Необыкновенная ( Ярослава)

Главная героиня, Кира, живёт в городе, глубоко под землёй. У неё есть всё для счастья – любимый человек и работа. Они с мужем, как и все окружающие их люди, практически бессмертны. Они спасаются под землёй от эпидемии, которая превратила живущих на поверхности людей в гиоников – генетически изменённые организмы. Кире казалось, что её счастье нерушимо, но несчастный случай, произошедший с мужем, и признание её друга о его побеге из города заставили отправиться на поиски пропавшего возлюбленного.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Необыкновенная ( Ярослава) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Побег

На следующий день я вышла на работу и, как обычно села за компьютер. Но только теперь я занялась решением собственных проблем. Моя лаборатория находится неподалёку от лаборатории Глеба, и мы раньше всегда вместе приходили и уходили с работы. Я была счастлива и не замечала ни жестоких законов, ни бетонных блоков вместо неба, ни решёток на вентиляционных шахтах. А сейчас я в отчаянии. Я чувствую себя без Глеба заживо погребённой в этом подземелье. Глеба нет рядом целых три месяца. Где он, я не знаю. Думаю, что если бы он смог, то обязательно вернулся ко мне. В голове постоянно крутится одна и та же мысль. Что если механизм перемещения личности во времени неисправен? Что если Глеб погиб при пожаре? Ему надо было переместиться хотя бы на три дня назад, всё равно в кого и дать знать об этом. Даже если бы Глеб не смог сразу осознать свою личность в чужом теле, то этих трёх месяцев хватило бы на это. В лабораторию стали подтягиваться сотрудники. Я делала вид, что с головой ушла в работу. Никто не посмел отвлечь меня даже приветствием, все знали – работа на первом месте. Только к концу рабочего дня кто-то положил мне на край стола конверт. Я автоматически положила его перед собой. Работой я заниматься не могла, желание, во что бы то ни стало, вернуть Глеба перебороло всё – и интерес к работе, и страх перед законом. Мне удалось узнать, что ближайшее поселение гиоников находится к западу от нашего местонахождения. Так же я обнаружила карту вентиляционных шахт и расписание автоматического открывания канализационных шлюзов. Но чем больше я изучала все системы жизнеобеспечения, план расположение города под землёй, тем очевиднее становилось то, что скрытно выбраться из этого бункера невозможно. Мы находимся глубоко под землёй, сверху огромная насыпь, которая образовалась при строительстве бункера. С внешним миром нас связывал один единственный туннель, который охраняется военными и пробраться незамеченными мимо блок поста нереально. Вот и всё, с идеей выйти из бункера, разыскать знахаря и найти Глеба в прошлом, можно попрощаться. Я обречённо вздохнула, посмотрела на часы и поняла, что рабочий день давно закончен и все разошлись по домам. На глаза попался конверт, адресованный мне. Вскрыв его, я обнаружила приглашение посетить в выходной день клуб знакомств. Прошло только три месяца с исчезновения Глеба, ведь он ещё может вернуться. Хотя надежды остаётся всё меньше с каждым днём. Ведь, если рассуждать логически, то спасаясь от огня совершенно не обязательно отправлять себя на тысячу лет назад. И если даже предположить, что он не рискнул сделать так, чтобы сразу две его личности находились в одном и том же времени, то Глебу достаточно было переправить себя лет на четыреста назад. Неважно даже в какую страну. Важно, что бы в этом времени человечеством уже был изобретён компьютер, и чтобы оно имело разработки по нано технологиям. Тогда Глебу не составило бы особого труда вернуться в настоящее время, допустим на следующий день после пожара. Скомкав в руках конверт и приглашение, я зашвырнула их в корзину для мусора. Ах, если бы все проблемы решались так. За этим приглашением последуют ещё и ещё. Если я буду игнорировать их, то придёт повестка в суд. В суде мне укажут на статью закона, по которой я обязана выбрать себе супруга из числа разведённых мужчин. Развод здесь обычное дело. Некоторые пары распадаются, не прожив вместе и года. Некоторые скрывают ото всех свою неприязнь друг к другу и так живут довольно долго. Но потом всё равно расходятся.

Рассуждая, таким образом, я не торопясь вышла из института и зашагала по направлению к дому. Эту дорогу я могу пройти всю с закрытыми глазами. Но даже если бы кто то пошёл этим туннелем первый раз, то он не заблудился бы. В городе несколько туннелей, которые идут из центральной части в разные направления. В центральной части города находятся все административные здания, институты, столовые, парк и выставочные залы. А туннели ведут к спальным районам. Стены туннелей специально разрисованы. Такое впечатление, что идёшь по тихой улочке – вот вывеска и витрина булочной, парикмахерская, кафе, солярий, магазин одежды. Кое-где изображены деревья, вазоны с цветами, у стен стоят скамейки, высокий арочный свод выложен световыми панелями. В зависимости от времени суток регулируют освещённость. В вечернее и ночное время включают боковые фонари на стенах туннеля. Его длина четыреста одиннадцать моих шагов. Потом туннель расширяется, здесь находится один из спальных районов. У каждой семьи свой дом и небольшой двор. Тут три прямых улицы, дома похожи друг на друга. Ещё сорок шесть шагов и я у дверей своего дома. Зара должно быть ждёт меня и не ложится спать. Так и есть, её стройная фигурка в скромной униформе мелькнула в глубине комнаты. А через секунду она уже с надеждой глядя мне в глаза защебетала своим звонким голоском:

– Добрый вечер, госпожа. Как дела на работе? Вам удалось что-ни будь разузнать?

Устало и обречённо я посмотрела на неё, у меня всё было написано на лице и можно было не задавать никаких вопросов. И так всё было понятно. Я прошла в спальню и, не раздеваясь, повалилась на кровать.

– Госпожа, неужели вам ничего не удалось разузнать? Или вы смирились с обстоятельствами и выйдете замуж за нелюбимого человека? – Голос Зары дрогнул. – Тогда и мои шансы вырваться отсюда невелики. – Она присела рядом со мной на край кровати.

– Ты знаешь, чем больше я убеждаюсь в том, что отсюда не выбраться, тем сильнее я хочу это сделать. – Глядя в потолок промолвила я. – Кроме Глеба мне никто не нужен. Я скорее соглашусь на депортацию, чем на новое замужество.

– Скажите же, что вам удалось узнать. – Почти простонала Зара.

Я вздохнула.

– Ничего хорошего я тебе не могу сказать. Вентиляционные туннели очень узки и заварены решётками, канализационные туннели не ведут наружу. Единственный выход из подземелья охраняется военными. Никто даже близко не сможет подойти туда, так как в начале тоннеля, ведущего к выходу, расположена наша военная база. Как видишь шансов выйти отсюда, нет.

– Неужели здесь больше нет другого выхода наверх? Ведь подземелье такое огромное! – С мольбой в глазах проговорила Зара.

– Я просмотрела всю документацию. Выход только один. – Я с сожалением покачала головой.

– Это значит, мы никогда отсюда не выберемся? Я больше не увижу Мирослава? – Девушка печально опустила глаза вниз, а потом снова посмотрела на меня.

Я поднялась с кровати, беспомощно развела руки в разные стороны:

– Наверное, нет.

Зара встала напротив меня и взяла мою руку в свои тёплые ладошки.

– Госпожа, я хочу вас кое с кем познакомить. Не бойтесь его, это мой отец. – Из прихожей послышался кашель, дверь приоткрылась, и в комнату зашёл приземистый, крепкого телосложения мужчина. На нём была строительная униформа, в руках он держал кепку. Остановившись на почтительном расстоянии от меня, он поклонился и негромко произнёс:

– Благодарю вас госпожа, что заботитесь о моей дочери. – Его глаза светились отеческой любовью. Это было странно, так как я и не предполагала, что гионики его поколения способны на такие глубокие чувства. Может быть, гионики из той местности, где последний раз происходил забор особей, эволюционировали быстрее, чем повсеместно?

В ответ я приветливо улыбнулась и жестом пригласила его сесть в кресло. Усевшись напротив него, я хотела уже задать ему несколько вопросов, но он опередил меня и негромко произнёс:

– Госпожа, дочь рассказала мне о том, что произошло с вашим мужем. Поверьте, в моей жизни было много утрат, и я искренно сочувствую вам. Вы знаете, что у моей дочери там наверху остался жених. – Гионик засмущался. А может быть, он просто подбирал слова? Через полминуты он снова заговорил. – Я знаю, вы готовите план побега.

– Да, мне необходимо хотя бы на три дня выбраться отсюда, разыскать вашего знахаря и расспросить его о местонахождении моего мужа. Зара могла бы сопроводить меня в ваше поселение. Потом мне нужно возвратившись сюда, вытащить Глеба из прошлого. Но, к сожалению, выбраться отсюда невозможно. Сегодня я просмотрела всю документацию – здесь только один выход, который охраняется военными. У нас нет шанса выбраться отсюда. – Я обречённо покачала головой.

– Это не так. Здесь есть запасной выход наверх. О нём никто не знает, только несколько гиоников, которые обнаружили заваленный вход в туннель. Они вели тогда работы по укреплению и ремонту бетонных стен одного из удалённых туннелей, ведущего к складам. После того как вход был расчищен, они искусно замаскировали его.

– Куда ведёт этот туннель? – Воодушевившись, спросила я.

– Он ведёт наверх, но выход замурован. Я сам несколько раз был там. Мы с товарищами пытались расколотить бетонную массу киркой и ломом, но у нас не получилось. Мы пытались копать грунт рядом, но натыкались на железобетонные блоки. – Гионик нервно мял в руках кепку и смущённо смотрел то на меня, то на дочь.

– Это как раз не проблема. – Я улыбнулась. – У нас в институте разрабатывается ультразвуковая пушка, которая любую даже гранитную плиту превратит в щебёнку. У меня есть доступ в эту лабораторию. Завтра вечером, когда все уйдут, я проберусь туда и возьму пушку.

– Но как вам удастся незаметно вынести её из института? Она, наверное, огромного размера? – Гионик посмотрел на меня широко открытыми глазами.

– Не волнуйтесь. Пушка размером с ладонь. Но, на следующее утро мне необходимо её вернуть в лабораторию. Если вы хотите, чтобы ваша дочь вернулась к матери, то должны помочь нам. Сейчас мы с вами полетим в тот туннель, и я осмотрю всё сама. А следующей ночью попробуем разрушить стену и временно завалить образовавшийся выход. – Мой мозг работал как никогда, выстраивая логические цепочки, я говорила чётко и отрывисто. Отец Зары молча кивал головой в знак согласия. – Надеюсь, всё останется в тайне, никто кроме нас не должен знать, что проход будет открыт. Иначе мне не вернутся назад. – Я встала с кресла и жестом пригласила гионика проследовать за собой.

– Не переживайте, я никому ничего не расскажу. – Услышала я за своей спиной.

– Ну, тогда, нам нужно осмотреть туннель. Полетим туда прямо сейчас, не будем терять время. А заодно опробуем средство передвижения.

Мы вышли во двор. Ещё вчера вечером я осмотрела «У-лёт», заправила в него урановую батарею и вывела его на середину двора. Обращаясь к отцу Зары, я произнесла:

– Я поведу машину, моё место у рычага, а вы располагайтесь на месте пассажира за моей спиной. Обычно мы не садимся во время полёта, пристёгиваемся ремнями безопасности и держимся за боковые поручни, но если вы устанете, то можете присесть на откидное сиденье. – Я открыла перед ним заднюю дверцу машины, а когда он зашёл, то помогла гионику пристегнуться. После чего сама зашла в «У-лёт» и подняла откидную пластиковую крышку верха.

Подняв машину вверх, я уверенно направила её в туннель, ведущий к центральной площади города. Для того чтобы не привлекать к себе внимание, мы на малой скорости облетели площадь по периметру. Наконец, мы добрались до того туннеля, который вёл к складам. Освещение там почти отсутствовало и мне пришлось включить фары. Гионик всё это время смотрел по сторонам, лишь иногда подсказывая мне направление полёта. Пролетев метров двести, мы свернули в узкий боковой туннель, ещё метров через пятьдесят мы остановились.

– Это здесь. – Выходя из аппарата и немного покачиваясь в разные стороны, произнёс гионик. Он подошёл к совершенно ровной стене, провёл рукой снизу вверх. – Мы натянули холст под цвет стены и закрепили строительной липкой лентой. Так что если не приглядываться, то не заметишь, что вместо стены материал.

Открыв вход в туннель, гионик прислушался и жестом предложил мне проследовать туда. Я осторожно влетела и остановила машину, дожидаясь гионика. Он вновь заклеил вход скотчем, и мы медленно полетели по извилистому туннелю вверх. Я была уверена, что мы вот-вот прилетим, но дорога всё не кончалась. Этот бесконечный серпантин действовал не только на нервы, рука удерживающая рычаг управления затекла от напряжения. Мне приходи лось совершать очень сложные повороты то направо, то налево, при этом направляя машину вверх и вперёд одновременно. Пару раз я стукнула машину о стенку туннеля, а ещё верхней крышкой задела арочный свод. Но вот туннель прекратил петлять и стал намного шире. А ещё через двести метров перед нами выросла бетонная стена. Я включила фары на полную мощность. Мы вышли из «У-лёта» и осмотрелись. Наверху – высокий арочный свод, стены из бетонных блоков, под ногами камни и перед нами – возвышается гора застывшего бетона и арматуры. Такое впечатление, что вход снаружи просто наспех залили огромной массой бетона. Сколько же потребуется времени, чтобы пробить здесь дыру? Если учесть ужасающую толщину бетона, то часа три не меньше. Потом нужно будет срезать торчащую арматуру, убрать отсюда песок и щебень, а потом временно завалить вход камнями, которых здесь предостаточно. Работы здесь хватит на всю ночь. Я повернулась лицом к гионику:

– Думаю, завтра ночью мне понадобится ваша помощь. Вам нужно будет заранее прийти сюда, мы с Зарой прилетим ночью. Весь инструмент, который нам понадобится, мы захватим с собой. Придётся расчищать выход от песка, щебёнки и арматуры, а потом завалить камнями, чтобы сюда не проникли звери. – Я улыбнулась, видя, как засияло от улыбки морщинистое лицо гионика. – Если всё будет, так как мы запланировали, то через три дня она уже увидит свою мать и жениха. А ещё через три дня я должна вернуться обратно. – Старик закивал головой.

– Да, если вы захотите вернуться, то знайте, я буду ждать вас здесь ночью, чтобы помочь отвалить камни.

– Если я захочу? – Я удивлённо вскинула брови вверх. – Я во что бы то ни стало должна помочь своему мужу вернуться ко мне. Механизм, переноса личности во времени находится здесь. Мне только нужно попросить вашего знахаря, чтобы он заглянул в прошлое и разыскал там Глеба. Так что, я обязательно должна вернуться сюда. Я не смогу вернуться, только если меня задержат наверху какие – то обстоятельства или я погибну. – Я подошла к машине, жестом пригласила гионика пройти в кабину, пристегнула его ремнями безопасности и скорее для себя самой произнесла вслух. – Конечно, я понимаю всю опасность этой вылазки, но я больше не могу бездействовать.

Всю дорогу обратно к дому я обдумывала план побега. Высадив гионика возле туннеля, ведущего к его поселению, я заметила, что над центральной площадью включили проектор звёздного неба. Несколько парочек прогуливались по парку. Мимо меня промчалась пара «У-лётов», из кабин раздавался задорный смех. Всё это – и влюблённые парочки, и весёлая компания в «У-лётах» – вызвало у меня злость и раздражение. А ведь совсем недавно в моей душе царил мир и спокойствие. Я знаю, это потому что Глеб был рядом со мной.

Дома меня ждала Зара. Она не спала всю ночь, шила для нас одежду. Мне пришлось примерить платье, сшитое из постельного белья и плащ-накидку из суконного покрывала. Я рассмеялась, разглядывая своё отражение в зеркале. Зара подошла ближе и накрыла меня огромным капюшоном. Ну вот, теперь я вижу только свои ноги.

– Вот так у нас ходят почти все. – Сухо сказала Зара.

– Зачем нужно закрывать всё лицо капюшоном? Ничего же не видно. – Продолжая хихикать, спросила я.

– Если вам будет нужно оглядеться по сторонам, то приподнимите один край капюшона. – Не обращая внимания на мой смех, Зара немного отогнула края капюшона. – Да и к нам приглядываться не будут. Так принято. Если мы не хотим, показывать своего лица, то мы носим такие накидки. Гионики не всегда имеют красивую внешность.

– Но как же вы узнаёте друг друга? – Перестав смеяться, серьёзно спросила я.

– По голосу, по запаху, по звуку шагов и по облику. – Зара ещё раз обошла меня со всех сторон, поправляя складки одежды.

– Понятно. Что ж, ты справилась со своим заданием, отлично. Ложись спать. Завтра ночью нам предстоит расчистить выход от осколков бетона, арматуры и песка. Твой отец нам поможет. Я думаю, что мы справимся за одну ночь. – Я отошла от зеркала и стала развязывать верёвочные стяжки нового платья.

– Значит, совсем скоро я увижу своего жениха и маму? – Зара обрадованно захлопала в ладоши.

– Да, но вот твой отец должен будет остаться пока здесь. – Произнесла я развязывая поясок у себя на талии.

– Если выход из подземелья есть, то у меня будет надежда, что отец вернётся к нам? – С мольбой в голосе произнесла Зара глядя мне в глаза.

– Мы все на что-то надеемся, этого у нас не отнять. А сейчас надо отдохнуть, скоро уже вставать на работу. – Я скинула с себя балахон и одела пижаму.

Зара послушно кивнула, взяла у меня сшитую за сегодняшний день одежду и отправилась в свою комнату.

На следующий день я пришла на работу, всё было как обычно. Лаборатория наполнилась людьми, все расположились на своих рабочих местах. Время тянулось необычайно долго, работать не получалось. В обеденный перерыв в столовой ко мне за столик подсела Вика. Она работала в отделе Глеба. Мы иногда ходили, друг к другу в гости, вместе отмечали праздники.

– Кира, привет! Ты не против, если я с тобой посижу за одним столиком? – Она грациозно поставила поднос на стол и, отодвинув стул села напротив меня.

– Ну что ты, конечно садись. – Сказала я Вике. – Ты же знаешь, что Глеб и ты самые близкие для меня люди.

– Именно поэтому я должна тебе сказать. Сегодня весь институт только и обсуждает твою ночную прогулку с гиоником. Ты не подумай, никто тебя не осуждает. На твоём месте ни кто и месяца в одиночестве не смог бы прожить. – Вика подвинула поднос с тарелками ближе к себе и принялась за обед. Я всё это время смущённо смотрела вниз, лихорадочно соображая, чем объяснить своё поведение. – Я, конечно, понимаю, что у тебя стресс. – Вика вдруг отстранилась от тарелок и, перестав жевать, посмотрела на меня в упор. – Но почему ты решила общаться с гиоником? – Не дождавшись от меня ответа, она, вероятно, решила, что я не хочу посвящать её в свою интимную жизнь. Подруга пожала плечами и снова придвинула к себе тарелки с едой. – Тебе уже приходило приглашение из клуба знакомств? – С равнодушием в голосе и не глядя мне в глаза, допивая витаминный коктейль, произнесла Вика.

– Да, но я не хочу пока выходить замуж. – Осторожно оглядываясь по сторонам, очень тихо произнесла я. – Глеб ещё может вернуться. Пока это возможно, я буду ждать.

– Кира, я вот что хочу сказать тебе. Сделай вид, что заинтересовалась приглашением, сходи туда и посмотри презентации, прочитай характеристики. – Тоже шёпотом и подавшись ко мне, произнесла подруга. – Послушайся моего совета, а то попадёшь в немилость. – Вика нахмурила брови, отчего мускулы лица напряглись. Её милое личико теперь напоминало больше мужское, нежели женское. А чёрный цвет волос делал его теперь грозным и непривлекательным.

Я поспешила поблагодарить её за заботу обо мне, пообещав в скором времени принять приглашение и сходить в клуб знакомств.

Вторая половина дня тянулась ещё дольше первой. Но вот рабочий день закончился и все покинули помещение лаборатории. Подождав ещё полчаса, я встала из-за стола и направилась в соседнюю лабораторию, где находился сейф с секретной документацией и опытными образцами различных приборов. В лаборатории никого не было и я, приложив большой палец правой руки на сканирующее устройство, открыла сейф. Я взяла свои документы и, отыскав нужный мне прибор, положила его между листами. Закрыв сейф, стараясь не смотреть на камеры слежения, я вернулась в свою лабораторию. Там я переложила прибор в карман комбинезона, а документы положила в стол. Закрыв ящик с документами на кодовый замок, я спустилась по лестнице вниз, попрощалась с охранником и отправилась домой. По пути я зашла в пункт раздачи продуктов и заказала двойные порции еды и воды на неделю для себя и Зары.

Придя домой, я приготовила весь инструмент, который нам потребуется для работы в туннеле. Проверив исправность ультразвукового прибора, я решила выспаться. Предупредив Зару о том, что скоро придёт курьер и принесёт продукты и воду, я попросила её разбудить меня через три часа. Лишь только моя голова коснулась подушки, сон овладел мной.

– Госпожа вставайте, уже вечер. – Зара тихонько прикоснулась к моей руке.

– Странно, но я не помню, что мне снилось. Это было первый раз за три месяца. – Я потёрла ладонями глаза, откинула плед и пошла умываться.

Быстро собравшись и положив в машину всё, что нам потребуется для нашей работы, мы отправились к заветному туннелю. Вся дорога заняла не больше пяти минут. У замаскированного входа я осмотрелась, открепила скотч и, залетев в туннель, аккуратно заклеила его с обратной стороны. Дорога в гору мне не показалась уже такой бесконечной, как в прошлый раз. В конце туннеля нас уже поджидал отец Зары. Чтобы не терять время даром я сразу же установила прибор. После получасовой работы ультразвука на месте горы из бетона образовалась насыпь из осколков, песка и пыли. Выключив прибор, мы взяли в руки лопаты и вёдра и стали расчищать выход. Толщина бетона оказалась огромна, так что пришлось ещё три раза включать прибор на полную мощность. Уставшие, все в пыли и в сырых от пота комбинезонах мы, наконец, освобождая проход, почувствовали движение воздуха. Ещё через несколько минут мы уже могли увидеть в узкое отверстие тёмное ночное небо. Это приободрило нас и мы, невзирая на усталость, продолжили работу. Первым наружу вылез гионик, вооружившись лопатой. Прислушиваясь и нюхая потоки воздуха, он осмотрелся и подал нам знак рукой. Мы с Зарой до этого послушно сидевшие в полу расчищенном выходе, выбрались наружу. Мгновенно мои лёгкие наполнились свежим ночным воздухом, тёплый ветерок заиграл моими прядками волос, под ногами захрустели ветки и еловые шишки. Приятный коктейль из ароматов сосновой смолы и цветущих растений опьянил меня. Голова закружилась, ноги налились будто свинцом. Опершись о руку Зары, я присела на покрытую мхом бетонную насыпь, не сделав даже и нескольких шагов. Я сидела, обхватив вдруг потяжелевшую голову двумя руками. Мне хотелось поднять её и посмотреть в бездонную высь неба, но вместо этого мне удалось окинуть взглядом то место, где мы оказались. Вокруг нас был лес. Высокие деревья росли в метрах трёх от нас, а совсем рядом на каменистой почве росли низкорослые кустарники. Отец Зары уже срубил лопатой несколько мешавших нам веток.

– Госпожа, что с вами? Вам нехорошо? – Прозвучал как-то странно знакомый голосок Зары.

– Что со мной? – Переспросила я и не узнала своего голоса.

– Это от свежего воздуха, с непривычки. Да ещё усталость сказывается. Ей нужно время, чтобы привыкнуть к этому миру. – Гионик взглянул на небо. – Скоро рассвет, нам нужно торопиться. Зара, пойдём, продолжим нашу работу, а твоей госпоже необходим отдых. Пусть посидит и осмотрится, а заодно и нас постережёт.

– Госпожа, вот вам ведро и палка, если увидите зверя, стучите по ведру сильнее. Все боятся громких звуков. – Зара поставила передо мной пустое ведро и вложила в руку сломанную ветку. – Хищнику не подобраться сюда, тут непролазные заросли, не бойтесь. А нам с отцом нужно работать.

Я смотрела себе под ноги. Из леса веяло прохладой. Постепенно вокруг начало светлеть. Я попробовала приподнять голову. Небо было ясным, кое-где догорали последние самые яркие звёзды. Я не могла оторвать глаз от бездонной глубины. Передо мной, там, в вышине была вся бесконечная Вселенная. Меня словно придавило к земле, я почувствовала себя песчинкой. И все мои желания, устремления, цели и помыслы показались мне такими незначительными, мелкими и жалкими. Пришло осознание, что я за свою долгую жизнь не успела сделать чего-то самого главного, для чего и была рождена. Но чего?

Небо сделалось совсем светлым. Где-то за кромкой горизонта, прямо передо мной всходило Солнце. Первый луч, потом всё больше и больше света и радости вокруг и в моей душе. Позади меня раздался голос гионика:

– Госпожа вам пора лететь, а я продолжу работу и завалю вход ветками и камнями. Поторопитесь, уже светает.

Он протянул мне руку, и я попыталась приподняться. Всё тело болело, руки, и ноги не слушались меня. Кое-как добравшись до машины, я велела Заре захватить только ультразвуковой прибор, а остальной инструмент оставить для работы отцу. Открыв мини аптечку, которой был укомплектован «У-лёт», я достала две таблетки обезболивающего и запила их водой. Отряхнувшись, обтерев руки и лицо влажными салфетками и договорившись с отцом Зары о завтрашней встрече, мы полетели домой.

Таблетки подействовали быстро, и уже через пять минут я не чувствовала боли. Посмотрев на часы, я отсчитала пять часов. Выходило, что за два часа до обеда, я должна буду принять ещё пару обезболивающих таблеток. Прилетев домой, я быстро привела себя в порядок и отправилась на работу. Сегодня до начала смены мне необходимо было положить прибор обратно в сейф. Придя в лабораторию, я вынула стопку документов из своего стола, и так же как вчера спрятала между листами прибор. После того, как я отнесла прибор в сейф, лаборатория стала наполняться сотрудниками. Только бы никто не заметил моего усталого лица. Разложив на своём столе документы, я сделала вид, что занята их изучением. Глаза закрывались сами собой, голова падала вниз, и мне приходилось поддерживать её руками. Затем я почувствовала, как в моё тело возвращается боль и мне пришлось принять обезболивающие таблетки. Эта мука продолжалась почти до обеда, потом усталость отступила. Зайдя в столовую, я сразу заметила Вику, которая махнула мне рукой, приглашая за свой столик. Взяв поднос с едой, я присела за её стол. Она лукаво посмотрела на меня. Её чётко очерченные пухлые губы растянулись в улыбке. На щеках появились прелестные ямочки, как у невинного ребёнка.

– Я смотрю, у тебя была бурная ночь. Ты выглядишь такой усталой. Неужели твой новый знакомый так и не дал тебе выспаться?

Фу, как обманчива её внешность! Какие гнусные мысли приходят ей в голову! А ведь она моя подруга. Что же думают другие? А может и не стоит убеждать всех в своей супружеской верности? Всё это сыграет мне на руку. Значит, придётся подыграть. Я постаралась лукаво улыбнуться:

– Ты знаешь, я хочу взять отпуск на недельку и отвлечься от работы. Сегодня же подам прошение.

– Ах, как я тебе завидую. Новое знакомство и новые ощущения. Отдохни, ты заслужила. – Вика допила свой напиток, вытерла губы салфеткой. Опять лукаво посмотрела на меня и, встряхнув головой почти пропела. – Как же это романтично.

Я опять заставила себя улыбнуться. Вика подкрасила губы помадой, пожелала мне хорошего отпуска и встала из-за столика. Я облегчённо вздохнула. Мы, конечно все тут «ненастоящие», но от неё я таких «синтетических» рассуждений не ожидала. Что ж, если другие думают почти так же, то мой недельный отпуск ни у кого не вызовет подозрения.

Вернувшись на своё рабочее место, я написала прошение о недельном отпуске, которое уже через час было одобрено руководством.

Дома меня с нетерпением ждала Зара. Она уже выспалась и похоже не чувствовала никакой боли в мышцах. Отдав ей распоряжения насчёт того, что необходимо взять с собой в дорогу, я, не раздеваясь, упала на кровать и тут же заснула.

Голос Зары заставил меня открыть тяжёлые веки. Я попыталась подняться с кровати, но острая боль во всех мышцах моего тела заставила меня вновь рухнуть на кровать. Я велела Заре принести обезболивающие таблетки и стакан воды. Приняв лекарство, я посмотрела на часы. У меня есть пять или шесть часов без боли, но потом мне вновь нужно будет принять лекарство. Полежав, неподвижно пять минут, я сначала привстала с кровати, а потом сделала первых несколько шагов. Боль затихла. Я привела себя в порядок, после чего мы с Зарой поужинали. На ней уже было одето платье, которое она сшила для себя. Мы ещё раз проверили содержимое наших сумок. Подумав, я положила в боковой карман одной из сумки два острых кухонных ножа, плитку варёного сахара, одноразовое бельё и пару пачек с обезболивающими таблетками. Мы молча вышли из дома и затолкали сумки в кабину «У-лёта». В голове крутилась только одна мысль. Что если со мной станет плохо там наверху, смогу ли я управлять машиной в таком состоянии? Всю дорогу до выхода из подземелья я старалась сосредоточиться на полёте, приободряя себя тем, что уже через неделю я смогу помочь Глебу вернуться домой. Наверху у выхода нас уже дожидался отец Зары. Он сделал знак рукой, и я аккуратно вылетела из туннеля наверх. Дурманящий аромат хвои и лесных трав снова наполнил мои лёгкие. На ночном небе в окружении звёзд отливал серебром месяц. Оставив возле машины отца и дочь наедине, я зашла в туннель для того чтобы переодеться. Минут через пять я предстала пред ними в новом обличье. Гионик посмотрел на меня с нескрываемым восхищением и почтительно поклонился.

– Госпожа вы прекрасны. Не открывайте своего лица, будьте осторожны. Старайтесь доверять только Заре и моей жене. – Гионик прижал дочь к себе и поцеловал её в лоб. Обернувшись ко мне, он произнёс. – Я буду ждать вас здесь через шесть ночей. Даже если вы не прилетите в назначенное время, я всё равно буду приходить сюда каждую ночь.

– Нет, если я не вернусь в назначенное время, то меня начнут искать, и введут комендантский час. Вам нельзя будет выходить из дома позднее десяти часов вечера. – Я осмотрелась по сторонам. Кроме пугающего своей неизвестностью и темнотой леса ничто не вызвало у меня беспокойства. – Если я не вернусь, то, как только всё успокоится, бегите отсюда домой. Ваше поселение находится на западе. Это там, куда солнце садится каждый вечер. Вам надо будет обойти этот холм и идти в том направлении не меньше трёх дней. – Я указала рукой на запад.

Мы с Зарой подошли к машине, оглянувшись на гионика я произнесла:

– Спасибо вам за помощь.

Мои опасения о своём самочувствии оказались напрасны. Голова была ясной, дышалось свободно, на душе стало радостно. Я подняла машину в воздух и решительно направила её на запад.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Необыкновенная ( Ярослава) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я