всякий дорастает даже к преклонному возрасту.

Я воспользовалась случаем, юркнула между напарниками и устремилась к столу с человеческой едой. По крайней мере, она выглядела человеческой. Печеный картофель в золотистой корочке еще дымился и упоительно пах специями. Ломтики какой-то птицы, похожей то ли на утку, то ли на курицу, так и манили розовато-белым мясом. Я положила себе того и другого, плеснула напиток под названием «ромашково-зверобойный настой» и оглянулась. Напарников искать не пришлось — они уже высились рядом, с подносами, полными еды. На тарелках Ястина громоздились одни овощи, на тарелках Аркариса — по большей части мясо. Одно блюдо оказалось даже с кровью. Ребята почти синхронно кивнули мне и двинулись к одному из столиков.

Зеленые столики из странного материала, похожего на очень легкий камень, рассчитывались на разное число персон. Мы разместились за одним из самых больших. И я сразу поняла, почему — ребята поставили подносы на разные концы стола. Аркарис пододвинул мне стул, Ястин недовольно зыркнул на него и взял мой поднос.

Когда с церемониями было покончено, с играми альфа-самцов тоже, я наконец-то поела и передохнула.

Судя по тому, что какое-то время в столовой слышалось лишь чавканье фамов, адепты поддержали мой порыв.

Когда я перешла к чаепитию, Аркарис вдруг встал, стремительно двинулся в сторону шведских столов и принес… тарелку с горячими булочками. Наверное, их только что вынесли, потому, что раньше этой выпечки я не заметила. Румяные, с шоколадного цвета корочкой, изюмом… Ммм… Обожаю такую сдобу. Ястин приподнял бровь, оценил жест Аркариса, проследил за тем, как вирн занимает свое место и ошарашил:

— Позвольте уточнить? Вы — пара?

Вот уж никак не ожидала такого вопроса от незнакомца, которого впервые увидела несколько часов назад.

— Да! — рявкнул Аркарис.

— Нет! — почти одновременно с ним возразила я.

Вирн насупился, покосился на меня с недовольством, но спорить не стал.

— Я понял, — почему-то особенно тепло улыбнулся Ястин. — Я так понимаю, вы, Марина, ведьма из немагического мира?

Я кивнула.

— А я из магического, чародей в седьмом поколении из племени надгаров. Седьмой сын герцога, — он сказал это так, словно цифра очень много значила. И пояснил, похоже, для таких несведущих, как я, — Каждый седьмой сын получает самый сильный дар.

— Поэтому ваши высокородные мужи мучают бедных женщин. Заставляют их рожать по двенадцать детей подряд! — фыркнул Аркарис. И посмотрел на меня так, словно предупреждал о грядущем ужасе. Хотя Ястин вроде бы и не пытался за мной ухаживать. Или я не заметила.

— Таким сильным магам, как я, седьмой сын совершенно не обязателен, — небрежно бросил надгар. Аркарис смерил напарника испепеляющим взглядом, но комментировать не стал.

Ястин тоже замолк, и некоторое время за столом царила такая напряженная тишина, что я даже поежилась. Ощущения затишья перед бурей так и щекотало нервы. Казалось — секунда, другая и грянет гром, а затем молния рассечет воздух оранжевой стрелой… Ну да ладно. Женщина в команде для разрядки и усмирения альфа-самцов. По крайней мере, очень на это надеюсь.

Я вздохнула и обратилась к парням.

— Ребята, а может познакомимся, пообщаемся. Нам же все-таки вместе работать. Кто-нибудь может объяснить мне, как тут вообще строится обучение?

И все вроде шло хорошо. Вначале моей пламенной речи парни оживились, расслабились, Аркарис даже разжал кулаки. Но вот с последней фразой вышла промашка. Вирн начал рассказывать, надгар попытался его перебить, и в итоге парни загалдели как на базаре. Остальные адепты обернулись в нашу сторону и с любопытством наблюдали за происходящим. Аркарис привстал и наклонился, уперев руки в стол, Ястин тоже. Показалось — сейчас они набросятся друг на друга.

— Никогда не смей меня перебивать! И уж раз нам предстоит работать вместе, заруби себе на носу! Я главный! А твое слово последнее! Сразу после всех свидетелей и мебели! — прорычал вирн.

— Что ж, если мое слово последнее, то тебе его и вовсе давать не стоит. Что умного может сказать мужчина из племени, где до сих пор пьют кровь животных? — поджал губы Ястин.

Ребята встали из-за стола, медленно двинулись навстречу друг другу, и тут я не выдержала. То ли их напора, то ли назревающего на совершенно пустом месте конфликта, то ли внимания остальных адептов. Они пялились на нас так, словно смотрели хороший блокбастер, и жевали свой обед, как попкорн.

— Да прекратите уже! — скомандовала я почти также, как недавно Парвис. Ребята даже приосанились и обернулись в мою сторону. Я обвела столовую рукой, и зрители потупились, вернулись к своим обедам. — Нам придется работать вместе. Поэтому давайте договоримся «на берегу». Раз вы не можете решить — кто первый берет слово, делегируйте этот вопрос мне. Не то чтобы я хотела покомандовать…

Как ни удивительно, но Аркарис улыбнулся и согласился, Ястин хмыкнул и подмигнул. Парни молча улыбнулись и сели, почти одинаково подперев ладонями головы, и уставились на меня в ожидании предложения.

Я покосилась на Аркариса — все же его знала и понимала чуть лучше, чем второго напарника. Ястин насупился и промолчал. Но я прямо чувствовала, что надгар готов начать спорить, едва вирн откроет рот.

— В общем, если верить тому, что нам объясняли в школе, процесса обучения как такового, здесь нет, — удивил Аркарис. — Нам будут давать дела. И по мере того, с чем придется сталкиваться в процессе расследования, какие предпринимать действия, нас начнут консультировать те самые пять преподавателей, которых ты видела. И, что самое любопытное — консультировать вовсе не лично, а телепатически. Заливать сведения в голову так, что иногда мы даже не почувствуем.

— То есть мы с самого первого дня будем распутывать дела? — поразилась я.

— Ну да, — все же подтвердил Ястин. Я поспешно кивнула ему, предлагая продолжить. Теперь нахмурился Аркарис, но сдержался — противоречить не стал. Я почувствовала себя дрессировщиком рядом с двумя хищниками. Хм… Непривычно. Земные мужчины редко давали повод к таким ощущениям. Скорее наоборот, казалось, их ничем не проймешь. Или это мне попадались столь дивные «кадры»?

«Дорогая, тебя ударили по голове сумкой? Ну он же случайно. Вот даже извинился… Посмотри в эти честные глаза на необремененном интеллектом лице наемного киллера…» «Тебе отдавили ногу? Да ладно тебе… Он же не видел. Смотрел под ноги, но загляделся на чудесные майские лужи… Такое не часто увидишь… Всего-то каждый год… Да и ботинки у него всего лишь строительные, не военные же»…

И все же праздник мужественности немного затягивался и начинал слегка раздражать.

— В общем, в Академию обращаются по разным вопросам. Либо они слишком легкие для опытных сыщиков, либо особенные, либо безнадежные, которые службы правопорядка решили переложить на нас. Прав распределяет дела согласно какому-то своему особенному чутью. Он ощущает энергию всех групп сыщиков и раздает задания, которые им под силу. Ну а остальные преподы подключаются уже к процессу. Если нужно консультировать несколько групп по одной теме, устраивают что-то типа мини-лекции. И ежеминутно, ежесекундно курируют работу каждой двойки или трио.

— Ты забыл главное! — резко перебил Ястина Аркарис, но в эту минуту в столовую стремительно вошел Прав, конечно же из стены, а следом за ним показался расстроенный темноволосый мужчина. Одевался он очень приметно. В золотистый плащ из кожи какого-то ящера, вроде крокодила, и такие же сапоги. Под плащом угадывались рубашка и свободные брюки из дорогого льна. Я настолько сосредоточилась на костюме мужчины, что не сразу заметила длинный, похожий на сороконожку, шрам на его лбу.

Прав жестом предложил незнакомцу расположиться рядом. Мужчина скрестил руки на груди и нахмурил кустистые черные брови. Ершик его черных волос вздыбился, словно незнакомец в крокодильей коже беспрестанно теребил прическу.

Адепты почти одновременно прекратили есть и развернулись к преподавателю. Я думала, Прав объяснится, но он лишь покрутил рукой в воздухе, кажется, предлагая незнакомцу рассказать все самому.

Вместо этого мужчина окинул зал внимательным взглядом цвета красного дерева и резко сосредоточился на нас.

— Иногда жертвы предательства выбирают сыщиков сами, — вдруг закончил Аркарис.

Прав чуть приподнял бровь, одарил парня недовольным взглядом, но молчание не нарушил. Тем временем мужчина в крокодильей коже решительно двинулся к нам и остановился возле столика.

— Выбор сделан! — объявил Прав.

Адепты недовольно загалдели. Наверное, я одна не понимала, что такого прекрасного в том, что нас выбрала эта «жертва».

Прав выбросил руку вверх в прощальном жесте. Аркарис с Ястином вскочили пружинами, я поднялась следом, и преподаватель эффектно ушел в стену — соседнюю с той, откуда он появился. «Жертва» в крокодиловой коже последовала за Правом. Мы устремились к крохотной розовой точке на гладкой белой стене. Видимо, так обозначался сквозной проход. Во всяком случае, каждый раз, когда мы решительно направлялись в каменную преграду, ее обязательно украшал этот незатейливый знак.

Мы очутились в рабочем кабинете. По стенам выстроились шкафы с сотнями книг в разноцветных переплетах без малейших опознавательных знаков. Ни тебе имени автора, ни названия. Зато я не заметила ни одной пары книг одинакового оттенка. У окна, за которым раскинулись пышные кроны деревьев, высился письменный стол из светло-бежевого дерева в тон стенам.

Прав неспешно разместился в кресле за рабочим столом и жестом предложил нам занять кресла по соседству. Аркарис потянул меня за руку, Ястин за другую… и дело застопорилось. Но нетерпеливый жест преподавателя расставил все по своим местам. Прав ткнул пальцем в вирна и указал на одно из бежевых кресел, аналогично поступил он со мной и надгаром. В итоге мы расселись, как и стояли — ребята по краям, я — по центру. Парни чуть придвинули кресла ко мне, а незнакомец в крокодиловой коже прошелся по кабинету легкой, стремительной походкой, будто не мог найти себе места. Наконец, он притормозил так, чтобы оставаться лицом к Праву и к нам. Было видно, что ему не по себе, и мужчина держится из последних сил. Наконец, он скрестил руки на груди и заговорил:

— Наша семья занимается разведением арргулисов. Это такие ящеры, похожие на крокодилов, — объяснил он в мою сторону, будто сразу понял, что я с Земли, — Мы владеем самой большой и богатой фермой на Йокарте. Арргулисов держат не только ради кожи, но и ради очень нежного, сладковатого мяса. Так вот… Всего нас семеро братьев. Мы работали на ферме вместе, смолоду помогали отцу. Теперь он планирует отойти от дел и отписать ферму одному из нас. Остальные получат должности заводчиков и будут помогать новому владельцу. Чтобы определить — кому лучше передать бразды правления, отец каждые три месяца делегировал руководство кому-то из нас и наблюдал, как тот справляется. И тут начались странности. Когда фермой управлял мой брат Торн, часть арргулисов неведомым образом пропали из загонов, и обнаружили их на соседской ферме. Хорошо, что мы в добрых отношениях с ближайшим заводчиком, и тот отдал животных назад без доплат и проблем. Когда предприятием руководил Вунт, другой мой брат, среди животных началась эпидемия. Выяснилось, что кто-то подкинул арргулисам зараженную еду. Мы вылечили большую часть больных ящеров. Но некоторые все же погибли и стали непригодны для использования. Ферма понесла убытки. Следующим фермой управлял Лам. В его три месяца почти ничего не случилось. Но когда Лам начал передавать предприятие Манту, выяснилось, что утеряна часть важной документации. Мы с трудом восстановили ее, заплатив немалые деньги. А вот недавно ферму передали мне. И обнаружилось, что происшествия случались только в дни, когда в качестве заводчиков работали мы с Болном. Я о своем открытии никому не сообщал. Но кто-то догадался и намекнул отцу — где нужно искать виновников. Было проведено полицейское расследование по фактам диверсии. Ничего особенного не нашли, кроме моей якобы переписки с Болном, где мы договариваемся о каких-то важных делах. Стоит ли упоминать, что ничего такого я брату не писал? Да и вредить родной ферме, даже если она достанется не мне, не в моих правилах.

Мужчина замолчал, замер каменным истуканом, только глаза его лихорадочно бегали от нас к Праву. Преподаватель-дерево даже бровью не повел.

— Аль, надеюсь, вы понимаете, что если виновник все же вы, одно обращение к нам грозит вам суровым наказанием?

Заводчик арргулисов решительно кивнул.

— Хорошо. Тогда, ребята, приступайте к делу. Я буду следить за каждым вашим шагом и при необходимости вмешаюсь. Аль покажет вам ферму, а если понадобятся консультации преподавателей, обращайтесь к ним напрямую.

Я хотела спросить, как, но Аркарис погладил по руке, словно убеждал, что ему все известно. Ястин проследил за жестом вирна странным взглядом и почти с вызовом спросил у Аля:

— А разве это магическое преступление?

Прав чуть подвинулся в кресле, и я уже подумала, что преподаватель сделает надгару замечание. Руководство Академии взялось за расследование. И, значит, оно вполне по нашему профилю. Но Прав неожиданно похвалил Ястина:

— Правильно мыслите! Хороший вопрос и главное — своевременный!

Даже не глядя, я знала, что Аркарис скривился, словно проглотил килограмм лимонов. Мда… Чувствую, работать будет весело. Даже очень. Хотя бы пока эти двое не найдут общий язык. Раз «определяющий раствор», больше похожий на цветной пар, решил, что мы — трио, наверное, это возможно… Надеюсь…

— Арргулисы — не просто животные, это волшебные животные. Удержать их на ферме можно лишь с помощью особенной магии. Похитить арргулисов способен лишь тот, кто этой магией владеет. В нашей семье на удерживающие питомцев чары накладывается особый отпечаток, как клеймо на скот. То есть…

— Виноват определенно член семьи, — смекнула я.

Напарники покосились на меня не без гордости. Прав даже не шелохнулся, только полоснул по мне внимательным взглядом темно-синих глаз.

Аль кивнул и двинулся в стену с крошечным розовым пятнышком под самым потолком. Я начала догадываться, что от расположения знака зависит — куда ведет проход. Если пятнышко красовалось посередине стены, скорее всего, «дверь» шла в другой зал. Если ближе к полу, то в преподавательский кабинет. «Дверь в столовую» обозначалась особенно большим пятном, и оно отчетливо мерцало. Выход из здания отметили почти также, только знак висел почти у самого пола. Там, где в привычных мне земных квартирах прибивали плинтуса.

И судя по тому, что именно к такому пятнышку устремился Аль, мы отправились прямиком на его ферму. Почему не в университетский дворик с фонтанами? Понятия не имею! Просто мне вот так показалось.

Стоило выйти наружу, как в лицо ударил сильный ветер и запах… даже не знаю, как описать его. Что-то сладковато-горькое, даже, пожалуй, острое. Казалось, откусила кусочек торта, обильно посыпанного красным перцем. Я чихнула, ребята тоже, Аль даже не поморщился.

Один взгляд вокруг, и у меня перехватило дыхание. Такого я не видела даже в фантастических фильмах. Перед нами высился ярко-синий замок с сотнями куполов и башен, высотой, наверное, этажей в сто. По каждому куполу растекались золотистыми ручейками сложные узоры.

Вокруг дворца раскинулся небольшой парк с приземистыми деревьями, похожими на дубы. А дальше… дальше все вокруг заливала вода. Казалось, дворец построен на маленьком островке посреди бескрайнего моря. Синее-синее, с яркими градинами каких-то растений оно выглядело не только нереально-красивым, но и опасным. То тут то там из воды показывались острые золотистые хребты ящеров. Я не могла разглядеть зверей целиком, но размеры их хвостов и спин впечатляли. Навскидку они были не меньше земных слонов. Высоко над водой простиралась целая сеть серебристых металлических мостиков. Их испещряли небольшие постройки с покатыми крышами и узкими окнами. Видимо, подсобные помещения.

Трое мужчин на одном из мостиков, что тащили громадный, в человеческий рост, чан на колесиках, остановились и приветствовали Аля взмахами рук. Наш провожатый натянуто улыбнулся, помахал рукой в ответ и поторопился дальше.

Я думала, мы направляемся в замок, но на подходе Аль резко свернул, дернул завитушку на серебристом фонарном столбе и… мы плавно опустились под землю.

В лицо пахнуло чем-то сладким, резко зажегся свет, и мне пришлось долго промаргиваться. Аркарис взял меня за руку, Ястин тут же завладел другой, видимо на всякий случай. Чтобы сослепу не выбрала не того напарника. Когда светлые кружочки перестали плясать перед глазами, взгляду открылась просторная комната с неожиданно высокими для подземного сооружения потолками.

По светло-бежевым стенам вились золотистые узоры, как на куполах замка. Аль жестом предложил нам разместиться на пухлом желтом диване неподалеку от столика. Теперь я заметила источник запаха. На стеклянном столике с витыми позолоченными ножками стояло блюдо со сдобой. Здесь же дымился горячий чай, черный, насколько я поняла. Что ж… тут не так плохо, как думалось.

Черный чай в Академической столовой я не нашла — только зеленый и травяной.

Аркарис дернул меня в одну сторону, Ястин — в другую. Я вскинула возмущенный взгляд на вирна, одарила таким же надгара, и ребята выпустили ладони. В полной тишине я разместилась рядом со столиком, и напарники немедленно пристроились с разных сторон.

Аль опустился в кресло напротив, хотел что-то сказать, но Ястин опередил его:

— Почему вы выбрали именно нас? — прищурился надгар, будто в решении «жертвы» крылось что-то недоброе.

Аль пожал плечами и ответил просто, без обиняков:

— Ноги сами повели к вам, а я не противился.

Аркарис полыхнул в сторону Ястина презрительным взглядом и небрежно фыркнул:

— Между сыщиками и жертвами образуется уникальная энергетическая связь. Об этом знают все школьники. Выбор основан на этой связи и особенной интуиции магов. «Жертва» чувствует, кто ей нужен.

Надгар что-то проворчал себе под нос, но возражать не стал.

Аль застыл в кресле и уперся в нас пытливым взглядом, словно чего-то ждал. Ах, да! Мы ведь должны что-то расследовать. И вот только сейчас я в полной мере прониклась глубиной собственного невежества. Я ведь понятия не имела — с чего начать, и в чем вообще заключается магическое расследование.

Должны ли мы, как Шерлок Холмс, изучать улики, или будем входить в транс, как шаманы племени Тумба-Юмба, и вызывать видения. Я беспомощно посмотрела на Аркариса, на Ястина, и ребята заулыбались.

— Нам нужны документы, о которых вы говорили. Нужны все данные, какие достанете. Видеозаписи, список возможных свидетелей. И, разумеется, ваше мнение о семье. О каждом ее члене. Хорошее, плохое, кто что скрывает и к чему стремится, — деловито начал вирн.

— Также нам нужно побеседовать с вашим братом. Ну с тем самым, которого тоже подставили. А затем и с остальными. Надеюсь, они в курсе расследования? — добавил надгар.

— Организуйте нам встречи со всеми наследниками по очереди, — поддержал Аркарис.

— Возможно, потребуется опросить персонал. Причем каждого служащего по-отдельности, — закончил Ястин. — Мы решим в процессе расследования.

— И предупредите, что за ложь сыщикам из нашего подразделения наказание куда строже, чем за обычное лжесвидетельство, — подхватил эстафету Аркарис. — Прежде всего, обманщика лишают магии, причем очень надолго. Могут посадить в специальную колонию для предателей, чья вина доказана. Не говоря уже о штрафе. Он просто огромен. Не каждый отработает его даже за сто лет.

Я прямо залюбовалась. Ребята действовали так слаженно и деловито, словно и не ссорились минуту назад из-за того, кто первым возьмет меня за руку и доведет до дивана. Вот уж ей богу, нашли повод!

Аль окинул нас рассеянным взглядом, чуть повел плечом и неожиданно сосредоточился на мне.

— Я все подготовлю, — сообщил, не сводя с меня странного, почти нездешнего взгляда, будто видел то, что скрыто от остальных. — А вы молодец, девушка. Как вас зовут?

— Марви, — представил Аркарис и в ответ на мой удивленный взгляд объяснил. — Так переводится твое имя на язык вирнов.

— Вообще-то имена не переводятся, — проворчал Ястин, отметив одобрение на моем лице. Мне и правда понравился вариант Аркариса. Марви… звучало куда более волшебно, чем просто Марина. Даже, пожалуй, загадочно.

— Ей нравится, — насупился надгар. Вирн победоносно улыбнулся, попытался приобнять меня за талию. Но схлопотал смачный шлепок по ладони. Я вдруг вспомнила, что никому не позволяла так с собой фамильярничать. Даже кавалерам на первом свидании. Вот теперь уже радостная улыбка осветила лицо Ястина. На долю секунды ребята уставились друг на друга с таким видом, будто вот-вот бросятся в драку. Аркарис сжал кулаки и выпятил подбородок, Ястин скрипнул зубами и свел брови. Но я сделала нетерпеливый жест, и парни замерли, как заколдованные.

— Марви — ваше связующее звено, — неожиданно подал голос Аль, и напарники уставились на него, как на великого пророка. Ястин даже рот приоткрыл от удивления, Аркарис, напротив, отклонился назад и вытянулся струной. — Ребята, научитесь общаться через нее. Обмениваться энергией и мыслями, как только что делали. А не ссориться. Связь с Марви — ваша сила и слабость. Если вдруг вам придется сотрудничать только вдвоем, магия трио, особенная энергия, что окутывает вас с девушкой, исчезнут. Будет намного сложнее. Ваше трио строится на магическом канале между девушкой и каждым из вас. Благодаря этой энергетической нити ваша команда гораздо сильнее многих пар. Но… Есть минус. Протянуть отдельные энергожгуты от парня к парню не получится. И все же слабую связь установить можно. Схожу, помогу брату с документами. Как вернемся, вы сможете нас опросить, — резко сменил тему Аль и достал из ящика светло-желтого письменного стола прибор, похожий на фонарик. На поверку устройство оказалось чем-то вроде мобильного телефона. Аль набрал номер на золотистых клавишах и коротко бросил:

— Да, они уже тут. Бери все, что есть. Я схожу за видеозаписями и журналами. Надо сделать все, чтобы прояснить ситуацию.

Не знаю, дождался ли Аль ответа на том конце трубки, но сбросил он «звонок» быстро. Сунул устройство назад в ящик стола и эффектно поднялся на платформе, что доставила нас в помещение. Последний взгляд Аля — немного лукавый, пристальный, словно говорил: «Главное, не подеритесь тут без меня!»

Я посмотрела на Аркариса, перевела взгляд на Ястина. Парни нахохлились, как птенцы, и молчали. Что ж… Это лучше, чем новая петушиная ссора. Я взяла булочку и попробовала. Ммм… Сдоба таяла на языке. Аркарис мгновенно смекнул — налил мне чаю. Ястин одарил вирна взглядом, способным спалить не один гектар леса, но не проронил ни слова. В полной тишине несколько минут жевала я булочку, наслаждаясь ее вкусом и заодно переваривая новости.

Так-с… Мы будем изучать документы, свидетельства, записи… Разговаривать с братьями Аля… Надеюсь, ребята знают, как проводить допрос и что делать. Хотя, чего это я? Если они не смогут, нам должны помочь Рос и Чи. И вообще, насколько я поняла, Прав следит за адептами каким-то невероятным, волшебным образом, и при случае тоже окажет содействие. Мы не одни. Нас не бросили барахтаться самостоятельно в ожидании — всплывем или утонем. Нас курируют. Незримо, неслышно, не ежеминутно и очень внимательно.

Непостижимо, но эти мысли совершенно меня успокоили. Я поудобней устроилась на диване, покосилась на ребят и спросила не глядя на них, в воздух:

— Интересно? Он скоро?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Магическая полицейская академия. Ведьма и два мага предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я