Оттенки зла. Расследует миссис Кристи

Эндрю Уилсон, 2018

Писательница Агата Кристи принимает предложение Секретной разведывательной службы и отправляется на остров Тенерифе, чтобы расследовать обстоятельства гибели специального агента, – есть основания полагать, что он стал жертвой магического ритуала. Во время морского путешествия происходит до странности театральное самоубийство одной из пассажирок, а вскоре после прибытия на остров убивают другого попутчика писательницы, причем оставляют улику, бьющую на эффект. Саму же Агату Кристи арестовывают по ложному обвинению. Благодаря своим поразительным дедуктивным способностям она приходит к выводу, что все эти события взаимосвязаны, однако несомненно и другое: тянуть за ниточки, чтобы распутать это дело, смертельно опасно. И очередная смерть не заставляет себя ждать… Впервые на русском языке!

Оглавление

Из серии: Азбука-бестселлер

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Оттенки зла. Расследует миссис Кристи предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

С приближением шторма все выходы на палубу временно закрыли. Мы стали плавучим островом, отрезанным от мира и оставившем в океане труп своего островитянина.

Большинство пассажиров проводили время в каютах. Еще до полудня ко мне постучал стюард и вручил записку от Гая Тревельяна. Тот благодарил за доброту и предлагал в связи с ненастьем отложить наш совместный обед. Помимо того, что он страдает от морской болезни, писал Гай, он будет не в силах выдержать сочувственные взгляды пассажиров. Вместо этого он приглашал меня пообедать на следующий день в более интимной обстановке отдельного кабинета. Он собирался позвать еще несколько интересных людей и выразил надежду, что я останусь довольна обедом и прощу ему недостаточно учтивое поведение накануне.

Я отослала ему ответ с согласием и легла на койку, хотя знала, что не усну. Я думала о Джине Тревельян и о том, как грациозно она порхнула с палубы навстречу смерти. Из газет я узнала, что она была наследницей огромного состояния, оставленного отцом, производителем минеральных удобрений. О ее недавнем исчезновении я не знала, поскольку по совету врачей избегала в последнее время читать газетные новости. Медики боялись, что какой-нибудь бульварный писака вдруг вздумает откопать прошлогоднюю историю моего исчезновения.

Возможно, во время встречи Нового года на Брук-стрит Джина заметила, что́ происходит между ее мужем и мисс Харт, или заподозрила их и стала следить за ними повсюду. Очевидно, она узнала, что они купили билеты на пароход до Тенерифе, и пробралась на борт «Джелрии» зайцем. Однако во время путешествия, по-видимому, произошло что-то, побудившее ее покончить с собой. Может быть, Хелен обнаружила ее и, не скрывая враждебности, подтолкнула к этому поступку. Не исключено было также, что с помощью этой патетической сцены Джина хотела разрушить отношения, сложившиеся между ее мужем и Хелен. Некоторые и мне приписывали такие же намерения: я якобы инсценировала свое исчезновение, чтобы раздуть скандал, который отдалит Арчи и мисс Нил друг от друга. Мне приходилось мириться с компрометирующими сплетнями, поскольку раскрыть правду о том, как доктор Кёрс пытался привлечь меня к убийству, было абсолютно невозможно.

Однако не стоило ворошить прошлое — это не принесло бы ничего, кроме лишней боли. Я знала, что не всегда имеет смысл слишком зацикливаться на чем-либо. Это было одной из причин, по которым я согласилась помочь Дэвисону в его секретной работе. А сейчас, когда все разошлись по каютам, наступило, пожалуй, подходящее время, чтобы встретиться с ним. Когда я лежала, мое самочувствие только ухудшалось, значит лучше оставаться на ногах и заняться делом. Карло и Розалинда снова легли; у них в каюте стояла тишина. Я выскользнула в коридор и, убедившись, что там никого нет, подошла к двери Дэвисона и тихо постучала.

— Миссис Кристи! Приветствую вас, — произнес Дэвисон, пригладив пятерней русые вихры.

— Надеюсь, я не помешала? А то…

— Нет-нет, заходите, пожалуйста, — ответил он, распахнув дверь и выглянув из предосторожности в коридор.

— Не могу лежать, когда качает. Все плывет перед глазами, и меня тошнит. А вы как переносите качку?

— Сносно. Правда, я принял порцию коньяка. Не желаете выпить тоже?

— Нет уж, благодарю.

— А, ну да, я забыл, вы же не употребляете алкоголя. Но ваш любимый напиток, молоко со сливками, тоже, наверно, не стоит сейчас заказывать? — спросил он, улыбаясь.

При мысли об этом напитке меня замутило.

— Ох, перестаньте, Дэвисон. Разрешите, я просто присяду.

Каюта Дэвисона была больше и комфортабельнее моей. Она состояла из спальни и маленькой гостиной; около большого иллюминатора разместились два кресла. На столике стояли графин с коньяком и сифон с содовой водой.

— Послушайте, а что это за слухи насчет самоубийства? — спросил он, передавая мне стакан воды.

— Ох, это было ужасно, — ответила я и рассказала об утренних событиях.

— И все это случилось у вас на глазах?

— Почти все. Что меня поразило, так это отсутствие какого бы то ни было страха у Джины Тревельян. Перед тем как прыгнуть, она подняла руки точь-в-точь как балерина, выходящая на сцену. Ее прыжок можно было бы назвать красивым, не будь он смертельным.

— Да, это действительно выглядит странно, — заметил Дэвисон, помрачнев. — А тело, как я понимаю, не нашли?

Может, это напомнило ему об Уне Кроу? Уж ее-то смерть никак нельзя было назвать красивой.

— По словам мистера Тревельяна, команда сделала все, что могла, но спускать спасательную шлюпку в такую погоду не рискнула.

— Да, это разумно, — отозвался Дэвисон, глядя в иллюминатор на волны величиной с дом, обрушивавшиеся на судно. — Мой стюард сказал, к концу дня должно проясниться, но что-то не похоже. Когда он сообщил, что они задраили все выходы на палубу, мне пришла в голову забавная мысль: океанский лайнер мог бы стать идеальным местом действия какого-нибудь вашего романа. Ограниченное число действующих лиц в замкнутом пространстве, злодейское убийство и ряд подозреваемых, и каждый скрывает темный секрет.

— Подобный замысел у меня был, — ответила я, чуть улыбнувшись. — А почему бы вам самому не попробовать написать такую историю? Сейчас у вас это, возможно, получилось бы лучше, чем у меня. Я безнадежно увязла в работе над чертовым «Голубым экспрессом»[2].

— Может быть, на Тенерифе вдохновение придет к вам.

— Кстати, о Тенерифе. Я прочла ваши записи по этому делу и хотела бы кое-что уточнить.

— Валяйте.

— Вы пишете, что тело Дугласа Грина нашли в пещере и оно находилось на ранней стадии мумификации.

— Да, так и было. Бедняга, — ответил Дэвисон дрогнувшим голосом. — Он был блестящим молодым агентом. Спортсмен; окончил Кембридж; свободно говорил по-испански и знал еще с полдюжины языков. То, что с ним случилось, просто ужасно. Мне пришлось ехать в Девон и сообщать об этом его родителям. Мать, закаленная жизнью сельская труженица, задубелая, как старый ботинок, сумела перенести это известие, но для отца оно стало настоящим ударом. Разумеется, о таких деталях, как мумификация, я им не рассказывал.

— А что он делал на Тенерифе? Вряд ли поправлял здоровье.

— Мы послали его на остров проверить наше подозрение, что там действует большевистский шпион.

— И сколько времени он пролежал в пещере?

— Трудно сказать точно. Что-то около пяти месяцев. О его исчезновении сообщила местная жительница, которая вела его домашнее хозяйство и готовила для него еду. Люди решили, что он переехал на другой остров.

— Известно, как он погиб?

— Врач, осматривавший тело, предположил, что его ударили тупым предметом по голове.

— А кто нашел тело?

— Профессор Макс Уилбор, археолог и антрополог. Он изучает исчезнувшую культуру гуанчей, которые населяли Канарские острова начиная с тысячного года до нашей эры. Он рылся в пещерах на побережье в поисках костей и прочих древностей и наткнулся на Грина.

— Уилбор по-прежнему живет на Тенерифе?

— Да, насколько мне известно. Как вы, вероятно, догадываетесь, на острове далеко не такие мощные полицейские силы, как у нас в Англии. Организация примитивная, и действуют они по-простому, домашними методами.

— Вы, как я понимаю, уже бывали на Тенерифе?

— Да, ездил на остров в сентябре прошлого года погостить у приятеля — точнее, приятеля моего приятеля, у него там дом. Климат на Тенерифе, как вам известно, очень полезен для людей, страдающих туберкулезом, астмой и прочими легочными заболеваниями. В долине Оротава живет целая английская диаспора. Там своего рода тропический вариант наших курортов вроде Борнмута или Торки.

— С дополнительной, так сказать, услугой в виде вулкана, — улыбнулась я, вспомнив величественную снежную вершину горы Тейде, которую видела пять лет назад с борта парохода «Килдонский замок» по пути в Южную Африку.

Это было счастливое путешествие, сопровождавшееся интересными открытиями. Я совершила его вместе с Арчи. Мы играли в бридж и подвижные игры вроде метания колец, танцевали и даже участвовали в уборке на судне — я помню, что едва не визжала от восторга, когда наступала моя очередь. Однако, какими бы приятными ни были воспоминания, нельзя жить прошлым — это верный путь к психическому расстройству.

— У вас нет никаких предположений относительно убийцы Грина? — спросила я, возвращаясь к главной теме разговора.

— Вы знаете, есть, — ответил Дэвисон, глубоко вздохнув.

Он сделал такую длинную паузу, словно потерял дар речи.

— В чем затруднение? — спросила я.

— Прошу прощения, думаю, как лучше выразить то, что я хочу сказать.

Умные серые глаза Дэвисона блеснули, он сжал губы. Затем начал говорить, запнулся, сделал вторую попытку и замолчал.

— Дэвисон, к настоящему времени вы должны знать меня достаточно хорошо, чтобы понимать: меня почти невозможно чем-либо удивить.

— Я понимаю, и это одна из причин, почему вы идеально подходите для подобной работы. Однако я хочу сообщить вам нечто крайне неприятное.

— Пусть вас это не смущает. Если из-за волнения на море я сейчас не в лучшей физической форме, то на мои умственные способности оно не повлияло, уверяю вас.

— В Оротаве проживает некий джентльмен по имени Джерард Гренвилл. Вы не слышали о нем?

— Нет. А должна была?

— Не обязательно. Гренвилл довольно широко известен в узких кругах. Он увлекается оккультизмом.

— Вроде этого неразборчивого в средствах Кроули?[3]

— Вот-вот.

— И это все? — рассмеялась я. — Моя мама, я убеждена, обладала уникальной интуицией, она инстинктивно угадывала все, относящееся к людям и местам. Меня эти вопросы тоже всегда интересовали. — Я подумала о нескольких рассказах с участием сверхъестественных сил, которые опубликовала в журнале «Гранд мэгэзин».

— Но у Гренвилла это увлечение носит, боюсь, совсем иной, зловещий характер.

— Вот как?

— Мы наблюдали за ним в течение некоторого времени. Похоже, он поселился на Тенерифе для того, чтобы привлечь туда людей такого же, как он, склада — оккультистов, увлеченных черной магией. Он стремится создать общину единомышленников. Мне доводилось читать его памфлеты, и чтение это, прямо скажем, удовольствия не доставляет. Так, он описывает магические обряды, во время которых совершаются определенные… — он кашлянул, — акты.

— Понятно. Но не сводятся ли эти обряды к желанию нарушить моральные нормы под прикрытием магии? И какое отношение они имели к убийству Грина?

— Я как раз собирался рассказать об этом, — ответил Дэвисон, чуть покраснев. — Незадолго до смерти Грин написал обстоятельный отчет о деятельности Гренвилла. У него был осведомитель среди прислуги Гренвилла, молодой испанец Хосе, который сообщил, что конечной целью оккультиста было высвободить дух зла, обитавший в вулкане Тейде.

— Дух зла из вулкана? Это еще что такое?

— Местное население, гуанчи, вроде бы поклонялось духу зла Гуайоте. Согласно здешней легенде, Гуайота был заключен внутри вулкана за многочисленные прегрешения, в том числе похищение бога солнца Маджека.

— Но это же, как вы говорите, выдумки, легенда.

— И тем не менее Хосе сказал Грину, что Гренвилл действительно собирался освободить его. Каким образом — точно неизвестно, но были подозрения, что ритуал должен проводиться с принесением человеческих жертв.

Жуткие подробности убийства стали проясняться.

— Так вы полагаете, что убийство Грина было частью ритуала? Гренвиллу требовалась его кровь?

— Вот именно. Ее выпустили из тела до последней капли.

— Все это выглядит совершенно неправдоподобно. Вы верите, что подобное возможно?

— Сначала, получив отчет Грина, мы не поверили ему. Решили, что парню напекло голову. Но состояние, в котором обнаружили тело Грина, заставило нас задуматься.

— Какие-то невероятные ужасы. Никогда не слышала ничего подобного. А какую роль вы отводите мне в этом расследовании?

Пока Дэвисон обдумывал ответ, я почувствовала, что меня начинает подташнивать — и отнюдь не из-за качки.

— Мы хотим, чтобы вы выяснили, что представляет собой Гренвилл и каковы его планы.

— И как же я могу это сделать?

— У него есть дочь двадцати трех или четырех лет, Вайолет. Мать ее умерла во время родов. Попытайтесь сблизиться с девушкой. Может быть, она раскроет вам что-нибудь и вы найдете свидетельство, доказывающее связь Гренвилла с убийством.

— Вы хотите, чтобы я участвовала в сатанинских обрядах? — воскликнула я в притворном негодовании. — Нет уж, увольте.

— Не волнуйтесь, мы все-таки не требуем от людей невозможного, — сухо бросил Дэвисон.

— Я понимаю, что вам не до шуток, но согласитесь, все это выглядит крайне несуразно.

— К сожалению, это реально, — ответил он с горечью. — Наш сотрудник погиб, а тело его осквернили самым возмутительным образом. И преступник должен предстать перед законом. Пожалуй, можно сказать, что преступные замыслы Гренвилла осуществились и он выпустил на свободу зло, заточенное в вулкане.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Оттенки зла. Расследует миссис Кристи предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

2

Имеется в виду роман «Тайна „Голубого экспресса“». — Здесь и далее примеч. перев.

3

Алистер Кроули — английский поэт, оккультист, каббалист и таролог.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я