Два моих порочных секрета

Эльвира Осетина, 2019

Два брата-близнеца на меня одну? А не слишком ли много? Или все же в самый раз… они же оба, как ожившая мечта! И красавцы, и миллионеры… Но! Я, пожалуй, пас. Мне такой двойной "любви" совсем не надо, поэтому буду сопротивляться до последнего! В книге вас ждут: Интриги и любовь, мжм и соперничество героев, героиня-девственница. От автора. Герои на самом деле няшки и станут жертвами интриг, главная героиня целеустремленная девушка, но со своими тараканами. Капелька юмора. Содержит нецензурную брань.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Два моих порочных секрета предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Пролог

— Попалась, — слышу я голос Льва, он крепко держит меня за плечи, прижимаясь своим голым торсом к моей спине.

Преграда между мной и мужчиной, только одна — это моё короткое полотенце, которым я успела обмотаться, выйдя из душевой, и увидев посторонних в ванной комнате.

— Я знал, что ты на самом деле довольно сексуальная штучка, и эти уродливые очки в толстой черной оправе, пучок на голове и строгая мешковатая одежда, только лишь маскарад, — фыркает Алекс, стоя напротив меня в одних спортивных штанах.

Он подносит руку к моему лицу и убирает мокрую прядь волос с глаз.

Внутри все сжимается от страха и в то же время от предвкушения… Нет, я точно сумасшедшая, да еще и, как оказалось, та еще развратная нимфоманка. Практически зажата между двумя полуголыми мужчинами, которые недвусмысленно показывают мне свою заинтересованность, нагло войдя в ванную, и сломав замок, точнее выломав его с корнем. Искоса бросаю взгляд на дверь. Мне бы бежать, драться, вопить, что-то делать, а я стою и рассматриваю этот мускулистый голый торс, стоящий напротив, и млею от второго, прижатого к спине.

Однозначно, пора расставаться с девственность, только конечно же не таким кардинальным способом.

Нервно хмыкаю, разглядывая наше трио, отражающееся в зеркале.

Оба мужчины выше меня на целую голову. Я для них, как дюймовочка. Всегда боялась крупных мужчин и никогда не понимала маленьких женщин, живущих с подобными особями. Черт, да они же в постели задавят и не заметят, а если вздумают руку поднять? А тут двое таких вот экземпляров. А я, вместо того, чтобы правильно отреагировать, продолжаю стоять и пялиться на коричневые соски, и мускулистые руки, перевитые венами, одного из близнецов.

Однозначно, надо искать себе мужчину.

— Да нет, я же чувствую, какая она горячая штучка, — шепчет над моей головой Лев, сильнее вдавливая в своё тело, и обхватывая рукой за шею. — Это она специально нас заманила. Мы знаем таких, как ты Светик — хитрых и расчетливых потаскушек.

Я в ужасе отпихиваю от себя мужчину. От его слов внутри меня все леденеет от мерзости и злости, такое ощущение, будто он на меня только что ведро с помоями вылил. Слава богу, Лев не ожидал, что я буду вырываться, и сразу отпустил.

— Какого черта, вы оба себе позволяете! — зло шиплю, медленно отступая к двери. — Я вас не приглашала! И оскорблять себя не позволю!

— Да ладно, чо ты ломаешься, — похабно ухмыляется Лев, и подмигнув своему брату, добавляет: — Мы сделаем все по высшему классу, не боись. Оттрахаем по полной программе. Еще просить добавки будешь. Опыт у нас большой.

Алекс же в этот момент делает шаг вперед, двигаясь плавно, словно большой кот, и резко хватает меня за руку, я шарахаюсь назад и больно ударяюсь об дверь, но мужчина все равно успевает поймать меня за предплечье.

— Эй, прекращай строить из себя недотрогу, — жестко сдавливает он мою руку. — Ленка все про тебя рассказала. Это ты образ такой себе придумала, на самом деле, мужиков у тебя всегда было много. И тройничок не будет сюрпризом.

— А еще, ты любишь, когда тебя принуждают, — с придыханием добавляет Лев, и я вижу его похотливый взгляд, гуляющий по моим голым ногам.

Вот сучка… Подставила-таки тварь. И за что она так со мной? Сама же сюда притащила гадина!

Внутри все клокочет от злости, негодования и обиды. А мне эти парни действительно понравились. Но как обычно, в который раз удостоверяюсь, что в мужиках я вообще ничего не смыслю.

— Отпусти! — рычу, пытаясь вырывать свою руку. — Я ухожу! Меня все это не интересует! Вы ошиблись!

— Нет, — второй близнец, подходит ближе, и подхватывает меня под локоть, — отпустим, когда закончим. А сейчас лучше прекращай выделываться, и давай, как хорошая девочка встань на коленки и открой свой милый похотливый ротик.

Внутри все обмирает от страха и осознания: боже… я в ловушке… Неужели именно так, я лишусь девственности?

1 глава

— Ох, ты представляешь, что я сегодня узнала? — с маниакальным блеском в глазах произносит Леночка, секретарша нашего шефа, а по совместительству еще и моя подруга.

Это она сама себя ею провозгласила, лишь потому, что я, подхожу ей по возрасту. А так, я думаю, что эта гламурная красавица никогда и внимания на меня — серую мышку, помощницу юриста и вечную зануду-трудоголичку, не обратила бы. Но из-за того, что все, кто работает в нашей аграрной оптовой фирме — старше сорока, ей приходиться общаться, только лишь со мной.

— И что же? — спрашиваю, не отрывая взгляда от компьютера.

Все равно ведь не отцепится пока все не расскажет. Поэтому лучше подыграть, чем потом ждать «мсти» от этой взбалмошной и вредной стервозины.

— К нам из столицы приехали сами братья Фрезы!

— И? — продолжаю перепроверять все пункты договора на поставку очередной партии картофеля, а также вносить необходимые правки, что оставил мне в отдельном файле Андрей Николаевич.

— Что и? Свет! Ты слышишь меня вообще! Оторви свой взгляд от этой глупой коробки, ну!

Не успеваю, я и слово сказать, как эта зараза ныряет под стол и выключает «Пилот».

У меня шок.

— Ты что творишь! — возмущенно шиплю на девушку, по-моему, она уже все границы перешла, что очень странно, вообще-то по работе она никогда мне еще не мешала. — Я договор не сохранила, весь день над ним работала!

— Ой, да ладно тебе, — беспечно фыркает эта редиска. — Там авто-сохранение есть.

— Нет у меня авто сохранения! Мишка отключил! — еле сдерживаясь, чтобы не закричать, я лезу под стол и включаю вновь пилот.

— Ну нет Васильева! — подскакивает со своего места наша гламурная киса, и подлетев ко мне, начинает щекотать и не дает добраться до включателя. — Ты от меня не отвертишься на этот раз! У меня к тебе очень важное дело, так что слушай давай! Потом своими бумажками займешься!

Выскользнув из рук психопатки, отхожу подальше от стола, и угрюмо складываю руки на груди.

Млин, ну не драться же мне с ней, в конце-то концов?

— Рассказывай, слушаю, — цежу сквозь зубы.

А эта нахалка тем временем нагло разваливается в моем кресле.

— Ты садись, в ногах правды нет, — ехидно улыбается она, указывая рукой на стул, на котором сама только что сидела.

Обреченно вздохнув, подхожу и сажусь.

— Короче, так Свет, — деловито стучит пальцами по столу блондинка. — Фрезы — это чтоб ты знала, братья-близнецы. Сыновья самого Дмитрия Фреза — владельца контрольного пакета акций Московского аграрного холдинга «Колос».

Я приподнимаю одну бровь.

— Мне это ни о чем не говорит.

— Господи Васильева! Ты что совсем не интересуешься, кто наше начальство?

— А оно у нас есть?

Я действительно не понимаю, о чем вообще речь. Потому что понятия не имела, кто там у нас начальники. Да, слышала, что фирма является даже не филиалом, а дочерней компанией какой-то Новосибирской фирмы, а та в свою очередь чей-то там филиал, но там имен не было, только названия самой Новосибирской фирмы. Потому что одни сплошные ОАО. А кто там держатели пакетов акций…. Оно мне надо вообще? Мне бы с договорами своими разобраться, да все правильно оформить, а уж держатели пакетов акций — дело третье и меня мало интересует. У меня есть непосредственное начальство — ген директор наш, да Андрей Николаевич. И этого вполне достаточно. К тому же, в нашей стране, сегодня один держатель, завтра совсем другой. И что, за всеми следить? Работать надо, а не глупостями заниматься.

Все это я конечно же прокрутила в своей голове. Потому что делиться собственными мыслями с Леной нет никакого желания. Да и разные у нас с ней жизненные позиции. Она всё равно меня не поймет, как и я её.

— Есть! И это Фрез! Он самый главный! И его сыновья, к нам приехали на практику. И это мой шанс попасть в столицу. Я должна им понравиться! Они должны меня заметить и взять с собой! И я собираюсь за одного из них выйти замуж!

— Ого, планы Наполеоновские, — серьёзно пожимаю плечами, и даже не пытаюсь иронизировать, потому что знаю, Лена у нас девочка амбициозная, и целеустремленная. К тому же выглядит не хуже любой столичной фифы. Такая как она, вполне может захомутать кого-то из столичных парней. Да и родители у неё по меркам нашего города — довольно богатые и уважаемые личности. Её мать работает в городской администрации одной из помощниц мера города, подкидывает нашему шефу (Ленкиному отцу) информацию по тендерам, а он, в свою очередь, директор не только нашей фирмы, но еще и нескольких автозаправочных станций в городе, да и в этом году прикупил себе небольшую гостиницу. Короче, деньги у этой семейки водятся, и не маленькие. Поэтому я не удивлюсь, если Лена действительно сможет выйти замуж за одного из братьев. Вот только не пойму, я-то тут причем?

О чем и спрашиваю у «подруги», в огромных кавычках.

— А притом, — выставляет она свой ярко красный ноготь вверх, — я договорилась с ними на двойное свидание, а из моих подруг, я могу взять с собой, только лишь тебя.

— Это потому что, на меня они не станут обращать внимания? — с улыбкой смотрю на девушку.

Нет, я не в обиде на неё, знаю, как выгляжу, сама себе такой образ подобрала, на то были свои причины и отказываться от своего образа не хочу, у меня есть определенная жизненная цель, и я её добьюсь.

А эта наглая зараза, хоть бы немного устыдилась за свои слова, но нет, смотрит мне в глаза, и вины явно не чувствует.

— Я за то время что с тобой знакома Васильева, поняла одну простую истину, — цинично прищуривается Лена. — Ты феминистка. И мужиков вообще на дух не переносишь. Иначе давно бы уже обратила на кого-то внимание. Нет, я не дура, я вижу, что, если ты сходишь сейчас в салон, сделаешь прическу, макияж, оденешься по последней моде, и сможешь составить мне нехилую конкуренцию. Но! Я знаю, что тебе просто все это не интересно. Я вообще подозревала изначально в тебе лесбиянку, но так как ты не проявляла никаких поползновений в мою сторону, то поняла, что ошибаюсь. И именно поэтому, на двойное свидание с Фрезами, я хочу, чтобы пошла именно ты. Ты им не понравишься. Я уверена на сто процентов. А мне они нужны оба. Ведь если не один, так второй точно клюнет.

Смотрю в глаза Ленке и нисколько не удивлена её прозорливости. Она на самом деле далеко не глупая девочка и я сразу, когда с ней познакомилась это поняла. Хотя эта зараза и пытается строить из себя «розовую игривую пони», но на самом деле, эта та еще расчетливая циничная стерва, с которой лучше не сориться, а дружить.

Мне, когда я пришла устраиваться на работу, мой непосредственный начальник Андрей Николаевич — а заодно и хороший друг нашей семьи, дал ценный совет — не ссориться с начальством ни в коем разе, да и вообще желательно ни с кем не ссориться. А то, что сиятельная Елена обратила на меня свой взор, так я вообще, по словам моего шефа, должна от счастья прыгать.

Прыгать не прыгаю, все же настолько лицемерить я еще не научилась, видимо возраст и юношеский максимализм еще бьет ключом, (ага гаечным, прямо по голове), и потому стараюсь просто держать нейтралитет. И совсем на три советских буквы не отправляю местную «мажорку», и близко стараюсь не подпускать.

Мне в отличии от неё, нужно во что бы то ни стало задержаться на этой должности, и показать, что меня Андрей Николаевич привел сюда не просто, как дочь хорошей знакомой — по протекции, а именно, как хорошего специалиста.

Хотя и понимаю, что все всегда будут говорить, будто я блатная, и держусь благодаря связям, некоторые так вообще всерьёз меня считают незаконнорождённой дочерью Андрея Николаевича, хоть и крупно в этом ошибаются, но я особо не парюсь, и мне кажется, что время все расставит по своим местам.

Да, вот такая я идеалистка.

К тому же работа мне моя нравится. Как это ни странно звучит, но я с детства любила копаться с бумажками. И составлять договора с друзьями начала еще в школьные годы. Кто-то скажет — странные игры, для маленьких девочек, но не я… Вот и Андрей Николаевич заметил мою «любовь» к порядку, старательности и бумагам. И посоветовал мне после школы пойти учиться на юриста, брал на практику к себе помощницей все годы учебы, помогал диплом писать, а теперь уже окончательно устроил на работу.

Андрея Николаевича я знаю с пяти лет. Он мне практически заменил отца, а его жена — Лилия Марковна (лучшая подруга моей мамы) стала для меня второй мамой. Дети у маминых друзей давно выросли и разъехались кто-куда, завели свои семьи, вот они решили меня заочно удочерить, а мою маму «усестрить», видимо. Мама познакомилась с Лилией Марковной на работе, и сдружилась с ней. Семья Вархеевых оказалась очень дружелюбной, и негласно взяли шефство над нашей мини-семьей. И всегда и во всем нам помогали и до сих пор помогают.

Скрепя сердце, я соглашаюсь на это самое «двойное свидание», которое должно состояться уже сегодня вечером.

А что поделаешь… жить-то как-то надо.

2 глава

Кто бы знал, что зараза Ленка меня так подставит. Хотя, этого и следовало ожидать, поэтому приходиться сцепить зубы, сделать морду тяпкой и «наслаждаться» прекрасным вечером.

Ага, я в дискоклубе, на пенной вечеринке, с заезжим ди-джеем откуда-то, как всегда «аж из самой столицы», как пропела Ленка, а на мне — мой рабочий костюм, волосы в пучке, большие очки на пол лица в толстой оправе, и конечно же — ни грамма косметики.

Вообще, по жизни я не такая уж и ханжа, и в клубы хожу, и да(!), парочка подруг у меня имеется еще со школы. Правда из-за учебы в универе и новой работы ходить мне по дискотекам стало некогда. К тому же подруги уже обе замуж повыскакивали, да детишками обзавелись, одна даже близнецами, вторая чудесной лапочкой-дочкой, поэтому им вообще не до клубов. Но блин! У меня есть нормальная одежда. И джинсы узкие специально для клуба и кофточки милые, обтягивающие мою не такую уж и маленькую грудь. И уж в рабочем костюме я бы никогда в жизни не потащилась в клуб.

Но Ленка сказала, что мы пойдем в «Шоколадницу», а не потащимся в клуб. А для «Шоколадницы» моя одежда выглядела вполне себе нормально, консервативно конечно, но не слишком.

А вот для клуба… для клуба я выгляжу — через чур.

В зеркало на меня смотрит напуганная женщина средних лет (и это в мои-то двадцать три), явно попавшая сюда по ошибке, и скорее всего разыскивающая свое несносное чадо, которое вечно где-то разгуливает, а уж точно не девушка, пришедшая сюда на двойное свидание, чтобы повеселиться.

Правда, когда мы уселись в такси братья Фрезы, точнее — два шикарных брюнета, явно проводящих все свое свободное время в спортзале, вытаращились на меня, как на восьмое чудо света, однако, не стали задавать всяких глупых вопросов, и кривить свои губы в брезгливости, или отпускать какие-нибудь глупые шутки, от чего я сразу же успокоилась. Оба мужчины наоборот сразу же представились, и начали закидывать меня вопросами касающимися моей работы, и даже учебы. Как оказалось, они знают кем я работаю, и даже знают специфику моей работы, потому что неплохо поддерживали со мной диалог, и задавали уточняющие вопросы вплоть до пунктов договора над которым я сегодня весь день корпела. И это мне в них очень понравилось. Не зазнайки столичные, и действительно работой интересуются, а не простые прожигатели жизни, уже хорошо. Раньше я и не догадывалась насколько же приятно общаться с понимающими людьми.

Но вот когда мы подъехали к этому клубу, моё спокойствие быстро растворилось в чувстве неловкости и злости на козу Ленку и её обман.

Моя заклятая (теперь уже) подруга с близнецами стоят рядом, и о чем-то мило переговариваются, не обращая на меня внимания. Мы ожидаем очереди, когда охрана нас пропустит, желающих посмотреть на очередную заезжу звезду очень много, поэтому и приходиться ждать, хоть места у нас и ВИП ложе уже давно куплены. Их заранее купили близнецы через интернет.

Слава Богу людям, стоящим вокруг, нет до меня дела. Наверное, думают, что я работница клуба, какой-нибудь местный бухгалтер, вот и не обращают внимания. Я же делаю вид, что так и надо. Устраивать скандал Ленке все равно нет желания, да и ссориться не имеет смысла, потом мне же хуже будет.

Поэтому бодро улыбнувшись своему отражению, иду на оклик одного из близнецов — Алекса. Удивительно, я-то уже подумала они про меня забудут, и я тихо-мирно свалю домой, но нет, видимо для приличия придется подождать, а затем под предлогом, что «привыкла рано ложиться спать» быстро убежать, оставив Ленку в обществе этих двух самцов.

Мы входим во внутрь, и музыка, а также яркие вспышки неоновых огней, мгновенно оглушают, заставляя влиться в водоворот веселья, алкоголя и ритмичной музыки.

Я с тоской смотрю на танцпол, там как раз зажигает веселящаяся молодежь. Я бы тоже не прочь немного подергаться под музыку, но в моей одежде только народ смешить.

Администратор быстро проводит нас до наших мест. Это второй этаж — ВИП места. Вид отсюда великолепный. Даже сидя на диване можно увидеть то, что твориться на танцполе и сцене.

Мы рассаживаемся на лиловый полукруглый кожаный диван. Ленка между двумя мужчинами, я — с краю, подальше от этого трио, и поближе к выходу.

— Девочки кушать хотите? — кричит Алекс, беря меню из рук официанта.

— Нет, — качает головой Лена, вечно сидящая на диете.

Я же голодная, как волк, спасибо Ленке, за то, что пришлось заново переделывать весь документ и отказываться от обеда, с вечерним перекусом, и потому решаю, что скромничать не буду.

— Да, — кричу в ответ, и искоса смотрю на реакцию «подруги».

Но та даже ухом не ведет.

— Хорошо, тогда выбирай, на свой вкус, — улыбается мне Лев, передавая папку с меню, и чуть наклонившись, громко добавляет: — люблю девушек со здоровым аппетитом.

Ах, какие у него милые ямочки на щеках, глаз не оторвать…

Смущенно потупив взгляд, быстро выхватываю меню из рук парня и с делано-серьезной миной начинаю его изучать, будто это инструкция по созданию самого адронного колайдера, а не простое меню в ресторане. Господи, надеюсь он не поняла, что я пялилась на него, будто малолетняя фанатка на своего кумира.

— Ой, а я не люблю обрастать целлюлитом, и за своей фигурой привыкла следить, — громко фыркает Лена. — В «Джим» почти каждый день хожу, сижу на протеиновой диете. Веду здоровый и подвижный образ жизни. Поражаюсь, как многие женщины, сначала доведут себя до кошмарного состояния, а потом ноют, из-за того, что на них мужики не смотрят.

— Ну не знаю, не знаю, — слышу голос Алекса. — Мне вот нравятся женщины с хорошими формами. Чтобы было за что подержаться. Попа нежная, грудь большая.

В этот момент, мне так и хочется сказать: «Упс!». Ленка-то у нас формами, как раз не блещет. Попка с кулачок, грудь маленькая.

— Да ладно, я слышала в Москве сейчас в тренде совсем другое, — беспечно отмахивается блондинка, а в её взгляде коротко мелькает недовольство, уж я-то научилась определять, за эти годы, что знакома с ней — когда эта бестия не в духе. — Можно на манекенщиц посмотреть и сразу всё ясно станет, — добавляет она с улыбкой всезнайки.

— Достаточно глянуть на самих кутюрье, и ты сразу поймешь, почему они таких моделей берут, — ухмыляется Лев, подмигивая своему брату.

Губы Алекса в ответ растягиваются в понимающей и немного снисходительной улыбке.

И не сдержавшись, я тоже начинаю хихикать, но нарвавшись на злобный Ленкин взгляд, тут же осекаюсь, и поперхнувшись воздухом начинаю кашлять.

Алекс в этот момент вскакивает со своего места, он сидел тоже с краю, как и я, и подбежав ко мне с другой стороны, наливает стакан воды, и пихает мне его в рот, а Лев придвинувшись непозволительно близко, начинает слегка похлопывать по спине.

Взяв стакан у мужчины, я делаю глоток воды, а затем увидев, как Алекс встает передо мной на колени, и с тревогой заглядывает в глаза, давлюсь теперь уже водой.

— Господи! Ты что же такая неуклюжая! — свозь слезы и кашель, а также нежные поглаживания моей спины, я слышу злобное шипение Ленки.

Вода пошла носом, Алекс тут же подает мне салфетки, продолжая стоять передо мной на коленях, а Лев так вообще уже практически обнял со спины, прижав к своей твердой, словно сталь, груди.

Я, то краснею, то бледнею. Эмоции зашкаливают.

Черт, кажется, нехотя, но я умудрилась привлечь внимание этой парочки, и «подруге» это явно не по нраву, того и гляди взглядом испепелит. Даже не видя её лица, я чувствую, как подгорает на мне мой пиджак.

— Простите, — я вскакиваю с дивана, прикрываясь салфеткой, — мне надо в дамскую комнату.

— Давай я тебя провожу! — оба в голос говорят мужчины поднимаясь вместе со мной на ноги, и кидают друг на друга хмурые взгляды.

— Нет-нет, вы что, я сама доберусь, — качаю в ужасе головой, пытаясь проскользнуть мимо Алекса.

Надо скорее валить отсюда, пока я окончательно не разозлила нашу фурию, и желательно с концами, сейчас, мне кажется, настало самое подходящее время.

Но из-за Алекса, преградившего мне путь, я не успеваю так быстро сбежать.

— Я сама ей помогу, — объявляет Лена, вставая с дивана, да с таким видом, будто собралась помочь мне утопиться прямо в унитазе.

Представив эту картину, я начинаю нервно икать. И тут же краснею, как помидор. Боже, вот позорище, а…

Заклятая подруга, подхватив меня под локоток, с такой силой сдавливает его, что я чувствую, как её когти практически прорывают ткань пиджака и впиваются в мою нежную кожу. Не успеваю я и глазом моргнуть, как эта бестия споро обходит преграду в виде брюнета, и тащит меня куда-то вниз.

— Я все равно провожу вас девочки, — в раз безапелляционным тоном заявляют близнецы, и почему-то бросают недовольный взгляд друг на друга.

Хотя мне не до их странных переглядываний сейчас, мне бы эту психованную успокоить, а то чувствую разотрет в порошок, и скажет, что так и было.

3 глава

Как только мы входим в туалет, Ленка хватает меня за руку и волоком затащив в кабинку, закрывает её на замок.

— Ты что творишь! — шипит она, пытаясь испепелить меня на месте своим яростным взглядом.

— Да я не…, — пытаюсь сказать я этой психованной, опешив от такого поведения, но она, сдавив мою руку до боли, приближается почти к моим губам, и очень тихим, но таким проникновенным голосом, начинает рычать, что у меня волоски на загривке встают дыбом:

— Ты какого хрена там устроила, мышь недобитая? Решила у меня близнецов увести? Да кому ты нужна? Максимум один раз трахнут и забудут. Кто ты такая вообще? Чмошница какая-то? Фигура и личико? Больше ничего у тебя нет! Да таких шалав вокруг них крутится не меряно! Уж я-то знаю! Отец информации по ним достаточно собрал. Что ты глазенки вылупила? Думаешь мои родители не одобрили мой выбор? Они прекрасно знают, куда я пошла и кого должна заполучить в свои сети! Я должна их заинтересовать! А уж точно не ты!

— Я же ничего не делала, я вообще уйти хотела, не нужны мне твои близнецы, сами прицепились, — огрызнувшись, провожу небольшой специальным прием, которым иногда обучал меня Федька — парень, работавший в маминой школе физруком: выворачиваю руку из захвата и отталкиваю от себя эту бешеную сучку, наконец-то показавшую свою истинную натуру.

Но Ленка заступает мне путь, сложив на этот раз руки на груди, и прищурившись, не скрывая презрения в голосе начинает мне теперь уже угрожать по-настоящему:

— Ты на кого руку подняла, тварь. Хочешь работы лишиться? Ты хоть понимаешь, на кого нарвалась, дура. Да отец тебя с волчьим билетом на улицу выкинет, а мама сделает так, что ты даже уборщицей в нашем городе устроиться не сможешь.

— Я не напрашивалась с тобой идти, — зло шиплю в ответ.

Терпеть не могу, когда мне угрожают, да еще и так несправедливо. Сразу же ощетиниваюсь вся. Внутри все клокочет от злости.

— И вообще, я ухожу! Не желаю больше в этом цирке участвовать, а угрозы вообще не потерплю! У нас страна большая, даже если в этом городе не смогу устроиться, в другой уеду. Я за место не держусь.

Ленка, явно не ожидавшая от меня такого выпада, на пару мгновений застывает, но затем, с победной улыбкой и злорадством на лице выплевывает:

— И за мать не боишься, её тоже с работы могут турнуть?

— Ха, — я наиграно усмехаюсь в ответ, а у самой в этот момент на спине испарина выступает. — Маму тут тоже ничего не держит, если надо вместе уедем. Можно подумать на этом городе свет клином сошелся. Уйди с дороги, я ухожу!

Поджимаю губы со злостью, а сама уже мысленно рассказываю обо всем Андрею Николаевичу и жду от него вердикта. Даже если он скажет, что я не права, то я уверена, мама меня должна поддержать. Да и не посмеют её тронуть. Она заслуженный учитель. В школе уже больше двадцати лет отпахала. У неё куча грамот, наград. Вот только нервы конечно подпортить могут, а с её сердцем… в общем, мне бы не хотелось, чтобы она переживала.

Я уже хочу сделать шаг, чтобы оттолкнуть эту стерву, как она тут же поднимает руки вверх выставляя ладони вперед, а на её лице появляется улыбка.

— Ладно тебе Васильева, чо ты кипишуешь, ты же понимаешь, что если сейчас свалишь, то все свидание испортишь?

— Мне плевать! — набычившись смотрю на Ленку, а сама все же решаю не уходить. Последняя здравая мысль о здоровье мамы, меня останавливает.

— Я не хотела срываться, — опустив голову вниз говорит блондинка, уже более спокойным голосом. — Я просто взъелась на тебя из-за близнецов, вот и наговорила лишнего. Давай ты не будешь никуда уходить. А посидишь немного, я уведу их на танцпол, ты откажешься танцевать, а сама тихонечко уйдешь. Ну как тебе идея? И я попрошу отца, чтобы он премию тебе выписал, равную твоей зарплате за месяц. Ну, что думаешь?

Она поднимает голову и пристально смотрит на меня.

— Я и правда не хотела с тобой ругаться. Ты мне вообще понравилась. Правильная такая, не лебезишь, не лицемеришь, не ленишься, старательная. Я, как только познакомилась с тобой, сразу тебя зауважала. А сейчас так вообще на понт брала. Вижу, что далеко пойдешь. Поэтому давай, просто прямо здесь помиримся, выйдем к мальчикам, я буду говорить, а ты молчи.

— А если спросят что-нибудь, будет ведь странно, если я буду молчать?

— Отвечай как-нибудь односложно. А если про работу опять начнут спрашивать, скажи, что устала, и не хочешь сейчас об этом. Ну как?

— Согласна, — киваю, чувствуя, как меня постепенно попускает.

Не хило меня эта сучка разозлила, но здоровье мамы, все-таки важнее моей уязвленной гордости.

Мы выходим из туалета, и наблюдаем странную картину. Близнецы стоят, подальше от входа, и их позы и взгляд говорят о том, будто они собрались между собой подраться.

Ленка подскочив к обоим мужчинам, хватает их под руки.

— Ох, мальчики, вы из-за меня драку, что ли решили устроить? — наиграно возмущается она, и тянет обоих мужчин обратно к лестнице. — Так вы это прекращайте, я все равно выбирать буду сама.

— Нет, что ты, — хмыкает Лев, и я вижу, с какой брезгливостью он окидывает взглядом Лену, но та в этот момент смотрит на Алекса, и продолжает, что-то говорить, и поэтому ничего не замечает.

А я что, я — ничего, глазки — в пол, и молча следую за этой троицей. Мне вообще плевать что они там затеяли, и какие интриги плетут. Пусть сами разбираются, скорее бы уже сбежать из этого дурдома. И все же странно, какого черта они на свидание пошли, если так смотрят на Лену. Или это только Лев, может она Алексу понравилась, вот он брата и уговорил?

Следующие тридцать минут проходят по Ленкиному сценарию. Она болтает без умолку. Рассказывая парням о том, какие в городе есть развлечения, и о том, как ездила летом в Италию, а на Новый год собралась на Бали. Дальше близнецы втягиваются в разговоры о других странах, и обо мне забывают.

Да я бы, и сама не стала вклиниваться. Не бывала ни разу за пределами нашего города. Поэтому тут я себя сразу чувствую совершенно лишней. И даже вздыхаю с облегчением. Хорошо, хоть поесть принесли, и я с радостью нападаю на хорошо прожаренный бифштекс с картофельными чипсами, и салат из морепродуктов, иногда тоскливо бросая взгляд на весело зажигающую молодежь внизу на танцполе. Вот бы и мне сейчас туда к ним, но явно не сегодня…

Доедаю последнюю картофельную чипсину, и слышу, как громко словно, только меня и ждала, Лена объявляет, что хочет танцевать.

Близнецы с радостью поддерживают эту идею, а я, как и было задумано, сразу же отнекиваюсь, ссылаясь на усталость после работы.

Слава всевышнему, близнецы не тащат меня волоком вниз, и я, дождавшись, когда вся троица окажется на танцполе, подскочив со своего места, как можно быстрее иду на выход, просачиваясь сквозь толпу.

Впереди уже виднеется заветный выход в фойе, и в этот момент происходит невероятное: на меня обрушивается целый водопад из теплой мыльной воды.

Все девушки начинают визжать, а парни материться.

Музыка резко стихает, а ди-джей кричит в микрофон со сцены, о том, как нам всем повезло, и теперь все те, кто оказался мокрым за счет заведения получат какой-то там алкогольный напиток.

Естественно все прожекторы направлены на нашу толпу, и к нам бегут с подносами официанты.

Девчонки, поняв, что на них смотрят тут же затихнув, начинают выгибать спины, чтобы показать свои мокрые просвечивающие блузки в выгодном свете, а парни, заметив халявную выпивку, прекращают материться.

А я в этот момент стою сейчас в этой толпе, и на меня уставилась в упор вся «моя» троица.

«Ну вот… теперь-то мне точно надо домой», — мысленно выдыхаю я, разглядывая свой костюм, который придётся стирать.

Пока я пытаюсь вырваться из толпы, меня уже зажимают с двух сторон близнецы.

— Вот подстава, а, — качают оба мужчины головой. — Поехали, тебе надо привести себя в порядок.

— Ага, я домой, — бодро киваю и мы выходим уже в фойе.

— Какой домой? Вечер только начался, — улыбается Лев. — У нас гостиница через один квартал, поехали к нам.

— Чего? Зачем? — у меня дергается глаз.

— Здорово! Конечно, поехали к вам! — вскрикивает Ленка, идущая позади, и при этом больно тыкает меня пальцем со спины куда-то между ребер. — Я знаю, Свет, там тебе быстро костюм почистят, а ты пока в душе быстро ополоснёшься.

— Да ладно, я и дома могу, — повернув голову смотрю на Ленку расширенными глазами.

— Какой дома? Ты что! Так не честно. Мы же толком не познакомились даже! — обиженным голосом говорит Лев, и смотрит на меня глазами котика из мультика про Шрека.

— И правда Света, пойдем к нам, просто посидим поболтаем, пока тебе костюм в порядок приведут, — серьезным тоном говорит мне Алекс, поддерживая с другой стороны за руку. — Чистка в гостинице и правда отличная, работают очень быстро и качественно. А мы пока какой-нибудь фильм посмотрим.

— Я за! — чувствую еще один болезненный тычок от Ленки. — Успеешь еще домой уехать. Такси потом тебе вызовем, если надоест с нами тусить.

Мысленно застонав, понимаю, что придется согласиться, особенно, когда эта сучка сзади пытается мне в очередной раз вставить палец между ребер.

4 глава

Мда уж. Не думала, что умею так сильно краснеть. В такси в темноте, я еще нормально себя чувствовала. Там темно, меня никто не видит. А вот в отеле на ресепшене, на нас с такими пошлыми усмешками одаривают не только весь персонал, но и даже посетители, что мне захотелось сквозь землю провалиться.

Особенно все взгляды благодаря некоторым, скрещиваются на мне. Ну, впрочем, и не мудрено. Потому что близнецы оба, как с цепи сорвались. Такое ощущение, будто они сговорились и решили полностью игнорировать Ленку. А все свое внимание обратить на меня. Встав с обоих сторон, Алекс и Лев, берут меня за руки, именно за руки! А не под руки, как пыталась сделать это Лена на входе, и ведут к лифту.

Я сжимаюсь от жгучих взглядов постояльцев, и при этом еще и пытаюсь сфокусироваться на вопросах, которыми забрасывают меня по очереди мужчины. То ли раскусив мою игру, то ли специально задумав меня убить руками Ленки, эти засранцы, не успокаиваются, и бесконечно допрашивают, не желая довольствоваться короткими — «да» или «нет». Причем вопросы они задают совершенно разные. Они касаются, как моей личной жизнью и прошлого, так и работы.

По работе я еще пытаюсь отбрехаться, что только лишь помощник и мне мало, что доверяют. Так, только договора редактировать, чтобы ошибок не было орфографических. А вот в личной жизни… там я откровенно плаваю.

И что самое отвратительное Ленку, пытавшуюся хоть как-то вклиниться в разговор, эти двое вообще в упор не замечают, от чего злобная фурия мрачнеет все сильнее и сильнее.

В лифте, с зеркальными стенами, сложно не заметить её темнеющий взгляд.

Я не удержалась и выдохнула слишком громко с облегчением, когда мы все же добрались до номера близнецов. И даже то, что он находился на самом высоком этаже, и был, мягко говоря, очень большим, меня нисколько не задело. Хотя, в другой раз, я думаю, что уже охала и ахала, рассматривая эти шикарные хоромы.

В ванную меня провожают всей делегацией. И только лишь Лена проскакивает во внутрь, закрывая дверь перед любопытным носом обоих мужчин, желающих показать мне — «как тут все устроено».

— Значит так, — рычаще-свистящим шёпотом, начинает эта стервозина. — Быстрее снимай свои шмотки, я унесу их в чистку.

И я действительно начинаю очень быстро раздеваться, и не потому, что хочу порадовать Леночку, а потом что знаю о любимой поговорке нашего соседа с третьего этажа — «Раньше сядешь, раньше выйдешь».

Ленка, не забывая брезгливо скривить свои губы, забирает мой костюм (рубашку я решаю оставить), и окидывает меня оценивающим взглядом.

— Сидишь в ванной, до моего прихода. Поняла? — она указывает мне пальцем на душевую кабинку. — Не вздумай выйти, пока я не появлюсь! И не забудь замкнуться!

В ответ, я лишь криво усмехаюсь, и иду закрывать дверь.

Кто бы мог подумать, что всё будет немного иначе.

В душ, я действительно успеваю войти, и даже помыться полностью. А услышав грохот, я, накинув полотенце, которое, Слава Всевышнему, решила закинуть на дверь в душевой кабинке, выхожу наружу, и мои глаза увеличиваются вдвое. Потому что на меня, потемневшими и оценивающими взглядами смотрят оба близнеца, сломавшие мой замок.

— Что происходит? — спрашиваю помертвевшими губами, чувствуя, нарастающую вселенскую «жопу», но пока еще до конца не веря, или не понимая, в чем именно состоит эта самая «жопа».

Оба мужчины, как-то очень резко, чуть ли не бегом приближаются ко мне, обходя с двух сторон. И я не понимая еще, до конца, что им нужно, вместо того, чтобы хоть в кабинку спрятаться, так и продолжаю стоять и с изумлением смотреть на их действия, а еще на то, как они оба выглядят.

— Попалась, — слышу я голос Льва, он крепко держит меня за плечи, прижимаясь своим голым торсом к моей спине.

Дальнейший диалог заставляет встать все волоски дыбом на моем теле.

Преграда между мной и мужчиной, только одна — это моё короткое полотенце, которым я успела обмотаться, выйдя из душевой, и увидев посторонних в ванной комнате.

— Я знал, что ты на самом деле довольно сексуальная штучка, и эти уродливые очки в толстой черной оправе, пучок на голове и строгая мешковатая одежда, только лишь маскарад, — фыркает Алекс, стоя напротив меня в одних спортивных штанах.

Он подносит руку к моему лицу и убирает мокрую прядь волос с глаз.

Внутри все сжимается от страха и в то же время от предвкушения… Нет, я точно сумасшедшая, да еще и, как оказалось, та еще развратная нимфоманка. Практически зажата между двумя полуголыми мужчинами, которые недвусмысленно показывают мне свою заинтересованность, нагло войдя в ванную, и сломав замок, точнее выломав его с корнем. Искоса бросаю взгляд на дверь. Мне бы бежать, драться, вопить, что-то делать, а я стою и рассматриваю этот мускулистый голый торс, стоящий напротив, и млею от второго, прижатого к спине.

Однозначно, пора расставаться с девственность, только конечно же не таким кардинальным способом.

Нервно хмыкаю, разглядывая наше трио, отражающееся в зеркале.

Оба мужчины выше меня на целую голову. Я для них, как дюймовочка. Всегда боялась крупных мужчин и никогда не понимала маленьких женщин, живущих с подобными особями. Черт, да они же в постели задавят и не заметят, а если вздумают руку поднять? А тут двое таких вот экземпляров. А я, вместо того, чтобы правильно отреагировать, продолжаю стоять и пялиться на коричневые соски, и мускулистые руки, перевитые венами, одного из близнецов.

Однозначно, надо искать себе мужчину.

— Да нет, я же чувствую, какая она горячая штучка, — шепчет над моей головой Лев, сильнее вдавливая в своё тело, и обхватывая рукой за шею. — Это она специально нас заманила. Мы знаем таких, как ты Светик — хитрых и расчетливых потаскушек.

Я в ужасе отпихиваю от себя мужчину. От его слов внутри меня все леденеет от мерзости и злости, такое ощущение, будто он на меня только что ведро с помоями вылил. Слава богу, Лев не ожидал, что я буду вырываться, и сразу отпустил.

— Какого черта, вы оба себе позволяете! — зло шиплю, медленно отступая к двери. — Я вас не приглашала! И оскорблять себя не позволю!

— Да ладно, чо ты ломаешься, — похабно ухмыляется Лев, и подмигнув своему брату, добавляет: — Мы сделаем все по высшему классу, не боись. Оттрахаем по полной программе. Еще просить добавки будешь. Опыт у нас большой.

Алекс же в этот момент делает шаг вперед, двигаясь плавно, словно большой кот, и резко хватает меня за руку, я шарахаюсь назад и больно ударяюсь об дверь, но мужчина все равно успевает поймать меня за предплечье.

— Эй, прекращай строить из себя недотрогу, — жестко сдавливает он мою руку. — Ленка все про тебя рассказала. Это ты образ такой себе придумала, на самом деле, мужиков у тебя всегда было много. И тройничок не будет сюрпризом.

— А еще, ты любишь, когда тебя принуждают, — с придыханием добавляет Лев, и я вижу его похотливый взгляд, гуляющий по моим голым ногам.

Вот сучка… Подставила-таки тварь. И за что она так со мной? Сама же сюда притащила гадина!

Внутри все клокочет от злости, негодования и обиды. А мне эти парни действительно понравились. Но как обычно, в который раз удостоверяюсь, что в мужиках я вообще ничего не смыслю.

— Отпусти! — рычу, пытаясь вырывать свою руку. — Я ухожу! Меня все это не интересует! Вы ошиблись!

— Нет, — второй близнец, подходит ближе, и подхватывает меня под локоть, — отпустим, когда закончим. А сейчас лучше прекращай выделываться, и давай, как хорошая девочка встань на коленки и открой свой милый похотливый ротик.

Внутри все обмирает от страха и осознания: боже… я в ловушке… Неужели именно так, я лишусь девственности?

С двумя мужчинами?

Но на раздумья, эти двое не дают мне много времени. Я вижу ответы в их предвкушающих «веселье» лицах.

И тут же заставляю себя успокоиться и превратиться из жертвы — в хищницу.

Когда надо, когда от этого зависит мое душевное равновесие и здоровье, я умею превращаться в другого человека. Такое происходит со мной очень редко, и только лишь когда того требует ситуация. И сейчас собрав все возможные ресурсы, я растягиваю губы в ленивой усмешке.

— Мальчики, ая-я-яй, — я качаю пальцем перед носом у Алекса, и вновь чувствуя тело Льва, выгибаюсь как кошечка, и трусь об него попкой. — А вы хоть о расценках-то моих знаете?

Взгляд Алекса тут же становится брезгливым, а Лев замирает.

Я же мысленно ликую. Эти двое не любят продажных девок, значит я иду в правильном направлении. Но тут главное еще и не промахнуться. А то могу распалить близнецов не в ту сторону, и они со злости что-нибудь нехорошее сделают.

Поэтому медленно забрав руку у Алекса, я отхожу в сторону, и повиливая бедрами направляюсь в спальню, поближе к выходу, не забыв подцепить халат с вешалки. Главное сейчас для меня, выбраться в коридор, и плевать, что в халате на голое тело, с этим я потом разберусь.

Но парни тут же идут следом.

— И какая же у тебя цена? — голос Алекса становится еще более холодным.

— Сколько? — деловито спрашивает Лев.

Быстро осматриваюсь по сторонам в поисках Ленки или хотя бы моей одежды. К сожалению, ни моей «подруженьки», ни одежды я не нахожу. Поэтому нарочито медленно поворачиваюсь к мужчинам, и оценивающе рассматриваю Алекса, потому что Лев убежал в другую комнату, что очень хорошо. Их тут к слову — очень много, комнат я имею ввиду, я даже не успела пересчитать, да мне как-то и не до того было.

К сожалению, близнец встал очень неудачно — прямо на пути к выходу, сунул руки в карманы своих низко посаженных серых штанов, расставил ноги по ширине плеч и словно надсмотрщик какой-то, обжигает меня холодным взглядом. А глаза-то у него светло-синие. А с этим освещением, так вообще больше кажутся водянистыми, и с учетом того, что сам он брюнет, с коротким ежиком на голове… я кое-как удерживаюсь от того, чтобы не передернуться от таково взгляда.

— Ну так, что, говори поскорее цену, и приступим, — кривя губы в презрительной усмешке говорит мне он.

Оценив расстояние до двери, я очень медленно иду к мужчине, и в этот момент слышу сзади тихие шаги.

Оглянувшись с сожалением вижу Льва, он уже вернулся и в его руках кошелек. Близнец вытаскивает оттуда купюры, но стоит на довольно приличном расстоянии от нас с Алексом. Это мне на руку, может не успеет с ориентироваться.

Хмыкнув я поворачиваюсь обратно и подхожу очень близко к Алексу, и приподнявшись на носочках, приближаюсь к его уху.

— Мы ждем, — цедит он, и чуть отклоняется назад.

— Хочу сказать тебе это на ухо, ты бы мог немного наклониться, — выдыхаю я тихим голосом, немного с хрипотцой, и в этот момент вижу, как дергается кадык ледяного принца.

«Ага, не такой уж он и непробиваемый», — мелькает странная мысль в моей голове, но я тут же отмахиваюсь от неё.

— Я стесняюсь, — еще тише добавляю, опустив взгляд в пол.

Это странно, но я чувствую, как моя собственная игра на гране фола начинает меня заводить. Никогда не думала, что могу ощутить нечто подобное. Вообще-то я не любительница адреналиновых приключений. Но да ладно, потом подумаю о своих ощущениях, сейчас бы выйти сухой из воды, и по возможности — целой.

Надменно усмехнувшись, мужчина все же наклоняет свою голову, подставляя мне свою ухо.

А я, чуть приобняв его за шею, благо мой рост слишком мал, и у меня есть причина — это сделать. Нащупываю сонную артерию пальцами, которую мне однажды показал Федька, увлекающийся единоборствами и знающий, как вырубить человека, особенно если тот не ожидает от хрупкой девушки подобных приемчиков, выдыхаю в ухо Алексу:

— Моя цена очень высока, никогда не сможете расплатиться — это ваша любовь.

И пока мужчина пытается осознать, что это я ему плету, со всей возможной силой передавливаю артерию пальцем, и отодвигаясь от мужчины, ловлю его ошарашенный взгляд.

Он начинает заваливаться на пол. А я в этот момент на всей скорости несусь на выход.

— Какого хрена! — слышу я разъяренный рык Льва, но уже успеваю справиться с замком и быстро выбежав в коридор несусь к лестнице, не забывая, как можно громче вопить:

— Помогите! Пожар!

На лифт я не надеюсь, как и на постояльцев ВИП-номеров, боясь, что Лев может успеть меня поймать.

Не оглядываясь, продолжаю нестись вниз, уже по лестнице. Благо бегать я умею очень быстро. Вообще-то в школе была спринтером на коротких дистанциях, и выигрывала не одно соревнование даже по городу. И сейчас продолжаю держать себя в форме, не забывая каждое утро выходить на пробежку, а в холодное время ходить к Федьке и пока у того нет уроков заниматься бегом.

— Стой! Полоумная! — кричит мне Лев вдогонку.

Угу, пусть попробует догнать ветер.

— Пожар! Горим! — воплю на всю гостиницу.

И слава Богу, народ слышит мои вопли и начинает потихоньку подтягиваться к лестнице. И на следующем этаже я вижу немного испуганные лица какой-то женщины, и мужчины в одежде, с чемоданами в руках, смотрящих на бегущую и растрёпанную меня. Видимо мой вид и дикий взгляд, заставляет этих людей поверить, и они оба срываются и бегут за мной.

Голоса Льва я уже не слышу, неужели отстал?

Мужчина с женщиной пытаются по дороге выяснить где же пожар. Но я молча продолжаю бежать к выходу. Мне нужно собрать как можно больше народу вокруг себя, и плевать на последствия. Скажу, что ошиблась, напугалась. Да и вообще «лучше пере бдеть, чем не до бдеть».

В фойе меня встречают удивленные взгляды администратора, пары охранников и нескольких постояльцев.

— Что случилось? — на перебой спрашивают они.

— Пожар, там пожар! — с шумом выдыхаю, тыча пальцем вверх.

Действие адреналина закончилось, накатила такая усталость и страх, что меня уже трясёт, и ноги подкашиваются.

— Прекратите истерику! Где именно, какой этаж девушка? — раздраженно спрашивает меня какой-то седовласый мужчина в строгом костюме, больше похожий на начальника охраны.

— Последний, — жалко блею я, чувствуя, как по щекам бегут слезы, и я не в силах сдержать их.

— Да чего вы кричите на неё? — тут же взвивается та самая женщина, которая бежала вслед за мной вместе с мужчиной.

Она единственная, видя моё состояние, подхватывает меня под руку, и тянет к одному из диванов, стоящих в холе. А сама, при этом возмущенно повернув голову выговаривает седовласому: — У вас что дымовых датчиков нет? Или пожарной сигнализации? Проверьте по ним!

— В том-то и дело, что пожарная сигнализация не сработала, а по камерам задымленности нет. Потому я и спрашиваю, — ворчит мужчина, а сам уже развернувшись к охранникам, приказывает: — Миша иди по лестнице на последний этаж и проверь, что там, Паша, ты езжай на лифте для персонала. Настя, у нас же Фрезы в пент-хаос заселились, да?

— Да, Василий Дмитриевич, — кивает головой администратор.

— Набери их, проверь, все ли нормально? И на нижнем этаже поспрашивай.

— Да-да, сейчас.

Я уже хочу дернуться, и выбежать на улицу, но женщина, сидящая рядом, перехватывает меня, и внимательно вглядывается в глаза, а затем наклонившись, шепчет на ухо:

— Вас там кто-то обидел? Хотите вызывать полицию?

Я закусываю губу, растирая дурацкие слезы, которые все никак не хотят останавливаться. Всё же не каждый день, я попадаю в подобные ситуации, а потом еще и строю из себя великую актрису.

Но в полицию я не хочу… Не надо мне никаких скандалов. Не факт, что после этого инцидента меня оставят на работе, да и вообще, вся ситуация выглядит очень скверно. Сама сначала в клубе с ними была, потом пошла в номер, а потом еще и обвинила их в приставаниях? Представляю, что скажет общественность. Тут и к бабке не надо ходить, чтобы предсказать, как все встанут на строну близнецов, а меня заклеймят лгуньей и шлюхой. С них станется раздуть слона из этой истории, особенно учитывая то, кем являются Фрезы…

Все эти размышления, помогают мне немного успокоиться. А самое главное останавливают слезы.

— Нет, — качаю головой, и прокашлявшись, начинаю самозабвенно врать: — я просто испугалась, панически боюсь огня, мне показалось, что я почувствовала дым. Вот и убежала.

— Постояльцы говорят, что все нормально, один из них уже спускается, чтобы забрать девушку, она же босиком выбежала, и в одном халате, — слышу тихий голос администратора.

— О нет! — вскакиваю с дивана, и на весь холл кричу: — Я туда не вернусь! Т-там пахло дымом! И мой костюм сдавали в чистку. Проверьте, может он уже готов, и я поеду домой.

Нахмурившись седовласый прожигает меня недовольным взглядом. Администратор, кивнув, звонит в чистку.

— Ваш костюм будет готов, только утром, — говорит она, спустя пару минут.

— Что? Но мне же сказали, что пару часов!

— Что вы, у нас такой быстрой услуги нет, — с удивлением качает головой Настя, — минимум восемь часов.

Офигеть, так меня сразу обманули что ли, и сами Фрезы рассчитывали изначально, что уйду я от них утром? Так это… когда успела, и самое главное зачем про меня наплела им Ленка?

— Милая, может пойдем уже? Пожара же вроде нет? — слышу недовольное бурчание мужчины. Он бежал вместе с женщиной, которая сейчас пыталась меня успокоить.

Обернувшись смотрю на неё с испугом и немой мольбой во взгляде. Она единственная тут пожалела меня, и боюсь, что если она уйдет, то некому меня будет защитить. А сама я сейчас уже не боец. По идее на улицу бы, но в таком виде? Разве что еще больше неприятностей на одно место себе найти? А если такси? Точно!

Я хлопаю себя по лбу, вот ведь, от паники совсем растерялась. На такси, и домой!

— Вызовите мне такси, пожалуйста, — говорю администратору.

— Никакого такси, пока не вернете имущество отеля на свое место! — жестко чеканит седовласый. И видя мой недоуменный взгляд, тыкает в меня пальцем: — Я говорю о халате, девушка. Этот халат принадлежит отелю!

Я с удивлением осматриваю себя.

— Но… я туда не вернусь… и у меня костюм в чистке… — севшим голосом пытаюсь донести до него, а сама уже понимаю, что этот надменный индюк меня выпустит из отеля только голой.

— Меня не интересуют ваши проблемы девушка, — как и ожидала говорит он мне. — Вы входили сюда в своей одежде, потрудитесь найти её и вернуть наше имущество на место!

— Милая, идем уже в номер, а? Пусть они дальше сами разбираются, кто знает, может она вообще мошенница какая-нибудь, еще нас в чем-нибудь обвинят, — продолжает бурчать по всей видимости муж, моей недавней заступницы, которая и сама, судя по её взгляду тоже уже колеблется. И тут мужик все-таки приводит очень весомый, аргумент: — Помнишь ты пожалела ту девушку в Чебоксарах, а она украла у тебя кошелек?

— Да-да, ты прав, — тут же опускает плечи женщина, и тихо извинившись передо мной, встает с дивана и идет за мужем. Он тащит два чемодана, и что-то продолжает ей говорить, вспоминая о том, что случилось пару лет назад в каком-то еще одном городе, где она тоже кого-то пожалела.

Я уже не вслушиваюсь в их беседу, потому что понятия не имею, что делать дальше…

— Может вам кому-то из знакомых позвонить? — вдруг встревает администратор. — Вам бы привезли одежду? Или все-таки поднимитесь наверх?

Эх… подругам бы сейчас позвонить, но знаю, что они обе не смогут приехать. У них дома дети, да и сомневаюсь, что их мужья поддержат идею мне помогать. Что Петя, что Олег относятся ко мне очень отрицательно. Уж не знаю от чего, но мужчины почему-то видят во мне какую-то угрозу, и постоянно пытаются всячески задеть.

Остается только мама, у которой слабое сердце. Блин… ненавижу Ленку. Чтобы ей пусто было! Чтоб у неё вся задница целлюлитом покрылась! Чтоб прыщи на лице повылазили! Рррр….

Пока я мысленно костерю мою подруженцию, и уже иду к администратору, чтобы набрать маме, появляется еще одно действующее лицо, которое я совершенно не хотела тут видеть.

Из дверей лифта выходит Лев. Он одел на тело мастерку от спортивного костюма, и уже не сверкает голым торсом.

Я мысленно тут же подбираюсь для нового боевого раунда, уже ожидая какой-нибудь подлянки от близнеца.

А еще не увидев Алекса, тут же начинаю переживать. Что если я нанесла ему более серьезный вред? Что если он до сих пор не пришел в себя? Господи, чем мне теперь все это грозит? Меня обвинят в нанесении тяжких телесных повреждений?

Чувствую, как по позвоночнику прямо в желудок ползет мерзкое чувство страха.

В моей голове уже появляются строки из знакомой статьи. Она мне как раз попалась на гос. экзамене по уголовному праву. Поэтому знания так и не выветрились.

Мужчина подходит ко мне, и резко обняв за плечи, притягивает к своему горячему телу, окутывая приятным запахом дорого парфюма, и своей собственной энергетикой, от чего я цепенею, и совершенно не понимаю реакцию своего организма.

— Светочка, солнышко, что случилось? Ты испугалась? Все хорошо, нет никакого пожара, — гладит он меня по спине, а сам тянет обратно к лестнице, подальше от стойки администратора и седовласого мужика.

Я пытаюсь вырваться, но мужчина сдавливает меня чуть сильнее, и начинает шептать на ухо:

— Ну все-все, мы поняли, что ты не такая. Мы же просто пошутили, зачем разводить тут скандал? Давай по-тихому вернемся, клянусь, что и пальцем тебя больше не тронем с братом, если сама не захочешь. И я не буду подавать на тебя жалобу за нападение на меня.

Я с удивлением поднимаю голову и вглядываюсь в лицо мужчины.

— Я думала ты Лев? — шепотом переспрашиваю, и понимаю, что меня тут же попускает. Я ведь так испугалась, и даже представила, как окажусь на скамье подсудимых.

— Нет, я Алекс, — усмехается он, — и к твоему сведенью, я просто тебе подыграл, ты бы не смогла меня вырубить. Для этого надо как минимум десять секунд держать пережатой артерию. И это минимум. Ну что, хватит устраивать шоу, идем в номер? Ты там вещи свои оставила, и вообще…

— Ага, знаю, — хмуро смотрю на мужчину. — Мой костюм будет готов только завтра утром.

— Да, — кивает Алекс продолжая подталкивать меня к лифту. — Мы тоже об этом узнали, когда отдавали его в чистку.

— Зачем обманули?

— Ну…, давай в другом месте об этом поговорим? Не здесь же? Ты и так пол отеля своими воплями взбудоражила.

Я пытаюсь остановиться, и Алекс перестает меня толкать, но руку с плеча не убирает.

Вместо этого он смотрит мне в глаза так проникновенно, что я начинаю даже немного нервничать и вообще чувствовать то, чего по сути не должна ощущать. Вместо страха… это зарождающееся чувство симпатии. То есть возвращающееся обратно. На самом деле, он мне сразу понравился. Я просто не желала себе в этом признаваться, потому что понимала, мы из разных миров, и я для него пустое место. Да и сейчас это прекрасно понимаю.

— Я же уже поклялся, что мы тебя и пальцем не тронем? Ну извини нас пожалуйста, — тихо шепчет он, наклонившись и обдавая моё ухо своим горячим дыханием.

Пытаюсь оттолкнуть наглеца, но он не сдается, продолжая нависать надо мной нерушимой скалой.

— Нам еще работать вместе не один месяц, — терпеливо увещевает он, голосом психиатра, пытающегося уговорить психа, чтобы тот не прыгал с десятого этажа: — не хотелось бы, чтоб ты шарахалась от меня и Льва. Давай начнем наше знакомство с начала? Давай просто дружить Свет? Мы уже поняли, что ты девушка серьезная. Ну же, идем в номер. Посмотрим киношку какую-нибудь, ты уснешь в другой комнате, если не захочешь никто из нас тебя и пальцем не тронет? К чему нам эти ссоры? А завтра утром, все вместе отправимся на работу.

Отвернувшись с тоскую поглядываю на выход, и перевожу взгляд на седовласого, стоящего у стойки администратора, продолжающего недовольно сверлить меня злобным взглядом цербера, ревностно охраняющего хозяйское имущество.

— Мне надо маме позвонить, — тихо говорю я, — она будет переживать.

— Конечно, — кивает мужчина, — из номера и позвонишь.

И он опять подталкивает меня к лифту.

Пока медленно переставляю ноги, понимаю, что придется сдаться. Да и ссориться так откровенно с этими Фрезами тоже не хочется, если они сами вроде бы идут на мировую…

Можно конечно встать в позу. Но… черт, мне ли не знать, как потом всё это вывернут. Кто я, и кто они?

Беспокоить маму совершенно не хочется, не дай бог еще опять в больницу сляжет. Андрею Николаевичу позвонить? Нет, я же потом ему в глаза не смогу смотреть. Стыдно, что попала в такую дурацкую ситуацию. И знаю я его мысли на этот счет. Скажет, что сама виновата. А больше мне и позвонить-то не кому…

Ладно, может и правда больше не будут вести себя, как похотливые ублюдки…

Двери лифта разъезжаются в стороны, и мрачно кивнув Алексу, я вхожу. Мы молча едем вверх, а мужчина продолжает меня обнимать за плечи.

— Слушай, мне жарко, — пытаюсь вырваться я из его рук.

— А мне наоборот нравится тебя обнимать, — подмигивает он мне в отражении зеркала. Куда спрашивается делся ледяной принц?

— Ты обещал, что если я не захочу, то вы и пальцем меня не тронете! — недовольно выговариваю мужчине, и он, не хотя, но отпускает свою руку. И что самое странное, мне действительно становится холодно.

— Ладно-ладно, — Алекс приподнимает обе руки вверх, словно капитулирует, — но ты же вся продрогла, да и босиком еще.

— Ничего страшного, — бурчу в ответ. — И вообще я устала и хочу спать. Ты обещал, что вы выделите мне комнату. И кино никакое не хочу смотреть.

— Раз обещал, значит всё будет, — кивает близнец, продолжая как-то странно разглядывать меня через отражение, словно я не человек вовсе, а какой-то непонятный зверек.

Из лифта мы идем по коридору молча, и на пороге в номер нас уже встречает Лев.

— Вернул нашу беглянку? — хмыкает мужчина своему брату, а Алекс в этот момент подталкивает меня вовнутрь.

— Конечно, как и просил, её задержали на выходе, — усмехается мужчина, захлопывая дверь за моей спиной.

5 глава

Смотрю на мужчин из-под насупленных бровей. А Алекс тем временем не стесняясь, взяв меня за плечи, подталкивает дальше в номер, точнее почти в руки к своему брату.

— Я так рад, что ты вернулась, — не теряется Лев, и тут же кладет руку мне на плечо. Тяжелую между прочим!

Выворачиваюсь, присев вниз и сделав шаг назад.

— Вы обещали дать мне комнату, где я могу спокойно уснуть, мне завтра на работу, между прочим! — подняв подбородок припечатываю я строгим тоном, стараясь не показать виду, что мне страшно. — И где моя сумочка? Мне маме нужно позвонить и предупредить, что я не приду ночевать.

Горестно вздохнув, и со словами: «Вот упрямая какая, сейчас будет тебе сумочка», — Лев идет в ванную.

А Алекс тем временем, закрывает входную дверь на защелку, я бы не заметила даже, не услышав характерный звук.

— Проходи, не стой у порога, — улыбается этот змей. — Может выпьешь что-нибудь? Мартини? Мохито? Маргариту?

Близнец идет к шкафчику с напитками. Ага, слона то я и не приметила. Шкафчик похож на барную полку, и стоит в углу гостиной, только поменьше конечно, раза в три, даже стойка барная имеется, и высокие стулья. Достав с полки один из напитков, а также три бокала он начинает его разливать.

— Спасибо, мне воды, — говорю я, прищурившись, и делаю пару шагов к стойке, с тоской поглядывая на дверь.

— Да ладно тебе, — мягко улыбается Алекс, демонстрируя мне безумно сексуальные ямочки на своем лице, от которых у любой двадцати трех летней девственницы, руки могут вспотеть. Но я-то же не такая ведь да? А этот развратитель девственниц тем временем продолжает: — это же просто коктейль, ничего страшного не произойдет, если ты сделаешь пару глотков и составишь нам с братом компанию. К тому же мы хотели перед тобой извиниться, загладить вину, чтобы ты на нас больше не обижалась и не боялась, мы надолго сюда приехали, нам вместе еще работать и работать. И не хотелось бы, чтобы ты на нас постоянно дулась.

— Какая вам вообще разница, что я о вас думаю? Я никто, всего лишь помощница юриста, — прищурившись смотрю на мужчину.

— На самом деле, перед тем, как приехать на новое место работы, мы тщательно изучили весь персонал, — серьезно смотрит на меня Алекс, — и знаем, что ты не просто помощница юриста, а его протеже, и более того, ходят слухи, что даже его родственница. — Кое-как удерживаюсь от того, чтобы закатить глаза в потолок. Надо же, впервые в жизни пустые сплетни сыграли в моей судьбе неплохую роль. — И нам бы не хотелось приобретать врага в лице твоего знакомого. — Продолжает Алекса. — Ты пожалуешься ему на то, что мы тебя напугали, он начнет ставить нам палки в колеса, а нам бы этого совершенно не хотелось. Мы с братом приехали сюда спокойно поработать, попрактиковаться, перенять, так сказать, опыт, более старшего поколения, а не ругаться с ним.

В принципе этот идеальный альфа-самец говорит верные и даже мудрые вещи. Мне бы на самом деле, тоже не хотелось бы ругаться детьми высшего руководства.

Сделаю пару глотков, приму извинения, и потребую комнату для сна.

Уже смелее иду к барной стойке.

Место выбираю стратегически удобное — с самого краю, подальше от углов, в которых меня могут зажать, даже стул ради этого переставляю.

Алекс с усмешкой на лице наблюдает за моими передвижениями, и достает бутылку водки из холодильника.

Не успеваю я и рот раскрыть, как этот поганец добавляет в мартини с ананасовым соком немного и этого жгучего напитка.

— Ты с ума сошел? Я не буду это пить! — с возмущением смотрю на мужчину.

— Пару капель водки еще никому не повредило, тебе надо успокоиться, а то ты слишком напряжена, — говорит Лев, подходя ко мне со спины, и.… целует прямо в шею, посылая миллион мурашек от места поцелуя к позвоночнику, и дальше к копчику. Приятно черт возьми… Вот только совершенно не уместно в нашей ситуации.

— Эй! — я автоматически хватаюсь за место поцелуя, и смотрю на мужчину со злостью.

Хотя эту самую злость совсем не испытываю. Мелкие паразиты уже сделали своё черное дело, и заставили меня испытать неописуемое блаженство.

— Твоя сумочка, — плутовато улыбается второй обольститель, и кладет мою сумочку на стойку, перед моим носом. — Это твоё?

— Моё, — рычу я, и взяв сумочку, проверяю все ли там на месте.

— Все в порядке? — веселиться Алекс. — Ничего не пропало?

— Не знаю, я еще деньги сейчас пересчитаю, — чисто назло достаю кошелек и проверяю, на месте ли моя карта, добрых пару десятков скидочных карт, двести пятьдесят рублей, и даже мелочь.

Проверять реакцию мужчин не решаюсь, понимаю, что выгляжу для них, скорее всего, как сирота казанская, у них то небось в кошельках по прессу денег у каждого.

Убрав кошелек, достаю телефон.

— Все нормально, — бухчу я, делая вызов маме.

— Алё? — сонным голосом отвечает она, заставляя меня пожалеть о звонке, я и забыла, что в это время она десятый сон видит.

— Мам привет, я хочу сказать тебе, что дома ночевать не буду извини, что разбудила…

— Ох, ты ж! — вдруг в трубку вскрикивает мать, и не давая мне вставить и слова, в своей манере начинает быстро и очень громко тараторить. — Неужели нашла себе мужчину! Доча, как же я рада за тебя! Наконец-то моя девочка станет взрослой и потеряет свою невинность. Я уже и не надеялась! Ты главное презервативы не забудь сама ему надеть. Это очень важно, помнишь, как я учила тебя на бананах это делать? Не дай бог зараза какая, или детки… хотя знаешь, если детки будут, то воспитаем, я вон тебя одна поднимала и ничего, а нас теперь двое будет. Поднимем, за деток не переживай, а вот со здоровьем аккуратнее.

— Мама! — кричу я с возмущением, пытаясь прервать поток из её слов, а сама в ужасе наблюдаю за реакцией мужчин, которые явно слышат мамин голос. — Я просто ночую у знакомых!

— А ну не кричи на мать! — строгим голосом выговаривает она, заставляя меня притихнуть. Мама у меня учительница со стажем, успокоить враз разбушевавшуюся толпу малолетних зверят может, не то что меня.

— Ты дайка мне с ними поговорить с этими «знакомыми», — слово «знакомые» она выделяет едким тоном, — я им объясню, как с моей деточкой надо обращаться, — ворчливым голосом продолжает она. — А то они же, твои «эти знакомые» небось не знают, что ты у меня еще девочка совсем, еще поранят, напугают.

— Маааа-ма, — ною я в трубку, и тут же чувствую, как кто-то выхватывает у меня телефон из рук, так как в этот момент стыдливо опустила взгляд на свои руки, стараясь избегать близнецов.

— Эй! — возмущенно пыхчу, наблюдая за тем, как Алекс прикладывает мой телефон к уху, а Лев тем временем, не дает мне кинуться на брата, обнимая за плечи.

Пока я посыпаю голову пеплом, Алекс, подмигнув оторопевшей мне отвечает бодрым голосом маме:

— Здравствуйте, мое имя Алекс Фрез, с кем имею честь разговаривать?

— Здравствуйте молодой человек, моё имя Наталья Вячеславовна, я мама Светы, — слышу приглушенный голос мамы.

— Добрый вечер Наталья Вячеславовна, приятно познакомиться.

К сожалению, дальнейший разговор я слышу плохо, так как Алекс отходит от меня подальше, а Лев, так и не дав мне встать со стула, придержав рукой за плечо, в ладони сует бокал с коктейлем. Я по запаре, наблюдая за Алексом и заодно стараясь прислушаться, о чем говорит мама, беру бокал, и делаю пару глотков. Напиток пьется приятно, почти, как сок, и водка совсем не ощущается, и я, не глядя, в несколько глотков выпиваю все содержимое бокала.

— Девственница, говорите? — слышу голос Алекса, и тут же поперхнувшись воздухом, начинаю кашлять, до этого у меня еще была надежда на то, что близнецы ничего не узнают, но теперь-то мама уже полностью раскрыла мой секрет. Вот же засада… ыыы….

Лев с усердием стучит мне по спине, и его выражение лица я не вижу, и слава богу, а то, не представляю, чтобы сейчас чувствовала.

— Да-да, конечно, само собой, — как болванчик кивает головой близнец, разглядывая меня словно неведому зверюшку. — А почему она так долго тянула?… Сама расскажет, если захочет?… Долгая история? Вы не вправе говорить, это личное? — Алекс выразительно хмыкает. Ну да, я тоже заметила иронию всей ситуации. Сказать о том, что я еще девственница незнакомому мужчине, это не личное, а то почему до сих пор я не женщина, уже личное. Мамина логика во всей красе рулит!

— Хорошо, ладно. До встречи. Завтра обязательно придем в гости, да, конечно. Клянусь, со мной ваша дочь будет в полной безопасности.

О боже! Мне так и хочется сползти под стойку, чтобы спрятаться от взгляда обоих мужчин. Мама еще и в гости его позвала, какой позор!

Выключив телефон, Алекс кладет его на стол.

Лев так и продолжает стоять за моей спиной, и зачем-то поглаживает мои плечи, мягко разминая их руками.

В голове начинает приятно шуметь, и все мое стеснение постепенно сходит на нет. Видимо мартини с водкой уже начали коварно захватывать мой мозг, потому что, вместо того, чтобы превратиться в красную помидорку я тихо млею от того, что творит Лев с моими плечами.

— Как так получилось, что ты до сих пор девственница? — почему-то с обвиняющими нотками в тоне спрашивает меня Алекс и еще и недовольно хмурится при этом, будто это откровение ему пришлось совсем не по вкусу.

— Это долгая история, — пытаюсь добавить ледяных ноток я в свой голос, но руки Льва не дают мне этого сделать, заставляя растекаться влажной лужицей по стулу, и разве что не мурлыкать от удовольствия.

— У нас много времени, — тихо говорит Лев, чуть сильнее надавливая в особо чувствительных местах, и залезая горячими руками под халат, полагаю, исключительно в массажных целях.

Алекс садиться на табуретку, и взяв мой стакан доливает туда алкоголя.

— И мы никуда не торопимся, — усмехается мужчина, пододвигая мне бокал.

— Вы обещали, что дадите мне комнату, где я спокойно усну, — продолжаю сопротивляться я, но бокал уже почему-то оказывается в моей руке.

Понимая это, и тут же отставляю его в сторону. Алкоголичка чертова, ни черта уже не соображаю.

— Светик, ну не будь такой букой, — наклонившись шепчет мне Лев, обдавая ухо теплым дыханием, и посылая очередную порцию паразитов, расшатывающих мою нежную психику вместе с либидо. — Расскажи, как ты умудрилась к двадцати трем годам, имея такую роскошную фигуру, и миловидное личико, остаться девственницей?

От близости мужчины, мое девичье сердечко делает кульбит, рассыпаясь искрами где-то в низу живота. Одновременно хочется сбросить руки соблазнителя, и в тоже время, потребовать, чтобы он продолжал меня ласкать. Господи, вот искуситель на мою голову… ыыыы….

— Я не буду ничего рассказывать, это личное, — тихим и совершенно неуверенным голосом блею я, пытаясь отстраниться от наглых рук близнеца.

— Давай так, — начинает Алекс, обдавая меня своим прохладным тоном, словно бодрящим ледяным ветерком, что я тут же прихожу в себя, — ты расскажешь нам, как умудрилась остаться девственницей, и мы отпустим тебя спать, безо всяких оговорок.

Ну нет! Это уже ни в какие ворота!

Сбросив руки Льва со своих плеч, я соскальзываю со стула, и оглядевшись направляюсь к одной из дверей.

Слышу, как после некоторой заминки мужчины молча следуют за мной.

Открыв дверь вхожу в темную спальню, и не обращая внимания на близнецов, забираюсь на огромную кровать, и укрываюсь с головой одеялом, завернувшись в него словно в кокон.

— Ну и что это значит? — спрашивает один из близнецов, стоя рядом с кроватью.

— Это значит, что я хочу спать! — отрезаю я, и делаю вид, что действительно сплю.

— Ладно, спи, — подозрительно быстро соглашаются оба мужчины, и я чувствую, как под их весом с обеих сторон начинает продавливаться матрас.

Выглянув из своего уютного кокона с ужасом наблюдаю, как близнецы забрались ко мне с разных сторон, на кровать, и уже пытаются отобрать моё одеяло.

— Какого черта! — гневно вскрикнув, вскакиваю с кровати, и пытаюсь перелезть через одного из близнецов, но он меня хватает за талию.

— Ты куда собралась? — насмешливо спрашивает… не могу разобрать в темноте, кто это Алекс или Лев?

— Я с вами спать не буду! Вы мне комнату обещали! — пыхчу, пытаясь вывернуться из рук мужчины, и опять вскрикиваю, потому что чувствую, что второй меня схватил за ногу, и тащит назад.

— А эта комната чем тебе не нравится, хорошая же, и места много, — спокойным голосом говорит один из близнецов, с легкостью подтягивая меня к себе, укладывая обратно на постель, и обнимая с боку, закинув одну руку и ногу, словно любимую плюшевую игрушку.

Пытаюсь скинуть с себя руки и ноги мужчины, но даже на сантиметр сдвинуться не получается.

— Да что вы себе позволяете! — рычу я, пугаясь уже в серьез, и всхлипнув жалобно добавляю: — вы же обещали, что не тронете меня…

— Ой, только не надо сырость разводить, я тебя прошу, — недовольно бурчит второй близнец, обнимая меня с другого боку, и закидывая свою ногу и руку. — Обещали, значит не тронем, давай спать, мы тоже устали, день был длинным.

Лежу какое-то время и давлюсь собственными слезами, но ни один из этих паразитов даже не шевелиться. Несколько раз пытаюсь вырваться из их объятий, но руки и ноги мужчин словно каменные глыбы тут же начинают давить на меня.

Окончательно выбившись из сил, начинаю тихонько плакать, но засранцы даже не реагируют.

В итоге решаюсь поторговаться.

— Если я расскажу вам, почему до сих пор девственница, то вы отпустите меня? — и быстро добавляю: — я видела, у вас еще одна комната есть!

— Не знаю, не знаю, — фыркает один из мужчин в моё левое ухо. — Мне уже не интересны твои тайны, я устал, хочу спать, завтра расскажешь, если захочешь.

— Мне тоже не интересно, — сонно вторит ему второй близнец, и сильнее прижимается ко мне с правой стороны. — Слушай, а тебе халат не мешает, жарко же? Может снимем его?

— Нет! — с ужасом сжимаю руками полы халата возле шеи, и замираю как мышка, и делаю еще одну попытку надавить на жалость: — Ну отпустите меня, я не хочу с вами спать.

Но в ответ слышу лишь дыхание с обеих сторон.

Какое-то время еще пытаюсь несколько раз вырываться из кровати, но эти двое вцепились в меня словно клещи и не отпускают.

Ужас, кому расскажи не поверят… Хотя, скорее всего, будут завидовать, знаю я своих подруг. А мне вот совсем не завидно. Ну, возможно в другой жизни, я бы согласилась поспать с одним из близнецов, с Алексом к примеру, но только поспать, не больше! Он такой весь серьезный, и ответственный, а Лев больше игривый и веселый, ведет себя, как клоун. Мне такие парни никогда не внушали доверия. Но это было бы в другой жизни, в которой я была бы из их высшей лиги, а не из своей — низшей. Хотя бы такой, как Ленка. У неё и то больше шансов, на какие-то более длительные отношения с одним из близнецов. И я прекрасно это понимаю.

Но сейчас, с двумя мужчинами сразу, это же трэш какой-то! Даже просто спать!

К тому же, я не дура, и прекрасно понимаю, что для них это все забава.

Эх ладно, вроде не пристают, а просто спят.

Какое-то время еще пытаюсь пошевелиться и осторожно вылезти из крепких объятий, но эти двое, по-моему, только притворяются, что спят.

Горестно вздохнув, закрываю глаза и полностью расслабляюсь.

Не всю же ночь, они меня пасти собираются? Когда-нибудь они точно уснут, и я смогу уйти в другую комнату.

Не знаю, сколько проходит времени, но, наверное, все же выпитый алкоголь, и усталость после рабочего дня, дают о себе знать, и я незаметно для себя засыпаю.

6 глава

Просыпаюсь, словно от толчка, и открыв глаза осознаю, что уже утро.

Черт! Вот это я спать!

Повернув голову налево, вижу Льва, он лежит на животе, подтолкнув руки под подушку. Его голова повернута в мою сторону, губы чуть приоткрыты, лицо расслаблено, а уголки губ слегка подрагивают, словно и во сне он чему-то радуется или над чем-то смеется. Глаза закрыты. Точно Лев. Я сразу заметила, что он постоянно улыбается. Боже, ничего милее в жизни не видела.

Он лежит без одеяла, в черных боксерах. Мой взгляд автоматически ползет по его мускулистым плечам, спине, и падает на подтянутую задницу. Ух… вот это да, никогда раньше не понимала, почему женщины обращают внимания на мужские задницы, но тут… даже в боксерах четко видны жесткие, словно сталь мышцы. Этот парень явно уделяет очень много свободного времени своему телу. Хотя мышцы, и не прорисованы, как у фанатиков боди-билдиров. Скорее просто как у мужчины, который занимается спортом. Возможно даже какими-то единоборствами или, как Федька, спортивными играми, типа баскетбола или волейбола.

Низ живота, начинает подозрительно ныть. Черт… похоже близнецы основательно пошатнули мою девственную психику. Хотя у Федьки фигура не хуже, чем у Льва, однако, когда я смотрела на него, то никогда в жизни не испытывала такого сильного возбуждения, как сейчас. Или может это из-за того, что Федька мной воспринимался всегда, как старший брат, а Фрезы, совершенно посторонние мужчины?

Да, наверное, именно в этом всё дело.

Кое-как оторвав взгляд от одного близнеца, поворачиваю голову направо и вижу второго. Он лежит на спине, подложив руки под голову, почему-то без подушки. Даже во сне он немного хмурится, так и хочется провести пальцем по складочке между его бровей, чтобы её расправить, но само собой, ничего не делаю, и просто любуюсь его идеальным лицом. Какой же он все-таки красивый. Не приторной и слащавой красотой, а именно такой — мужской и суровой.

И как я могла их перепутать, они же со Львом совершенно разные! На всякий случай рассматриваю лицо Алекса поподробнее, вдруг есть где-то родинка, по которой я смогу в следующий раз его определить?

Ага, родинка есть — на левом виске, это хорошо, поворачиваю голову на лево, проверяю — есть ли родинка у Льва?

Ура! Нету!

Значит попались голубчики, теперь-то я вас не только по эмоциям буду различать, но и по родинкам!

Возвращаю свой взгляд к Алексу, и какое-то время еще продолжаю смотреть на мужчину, а затем ловлю себя на мысли, что чувствую необъяснимое желание — увидеть то, что у него ниже головы — широкие плечи, мускулистую грудь, посчитать кубики на прессе….

Ой-ой! Нет-нет-нет! И еще раз нет!!!

Какого черта вообще со мной происходит? У меня явно, что-то не так с гормонами. Так и хочется зарычать от злости на свою реакцию. Будто мужиков красивых никогда не видела?

Ррр….

Еще раз тоскливым взглядом окидываю Алекса, и в голове возникает неуместный вопрос: интересно, а почему он без подушки? И тут я понимаю, что как раз на подушке спала сама, а вторую забрал себе Лев. На душе становится чуточку стыдно, совсем-совсем чуточку. Но затем, вспомнив, как именно меня уложили в постель, тут же вспыхиваю от злости на себя и на близнецов, и осторожно начинаю слезать с постели.

На этот раз через Алекса ползти не решаюсь, а то мало ли, вдруг разбужу, а у него хватательный рефлекс, да еще и утренний стояк… Ой мама! У него и правда утренний стояк, да еще какой!

Мой взгляд все же цепляется за мужские боксеры, точнее за то, что в них находится. Ну такое, как бы очень сложно не заметить, даже если сильно-сильно стараться и отводить взгляд.

Господи, у него там кто, анаконда?

Ыыы… Нееее, мне такого добра и даром не надо.

Осторожно перелезаю, через спинку кровати, и запахнув полы халата, как следует затягиваю пояс. На всякий пожарный, беру свои тапочки, в руки.

Как же хорошо, что близнецы не стали закрывать дверь, и я выскальзываю из комнаты, почти беззвучно.

Мой телефон и сумочка, так и продолжают сиротливо лежать на барной стойке.

Время на телефон — восемь утра.

— Черт! — ругаюсь шепотом, чтобы ненароком никого не разбудить.

Вот это я спать! Мне же на работу к десяти, а я еще до дома хотела доехать, чтобы обед с собой захватить, мама наверняка что-нибудь вчера готовила. А на маршрутке — это целый крюк, на который у меня уйдет не меньше часа, потому что с утра как всегда будут пробки.

Эх, надо торопиться…

Взяв телефон, стоящий на столике в углу, набираю администратора.

— Здравствуйте, вчера мои друзья сдавали в прачечную одежду, — тихим голосом спрашиваю девушку, — она готова?

— Минутку… да-да, всё готово, вам принести?

— Да, как можно быстрее, а то я опаздываю.

— Не переживайте, через десять минут всё будет на месте.

— Спасибо, — выдыхаю с облегчением.

— Ты чего завтрак не заказала? — недовольно бурчит за моей спиной один из близнецов, а я от неожиданности подпрыгиваю на месте, и тут же раздражаюсь на себя за такую реакцию.

Повернувшись, вижу Льва.

Он почти впритык стоит за моей спиной, и когда подкрасться успел, спрашивается?

— Обязательно так подкрадываться? Я чуть от страха не описалась! — грозно насупившись, смотрю на мужчину, стараясь не обращать внимание на яркий цветок умиление расцветающий в моей душе.

Господи… ну как можно быть настолько милым, и одновременно сексуальным? На него даже сердиться больше трех минут невозможно. Он хотя бы представляет, как действует на мои гормоны?

— Извини, — плутовато улыбается совратитель двадцати трех летних девственниц. — Я не специально.

— Угу, как же, не специально ты, — за бухтением пытаюсь скрыть свою нервозность и смущение, и сую ему под нос телефонную трубку. — Сам и заказывай себе завтрак. А я умываться пошла.

Как только Лев забирает у меня телефон, тут же несусь сломя голову в ванную комнату, вспомнив, что моё нижнее белье, и блузка, так и весят там на полотенцесушителе.

Войдя в ванную и скрипнув зубами глядя на выломанный замок, просто закрываю за собой дверь, и иду чистить зубы.

Быстро умывшись и распечатав гостиничную щетку, выдавливаю на неё пасту и начинаю чистить зубы. Этому процессу я люблю уделять довольно много времени, но сегодня придется потерпеть, и вместо положенных трех минут, уделяю своим зубам всего — одну. Расчесав волосы, забираю их в привычный пучок. Не забываю и о своих маскировочных очках в уродливой черной оправе.

Моя блузка действительно высохла, вот только выглядит так, будто побывала в одном очень узком и не самом чистом месте. Слишком мятая, да еще и вся в разводах. Видимо та мыльная вода, которой меня вчера окотили, была не очень чистой.

С тоской понимаю, что придется надевать пиджак на голое тело. Потому что носить грязную блузку, даже всего один час, пока добираюсь до дома, совершенно не хочется.

Постоянно косясь на дверь, быстро надеваю нижнее белье с колготками, вновь укутываюсь в халат. Блузку утрамбовываю в сумочку и выхожу из ванной.

О боги… еще один соблазнитель на мою несчастную голову! Да сколько же можно!

Алекс стоит в одних спортивных серых шортах посреди гостиной, и увлеченно разговаривает с кем-то по телефону на немецком языке, судя по «лающему» акценту. Лев сидит за барной стойкой и лениво потягивая сок из стакана, роется в своем телефоне. Немецкий я не знаю, поэтому в разговор даже не вслушиваюсь. Зато мой мозг тут же виснет, на голом торсе близнеца, и я, застыв в дверях ванной, жадно рассматриваю каждый сантиметр тела мужчины. Как же хорошо, что он занят разговором и не видит мою реакцию. Потому что подозреваю, зрелище я представляю не самое приятное. Фанатичный взгляд, «облизывающий» голое тело своего кумира.

Досадливо прикусываю нижнюю губу. Чувство неловкости и стыда начинает постепенно заливать краской моё лицо. Осознавать то, что тащишься от мужика настолько сильно, оказывается не очень приятно. Но в голову тут же приходит оправдание собственному поведению — наверное, Алекс уже привык к взглядам восторженных дурочек, потому стесняться не буду. Могу, и смотрю! Вот! И вообще имею право! В конце концов, хоть какая-то компенсация за потраченные нервы. А может это и есть тот самый Стокгольмский синдром? Вот вырвусь из номера этих сексуальных альфа-самцов, и все пройдет?

От созерцания прекрасного, и собственных метаний, меня отвлекает громкий стук во входную дверь.

Так как Лев ближе всех к выходу, то он и встречает гостей.

— Обслуживание номера, — улыбаются две девушки, заезжая с тележкой, заставленной едой, в номер.

— О завтрак прибыл, нам туда пожалуйста, — обворожительно улыбается Лев, направляя рукой официанток к барной стойке.

Обе девушки тут же вспыхивают от смущения, глядя на голый торс второго близнеца, и потупившись везут тележку к стойке.

— А, одежду мою вам не передали? — нахмурившись, и почему-то (понятия не имею — почему!?) грозным голосом спрашиваю у девчонок.

Официантки сначала недоуменно между собой переглядываются, а затем одна из них смешно ударив себя ладонью по лбу, рассыпаясь извинениями, чуть ли не ныряет под столик, на котором они привезли еду, и вытаскивает оттуда мою одежду.

Подойдя к девушкам, со злостью, (откуда что берется, сама не понимаю!?), выхватываю из рук одежду, и направляюсь к другой двери. В ванной мне все равно делать нечего, там замок сломан, а в ту комнату, где мы ночевали с близнецами я и под страхом смерти не вернусь. Поэтому выбираю третью. Надеюсь я не ошиблась, и это никакой не чулан.

Влетаю в комнату, и быстро закрываю дверь на хлипкую защелку. Хмуро смотрю на дверь. Препятствие так себе, но все же, хоть что-то.

И тут подпрыгиваю от неожиданности, потому что за спиной слышу глубокий вздох.

Осторожно оборачиваюсь и моя челюсть отвисает.

Ленка…

Сказать, что моё сердце ушло в пятки, это значит ничего не сказать.

Она лежит на неразобранной постели, в одежде, подложив под голову руку. Её туфли стоят рядом с кроватью. На лице немного размазалась косметика, и такое ощущение, что девушка находится в глубоком обмороке или сне.

Первое мое желание — это бежать подальше от этой злобной кобры, а то вдруг сейчас очнется, и начнет брызгать своим ядом, особенно если поймет, что я провела эту ночь в постели с обоими мужчинами.

Второе — это заорать, потому что в голову приходит мысль, что Ленка мертва. И это совсем не хорошо. Близнецов по любому отмажет их папаша, а вот меня, отмазывать не кому. И сидеть за смерть этой дуры, в первую очередь буду я.

А если близнецы этого и добивались? Если они решили меня подставить, потому и оставили ночевать?

По спине течет холодная струйка пота.

Детективов и всяких триллеров в свое время я на смотрелась очень много, и сейчас в голове роится тысяча и одна причина убить эту засранку, и подставить лохушку меня.

Переборов собственное малодушие, я решаюсь, пойти и проверить Лену.

Медленно подхожу ближе к «заклятой» подружке, и осторожно нащупываю пульс на её шее.

Пульс в порядке. Вполне себе размеренное сердцебиение. Сама Ленка выглядит так, словно просто спит.

Но выдыхать от облегчения не тороплюсь. Вдруг она в коме? Вдруг кто-то из близнецов дал ей по голове, и она теперь никогда не придет в себя? Ну мало ли? Вдруг они поссорились, а и её нечаянно толкнули? Да таких ситуаций сколько угодно бывает!

Черт!

Нагнувшись, прислушиваюсь к её глубокому дыханию.

Неужели и правда спит?

На всякий случай, дотрагиваюсь до плеча девушки, и слегка тормошу.

— Лен, — наклонившись осторожно шепчу ей на ухо, — Лен, ты на работу пойдешь? Время уже восемь утра.

— Уйди, я спать хочу, — сонно бормочет стервозина, отодвигаясь от меня, и шаря перед собой рукой, видимо в поисках одеяла. — Черт, как же холодно, — недовольно кривится она, не открывая глаз, а затем глубоко вздохнув, продолжает спать.

Выдыхаю от облегчения. Ведь если она говорит, значит не в коме и по голове её никто не бил. И эта новость меня несказанно радует.

— Лен, — пытаюсь опять растрясти я её. Но на этот раз Ленка вообще никак на меня не реагирует.

Странно, но на неё это не похоже. Чтобы Ленка, да на работу опаздывала? Нет, это точно не про неё. Всегда раньше всех на месте появляется, а судя по её помятому виду, ей еще себя в порядок надо приводить.

— Лен! — повышаю голос, — да проснись же ты! На работу пора!

Но кобра продолжает самозабвенно сопеть.

Откровенно говоря, не понимаю, чего я до неё докопалась, но почему-то оставлять её в номере близнецов не хочется.

И это не потому что я ревную. В смысле… не ревную я совсем! Просто я за неё переживаю! Она слишком глубоко спит, вот!

Поджав губы, выпрямляюсь, и смотрю на заклятую подружку с досадой, и почему-то в голове появляется картина на которой близнецы охмуряют эту гламурную кису, как только я уезжаю. И почему-то эта фантазия вызывает у меня очень сильное недовольство.

Гррр…

Ну вот, дожилась, мало того, что облизывалась, глядя на мужчин, так теперь еще и ревную.

Гормоны и нервы решили сыграть со мной злую шутку? Мечусь от страха и ненависти до ревности и злости. Видимо именно так и проявляется Стокгольмский синдром. А может я просто себя накручиваю?

Ладно! Черт с ним! Ленку забираю! Нечего ей тут оставаться! А то мало ли, вдруг я уйду, а её потом мертвой найдут? А так, хоть буду уверена, что дотащила её до дома в целости и сохранности. Надо будет её отцу позвонить, чтобы приехал и проконтролировал, что дочь в норме.

Кивнув собственным мыслям, быстро стягиваю с себя халат, надеваю юбку, и пиджак — на голое тело. И с грохотом открываю дверь.

Честно, я не хотела, чтобы она с грохотом раскрылась. Так получилось, но зато вышло достаточно эпичненько. Потому что оба близнеца сразу обращают на меня внимания, и лица у них очень удивленные, а взгляды невинные, аки у младенцев. Типа они вообще не знают, что Ленка там спит.

Угу, верю, как же.

— Ну вот, — недовольно тянет Лев, — опять она превратилась в «синий чулок».

Прищурившись и поджав губы, приподнимаю подбородок.

— Какого черта, Ленка не просыпается? И что она вообще там делает еще и в одежде?

Алекс кривится, и вздохнув отвечает:

— Болтает много, вот мы и решили её спать уложить.

— Вы ей что-то дали, что ли? — стараюсь сделать свой голос грозным.

— Она между прочим, сказала нам, что ты шлюха, еще и любительница насилия, и мы чуть тебя не изнасиловали, — приподняв бровь, с недоумением в голосе напоминает мне Лев. — Какое тебе дело до неё?

— Может и так, — с досадой выдыхаю я, — но это не значит, что я её тут брошу. И так, что вы ей дали?

— Феник, — коротко отвечает Алекс, тяжко выдохнув.

— Что? — с удивлением переспрашиваю.

— Фенозепам, с алкоголем. Так быстрее засыпает, — поясняет мне Лев, как-то странно переглядываясь с братом, словно говоря ему: «я же тебе говорил, что она её не оставит, а ты не слушал».

Хотя, может это у меня фантазия разыгралась на нервной почве?

Алекс в ответ на пантомиму брата лишь хмыкает, а вслух говорит мне:

— Иди позавтракай, время уже много, а у нас куча дел.

— Фенозепам? Это наркотик что ли? — пытаюсь вспомнить, но в лекарствах тем более во всяких психотропных или в наркотиках вообще ничего не понимаю.

— Обыкновенное снотворное, — качает головой Алекс, и спрыгнув со стула идет ко мне. — Иди завтракать, потом будешь со своей подругой, в больших кавычках, разбираться.

Смотрю на мужчину, и автоматически начинаю пятиться от него назад.

— Что? Вы почему такие спокойные? А если у неё аллергия? Если она вообще не проснется? Может ей врач нужен? — начинаю паниковать, так как Алекс уже подойдя ко мне впритык берет за предплечье и тянет к барной стойке.

— Нет у неё аллергии, — опять коротко отвечает мужчина, таща меня, как на буксире за собой.

Хотя я особо и не сопротивляюсь, потому что позавтракать действительно не помешает, да и ругаться с парнями сильно не хочется. А то мало ли, что у них на уме?

— Ничего с ней не будет, — пожимает плечами Лев, наливая в третий бокал сока, и пододвигая тарелку с блинчиками, политыми сгущенкой на то место, где я вчера сидела. — Одна наша знакомая пачками это снотворное пьет, запивая алкоголем, и ничего, жива до сих пор.

— И что дальше с ней будет?

Сажусь на табуретку, которую галантно отодвигает мне Алекс, и подхватив под руку помогает еще и усесться на неё.

Мда, вот, что значит «голубая кровь». Даже с голым торсом, и в обычных спортивных шортах, ведет себя так, будто мы не завтракать собрались, а пришли на званный ужин.

— Отправим на такси домой, как проспится, что еще с ней делать, не оставлять же тут, — отвечает близнец, и сам садится завтракать.

— Отлично, — улыбаюсь, мысленно выдыхая.

И даже сама не пойму, от чего на душе стало так спокойно, то ли от того, что Ленку отправят домой целой и невредимой, то ли от того, что она близнецам настолько надоела, что они даже решили её усыпить, а спать со мной.

Завтракаем мы все молча. Я молчу, потому что, планирую, как и в какой последовательности буду делать, чтобы ничего не забыть, и не опоздать на работу, а близнецы — оба залипли в свои гаджеты, и им не до меня. Но оно и к лучшему. Я тоже не люблю постоянно болтать, устаю от разговоров очень сильно, особенно, если они бессмысленные, и мне эта тишина даже кажется немного уютной, а блины со сгущенкой — так вообще на высоте.

— Ну что, все поели? — вырывает меня Лев из блаженной задумчивости.

Не часто я с утра себя балую подобными сладостями, мама постоянно на овсянке держит, чтобы не дай боже лишних килограммов не набрала. Хотя, к полноте я никогда не была склонна, но мама у меня сама не дюймовочка, вечно на диетах сидит, вот и меня заодно в «черном теле» держит с утра. В обед-то я отрываюсь, как раз.

— Ага, надо Ленку поднимать, — мысленно встряхнувшись, быстро встаю со стула.

Оба близнеца тут же недовольно морщатся, будто Ленка — это не человек, а больной зуб, с которым надо что-то решать.

— Иди тогда поднимай, а мы одеваться, — хмыкает Алекс, и кивает брату: — Лев такси вызывай.

— Чего раскомандовался? Тебе надо, ты и вызывай, — смешно скривив нос, бурчит близнец, кидая в брата салфетку.

Алекс ловит салфетку, комкает её в руках, и кидает обратно в Льва. Тот уклоняется, хватает меня за плечи, поставив перед собой, и взяв со стола еще одну салфетку, тоже комкает её, и вновь кидает в Алекса, а сам пригибается, прячась за меня.

— И не стыдно, за девушку прятаться? — недовольным голосом говорит Алекс, стоя за моей спиной, пока я растеряно смотрю на Льва.

Насупившись, он поднимает голову, а Алекс прямо в нос отправляет ему еще одну скомканную салфетку.

— Одни — ноль! — подмигивает ему брат, и бегом, перескакивая через диван несется к комнате, в которой мы ночевали.

— Эй, так не честно! — обижено и немного по-детски трет кончик носа Лев, недовольно смотря вслед брату, который уже захлопнул за собой дверь. А затем прищурившись, добавляет: — Ну ничего, день длинный, я еще отыграюсь. А сам вытаскивает из кармана телефон, и набирает номер такси.

Эта игривая перепалка между мужчинами, заставляет меня непроизвольно улыбнуться, пока я, пряча взгляд, иду к Ленке в комнату.

— А ты куда? — спрашиваю с удивлением Льва, когда понимаю, что он идет вместо со мной.

— В свою комнату, — смешно шевеля бровями, подталкивает он меня вперед, и видя недоумение на моем лице, закатив глаза в потолок, выдыхает: — Я там вещи свои распаковал.

— А, — кивнув, что поняла, успокаиваюсь, и иду вперед.

Заходим в комнату, и я безо всякой задней мысли уже направляюсь к Ленке, чтобы её тормошить, и тут вижу, как мимо меня, в кресло, что стоит рядом с кроватью летят спортивные штаны.

На автомате оборачиваюсь, и тут же пораженно замираю.

Этот обормот, стоит возле шкафа с голой задницей и неспешно выбирает там себе одежду.

— Черт, возьми Лев! Не мог это сделать в ванной? — выдыхаю со стоном, и тут же отворачиваюсь обратно к своей заклятой подружке, а перед глазами так и стоит эта самая подтянутая голая задница.

— Я в своём номере, между прочим, — ехидничает мужчина, шурша одеждой.

— Угу, в своем номере он, — бурчу, а сама не тороплюсь будить Ленку. Еще увидит этого красавчика, а мне потом что делать? Душить её от ревности, или глаза выколупывать ложкой, чтоб неповадно было смотреть на чужое?

Тут же мысленно отвешиваю себе подзатыльник. Какое еще чужое? Уж не твое ли это Светочка?

Ох-хо-хо-нюшки…. Скорей бы уже выбраться из этого номера, чтобы глаза мои больше не видели этих двух альфа-самцов, и я, успокоившись, прекратила сходить с ума.

Не про меня они, совсем не про меня.

— Ну всё, я готов! — спустя пару минут, заявляет Лев у меня за спиной, и не успеваю я опомниться, как этот хитрый котяра, нежно целует меня прямо в шею, пуская табун изголодавшихся мурашей прямо мне под кожу, вдоль позвоночника и дальше, дальше, дальше….

Черт! Кое-как устояв на ногах, я смущенно опускаю голову и иду будить Ленку, но близнец меня опережает, и подходя к кровати, начинает бесцеремонно толкать её. Не кровать, а Ленку, конечно же, да с такой силой, что её голова мотается из стороны в сторону.

— Эй, вставай! — громко кричит он ей прямо в ухо, пока я поражённо наблюдаю за мотающейся из стороны в сторону головой моей заклятой подружки, и даже шикарный светло-серый костюм, идеально сидящий на спортивной фигуре Льва, не позволяет мне отвлечься о того, что он творит.

— Ну что проснулась? — в комнату входит Алекс, а в этот момент Лена начинает подавать признаки жизни.

— Какого черта! Я спать хочу! — недовольно огрызается она, пытаясь оттолкнуть от себя Льва.

— Свет, — трогает меня Алекс за талию, заставляя оторваться от странного зрелища, — иди к выходу, мы сейчас.

Обернувшись, вижу в руке мужчины стакан с водой, а в ней растворяется какая-то таблетка.

— Это приведет её в норму, — подмигивает он, подталкивая меня к выходу.

Краем сознания отмечаю, что Алекс одет в такой же костюм, как и Лев. Одни в один… Точная копия. Странно.

— Ладно, — нахмурившись я иду куда меня направили, а сама все же обернувшись, и затормозив перед дверью, вижу, как Лев, бесцеремонно, прямо за волосы поднимает Ленку, заставляя её голову держаться прямо, она же в этот момент хватается руками за его руку, и её лицо искажается от боли, а Алекс, надавив на челюсть вливает ей в горло воду.

— Она же захлебнется, — тихо говорю я, — неужели нельзя поосторожнее?

— Света, я же попросил идти к выходу, — в голосе Алекса я четко слышу холодные командные нотки, и чуть ли, не подпрыгнув на месте, иду дальше.

А сама тем временем, злюсь на себя, за то, что опять смалодушничала.

Какой бы Ленка не была заразой, а вся эта ситуация мне совсем не нравится. Обращаются с ней, как… как… Ну я не знаю, будто она не девушка, а черт знает кто…

Хотя, с другой стороны, то, что она сделала вчера…. И если бы я не смогла остановить близнецов, то сейчас, я, наверное, о том, что сделала эта гадина, думала иначе.

Нет, все же я не всепрощающая мать Тереза.

Вздохнув, наблюдаю за тем, как небрежно мужчины подталкивают хмурую и какую-то непривычно тихую девушку к выходу, а сама мысленно выдыхаю. Если идет своими ногами, значит уже хорошо.

— Мне бы помыться, — бурчит она.

— Дома помоешься, — от вымораживающих ноток в голосе Льва у меня на загривке все волоски встают дыбом.

Но поймав мой взгляд, мужчина словно преображается, в его взгляде появляется тепло, и он весело подмигивает мне.

От чего я окончательно понимаю, что эти близнецы точно не про меня. Это не мужчины, а самые настоящие аллигаторы.

«Как хорошо, что это «двойное свидание» наконец-то закончено», — мысленно выдыхаю я, когда мы оказываемся на улице, и подходим к такси.

7 глава

Меня прочему-то близнецы решили посадить на первое сиденье, рядом с водителем. И я даже отказаться не смогла, так как Лев открыл дверь, а Алекс подвел меня за руку, помог сесть и даже пристигнуть не забыл, само собой, заставив смутиться. А вот Ленку сразу же определили на заднее сиденье, и зажали с двух сторон.

Я дала себе зарок не думать о том, что эти трое там на заднем сидении делают, и почему шушукаются. И старательно всю дорого до Ленкиного дома упорно смотрела в окно.

И только лишь, когда она выпорхнула из такси, одарив меня взглядом победительницы, (правда слегка помятой победительницы), я почувствовала очень сильную боль в челюсти, так как всю дорогу оказывается сжимала её с такой силой, что только лишь благодаря музыке, играющей в салоне, скрежет моих зубов никто не услышал. Хотя кто его знает, может и услышал, но виду точно не подал.

Эта новость сразу же отрезвила меня, и я, мысленно надавав себе оплеух, уже хотела открыть рот, чтобы назвать таксисту свой адрес, но Алекс меня опередил.

— Нам пожалуйста в торговый центр «Мираж».

— Эм, может меня сначала завезем, потом вы по своим делам поедите? Я уже на работу опаздываю, между прочим, — ворчу я, а сама уже представляю, на каких скоростях мне придется летать, чтобы всё успеть.

— Светочка, солнышко ты наше, — Лев пододвинулся ко мне так близко, что я даже почувствовала его дыхание на своих волосах, — не переживай, нам туда по работе надо, и так как нас должна была сопровождать твоя подружка Леночка, а ты сама видела, в каком она состоянии, то пойдешь с нами ты, и да, твоего непосредственного начальника мы уже предупредили. Он не против, смотри сама.

И под нос Лев сует мне свой телефон с СМС-сообщением, где я вижу переписку близнецов с Вархеевым, нашим директором. И в этой переписке, рассыпаясь извинениями, Анатолий Степанович действительно разрешил меня весь день до самого вечера поэксплуатировать сегодня близнецам.

— Подождите, — пораженно выдыхаю, глядя перед собой стеклянным взглядом, — но я ничего в этом не смыслю. Я же даже не знала, что в торговом центре есть наша фирма, или какой-то её филиал.

— Ну вот и хорошо, заодно и сама просветишься, — весело констатирует Лев.

Обернувшись смотрю на близнецов с ужасом.

— Так чем я там вам буду помогать, если сама ничего не знаю?

— Не переживай, — Алекс внезапно подается чуть вперед, и дотрагивается пальцем до моего носа, от чего я автоматически подаюсь назад, и прикрываю «поврежденную» часть лица ладонью. — Задача Ленки была ходить за нами следом, и записывать что-нибудь важное. То, что мы сами попросим её записать. Писать-то ты надеюсь умеешь?

— Конечно умею… Но у меня даже ручки с собой нет, — лепечу я, пытаясь понять, плакать мне или радоваться, я-то уже посчитала, что близнецов больше не увижу.

— Купим, — веселится Лев, глядя на мой растерянный вид.

Устало вздохнув, киваю, а сама уже набираю номер Андрея Николаевича, чтобы сообщить ему о том, где меня весь день будет носить, но в этот момент мне приходит СМС от Вархеева, правда прочитать я её не успеваю, потому что телефон у меня из рук выхватывает Лев.

— Эй! — пытаюсь возмутиться, и обернувшись вижу, как оба близнеца уже залипли в моем телефоне.

— Может быть вернете мне мой телефон? — еле сдерживая злость, чеканю я.

— На месте вернем, — отрывисто говорит Лев, не глядя на меня, и они оба с Алексом продолжают читать мои СМС-ки.

Какое-то время пытаюсь продырявить дырки своим злющим взглядом в близнецах, но им похоже на моё пыхтение плевать. Они даже ухом не ведут.

В итоге, из-за неудобной позы меня укачивает, и я, откинувшись на сиденье и приоткрыв окно закрываю глаза, чтобы голова прекратила кружиться.

Плевать! У меня в телефоне всё равно ничего интересного нет. Редкая переписка с подругами, где они хвастаются, что у их детей первые зубы появились, или как кто-то из ребятишек срыгнул на папу, а тот скривился? Сомневаюсь, что эта информация интересная.

Мысленно успокоившись, дожидаюсь конца нашей поездки, и как только машина останавливается, сразу же выхожу.

«Мираж» — самый дорогой центр в нашем маленьком Сибирском городке. Его построили лет пять назад, мы с мамой конечно же побывали на открытии вместе с Андреем Николаевичем и Еленой Анатольевной, посмотрели на астрономические цены, и больше никогда сюда не приходили. Это место явно не для среднестатистических Россиян. Так, разве что, как в музее побывать да по облизываться на то, что никогда не сможешь купить, а если и купишь, то потом месяц придется лапу до следующей зарплаты сосать.

В «Мираже» в нашем городе очень модно устраивать свадьбы, дабы удивить родственников, и залезть по самое не хочу в долги.

Никогда не понимала наших, с их желанием накормить и развлечь пол города. Моя подруга Танька, как раз устраивала свадьбу в одном из местных ресторанов. Если не ошибаюсь их тут шесть на весь торговый центр. Правда за свадьбу платили их родители, но я все равно была в шоке, когда узнала. Уж лучше бы съездили куда-нибудь отдохнуть, чем поить и кормить такую прорву народу. Танька кстати, тоже была со мной солидарна, как и её муж, но тут решали родители, и им естественно пришлось смириться.

— Ну и, куда идем? — спрашиваю близнецов, стоящих рядом со мной и внимательно рассматривающих парковку и само огромное трехэтажное здание со стеклянными стенами.

— А что, тебе не интересно узнать, что тебе начальник написал, — смотрит на меня Лев. И взгляд его какой-то странный. На этот раз он не улыбается, и вообще, кажется хочет забраться мне под кожу. Даже поежиться захотелось.

— А чего он там мог мне интересного написать, — пожимаю плечами. — Наверное объяснил, что я сегодня с вами, — и с подозрением добавляю, — или вы меня обманули?

— Тебе твой шеф инструкции прислал, — хмыкает Алекс, глядя на меня с интересом, словно на подопытную мышь, вовремя эксперимента. — Говорит уволит и тебя и твоего покровителя — Варко, и маму твою с работы, еще и опозорив, так что она больше никогда не сможет себе ни только в этом городе работу найти, но и во всей стране, как и твой покровитель, если вздумаешь языком мелить. Просит, чтобы ты притворилась тупой курицей, и на все вопросы отвечала, что ничего не знаешь, сама еще стажером работаешь, тебя устроил мамин друг, ты там только пасьянс раскладываешь, да кофе своему непосредственному шефу носишь. И если будешь паинькой, то еще и премию получишь. Завтра Ленка тебя сменит, а ты скажешься больной, и получишь выходной за его счет.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Два моих порочных секрета предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я