Гоадарай: приключения Ангелины (Алла Чернец, 2015)

Роман «Гоадарай: приключения Ангелины» – это любовный квест, который увлекает читателя в мир интриг и неожиданных поворотов судьбы. Автор предлагает пройти вместе с героиней через лабиринт приключений, чтобы узнать настоящую цену верности и предательства. Главная героиня книги Ангелина – молодая женщина, свято верящая в прагматичность современного мира, в котором свидания онлайн просты и удобны, а поводом для замужества может быть не только любовь. Но жизнь – череда случайностей. В ожидании рейса на Стамбул Ангелина сталкивается с Егором Руцким, некогда успешным и счастливым. Его удивительная история захватывает Ангелину, но самое интересное еще впереди.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Гоадарай: приключения Ангелины (Алла Чернец, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

За год до описываемых событий

Брак трещал по швам. Плохо, что он был второй, и треск звучал особенно противно, – примешивался страх того, что неудача во второй раз – это уже результат какого-то вселенского заговора, и Ангелина бесконечно повторяла, – это просто черная полоса, – даже не черная, а серая, серенькая, – любовь подошла к концу, с кем не бывает. Если бы это был не официальный союз, то и вовсе можно было бы все свалить на пресловутое «любовь живет три года», – что возьмешь с романа? Брак – нет. Брак – тяжеловес… Боксер-тяжеловес, с горькой улыбкой подумала Ангелина. Она вспомнила, как плакала без остановки, когда осознала, что уже ничего не удастся сохранить, и слезы лились, словно это весенние ручьи, но вместо солнца силу потока контролирует боль. Сильный человек терпит боль мужественно, но Ангелина справедливо решила, что мужественно пусть будет для мужчин, их на то и сделал Создатель сильными, – она, будучи слабой и хрупкой, будет терпеть боль женственно. Как только она уехала, чтобы даже небо, всегда безоблачное, не напоминало ей о потерях, она огляделась вокруг, – реальность выглядела удручающе. Встреча с давней подругой подтвердила ее опасения.

– Ангелина, ангел мой, – со вздохом вымолвила Алиса, – после 35 лет очень сложно встретить того, кто тебя полюбит. Прости, что говорю такие банальности, но ничего другое на ум не приходит.

Чего не сказала Алиса, но о чем она, конечно же, знала, как догадывалась об этом и Ангелина, – это то, что встретить того, кого полюбишь ты, еще сложнее, потому что дороже всего обходится самообман, и как бы не уговаривала себя умница и красавица Ангелина, она точно знала, что двумя разводами в конце концов, наказана именно за скверную привычку выходить замуж за тех, от кого не летают в животе те самые неуловимые бабочки, которых не купишь ни за какие деньги, – вот или летают они, или не летают, хоть убей.

Ждать упрямых насекомых – для терпеливых и благоразумных, – Ангелина с сожалением вздохнула. Нет, к таковым она себя при всем желании не могла бы причислить. В тот же вечер она разместила в интернете фотографию со скупым описанием своих непревзойденных достоинств, для верности зарегистрировавшись сразу на нескольких сайтах знакомств. Потоком хлынули письма – Ангелина удивлялась, сколь, оказывается, широка география одиночества. Греция, Германия, Америка, Канада, Испания, даже Мозамбик. Чтобы не пропустить своего счастья, Ангелина честно пыталась ответить всем, но к концу второго дня ее силы были на исходе. «Все, последнее письмо, и на этом закрою этот любовный шатер», – пообещала она себе. Кандидат, которому выпал жребий быть последним, разочаровал, – 54 года, американец из Техаса. С фотографии на нее смотрел мужчина, которому можно было бы дать даже больше заявленного возраста. Он стоял, как стоят футболисты в «стенке», но, к счастью, одет он был не в легкомысленные шорты и футболку, потому что были и те, кто смело выставлял свои фото в столь непрезентабельном виде, а черный костюм и черное строгое пальто. Руки у него были в черных перчатках. Прекрасная реклама для какого-нибудь «Бюро ритуальных услуг», – подумала Ангелина, но что-то все же привлекло ее в последнем кандидате на звание мужчины мечты. «Сытый, но пострадать любит», – внимательно присмотревшись к фото еще раз, неприязненно подумала она. «А вообще, американец – это хорошо», – подвела она итог своим недолгим размышлениям. Тренированные вездесущей машиной американского правосудия, они даже на сайте знакомств давали свои настоящие имя и фамилию, так что уже через полчаса Ангелина знала о Карле все, что могли без заминки сообщить всевозможные социальные сети. Социально-сетевой эксгибиционизм, – так она назовет книгу, если выйдет замуж за Карла. Фантазия тут же безудержно погнала ее еще дальше: Карл, конечно, окажется невыносимо скучным и невообразимо богатым, и Ангелине придется или завести любовника, или вообразить себя интеллектуалкой и написать какой-нибудь фундаментальный труд, или и то и другое.

Между тем, Карл, очевидно, поднаторевший в переписке с незнакомками, был бесстыдно сентиментален: он писал, что не любит Америку, что всегда восхищался русской литературой, и именно с ее традициями связывает рождение особой породы женщин, наделенных той самой загадочной славянской душой, которая служит для него, Карла из Техаса, идеалом и предметом поиска. Он честно написал также, что искал много и долго (без сомнения, получая от процесса огромное удовольствие, – цинично добавила про себя Ангелина). Итак, чтобы попасть в эпистолярное яблочко, всего-то и надо было, – сказать, что психологическая глубина страданий в стиле Толстоевского вовсе не чужда твоей душе, которую вовек не расшифровать представителям культурно желторотой Америки. Хоть и показалось ей на мгновение, что это излишне самонадеянный тон, однако сработало, и уже на следующий день Карл звонил, чтобы услышать протяжное Ангелинино «альо». Вконец очарованный, Карл сказал, что готов приехать, даже не спросив куда, и тут вдруг Ангелина услышала в трубку звук такого заунывного ветра, что заподозрила худшее, – Карл не из Техаса, а из Аляски. Однако он быстро развеял ее сомнения, когда она, спросив его напрямую, откуда такие климатические ужасы в трубке, сказал, что звонит…из Сибири.

– Откуда? – не без изумления спросила Ангелина, чувствуя, что у этого романа появляются шансы на продолжение, ведь мужчина, способный изумлять, – это большая редкость в наши дни.

– Из Сибири, – терпеливо повторил Карл. – Я приглашенный консультант. Работаю в нефтяной компании.

– И что там у нас, то есть у вас, в Сибири? Лето же еще не закончилось, – что, уже так холодно?

– О, не то слово, мы тут готовы к снегу в любую минуту.

– Мерзнешь, наверное, – глупо заметила Ангелина, однако невольно выказанная забота нашла в американской душе быстрый отклик.

Карл засмеялся.

– Только вы, русские, умеете согреть вопросом.

Ангелина молчала.

– У тебя такое красивое имя. Я очарован. И твоим голосом, и твоим акцентом. И нашим будущим, – добавил Карл после паузы.

– Где? В Сибири? – ехидно процедила Ангелина.

Почему ей не нравился Карл, который давал правильные ответы на все вопросы, она бы и сама не смогла объяснить.

– Нет, я приеду через месяц, как только закончится мой контракт, куда ты скажешь. Более того, если мы понравимся друг другу, я готов жить в любом уголке планеты, который ты выберешь. Кроме Техаса. Я не хочу селиться в Америке. Я говорил тебе, что я патриот, но люблю свою страну только на расстоянии.

– То есть как это – в любом уголке планеты? В любом-любом? – по-купечески строго спросила Ангелина.

– Я могу себе это позволить, – ответил Карл без запинки, и разговор прервался.

«Не иначе, миллионы закончились», – не меняя цинизм на милость, подумала Ангелина.

Спустя некоторое время она получила сообщение, в котором Карл просил ее выйти с ним на связь через Скайп, чтобы иметь удовольствие лицезреть друг друга. Ангелина была не против.

«Как все-таки изменился мир, – свидание теперь не требует ни усилий, ни волнений. Один щелчок «принять вызов», и твоя судьба, возможно, изменится в одно мгновение. Легко впустить человека в свою жизнь и так же легко избавиться от него, всего лишь подтвердив «удаление контакта», – такие философские размышления вихрем пронеслись в голове Ангелины, когда она заметила на экране телефона настойчиво подскакивающую зеленую трубку, оповещавшую, что через секунду она увидит Карла почти вживую. С дисплея на нее смотрел изрядно потрепанный жизнью мужчина со всклоченными волосами и лицом, прорезанным глубокими морщинами. «Это влияние Сибири», – лихорадочно простучало в висках у Ангелины. «Нет, это влияние пятидесяти четырех лет, прожитых бурно и без остатка», – сурово вымолвил внутренний голос. Преодолев желание тут же прервать знакомство, Ангелина кисло произнесла положенные приветствия. Карл, напротив, сильно оживился при виде светлоголовой Ангелины, которая отвечала всем стандартам славянской миловидности.

– О, как замечательно!

– Что замечательно?

– То, что фотография и реальность совпадают. Не хочу никого обижать, но довольно часто женщины выставляют свое фото, сделанное лет пятнадцать назад, а потом удивляются тому, что мужчина не выказывает энтузиазма.

– То есть для мужчины главнее картинки ничего нет?

Ангелина обрадовалась, что у нее появился повод выплеснуть раздражение.

– О, нет, нет, – тут же пошел на попятную Карл, – речь не о внешности, речь, скорее, о доверии. Ведь это обман. Ну, как бы это получше объяснить… Ведь вы не простите мужчине, если он напишет, что живет в собственном доме на берегу океана и ездит по побережью не иначе как на «Бугатти», а окажется, что у него жалкая лачуга в каком-то захолустье, и водит он колымагу, которой сто лет в обед.

Ангелина рассмеялась.

– Нельзя сравнивать невинное желание женщины выглядеть в глазах мужчины привлекательной и сознательный обман, на который идет мужчина, выдавая себя за состоявшегося и успешного.

– В чем же разница, ангел мой?

– В том, что женщина может искренне заблуждаться относительно того, как нещадно обошлось с ней время, – мужчина же, который стыдится своего статуса, признает себя неудачником, да еще и прибавляет к этому обман.

– Ага, значит, когда мужчины хотят понравиться женщине любой ценой, это расценивается как уловка неудачника?

– Ты знаешь, я не готова к долгим философским спорам, Карл. Мне нет дела до мужчин, которые хотят понравиться любой ценой, а женщин я защищала из элементарной женской солидарности.

– Но, Ангелина, для меня это очень важно, ты даже не представляешь, насколько.

– Что именно?

– Насколько ты снисходительно относишься к мужским слабостям.

– Я легко прощаю слабости, – легкомысленно заявила Ангелина, но тут же поспешно добавила, – но не далеко не все.

Карл улыбнулся.

– Очаровательный ответ. Типично женский. Можно я еще кое-что спрошу?

– Мне кажется, на сегодня вопросов было более чем достаточно, – Ангелина изящно ушла от опасности откровенного разговора, к которому она вовсе не была пока готова.

– Хорошо, – согласился Карл. – Тогда ты задай мне какой-нибудь вопрос, который бы привел меня в восторг.

О, значит, даже пропитавшись нефтедолларами, человек все равно по-детски ждет чудес, любви и новых впечатлений…

Заметив, как глаза Ангелины заблестели, Карл с неподдельным интересом ждал продолжения.

– Мы поступим лучше, дорогой Карл. Я буду говорить, а ты подтверждать мои догадки простыми «да» и «нет». Как только я ошибусь, наш разговор закончится.

Лицо Карла расплылось в улыбке, так что его и без того невыразительные глаза превратились в щелки, окруженные бороздками морщин.

– Ангелина, я приеду раньше, чем планировал. Ты настоящая находка.

Не обращая внимания на его восторг, Ангелина произнесла первую догадку:

– У тебя больше, чем один ребенок.

– Да. Сын и дочь. Взрослые.

– Жена тебя бросила.

– Да, хотя я бы предпочел, чтобы ты сформулировала это помягче.

Игнорируя его жалобный тон, она сказала:

– Дети остались с тобой после развода.

– Да.

– Ты свято веришь в то, что воспитал их, хотя большую часть времени с ними сидела няня, иначе не было бы никакой карьеры.

– Да, с ними была няня, но я воспитал их, – неожиданно горячо воскликнул Карл.

– Ты много путешествовал.

– Да, я объездил почти все страны, кроме Южной Африки.

Ангелина вдруг четко услышала, какой вопрос должен быть следующий: «В России ты встретил настоящую любовь?», однако она бы и сама не сумела объяснить, почему не произнесла его. Закрыв на секунду глаза, она увидела разбитое сердце, старательно нарисованное, словно для комикса – а с такими сердцами всегда незадача, потому что нет никакой возможности узнать, мужское оно или женское.

Прогнав наваждение, она скороговоркой вымолвила:

– Ты сказал, что женщина, которую ты выберешь, назовет страну для проживания, и ты без споров согласишься.

– Ты сказала женщина, которую я выберу, а не полюблю. Почему, Ангелина? Почему ты не сказала «полюблю»? Ведь эти слова из совершенно разных историй. И мне неинтересно выбирать. Я прошел через такие испытания, что меня может прельстить только влюбленность, только любовь.

Игнорируя его высокопарные слова, Ангелина подумала, что в первый раз Карл потерял равновесие, когда дело коснулось вопроса о детях, а во второй раз – о любви. Неутешительно…

Она задумчиво кивнула и мечтательно произнесла:

– Красота слов иногда так завораживает… Влюбленность – замок на воротах в страну любви. Есть ли у тебя ключ?

– Мне нет нужды доказывать свои достоинства, – запальчиво ответил Карл. – Они очевидны, моя прекрасная Ангелина.

Ангелина без церемоний пропустила его вспышку мимо ушей.

– Ну что же, я узнала почти все, что хотела. Я выбираю страну, в которой всегда солнце. Пока.

– Нет, не бросай меня, я хочу поговорить еще.

– Я спешу.

Ангелина была под сильным впечатлением от того, что впервые в жизни столкнулась с проявлением собственной интуиции, и хотя это и не коснулось ее напрямую, она почему-то чувствовала, что вопрос, который так явственно услышала и мультяшное сердце, разбитое по замыслу художника, имели огромное значение.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Гоадарай: приключения Ангелины (Алла Чернец, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я