Ежедневник

Юрий Хейфец, 2020

«Ежедневник» – второй сборник поэта Юрия Хейфеца (первый, «Одиночка», вышел в издательстве ArsisBooks в 2019 году). В основу книги положена необычная идея: по одному стихотворению на каждый день года. В реальности это стихи разных лет, поэтому сборник охватывает почти сорокалетний период творчества. Но читатель может открыть книгу на любом дне или месяце этого ежедневника, чтобы вместе с автором, страница за страницей, прожить «поэтический год». Юрий Хейфец – поэт, бард, врач по первой специальности. Родился в 1953 году в Свердловске (Екатеринбурге). В конце 80-х – начале 90-х был известен под псевдонимом Борис Берг в качестве шансонье и автора текстов популярных песен. Его стихи – это лирический монолог о жизни, ее неожиданных поворотах, об эпохе, в которой довелось жить, о Боге, о любви и свободе, о совести и бесчестье. По словам филолога Е. Елиной, «стихи Хейфеца не похожи ни на какие другие, и вместе с тем они погружены в контекст прекрасной русской поэзии».

Оглавление

Из серии: Современная поэзия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ежедневник предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Январь

1 января

* * *

Пока я здесь, мне хочется сказать,

Как я люблю судьбы своей извивы,

Где тянутся упрямо в небо ивы,

Пытаясь землю к солнцу привязать,

Кружных дорог изысканный каприз

Прямых путей мне ближе и дороже —

Ведь только с ощущеньем смертной дрожи

И получаешь жизни первый приз,

Так часто мне бывало тяжело,

Что помнит сердце каждый день покоя,

В итоге я и сам не знаю, кто я:

Добро живое иль живое зло,

Но даже самый страшный миг и час

Из всех, меня заставших в мире этом,

Наполнен будет и добром и светом,

Пока любви источник не угас,

Пока я здесь, пока не попросил

Меня на выход мрак суфлёрской ложи,

Пока ещё слова «спасибо, Боже»

Сказать могу я из последних сил.

01.01.2013

2 января

* * *

Пока ещё зима бесснежна,

Пока туманы и дымы

Без устали, легко и нежно

Ещё не выдыхаем мы,

Пока не алы щёки наши,

Пока глаза нам лёд не ест

И синим дном небесной чаши

Любуются и ост и вест,

И норд и зюйд, и канителью

Своей, что ровня рукоделью,

Ещё позёмка да пурга

Не занялись, пленившись целью

Навеки сплавить берега

Земли и неба воедино,

И ветер вместо ста волков

За окнами, где, словно тина,

Сплошная мгла ложится длинно,

Не воет, зол и бестолков,

И не отчаянно горбата

Осанка наша, господа —

Мол, жалко, шея длинновата —

И не уйдёшь никак, хоть мата

Полна совковая лопата,

Башкою в плечи, вот беда! —

Друг с другом потеплей, ребята! —

Не за горами холода.

02.01.2018

3 января

* * *

За смену жары и холода,

Открытости и закрытости,

За вывод, который вскоре я

И сделаю прямо здесь:

Голодных мутит от голода,

А сытых мутит от сытости —

И это и есть история.

Всё прочее — блуд и спесь.

03.01.2019

4 января

* * *

К чему все эти разговоры? —

Они, конечно, ни к чему:

Здесь кровь и слёзы — лишь растворы,

Здесь сердце — каторга уму,

Здесь деньги — мера всех на свете

Вещей, явлений и судеб,

Здесь хлеб за воду не в ответе,

Поскольку здесь не лёгок хлеб,

Не место красит человека,

Не красит место человек,

Ночь, улица, фонарь, аптека

Сомкнуть не позволяют век

Ни зрячим, ни слепым, ни прочим,

Вполглаза видящим самих

Себя — но даже это, впрочем,

Никак не утешает их

Здесь, где творится что попало

И кем попало кое-как,

Где если что и перепало

Кому — то криво, накосяк,

Вне всякой меры и опоры,

На зависть всем, назло всему!

К чему все эти разговоры?

Они, конечно, ни к чему.

04.01.2018

5 января

* * *

За зависть надо пить до дна,

Как пьют за обретенье чуда,

Поскольку лишь она одна

Спасает нас от самосуда,

Твердя нам, бедным и нагим,

Что беды нас кольцом тугим

Стянули, превращая в кашу,

Чтоб уместились мы в парашу,

А у соседа — дорогим

Вином господь наполнил чашу! —

Что ж, мы соседскую мамашу

Заставим матом выть благим:

Соседи в кайфе? — Яду им!

А не завидуй мы другим —

Прикинь, пришлось бы нам самим

В ответе быть за скудость нашу.

05.01.2019

6 января

Noёl[1]

О Господи, за каждый Новый год

Я захожу, как путь за поворот:

С опаскою и вместе без упрёка.

Мне самому неясен мой маршрут,

Но я иду, куда меня ведут,

А кто ведёт — не ведаю до срока.

Любимая, опять за Новый год

Я захожу, как солнце, чей заход

Неумолим. До самого восхода

Я не увижу милого лица,

Но это не предчувствие конца,

А твой пролог, желанная свобода.

Дитя моё, всегда за Новый год

Я захожу, как тень за эшафот

Зайдёт к полудню явственно-бесстыдно,

И проследит овеществлённый свет

Дымящийся ещё, горячий след

До Царских врат. А дальше будет видно.

Сограждане, за этот Новый год

И я зайду, как пьяница зайдёт

В кабак случайный за своим стаканом,

Томящей жаждой загнанный в капкан,

Он пьёт и знает: скоро буду пьян —

И не скорбит о времени туманном,

Когда прервётся эта череда,

И из сосуда выбежит вода

И сквозь песок уйдёт в иные дали,

Одно оставив тёмное пятно,

Которому и будет суждено

Являть собою след былой печали.

06.01.1994

7 января

Распродажа

Январь своим белёным полотном

На новогодней бойкой распродаже

Гордится так, что небо за окном

Просить о скидке и не мыслит даже.

И потому оно куда темней

Гряды сугробов, медленно растущих,

И ветру, что змеится меж теней,

Не жаль напевов, за душу берущих:

Ведь январю хоть есть чем торговать,

А я торчу и вовсе без товара,

И то, что не умею воровать,

Роднит меня с тобой, пустая тара…

Гудит себе безродная метель,

Гуляет ветер в камере рассудка,

Добро и зло одну имеют цель,

И нету между ними промежутка,

И вывален бесстыдно, напоказ,

Как на таможне конфискат изъятый,

Весь мелкий сор пустопорожних фраз,

Весь груз метафор, грязный и измятый,

Мыслишек скудных хрупкое старьё,

Что даже нищим впрок пойдёт едва ли —

Сокровище несметное моё,

Мой тайный клад, который не искали,

Мой депозит, не нужный никому,

Мой счёт пустой в давно сгоревшем банке…

Прошу вас подходить по одному,

Чтоб давки избежать и перебранки,

Я никого из вас не обделю,

Всё уступлю, всё даром уносите,

И только это — «я тебя люблю» —

Не продаётся. Даже не просите.

07.01.2010

8 января

Рождественские стансы

Событий ход неумолимый

Нас заставляет понимать,

Что может рок неодолимый

Характер бури принимать,

Проси о милости Господней,

Но не надейся до седин,

Что Млечный Путь подобьем сходней

Не покачнётся в миг один.

Напротив, каждое мгновенье

Считай последним на земле,

И рук незримых мановенье

Лови и днём, и в полной мгле,

И будь готов предстать пред взором

Неумолимого судьи,

Что долго медлил с приговором

В ответ на жалобы твои, —

Но нынче кончилась отсрочка,

И пробил твой последний час,

И сердца лопается почка,

И слёзы брызнули из глаз,

И лист любви, что нежно-молод,

По средостенью твоему

Ползёт, испытывая голод

И призывая свет во тьму, —

И значит ты достоин казни,

Тебе назначенной взамен

Неподобающей боязни

Неотвратимых перемен.

08.01.2011

9 января

Язва

Это было иль не было? Вспомни, ну-ка,

Но ни слогом, пожалуйста, не солги,

Как ни жрёт тебя первопроходца мука

В час ненастья, когда не видать ни зги,

Это было иль не было? Ну-ка, вспомни,

Но ни слогом солгать себе не позволь,

Как ни сушит в утробе каменоломни

Рот твой намертво сомкнутый пота соль,

Ну-ка, было иль не было, вспомни это,

Но ни слогом солгать не давай себе,

Ибо, что отразилось в стихах поэта,

То случится, конечно, в его судьбе,

И, подобно ползучей проказной язве,

Жизни всей основанье пронзит насквозь…

Это было иль не было? Важно разве,

Если сердце и разум навечно врозь?

09.01.2014

10 января

Чаадаев

…народ угрюм. Просторы дики.

Глухого варварства печать

На испитом скуластом лике.

Готовы и раба венчать

На царство тяжкою короной,

Лишь был бы мрачен и жесток…

То вдруг затеплим огонёк

В лампадке робкой пред иконой,

То сносим подчистую храм,

То копим слёзы по углам,

То враз зайдёмся в крике диком,

Крутя топор над головой,

Своим поём «за упокой»,

Чужим в почтении великом

Не жалко даром всё отдать.

Нам век свободы не видать,

Да нам свободы и не надо!

Все разомлеем от парада,

Где правит батька-барабан,

Мол, бойтесь, люди дальних стран,

Глядите — мы сильны войсками!

Потом — мыслишка за висками

Мелькнёт: не выпить ли?! — и тут

Уйдём в запой на две недели,

А там, очнувшись еле-еле,

Увидев, что карман продут

Насквозь, пойдём себе батрачить…

Возможно ли переиначить

Характер сей? — Нельзя вовек!

Какой, скажите, человек

Оплачет в песне злую долю —

А как узрит покой да волю,

Так вон дарителя с крыльца?!

Известно, не видать конца

Истории российской этой.

Над нами хладною кометой

Висит неизъяснимый рок.

Мы рабству радостный оброк

Платить вовеки не устанем,

А если вскинемся да встанем,

Подлунный ужаснётся мир.

Будь, русский, вечно гол да сир,

Но на цепи сиди короткой!

Голодный пёс с повадкой кроткой

Всё лучше сытого, чей нрав

Свиреп, как наш… Просторы дики.

Народ угрюм. Извольте, крики

Какие со двора в окно

Летят! И пусто, и темно

В душе моей, тоской убитой…

Куда нам с рожею немытой

Соваться в европейский ряд

Калашный! Верно говорят:

Знай свой шесток, сверчок запечный…

Как скучен этот бесконечный

Невыносимый разговор…

Не пойман — стало быть, не вор,

А вор — просить пощады поздно…

Как, право, небо нынче звёздно!

Пойду себе, вздремну… Пора…

Уже не долго до утра…

10.01.2008

11 января

Мантисса

Под мелкий снежок хорошо грустится.

За окнами серый сырой рассвет.

Пошёл по делам своим торопиться

Тот город, которого вовсе нет.

Цветные картинки на хрупкой плёнке

Припадочный ветер вразнос пустил.

Дырявые тучи — точь-в-точь пелёнки,

Что сохнуть легли на небес настил.

Воронами-знаками препинанья

Размечен глухой монотонный гуд,

Который глотают дороги, зданья,

Машины, деревья, прохожий люд —

Манящая тайной своей Улисса —

А чем же я, собственно, не Улисс? —

Не вычисленная никем мантисса

Невидимых миру сплошных кулис,

Висящих извечно перед глазами

Собой же самими введённых в грех

Обмана тебя и меня. Слезами

Раскаянья можно спасти не всех,

Но тот, кто согласен поставить смело

На всём, прежде нажитом, жирный крест,

Тот должен и душу успеть, и тело

Рывком оторвать от знакомых мест —

И там оказаться, где на отмычку

Притёртую не отомкнутся враз

И женщина — та, что вошла в привычку, —

И дом, где знакомы и лаз, и паз,

И угол любой — и с нуля начнётся

Число, что полученным ты считал:

Так вдруг от прозрения тот качнётся,

Кто вычислит — как, наконец, очнётся, —

Что жизни балладу с конца читал.

11.01.2018

12 января

* * *

Колючая проволока лагерей

И вышек охранных гнильё —

Не язвы на теле державы моей,

А части скелета её.

С дверей проржавевших сорвите замки,

Сметите сплетенье оград —

И бешеный ветер в четыре руки

Устроит бардак и разлад.

Кто петлю ослабит на горле Руси,

Кто даст ей покинуть острог,

Тот милости Божьей уже не проси

За то, что злодейке помог.

Спустивший с цепи беспородного пса,

Ты труп — хоть беги, хоть кричи,

Хоть в землю заройся, хоть взмой в небеса,

Хоть тенью прикинься в ночи,

Опора России — железная плеть,

Уж так повелось оттого,

Что некого здесь ни любить, ни жалеть,

Включая себя самого.

12.01.2013

13 января

Старый Новый год

Ты входишь дважды в эту реку

Как входят в свой родимый дом —

Хотя заказан человеку

Возврат в Гоморру и Содом:

Дары природы и породы

Ему отпущены взамен

Того, что пронесёт сквозь годы

Он отторжение свободы

И несваренье перемен —

Ты входишь в эту реку дважды:

Тебя влечёт прохлада дна

Мечтой об утоленьи жажды,

Которая на всех одна,

Но всем её хватает, чтобы

Не знать страданиям конца —

И зов души за зов утробы

Не принимать ценой хворобы

Или тернового венца —

Ты дважды входишь в реку эту,

Хоть знаешь: лучше не входить.

Несчастья верную примету

Тут и не нужно находить —

Она сама, примета эта,

Перед тобою в полный рост

Торчит с рассвета до рассвета:

Вода в реке такого цвета,

Как дым, что помнит Холокост —

Ты в эту реку дважды входишь —

И не войти в неё нельзя.

Ты календарь вконец изводишь,

Назад мучительно скользя —

Но праздник, вроде отгоревший,

Золой горячей так шипит,

Что ты, за правду потерпевший,

Но никуда себя не девший,

Не спишь, от водки ошалевший.

Да и вокруг никто не спит.

13.01.2019

14 января

Печаль и радость

Не обмани меня, печаль,

Приди — и навсегда останься,

Туманься, прожитая даль,

И даль нежданная, туманься,

Печаль моя, ко мне причаль

Горчинкою, таящей сладость,

Не обмани меня, печаль,

Не поступай со мной, как радость.

Печаль, меня не обмани,

Покуда дни мои как ночи,

Покуда кажутся они

С минутой каждой всё короче,

Перемани… Перемени…

Повремени за пеленою…

Но, боже мой, не обмани,

Как радость, не играй со мною.

Печаль, не обмани меня,

Меняя сон и явь местами,

Пространство стужи и огня

Соединить сумей мостами,

Уста к устам — ведь мы родня! —

Прильни ко мне, как прежде, нежно,

Молю, не обмани меня,

Не будь, как радость, неизбежна.

Печаль моя, ты не светла,

И что в сравнении с тобою

Венецианского стекла

Секрет, утраченный не мною?

И как бы радости угар

Ни затуманивал кручину,

Мне дан печали тайный дар,

Как дух родства — отцу и сыну.

Стерплю тюрьму, снесу суму,

Но твой обман на ад потянет

Уже хотя бы потому,

Что радость сроду не обманет,

И если свет из тьмы рождён

И смерть с любовью обвенчали,

То радость — это только сон

Моей нечаянной печали.

14.01.2003

15 января

Экспромт в прихожей

Бей своих, чтоб чужие боялись,

Бей чужих, чтоб свои восхищались,

Бей согласных за то, что безгласны,

Несогласных — за то, что опасны,

Несвободных — за то, что покорны,

Вольнодумцев — за то, что упорны,

Глупых — за хоровое мычанье,

Умных — за гробовое молчанье,

Добрых — за неприятие боли,

Злых — за боли неравные доли,

Жадных — за потакание скотству,

Щедрых — за подражанье юродству,

Толстых — за неприглядные формы,

Тощих — за обнуление нормы,

Работяг — за усталость до дрожи,

Паразитов — за подлые рожи,

Честных — за беспощадность замаха,

Лживых — за освящение праха,

Сильных — за восхваление мощи,

Слабых — за превращение в мощи,

Бездуховных — за алчность и похоть,

Просветлённых — за ахать и охать

Ту привычку, что стала судьбою —

Бей своё обретающих с бою,

Бей не рвущихся в бой мародёров,

Бей любого — за слово, за норов,

За характер, за жест, за поступок —

Бей не ведающего уступок,

Уступающего бесконечно,

Заступающего бессердечно

За черту, что прочерчена Богом,

Или в тайном смирении строгом

Застывающего перед нею,

Той чертой, за которой не смею

Я при жизни и сам оказаться —

Бей того, кто умеет казаться,

А не быть, и того, кто не станет

Притворяться — пусть даже настанет

Всеохватная эра притворства! —

Бей того, кто исполнен проворства,

Бей того, кто стоит истуканом,

Бей шаманящего над стаканом,

Бей непьющего, бей одиночку,

Бей плетущего случек цепочку,

Бей невинного, бей лиходея —

Бей наотмашь! — иная идея

Никакая тобою владеть

Не должна, лишь подумаешь вдеть

Ты себя, словно нитку в иглу,

В зеркало, что в прихожей, в углу.

15.01.2019

16 января

* * *

Я человек счастливый, видит бог:

Родился не больным и не убогим,

От водки не сгорел, хотя и мог,

На всём готовом рос на зависть многим,

Талантом, говорят, не обделён,

Ни голода не ведал, ни гонений,

Любимым был и сам бывал влюблён

И даже слышал крики: «Браво, гений!»,

И, закавыки все свои пройдя,

Безмерно награждён теплом семейным —

И пусть помру немного погодя

Иль много погодя, уже ничейным

Не станет, знаю, мой могильный крест:

И дети есть, и внуки не забудут,

И дополна на этом свете мест,

Где помнят голос мой — и помнить будут.

Я человек счастливый: хоть тряси

Меня в аду нещадно, хоть паси

В раю — я это повторю по праву.

А почему я зол и хмур, спроси —

Да что уж, так ведётся на Руси:

Хоть всё своё аж в две руки коси,

А день и ночь обидно за державу.

16.01.2018

17 января

Инерция

Луна — бутылочное дно —

Сияет негасимым светом,

Небес креплёное вино

Ещё не выпито при этом,

Всё, что осталось, осушу

Одним глотком, едва узнаю,

Что по инерции пишу,

А что пишу — не понимаю,

Мне это скажет строчек строй,

Вдруг ненароком сбившись с метра —

Так тень моя дрожит порой,

Подчинена порывам ветра,

Но по инерции рывком

Ей удержаться удаётся, —

И дело не во мне, а в ком —

Догадываться остаётся.

17.01.2011

18 января

Кино

Катился к ночи, испуская стон,

Подранок-день, ища тепла и крова.

Я поднял взор: вокруг царил притон.

Я вслушался — и стал добычей рёва,

Остолбенев от страха и тоски,

Я в землю врос, как камень над могилой,

Тупая боль прокралась за виски

И овладела мной со страшной силой,

Я весь покрылся потом ледяным

И мелкой дрожи сдался в плен невольно,

Я ломким стал, буквально слюдяным.

Будь это сон, всё было бы прикольно,

Но я торчал без шуток наяву

При входе в сатанинские пределы —

И понял вдруг, что я давно живу,

Где овцы сыты тем, что волки целы:

Ходили толпы трупов ходуном

Под пьяный визг начальственной гармони,

И дольний мир лежал холодным дном,

И белый свет уткнул лицо в ладони,

Хлестала кровь в гудящей жарко тьме,

Горели деньги в портмоне свинцовых,

И горе было не в своём уме,

И дух трущоб алкал палат дворцовых,

По швам трещала речь, поскольку мат

Гулял по ней горбатым стеклорезом,

И правый был пред всеми виноват,

Как виноват калека пред протезом,

Сироты пели гимн родной стране,

Солдаты с лёгким сердцем шли под пули,

Гнилой товар всемерно рос в цене,

В карманах зрели кукиши и дули,

Готовили отраву повара,

Шли нарасхват лекарства от прозренья,

Шептали побеждённые «Ура!»,

Был победитель жертвою презренья,

Ссылался честный в сумасшедший дом,

Учебник врал, захлёбываясь в спешке,

Невежда сочинял последний том

Инструкций, как ферзю пробиться в пешки,

Предателю слагались тонны од,

Герой для анекдотов был мишенью,

Рождённый над закапывался под,

Любой рождённый под и был народ —

И подлежал триумфу круглый год

И на руках бессонному ношенью,

И в дикой пляске бешеных теней

Пространство-время шло скрипящим юзом,

И разом гасло множество огней

Под тьмы бездонной неподъёмным грузом, —

И сделай я всего лишь шаг один,

Я был бы там же, вместе с тучей бесов,

Где сам себе никто не господин

Во имя самых высших интересов.

Но я, в себя отчаянно придя,

Дуги столбнячной принимая муки,

Упал назад, туда, где нет вождя,

Что Богом не был взят бы на поруки,

Где люди — люди, где окно — окно,

Где всё как надо, пусть не без ошибок,

Где мы с тобой снимаемся в кино

С наивностью аквариумных рыбок,

И сценарист в мечту свою влюблён,

И режиссёр задумал всё по делу,

И оператор камере поклон

Кладёт не в тягость ни душе, ни телу,

И зрители стеною камыша

Стоят до горизонта — сядешь, где там,

Когда в тебя соборная душа

С экрана неба льётся ровным светом…

18.01.2015

19 января

Поговорки

Расстреляны оборонцы.

Агрессорам — не урок.

Как говорят японцы,

Доброта не копится впрок.

Крестами — мачты и реи,

Но зыбок уют кают.

Как говорят евреи,

Нищету в долг не дают.

Родня — это род обузы,

Хоть от себя не таи!

Как говорят французы,

Предают только свои.

Где сходятся все прямые,

Там нет ни «перед», ни «за» —

Как говорят немые,

Не на губы смотри — в глаза.

19.01.2019

20 января

Злоба

Я злой человек. Я не плачу по павшим,

По без вести в смертной пучине пропавшим,

По горькому слову, по горю чужому,

По дому пустому, что копит истому,

По бедному люду, по сытому люду,

По подлой руке, соблазнившей Иуду,

По муке извечной, по чувству отрады,

По тем, кто за подвиг не жаждет награды,

По тем, кто награду свою получил

За то, что с удачей союз заключил.

Я злой человек. Не люблю никого я,

Последний солдат в арьергарде конвоя,

Помеха, что горло перегородила,

Не к сроку отрытая в глине могила,

На паперти мелочь канючащий нищий,

Жарища, рождающая пепелища,

Попрёк, прогрызающий в сердце каверну,

Слушок, беспрепятственно сеющий скверну,

Остаток прогорклого масла со дна

Стакана, познавшего сладость вина.

Я злой человек, я помешан на мести,

Свершу я её на положенном месте,

На месте, где мне причинённое горе

В тебе потонуло, солёное море,

Рождённое слёз полноводной рекою,

Что я проливал, прикрывая рукою

Глаза, опалённые тайной печалью,

Глаза, ослеплённые солнечной далью,

Которую видел я только во сне —

Во сне, так нечасто являвшемся мне.

Я злой человек. Не просите прощенья,

Не ждите спокойных времён возвращенья,

Мольбы к небесам возносить не спешите

И поле надежды своей не пашите,

Надеясь на тучные всходы свободы

От зёрен испорченных рабской породы,

От зёрен, подёрнутых завистью чёрной,

От зёрен травы, называемой сорной

За то, что она пустотою полна,

Как семьи, где мужу жена неверна.

Я, злой человек, предрекаю кончину

Планете, которой уже не по чину

Вращаться вокруг животворной купели,

Которую Солнцем назвать захотели

Мы, так и не ставшие Божьей опорой,

Мы, с детства больные раздором и ссорой,

Мы, сами себя приравнявшие к праху,

Мы, в сердце своём сколотившие плаху,

Мы, что до такого безумства дошли,

Что сами себя возвели в короли.

Но солью земли остаются пророки —

Пророки, назвавшие точные сроки,

Которые вдруг оказались под боком

У нас, что погрязли в обмане жестоком.

И дом наш непрочен, и рок наш порочен,

И нитью суровою грубо прострочен

Небесный простор, что, белея от боли,

Становится саваном нашим по воле

Того, за которого плачу сейчас

Я, злой человек, ненавидящий вас.

20.01.2010

21 января

Романс Ромео

Само предложение кормит спрос

На всё, от звёзд до монет.

Любовь — ответ на любой вопрос,

Но рай — где вопросов нет.

И та, что счастлива лишь с тобой —

Огонь, позабывший дым:

Любовь — ответ на вопрос любой,

Но пусть он будет немым.

И слёзы в радость, и даже кровь,

И всё, что на свете есть.

Ответ на любой вопрос — любовь,

А верен ли он — бог весть.

21.01.2019

22 января

Последний гейм

О чём ты, девочка, о чём? —

То стон, то лепет,

То поведёт слегка плечом,

Скрывая трепет,

То, опустив глаза туда,

Где тень таится,

Не скажет нет, не скажет да,

Всего боится…

Не бойся, милая, того,

Кто сам из пугал.

Забыл, что все — за одного,

И загнан в угол:

И рад бы поле сторожить,

Да пусто поле,

А самому себе служить —

«Чего же боле?»…

Не надо, бедная моя,

Не множь обманы:

Когда рубцом сведёт края

Смертельной раны —

Затеешь перемену мест

От света к мраку.

«Любить иных — тяжёлый крест»,

По Пастернаку.

Кто верил, что один — за всех,

Одним и будет:

Когда мой стопроцентный грех

Меня засудит

И Божьей каторги жнивьё

Дадут в страданье,

Я вспомню тихое твоё

Непониманье.

О чём ты, девочка, теперь,

Опять и снова? —

Ты видишь, приоткрыта дверь,

Она готова:

За нею горечь спит в тебе,

Под стать рябинам,

И капля крови на губе

Горит рубином.

Не надо, нет, не говори,

Не улыбайся,

Не верь, не слушай, не смотри,

Не зарекайся,

Не жди, когда провал и высь

Сойдутся в клинче,

Беги… постой… не поскользнись…

Так скользко нынче…

О чём он, девочка, о чём? —

То стон, то лепет,

То поведёт слегка плечом,

Скрывая трепет,

То, опустив глаза туда,

Где тень таится,

Не говорит ни нет, ни да,

Всего боится,

Как вор, которому ключи

Точить учиться,

Как ворон, что кричит в ночи,

А днём таится,

Как воронёный ствол, что дрожь

Руки итожит,

Как стебель розы: видит нож —

И жить не может…

О девочка, мы ни при чём:

С судьбою споря,

Взлетаешь теннисным мячом

Над кортом горя

И падаешь на землю — впрок

Чужим победам, —

И выбывающий игрок

Плетётся следом.

22.01.2003

23 января

Юродивый

А. Черкизову

Когда упадут морозы

Оттуда, где воздух студят,

И тихо вздохнут берёзы

(Вам это не слышно будет),

Тогда полюблю я снова

Страну маеты и муки

За то, что лишила крова,

Но не отняла разлуки.

Когда упадут рассветы

Оттуда, где свет настоен

На тьме, что даёт советы,

Мол, в поле один не воин,

Тогда я поверю снова

В увечное счастье ночи

Не видеть того, чьё слово

Дыханья его короче.

Когда упадут раскаты

Растрескавшегося грома

Оттуда, где круче скаты,

Чем крыша родного дома,

Тогда я расслышу снова

Тот шёпот, уже забытый,

Который всему основа,

Как крест, на Голгофе врытый —

Короче, тогда случится

Всё то, что должно случиться,

Чему не дано забыться,

Что вечно должно лучиться,

На что суждено молиться

Всем, кто воздевает лица

Туда, где плывет зарница,

Чтоб в пламя заката влиться,

Короче, тогда короче

Покажутся дни и ночи,

И чёрными станут очи,

И плакать не станет мочи,

И встану тогда я рядом,

Как прежде, с убогим самым,

Чтоб с ним поделиться ядом,

Что Бог раздаёт по граммам,

Скажу я ему: «Не бойся!»,

Шепну я ему: «Уверуй!»,

Когда по команде: «Стройся!»

Воздастся нам общей мерой,

Его задушив в объятьях,

Его облегчу я долю,

И ангелы в чёрных платьях

Меня уведут в неволю,

И, мучась со всеми вместе,

Заметной едва усмешкой

Умножу я жажду мести

В орлах, что сказались решкой.

Они заподозрят что-то

В моём опалённом взоре —

И адова их работа

Им осточертеет вскоре,

И я им секрет открою,

Я не утаю ни слова

Из песни, что мне, изгою,

Напел тенорок Иова,

Что не жил в угоду бредням

Мешком, утаившим шило —

И был до конца последним.

А первых как грязи было.

23.01.2007

24 января

Любовь

Не размыкается кольцо:

Твоё лицо — моё лицо.

То нависают друг над другом,

То вдруг сливаются в одно,

Таким исполнены испугом,

Что разделиться не дано

И не дано соединиться

На время, большее, чем век,

Что в промельк света между век

Вполне сумеет уместиться.

Как рекам одного истока,

Соединённым навсегда,

Терпеть, что в зеркале потока

Одна отражена звезда,

А остальные — искры только,

Так нам — терпеть беду одну,

Страдая, ставить смерть в вину

Любви, что длится ровно столько,

На сколько тянется строка

«Твоя рука — моя рука»…

Твоя душа — моя душа:

Не тянем стон, едва дыша,

Не звуки струн посеребрённых

В единый соединены,

Но олово сердец влюблённых

Гудит под пламенем луны,

И плавится, и ввысь струится,

Чтоб стать оправой хрусталя,

Вокруг которого Земля

Заворожённая кружится —

И тянет стон, едва дыша:

«Твоя душа — моя душа»…

24.01.2003

25 января

Круг

Когда-нибудь в какой-нибудь стране,

Конечно, умирать придётся мне —

Надеюсь, что в кругу моих родных

(не дай господь мне долго мучить их),

Опять же я надеюсь и на то,

Что в ад не попаду я ни за что,

Но выяснится это на весах,

Качающихся мерно в небесах,

И при любом исходе всё равно

На Божий Суд попасть мне суждено,

Где зададут мне не один вопрос,

Ответа ожидающий всерьёз.

И вот уже сейчас, пока я жив,

Болит моя душа, как злой нарыв,

Поскольку я готов признать при всех,

Что мне знаком и ненависти грех,

И если спросят ангелы меня

При мерном свете Судного огня,

За что я сам себя судить бы мог,

Скажу: «Я зла в себе не превозмог…

Я ненавидел с самых детских лет

И тех вождей, которых больше нет,

И тех, что есть, и тех, кто только ждут,

Когда на русский трон их возведут,

Я ненавидел нравы их дворцов,

Их матерей, а также их отцов,

Их жён, их дочерей и сыновей —

Всю их родню невесть каких кровей,

Я ненавидел золото корон

И варварскую пышность похорон,

И сети лжи, висящие везде

В гнилом насквозь властительном гнезде,

И тусклый перезвон пустых речей,

И липкий чад мерцающих свечей,

И жадной свиты быстрый шепоток,

Порхающий, как шёлковый платок,

И правило — тащить свою судьбу

Сквозь все препоны на чужом горбу

И упиваться славою своей,

Одних себя считая за людей,

И страсть к наживе, и жестокий нрав,

И веру в то, что только ты и прав,

И мелочную мстительность, и гнев

На всех, кто раскусил твой подлый блеф,

И страх за то, что верный твой слуга

Всё украдёт и пустится в бега,

И вражеское войско соберёт,

И на тебя натравит твой народ,

И всю твою никчёмную семью

Положит под дубовую скамью —

И на скамье начнёт чечётку бить,

И кровь свою тебя заставит пить, —

Я ненавидел, Господи, всегда

Их земли, их моря и города,

Кареты их, войска и корабли

И замки их, встающие вдали,

И сам не знаю, Боже, почему,

Нашли на них холеру и чуму,

И сделай так, чтоб мой родной народ

Увидел вдруг, что царь его — урод!».

Так буду говорить я на Суде,

Всё выскажу и не споткнусь нигде,

И может быть, до самого конца

Речь доведу я волею Творца,

И скажет мне Господь: «Послушай, сын,

Ты глуп, хотя и дожил до седин,

И чтоб ты понял, как ты виноват,

Ступай на землю. Возвратись назад.

Я сделаю теперь тебя царём,

Владыкою в отечестве твоём,

Иди — и попытайся править так,

Чтоб душу ты не погрузил во мрак,

Но если я увижу только раз,

Что отдал ты неправедный приказ,

Что ты живёшь как душегуб и вор —

Не обессудь. Я на расправу скор!»

И в ужасе проснулся я во тьме,

В своей постели и в своём уме,

И зримо ощутил, что замкнут круг.

И нечего сказать мне, милый друг.

25.01.2011

26 января

* * *

Благословляю эти дни

За то, что так светлы они,

За то, что нет такой брони

На свете этом,

Как та любовь, что надо мной

Течёт, как тёк бы Божий зной

Над злой пустыней ледяной,

Забытой светом.

Благословляю эти дни

За то, что так темны они,

За то, что адовы огни

Уже под боком,

За то, что я боюсь того,

Кто не боится ничего,

Не слышит сердца своего

И чёрен оком.

Благословляю эти дни

За то, что просто есть они

И то на солнце, то в тени

Дают мне право

Своей дорогою идти,

Цветы срывая по пути,

И то налево забрести,

А то направо.

Благословляю эти дни —

Не знаю, долги ли они? —

Сжигать мосты повремени,

Судьба лихая,

Не заставляй моих друзей

Мои стихи сдавать в музей,

Где сможет каждый ротозей

Бродить зевая.

Благословляю эти дни

За то, что так светлы они,

За то, что так темны они,

За то, что длятся,

За то, что песенку свою

Я как умею, так пою —

И не желаю соловью

Уподобляться.

Благословляю эти дни

За то, что, боже сохрани,

Они не вторят сатани —

нской пляске века

И тихо шепчут мне: «Держись,

Почаще искренне молись

И до последнего учись

На человека!»

26.01.2010

27 января

* * *

О Господи, введи свои войска!

Не отлипает дуло от виска —

Они, видать, уже неразделимы!

Не кровь течёт по жилам — чистый яд,

И дни и ночи строем, все подряд,

Проходят те пути, что пилигримы

Когда-то проходили: цель ясна,

Но где она? — гадай, не зная сна.

О Господи, войска свои введи!

Земля моя кончается, гляди,

И небеса над ней — сквозная рана,

И все мы, дети бедные её,

Чужое принимаем за своё

И пьём тоску голимую из крана,

Закрыть который если кто и мог,

В безумье выгнан нами за порог.

О Господи, войска введи свои!

Пусть впереди жестокие бои,

В которых мы себя же и положим,

Всё лучше, чем в безвременьи простом

Водой стоячей под пустым мостом

Итожить ноль, как мы его итожим,

То плюс, то минус сватая ему

Невесть зачем, незнамо почему.

Введи свои войска, о Господи!

Не я один прошу Тебя, поди,

Хоть я ни с кем не связан просьбой этой.

На нас лежит отчаянья печать.

Покончить с нами легче, чем начать

Борьбу за нас, всего одной приметой

Надежду в наших душах воскресив:

Верни любовь нам, Боже!

Мой курсив.

27.01.2018

28 января

* * *

Метёт метель, метёт и мечет,

И мечется, и мечет снова —

И выпадает чёт как нечет

В игре моей, где ставка — слово,

Где банкомёт поддался страху

И карта на кон не ложится:

Видать, последнюю рубаху

Сорвать с хозяина боится.

Метёт метель, метёт — и метит

Метлой своей дворы пустые,

И мне, прохожему, не светит

Найти домой пути простые,

И, перемешан, как в стакане

Напиток с крошкой ледяною,

Январь заходится в канкане —

И меркнет небо надо мною.

Метёт метельной маетою,

Молотит медленно и мелет,

А я стою, хотя не стою

Того, Кто всё на доли делит,

Как будто неделим я сроду,

Как будто я — всего основа,

Как будто выиграл свободу

В игре моей, где ставка — слово.

Вари, январь, свою отраву,

Поставь забористую брагу

Да созови ветров ораву —

Пусть чисто выстудят бумагу,

Чтоб строк моих морозным хрустом

Снега держались аж до мая, —

А что ещё назвать искусством,

Я сам не знаю, дорогая.

28.01.2003

29 января

* * *

Что думаю я о любви?

Что нет ничего тяжелее:

Бредёшь по осенней аллее —

А гул разгулялся в крови,

А птицы-надежды парят

В давно позабытых высотах,

И думы в отчаянья сотах

Не копят густеющий яд,

А сердце, лови-не лови,

Подпрыгивает за грудиной…

Что думаю я о любви?

Любовь — это явка с повинной:

Не помнишь, чего натворил,

Но делишь с богами престолы,

Подписывая протоколы,

Где сам себя оговорил.

29.01.2012

30 января

* * *

…не гнали нас, не били, не душили —

Своей охотой саван свой пошили

Мы сами из мешка, что видел в шиле

Спасение своё, всего скорей —

Нас не косил никто под корень, что вы,

Мы сами, наплевав на все основы,

Вдруг сорвались с корней, как с якорей,

Мы сами фарса дух привили драме, —

Мы оказались в разорённом храме? —

Да нет, мы сами разорили храм

Трясущимися радостно руками,

Мы сами шаг за шагом шли веками

В столицу государства Стыд-да-срам —

И вот пришли. И в поиск виноватых,

Весь арсенал ужимок вороватых

Используя, пустились от души.

Мы их найдём. Они за всё заплатят

И жертвою своей законопатят

Все щели в той необжитой глуши,

В которую забившись по привычке,

Мы божий мир опять в дугу согнём

И в два рывка возьмём его в кавычки,

И от греха подальше спрячем спички,

Живя, как ночь за ночью — день за днём,

И твёрдо веря в старую примету:

Кто тьму проходит — в тыл выходит свету.

В лицо ему глядеть — играть с огнём.

30.01.2018

31 января

Из цикла «Застольные беседы»

Пока добро не победило,

Пока отъявленное зло

Нас атакует в лоб и с тыла,

Да так, что в жилах кровь застыла, —

А что мозги не развезло,

Так это просто повезло.

Пока не всё, что было чёрным,

Покрылось смертной белизной,

И труд, что выглядит упорным,

Занятием пустым и вздорным

Не назван веком нашим сорным,

Что славен праздностью сквозной,

Пока в музеях не пылятся

Любви и веры семена,

И сколько надо, столько длятся

Любого года времена,

Пока сердца для чести живы,

Пока свободою горим —

И эти Пушкина мотивы

Пока ещё боготворим

С тобою мы, — души не чаю

Я в них, поскольку примечаю

За ними волю и покой! —

Пожалуйста, налей мне чаю.

Покрепче — я люблю такой.

31.01.2018

Оглавление

Из серии: Современная поэзия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ежедневник предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Noёl — рождество (фр.).

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я