Третья раса

Юрий Табашников, 2016

Слишком много неизвестных вокруг. Человечество считает, что победило в звёздной войне, но это не так… Группа специально отобранных пришельцами людей полагает, что участвует в какой-то увлекательной игре, но скоро все понимают, что попали в смертельную ловушку… Иногда и тот, кто прикрывает тебя вдруг показывает своё истинное лицо, и оно принадлежит уже не человеку… Кругом одни сплошные иллюзии, которые вновь и вновь легко разбивает суровая реальность. Главного героя то будят присланные убийцы, то он приходит в себя в астероиде, превращённом в крепость, то в полных опасностей чужих мирах. И везде задача стоит перед ним одна. Не только выжить, но и спасти всё человечество. На кон поставлено слишком много, ведь настоящий противник – могущественная Третья раса.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Третья раса предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Каждую томительную ночь на протяжении очень многих месяцев мне снился один и тот же сон. Из ночи в ночь, словно кто-то ставил запись в голове на повтор.

Всегда одинаковый.

Психиатр, выслушав исповедь измученного ночными кошмарами человека, добродушно улыбнулся и заявил, что не видит в сновидениях ничего необычного. Особенно на фоне последних событий.

— Многие, — сказал он, — обращаются с похожими симптомами в последнее время, видят во сне битвы и сражения, сходятся в рукопашную с ррорхами. Слава Богу, что мы их уничтожили!

— Думаю, что чужие сны совсем — совсем другие. Не такие детальные и яркие, как у меня, — скривился я, встал со стула и ушёл.

В ту же ночь знакомый сон снова пришёл. И в следующую, был тут как тут, стоило закрыть глаза. Навязчивость рождала ощущение, что сновидение только и ждало, когда я начну проваливаться в дрёму, чтобы наброситься и снова погрузить в странную действительность, которой я не знал. Нужно только прикрыть глаза, как сегодня, и кошмар с готовностью утащит куда-то совсем в другую, тревожную и опасную реальность.

Я засыпал и знал, что увижу. Сначала, как обычно, вновь оказался внутри астероида. Бастиона, крепости, созданного людьми из пояса больших и мелких космических обломков защищавших вход в Солнечную систему. Я тяжело дышал в тесном гермошлеме объемного серебристого скафандра, а в руках сжимал лучевую винтовку. Все звуки заглушал тревожный вой сирены. Ее резкие звуки давили на нервы. Предупреждение для уцелевших бойцов о том, что враг, беспощадный и кровожадный должен объявиться с минуты на минуту, и что он уже замечен где-то в глубине переходов сенсорными датчиками, совсем близко.

Удивительно, я даже точно знал, откуда должен показаться противник. Из темноты. Из пустоты плохо освещённого коридора, прямого, без единого поворота и оттого казавшегося бесконечным.

Центурион (как хорошо я знал его лицо, всё время прикрытое маской шлема), сделал движение рукой, призывая к повышенной бдительности. Затем он ткнул пальцем в сторону темноты, немного покачал им, а потом поднял к глазам. Я понял: «Смотри в оба и не мешкай».

Отделение из двадцати валетов прижалось к стенам или ждало неизбежного боя стоя на одном колене, в наиболее удобной для стрелка позе, посередине сотворённого испуганным человечеством комплекса с многомиллионной армией защитников, которых война внезапно забросила далеко-далеко от дома.

Я почему-то был уверен, что скоро умру. Я обречён, выбран и помечен смертью и нет для меня спасения.

А где здесь спрячешься? Кругом бетон и пластик, ни одной ниши или крупного предмета, за которым можно укрыться. Здесь только наша когорта и тонкий слой обшивки и гранита (а, может, и пористой пензы), разделяющий привычный хрупкий мир с вечным холодом космоса. Конечно, я сразу же, как прозвучит первый выстрел, буду убит, ведь выставлен точно мишень перед противником. Идеальное самоубийство, но не для солдата.

— Мы — последний бастион, — прохрипел центурион в микрофон, — Дуглас, Маккарти, держите ствол пушки точно по центру и сожгите всех тварей, сколько сможете. Те, кто не сгорят в центре, поджарятся, как на сковородке по краям тоннеля. Только не водите стволом, как полоумные. Бейте точно по центру.

Я повернулся и посмотрел на фигуры защитников астероида, кажущиеся необъятными в скафандрах. Двое стояли возле плазменной пушки. Я знал их, знал всех лучше, чем родных братьев и сестёр, и хорошо помнил, что должно было сейчас произойти.

Мне захотелось крикнуть, предупредить об опасности, но я знал, что уже сотни раз пытался спасти тех двоих у пушки и у меня ничего не выходило. Мне пришлось вновь наблюдать за тем, как в одну и ту же точку на корпусе вытянутого орудия, зловеще поблёскивающего полированной металлической поверхностью на опорном треножнике, как на прошлой неделе, вчера и месяц назад прицельно попал заряд, выпущенный ррорхами. Светящаяся точка, вырвавшись из мглы, ударила в самое уязвимое место — аккумулятор энергии. На месте орудия тут же образовался огненный шар. Исходящий от него жар и свет с грохотом понеслись по коридору, раскидывая валетов, как будто в них не было и капли веса и… жизни.

Меня отбросило на стену. На миг перехватило дух. От яркой вспышки я невольно зажмурился. Когда вновь открыл глаза, то обнаружил, что лежал на полу, недалеко от эпицентра, развёрнутый взрывной волной лицом к обугленным холмикам, в которых ничего не осталось от знакомых мне людей.

Мое тело казалось неповоротливым в костюме, но мне удалось нащупать винтовку. Она была рядом. Лежа на животе, перевернулся в сторону зияющего темнотой коридора.

Вовремя, в нём появились очертания высоких фигур.

Мне стало страшно, ведь я понял, кто приближался ко мне. Тёмные скафандры, совсем другой формы и цвета, чем у землян. Несмотря на странные пропорции, они всё же указывали на то, что валетов атаковали рослые гуманоиды. Головы пришельцы со звёзд прикрывали квадратными шлемами, да и оружие, что они несли в руках по своему виду отличалось от привычного, земного. Я знал, что принцип действия у стволов ррорхов иной, но видеть их близко не доводилось. На тренировочной базе рассказывали, что оружие оставляло после каждого попадания в бетонной стене внушительную дыру с обожжёнными и искрящимися краями.

Я помнил… Как орал умирающий центурион. А солдаты, те, кто остались, стреляли в инопланетян из своих ружей, а потом сошлись врукопашную. И всё-таки отбросили врагов назад, во тьму, откуда они пришли. Я ещё долго стрелял вслед беглецам, что-то выкрикивая и матерясь.

Позже, я вдруг заметил, как стало темно. Во время схватки кто-то выжег выстрелами большинство светильников на потолке. Полумрак теперь окружал меня вместо товарищей. Я испугался, что остался один, совсем один. Негромко прошептал в микрофон свои позывные, надеясь, что кто-то из ребят отзовётся, и остались ещё живые. Ответили трое. Радость от того, что кто-то уцелел, возвратила мне уверенность и мужество.

Отступать нельзя! Мы и есть последний бастион и последняя надежда человечества!

Все кто уцелел, ждали начала второй волны атаки. Но перекрытие вдруг ухнуло вниз, швырнув меня вверх, вместе с лежавшими неподалеку мертвецами. Взрывная волна подхватила безвольное тело, с силой бросила на что-то твёрдое, и я потерял сознание.

Очнулся от неповторимого ощущения полёта. Я летел в безжизненной холодной пустыне, а вокруг — внизу, вверху, слева и справа от меня сверкали звёзды. Они казались более крупными и яркими, чем я привык видеть в иллюминатор корабля, но такие же многочисленные и… далёкие. Казалось, они всюду, а я завис, потерялся среди них.

Придя в себя, включил заплечный реактивный ранец и двинулся вперёд, умело регулируя положения тела и скорость движения при помощи встроенных в перчатки устройств. Я надеялся найти что-то такое, что поможет мне выжить. Стандартные батареи обеспечивали безопасность лишь на пару суток, но потом и они начнут садиться. Энергии в защитный слой будет поступать всё меньше и меньше, и тогда почувствую холод. Он будет теснить тепло до тех пор, пока не победит окончательно. Пока не замерзнет последняя клетка моего тела.

Среди объемных обломков камня и металла, по мере движения вперёд, стали попадаться трупы защитников астероида. Заметив очередной серебристый скафандр, я спешил в надежде отыскать уцелевших, но разочарование накрывало всякий раз, как заглядывал внутрь шлема.

В основном люди погибли в результате чудовищного взрыва, разметавшего каменную крепость на множество кусков. Многих из них я знал, или встречал на астероиде. Оттого так больно было смотреть в застывшие бледные лица внутри шлема. Иногда блики играли с тенями, и казалось, что кто-то подмигнул или кривился от боли. И я вглядывался в безжизненную маску смерти, произнося свои позывные. Убедившись, что оказался жертвой очередной оптической иллюзии, неизменно двигался дальше.

Мёртвые тела и обломки втягивались в черную Пустоту — огромную черную дыру. Я не мог сопротивляться притяжению, да и не хотел. Стало казаться, что и я мёртв и наша когорта снова в сборе. Неожиданно столкнулся с кем-то. На первый взгляд скафандр показался целым. Подчиняясь законам космоса человек, перевернулся, и я заметил небольшую дыру в гермошлеме. Сам не знаю зачем, ухватил мертвеца за перчатку и подтянул к себе, стал разглядывать. Вероятно, осколок пробил где-то оболочку костюма. Очередной жертвой беспощадной войны оказалась молодая женщина с красивым лицом. Судя по нашивкам на скафандре — офицер инженерных войск ООН. Наверное, она даже не почувствовала боли. Вдохнула воздух и… умерла. Я отдал честь офицеру, как и положено по Уставу и…

…проснулся…

В комнате кто-то был. Я отчетливо слышал дыхание в тишине. Странно… Как чужак мог проникнуть в дом? Несмотря на сверхновую сигнализацию и двери, которые могли открыть без моего желания разве что залпом из крупнокалиберных пушек, у меня сегодня незваные гости. Я чувствовал посторонний взгляд, тяжёлый и нехороший. Чужое сердце отбивало бешеный ритм так гулко, что не услышать его мог разве только глухой.

— Он проснулся, — хрипло заявил грубый голос.

— Ага, — простужено сипя, откликнулся другой.

Двое! Их двое! Меня стала бить противная дрожь, и я сел в постели. Как был, в одних трусах.

— Не дёргайся, парень, — предупредил Грубый.

Дыхание ночного посетителя приблизилось, вместе с непередаваемым запахом недавно съеденного позднего ужина, выпитого вина, и вонючей примесью пота. Крепкие руки надавили мне на шею и затылок, заставив нагнуться. В то же время другой гость, ловко вывернул руки назад, щёлкнул наручниками, замкнув их за спиной.

— Долго же мы гонялись за тобой, Рикки — бой, — проворчал тот, Грубый.

— Надо же, додумался ведь, — захрипел простуженным голосом другой, — устроиться уборщиком в банк. Кто бы мог подумать! Да ещё квартиру снял в самом глухом районе.

Руки, гнувшие тело к одеялу, исчезли и я распрямился.

— Где у него тут свет включается? Ага… — Щёлкнул выключатель и я зажмурился, когда вспыхнули яркие лампы, но быстро вновь открыл глаза.

Теперь мог подробно рассмотреть поздних визитёров. Тот, у кого был грубый и неприятный голос, оказался добродушного вида крепышом, лет тридцати, с коротко стриженными светлыми волосами. Второй, где-то подхвативший простуду — чернокожий, высокий, обладающий совершенно неприметной внешностью. Увидишь такое лицо — пройдёшь мимо. Впрочем, кое-что в его внешнем виде всё же бросалось в глаза, как и в его напарнике — одежда. Оба нацепили на себя спецовку красного цвета, на фирменных лямках, как у строителей или работников мясного комбината.

Чернокожий заметил мой взгляд и ухмыльнулся:

— Нравится прикид, Лео? Цвет приятный, не поспоришь. Как и фасон.

— И крови на них не видно, — пододвинул от стола к кровати стул блондин.

Он развернул стул спинкой к постели и сел на него:

— Ты должен всё рассказать, Лео. Сам. У тебя просто нет другого выхода. Дашь нам больше зацепок, куда идти дальше, с кем разговаривать.

— Может, тогда умрёшь хоть быстро и безболезненно, — захрипел высокий и вытащил пистолет из кармана спецовки. САМЫЙ НАСТОЯЩИЙ ПИСТОЛЕТ. Направил его мне в голову, дернул рукой, будто от выстрела, поднял к губам и демонстративно подул в дуло. — Бум! И ни у кого никаких хлопот.

— Вы меня с кем-то перепутали. — Я не мог вспомнить ничего секретного и уж тем более что-то рассказать об этом. Во всяком случае, точно не знал ничего такого интересного, за что подобные типы могли бы подарить жизнь.

— Эх, Лео, Лео, а я-то думал, что ты парень умный и мы сможем с тобой договориться по-хорошему, — разочарованно протянул высокий и закашлялся. — Твой ход, Бригс.

Крепыш кивнул головой, что-то достал из нагрудного кармашка и положил на мое оголённое бедро. Я присмотрелся и вздрогнул. Небольшой, ярко раскрашенный жук, мгновенно присосался лапками к плоти.

— Жук провозится с тобой совсем недолго, — спокойно пояснил блондин. — Для начала впрыснет тебе под кожу свой яд, и ты мгновенно начнёшь говорить правду. Представляешь? Биология! Сразу же заговоришь. А если ничего не получится, Лео, если кто-то поставил заслонки в твоём мозге, то он поднимется к голове. И как бы ты не пытался его сбросить, жук всё равно найдёт, где у тебя мозги. И приползёт к ним через ноздрю. Или ухо. Как пожелает. А проникнув внутрь, снесёт и уберёт всё, что встретит на своём пути, и ты выложишь всё, Лео. Всё, что скрываешь от нас.

— А затем я убью тебя, — простуженный голос задрожал от волнения. — Ты ведь больше не будешь нам нужен. Расскажешь всё! И самое главное — где искать ваше осиное гнездо. После этого сразу станешь никому ненужным. Мне тоже. И тогда я убью тебя. Видишь, как всё упростилось в наше время. Не надо никого бить, марать руки. Но в удовольствии отправить тебя на тот свет мне, Лео, никто помешать не может. Мало того, нам собственно и отдали приказ убрать тебя после допроса и хорошенько подчистить за собой. А знаешь, как я убью тебя, Лео? Видишь этот пистолет? Я засуну ствол тебе в рот. Конечно, ты начнёшь сопротивляться, брыкаться, сожмёшь зубы, и я выбью их все, один за другим вот этой рукояткой. А потом всё равно засуну ствол в твою чёртову окровавленную пасть и вышибу тебе мозги.

Я нахмурился. Липкий пот струился вдоль позвоночника. На лбу выступила испарина. Отчего-то верилось парню, такой убьет.

— Он любит свою работу, Лео, так оно всё и будет, — заметил Бригс и недобро улыбнулся. Его глаза сузились, как у зверя, предчувствующего агонию добычи, превратившись в узкие злые щёлочки на лице. — Уж слишком долго ты от нас бегал.

— Я не Лео.

Хрип вырвался из моего горла. Страх свёл мышцы ног судорогой, пальцы на руках искрючились, нижняя челюсть задрожала. Эти двое могли напугать кого угодно.

— Вы меня с кем-то перепутали, — задыхаясь, произнес я.

— Жук, ГО-ГО, — отдал короткий приказ Бригс. К моему ужасу, насекомое повернуло голову и кивнуло в знак согласия человеку.

— Го-го, — негромко прожужжал Жук, из панциря показалось мохнатое брюшко с загнутым жалом на конце.

Немного приподняв брюшко, насекомое с силой вогнало жало в ногу. Закружилась голова. Подступила тошнота. Яркие лампы на люстре слились в одно большоё светлое пятно, контуры которого расплылись и поплыли, поглощая всё окружающее пространство. Внезапно появилось воспоминание, но тут же исчезло, будто яркая искра костра. Затем вновь увидел незнакомые картины. Они проплыли мимо, скользнули куда-то в потаённую точку, внутрь сознания и исчезли. Впрочем, что-то осталось. Я вспомнил, что когда-то меня на самом деле звали Лео. И этот Лео, нет, нет, не я, а тот Лео всё предусмотрел заранее. И появление двух незнакомцев среди ночи, и наручники, и то, что они будут вооружены. Всё, кроме Жука. ПОТОМУ ЧТО ТАКИХ НАСЕКОМЫХ НА ЗЕМЛЕ НЕ СУЩЕСТВОВАЛО НИКОГДА.

— Ты слышишь меня, Лео? — откуда-то издалека пришёл ко мне голос человека, которого внезапно перестал бояться. — Кто дал тебе задание? Кто? Имя! Назови имя! Что вы задумали, Лео?

— В это раз это будет не попытка взорвать Центр? — просипел из светлого тумана второй голос.

— Нет, нет, они поумнели с того раза и приготовили наверняка что-то другое. Ты слышишь меня, парень?

Пришлось кивнуть, пусть и с большим трудом.

— Ты готов мне ответить?

Я опять мотнул головой, на этот раз отрицательно.

— Тебе что-то мешает говорить? — добродушно и даже доброжелательно снова улыбнулся Бригс.

Снова утвердительно кивнул. Что-то действительно мешало мне. Как не пытался выдавить из себя хоть слово, ничего не мог с собой поделать. Рот словно зашили. Или склеили.

— Жук, ГО-МО, — отдал новый приказ блондин.

— ГО-МО, ГО-МО, — с радостью загудел Жук и, перебирая лапками, каждый раз, заново присасываясь к коже, медленно пополз по бедру. Он скрылся в довольно просторном отверстии трусов, миновал тёмную территорию, приподнял резинку, выбрался из ловушки и уверенно начал подниматься по телу. Я содрогнулся, пытаясь сбросить с себя насекомое, но у меня ничего не вышло. Жук уверенно полз вверх.

— Бесполезно, — просипел высокий. — Можешь и не пытаться дёргаться, всё равно никуда не денешься.

Я с ужасом наблюдал, как насекомое ползло по коже, оставляя за собой дорожку из багровых пятен. Он довольно быстро достиг груди. Теперь я мог во всех подробностях рассмотреть насекомое. Раскрашенный неземными яркими цветами панцирь прикрывал спину, бесчисленные завитки и фигурки на нём складывались в необычный и чарующий узор. Мохнатые лапки уверенно цеплялись, выделяя липкую жидкость, а на меня, прямо в лицо смотрел один большой глаз, разделённый посередине костной перегородкой и одновременно разбитый на множество более мелких сегментов. Собственно глаз, занимавший полголовы, уставился мне в зрачки и я понял, что Жук видит мое лицо, видит страх и упивается им.

— ГО-МО, ГО-МО, — подтвердил Жук мои догадки, не остановившись ни на секунду.

Он же такой большой, как он сможет проникнуть мне в… голову? Он, что, прогрызёт себе путь?

Неожиданно пришедшая мысль на мгновение ошеломила и опять что-то включила в моем сознании и памяти. Когда-то Лео подготовил пару сюрпризов для не прошенных ночных гостей. А теперь я, почему-то заменивший Лео, вспомнил кое-что из того, что могло мне помочь. Я вжался в стену спиной, лихорадочно нащупывая пальцами нужную нишу, о наличие которой не подозревал ещё минуту назад. Совсем немного вдавил заветную плитку вовнутрь стены, и она поддалась. Я почувствовал небольшое жжение в пальцах. Это невидимый защитный механизм прошёлся лазерным лучом, сверил мои узоры, а затем открыл небольшоё углубление — персональный тайник.

— Почти дополз, — здоровяк на стуле внимательно наблюдал за движением Жука. — Любую сыворотку, Лео, можно научиться обманывать или же блокировать её действие при помощи блоков в памяти. Жука обмануть нельзя. Он обязательно попадёт тебе в голову, найдёт препятствия и разберётся с ними. Животная телепатия, честно, не знаю, как он это делает. Как ты уже понял, он не из наших мест. Но работает хорошо, любой, самый упёртый тип, нечета тебе, спешит выложить всё, что знает или знал.

— Не люблю, когда они орать начинают, — поморщился мнимый рабочий с пистолетом. — Другое дело, когда сам работаешь с клиентом. Эх, заменят нас с тобой скоро, Бригс, всякие Жуки и подобная нечисть ррорхов… Пойду на кухню, посмотрю, что у него есть от простуды. Позовёшь, когда заговорит.

— Да ты и сам услышишь, — широко улыбнулся блондин, не спуская с меня тяжёлого взгляда.

— Ну, да, — согласился с ним высокий и направился к двери.

Тем временем Жук поднялся до шеи и принялся взбираться по ней. Я, он же Лео по уверению ночных гостей, не терял времени. Просунув внутрь ниши пальцы, набрал нужную комбинацию на сенсорном дисплее, вмонтированном в стену. Набрал в слепую — мышечная память сработала.

Металлические наручники едва заметно завибрировали. Очень быстро, под воздействием образовавшегося поля и энергетических волн, магнитный замок тихо рассыпался на кучу хаотичных деталей, оставшихся на одеяле. Стальные оковы разжались, ослабив хватку, и я стряхнул наручники на одеяло.

Теперь уже не я, а всезнающий Лео пальцами сжал холодный предмет из металла. Сделал это очень осторожно, чтобы не пораниться об остро отточенные края. Лео знал, что небольшой метательный нож с двумя расположенными друг напротив друга лезвиями был сконструирован с учётом многих особенностей. Например, его создатели не забыли даже принцип бумеранга, в итоге у них получилась удивительно сбалансированный убийственный и крайне эффективный предмет. Стоит только его легонько метнуть, чуть-чуть направить, и он сам докончит всю работу за тебя.

Лео, совсем не я, резко выбросил правую руку перед собой, указывая направление смертоносному изобретению. Сверкнув стальной поверхностью, обоюдный сюррекен легко вошёл в плоть сидящего на стуле незнакомца, в то самое место, куда и метился — в горло. Отточенные края легко прошли сквозь мышцы и сосуды, а секундой позже раздробили позвонки. Крепыш захрипел, его руки метнулись к разрезу из которого, заливая грудь, стул и пол, хлынула алая кровь. Не дотянувшись к ране, он хрипло кашлянул, руки упали вдоль тела. Бригс тяжело осел грудью вперёд, на спинку стула, его плечи и голова безжизненно обвисли. Тело дважды вздрогнуло и затихло.

Первым делом я разделался с Жуком. Сдавил так, что красивый панцирь мгновенно лопнул. Насекомое едва слышно пискнуло, прежде чем обратиться в неприятные склизкие комки на пальцах.

Вытерев руку об простыню, встал и бесшумно двинулся к кухне. Подойдя поближе, осторожно заглянул внутрь. Напарник Бригса ничего не слышал. Расслабленный, он стоял спиной ко мне, у дверей открытого холодильника уплетая мою, честно заработанную, еду. Он был так занят, что позволил подобраться к нему непозволительно близко. А потом вдруг что-то ощутил обострившимся ещё не открытым чувством и начал поворачиваться, одновременно поднимая пистолет. Я профессионально (откуда у меня такие навыки?) захватил противника за шею и резко вывернул голову вбок. Знал, что если совершить подобное движение в определённых границах, то оно скажется благотворно, вставит вывернутые и повреждённые позвонки на место, а вот если немного переборщить, то, наоборот, вырвет и переломает их, вызвав мгновенную смерть. Я никого лечить не собирался. Позвонки хрустнули, тело обмякло. Только что сильное и готовое сражаться оно безвольно обвисло и безжизненно свалилось к моим ногам.

Я, а может уже и Лео вернулся назад в комнату и торопливо оделся. Сначала натянул носки, потом брюки, за ними футболку и ботинки, а самой последней надел на себя куртку-хамелеон. Именно в такой последовательности. Потом достал из тайника толстую пачку купюр и сунул её в карман.

Почему-то был уверен, что меня ждут у парадной двери. Такие парни обычно стараются предусмотреть всё. А вот дворик, наверняка, пустой. Кто посмеет предположить, что загнанная дичь решится спрыгнуть с шестого этажа на бетон? Наверняка, они всё проверили заранее и путь через тёмный ночной дворик и чёрный вход свободен.

Я выглянул в окно. Внизу и на самом деле никого не было. Всё бы у них срослось, если бы Лео заранее не подготовил пути отхода столь тщательно и скрупулезно. Нагнувшись, на балконе, я откинул нужную планку и, толкнув вниз сложенный механизм, выдвинул металлическую лестницу. Ступил ногой на первую ступень и замер.

Я ДОЛЖЕН ВЫПОЛНИТЬ ЗАДАНИЕ.

В чём оно заключалось, не знал. Когда и где получил наставления — не помнил. Единственное, что я хорошо осознавал — куда и зачем надо сейчас идти.

И ещё я внезапно вспомнил Анну. Она любила меня. А потом, в своё время, блокировала информацию о задании, считая его смертельно опасным. Блокировала, спасла меня прежде, чем её убили.

ЧЁРТ ВОЗЬМИ, КТО ТАКАЯ АННА?!

Я поморщился, уверенный, что скоро много прояснится, шагнул на следующую ступень и скрылся в темноте.

***

Никогда бы не подумал, что снова окажусь среди суровых армейских будней, со всеми присущими специфическими атрибутами казарменной жизни. Что опять нужно будет бежать на построение и проходить длительное обучение по давно известным дисциплинам. Честно признаться, хоть в моих документах значилось, что к армии я никогда не имел отношения, но на самом деле, если среди присутствующих и был дока в подобной части человеческих знаний, так это, несомненно, я.

Когда первый раз открыл глаза после перехода в иную, игровую Вселенную, то словно ощутил сильное дежавю. Чувство такое, будто внезапно перенёсся в прошлое. Откуда-то точно знал, что когда-то носил подобную форму и не раз стоял под палящими лучами на плацу с другими валетами. Всё это было, и было именно со мной.

Центурион когорты оказался внешне очень похож на моего прежнего командира на астероиде. Такой же широкоплечий высокий и подтянутый, с волевым лицом. Он медленно прохаживался вдоль строя, пристально рассматривая новобранцев. Я знал, что неприятностей будет меньше, если сделать так, чтобы на тебя поменьше обращало внимание начальство. Поэтому высоко запрокинул голову, выбрав точку на едва заметном облачке. Сам же встал по стойке «смирно», плотно прижав руки к телу.

Солнце палило немилосердно. По закону подлости или в назидание бойцам, но построения всегда делали именно тогда, когда было слишком уж жарко или совсем холодно. Надо же, умудрился ведь опять залезть в самую мясорубку.

— Возле вас не будет больше нянек. Ни одной, — тихо начал наш командир, постепенно повышая голос. — Даже когда наступит время сдохнуть, вы должны рассчитывать только на себя. Если же вы думаете, что купили билет в развлекательный тур, а вы так точно думаете, смею заверить вас — вы крупно облажались. Здесь вы узнаете боль, страх, и увидите смерть. И везде вас буду сопровождать я — искусственно созданная сущность, для вас отец и Бог, дьявол и ангел, ваша надежда и спасение. Чёрт, ведь я и есть на самом деле теперь ваша нянька, будь вы все не ладны! Хотя, должен признать, никого из вас мне ни капли не жаль. Нужно быть конченым мазохистом и извращенцем, чтобы прописаться в такой игре, как «Смертельный бой». Конечно, ощущения ещё те, на все сто процентов, но они точно не стоят того, чтобы их переживать.

Для моба он был слишком хорош. Мыслил, как профессор и держался получше многих командиров, которых я знал раньше.

— Можно спросить, центурион? — неуверенным голосом произнесла девушка с правого фланга взвода.

Находясь в центре, разглядеть ее не мог, пришлось скосить глаза, не поворачивая головы. Ещё один незаменимый навык, приобретённый ранее.

Ну и явление! Пушистое светловолосое облако, состоящее из «хочу» и «приказываю». Из разряда тех богатых девочек, решивших немного развлечься на природе.

— Как тебя зовут? — Центурион мгновенно оказался возле девушки. Его лицо побагровело от злости. Сейчас что-то будет.

— Мария, — едва прошептала красотка, и опустила глаза.

— Мне не интересно, как тебя звали раньше, валет. Для меня вы всего лишь биомасса, которую я готовлю на убой. Поэтому я не спрашиваю, как тебя зовут. Хочу услышать, как положено, твой порядковый позывной. Данный тебе позывной, этот чёртов номер из букв и цифр, и есть отныне твоё имя! Так как тебя зовут, валет? — рявкнул центурион так, что даже у меня зазвенело в ушах.

— Бе… Ой… Бета двадцать.

— Как? Я не расслышал! Беее Ой Бета?

— Двадцать, — ещё более напуганным голосом уточнила первая провинившаяся.

— Громче, валет!

— Бета двадцать! — почти выкрикнула девушка, а её глаза увлажнились.

— И о чём же меня хотела спросить Бета двадцать?

— Об… игре, — упавшим голосом пояснила девушка.

Плохо, что она стушевалась. Ещё хуже, что мир, в котором жил центурион, она назвала игрой. Его глаза сузились, а кулаки сжались.

— Шаг вперёд! — прорычал он.

Бета двадцать неуклюже шагнула вперёд. Я примерно знал, что она должна сейчас испытывать. Находясь в строю, ты не кажешься себе таким беззащитным и уязвимым, как за его пределами…

— Упор лёжа принять! Двадцать отжиманий!

Едва любопытная особа приняла положение лёжа и, опёршись на ладони с трудом подняла тело первый раз, центурион правую ногу, обутую в тяжёлый ботинок с коваными клёпками, поставил ступнёю ей на спину. А затем с силой нажал вниз, пригвоздив несчастную к бетонному плацу. Девица попробовала что-то сделать, её руки пошевелились, но справиться с давящим весом она не смогла.

— Посмотрите, какие вы слабые, — не убирая ногу со спины жертвы, продолжил командир. — Вы отжаться-то больше раза не можете. Уверяю вас, вам только КАЖЕТСЯ, ЧТО ВЫ ПОПАЛИ В ИГРУ. А вот я уверен, что всё происходит с нами на самом деле, по-настоящему. Почему? А вы подумайте — вы можете ощутить мой вес, боль заставит вас скрючиться и плакать, а страх научит молиться от всего сердца. Разве это игра? Поднимаясь от уровня к уровню, вы перенесёте столько страданий, что наверняка проклянёте тот неудачный день, когда приняли решение попасть в… игру. Первый уровень полностью мой. Здесь я — хозяин. Может, и удастся кое из кого сделать хорошего бойца, но для этого вам нужно пройти трудный путь и доказать мне, что вы готовы двигаться дальше.

Я на мгновение закрыл глаза. Да, здесь он — хозяин. Я помнил, как пробирался в трущобах Скайсквера с одной целью — скрыться от преследователей. Впрочем, кроме них меня направляло вперёд ещё что-то… заложенное внутри меня.

Он, наконец, убрал ногу со спины Марии:

— Встань в строй, валет.

Девушка торопливо поднялась и юркнула в шеренгу новобранцев.

— Урок первый. Не болтать лишнего.

Центурион отвернулся от строя и подошёл к большому металлическому квадрату, помещённому на треножник. Пальцы офицера заметались по сенсорным кнопкам на обращённой к нам поверхности. В тот же миг на огромном бетонном плацу, огороженном по краям зелёным кустарником, из земли начали вырастать здания. Надо сказать, что появились они настолько стремительно, выросли так быстро, что вся шеренга валетов невольно охнула от изумления. Я же, знакомый с действием трансатомного синтезатора просто следил глазами за центурионом. Он создавал учебный городок. Пожалуй, неприятным осознанием стало, что командир населил его защитниками. Незаметно переместив взор, я смог разглядеть то, что получилось в натуральную величину.

Городской комплекс привычно разбивали прямые линии асфальтовых дорог. По замыслу создателя, он уже порядком пострадал от военных действий. У многих зданий верхние этажи отсутствовали, а на уцелевших уровнях были выбиты стекла, свешивались рамы. Дома выглядели ранеными солдатами с пустыми глазницами. Кое-где у стен громоздились кучи битого кирпича и куски горящего пластика, выделяя ядовитый дым. Откуда-то из строений явственно потянуло гарью. Иллюзия получилась впечатляющая!

— Так, — громко произнёс центурион, словно мы не могли его услышать, — сюда дополнительный штрих. Вот в это место, на баррикаду дюжину, на верхние этажи снайперов.

Он вновь повернулся к строю. Кривая ухмылка искажала правильные черты лица.

— Вы не просто должны прогуляться по развалинам. Слушайте задачу: преодолеть сопротивление засевших в руинах ррорхов. Чтобы вам не было так легко, я заселил ими подвалы и чердаки.

Я невольно скосил глаза на Бету двадцать. Глупость, но хотелось получить удовольствие от ее реакции на слова командира. Горожанка поджала губы и смотрела перед собой. Похоже, проняло девчонку.

— Ты и ты, — указал центурион на избранных из общей массы валетов, — шаг вперёд. Пойдёте парой. Как в реальном бою, один прикрывает другого. Иначе нельзя. Одинокий боец — не жилец.

Старком пробежал вновь пальцами по кнопкам ситезатора. Рядом с ним возникла стойка с лучевыми винтовками. Над ней в воздухе повис экран, на котором засветились пятьдесят позывных. Напротив каждого — длинная шкала жизни. Пока у всех цвет в шкале нормальный — зеленый.

— Как зовут, рядовые?

— Джей двадцать третий.

— Омега пять, — довольно бодро отчеканили новоявленные защитники Земли. Хотя по их лицам я понял, что ожидали они увидеть совсем другое. Приятное сафари с массой загонщиков и слуг.

— Омега — ведущий, Джей — замыкает группу. Ну что, заснули? Вперёд, валеты, ведь вы надежда человечества!

— Можно спросить? Зачем всё это? — довольно уверенно и вальяжно спросил Омега, высокий чернокожий широкоплечий парень с крупным носом. — Мы ведь победили ррорхов. Каждый день смотрю передачи про ту войну. А нельзя ли просто пострелять по ним, как по мишеням в тире? Из укрытия набить руку?

Командир холодно взглянул на бойца и неожиданно рявкнул:

— Валет, ты — идиот? Откуда ты взял эту чушь? Почему решил, что мы победили ррорхов? Да они в моём мирке всюду, за каждым кустом или кочкой. Только и ждут, когда вы появитесь. И, вообще, как ты мог подумать, ЧТО МЫ СМОЖЕМ КОГДА-ЛИБО ПОБЕДИТЬ РРОРХОВ?

Мне показалось, что я услышал в голосе центуриона растерянность.

— Но… О победе знает каждый ребёнок.

— Мне кажется там, у вас, на Земле болтают много, но определённо в большинстве случаев чушь и бред. Винтовки в зубы и бегом навстречу неприятностям.

С заметной неохотой новобранцы вооружились и направились к ближайшему зданию, за стеной которого исчезли через несколько минут. От нечего делать я принялся считать винтовки в стойках. Их оказалось ровно сорок восемь. Внезапно совсем недалеко раздались выстрелы и крики, наполненные болью и страхом. Две зелёные линии на экране стремительно побежали влево, показывая, что сейчас валеты изранены и их шансы на успешное выполнение задания стремительно уменьшаются.

Скоротечный бой закончился быстро. Линии жизни Джея двадцать третьего и Омеги три, стали пустыми и чёрными. С научной точки зрения, валеты погибли.

Они появились внезапно, перед шеренгой товарищей, испуганно озираясь и зажимая ладонями те места на теле, где минутой раньше получили ранения.

— Встать за строй, — прорычал центурион восстановленным программой неудачникам. — Вы будете умирать, и рождаться, дохнуть и появляться до тех пор, пока не справитесь с заданием. Следующими будете вы двое!

Я почувствовал, как стоящий справа от меня мужчина средних лет с уже заметной залысиной, принялся трястись как осиновый лист на ветру.

— Как вы можете оставаться таким спокойным? — прошептал он едва слышно, обращаясь ко мне. — На Земле у меня было высокооплачиваемая работа, семья и неплохой левый приработок. А потом я поверил рекламе. Почему? Сам не пойму. Но ведь в рекламке писали совсем другое!

Я не ответил ему, анализируя то, что видел и слышал.

Следующая пара была уничтожена ещё быстрее первой. Вновь оживлённые компьютером, раздавленные и испуганные валеты тут же были отправлены в конец строя. За ними пошли попытать удачу ещё двое, а потом ещё и ещё пара за парой… Никто не смог добраться даже до центра развалин. Центурион был вне себя, рвал и бушевал. Я понимал его. И был готов убивать. Кого угодно.

Я стоял по-прежнему как истукан, поэтому заметили меня далеко не сразу.

— Теперь ты, шаг вперёд.

— Икс два, — громко и чётко выкрикнул я.

— Готов сдохнуть, Икс два? Даю тебе в напарники ещё один икс. А, может, и ноль. Понимаешь меня, ноль, как и все вы тут.

Он поманил к себе пальцем девушку, которая недавно так неудачно пыталась отжаться. Мария. Почему-то имя мне запомнилось сразу, в отличие от порядкового номера. Всё же про себя я тяжело вздохнул и мысленно выругался в адрес старкома, сделавшего такой выбор, впрочем, внешне никак не показав недовольства. Девица понуро вышла из строя.

— На старт, бездельники, — захрипел командир.

Я взял в руки винтовку. И невольно тепло улыбнулся старой знакомой, ощутив родной и приятный вес. Мне как будто пришили некогда оторванную руку, и я вдруг пошевелил впервые за много лет пальцами.

Девушка сняла со стенда оружие и, посмотрев на винтовку, скривилась.

— Только не направляй ствол в мою сторону, — тихо предупредил напарницу.

— Ладно, — невольно сглотнула слюну девушка.

— И держись ко мне поближе.

Расширенными глазами напуганного кролика она посмотрела на меня, а потом решительно шагнула влево, за мою спину. Да, удивительно удачно выбрал старком для меня напарника.

Я медленно двинулся по асфальтированной дороге и скоро сравнялся с первым зданием. При зачистке захваченной врагом территории никогда нельзя спешить. К тому же в подобной ситуации нужно оставаться всегда предельно внимательным. Впрочем, я больше надеялся на немалый боевой опыт и приобретённую ранее интуицию.

Ещё сильнее потянуло дымом. Иллюзия, созданная центурионом, поражала своим совершенством. Запахи атаковали меня со всех сторон, выщербленные кирпичи смотрелись на редкость реалистично, а обгоревшие деревья возле стен зданий могли впечатлить кого угодно.

Прижавшись к стене, скользнул от одного укрытия к другому. Первого ррорха заметил почти сразу, как только немного углубились в развалины. Непонятно, как другие могли его пропустить. Долговязая, нескладная фигура с длинными руками и непропорциональными к телу короткими ногами, появилась в окне здания напротив. В соседнем доме нисколько не скрываясь, замаячил его напарник, с явным намерением взять нас в огневую вилку. Я снял обоих, двумя выстрелами, мгновенно переместив ствол с одной мишени на другую.

Мария даже не заметила врага:

— Что это было? — спросила она меня.

— Ничего страшного, — успокоил я её, — просто я опять вышел на охоту.

Двигаясь по улице дальше, метров через пятьдесят застрелил следующего, спрятавшегося за деревом противника. Он опрометчиво выглянул из укрытия, а я уже всадил в него плазменный заряд.

Возле трупа мы остановились.

— Какой ужас, — прошептала Мария.

Она снова закусила нижнюю губу и притихла. Вид ррорха, пусть и бездыханного, неизменно производил на неопытных валетов неизгладимое впечатление.

Огромная, трёх метровая махина лежала на спине, широко раскинув руки. И хоть тело покрывала туника и пластинчатый доспех, хорошо виделась широченная грудь и мощные бугры мышц. Каждая пластина защиты должна отражать плазменные заряды лучевых винтовок. Но не рост и доспехи так напугали Бету двадцать. Мария зачарованно рассматривала голову пришельца.

Несмотря на зримую гуманоидность тела, голова инопланетянина значительно отличалась от человеческого лица. Синеватая бугристая кожа без малейшего намёка на растительность плотно обтягивала верхнюю часть черепа, спускаясь к плечам мешковатыми складками с множеством поникших усиков, среди которых прятались рот и глаза. Насколько я знал, роль ноздрей выполняли как раз длинные синие усики, свисающие вдоль головы и забиравшие воздух из окружающей среды в огромные лёгкие.

Я вытащил нож из-за пояса, нагнулся над телом, включил лазерное лезвие и, не без труда отрезал три длинных четырёх суставных пальца. Скривился, поднеся трофей с загнутыми большими хорошо отточенными боевыми когтями и обвисшей сине–голубой кожей к глазам. Затем выпрямился, снял с шеи напарницы цепочку с боевым медальоном и нанизал на неё военные трофеи. Ничего особенного, то же самое делали с нами и ррорхи, особенно если бойцы живым попадал им в лапы.

Надев цепочку на шею Мария, провёл пальцем по её лицу, оставив на коже ярко–красные кровавые полосы. От прикосновения к коже девушки по моему телу прокатилась непроизвольная дрожь. Теперь она стала похожа на древнего охотника или же опытного ветерана космической бойни. Удивительно, она даже не поморщилась. Это показалось странным, но я вовремя вспомнил, что Бета двадцать все происходящее воспринимает не более, как замысловатую игру.

— Вот теперь ты настоящий боец, — невольно улыбнулся я. — Пойдём дальше?

Она едва заметно кивнула, и я заметил, как судорожно сжались ее пальцы на стволе винтовки.

— Кстати, ты тоже можешь стрелять, — заметил я, а она в ответ выдала некое подобие улыбки.

— Поняла. Скажи, а ты уже играл в эту игру раньше? Ты как будто знаешь всё… наперёд.

— Было дело. Давным — давно.

Мария удивлённо посмотрела на меня. Промашка вышла, нужно следить за словами. Как я мог играть в игру давно, если она совсем недавно появилась на рынке? Похоже, я совсем расслабился.

Я повернул за угол очередного здания, валет последовала за мной. Квартал быстро прошли без происшествий. В центре города, на площади ррорхи устроили внушительную баррикаду. Окинул взором верхушки близлежащих домов. Так и есть — двое снайперов засели на крыше ратуши. Судя по их расположению, они там неспроста. Очевидно, прикрывают сверху основные силы, сосредоточенные за баррикадой.

Часовые противника обнаружили нас сразу, обрушив огненный ураган на здание, за которым мы укрылись и, оглашая окрестности устрашающим боевым кличем. Огненные шары стремительно пролетали мимо, врезались в отделку здания.

Мы с напарницей привалились к фасаду, выжидая окончания канонады. Взгляд Марии был прикован к зданию напротив. Я попытался рассмотреть, что именно привлекло ее внимание, но ничего не увидел.

Залпы на несколько секунд стихли и когда возобновились, нас едва не оглушило. Теперь огонь прошивал стены насквозь, как будто те были сделаны не из кирпича и бетона, а из тонкой бумаги и фольги.

Мы вжались в асфальт. Долго оставаться на месте нельзя. Я сказал об этом Бете и девушка кивнула.

— Давай, по команде за мной. Недалеко отсюда противник разрушил дом. Я видел. Укроемся за этой кучей мусора.

Вдобавок к облакам пыли, поднявшихся от падающих кирпичей, я бросил пару дымовых гранат. Густой дым накрыл площадь. Я скомандовал, и мы рванули к укрытию. Не пробежав и пятидесяти метров, услышал крик Марии и шлепок о землю. Не трудно догадаться, что валета задели. Плохо, очень плохо. Вернусь попозже и посмотрю, что с ней. Остановиться прямо перед баррикадой я позволить себе не мог. Слишком быстрая смерть для нас обоих.

Решительно взобравшись по металлическому столбу, и остаткам какой-то мебели, увидел перед собой размытую в пелене тумана голову ррорха. Автоматически вскинул винтовку привычным движением и выстрелил. Кровь брызнула фонтанами, попав на форму. Череп раскололся. Его осколки полетели в разные стороны вместе с ошмётками плоти.

Я спрыгнул вниз, дал длинную огненную очередь сначала влево, потом вправо. Перекатился через голову и едва увернулся от выпада когтистой лапы. Резко поднялся, вскинул винтовку, но не успел выстрелить, противник вышиб ее у меня из рук. Я успел ухватить оружие за ремень, инстинктивно отступив назад.

Огромный инопланетянин в доспехах до самых колен с нашивками командира отделения, попытался достать меня теперь ногой, но я ушел от удара. Подпрыгнув, я нанёс сокрушительный удар кулаком в самое уязвимое место на теле ррорха — в правую половину грудины. Там, где находились особо важные органы.

Рррорх, зарычав, отшатнулся и я, использовав шанс, прикончил его. Тело согнуло и отбросило на несколько метров назад. Я подстрелил ещё одну неясную фигуру в тумане, потом вторую, третью. Вскоре на баррикаде не осталось никого живого, кроме меня. Снайперов добил под конец метким броском гранаты объёмного действия.

Быстро направился назад. Дым от завесы уже рассеялся, и я увидел трофеи ррорхов — десяток отрезанных голов наших предшественников, выставленных на всеобщее обозрение на столе, возле стены ратуши. Не обращая внимания на привычные атрибуты звёздной войны, перемахнул назад через баррикаду и вернулся к Марии.

Она лежала на левом боку, подогнув ноги к груди, в луже крови, беспомощная и готовая к смерти. Её лицо побелело, а тело сотрясалось. Вероятно, от боли девушка закусила нижнюю губу, но не кричала.

А девчонка-то молодец! Держится неплохо. Было бы хуже, если стонала, привлекая к себе внимание. Тогда ей точно не выжить. А так затерялась под слоем тумана. Сообразительная, куколка.

Я достал аптечку и ввёл необходимый для быстрого выздоровления набор лекарств. Продырявленное тело принялась моментально лечиться. На краях огромной сквозной раны в предплечье образовалась молодая розовая кожа, выделявшаяся на фоне загоревшего тела. Вместе с красной плотью края потянулись навстречу друг другу, быстро затянув рану. Осталась лишь внушительная дыра в униформе и бронежилете, с обожжёнными краями.

— Ты хоть выстрелила разок? — насмешливо спросил я. — Ты мой напарник, помнишь? А напарник должен надёжно прикрывать мне спину.

К этому времени дыхание девушки восстановилось. Лицо порозовело, и Бета смогла сесть.

— Да, раз пять или шесть, — мотнула головой.

Удивительно! И ни разу не попала в меня.

— Ну и как?

— Было… весело. До тех пор, пока меня не ранили в плечо, и я не упала.

— Да, это и на самом деле весело, — согласился я, — только если в тебя не попадают.

Мария посмотрела куда-то за мою спину и снова вернула взор к моему лицу. Возникла короткая пауза. Во время хорошего боя, такое промедление может стоить жизни, но я почему-то не торопился.

— Как ты… мог передвигаться с такой скоростью? — подозрительно спросила меня валет. — И при этом знать, где они находятся в тумане?

— Немного везения и интуиции, — соврал я. — Отдышалась? Пошли дальше?

Боец легко поднялась, и мы перелезли через баррикаду. Вскоре заметили ещё одного ррорха. Совершенно не скрываясь, он спешил на помощь товарищам, легкомысленно топая посередине улицы.

— Видишь того рослика? — указал я на него напарнице. — Превосходная мишень. Можешь потренироваться.

Она кивнула головой и выстрелила. Сгусток плазмы ушёл чуть выше противника и влетел в разбитое окно. Рррорх сразу определил наше местонахождение и юркнул за стену.

Немного подождав, я вдруг словно услышал мысли врага. Он принял решение.

— Сейчас он выглянет. Чуть ниже опусти ствол, задержи дыхание и нажимай на спусковой крючок, когда увидишь цель.

Она прислушалась к наставлению и поразила ррорха точно в открытый участок тела — в шею. Противник выронил оружие и завалился на бок.

— Молодец, — подмигнул я валету, — открыла свой боевой счёт.

— Откуда ты мог знать, когда он… выглянет? — настойчиво спросила девушка.

— Не знаю, — пожал я плечами. — Ррорхи перед каждым действием начинают громко сопеть и пыхтеть. Не услышать их очень трудно.

Она как-то странно посмотрела на меня, но снова промолчала. Эта игра в безмолвное согласие стала меня злить.

Мы двинулись дальше по улице разрушенного и пустынного городка. По пути я снял трёх ррорхов. Одного, впрочем, первым заметила Мария. Учится всё же потихоньку. Когда кончились здания, и мы оказались перед огромным полем, укрытым плотным туманом, я понял, что задача выполнена. Подошёл к густому кустарнику, обрамляющему пространство, и заглянул за него. Метрах в десяти почва обрывалась в бескрайней пустоте. Мы были на небольшом острове где-то в космической бездне.

— Что там? — без всякого любопытства, несколько равнодушно спросила Бета двадцать.

— Пустота. Пора возвращаться.

Через минут десять мы вышли из городка. Новобранцы с командиром толпились на плацу возле табло. Напротив моего боевого позывного, появились надписи:

ИКС ДВА.

СИЛА + 100

МЕТКОСТЬ + 100

ОПЫТ + 10000

У Марии запись её боевых успехов выглядела значительно скромнее:

СИЛА + 10

МЕТКОСТЬ + 10

ОПЫТ + 100

Занятный счет. Круглые цифры и разница между ними в разы.

Я посмотрел на девушку и мотнул головой в сторону командира. Не сговариваясь, прошли вдоль ошеломлённых товарищей чеканным шагом, и я доложил центуриону, что задание выполнено, а учебный городок зачищен. Он долго не сводил глаз с нового ожерелья Марии, состоящего из отрубленных пальцев ррорхов, а потом перевёл тяжёлый взгляд на меня.

— Чёрт знает что, — негромко сказал он. — Такого я ещё не видел. Разорви меня на части, но никакой ты не новичок.

***

В новой реальности я оказался внезапно, как это часто бывает в современных играх. Просто только что стоял на плацу перед центурионом, а в следующий момент уже управлял боевой машиной во главе колонны бронетехники.

Привлечённый шумом, невольно оторвался от прицела пулемёта и обернулся. А затем громко выругался. Моя напарница, которая должна была надёжно прикрывать спину командира, открыла дверь бронетранспортёра и со скоростью испуганного зайца длинными прыжками понеслась прочь от колонны. Струсила? Или тоже являлась частью специального задания по проверке личностей и возможностей новобранцев? Как бы там ни было, остановиться я не мог. Такую явную глупость запрещала и инструкция, и здравый смысл, и мой немалый боевой опыт.

Впрочем, и толку от Беты было мало.

Над головой, между тем, началось недетское представление.

Именно такое, с какого должен наступить конец света.

Огромный десантно — разведовательный корабль ррорхов завис совсем низко над куполами и шпилями городских зданий. Нужно сказать, что визуально он почти касался крыш. Опять же, конечно, меня обманывала иллюзия, вызванная огромными размерами и необычной формой космолёта захватчиков. Ломаные линии позволяли без проблем проходить через чужую атмосферу и дыры-тоннели, пронизывающие под пространственно всю Вселенную, минимально нагревая оболочку овальной формы. Нижние десантные люки оказались открыты. Рррорхи в полном снаряжении тяжёлыми каплями сотнями сыпали сверху вниз из тёмного нутра на ближайшие крыши, дворики и улицы пустынного города. Возле самой земли или асфальта под ступнями десантников появлялись голубоватые облачка, на котором они ловко планировали до самого конца посадки. Прикрывали высадку короткоствольные, но довольно крупнокалиберные пушки, выдвинутые из днища немного дальше краёв оболочки.

За моей спиной вспыхнул БТР. Прямым попаданием его разнесло на куски. Сначала он словно оказался внутри огненного шара, в котором расплавилась прочная обшивка, а так же мечты, страхи и надежды сидевшего внутри экипажа. А потом шар взорвался с оглушительным грохотом, оставив на месте грозной машины тёмную воронку.

Я сглотнул слюну. Стоять нельзя! В каждом БТРе или танке находилось по двое валетов, тех самых, с которыми я недавно стоял на плацу. Всего же с Базы мы вывели двадцать пять единиц бронетехники — БТРов и танков. Теперь, соответственно, осталось двадцать три…

— Закрыть люк, — приказал одному из пяти мобов, приданных программой для усиления экипажа. А затем прибавил скорость. Тут же сосредоточился на задаче, забыв о своей бывшей напарнице. Пожалуй, без неё было даже лучше. Я знал одно. Я должен любой ценой выполнить задание.

И попасть на следующий уровень.

Указатели со знакомыми готическими буквами подсказывали, где нужно свернуть, а какой перекрёсток следует пропустить. Впрочем, даже передвигаясь по узким улицам на высокой скорости, прежде чем мы достигли современного здания библиотеки с прилегающей к ней площадью, потеряли ещё три машины. Едва выкатились на нужную площадь, положение значительно улучшилось. Несколько драгоценных минут про запас нам даровали эскадрильи истребителей и штурмовиков, атаковавших корабль — матку. Современные и сверхскоростные самолёты, вооружённые новейшим оружием ррорхи сожгли за несколько минут, совершенно очистив небо для своих грозных летательных аппаратов. Пехота ррорхов, несмотря на свою удивительную возможность очень быстро ориентироваться и передвигаться, тоже пока не могла поспеть к месту нашего назначения. У нас появился реальный шанс, и мы должны были его использовать на все сто.

Здание библиотеки величественно возвышалось совсем рядом, когда я резко остановил бронетранспортёр. По внутренней связи, как и должен поступить командир группы, отдал соответствующие приказы. БТРы подогнал к ступеням, ведущим к зданию, а каждую смежную улицу закупорил танком или пусковой ракетной установкой.

— Следить за обстановкой. При появлении противника незамедлительно открывать огонь, — приказал я мобам. Большего от них вряд ли можно требовать, но вот в условиях игры они наверняка поведут себя как бывалые солдаты и умрут, как герои. Сам же, не колеблясь, покинул через люк боевую машину, спрыгнул на асфальт и вызвал по одному человеку из каждого экипажа. Высокому чернокожему Омеге, похожему в защитных доспехах на средневекового рыцаря, приказал организовать оборону. Бойцы рассыпались, укрывшись за парапетами, кустами и углами зданий. Троих выбрал в разведку, а во главе поставил Зету четырнадцатого, невысокого умного парня с крупными залысинами, находившемуся на учебном плацу рядом со мной. Отобранные вояки столпились возле меня, чувствуя лишь в одной точке мироздания себя в относительной безопасности. Этой точкой для них являлся я.

После короткого приказа вся троица, несмотря на тяжёлые доспехи, устремилась к зданию. На миг мне стало неуютно. Мы представляли сейчас из себя на удивление лёгкую и удобную цель. Только удача и быстрота действий могла нас спасти. Если бы рядом, за углом одного из зданий из красного кирпича, появился хотя бы один ррорх с переносным гравитационным гранатомётом, он распылил бы нас вместе со всей хвалённой земной техникой на атомы менее чем за минуту. Притом, скорее всего, в одиночку.

— Вам нужно организовать оборону и продержаться, пока мы не выйдем из здания. В вашем распоряжением все вторые номера и мобы, — обратился я к подошедшему центуриону. Я всё больше склонялся к тому, что наш командир никакой не моб, а такой же, как мы, человек, поставленный наблюдать за группой.

— Хорошо, — кивнул он головой и повернулся, собираясь отойти, но я остановил его, положив ладонь на плечо. Мне было важно, чтобы он всецело перешёл на нашу сторону.

— Я хочу сказать, центурион… Те ррорхи, которых вы нам показали на первом уровне, вовсе не являются настоящими ррорхами, какими они есть на самом деле.

Он удивлённо посмотрел на меня, но мысль понял. Только прошедший через горнило настоящей войны мог знать истинную правду.

— Так и есть, — с небольшим опозданием отозвался он, — и на подготовительном уровне и на пути к библиотеке… Вы видели как бы карандашные наброски с типовых моделей. Выглядят они так же, никто вам голову кружить в этом отношении не собирался. Просто мы должны были для начала приучить вас к внешнему виду противника. На этом сходство с тем, с чем столкнулись ранее, заканчивается. Передвигаются они намного быстрее. Противник сильнее и организованнее нас. Их защите и вооружению можно только позавидовать. Они во всём превосходят нас, валет.

— Уже на этом уровне? — деловито уточнил я.

— Уже на этом, — подтвердил он, — те, что сейчас высаживаются с корабля.

— Но мы же победили их, — негромко произнёс стоящий рядом с нами, спрятавшийся за столбом, валет. — Там, в поясе астероидов разнесли их на куски и заставили забыть путь в нашу систему.

Внутренне я усмехнулся, повернулся и отправился следом за разведчиками. Похоже, я один знал истину. Ту, что никогда не озвучивали. Что из многих миллионов космических пехотинцев, закрепившихся на поясе астероидов, уцелел всего один человек. Я.

Группа разведчиков скрылась в гигантском квадратном корпусе, ярко раскрашенном, с аккуратно вставленными на площади и парапетах островками зелёной травки, подстриженного кустарника и одиноких деревьев.

— Рррорхи, — вышел на внутреннюю связь центурион, — судя по данным беспилотников, собрались и быстро продвигаются в нашу сторону. Установил, что одну группу вам удалось уничтожить на подходе ракетами. Вы перебили рабочих, притом совсем другой расы, подготавливавших площадку для телепортации с корабля тяжёлой техники.

— Сколько у нас времени?

— Минут двадцать на всё, не больше.

Я начал медленно подниматься по ступеням в сторону больницы, не опуская лучевого ружья. Не прошёл и половину пути, как дверь открылась, и показался Зет, нетерпеливо махнувший мне рукой. Я постарался ускорить шаг и скоро оказался возле валета.

— Что там, Зет? — спросил его, безуспешно пытаясь рассмотреть выражение лица за маской шлема.

— А вы сами посмотрите! — он шагнул вперёд, приглашая двигаться следом.

Как только от полученного сигнала автоматически открылись большие сенсорные двери больницы, я смог рассмотреть внутренний холл. Пространство он занимал гигантское. Полукруглую крышу с разноцветным пластиковым стеклом поддерживала огромная колонна в центре, вокруг которой росли небольшие деревца.

А вот перед ограждением колонны столпилась многочисленная толпа мобов всех возрастов. Они пытались, споря и ругаясь, поскорее покинуть здание, но мои доблестные бойцы пока сдерживали их порыв.

— Ну и что? — недовольно буркнул я. Задание есть задание, и я не мог понять, почему допущено досадное промедление. — Почему стоим? Выводите их всех и грузите в «коробочки». А потом как можно быстрее на Базу.

— Подождите, командир. Всего одну секунду, — остановил Зет. — Сейчас всё поймёте сами.

Он поманил к себе малыша, светловолосого, с милым лицом, лет семи от роду, не больше. Мальчик держал в руках книжку. Встревожено посмотрев в мою сторону, он всё же шагнул навстречу. Я невольно прочёл название книги у него в руках: «Волшебник страны Оз». Что ж, одна из самых обожаемых книг из моего детства.

— Говоришь, нравится тебе эта книжка? — доброжелательно, с настоящим баварским акцентом, спросил Зет, присев на корточки. Свой шлем, чтобы не пугать ещё больше ребёнка, он снял и держал в руке.

Мальчик утвердительно кивнул головой.

— Ну и что, валет? — я пожал плечами. — Программа способна создать любую имитацию.

— А что ты ещё читал, кроме неё? — не слушая меня, снова спросил боец.

Сначала медленно, а потом всё быстрее юный читатель принялся перечислять книги, которые ему понравились, попутно касаясь героев и сюжетов. Соображал он быстро и выводы делал интересные. Совсем как я в его время. По мере того, как он быстро и находчиво отвечал на вопросы Зета, я покрывался противными капельками пота. С каждой новой фразой убеждался, что передо мной находится не моб, а самый настоящий человек. Мобы, как бы то ни было, являются всего лишь частью программы. В зависимости от заложенных в них требований, могут защищать вас в новой реальности, изредка выдавая похожие одна на другую фразы типа: «Ну и в дерьмо мы с тобой вляпались, парень». Могут даже поддерживать беседу, могут расхаживать с умным видом и книгой в руках, но моб никогда не располагает каким-либо внушительным багажом посторонних знаний, а тем более не сможет анализировать их.

— Чёрт, — невольно выругался я. — Быть того не может. Выходит, здесь одни люди, что ли? Они все здесь такие?

— Ты молодец, — погладил по голове паренька валет. — Похоже.

— Вы спасёте нас? — с тревогой в голосе спросил мальчик.

— Обязательно, — соврал Зет, — ведь мы появились именно для этого.

— Что за чёртова игра! — я непроизвольно окинул взглядом множество взволнованных лиц и вдруг почувствовал, как мои плечи согнулись от бремени невероятной ответственности, которая легла на меня. Следующий уровень, на котором мы должны были проявиться, находился в космосе, среди астероидов. Для беженцев там не было места. Простое умозаключение подводило к тому, что они либо должны застрять здесь, либо быть уничтожены в прямом смысле слова.

— В чём дело, валет? Я ошибся в тебе, назначив командиром? — раздражённо заворчал в наушниках голос центуриона. — Ты теряешь слишком много времени. Враг вычислил нас, перестроился и выдвинулся в гости. Мало того, первая группа летунов атаковала беспилотники.

— Непредвиденные обстоятельства, сэр. Вам они покажутся необычайно странными.

— Тебе доверили выполнить сложнейшую и ответственную задачу! — заревел центурион. — Ноги в руки и бегом на улицу!

— Начинайте выводить людей из здания и распихивайте их по « коробочкам». Мобов садите на броню, иначе всем может места не хватить.

Отдавая распоряжения, вышел из здания и спустился по лестнице. Мои валеты, покинув боевые посты, перехватывали выбегавших из больницы испуганных людей, разбивали по группам и отводили к предназначенным для посадки БТРам. Не прошло и нескольких минут, как погрузка завершилась.

— Зачем ты посадил на броню солдат — мобов? По — моему, самое идиотское решение, какое можно принять. Они хорошо обучены и отлично вооружены.

— А вы чем-либо интересуетесь, центурион? — набравшись смелости, спросил я нашего наставника, завёл мотор и мягко тронул грозную машину с места. От моих многочисленных пассажиров меня ограждала глухая броневая плита.

— Странный вопрос, валет. Ну, рыбалка. Немного копаюсь в искусстве.

— В каком?

— Картины. Больше нравится, конечно, классика, чем современная ляпотня. Разбираюсь потому, что сам немного рисую.

Ого! Как я и думал, центурион вовсе не был создан искусственным интеллектом.

— А вы для интереса спросите о чём-либо отвлечённом пассажиров, сэр. У них тоже оказалась почему-то масса интересов. Поговорите по душам, прощупайте возможности мышления. Что-то мы пришли к такому выводу, что все они вовсе не мобы.

Некоторое время центурион тяжело, под урчание мотора, переваривал услышанное.

— Зачем? Грязные ублюдки, — только и сказал он хриплым голосом и прервал связь.

Между тем колонна бронетехники на большой скорости, вывернула с одной улицы на другую. На экране внешнего слежения я вдруг увидел, как над нами вспыхнуло небо. Рррорхи настигли нас. Беспилотники встретили плоские боевые диски ракетами, но те либо увернулись от них, либо спрятались за защитными полями, расшвырявшими огненные ракетные следы по всему темнеющему небосводу. Наши же летающие помощники принялись вспыхивать один за другим.

Ещё прибавив скорости и задав совсем уж бешеный темп для следующих за мной бронированных машин (как там умудрялись держаться на броне мобы?), перенёс обзор на задние камеры. Огромная летающая махина ррорхов на очень высокой скорости, двигаясь на голубоватой антигравитационной подушке, появилась из дождя рушившегося кирпича и поднимавшегося облака пыли. Замыкавший колонну танк остановился, башня начала поворачиваться в сторону противника, однако ррорхи опередили земной экипаж. Я увидел, как они выстрелили из короткого ствола концентрированной волной антигравитационной энергии, всё исказившей вокруг себя. Воздушная волна подняла в воздух пятидесяти тонную машину, несколько раз перевернула её и рассерженно бросила на стену соседнего здания с такой силой, что ствол погнулся, а башня порядочно погрузилась в асфальт, изогнувшись в корпус на несколько десятков сантиметров. Фигурки мобов, изломанные и согнутые, разлетелись в разные стороны. Два оставшихся у меня танка самоотверженно остановились, загородив улицу, и умудрились дать залп одновременно так, что земля вздрогнула. И хотя я всё дальше и дальше удалялся от места боя, было прекрасно видно, как снаряды, отброшенные в сторону защитным полем, взорвались совсем не там, куда их отправили.

Тем не менее, наша спасательная экспедиция смогла оторваться немного от противника и выиграть драгоценное время, оставив танки сзади, за очередным поворотом.

— Немного притормози, — вновь ожила связь голосом центуриона. — Пожалуй, я сойду. Пехотинцы — ррорхи, эти дьявольские твари двигаются непостижимо быстро, даже на своих двоих. Скоро они нагонят вас, выбрав самый короткий путь, но тут-то я их и встречу со всеми солдатами — мобами, которые у нас есть.

— Центурион…

— Не пускай сопли, сынок. Вытащи гражданских. Мы ещё встретимся на следующем уровне.

Я немного притормозил, и моему примеру последовала вся колонна. Через минуту город проснулся. Сзади нас загрохотало и загремело так, словно разразилась сильнейшая гроза, ежесекундно сыпавшая десятками молний.

— Пусковым установкам и вторым номерам следить за небом. Выдвинуть турели лучевых пулемётов и приготовить ракеты.

Ничего. Если немного повезёт, если враг чуть-чуть замешкается, мы легко доберёмся до Базы. Она уже совсем близко. А уж там-то защитный периметр сдержит ррорхов до тех пор, пока мы сможем эвакуировать гражданских.

***

Заметив одинокую и призывно машущую рукой знакомую фигурку на тротуаре, у самой стены великолепного домика из разноцветного кирпича, я невольно выругался и остановил бронетранспортёр. Откуда она здесь взялась? Получила очередные задания и вернулась? Впрочем, бросить её я не смог. Открыл, нажав соответствующую кнопку на приборной доске, овальную дверь десантного люка и крикнул в микрофон:

— Лезь внутрь!

Она юркнула в БТР быстро, как напуганный зверёк, а я с места рванул тяжёлую боевую машину вперёд, пытаясь как-то возместить упущенное на остановку время. Краем зрения увидел, как девушка в каске и бронежилете пробирается на место стрелка и, не поворачивая головы, спросил ледяным тоном:

— Ты люк закрыла?

— Я… Люк…

Конечно, я мог закрыть эту чёртову дверцу и без её помощи. Но очень уж был зол на Бету и хотел погонять её:

— Быстро развернулась, вернулась и закрыла за собой эту грёбанную дверь! — рявкнул так, что она подпрыгнула на месте. Ох, как же я был на неё зол! И, если признаться честно, то было за что. Бросить товарищей, бросить меня, наплевать на беззащитных гражданских, что находились сейчас в десантном отсеке.

И всё из-за трусости и безответственности.

В реальной жизни, в настоящих боевых условиях, как тому я сам был не раз свидетелем, трусов и паникеров расстреливали на месте без суда и следствия. Даже имени не спрашивали. Впрочем… Мы всё же в игре, мне дорог каждый солдат, как дополнительная огневая мощь и… у меня просто не поднимется рука для совершения НАСТОЛЬКО сурового правосудия.

Скоро Мария вернулась, устроилась рядом на месте стрелка-наводчика и первым делом потянулась за планшетом управления техники.

— Оставь его. Или попросту выброси, — остановил я её недовольным тоном и тут же с трудом выровнял машину. На большой скорости БТР налетел на кучу кирпичей, нас подбросило вверх и порядочно тряхнуло.

На её молчаливое удивлённое и вопросительное выражение, дал неспешные пояснения:

— Беспилотников сожгли. Сейчас только танки и гусеничные ракетные установки пытаются сдержать натиск пехоты ррорхов, пока мы не доберёмся до Базы.

— А до неё далеко? — пискнула Мария.

Ну, до чего же противный голосок!

— Осталось совсем немного. Хотя дело тут, впрочем, не в расстоянии, а в удаче. И в нашей способности к сопротивлению. Выдвини турель основного лучевого пулемёта в броневом колпаке, — дал я «напарнице» новое распоряжение.

Она встала и, держась за спинку кресла, неуклюже затопталась за спиной.

— Читай надписи. Читай надписи! — вновь сорвался я. — Возле тебя всё время должны появляться на уровне лица поясняющие надписи. Только круглый идиот не сможет разобраться в двух кнопках по инструкции.

Обиженно тряхнув головой, Бета заметила наконец-то подсказки. После короткой паузы дело пошло у неё споро и быстро. Как заправский военный или наёмник, Мария выдвинула ствол наружу, вставила куда нужно контейнеры с боеприпасами и приготовила оружие к стрельбе.

— Как ты вышла на дорогу, по которой мы отступили от больницы? Даже в таком небольшом городке масса дорог, переулков и тупиков. Заблудиться здесь, как дважды два, — меня не отпускали неприятные мысли насчёт Марии. Лезли в голову подозрения и опасения насчёт её роли во всей истории, в которую я умудрился вляпаться. А вдруг, она агент ррорхов или соглядатель какой-либо недружественной организации?

— Мне помогли.

Двумя словами ей удалось одновременно, и ошеломить, и ошарашить меня. На миг потерял дар речи, автоматически продолжая маневрировать и прокладывать путь для всего конвоя.

— Кто?

— Несколько валетов. Небольшой отряд. Не из наших. Они вывели меня на нужную дорогу, а сами отправились навстречу ррорхам. Я слышала, как они открыли огонь по противнику.

Не верю! Не может быть!

— Не может быть такого, — я и не заметил, как озвучил последнюю мысль. — Откуда здесь могли взяться другие валеты? Ты хоть понимаешь, что говоришь? Всю окружающую среду — этот город, звёзды, улицы и дома создали специально для нашей группы. Как в закрытом для других мире могли появиться посторонние? Допускаю, что тебе повстречались неудачники, застрявшие и не прошедшие уровня с первого раза. В таком случае, где-то внутри процесса произошло смешение программ, соединившее две группы.

— Мне так не показалось. Вели они себя уверенно. И словно шли к определённой цели, и я вроде как почувствовала, что тоже… часть их задания.

Я задумался, пытаясь осмыслить услышанное.

— А куда подевались мобы? — между тем спросила Бета.

— Я высадил их возле больницы, как живой щит на пути ррорхов. Кстати, во главе с твоим любимым центурионом.

— Избавился от мобов и остался с одними людьми. Тебе с ними проще и лучше? — усмехнулась она.

— Кроме нас, — пояснил я ей ещё кое-что важное, — людьми оказались, к тому же, ещё и гражданские. Помимо того, я на все сто уверен, что и центурион — тоже человек.

— Не может быть! Но ведь их могли всех убить! Женщин, детей, стариков… Зачем…

— Кто-то забавляется и холодно наблюдает за нами, — пожал я плечами. — Кто-то хочет, чтобы мы выложились на все сто.

— Негодяи.

— Вот, вот, грязные ублюдки. Так и центурион сказал. Похоже, он был не в курсе.

Она на мгновение замолчала. Выдержала паузу не долго:

— Я думаю, ррорхам нас не догнать.

— Почему? — искренне удивился я.

— Они… такие медлительные. Их довольно легко убивать.

— Послушай, детка, — я специально подчеркнул интонацией последнее слово, — то, что ты видела раньше, не соответствует действительности. Вам показали не совсем настоящих противников. Вы сражались с их заторможенными и глупыми копиями. На самом деле всё не так, как ты думаешь. Они намного быстрее нас. Умнее и сильнее. И вооружены так, что нам и мечтать не приходиться. Запомни раз и навсегда — они охотники, а мы всего лишь дичь.

— Икс, вижу летунов ррорхов над собой. Заходят на боевой заход, — неожиданно вмешался в разговор водитель с последнего транспорта. Усиленные микрофоном слова, предназначенные мне, услышала и Мария.

— Появились цели! Турели развернуть на сто восемьдесят градусов, задний обзор, верхний квадрат. Видишь цель, сразу жми на гашетку, — приказал я Бете и отдал соответствующие наставления по внутренней связи остальным стрелкам.

Она выполнила мой приказ и тут же взвинчено и возбуждённо закричала, почти потеряв контроль над собой:

— Вижу! Вижу! Один, два… Больше десятка целей.

— Так чего ждёшь, валет? Вали их. Вали всех.

Я почувствовал, как завибрировал корпус машины, моё кресло и ручки управления, когда в небо понеслись огненные полосы.

Теперь сзади не просто грохотало, всё небо светилось. Невольно посмотрел на экран заднего обзора. Едва не сталкиваясь, десантные машины на огромной скорости неслись по узким улицам. А сверху, над последними БТРми зависли, словно приклеившись, несколько аппаратов ррорхов — почти идеального вида диски. Из одного вдруг вырвался сгусток света, ослепивший меня, и ударил рядом с замыкающим бронетранспортёром. Асфальт в месте попадания вспучился и… исчез, растёкшись тёмными ручьями по краям огромной воронки, в которой осталась одна обугленная, запёкшаяся, стекловидная земля. Наш ответный огонь не заставил себя ждать. Пулевые и лучевые попадания отмечались небольшими вспышками на некотором расстоянии от поверхности диска. Невидимое защитное поле надёжно прикрывало вражеский летательный аппарат от земного оружия.

— Чёрт, не могу ничего поделать, — с отчаянием в голосе запричитала Бета, — бью я ведь точно, попадаю в них, а им хоть бы хны!

— Осталось совсем чуть-чуть, — поспешил успокоить её. — Сейчас выскочим к периметру Базы. Мы уже приехали!

Я услышал в наушниках жуткий крик, а затем звук оглушительного взрыва. На некоторое время совсем оглох, но не стал смотреть назад. Итак, понятно, что на одну машину в моём конвое стало меньше.

Совершенно внезапно мы выскочили на совершенно пустынный участок, вымощенный бетоном и асфальтом. От угла последнего здания городка до высоких стен Базы нас отделяло метров пятьсот «глухого» пространства. Не знаю, откуда создатели местного иллюзорного мира взяли образец, но выглядела База очень эффектно и внушительно. Весь периметр окружала стена из бетонных плит, метров пять высотой. На верху стены клубились ряды колючей проволоки, сквозь разрывы которой повсюду зловеще матово поблёскивали стволы крупных и малых орудий. Некоторые здания во внутреннем дворике были построены заведомо выше стен, но и они ощетинились множеством стволов.

Пользуясь подсказкой, я вышел на нужную волну:

— База! База! Вызывает сто третий!

— Сто третий, База на связи, — почти сразу же отозвался лишённым эмоций голосом дежурный моб.

— Конвой с эвакуированными гражданскими, — мне едва удалось перекричать грохот выстрелов и собственную временную глухоту. — Преследует авиация противника. Просим поддержки и допуска на территорию!

— Доступ получен, — обнадёжил моб. — Прямо по движению — ворота. Поддержка оказывается.

Подтверждая слова дежурного, земля содрогнулась. Большие и малые орудия заговорили, загрохотали и застучали одновременно. В сторону инопланетных летунов устремились тонны взрывчатки, десятки ракет, сотни снарядов и ещё множество иных разрушительных изобретений землян. Свет осветил всё вокруг, выстрелы заглушил любой звук. Сзади, над головой что-то грохнуло так, что вместе с налетевшим вихрем я отчётливо заметил, как над нашими головами прошла световая волна. Затем с такой же силой раздался новый взрыв и ещё, ещё один… Защитное поле ррорхов не выдержало сначала у одного диска, а потом и у других. Оставшиеся в живых летуны противников резко отвернули вправо, и ушли ввысь, пытаясь спастись.

Мы неслись прямо навстречу бетонному забору. Я вёл машину, больше доверяя бортовому компьютеру, чем себе.

— Прошли через ворота, — сообщил моб в наушники. — Вот это представление, сэр…

К этому времени зрение вернулось, и я направил БТР, не снижая скорости, по дороге между приземистыми зданиями в сторону взлётной площадки.

Обернулся, чтобы посмотреть, как там дела у Беты и увидел, что она, повернувшись ко мне и судорожно вцепившись в ручки турели пулемётов, что-то кричит. Интересно, кому она может здесь кричать? Конечно, мне! Детка, я ведь всё равно тебя не слышу, зря стараешься!

Внезапно нас оторвало от земли и высоко подбросило в воздух. БТР, сам по себе тяжёлая машина, да ещё с немалым запасом боеприпасов и парой десятков беженцев, взлетел метров на двадцать в высоту и начал валиться носом вперёд. Мы обязательно бы перевернулись, но мне удалось выровнять нос бронеавтомобиля у самой земли, и БТР тяжело плюхнулся на передние колёса. Справа от нас появилась тёмная полоса, похожая на широкое шоссе, шириной метров двадцать. Шоссе прошлось по стене, оставив в ней ровный проход, и вытянулась намного дальше, на километры вперёд, испарив все попавшиеся на пути здания.

— У них есть термобарриевые пушки! Так они разнесут всю Базу за несколько минут. Мы должны успеть, валет! — захрипел я изменившим голосом. Мария кивнула головой, судя по всему, услышав слова. Я обратил внимание на то, как расширились у неё от страха зрачки. А затем снова посмотрел на экран заднего обзора. Из более десятка БТРов, следовавших в колонне, четыре завалились на бок, остальные развернуло в разные стороны и раскидало по всей улице.

Я остановил бронеавтомобиль на самом краю взлётного поля. В нескольких десятках метров выстроились в ряд обтекаемые и вытянутые хищные силуэты А-30, за которыми возвышались огромные транспортники. Впрочем, из этих гигантов нужен был всего-то один.

— Покидаем машину, — распорядился я. — Выводи гражданских.

Мы с Бетой поспешили покинуть БТР и спрыгнули на бетонку. Под невообразимую какофонию своих и чужих орудий, открыл десантный отсек, и выпустил на свежий воздух около двух десятков пассажиров. Растерянные и испуганные, они потерянно и беспомощно, сгрудившись, осматривались по сторонам на краю бетонки.

Вскоре показались новые кучки столь же ошеломлённых людей. Широкоплечий Омега, закинув за спину на ремне винтовку, залез на корпус опрокинувшегося БТР, открыл дверцу и помогал выбираться порядком потрёпанным женщинам и мужчинам. Позвав к себе ближайших валетов, велел поскорее сопроводить гражданских к огромному «Антею», а потом вернуться назад.

Заметив Зета, приказал отделиться от остальных и подойти. Он парень умный, разберётся и поможет. Всё это время Бета не отставала от меня ни на шаг. Настоящий телохранитель.

— Верю в тебя, Зет, — кивнул головой на Марию. — Вместе с Бетой вы должны завершить миссию. Убраться с этого дерьмового места как можно дальше. У ррорхов пока всего один лишь разведывательный корабль. Мы прикроем вас и поможем оторваться от преследователей. Как только обойдёшь их, считай спасён. Сразу же попадёшь на следующий уровень. Беги, готовь самолёт к взлёту, а мне нужно кое-что прояснить с Бетой. Жди её.

— Понял, Икс, — невысокий мужчина с внушительными залысинами, заметными даже сквозь прозрачную маску шлема, кивнул головой и затрусил к самолёту. Моим валетам к этому времени удалось собрать всех спасённых, и они кучно и торопливо зашагали следом за Зетом.

А я обернулся к Бете. Она выжидающе смотрела на меня.

— Не могу понять, — честно признался я, — зачем ты спрыгнула во время марша с «коробочки». Сказать, что ты трусиха у меня язык не поворачивается. Броситься на землю, с бешено несущейся машины на полном ходу может или слишком глупый, или очень уж смелый человек. К тому же видел, как ты вела огонь по летунам ррорхов. Глаза довольные, широко раскрытые, вся дрожишь от возбуждения. Приступ адреналина, но никак не страха. Может, всё же сознаешься, почему оставила машину?

— Ну… Я… — по выражению взгляда понял, что она лихорадочно подбирает наиболее правдоподобную ложь.

Место, конечно, выбрано было не то для разборок. Да и время тоже. Но несколько минут у меня было, а я парень дотошный.

— Бета, — негромко произнёс я, — Мария, думаю между нами не должно быть тайн. Я расскажу тебе всё, что знаю сам, а ты поведаешь свою историю. Похоже, мы ключевые фигуры во всей заварушке.

Она немного подумала и согласилась:

— Когда? — деловито осведомилась у меня.

— Когда оживу на следующем уровне.

— Оживёшь? — мне, наверное, показалось, что услышал в её голосе тревогу. И вдруг понял, что взбалмошная и непредсказуемая девица непонятным образом становится по особенному дорога мне. Эх, парень…

— Ну, да. Кто-то ведь должен будет прикрыть вас, пока будете взлетать. У нас, тех, кто попытается остановить ррорхов шансов, вообще-то, не так-то и много. Главное, чтобы вы смогли выбраться, тогда вся группа проявится на следующем уровне. Обещай мне, что напомнишь обо всём. И главное — о нашей договорённости.

— Обещаю, — её голос точно дрогнул, и она опустила глаза.

— Ты очень храбрая и способная. Хватаешь всё на лету. Ничего не бойся, доверяй больше своей интуиции. И… ещё.

— Да?

Я посмотрел в сторону «Антея». Большая часть женщин и детей скрылась внутри тёмного нутра по опущенной сзади сходне.

— Мы проиграли в той войне. Ррорхи победили.

— Если ты думаешь напугать меня, — фыркнула она, но я бесцеремонно перебил:

— Когда-то я был одним из защитников пояса астероидов. Похоже, после атаки в живых остался я один. На Земле меня вычислили и, как подозреваю, специально загнали в игру. Впрочем, очень сомневаюсь, что мы с тобой находимся в игре. Ррорхи создали некое подобие земных игр, похоже, в настоящей реальности.

— Я не верю тебе, — твёрдым тоном произнесла Мария. — У нас есть правительство. А ещё армия. И космический флот.

— Да. А так же свои поселения на Луне и Марсе. Народ начинает порядком забывать о войне, ведь она оказалась такой скоротечной и успешной. И всё благодаря средствам массовой информации. Но это не так! Это не так! Мы не победили! Ррорхи, их программы контролируют всё. Они разрушили защитный периметр в космосе, захватили командные центры, убрали, где надо свидетелей. Но я не знаю пока их истинных целей.

— Ты параноик, — только и сказала она. — Самый настоящий сумасшедший.

— Поговорим позже… Беги к самолёту, — распорядился я, понимая, что времени у меня на разговоры больше не осталось. Ведь дальше предстояла самая тяжёлая часть, состоящая из доводов и примеров. Она шагнула прочь, остановилась, посмотрела на меня, нахмурилась. А потом отвернулась и побежала к «Антею». По пути едва не столкнулась с группой спешащих ко мне валетов. Наверное, зря напугал девушку. Но всё же ведь не до конца. Вряд ли кого из нас ррорхи выпустят из своего миража живыми.

Вскоре возле меня собрались оставшиеся в живых бойцы. Теперь я знал каждого из них. Они сражались, умирали и воскресали у меня на глазах и становились всё родней и ближе с каждой своей новой смертью.

Нас осталось около тридцати. Впрочем, истребителей на взлётной полосе оказалось куда больше.

— Кто-нибудь летал на самолёте? Я имею в виду, как пилот?

— Я!

— И я!

Человек десять откликнулись, сильно удивив меня.

— И где? — спросил я, заранее зная ответ.

— Военная авиация.

— Космическая служба орбитальной защиты.

Что ж, ррорхи тщательно и с одним им известным умыслом отбирали валетов в нашу группу.

Снова сильно тряхнуло. Земля задрожала, а кругом посыпался всяческий мусор, что получается после взрыва. Защита внешнего периметра не выдержала очередного натиска. Один из дисков противника нашёл слабое звено в огневом вале и, прорвавшись сквозь стену свинца, пронёсся над нами. Попутно обрушил мощь бортовых пушек на ближайшее здание. Трёхэтажный бетонный бункер смело, словно его и не было. После чудовищной вспышки, когда сдетонировали боеприпасы, куски бетона, остатки от каких-то металлических конструкций полетели в разные стороны. Один из обломков попал точно между лопаток стоящему всего лишь в паре метров от меня валету. Парень не успел понять, что же с ним приключилась, как уже был мёртв. Вся верхняя часть тела мгновенно превратилась в кровавое месиво, а труп повалился к моим ногам.

— Нет времени, валеты! — загрохотал я. — Защита прорвана. Всем выбрать истребитель и подготовиться к взлёту. Руководствуйтесь подсказками компьютера. По машинам!

Ближайший ко мне А-30 с бортовым номером сорок шесть стоял совсем рядом. Я направился к нему и скоро уже сидел внутри кабины, сменив герметическую каску пехотинца на шлем пилота. Внешне и внутренне совершенная машина с внушительными возможностями! Я с нежностью провёл ладонью, не касаясь, вдоль приборной доски.

Затем установил связь с остальными валетами, а потом с бортовым компьютером. Меня просто трясло, так рвался выместить свой страх и ненависть на ррорхах. Я очень надеялся, что мы порвём противника.

— Взлетаем, — приказал своему помощнику и сначала почувствовал, а потом увидел сквозь прозрачный пластик кабины, как машина начала вертикально подниматься в воздух. На высоте метров пятидесяти я завис над лётным полем.

Невольно огляделся. Более двух десятков стреловидных серебристых истребителей тоже оторвались от земли и теперь мощной фалангой выстроились в единую линию, уже в воздухе. А вот человека три или четыре ещё не смогли справиться с управлением, я видел, как они пытались разобраться, что к чему внутри кабин.

Именно в самый неподходящий момент во время взлёта, как это часто бывает, нас захватили врасплох. Звено из пяти дисковидных аппаратов стремительно вынырнуло из кустистого облака и рухнуло вниз, на нас. Я успел увидеть, как огненный вихрь прошёлся по земле, как вспыхнули оставшиеся на поле истребители, вмиг превратившись в результате взрывов в огромные костры, и отвернул машину в сторону. Выполнил маневр вовремя — ближайший истребитель исчез во вспышке и во все стороны, пролетев совсем близко от кабины, разлетелись обломки от боевой машины.

Машинально вдавил пальцем кнопку старта настолько глубоко, что утопил полностью в ровной поверхности. На огромной скорости, такой, что меня прижало к креслу, быстро вышел из зоны обстрела. Мир за прозрачным колпаком кабины завертелся, закружился. А-30, как очень умная машина, оценила угрозу и выполнила сама и без приказа сложнейшие маневры.

— Жив? — участливо спросил меня приятным женским голосом Мозг, компьютер истребителя.

— Пока ещё, — прохрипел я, испытав на себе чудовищную перегрузку.

Услышав знакомый голос, откликнулись мои валеты. Их голоса зазвучали в наушниках гермошлема:

— Джета на связи.

— Омега на связи.

Я насчитал восемнадцать пилотов. Ррорхам удалось совершенно бескровно для себя значительно прополоть наши ряды ещё до момента схватки. Что ж, неплохо начали…

— Наша цель — защищать транспортник.

— Понял, — первым отозвался Джета. И в тот же момент всё завертелось в безумной карусели в воздухе и эфире. Мои истребители пытались зайти на удобные позиции, ррорхи со своей стороны охотно ввязались в мясорубку. Их аппараты словно наплевали на законы физики и аэродинамики. Сверкающие, созданные из неизвестного металла диски могли на невообразимой скорости вдруг прыгнуть вверх или вниз или же внезапно резко остановиться. Любого пилота, даже рождённого на планете со сверх тяготением от похожих кульбитов размазало бы в кровавую кашу внутри кабины. Но ррорхи чувствовали себя прекрасно, продолжая бой. Было лишь одно здравое объяснение — пилоты противников находились внутри защитных силовых полей. Они явно превосходили нас технически, нам же оставалось противопоставить им только своё мастерство.

Через минуту после начала боя противники сбили первого из валетов. Самолёт выпал из общей кутерьмы и, горя и разваливаясь в воздухе, упал вниз.

— Противник по курсу, — доложил Мозг, увидев цель при помощи сенсоров и радаров. Автоматически я выпустил ракеты, а сам всеми пальцами нажал на гашетку пушек и пулемётов, расположенную в ручке управления. Наверное, мне удалось застать ррорхов во время какого-то маневра, при исполнении которого они были уязвимы. Я увидел впереди вспышку и едва успел увернуться от обломков диска.

— Ого-го! Один есть! — услышал чей-то радостный и возбуждённый крик.

— Не могу пробить защиту, — зарычал следом Омега, — долблю его сзади, а ему на всё наплевать!

— Тридцать второй, на хвосте!

— Прикрой меня!

— Аааа…

Один, а следом ещё один А-30 огненными кометами устремились к земле. А затем я увидел, как каплевидный истребитель, с вывернутыми вперёд крыльями завернул «бочку» и, используя немалое ускорение, свалился сверху на корпус инопланетного аппарата. В огненной вспышке исчезли оба.

— Пилот, опасность слева, — предупредил Мозг, и я отвернул, соответственно, вправо, едва избежав попадания.

Затем всё смешалось окончательно. Я помню, как уклонялся и снова и снова стрелял. Заходил сверху. Падал вниз. За несколько минут, которые неимоверно растянулись для меня, мы переместились в стратосферу. Здесь, в один момент вдруг заметил, что врагов больше не осталось. Ко мне пристроился ещё один истребитель. Нас осталось всего двое.

— Мы победили, Икс, — радостно доложился, судя по голосу, Альфа.

— Похоже на то, — согласился я и попытался найти по показаниям приборов транспортник. Бете всё-таки удалось взлететь и оторваться на довольно приличное расстояние.

— Противник прямо по курсу, — приятным голосом сообщил Мозг. — Слишком много, пилот.

Мне показалось, что я услышал в голосе машины сочувствие. Взглянув на экран радара, увидел приближающиеся светящиеся точки. Ох, как их было много! Десятки, а то и сотни.

Неожиданно здесь, на границе космоса я вдруг вспомнил Анну. Сверху меня сдавливала темнота бескрайней космической Пустоши, с многочисленными холодными звёздами. А под нами светилась Земля. Огромная полусфера, на которой я отчётливо увидел материки и океаны. Мы находились где-то над Африкой.

Внезапно образ Анны принялся меняться. Изменились глаза, вытянулся нос. Волосы и глаза стали совсем иными. Вскоре совсем другой человек полностью поработил воображение.

— Мария, — прошептал я.

— Не понял, Икс, — тут же отозвался Альфа.

— Красивая. Посмотри вниз, какая она красивая, наша планета.

— Очень…

— Мы не проиграли, валет. Банзай! — громко произнёс я спокойным голосом и направил истребитель навстречу ррорхам. Мой ведомый безропотно последовал за мной.

Что ж, всё правильно, гражданские должны спастись.

***

Задыхаясь от быстрого бега, я поднялась, стуча коваными подошвами ботинок по металлической поверхности подъёмного трапа, и оказалась внутри полутёмного транспортного отсека. На проверку он оказался огромным, впрочем, дальнейшую возможность двигаться вперёд преградила толпа разношёрстно одетых пассажиров спасательного ковчега. Совершенно сбитые с толку и растерянные, они плотно собрались у самого входа, поближе к свету, мешая пройти дальше. Мне запомнились их лица. Наверное, надолго. Заметив форму некоторые смотрели с надеждой, другие с испугом не могли оторваться от того Армагеддона, что разворачивался за нашими спинами на взлётной площадке.

— Расходитесь, расходитесь в стороны, — закричала на них, срывая голос, — держитесь стенок и старайтесь зацепиться за что угодно, лишь бы закрепиться надёжно. Трясти будет не по детски!

Несколько мужчин и женщин услышали меня, остальные же, наоборот, ещё сильнее сбились в кучу. По выражению лиц ближайших ко мне вдруг поняла, что они и не слышат меня, и вдобавок не понимают. И не вследствие того, что одновременно заревели все четыре двигателя гиганта, а просто из-за полученного шока. Не знаю, откуда ррорхи повыдёргивали всех этих людей, но вид они имели случайных прохожих, внезапно переместившихся из уютных тихих кафе и улиц в самый разгар военных действий.

— Да расступитесь же! Я — ваша единственная надежда. Я — пилот!

Последние слова немного расшевелили толпу. Те, кто стоял совсем рядом, немного отодвинулись в стороны, образовав начало небольшой дорожки.

— Пустите её. Она же пилот! — поддержал меня крепкий среднего роста мужчина с седыми волосами, расставил руки и, упёршись ногами в пол, сдвинул немного людскую массу, продолжив необходимый мне проход.

Я непроизвольно оглянулась назад на грохот очередного взрыва. Зет, по всей видимости, заметил, что я проникла на борт, и включил механизм подъёма огромных сходен. Толстая плита из светлого металла, с характерными зарубками и крупными склёпками, медленно поднималась, занимая естественное для полёта положение, наглухо запечатывая вход внутрь самолёта. Бетонку уже не было видно, а вот часть неба ещё открытого для обозрения, я хорошо рассмотрела и запомнила. По той простой причине, что на доступном для наблюдения участке небосвода в воздухе выстроились серебристые истребители. Моё сердце застучало, просясь изнутри груди, чтобы его выпустили наружу, а лоб непроизвольно вспотел. Ведь в каждой из летающих машин сидел один из моих товарищей. Я как будто предавала их, пытаясь поскорее убраться с места боя.

Решительно отбросив прочь пагубные мысли довольно быстро с помощью бесцеремонного крепыша протиснулась сквозь человеческое месиво, попутно давая указания, что должны делать гражданские.

— Чёрт бы вас побрал, вы словно мобы, ничего не соображаете! Жмитесь к стенкам, и в первую очередь смотрите за детьми! Это вам не пассажирский лайнер, кресел нет! Держитесь за всё, что найдёте, через минуту вас так заболтает, что не раз вспомните меня добрыми словами! Дорогу! Дорогу! Клянусь, сейчас достану пистолет!

Вырвавшись из тесных, потливых и удушающих объятий толпы, почти сразу достигла выхода из грузового отсека и оказалась у овальной двери. Затем нажатием ручки вниз открыла её и проникла в следующее помещение. Теперь двигалась по узкому коридору, заваленному по краям до самого потолка разнообразными ящиками и мешками. Впрочем, до пилотской кабины оказалось не так-то и далеко.

— Зет, впусти меня внутрь, — распорядилась приказным тоном и встала так, чтобы установленная под потолком камера слежения показала меня во всей красе. Всё-таки Икс, как бы к нему не относилась, поставил во главе операции не кого-то постороннего, а именно меня.

Очень внушительная и толстая на вид плита из несгораемого металла едва слышно зашуршала, заползая в нишу внутри стены. Я смело шагнула внутрь и оказалась в усечённой полусфере. От внешнего мира нас ограждал сверхпрочный прозрачный пластик. Два пилотских кресла стояли рядом, перед порядком поднятой приборной доской с многочисленными разноцветными, заговорщически подмигивающими лампочками и рядами тумблеров и кнопок. На одном кресле сидел мой новый напарник, второе, пустое, явно ожидало меня. Зет, повернувшись ко мне, недовольно пробурчал:

— Где тебя столько носило, Бета? Моторы запустил, а вот саму «птичку» сдвинуть с места не могу. Бортовой компьютер всё время указывает на то, что рядом должен находиться второй пилот. Вот ведь тупая машина, не дала без тебя улететь! Так что прыгай в соседнее кресло и обращай внимание на подсказки.

Ага! Без меня, значит — никуда! Оказавшись в удобном кресле, обшивка которого то ли заскрипела от злости, то ли застонала от веса, я сразу же почувствовала себя САМЫМ НАСТОЯЩИМ пилотом.

Не бойся, Зет, сейчас во всём разберусь!

«ТРЕТИЙ ТУМБЛЕР СВЕРХУ ЧЁРНОГО ЦВЕТА В ПРАВОЙ КОЛОНКЕ ОПУСТИТЕ ВНИЗ. Нажмите на кнопки A, С и N, обозначенные на схеме».

Надпись-подсказка с точной копией маленького участка пульта управления, раскрашенного разноцветными буквами возле каждой кнопки и тумблера, неизвестно откуда появившись, повисла напротив лица. Боясь ошибиться, я дважды перевела взор с виртуальной схемы на приборную доску, а уж затем сделала всё то, что советовал компьютер. Выполняя манипуляции, уголком зрения взглянула на Зета. Мужчина полностью сосредоточился над задачей, пользуясь в свою очередь своими виртуальными подсказками.

«ТЕПЕРЬ ВОЗЬМИТЕ ШТУРВАЛ И НАДАВИТЕ НА РОГАТКИ ВНИЗ», — заменила новая надпись предыдущую инструкцию. Делая всё в соответствии с приказом, невольно обратила внимание на то, что буквы были довольно крупные, высотой с палец. Они лоснились от чёрного цвета, в который их облекли программисты и едва заметно подрагивали и вибрировали.

— Система активной защиты нестабильна, — сообщил Зет, — и может в любой момент отключиться. Скорее всего, повреждена.

Нечего сказать, ещё одна приятная новость. Я судорожно вцепилась в штурвал — довольно большую штуку, похожую на уродливую стойку с двумя ответвлениями — рогами наверху и ещё глубже повела её вниз и немного на себя. Ручка послушно поддалась, моторы заревели громче и грознее, самолёт нетерпеливо завибрировал всей своей оболочкой и медленно двинулся по бетонке. Мы быстро разгонялись. За стеклом замелькали стоящие в ряды самолёты, строения, деревья…

Внезапно нас крепко тряхнуло. Грохнуло совсем близко так, что я едва не выпустила из рук штурвал.

— Взлетаем, взлетаем, валет, — Зет лихорадочно что-то включал, на что-то давил. — Ррорхи прорвали периметр, истребители вступили в бой. Мы должны убираться отсюда, Бета, и чем быстрее, тем лучше!

Я и сама знала это. Мы должны, просто обязаны использовать дарованный шанс. От выполнения задания зависит слишком многое. Застрянем ли в проклятом месте, переживая раз за разом собственную смерть, или же прорвёмся дальше. На нас с Зетом надеялись сотни гражданских, на нас надеялись лётчики, вступившие в бой. На нас надеялся Икс. Я теперь поняла, зачем он остался с остальными. Им всем нужен был лидер. Необходим был кто-то, способный позвать и повести за собой. Куда угодно. А я… Ох, и хитрец же ты, Икс!

Тяжело и натужно ревя двигателями «Антей» оторвался от взлётной полосы. Я сразу поняла, что мы летим по появившемуся непередаваемому ощущению тяжести в теле и лёгкой тошноте. А тут ещё и земля со всеми привычными атрибутами вдруг резко ушла вниз, куда-то под кабину. Стены, а за ними домики городка, из которого мы явились, принялись стремительно уменьшаться, а потом весь обзор и вовсе закрыл то ли туман, то ли низкие облака. Я невольно поймала себя на немом вопросе, почему туман так плотно окружил наш самолёт? И сама на него ответила. Потому что за его пределами привычный окружающий мир заканчивался. Мы только что покинули довольно большой остров из материи, сотворённый в космической пустоте.

— Как там наши? — невольно вырвалось у меня.

— Настоящая каша. Не понять, где и кто. Пока им дают прикурить.

Я тяжело вздохнула:

— Теперь куда?

— Держим тот же курс. По крайней мере, сейчас по выбранной траектории удаляемся с максимальной скоростью от места схватки.

— А где будем садиться?

— Понятия не имею, — равнодушно пожал плечами Зет, — возможно, нам нужно просто удалиться на определённое расстояние или компьютер укажет на аэродром, и тогда попадём в новую контрольную точку. Выполним задание и окажемся на следующем уровне.

— Все?

— Думаю, что да.

Я на секунду задумалась. Стало горько и обидно. Обидно за то, что ввязалась во всю эту историю. Ожидала, когда платила деньги, конечно, совсем другого. То, что обещала реклама — захватывающего приключения, головокружительного сафари и незабываемого отдыха. Такого, что запомнился бы на всю жизнь. А ведь оказалась здесь из-за отца. Вернее, из-за него больше, чем кого-то другого. В последнее время наотрез отказался понимать меня. Из всеобщей любимицы внезапно и без малейших причин превратилась в вечно подозреваемую затворницу, с суровым и грубым надсмотрщиком. Эх, знал бы ты, куда меня угораздило…

Плюсом не давали расслабиться слова Икса. Ну, пройдём уровень, а дальше? Икс сказал, во что поверить очень трудно, что ррорхи победили в войне. Конечно, полная чушь, а если — нет? Если вдруг ррорхи играют нами? Захотят — мы застрянем на этом уровне в матовой ситуации. Или же вообще возьмутся гонять из уровня в уровень, тестируя игру? Пока им не надоест забава?

От последней мысли даже похолодела и чтобы отвлечься, вновь завела разговор с молчаливым Зетом. Оторвала его от созерцания радаров.

— Как они там, валет?

— Вроде как победили. И время выиграли немало — они уже далеко-далеко от нас.

Двигатели самолёта успокаивали ровной монотонной работой и дарили не передаваемое ощущение уверенности в своих силах. С каждой секундой громадина всё дальше уносила нас от наших товарищей.

— Сколько осталось?

— Двое.

Сначала мне показалось, что ослышалась.

— Сколько?

— Двое. Не знаю, кто из них, но всего двое.

— Они догоняют нас?

— Не могу понять… Блин! Чтоб вас всех… — обычно сдержанный Зет внезапно смачно выругался.

— Что такое, валет?

— Им конец. Ррорхи выпустили из «матки» новый улей. Десятки аппаратов. Они пошли по нашим следам, как собаки, преследующие дичь. Дерьмо. Наши бросились навстречу.

— И..?

— Они задержат их на минуту, не более.

— Валет, мы можем увеличить скорость? — спросила я его, стараясь скрыть нарастающее беспокойство.

Он растерянно посмотрел на меня.

— Мы выжали максимум из малышки, валет. Может, у ррорхов всё-таки не настолько быстрые аппараты, чтобы догнать нас?

И опять отвернулся к своим приборам.

— Всё, их нет. Никого не осталось, — каким-то отстранённым голосом сообщил через минуту Зет то, что увидел на экране радара. — Теперь посмотрим, кто на что способен. Была ли жертва напрасной и стоит ли на что-то надеяться.

Могучий «Антей» рвал на куски облака, держась ровно на намеченном курсе. Гул моторов немного успокаивал, мне даже показалось, что они уже унесли меня в недосягаемую даль от любой опасности…

— Расстояние до целей быстро уменьшается, — с тревогой в голосе сообщил мой штурман. — Не представляю, какая у них должна быть скорость и как можно пилотам, как бы они не выглядели, выдержать такие перегрузки.

Внезапно самолёт резко ухнул вниз. Ослепляющий сгусток света пронёсся над головой, совсем близко от кабины.

— Выполнен защитный маневр, — сухим и бесстрастным голосом сообщил бортовой компьютер.

— Они рядом, валет. Они уже совсем рядом, — упавшим голосом доложился Зет. Впрочем, я уже и без него заметила в разрыве пушистых облаков один продолговатый диск, за ним другой и третий. Летуны ррорхов на своих невероятных летательных аппаратах вмиг догнали нас, а теперь сбросили скорость, намереваясь покончить с самолётом раз и навсегда.

— Зет, ты же…

— У нас ничего нет, Бета. Понимаешь, совсем ничего, чем мы можем их остановить. Мы ведь на транспортном самолёте, где нет пушек, лучевых пулемётов и ракет. Они просто собьют нас без всякого труда, как охотник куропатку.

— Значит…

— Значит, Бета, с этого уровня выхода нет.

Я почувствовала себя на редкость плохо. Сбывались всё-таки мои самые мрачные предположения. И вдруг обострившимся в ожидании смерти чутьём кожей ощутила, что в кабине каким-то образом появился ещё кто-то. Третий. Кто-то, кроме нас с Зетом.

Точно такие же ощущения, видимо, посетили и напарника. Мы обернулись в креслах одновременно с желанием увидеть то, что сейчас находится за спиной.

Он стоял совсем близко от нас, перед надёжно закрытой дверью пилотской кабины. Как всегда спокойный и уверенный в себе, впрочем, на этот раз без шлема и какого-либо оружия.

— Неплохо вас обложили, — спокойным тоном произнёс Икс и шагнул в мою сторону. Нас и отделяло-то всего ничего — два или три метра, которые он преодолел за пару секунд. Я и подумать ничего не успела, как он был уже рядом.

— Мария, — улыбнулся Икс и провёл ладонью по моим волосам. Случайно пальцы коснулись тела. Они оказались такими холодными, такими холодными! Как лёд!

— У тебя в шее дырка, Мария, — сообщил порядком напугавший меня тип с всё той же леденящей душу доброжелательной улыбкой. — Хочешь, я засуну в неё палец, и ты узнаешь, зачем и когда она появилась? На внешний вид её как будто выжгли сигаретой, но предназначение у неё должно быть весьма необычное.

Я невольно вздрогнула, а в руке у Зета зловеще блеснул табельный пистолет. Всё-таки, несмотря на свой ботанический вид, он оказался парнем решительным.

— Ёб… кошмар… Парень, тебя через несколько секунд собьют, а ты мне грозишь пистолетом. А, понял. Может, ты собрался застрелиться?

Лицо второго пилота перекосилось, он вытянул перед собой руку. Вороненая сталь крупного на вид пистолета, слегка подрагивая, застыла в метре от головы пришельца.

— Ты не Икс, — хрипло сказал Зет. — Икс погиб, сражаясь с противником. Погиб, прикрывая нас. Не знаю, зачем тебя послали ррорхи, но думаю, что успею напоследок насладиться и вышибить тебе мозги.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Третья раса предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я