Пленница для сына вожака
Эрато Нуар, 2019

Мне не повезло оказаться на улице во время облавы, устроенной псами. Я попала в качестве эротической игрушки на инициацию младшего сына их вожака. Но меня забрал себе его средний сын – самый мрачный и загадочный, лишённый наследства, замешанный в какой-то непонятной истории. Он знает, как распалить женщину, но никогда не теряет контроль. Посмотрим, кто кого! Предупреждение: откровенная эротика, 18+! В книге есть: оборотни, драконы, сексуальные игры, властный герой, элементы унижения и принуждения и, конечно же, любовь!

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пленница для сына вожака предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ГЛАВА 1

Не знаю, как я оказалась на улице. Словно последние несколько часов — или несколько дней? — просто стёрлись из памяти. Пришла в себя уже на перекрёстке, в сознание врывались крики:

— Облава! Псы! Спасайтесь!

Вокруг вертелось и крутилось, люди метались в разные стороны, и я тоже куда-то побежала, ничего не соображая. Отчаянно хотелось по-кошачьи забраться вверх, но откуда-то я знала, что это верная гибель. Псы изучили наши повадки, поэтому атакуют сверху, прочёсывают все дома и улицы. И я просто мчалась, надеясь, что на этот раз пронесёт.

Псы хозяева жизни. В их руках сосредоточена власть, техника, ресурсы. Нас же давно уже оттеснили на задворки, и, по-моему, терпят исключительно для того, чтобы время от времени устраивать облавы, забавляясь.

В горле пересохло, глаза выхватывали какие-то фрагменты картин, исключительно в поиске, куда дальше свернуть. Ноги устали, но пока несли. Странное тонкое платье под грудь — не припомню, чтобы раньше носила такие — мешало, приходилось его задирать и нестись, не раздумывая.

— Облава! — орали вокруг на все голоса, не перекрывая, однако, рокота лётмобилей. Сегодня псы взялись всерьёз. Смутно вспомнилось, что, вроде бы, младший сын их Вождя достиг возраста инициации. Пятнадцать или около того.

Я резко затормозила, когда впереди по улице приземлилась одна из свирепых машин. Метнулась назад, но оттуда доносился такой же рокот. Рванула в узкий проход между домами, почти проскочила, однако в самый последний момент выход перекрыла мускулистая фигура в синей форме псовой гвардии. Я попятилась, обернулась — с той стороны показалась ещё одна. Псы улыбались, зная, что уже не выберусь. Я тоже знала, но не могла не попытаться. Адреналин подтолкнул к безумию — оттолкнувшись от земли, я вцепилась в какую-то трубу и начала карабкаться вверх.

Ближайший из псов кинулся ко мне, ухватив за лодыжку, бесстыдно заглянул под платье и потянул вниз. Я отчаянно цеплялась, но пальцы разомкнулись, и я свалилась прямо в объятия пса, причём подол платья оказался у меня на голове, а ноги вместе с тонкими кружевными трусиками — на обозрении налётчиков.

— Хороша, — констатировал тот, что меня держал. — Берём.

Они ещё и перебирают?! Я отчаянно затрепыхалась, но две пары сильных рук заломили мои за спину, завязали рот какой-то тряпкой и потащили к лётмобилю.

На улице продолжался бедлам, крики, топот убегающих и догоняющих ног. Но всё это словно бы отошло куда-то далеко и уже не касалось меня. Поймали. Поймали! Не вырваться!

Конвоиры неожиданно притормозили. Я подняла глаза, встретившись взглядом с каким-то парнем. Кот. На мгновение показалось, он мне знаком, сейчас бросится на помощь. Я даже сделала резкое движение, попытавшись вырваться. Но парень отвернулся и бросился прочь.

Мои конвоиры переглянулись, не сочтя добычу достойной, один из них презрительно сплюнул. Меня подтащили к гудящему лётмобилю, перевернули спиной к себе, подтолкнув так, что пришлось упираться руками в дверцу. Один из конвоиров тут же связал их шнурком.

— Обыск, — довольно пояснил второй, хотя что можно спрятать под этим разлетающимся, просвечивающимся платьем? Впрочем, они тоже наверняка знали, что ничего. Не то обыскали бы сразу.

Первый из конвоиров провёл руками по моей шее, сжал ладонями грудь, прижимаясь сзади. Я попыталась лягнуть его ногой.

— Как раз такие нам и нужны, — заверил второй, ловко застёгивая на моих щиколотках цепь в размер шага. Тут же задрал платье, оглаживая ноги, пока верхний продолжал мять грудь и живот. Я ощутила пальцы под трусиками, они проникали глубоко, везде, где могли достать.

— Чисто.

— Я сверху проверил.

— Я лучше перепроверю.

— И я.

Мужики, определённо забавляясь, а не исполняя долг, поменялись местами. Тот, что был снизу, поднялся впереди меня, вывалил грудь из и без того широкого декольте. Тот, который сзади, запустил руки под юбку, разминая мою попку. Я задёргалась, пытаясь вырваться, но была остановлена четырьмя ладонями.

Вокруг всё мелькали лица, кто-то куда-то бежал, я ощущала на себе взгляды — или сочувственные, или облегчённые. Было унизительно от того, что меня средь бела дня, на улице раздевают, облапывают на виду у всех. И в то же время внутри нарастало странное, неожиданное возбуждение. Ещё немного, и начну сама себя презирать. Говорят ведь, между псами и котами, невзирая на извечную вражду, очень сильное сексуальное притяжение.

— Пятый, что у вас? — раздался голос в устройстве связи у того, который стоял впереди.

— Хорошая добыча, — отозвался тот, с сожалением выпуская мою грудь. — Везём во дворец.

Меня запихнули на заднее сидение. Как могла со связанными руками, я попыталась оправить платье, вернуть грудь на место, но возбуждённые соски выделялись под тонкой тканью.

Машина стартовала и через несколько минут приземлилась у огромного здания. Я с ужасом поняла, что это дворец самого Вожака. Для чего ему могла понадобиться девушка, сомнений особенных не было. Да не одна!

Меня ввели в светлый зал без окон, освещаемый лишь лампами. Зеркальные стены, круглые каменные ванны в полу — я насчитала шесть. И десяток девушек, таких же, как я.

Возле одной из стен стояли гвардейцы в форме псов. Нас встретил ещё один мужчина — на этот раз в красной одежде. Похоже, дворцовая форма. Вопросительно кивнул на мои ноги.

— Сопротивлялась, — пояснил один из конвоиров.

— Адран любит таких, — хмыкнул местный. Адран… что-то знакомое… Если не ошибаюсь, так зовут среднего сына Вожака. Которого после какой-то скандальной истории отец лишил права наследовать престол, но всё же оставил возле себя.

— Можно посмотреть? — поинтересовался второй конвоир. Встречавший пожал плечами, кивнув в сторону, где толпились довольные гвардейцы. Похоже, все те, кто привезли девушек. И сейчас ожидали… чего? Подойдём ли мы?

— Как зовут? — обратился ко мне местный, выводя в центр зала. Кто-то из девушек находился в ванне, кто-то одевался у дальней стенки. Сновали несколько служанок в красных платьях.

Я помычала завязанным ртом.

Принимающий обошёл меня вокруг, нащупал сзади застёжку и ловко расстегнул. Отступил на пару шагов, любуясь, как медленно стекает вниз платье. Сзади раздалось довольное «Ооо!» и протестующее «Ууу», когда я попыталась его придержать.

— Послушай меня, — обратился ко мне мужчина. — Я тебя сейчас развяжу. Если не будешь орать и вырываться, тебе, может быть, повезёт. На всё воля Вожака. Если же мне не понравится хоть одно твоё движение — отдам тебя им, видишь, какие после охоты возбуждённые? — он кивнул на гвардейцев. — Поняла?

Мне не оставалось ничего, как кивнуть. Не знаю, что он имел в виду под «повезёт», но доставаться дюжине возбуждённых мужиков прямо сейчас не хотелось.

Принимающий быстро освободил мои руки, ноги, отшвырнул подальше платье, снял тряпку со рта. Растёр щёки, на которых, наверное, осталась полоса. Встрепал короткие волосы.

— Рыжая, — почему-то удовлетворённо отметил. Ну, рыжая, и что, у нас это довольно распространённый цвет, вместе с зелёными глазами.

Огладил плечи, ощупал грудь. Подумал немного и решил ещё раз ощупать. Соски предательски напряглись. Мужчина довольно улыбнулся, провёл по талии, животу.

— Так как, говоришь, зовут?

— Алис, — ответила я, смысла скрывать не было. Всё равно узнают, ещё хуже будет.

— Это тебе больше не понадобится, — резко дёрнул, срывая ажурные трусики. — Надо же, эпиляция? — удивился. Я тоже посмотрела вниз. Там, где женщинам положена растительность, у меня всё было идеально гладко… и слишком неприкрыто. Хоть убей не припомню, когда я делала эпиляцию, да ещё в столь интимном месте! Да и удовольствие это дорогое, только псины и могут себе позволить.

Мужчина принюхался, почти утыкаясь носом в мою грудь, провёл им ниже, приседая, приостановился у пупка и спустился туда, где не осталось ни одного природного волоска. Неожиданно его язык оказался меж моих половых губ, он ощутимо лизнул клитор, заставив вздрогнуть. Я боялась поднять глаза, зная, что на меня сейчас смотрит дюжина голодных парней и не представляя, что их сдерживает. Кажется, они готовы были сорваться и наброситься при первом же неверном жесте.

— Сядь, — мужчина подтолкнул меня к креслу, которого я поначалу и не заметила. От резкого движения я почти упала в него, почему-то думая о том, скольких девушек здесь оглядывали до меня. — Ноги.

— Что?

— Ноги раздвинь! — нота раздражения, проскользнувшая в тоне моего смотрителя, заставила зажмуриться и сделать, как он велел. Я чуть развела ноги, ни на миг не забывая, что сижу лицом всё к тем же гвардейцам.

— Ноги! — рыкнул надсмотрщик, я взглянула, пытаясь понять, что не так. Его взгляд указал на поручни. Сгорая со стыда, пришлось раздвинуть ноги сильнее и забросить, куда приказывали.

— Хорошая растяжка, как раз, — похвалил он. Я побоялась уточнять, как раз для чего.

Дверь бесшумно отворилась, пропуская ещё одного мужчину. Непроизвольно взглянув, я на миг замерла. Красив, как же он был красив! Резкие линии скул, тёмные глаза цвета стали, чёрные волосы, узкие обтягивающие брюки и рубашка, небрежно приоткрывающая грудь.

Я невольно дрогнула, пытаясь свести вместе колени. Не та поза, в которой хочется оказаться перед мужчиной мечты!

Но по внутренней стороне бёдер провели ладони, раздвигая их обратно. Неожиданно мягкие как для мужчины. Впрочем, с его, так сказать, специализацией…

Пальцы раздвинули мои складки, погладили внутри, осмотрщик склонился ниже, жадно разглядывая самое интимное. И не скажешь, что до меня ещё десятерых осмотрел! Я заёрзала, сгорая со стыда. Вошедший глядел на происходящее беззастенчиво, холодно, свысока.

— Порядок, — проговорил осматривающий.

— А мог быть не порядок? — огрызнулась я, желая провалиться куда-нибудь подальше. Откровенный взгляд красавца смущал, заставлял щёки пылать.

— Нам тут неожиданные сюрпризы не нужны, — соизволили мне ответить. — В ванну её, готовьте.

Я попыталась сдвинуть ноги, но мужчина не дал. Присел, наклонился, снова принюхиваясь и разглядывая.

— Вкусная. Не подойдёшь, возьму тебя себе, — решил.

— Не много ли ты на себя берёшь, Берт? — произнёс вошедший, заставив Берта вздрогнуть и подскочить, склонившись:

— Простите, господин. Мы… должны всё проверить…

Меня наконец-то отпустили, я поскорее вскочила с кресла. Однако платье с остатками трусиков улетело куда-то в сторону, а ко мне приблизилась одна из женщин в красном. Служанка, похоже. Взглянула с презрением и почти отвращением. Псина.

— А эти что здесь делают? — вошедший резко качнул головой в сторону выстроившихся по стойке смирно гвардейцев, провожая меня глазами до ванны.

— Так… девушек же привели, — заискивая пояснил Берт.

— То есть ты предназначенных нам девушек демонстрируешь всем подряд? — красавец не повысил голоса, однако от его тона по спине пробежался холодок. Это ему мы все, что ли? Не слишком ли много?

— Но… они ведь и так… оглядывали, прежде чем… значит…

— Свободны! — отрезал вошедший. Мужиков как ветром сдуло. — Последняя? — это уже обо мне.

— Так точно, господин.

— Скорее. Праздничный обед заканчивается, все ждут.

— Если не подходит…

— Подходит! — красавчик развернулся, направился к двери, но не к той, через которую вошёл — к иной. Сказал пару слов служанке, мне было уже не слышно.

Следующие несколько минут меня мыли в ароматной воде. Вымытых и высушенных девушек одевали в какие-то полупрозрачные накидки и тоже выводили.

Мне пышно уложили волосы, некоторых подкрашивали, но меня почему-то не стали. Надели тонкую, приятную к телу, но почти ничего не прикрывающую накидку — голубую, как и у остальных. Вывели в ту же дверь, куда ушёл красавчик.

Я очутилась в коридоре, одна стена которого была стеклянной и выходила в красивый внутренний сад. Вдоль другой имелось несколько дверей на удалении одна от другой. К моему удивлению, девушек оказалось всего шесть.

— А где остальные? — спросила я шёпотом у одной из них. Та бросила на меня взгляд, повела плечами:

— Нас отобрали. Остальные не подошли. В конце останется лишь три. Точнее, две из вас.

— И что? — не поняла я.

— Ты разве не знаешь об излюбленном состязании сыновей вожака?

— Впервые слышу.

Хотя, признаться, слухи ходят всякие. И неспроста ведь во время облав забирают в основном девушек?

— Сыновья состязаются, кто быстрее и сильнее возбудит добычу. Обязательное условие — она должна быть только что пойманной, из котов, ненавидящих псов. Раньше старшие братья соревновались вдвоём, на радость зрителей. В этом году младший сын достиг возраста инициации. Но ему достанусь я. Мои услуги дорого стоят, мне предстоит сделать из него мужчину. Оставшиеся же выберут кого-то из вас.

— А дальше?

— А дальше всё зависит от прихоти Вожака.

— Расскажи о них?

— О братьях? Старший, Дейк, наследник титула. Любимчик отца, но среди женщин говорят, до уровня брата не дотягивает. Шарма не хватает. Средний — Адран. Про него какие только слухи не ходят! Вроде бы, он никогда не спит с инициированными. Только с теми, кто не может оборачиваться. Младший, Удан, по всем признакам готов к обороту. У псов принято перед этим познать женщину, иначе могут быть проблемы…

— Как у среднего? — брямкнула я.

— Держи язык за зубами, если не хочешь остаться без него.

— Ты же кошка… — до меня только сейчас дошло. — Как ты можешь?..

Девушка окатила меня ледяным взглядом:

— Не суди других, не побывав на их месте.

Она отвернулась, всем видом демонстрируя, что не станет ничего больше добавлять. Наверное, она права. Но идти за деньги обучать сыночка самого главного пса, от которого наш народ столько натерпелся? Да ещё чему?!

Ну а тебе предстоит заниматься тем же и бесплатно, горько откликается внутренний голос. И деваться ведь некуда. Но даже не попытаться сбежать?! Добровольно?!

Старшая из служанок скомандовала, и мы направились за ней. Прошли весь коридор, через небольшую прихожую, в которой нас заставили снять выданные тапочки, и оказались в просторном зале. Сверху, сквозь прозрачный купол было видно ясное синее небо, у стен журчали несколько фонтанов. Ноги утонули в мягком ковре.

Мы вошли, остановились, переминаясь. Одна половина зала была устлана подушками и уставлена мягкими креслами. В них сидели несколько мужчин, сзади, вдоль стены, рассредоточились охранники в дворцовой форме. Напротив, на второй половине, возвышались три непонятные конструкции — не то сидения, наклоненные назад под углом, не то лежанки, приподнятые, опять же.

Несколько охранников выстроили нас в рядочек, лицом к зрителям, и я подняла глаза, рассматривая. В самом центре, на широком кресле сидел грузный пожилой мужчина. Одутловатое лицо, пресыщенный взгляд, дряблая кожа. Вожак, как-то сразу и безоговорочно поняла я. Да, не таким я его представляла — сильным, ловким, тем, кто может вести за собой целый народ. Как… тот незнакомец, которого Берт называл господином?

У него в ногах сидели две девушки. Одна разминала его ступни, другая гладила бёдра под расшитым золотом халатом. Наверное, наложницы из собак. Кошек, кроме нас, я не чуяла.

Чуть дальше сидели ещё несколько парней, всё больше молодые, наверное, дружки младшего сыночка. Похоже, им наложницы пока не полагались, но ширинки уже топорщились вовсю от одного предвкушения зрелища. У меня нехорошо заныло в животе при мысли, что зрелищем могу стать я.

Ещё были несколько мужчин постарше. Какие-нибудь особо приближённые. Возле каждого по наложнице в одеждах, больше демонстрирующих, чем скрывающих.

Я разглядывала всех, пытаясь понять, кто же из них сыновья Вожака, и не заметила момента, когда в зале появились трое парней в странных повязках вокруг бёдер. Только когда они приблизились, критически рассматривая нас, до меня, наконец, дошло, кто это! А ещё я узнала одного, с глазами цвета стали — того самого мужчину, который поторапливал Берта. Без одежды отчётливо виднелись все мышцы пресса, сильные ноги, вызывающие желание заглянуть под повязку. Наверное, он и есть старший сын? Будущий вожак. Даже не пёс, волк скорее.

Ну, младшего я определила сразу, подросток, не до конца избавившийся от прыщей. Не хотела бы я к нему попасть, даже за очень большие деньги. Ещё один был по-своему утончённо красив, почему-то вызывая ассоциации с увяданием породы Вожака. Это его, что ли, лишили права наследования из-за какой-то сомнительной авантюры? Не верится. Или?

Я снова взглянула на красавчика.

— Возьми эту, грудастую, — указал он младшему из братьев, Удану по-моему, на девушку, с которой я разговаривала по дороге. Чуть потянул её за руку, выводя из строя.

— Да, тебе в самый раз, — подтвердил второй брат. Младший со знанием дела кивнул, отводя её за собой. И правда, всё как она говорила.

— Я беру эту, — черноволосый остановился передо мной. — Надеюсь, не возражаешь, Дейк?

Живот обдало жаром при воспоминании, как он меня видел. А какой ещё увидит, даже боялась предположить! Ноги почему-то стали непослушными… Я ведь нормальная девушка, мечтала о знакомстве с прекрасным принцем — но не о таком же! И псы не тянут на принцев, да и я выступаю вовсе не в роли неприступной леди, а игрушки для справления эротической похоти. Не дали ни поесть, ни передохнуть, сердце всё ещё колотится при воспоминаниях о погоне и осмотре. Наверное, это часть игры. Дезориентировать, не позволить прийти в себя.

— Мне есть, из кого выбрать, — откликнулся Дейк. Значит, мой красавчик — знаменитый Адран?

Я подняла глаза, встретилась с холодным, надменным взглядом, и снова опустила. Сзади кто-то из девушек заплакал и, кажется, упал. Я наскоро оглянулась, но успела заметить только, как её выводят под руки двое охранников. Ещё двое подошли ко мне и повели к средней из непонятных конструкций. Впрочем, уже вполне понятной. На крайней слева от меня, лицом к зрителям, уже сидела моя знакомая.

Красавчик слегка прикоснулся к моей шее со спины, расстёгивая накидку. Прикосновение обожгло, заставило сжаться, зажмуриться, щёки снова запылали. Конечно, накидка была полупрозрачной, но придавала хоть какую-то видимость одежды! И вот я снова обнажённая перед толпой жадно поглядывающих мужчин и сопливых юнцов, некоторые из которых, возможно, впервые видят женское тело! Как же это унизительно, пёс возьми…

Охранники относительно мягко, но непреклонно усадили меня на конструкцию. Не давили, не дёргали, не оставляли синяков — но вырваться я не смогла бы.

Сидение оказалось на удивление удобным. Пока мои руки не завели вверх и не закрепили ремнями так, что я могла ими только дёргать. Потом очередь дошла до ног. Красавчик беспристрастно наблюдал, как за мои бёдра берутся мужчины в форме. Почти непроизвольно я попыталась отбиться и даже нанесла некоторый ущерб пяткой в живот одного из них. Красавчик довольно усмехнулся одной половиной губ. Вожак облизнулся. Охранник наградил меня таким взглядом — лучше бы мне с ним не встречаться, когда сыновья Вожака наиграются. Если, конечно, останусь жива.

Эта мысль вызвала почти животный ужас, мои ноги довольно быстро поймали и в который раз за сегодняшний день развели перед заинтересованными взглядами. Кроме одного презрительно-холодного. Закрепили так, что свести их стало почти невозможно — доступная амплитуда оказалась ничтожно мала.

Справа тем временем Дейк выбрал ещё одну из девушек, которую фиксировали в том же положении. Остальных вывели из зала.

— Готовы? — протянул Вожак. Наложницы теперь сидели с двух сторон от него. Одна, выгнувшись, подставляла под его руку грудь, другая — под другую руку свою пятую точку. Вожак лениво ласкал обеих, а взгляд его был прикован ко мне. Ещё бы, с эпиляцией я здесь была одна! Даже у его наложниц темнел пушок в интимных зонах.

В глубине души зародилась мысль, что меня кто-то крупно подставил. Но сейчас было не до того, потому как Вожак всё так же лениво взмахнул рукой, звонко хлопнув наложницу по попке:

— Начинайте!

Адран направился ко мне, я снова заёрзала, желая хоть как-то прикрыться, но лишь натянула крепления. Средний сын Вожака усмехнулся, наклонился, принюхиваясь. Пёс побери, меня это возбуждало! Смесь страха и какого-то нелепого предвкушения, сводящего живот. Никогда бы не поверила, и сама ни за что на свете не пошла на такое, но чему-то незнакомому глубоко внутри меня нравилось сидеть обнажённой под вожделеющими мужскими взглядами и ждать запретных ласк. А ужас от того, что станет со мной дальше, лишь придавал ощущениям остроты.

Я скосила глаза налево — там юнец ещё пытался держаться, но его повязка уже превратилась в палатку, выдавая крайнюю степень возбуждения. Справа старший брат кружил вокруг своей жертвы, нагнетая обстановку.

Адран обошёл меня сзади, я непроизвольно запрокинула голову, стараясь разглядеть, что он там задумал. Обжигающее прикосновение сразу к двум соскам заставило выгнуться. Адран сжал их и потянул вперёд, наклоняясь над моим лицом. Мужской запах ударил в нос, в отличие от большинства сородичей, не отдавая псиной. Соблазнитель погладил мою грудь, провёл рукой по выгнутой спине.

— Необычная кошка, — шепнул интимно, будоражаще, от чего в животе сделалось горячо.

Шершавые руки тщательно ощупали грудь, чуть сдавили, оставляя напряжённые соски снаружи, словно демонстрируя всем степень моего возбуждения. Я снова дёрнула ногами, бёдра непроизвольно совершили несколько движений.

Одна из рук красавчика осталась сжимать сосок, вторая скользнула по животу, несколько раз дразня прикоснулась к незащищённому клитору, вызывая неожиданный стон.

— Тебя и трогать не надо, ты и так на грани, — снова шепнул. Ещё пару слов, и я действительно буду на грани. Наверное. Меня уже почти не волновали зрители — только то, где он прикоснётся в следующий раз. А Адран медленно и методично, почти нежно обследовал моё тело, ухитряясь находить самые чувствительные места. Дотронулся в ямочке ключицы. Слегка прикусил за ухо, и тут же покатал на языке отозвавшийся томлением сосок. В его пальцах обнаружилось небольшое пёрышко, прикосновение которого вызвало поток мурашек.

— Давай, Дрон! — крикнул кто-то, возвращая меня к реальности. Пёс дери, что я творю! Да я же тут растеклась, как самая последняя шавка, на которую пал взгляд Вожака. Кошки не такие, мы вольные, свободолюбивые, мы не создаём стай и не грызёмся за кости! В том числе и за кости Вожаков и их отпрысков! И за прочие части тела тоже. Мы выбираем партнёра по обоюдному желанию и так же легко расходимся, не напрягая своей иерархией весь белый свет!

Я заставила себя вынырнуть из ваты, обвести глазами зал. Ох, лучше бы я этого не делала! Казалось, все смотрят исключительно на меня. У одной из стен обнаружился Берт — контролировал качество предоставленного материала, видимо. Охранники у стен как-то расслабились, тоже пялясь исключительно в зал. Руки некоторых откровенно лежали на ширинках. Хотя, странно, но наложниц никто не трогал, будто ждали чего. Вот когда нужно совершать налёты. Жаль, у котов нечем их совершать. Наша нелюбовь к обществу порою служит не лучшую службу. Именно поэтому собаки так нас оттеснили от управления. А ведь когда-то, говорят, всё делалось сообща…

— Расслабься, — снова этот эротический, наэлектризованный голос, бросающий меня куда-то за грань приличий.

— Расслабишься тут, — буркнула я.

— Тебя смущают зрители, кошка? — шепнул он, вызвав прилив краски к щекам. Да, пёс дери, меня смущали несколько десятков пялящихся псов!

— Они видят твою грудь, кошка, — он провёл рукой по моей груди. — Могут разглядеть во всех деталях то, что находится между твоих прелестных ножек, — руки переместились в названное место, обвели вокруг лона. — Видят, как возбуждён твой клитор, — Адран сжал и покрутил чувствительный комочек плоти.

— Замолчи, — не выдержала я.

— Командую я, — качнул он головой. — Укладывать здесь гордых кошек, смущённых и униженных, самое большое удовольствие, поверь…

Его слова затопили меня волной жгучего стыда. Адран принюхался, на лице появилась довольная улыбка. Он даже облизал губы — ого, да они пересохли! Похоже, контроль давался красавчику тоже с трудом.

От этой мысли, точнее, от всей гаммы мыслей, эмоций, сказанных слов меня снова бросило в пожар, живот закрутило, вызывая прилив возбуждения.

Дрон провёл руками по внутренней стороне бёдер, чуть сжимая и медленно приближаясь к лону. Огонь струился по телу, изгоняя все мысли. Адран почти невесомо обвёл пёрышком вокруг клитора, опять побуждая выгнуться навстречу. Хотелось сбить его каким-нибудь вопросом… ну например, не против ли это правил. Показать, что я не такая, и весь его опыт и безумное притяжение не помогут выиграть в этом дурацком состязании!

Но горло пересохло, я только и могла тяжело дышать и ловить взгляд, всматриваясь, не растопился ли лёд. Однако мужчина оставался всё так же сосредоточен, едва насмешлив и холоден, словно исполнял самую обычную работу, а не ласкал девушку, всё-таки, надеюсь, симпатичную. При этом не забывая держаться так, чтобы зрителям было хорошо видно.

Слева тяжело дышала нанятая кошка, глянув, я обнаружила, что юнец не выдержал, уже скинул повязку, взобрался сверху и вовсю вбивается в неё с блаженным выражением лица. У добычи справа в лице преобладало отвращение, хотя умелые ласки старшего братца достигали и её. И только я ощущала себя ненормальной и испорченной. Вовсю выгибалась, чувствуя стекающую влагу, желая возненавидеть за унижение и не имея на это сил. Хотелось лишь одного — ощутить внутри этого мужчину, ощутить, как разряжается скопившийся ком. Его руки опускались всё ниже, водили по бёдрам и животу, почти приближались туда, где хотелось чувствовать их сильнее всего, почти касались, заставляя двигаться навстречу. Иногда он озвучивал свои действия мне на ухо, вызывая смесь стыда и нового прилива возбуждения.

— Они видят, как я касаюсь тебя вот здесь, кошка… и тоже хотят. А ты, кошка? Чего хочешь ты?

После нескольких минут дразнящих недокасаний Адран, наконец, нащупал раскалённый клитор, потянул. Из моего горла раздался стон. Палец обвёл вульву. Мысли затмились одним единственным желанием. Я снова застонала, попыталась свести ноги.

— Чего ты хочешь? — будоражащий шёпот, и кроме него вокруг всё перестало существовать. И зрители, и будущее отступили куда-то далеко, а здесь и сейчас оставалось только безумное желание погасить пожар.

— Ты знаешь, — шепнула я в ответ.

— Нет. Скажи, — самоуверенный взгляд человека, знающего себе цену. И мне тоже, наверное, но сейчас это не имело значения. — От этого зависит твоё будущее, — добавил вдруг он. Что я должна делать? Понравиться?

— Тебя, — пробормотала я как в тумане, не вполне понимая, какое именно будущее и от чего зависит.

— Громче. Кричи.

— Не могу больше! — я бы и хотела закричать, да голос срывался в хриплые мяукающие звуки.

— Не понимаю, чего ты хочешь, кошка? — Дрон заставлял меня покориться, произнести это вслух. Наверное, таков ритуал? И если я скажу, он, наконец, даст прожигающему возбуждению выйти?

— Хочу тебя! — я честно попыталась крикнуть, но в последний момент смутилась. Хотя в этом зале и так должно быть всё слышно! Но Адрана такой вариант не устроил:

— Проси.

Если бы я могла встать и уйти, то непременно вскочила бы, не забыв пройтись когтями по нахальному лицу. Но я лежала всё так же привязана, и не имела возможности даже сама к себе прикоснуться, от чего бёдра часто двигались, желая хоть что-то ощутить.

Пожар уже пульсировал по всему телу, я не ощущала ничего, кроме запаха возбуждения. Как он может терпеть, когда я уже не выдерживаю! Но просить?! Обойдётся! Хотя это и будет означать наш выигрыш. А дальше? Я не знала, чего хочу больше — дать Адрану выиграть, получив долгожданную разрядку, или одержать над псом хоть такую победу. И не представляла, что для меня выгоднее.

Дрон снова потянул пальцами за соски, вырывая стон. В тумане вожделения я не заметила, как Вожак поднялся, увидела уже, когда он оказался впереди меня, плотоядно разглядывая.

— Я хочу её, — проговорил огрузлый старик. Я испуганно взглянула на нагнувшегося с другой стороны Адрана. Показалось, в его глазах сверкнула ледяная ненависть, но он тут же склонил голову, отходя. Повёл рукой:

— Конечно, отец.

Нет! Ты не можешь так со мной поступить!

Не знаю, как я не закричала этого вслух. Наверное, сработал инстинкт самосохранения: всем известно, что будет, если заявить такое Вожаку. Говорят, он может потребовать любую женщину стаи, и никто не посмеет отказать.

Я снова заёрзала, принимать вялый стручок пресытившегося старикашки вовсе не хотелось, тем более, что набедренная повязка Адрана недвусмысленно выказывала и его возбуждение.

Сразу же накатило осознание, что я лежу абсолютно беспомощная перед сворой избалованных псов, видимо, повёрнутых на сексуальных развлечениях. И они будут баловаться, развлекаться, а то и пройдутся все по кругу…

Вожак довольно улыбнулся, распахнул халат, под которым ничего из одежды не оказалось. Стручок выглядел не таким уж вялым. Подвинул меня к себе, натянув крепления, и резким толчком вошёл туда, где всё горело в ожидании. Сделал ещё несколько движений в каком-то своём, чуждом мне ритме, скорее раздражая, чем удовлетворяя. Резко вышел.

— Она не девственница!

Конечно, не девственница! В этом году как раз успела побывать на мартовских гуляниях, только никто не удосужился спросить! Может, отпустили бы?!

Он глянул на меня с таким откровенным презрением, что я ощутила себя едва ли не шлюхой. Хотя, а кто я теперь, в их дворце?! И того хуже, вообще рабыня.

— Странно, а пахнет как девственница, — отозвался Адран, заходя спереди и оглядывая моё лоно.

— В казармы её, пусть воинов развлекает! — махнул рукой Вожак, падая обратно в кресло. Одна из наложниц тут же засунула голову ему под халат и принялась ласкать губами обиженный мужской орган.

Двое охранников приблизились, раскрыли крепления, освобождая мои руки и ноги. Внизу живота всё ещё бродили отголоски возбуждения, но страх теперь снова перевешивал.

— Отец, — выступил вперёд Адран. — Я беру её себе.

Вожак брезгливо поднял бровь:

— Зачем она тебе?

— Хочу поиграться.

— Проси, — разрешил старик. Адран подтолкнул меня вперёд и вниз:

— Не слышала? Проси!

Я оказалась на коленях перед Вожаком, его наложница, бросив на меня недовольный, неприязненный взгляд, отодвинулась, освобождая главную ценность стаи. Я, что ли, должна ещё просить дозволения стать игрушкой его сына?!

А что мне остаётся? В казармы мужиков развлекать? Я посмотрела на Адрана, но он был слишком неприступен. У стены предвкушающе скалился охранник, которому досталось от моей пятки. В глазах Берта тоже читались однозначные планы на меня.

Взглянула на Вожака, тот сделал нетерпеливое движение, намереваясь махнуть рукой, и я поспешила склониться. Пёс дери, надеюсь, выбрала меньшее из зол!

— Прошу, — произнесла.

— Жду, — недовольно проговорил Вожак. Я оглянулась на Адрана, тот едва уловимо качнул головой, и я совершенно отчётливо поняла, чего от меня ждут. Пёс дери, я никогда этого не делала!

Пододвинулась ближе, взяла губами вновь затвердевший мужской орган. Лизнула несколько раз. От вожака пахло псиной, самой настоящей, ни с чем не спутать. Одна из причин, по которым наше с псами взаимное притяжение редко перерастает во что-то большее. Воняем мы друг для друга.

Нет, вожаком от него тоже пахло, и силой, и даже остатками сексуальности — наверное, в своё время он был на высоте. Но с пьянящим вкусом Адрана, которого я продолжала желать несмотря ни на что, не шёл ни в малейшее сравнение.

Да только сейчас на кону стояла моя жизнь. И я постаралась сосредоточиться на скудных приятных запахах, которые в нём ещё оставались. Продолжила движения языком, слизала выступившую каплю, лизнула ствол. Взяла в рот головку.

Вожак судорожно вдохнул, похоже, мои неумелые попытки его только сильнее возбудили. Ну хоть не разозлили. Надавил руками на голову. Я сжимала крепче губы, подстраиваясь под его движения и уговаривая себя, что придётся всё проглотить. Главное не принюхиваться. Но он резко вышел, наложница успела сориентироваться и перехватить рукой хозяйство господина, помогая излить семя на моё лицо.

— Разрешаю, — отозвался старик, снова чего-то ожидая.

— Благодарю, — произнесла я, подумав. В конце концов, довольно быстро и не так уж страшно отделалась. После пережитого ужаса, что пустят по кругу, вообще ерунда. Пусть потешится на старости лет, лишь бы меня больше не трогал.

Вожак небрежно оскалился. Я подняла ладонь, собираясь вытереться, однако сильная рука моего приобретённого… — уж не хозяина, надеюсь? — перехватила её, помогая подняться, но и не позволяя вытираться. Кто-то из охранников накинул мне на плечи полупрозрачный балахон.

Адран уже был в халате — таком же, как у отца, может, менее вычурном.

— Ты проиграл, Дрон, — произнёс Дейк.

— Твоя скорее умрёт, чем возбудится, — презрительно бросил Адран.

— Твоя кошка слишком пахучая, — недовольно отозвался брат. — Псов вставляет, а этих, — кивнул на девушек, — наоборот.

— Нужно уметь выбирать, — довольно улыбнулся Дрон. — Ты всех задерживаешь.

Дейк несколькими раздражёнными движениями вошёл в свою добычу, всё-таки вызвав некоторое учащение дыхания и даже подобие стона. Остальные псы словно с цепи сорвались, получив незримый приказ, и набросились на наложниц, изливая на них вожделение. Впрочем, наложницы, похоже, были только рады поучаствовать в оргии. Лишь охрана соблюдала видимость дисциплины, едва успевая слюни подбирать. Ох, не хотелось бы их развлекать после такой службы!

Я ощутила пристальный взгляд, слегка смутилась под ним. Резкое движение головой в сторону двери, острый холод в глазах, и не глядя больше на меня Дрон отправился из зала. Я двинулась за ним, снова не в тот проход, через который нас привели.

Мы вышли в очередной коридор. Босые ноги мёрзли на холодном полу, и я старалась шагать скорее.

— Вытрись, — Адран засунул руку под халат и вытащил… ого, свою набедренную повязку! Оглянулся в ответ на мою заминку, и я поскорее взяла пахнущий Дроном кусок ткани, стирая с лица остатки семени Вожака. Спутник шёл всё так же размашисто, не оглядываясь, поднялся несколько пролётов по лестнице и приблизился к единственной двери. Догнав, я вернула ему повязку, но Дрон брезгливо отшвырнул её на пол, заходя.

Ничего себе! Его апартаменты занимали целый этаж, и никогда ещё я такого шика не видела!

Огромная комната, точнее перетекающее пространство, кресла, диваны, подушки на полу, столик, утопленные в стене шкафы и прозрачные шкафчики с посудой, стеклянный бар, огромная каменная ванна — да целый круглый бассейн! — прямо в полу. Всё устлано пушистым ковром. Слегка обалдев от такого великолепия, я даже не сразу заметила, что недалеко от двери на специальном пуфе стоит на четвереньках ещё одна наложница, выставив в нашу сторону оголённую попку.

— Слава, уходи, — бросил Дрон. Девушка вздрогнула, поднялась. Смерила меня ненавидящим взглядом. Шавка, причём из мелких, едва ли силы на оборот хватает. Что там говорила моя случайная знакомая? Что он только с такими и спит?

— Могу я взять одежду? — смиренно поинтересовалась та.

— Нет.

— Но… — девушка вдруг упала на колени и поползла к нему, вцепилась в его ноги, покрывая поцелуями, потянула губы под халат — к тому месту, о котором и я сама не так давно мечтала:

— Адран… пожалуйста… я на всё согласна… всё, что пожелаешь… только не прогоняй меня!

— Уходи, — пёс не сделал ни одного движения, но от его голоса руки наложницы разжались. Она послушно поднялась и понуро побрела к выходу.

— Как зовут? — спросил вдруг Дрон, когда изгнанница тихо прикрыла за собой дверь.

— Алис, — отозвалась я. — Что это с ней? — рискнула поинтересоваться.

— Она мне больше не нужна.

— И что? — не поняла я. Ну не нужна, подумаешь. Великое несчастье. Я была бы на седьмом небе, если бы меня отпустили. Одежду и в другом месте взять можно. Да я бы и голой домой побежала, лишь бы подальше отсюда!

— То, что она больше не под моим покровительством. Моя игрушка ходит на людях одетой. А дома — обнажённой. Если я не повелю иначе. Понятно?

Я кивнула на всякий случай, не спеша снимать свою мало что скрывающую накидку. Понятно было не очень, возможно, со временем разберусь? Снова какие-то закидоны с иерархией? Или кошке такого в принципе не понять?

— Умойся, пахнешь Вожаком, — проговорил Дрон. Повёл меня куда-то налево чуть не через всё гигантское пространство, мимо громадной кровати в туалетную комнату с душевой кабиной. Я с удовольствием и сама всё смыла, и даже рот прополоскала. На полочке над раковиной стояло несколько красивых бутылочек, Дрон взял одну из них, капнув мне в ладони что-то мыльное, приятно пахнущее. У нас дома никогда ничего подобного не водилось! Бросил одно из висевших полотенец на пол, достал из шкафа чистое. Хм, мне это, пожалуй, нравилось. Дождался, пока вытрусь, принюхался, кивнул удовлетворённо и продолжил:

— Видела, как она меня ждала? Вот такую позу и ты должна принимать всегда, когда я возвращаюсь — не важно, во сколько, не важно, с кем. И делать всё, что велю.

— И с кем велишь? — съехидничала я.

— И это тоже, — Дрон наградил меня холодным тяжёлым взглядом. — Я буду забавляться с тобой так, как пожелаю.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пленница для сына вожака предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я