Адмирал
Шон Дэнкер, 2016

Эпоха Объединения, наступившая на Старой Земле в XXI веке, определила развитие человечества на все последующие столетия. Империя Эвагарда, возникшая после Объединения, осваивает космос, захватывая все новые и новые миры. …Он проснулся последним. Маркировка на «спальнике» идентифицирует его как адмирала Эвагардской империи – такой же сюрприз, как и трое практикантов под его началом. Он не носит униформы и не осведомлен о военном протоколе, но отчеты судна подтверждают, что он – вышестоящее должностное лицо. Адмирал ли он Эвагардской империи или шпион Ганрайского содружества – не имеет большого значения, ведь скоро они все будут мертвы. Под ними неизвестная планета, системы их корабля отключаются одна за другой, а кроме того они здесь… не одни.

Оглавление

Из серии: Sci-Fi Universe. Лучшая новая НФ

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Адмирал предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Sean Danker

Admiral

© Гришин А. В., перевод на русский язык, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство „Э“», 2016

***

Посвящаю всем, к кому я обращаюсь, только когда мне что-то нужно.

Глава 1

Послышались голоса.

— Адмирал? Ты шутишь? — поинтересовался один из голосов.

— Вот печать. Посмотри сама. Наверно, кто-то поставил ее сюда не шутки ради.

— Он жив?

— Это даже не наш корабль.

— Он дышит. Я чувствую.

Мягкие губы прижались к моим и, заставив меня отвлечься от боли, терзавшей мое тело, вдохнули мне в рот порцию долгожданного, пусть и бывшего в употреблении кислорода. Впрочем, нежное прикосновение оказалось недолгим. Тут же мне в грудину с силой врезался крепкий кулак.

Рука отошла назад для следующего удара, но мне удалось перехватить ее за запястье и удержать. Бить меня еще раз было вовсе ни к чему.

Я закашлялся, открыл глаза и тут же снова зажмурился. Меня ослепили сразу три лампы. Я выпустил пойманную руку и, застонав, медленно сел. Кто-то попятился от меня. Палуба оказалась холодной, а воздух на вкус и запах воспринимался как-то необычно.

Я приоткрыл один глаз. Надо мною стояли трое. Две молодых женщины и один, тоже молодой, мужчина. Из одежды на них было только нижнее белье казенного образца. Вероятно, они, как и я, только что покинули «спальники».

Мои руки и ноги онемели и не желали слушаться. Во рту пересохло. Мир представлял собой мешанину скачущих обрывков, и сознание никак не успевало ухватиться хотя бы за один. «Спальники» отлично прекращали мозговую деятельность, а вот по части возвращения к ней у них было неважно. Я чувствовал, что сердце как-то трепыхается не по-хорошему, хотя в этом вряд ли следовало винить «спальник».

Я ощущал себя мертвецом. Мне уже приходилось просыпаться не в лучшем состоянии, но ничего подобного еще не случалось. В спальном отсеке стояла полная темнота, если не считать нескольких тускло светившихся табло. Ни обычного, ни даже аварийного освещения. И, хоть голова и не варила, я знал, что дело неладно.

Палуба была металлической и не особо чистой. Под ладонью я ощущал чрезмерно рельефный противоскользящий узор. Это было неожиданно.

— Что происходит? — спросил я, потирая глаза и стараясь сосредоточиться. Впечатление было такое, будто я перенес полноценное отравление этиловым спиртом со всеми его негативными последствиями, но без единого достоинства. Все части моего мозга, за исключением памяти, пытались прийти в норму. — Где мы?

Трое переглянулись.

— Непонятно, сэр. — Это сказала одна из женщин, та, что поменьше. Более рослая с подозрением разглядывала меня, а у парня был такой вид, будто он пытался отойти от приснившегося кошмара. Я совершенно точно знал его ощущения.

— Это вы вытащили меня?

— У вас горел предупреждающий сигнал. В устройстве что-то барахлило, — сказал парень, постучав пальцем по пластиковой крышке «спальника». — Питание иссякло, сэр.

— Спасибо. — Теперь понятно, почему эта троица ходила с ручными фонарями. И мысли мои путались не настолько, чтобы я не мог сообразить, что они только что спасли мне жизнь, вытащив меня из «спальника».

Я не знал, где мы находились, но это, совершенно точно, не была станция Пейн. Пребывание в искусственном параличе донельзя изматывало. Хотелось снова лечь и закрыть глаза.

Поэтому я поднялся на ноги, лишь слегка пошатываясь при этом. Поднял руку и потрогал волосы. Они были короткими. Это я уже знал; только проверил, на всякий случай.

Более высокая из двух женщин смотрела мне прямо в глаза, а ведь во мне почти два метра росту. И взгляд ее был не особенно дружелюбным.

Я потер ладонью лицо, ощутив жесткую щетину. Встряхнул головой и попытался заставить мозги ворочаться проворнее, чтобы сообразить, как же вести себя с этой молодежью.

Я остановил взгляд на парне.

— Вы техник?

Он кивнул.

— Энсин Нилс. Практикант.

— Практикант?

— Закончил обучение, сэр.

Я обвел взглядом всех троих, пытаясь понять, что же он сказал.

— Вы все?

— Так точно, сэр, — ответили все разом.

Практиканты с Эвагарда. С законченным образованием. Я изобразил нечто вроде одобрительного взмаха рукой.

— И вы все направляетесь на «Джулиана».

— Так точно, сэр. — Дружный хор.

— Первое назначение?

— Так точно, сэр.

Я потер переносицу и негромко застонал. Они почтительно стояли, не сводя с меня глаз. Всех нас трясло от холода.

Я заставил себя собраться и сделал вид, будто полностью держу обстоятельства под контролем. Каким образом эти трое оказались на корабле, перевозившем меня? Чтобы совсем успокоиться, я глубоко вздохнул.

— Вольно, — сказал я практикантам, которые честно старались изобразить стойку «смирно». Хотя и одеты в исподнее, а имеют представление о том, как должны вести себя военные. Я снова благосклонно махнул рукой и тут же нахмурился. — Вы одеты не по форме. Но форма у вас должна быть. Оденьтесь.

Они замялись, явно ощущая неловкость, и я сообразил, что из-за отсутствия электричества они не могут открыть свои «спальники».

Нилс кашлянул, прочищая горло.

— Сэр…

Я повернулся к нему. Мускулатура у него была хилая, а до начала тренировок, обязательных на службе, наверное, не было вовсе никакой. Он как нельзя лучше соответствовал типажу техника — бледный, слегка расслабленный, — и потому не мог быть никем другим.

Но, с другой стороны, я был точно таким же.

— Что?

Он направил луч фонаря на потолок, осветив плохо обработанный серый металл и резкие стыки.

— Сэр, это корабль Содружества. Ганрайский.

— Сомневаюсь. — Я с силой потер ноющие локти.

— Сэр, — решительно произнесла рослая девушка, — здесь повсюду заводская маркировка. — Она осветила своим фонарем выцветшую табличку на переборке. На ней была изображена эмблема Ганрайской королевской торговой комиссии и план палубы.

Что ж, с этим не поспоришь.

— Да, судно ганрайской постройки, — согласился я, оглядываясь по сторонам. Не может быть такого, чтобы эти свежеиспеченные специалисты вышли из сна на этой посудине. Что же все-таки случилось? Дело было не только в пробуждении. И не в состоянии моего здоровья, и не в плохо функционирующих мозгах. Здесь что-то было всерьез неладно.

Длинной я, похоже, не слишком нравился. На минуту я даже задумался было: что я мог ей сделать? Впрочем, недоброжелательная мина казалась настолько естественной для нее, что вряд ли за нею скрывалось что-то личное. Такое было у этой девушки лицо — из тех лиц, для которых, пожалуй, яростный оскал был бы самым естественным выражением.

— Как вас зовут? — обратился я к ней.

— Разрешите доложить, адмирал, лейтенант Дейлани.

— Адмирал? — Я заморгал от растерянности. Девушка, напустив на себя равнодушный вид, направила луч света мне за спину. Действительно, на моем «спальнике» имелась вся надлежащая маркировка. Вензель адмирала Империи ни с чем не перепутаешь.

— Будь я проклят, — сказал я, разглядывая табличку. — Меня повысили в звании. Выпивку всем! И в первую очередь мне… — Следовало сменить тему, и я вновь обратился к лейтенанту Дейлани: — Какая у вас специальность?

Мне было действительно любопытно. За последние годы мне доводилось встречать не так уж много молодых офицеров, но ребятишки, только что получившие погоны, как правило, не держали себя столь вызывающе, как она. А ее поведение меня слегка раздражало.

— Биология, сэр.

Я представил себе, как она распоряжается народом в медотсеке, и решил: справится.

Третья практикантка стояла в классической позе «вольно». В отличие от двоих коротко подстриженных товарищей, ее волосы были относительно длинными. Военнослужащие могли избежать стрижки только по одной причине: если длинные волосы требовались в связи с какими-то важными особенностями культуры или имели церемониальное значение. А это означало, что невысокая девушка, по всей вероятности, имеет длинную родословную и носит в себе гены, которым придается особая ценность.

Она была хорошенькая. Не ослепительно красивая, а естественная. Насколько я мог судить, она не подвергала внешность медицинской коррекции. Не исправляла фигуру и не делала ничего особого с чертами лица.

Впрочем, в ее облике определенно угадывался аристократизм.

— Имя?

— Салмагард.

— И чем же вы занимаетесь, лейтенант? Если вы не против сообщить об этом.

— Рядовой, сэр. — Она разглядывала меня с тем же интересом, какой я заметил у Дейлани, но без неприязни последней. Голос у нее был мягким и музыкальным.

Я тоже всмотрелся в нее, не совсем поверив своим ушам. И то, как она смотрела на меня, мне не нравилось. На ее лице не было враждебности, зато в темных глазах угадывалась энергия, от которой мне сделалось немного не по себе.

Я видел, как в ее голове вращались колесики.

А у высокой — Дейлани — вид сделался еще более угрожающим. Я постарался сосредоточиться.

Салмагард, аристократка, оказалась в солдатах? Да могло ли такое случиться? По крайней мере, я никогда не слышал ни о чем подобном. Известно, что аристократы, по давней традиции, составляли значительную часть офицерского корпуса в вооруженных силах Империи. Я никогда не думал об этом, но, наверное, если оказывалось, что кто-то из этих фамилий не годится для офицерской службы, то он всегда мог выбрать для себя иную карьеру.

Этого я не знал. Равно как не знал ровным счетом ничего о рядовом Салмагард, но чувствовал, что она из тех людей, которые ничего не провалят, если только не захотят этого сами.

В общем, по пробуждении я обнаружил немало странностей.

Может быть, именно поэтому энсин Нилс казался таким растерянным.

— Простите, — сказал я, улыбнувшись ей, — мне не хотелось бы играть в загадки.

— Я специалист по переговорам, сэр.

Шутит, что ли? Нет, не того она склада, да и обстановка неподходящая. И, собственно, почему бы и нет? Почему бы ей не быть переговорщицей? Дипломатом. Да и день подходящий для подобных открытий.

Кстати, день ли сейчас?

Я вновь постарался собраться. Свет фонарей резал глаза. Маска безмятежности на лице Салмагард была безукоризненной. Она не позволяла выскользнуть наружу ни капле своей индивидуальности, вообще ничему. И все так же не сводила с меня глаз.

Я с первого же взгляда определил, что Нилс техник. А на кого же походила Салмагард?

Ну, прежде всего, она смахивала на настоящего переговорщика. Настоящего, профессионального. Из тех, которые ведут переговоры с разными людьми.

Но я не был уверен, что у Эвагарда были такие специалисты.

Она не шутила. И она узнала меня. Остальные двое — нет, а вот Салмагард — узнала.

Оставалось сохранять терпение. Ведь моя жизнь далеко не в первый раз сворачивала совсем не в ту сторону, которую я намечал.

— Ладно, — сказал я, моргая.

Я взял у Нилса фонарь и внимательно рассмотрел табличку. Выпускники были правы. Мы находились на ганрайском судне, переоборудованном Эвагардской империей, и я был более чем уверен, что это был грузовик капитана Треммы. А Тремма не допустил бы, чтоб его пассажиры просыпались в пустом темном отсеке, где даже слова было некому сказать.

Судя по тому, как босые ноги ощущали палубу, что-то было не в порядке и с гравитацией, но мы не находились в движении. В таком случае, при отсутствии энергоснабжения, вряд ли мы вообще имели бы какую-либо гравитацию.

Из этого следовало, что гравитация была искусственной. А если нет? Если мы в доке? Приземлились куда-то?

— Адмирал!.. — встревоженно окликнул меня Нилс. Я слишком углубился в размышления. А в его глазах уже металась тень безумия. И впрямь нынешние обстоятельства лежали далеко за пределами зоны комфорта.

— Угу, — хмыкнул я, возвращаясь к действительности. Вся троица смотрела на меня, ожидая ответов на вопросы или хотя бы руководящих указаний. Адмирал, как-никак. В спальном отсеке стоял леденящий холод; нужно было одеть молодежь и вывести их отсюда.

Я открыл свой шкафчик, который никогда не запирал, порылся в сумке и вытащил складной нож.

Раскрыв его, я опустился на колени около ближайшего «спальника» и поманил к себе Нилса.

— Посветите сюда. Вот на это место. — Он повиновался. Я легонько пробежал пальцами по пластику, отыскал нужную точку и резко ударил туда рукоятью ножа. Практиканты явно изумились. Наверно, им никогда не доводилось видеть стальной нож, разве что в музее. Их учили пользоваться более легкими и прочными синтетическими клинками. По крайней мере, одного из них. Может быть, и лейтенанта тоже — имперские офицеры вроде бы должны проходить ознакомительный курс по обращению с оружием ближнего боя.

Но Дейлани здесь нож не потребуется. Ей вполне хватит костлявых локтей. И того взгляда, которым она то и дело одаривает меня.

У меня ничего не получилось. Я еще раз с силой ударил по панели.

— Они что, переделали замки? — Я потер подбородок. Щетина просто убивала меня. Должно же… — Крышка обязана была открыться! — Ну, не то чтобы обязана — но мне уже не раз приходилось отпирать такие замки. Ничего сложного в этом не было; я мог бы это сделать, даже не просыпаясь.

Тем не менее я допустил промашку, и взгляд, которым в очередной раз наградила меня Дейлани, не потеплел ни на йоту.

Не сработало. Я вздохнул, выпрямился и направился к выходу из отсека. По пути я вовремя вспомнил, что электричества нет, и потому не стал нажимать клавишу выключателя, а сразу схватился за ручку. Обрезиненный рычаг оказался холодным на ощупь. Рукоять не пошевелилась. Я ухватился крепче, расставил ноги поудобнее и напряг спину. Безрезультатно.

Я тяжело выдохнул, шагнул назад и встряхнул занывшие руки. Замок, судя по всему, заклинило.

— Н-да, — сказал я, — что-то ничего не получается.

— Позвольте мне, сэр.

Рядовой Салмагард прошла рядом со мною и крепко взялась за рукоятку. Я удивился и отступил в сторону, готовый попросить Нилса помочь.

Салмагард повернула рукоятку; в отсек ворвался порыв ледяного ветра. В коридоре было отнюдь не теплее, чем в отсеке, и тоже стоял полный мрак.

Салмагард молча кивнула и отступила.

Я прочистил горло.

— Благодарю вас, рядовой. — Затем прислушался. Ни звука.

Никогда прежде мне не доводилось бывать на корабле, где было бы совершенно тихо. Из всех систем работали только вспомогательные, имевшие собственные источники питания, такие как датчики «спальников». Безмолвие не успокаивало, не умиротворяло — оно наводило ужас. Что-то было катастрофически неладно. Если на корабле задействовано аварийное питание, значит, дело дрянь. Если же у корабля вовсе отсутствует энергоснабжение, а вы еще живы, то, значит, скоро превратитесь в покойника.

Я вернулся в отсек.

— У нас беда. — Из шкафчика я достал пистолет; Дейлани и Нилс как по команде вытаращили глаза и попятились. Вряд ли им каждый день доводилось видеть на космических кораблях неопечатанное огнестрельное оружие.

— Не армейский образец, — заметил Нилс. Вероятно, он лишь случайно произнес это вслух.

— Нужно спешить. Системы жизнеобеспечения не работают, — сказал я вместо ответа. — Но если это тот самый корабль, о котором я думаю, воздуха здесь достаточно. — Я прищурил глаз. — Зачем вам понадобилось запирать свои вещи во время перелета на «Джулиан»? Из имперских «спальников» никогда ничего не пропадает. — Я прострелил замок, и шкафчик Нилса распахнулся. Затем я точно так же вскрыл остальные два. Пусть императрица выставит мне счет. Молодежь подошла к шкафчикам и принялась одеваться.

Дейлани облачилась в белую повседневную офицерскую форму. Этот наряд не так-то легко содержать в приличном виде, но девушка явно старалась. Черный мундир переговорщика смотрелся на Салмагард ничуть не хуже, чем белый — на Дейлани. Форма Нилса, напротив, была помята, и даже нашивки оказались погнуты, но ведь никто, будучи в здравом уме, не станет ожидать от эвагардских техников почтения к уставу. Куда ни сунься, везде окажутся одни и те же мелочи, на которые никто не обращает внимания.

Все вновь уставились на меня, вернее, на мою одежду.

— Что? Или вы думаете, что я буду в путешествии носить белый мундир? — осведомился я, оправляя потрепанную куртку, как будто это могло скрыть хотя бы часть дыр, пятен и подпалин.

Я давно уже не одевался подобным образом. И ощущал себя отлично. Непривычно, но отлично.

— По крайней мере, вам не придется то и дело отдавать мне честь. Давайте-ка разберемся, что происходит. — Я вынул из «спальника» аварийный фонарик, закинул на плечо жалкую сумку с пожитками и вышел в коридор, водя лучом по полу и стенам.

Я пытался сосредоточиться. И чуть ли не боялся смотреть на рядового Салмагард. Я знал, что не настолько везуч, и совершенно правильно расценил то, как она разглядывала меня. Ей казалось, что она знает, кто я такой, но пока что не говорила ничего вслух. Этого было маловато для моего спокойствия, а ведь я должен был его сохранять — по крайней мере, до тех пор, пока не разберусь в обстановке.

Медленно выдыхая сквозь зубы, я окинул взглядом узкий коридор. С тех пор, когда я в прошлый раз был на этом корабле, прошло очень много времени.

На свете не было ничего уродливее этих старых ганрайских транспортников. Темные, тесные — сплошь железо и острые углы. Все серое, не считая того, что проржавело до рыжевато-коричневого. Повсюду скобы — на случай исчезновения тяжести. Я представил себе, каково пробираться по этим ржавым зубастым проходам при нулевом тяготении, и меня передернуло от одной только мысли. При отсутствии тяготения подобный корабль превратился бы в гибельную ловушку. Что стоило строителям облепить стены мягким покрытием? Не переломились бы они от этого.

С другой стороны, при свете корабль выглядит еще уродливее.

— Что это такое, сэр? — спросил Нилс. — Что за корабль?

— Ганрайское грузовое судно, — ответил я, вглядываясь во мрак. — Вероятно, типа «свободный охотник». Я точно не знаю.

— Как мы здесь оказались? — задала резонный вопрос Дейлани.

— Я могу только догадываться, — сказал я. — Но, боюсь, мои версии вам не понравятся.

Свежеиспеченные военные, конечно, рассчитывали, что проделают путь через галактику к месту своего первого назначения на новейшем имперском корабле, а не на первой попавшейся посудине, которая направляется в нужную сторону. Их ожидания ровным счетом ничего не значили, поскольку все равно они должны были проспать всю дорогу, но я не хотел разрушать их иллюзии. На корабле такого размера воздуха для нас должно было хватить с запасом, но все равно не следовало сидеть на месте.

— Капитан Тремма должен быть на мостике. — Я посмотрел на Нилса. — Это его корабль. Я так думаю. Вы ведь изучали ганрайские звездолеты, так ведь?

— Да, сэр. Весьма основательно. — В его голосе я уловил нотку гордости. Нилс, похоже, действительно знал корабли.

— Этот корабль переделали, подгоняя под эвагардские стандарты, но, вероятно, планировку в основном оставили прежней. Где, по вашему мнению, может находиться мостик?

Он надолго задумался, меряя взглядом неосвещенный коридор.

— Сэр, корабль очень старый, и я не могу точно сказать. Но большими ганрайскими кораблями всегда управляли с кормы, — добавил он, пожав плечами.

А «спальники» всегда помещают возле спасательных шлюпок, чтобы растерянных пассажиров не приходилось, в случае аварии, водить по всему кораблю. По прикидкам Нилса выходило, что мы находились на нижней палубе неподалеку от кормы, и я думал, что он прав.

— Разумно рассуждаете. Туда и отправимся. — В отсутствие энергии от лифтов не было толку, но в корабле имелось множество старомодных лестниц.

Мы шли по кораблю; практиканты почтительно держались за моей спиной.

Они могли думать что угодно о моем столь впечатляющем карьерном росте, но ни у одного из троих не нашлось смелости взять инициативу на себя. Дейлани пыталась преодолеть себя, но все мы были слишком растеряны, и все стремились выяснить, что же происходит.

От носа до кормы и так было не близко, а поскольку я не имел представления о том, куда идти, наш путь значительно удлинился. В свете фонарей появлялись лишь ганрайские коридоры, переходящие в другие ганрайские коридоры. Все они выглядели совершенно одинаковыми, и все были удручающе тесными. Всякий раз, когда мы переходили через технологические люки, под ногами гулко громыхали ничем не закрепленные решетки.

Кое-где попадались защитные кожухи, но на них не было даже магнитных креплений.

Теперь мне оставалось только всерьез надеяться, что тяготение сохранится. Корабль представлял собой смертельную ловушку. Может быть, нам даже повезло, что он не имел энергоснабжения.

Я предпочитал корабли, построенные в эвагардском стиле. Ганрайцы строили вполне пригодные для использования суда, но даже новейшие из них имели мрачный, даже зловещий вид, а грузовик Треммы был отнюдь не новым. Тут и там в переборках недоставало панелей, и можно было любоваться трубами и кабелями. Корабль содержался в неплохом состоянии, но Тремме, даже в мирные времена, не всегда удавалось раздобыть для ремонта ганрайские материалы.

Если бы мы заглянули в машинный зал, то обнаружили бы, что половина всего, что там находилось, кое-как собрано на живую нитку, а то и вовсе сломано и брошено в таком состоянии.

Вот, собственно, что я думал обо всем этом — что мы просто поломались. Но я совершенно не понимал, где мог прятаться Тремма. Есть питание, нет питания, но он должен был объявиться, как только «спальники» выплюнули практикантов из своего чрева. То есть сколько-нибудь удовлетворительного объяснения ситуации у меня не было.

Чем дольше мы топали по темным пустым коридорам, тем сильнее возникали во мне дурные предчувствия.

После того как мы отыскали главный коридор, пронизывавший корабль по всей длине, отыскать мостик не составило труда. Открыть входную дверь тоже пришлось вручную, а уж там мои новички не могли скрыть изумления. Успев увидеть часть корабля, они ожидали, что попадут в типичную ганрайскую рубку — тесную, забитую всяким хламом комнатушку, где с трудом помещаются три консольных кресла для старших офицеров ганрайского летного состава, — а оказались на скромном, но вполне соответствующем эвагардскому стилю капитанском мостике.

Это был просторный зал с пятью консольными креслами и экранами панорамного обзора, которые, впрочем, были такими же темными, как и все остальное. Чистые пол и переборки сияли белизной. При моем неважном самочувствии мягкие кресла неодолимо манили к себе. По сравнению со всеми остальными частями корабля мостик казался вполне современным и чуть ли не роскошным.

Здесь тоже никого не было. Луч света моего фонаря упал на валявшуюся на полу старомодную чашку и темное пятно рядом с нею. Я опустился на колени и прикоснулся к пятну. Сухо.

Я опустился в командирское кресло.

Мне очень хотелось пить. И есть. Как, впрочем, и всем остальным. Я указал на кресло второго пилота, находившееся рядом с моим, сообразил, насколько напыщенным должен выглядеть, и повторил жест уже не столь величаво. А затем, стараясь держаться, как подобает истинному вояке, отдал свой первый приказ.

— Энсин, — сказал я Нилсу, — вскройте переборку, чтобы можно было добраться до энергетических элементов. — Я протянул ему нож и откинулся в кресле, чтобы хоть немного подумать. То, что звуки, свидетельствующие о том, что парень приступил к работе, раздались очень быстро, обнадеживало.

Сколько ему? Лет двадцать? И Салмагард примерно столько же. Дейлани, вероятно, на год-другой постарше; должна была пройти более длительную подготовку. Очаровательное начало военной карьеры.

— Как получилось, что тяготение все-таки есть? — произнес я вслух, не открывая глаз. Я не мог разобраться в происходящем своими силами. Не в том я был состоянии. Нужно было переложить хотя бы часть бремени на практикантов.

— Может быть, привод гравитации все еще крутится по инерции, несмотря на отсутствие энергии, сэр. — Версия была неплохой, но Нилс ошибался. Судя по ощущениям, все было совсем не так.

— Нет, — сказал я. — Так было бы еще неплохо. Но мы почувствовали бы это здесь, в корабле.

— Предположим, что нас занесло в какой-то метеоритный пояс, — сказала Дейлани, проведя ладонью по одному из кресел. — Это могло бы объяснять интерференцию поля… сэр, — добавила она несколько утрированным тоном. В ее голосе чувствовалось не раздражение и не высокомерие, а открытая неприязнь. Я не мог понять, как и чем умудрился задеть ее. Понятно, что такие молодые адмиралы попадаются очень редко, но разве у нас не было более серьезных проблем?

— И это не так. — Ее теория имела право на существование, но слишком уж малой была вероятность. — Никакого пояса не было даже близко к нашему пути, — задумчиво добавил я. — Но что же тогда?

— Когда нас переместили сюда с армейского транспорта, сэр? — Этот вопрос задала Салмагард. У нее был приятный голос. Она не пыталась ни в чем обвинить меня. Лицо ее было спокойным. Никакого подтекста. Это был всего лишь вопрос. И многозначительных взглядов она на меня не бросала.

И все же ей было что-то известно. Я это чувствовал.

— Хотел бы я сам это знать. Полагаю, вы прибыли с Маррагарда? — Я обвел взглядом их знаки различия.

На Маррагард собирали для прохождения выпускных экзаменов имперских военных из самых престижных академий, и только лучшие из лучших могли получить назначение на «Джулиан».

— В таком случае мы могли подобрать вас в районе Демениса. Вероятнее всего, Тремма забрал вас на станции Бертон. Оттуда всего два скачка до станции Пейн. Тихий, спокойный маршрут.

Дейлани прищурилась.

— Почему же нас повезли обходным путем?

Я сообразил, что Салмагард прикидывалась ничего не знающей не ради меня; она вела себя так, потому что лучше было предоставить Дейлани страдать от любопытства, нежели обременять ее ненужным знанием. Я попытался собраться с мыслями и подобрать для лейтенанта подходящий ответ. Но у меня его не нашлось.

— Я знаю, почему таким путем отправился я. А вот почему этим маршрутом повезли вас — неплохой вопрос. Предполагаю, что с вашей перевозкой произошла какая-то накладка, и Тремма просто подвернулся под руку в нужный момент. Кто-то решил отправить вас с ним, чтобы уложиться в график. «Джулиан» не будет вечно стоять на станции Пейн.

«Джулиан» был новейшим флагманским кораблем Эвагардской империи. Вероятно, крупнейшим военным кораблем, какой когда-либо существовал. Ходили слухи, что императрица собственной персоной находилась на борту и командовала вторым этапом первого похода корабля. После его завершения «Джулиан» будет появляться в портах на главных пересечениях торговых путей и самых загруженных станциях — в качестве постоянного напоминания о бесспорном военном превосходстве, которое императрица получила после того, как Империя нанесла сокрушительное поражение Ганрайскому содружеству.

Эти трое получили назначение именно на «Джулиан». Следовательно, они были лучшими из лучших — подбирать людей для гордости флота должны были особенно сурово.

Я тоже рассчитывал добраться до «Джулиана», правда, по совсем иным причинам. Салмагард перестала исподволь разглядывать меня. Из того, что она не поделилась своими подозрениями с Дейлани, можно было сделать вывод, что ее догадка была верной. Мне повезло, что Салмагард оказалась на корабле. Все происходившее было очень странным, а я был далеко не в лучшей форме. Мне позарез требовался друг.

Маршрут, который выбрал Тремма… Мы, в принципе, могли оказаться где угодно. От этой мысли голова у меня разболелась еще сильнее.

— Вы слишком молоды для адмиральского звания, сэр.

Я посмотрел на Дейлани.

— Я знаю.

— Готово, адмирал. — Судя по тону, Нилс был доволен собой. И времени он затратил совсем немного.

Я поднялся с кресла и подошел к нему.

— Я возьму это отсюда. Снимите панель и освободите разъемы.

Во взгляде, который Нилс бросил на меня, были в равной степени подозрительность и восхищение. Он догадывался, что у меня на уме.

Энергетические элементы применялись для питания механизмов, перемещавших кресло, когда корабль находился под обстрелом — компенсировавших сотрясения и крены корабля, чтобы командиру не приходилось лишний раз отвлекаться. Я толкнул элемент к Нилсу, а тот отлично знал, что нужно делать. Через считаные минуты он наладил электроснабжение консоли.

Я надеялся, что компьютер сообщит нам хоть что-нибудь о состоянии корабля. Правда, я не знал, что именно следует спрашивать.

— Прошу, — сказал я, указывая Нилсу на кресло.

Дейлани демонстративно разглядывала мою руку.

— В чем дело?

— У вас очень светские манеры, адмирал. — Она изобразила рукой в воздухе причудливую фигуру. — Не научите меня таким штукам?

В следующий раз просто ткну пальцем.

— Нилс, — чуть резковато произнес я, отвернувшись и никак не отреагировав на ее выпад. Энсин казался немного неуверенным, но целеустремленным. Можно было не сомневаться, что он разбирается в корабельных системах куда лучше, чем я. Пришло время получить ответ.

Система работала в основном аварийном режиме, так что Нилсу пришлось вводить данные вручную, что получалось у него очень ловко.

— Что-то здесь не так, — сказал он почти сразу же и поспешно добавил: — Сэр.

Я так сильно отличался от тех офицеров, к каким привыкли эти трое, что они просто с трудом видели во мне одного из них. Усугубляли положение и мое неожиданное производство в адмиральское звание, и отсутствие формы. Все это казалось им совершенно неправдоподобным, но такой аргумент, как эмблема на «спальнике», было нелегко опровергнуть. Дейлани хотелось доказать свое; я чувствовал, что она просто не могла сообразить, как же это сделать. Все мы были выбиты из колеи.

Но кто-то должен был принять руководство на себя, и я чувствовал нутром, что у меня это получится лучше, чем у лейтенанта Дейлани, по крайней мере, на первых порах.

— Система испорчена, — сообщил Нилс.

— Что с ней?

Он мотнул головой.

— Не знаю, сэр. Ничего не могу поделать.

— Есть какие-то повреждения в корабле?

— Я даже не представляю, как проверить все это без электроники, — сказал он заметно упавшим голосом. — Нужно запустить хотя бы базовые протоколы. — Он взглянул на меня через плечо. — Сэр, я хочу попробовать запустить аварийное питание.

— Если реактор поврежден, из этого ничего не выйдет, — бросила Дейлани. Она даже не взглянула на Нилса. Она смотрела на меня. Смотрела, не отрывая взгляда. Не то чтобы прежде меня никто не разглядывал с особой пристальностью, но этот взгляд уже начал всерьез утомлять меня.

— Сомневаюсь. Я вообще не думаю, что корабль поврежден, — ответил Нилс. — Все, что способно привести к отключению энергетики и прекращению работы «спальников», должно было запустить и аварийное расписание действий — но к скобам для передвижения в невесомости и кислородным маскам, находящимся в коридорах, никто не прикасался, и самопломбирующая пена тоже не использовалась. Так что ничего не указывает на то, что в нас что-то врезалось. Даже самый маленький метеор поднял бы тревогу, но ведь ничего такого не было.

Обратить на это внимание следовало мне.

— Вы правы, — сказал я, радуясь тому, что энсин оказался в этом злополучном рейсе, и повернулся к Салмагард и Дейлани. — Возле мостика должен находиться командирский спасательный катер. Найдите его и добудьте аварийный запас. Мы все подверглись обезвоживанию, и я вовсе не хочу раньше времени начинать выстукивать трубопроводы.

Я не пытался обмануть себя: Дейлани никак не могла обрадоваться необходимости что-то сделать, но я был не в состоянии полноценно думать, когда она торчала рядом и пыталась разглядеть мои мысли прямо сквозь череп.

Салмагард полученный приказ явно обрадовал, а Дейлани выказала легкое недовольство.

— Идите. Не пытайтесь делать вид, будто вам не хочется пить, — сказал я, вновь поворачиваясь к Нилсу. Девушки взяли фонари и покинули капитанский мостик. Дейлани, по крайней мере, не стала возражать.

— Я мало что тут понимаю, сэр. Мне никогда не доводилось видеть настолько изуродованную эвагардскую систему.

— Не торопитесь и не волнуйтесь. Но если вы не разберетесь, мы все можем погибнуть.

Он как-то странновато посмотрел на меня и сказал:

— Есть идея. Корабль переоборудовали и перепланировали наши инженеры. Так что здесь может иметься запас энергии, который я мог бы подключить, чтобы временно восстановить основные жизнеобеспечивающие функции.

— Временно — это сколько?

— Зависит от того, сколько энергии мы будем расходовать, сэр.

— Давайте-ка пойдем последовательно. Что за источник?

— Если я правильно все понял, тут должен иметься шаттл.

— О! — Я стукнул кулаком по открытой ладони. — Как я сам не сообразил? Но на таком корабле он должен быть не один.

— Из тех, какие я смогу переподключить, имеется только один.

— Досадно. Сможем ли мы сделать это вручную?

Нилс покачал головой.

— Это будет куда сложнее, чем вытащить оттуда аккумуляторную батарею, — сказал он, не отрывая взгляда от толстых жгутов проводов, лежавших перед ним в раскрытой консоли.

Батареи шаттла, конечно, не могли привести в движение корабль, но они, несомненно, на некоторое время обеспечат работу компьютеров и, возможно, даже регенерацию воздуха.

— Звучит многообещающе, — сказал я.

— Погодите минуту, сэр. В таком случае шаттл останется без энергии и будет бесполезен.

И снова он угодил в яблочко — мы не знаем, где находимся. Корабль неисправен. А шаттл можно было бы использовать для того, чтобы выбраться отсюда. Если мы находимся поблизости от чего-нибудь, можно будет обойтись спасательным катером, а если нет… Я расхохотался.

— Смело курочьте шаттл, — сказал я и, рухнув обратно в командирское кресло, сгорбился и уставился в потолок. — Мы все равно не сможем им воспользоваться. Как мы откроем дверь отсека? Как продуем воздушный шлюз? Мы просто не попадем туда. И уж, определенно, не сможем запустить его.

Нилс слегка побледнел, но сделал, как я сказал. Включилось аварийное освещение. В корабле теперь было не темно, а лишь полутемно. Я медленно выдохнул, разглядывая лампу на потолке. Не сказать, чтобы великое достижение, но, по крайней мере, теперь мы болтаемся в космосе не совсем безжизненно.

— Я думаю, не стоит включать освещение по всему кораблю, — сообщил Нилс. — Только там, где срабатывают датчики движения.

— Отлично. Заодно посмотрим, движется ли здесь кто-нибудь еще. — Теперь нужно было выяснить, где находится Тремма. А потом — где мы все находимся.

— Не могу, сэр. Я отключен от системы безопасности.

— Вы серьезно? — Я ничего не понимал и, выпрямившись в кресле, повернулся к парню. — Как такое возможно? — Нилс молча покачал головой. — Ладно, тогда включите обзор.

— Это я могу. — Он выдал короткое соло на консоли, и панорамные экраны сразу ожили. Я вскочил и уставился на появившееся изображение. Затем отступил на шаг и заметил, что кровь полностью отлила с лица энсина. Хорошо было бы разглядеть знакомое созвездие или станцию Пейн. Или другой корабль. Планетную систему, которую удалось бы опознать. Но я не видел ничего, кроме зыбких темно-зеленых узоров.

Мы не дрейфовали в космосе. Мы находились на планете. Это и объясняло наличие силы тяжести.

Я выругался сквозь зубы. Нилс оцепенело пялился в экран. И все же это было не так страшно, как если бы мы увидели открытый космос, чего я больше всего опасался.

— Что это? — Нилс прищурился, словно рассчитывал увидеть что-то еще.

— Не знаю. Откройте окна, — сказал я. Нилс повиновался. Мы смотрели сквозь прозрачный углепластиковый щит на зеленый туман. Так он казался светлее, чем на экранах.

— Мы в атмосфере, — сказал Нилс, облизав губы.

— Да, но в чьей?

Оглавление

Из серии: Sci-Fi Universe. Лучшая новая НФ

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Адмирал предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я