Путешествие в слово
Эдуард Вартаньян, 1982

«Путешествие в слово» – это необыкновенно увлекательная книга Эдуарда Вартаньяна, рассказывающая о жизни слов – об их происхождении (этимологии), видоизменении со временем, появлении новых значений… Ведь русский язык, на котором говорили сто или двести лет назад, здорово отличается от современного. Как возникают новые слова? Откуда берутся заимствования? Что такое фразеологизмы и зачем желают «ни пуха, ни пера»? Кто придумал слово «миллион» и почему пельмени так называются? Обо всём этом и многом другом нам поведает автор. Для среднего школьного возраста.

Оглавление

Из серии: Простая наука для детей

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Путешествие в слово предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Срослись!

Или глава о знакомых словах, способ словообразования которых возможно опознать лишь путем этимологического анализа, ибо, вступив в нерасторжимый союз, составляющие их части претерпели значительные изменения

Теперь обратите внимание на приведенные как примеры сращений слова сейчас и сегодня. Употребляя их, вы, может быть, не задумываетесь, что они образовались из сей + час, сего + дня. Эти слова возникли давно, одна из составляющих их частей устарела, и они прочно срослись. Но в этих словах сравнительно легко выделяются составляющие части. В других участники объединения распознаются с трудом, ибо они претерпели множество различных изменений.

Предлагаю вам краткие этимологические истории некоторых слов. Только после оговорки: надо сказать, что не все еще глубинные процессы словообразования досконально исследованы, четко разграничены, еще далека от совершенства классификация способов образования новых слов.

Спасибо произносите вы, возможно, не подозревая, что возникло слово из формулы «спаси (вас) бог».

Дотла, то есть до дна, до основания, образовалось из до + тла, где до — предлог, а тла — родительный падеж единственного числа общеславянского слова тло — «дно, пол, основание».

Нет — слитое в единое словцо (а затем и упрощенное) сочетание: не есть — несть — нет (сравните выражение: им несть числа).

Теперь — союз двух слов — указательного местоимения среднего рода то и прилагательного того же рода първо (первое, имевшее значение «прежде, сначала, впервые»). Получилось топърво, которое и изменилось в нынешнее теперь (как объясняют этимологи: «в результате развития о в е под действием межслоговой ассимиляции, ь > е после падения редуцированных, а также в результате отпадения безударного слога во»):

То + първо — топърво — тепърво — теперео — теперя — теперь.

Компоненты слова прослушиваются лишь в ряде говоров: «таперича», «таперя», «перво-наперво».

Дотошный со значением «пытливый, въедливый» развилось из сочетания до точи (до точки). Еще лет двадцать назад это слово писалось так: доточный. Но потом орфография подчинилась произношению, мы стали писать, как говорим. (А вот в конечно ч все еще удерживает позиции на письме, хотя каждый образованный человек скажет: «конешно».)

Подоплека. «Мы боимся даже невзначай обнаружить ту сокровенную подоплеку, которая составляла основу всей нашей жизни», — читаем мы у М. Е. Салтыкова-Щедрина. Слово подоплека употреблено здесь иносказательно: «скрытая основа, тайная причина чего-либо». Прямое же значение этого слова — «подкладка крестьянской рубахи, прикрывающая спину и грудь до половины», буквально — «подплечье»: ведь диалектное слово плеко и есть плечо. В свое время в крестьянском быту были распространены выражения своя подоплека к сердцу ближе; знает грудь да подоплека.

Сутки трудно, на первый взгляд, отнести к словам с прозрачной этимологией. А между тем это слово с распространенным способом образования, с лежащей на поверхности внутренней мотивировкой. Расчленим его, получим: су + тк + и. Су (c, со) — приставка. Она присутствует в таких, скажем, словах, как сумерки, спутник, соратник. Тк — преображенный со временем древний корень тък, который существует и поныне в словах ткнуть, соткнуть или в космическом — стыковка. И — показатель множественного числа. Таким образом, слово сутки русский язык создал для обозначения единицы времени, образуемой слиянием дня и ночи.

Показательно, что даже в развитых европейских языках: английском и испанском, французском, немецком и итальянском — понятие «сутки» может быть выражено лишь словами день и ночь или двадцать четыре часа.

Неделя. Первоначально неделей назывался день отдыха. Все ясно, все верно: неделя от не делати — «день, свободный от дел». То, что мы сейчас называем неделей, во всех славянских языках именовалось седмицей — «семидневкой». Первый день семидневки назывался понедельником — он следовал за неделей.

Позже слово седмица получило отставку. Его место было занято неделей. Выходной день стал называться воскресеньем.

Слово неделя взяло на себя и другие смысловые функции. Оно обозначает сейчас и любые семь дней подряд, и не только семь дней, ибо существуют укороченные недели: неделя шестидневная и пятидневная.

Тезка. Если не мудрствовать лукаво и не приводить фонетические метаморфозы, сплавившие местоимение тот с древней частицей з, то полученное тез, тыз, тоз можно расшифровать очень просто: «тот же самый, одноименный». Присоединенный затем суффикс — к(а) образовал существительное тезка — «человек, носящий одинаковое с кем-либо имя».

Тезками, к примеру, являются выдающийся английский писатель-утопист Томас Мор и сорванец Томас Сойер, правда, последнего, по его же признанию, полным именем Томас звали лишь тогда, когда хотели выпороть.

Туземец. Это слово я в юношеские годы воспринимал как ярко выраженный экзотизм. А между тем оно совсем «нашенское», давнее русское слово. Оно легко членимо на образовавшие его части, убедительно мотивировано. Ту (местоимение) + зем (корень земь, сравни: земля)+ ец (суффикс), то бишь «тутошней (тамошней) земли уроженец».

За время своего многовекового бытования слово туземец употреблялось для обозначения то уроженца данной местности, то жителя удаленной от центров цивилизации местности, страны. (На употребление слова в этих значениях сначала не влияли даже привлеченные в наш язык такие интернациональные термины, как греческий автохтон и латинский абориген (коренные жители страны).

Гончаров во «Фрегате „Паллада“» пишет: «Мимо фрегата редко и робко скользят в байдарках полудикие туземцы».

У Достоевского: «Здесь я встретил одного из туземцев, старого Гаврилу, бывшего когда-то моим дядькой». («Туземец Гаврила» — сейчас, пожалуй, не звучит!)

Значение некоторых «не простых» слов можно вывести из значения их компонентов. Но есть и такие слова, значение которых уже не является простой суммой слагаемых значений. Новое смысловое содержание сложное слово может получить как в своем языке, так и при заимствовании.

Куролесить. Степка, персонаж «Господ Головлевых» Салтыкова-Щедрина, частенько «принимался куролесить. То косынку у девки Анютки изрежет в куски, то сонной Васютке мух в рот напустит, то заберется на кухню и стянет там пирог». В народной речи и доныне можно услышать: куролесить и куролесничать — «озорничать, проказничать, буянить»; куролес и куролесник — «повеса, озорник, буян».

Если судить об этих словах «по одежке», то происхождение их объясняется вроде бы само собою; куролес составлен из кур + о + лес. Но подобное толкование «куролесно». Этимологи поясняют иначе. В древнее время на Руси некоторые церковные песни исполнялись на греческом языке, и смысл многих слов был непонятен и простому люду, и мелкому духовенству. Поэтому слова кириэ элеисон (а они буквально переводятся «господи, помилуй»), в которых русское ухо уловило, вроде бы, свои слова кур и лес, превратилось в куролеса. Нестройное пение, заминки, разноголосица, видимо, довершили не только звуковое переоформление слова, но и его переосмысление.

Куролесить стало означать: «говорить что-либо странное, непонятное». Ну, а отсюда лишь шаг до образования новых слов и новых значений, с чего мы и начали рассказ.

Синекура. Латинское синэ курэ значит «без заботы» (подразумевается: «о душах ближних»). Так в средние века стала называться доходная церковная должность, предоставляемая лицам за особые услуги. Почетная и прибыльная, эта должность не была связана ни с выполнением каких-либо обязанностей, ни даже с пребыванием на службе.

Сращение в единое слово произошло в языке-источнике, и слово перешло во многие языки со значением «любой выгодной должности, не требующей усилий», короче говоря, «теплого, доходного местечка».

Аврал. В сращении участвовали два английских слова: овер — «наверх» и алл — «все». Первоначально возникло в качестве морской команды, по которой весь экипаж судна срочно вызывался на верхнюю палубу. Вам знакомо и переносное значение слова аврал — «выполняемая всем коллективом срочная работа».

Ковбой. Слово-американизм. Так называют в западных штатах США пастуха-всадника, пасущего стада домашних животных на равнинах страны. Сложное слово образовано из коу — «корова» и бой — «парень» — «парень, пасущий коров», «коровий пастух».

Шедевр. Французское слово, которое может быть буквально переведено как «образец творения». Так в средневековых цехах именовалось изделие, которое необходимо было изготовить для получения звания мастера. Словосочетание, заимствованное русским языком в середине XIX века, еще в первом десятилетии XX века приводилось в словарях на французском языке — chef-d’oeuvre, а затем слилось в одно слово шедевр в значении «произведение высокого искусства, мастерства».

Ягдташ. Вполне обычно для немецкого языка образование этого сложного слова. Здесь ягд — «охота», таше — «сумка». Такое буквальное значение — «охотничья сумка» — сохранило слово и в русском языке.

Помидор. Название овощу дано в итальянском языке, где поми д’оро значит «яблоко из золота», «золотое яблоко». Указание некоторых словарей, что слово пришло к нам через посредство французского языка, нельзя принять безоговорочно, ибо тогда оно пришло бы к нам как пом д’ амур — «яблоко любви», «любовное яблоко» — ведь именно так назывался там плод, который ныне еще именуется томат — из ацтекского томатль.

Пельмени. Сложное слово из финских языков, образованное из пель — «ухо» и нянь — «хлеб». Буквально значит «ушки из теста» — по форме, которую имеют эти изделия. Пельмени (из пельняни) образовано уже в русском языке.

Слалом. Этот вид скоростного горнолыжного спорта носит шведское название, ибо впервые получил широкое развитие в этой стране. Слово, ставшее сложным еще в шведском языке, составлено из сла — «склон» и лом (лам) — «след»; буквально: «след на склоне».

Шахматы. Наименование игры пришло во многие языки, в том числе и русский, из персидского языка. Образовано из слов шах и мат, что значит «шах (король) умер».

Орангутан. Сложное слово малайского языка, образованное из оранг — «человек» и утан — «лес» — «лесной (дикий) человек». Через посредство французского или немецкого языка слово, называющее человекообразную обезьяну, — орангутанг пришло и к нам с невесть откуда взявшимся в языках-посредниках конечным звуком. (Кстати: в малайском языке есть и слово орангутанг, но значит оно «должник».)

Карандаш. «Писчая палочка». Слово выведено из тюркских языков, где кара — «черный», даш — «камень», карандаш — «черный камень (сланец)».

Катамаран — так в ряде европейских языков называют двухкорпусное остойчивое судно, связанное общей палубой. Прообраз слова возник в тамильском языке, в котором катту марам буквально значит «спаренные бревна» и называет простейшее такого рода судно.

Безалаберный. Слово алабор встречается еще в словаре Даля: «устройство, распорядок, порядок». Безалаберный, следовательно, «беспорядочный».

Восвояси. Первоначальный облик этого слова — древнерусское сочетание «В своя веси», где весь — «деревня, село». Значение: «в свои деревни», «домой».

Курносый значит «с небольшим, вздернутым носом». Но как возникло такое значение?

В русском языке издавна существуют слова корнать, о(б)корнать, корноухий, созданные на базе прилагательного корный — «коротенький, куцый, урезанный». Кор(н) или кур(н) заложены и в таких словах, как прикорнуть — «соснуть» (притулившись, примостившись), кургузый (где гуз — зад; можно вспомнить народное название птички — трясогузка).

Нынешнее курносый возникло из «корноносый». Усечение слога произошло благодаря фонетическому явлению — гаплологии: один из двух одинаковых или близких по звучанию слогов должен покинуть слово. Так радодушный превратился в радушный, знаменоносец в знаменосец.

В слове близорукий, пережившем процесс гаплологии, явственно звучит близко (от близо), а вот рука появилась в результате ошибочного произношения, а надо бы зорок. Теперь понятно: вначале было «близозоркий».

Неуклюжий. Слово может служить синонимом к «нерасторопный», «неловкий», «нескладный», «несовершенный». Современная речь не признает это прилагательное без отрицательной приставки. Но еще с полвека назад слово уклюжий («клюжий») можно было найти в произведениях писателей, и означало оно: «совершенный», «ладный», «подходящий». Оказывается, предком этого слова является существительное клюдь — «красота, порядок», сохранившееся и поныне в некоторых диалектах.

Набекрень. Диалектное бекрень — «бок». Шапка набекрень — сдвинутая набок, к виску.

На карачках. Собственно значит «на четвереньках». В древнерусском языке корок

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Простая наука для детей

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Путешествие в слово предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я