Сектор Мираж (Джо Хорт, 2017)

Какое бы сердце вы предпочли – механическое или настоящее? Иметь пластиковую карточку в кармане или вживленную в руку? Плюсов и минусов много – столько же было и мнений в 2417 году, расколовшем новый мир людей на две половины: мир тех, кто предпочитает не осквернять тело технологическими модификациями, и мир тех, кто предпочитает импланты, улучшающие тело. Бесконечное безмолвное противостояние привело звездный сектор Мираж на порог кризиса во время окончания правящей династии Манг и выборов следующего канцлера сектора. В борьбе за власть сцепились самые влиятельные представители звездного пространства, надеясь урвать себе лакомый кусочек – место во Дворце Собраний. Не останавливаясь ни перед чем и не оглядываясь назад, могущественные правители перетягивают на себя Мираж, готовый вот-вот разорваться на части. Вовлекают в свой конфликт, перерастающий в битву секторальных масштабов, все больше людей, далеких от политических игр, которые просто подвернулись под руку и у которых по иронии судьбы есть силы закрепить Мираж за одной из сторон.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сектор Мираж (Джо Хорт, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть вторая

«Мы быстро освоили сектор Мираж. Лаже несмотря на то что нам пришлось начинать с чистого листа, местная фауна не сопротивлялась новому вмешательству. Многие виды птиц, животных и растений, которые были еще не выжжены ярким солнцем, были травоядными, и им не было дела до людей. Разведка доложила, что в горах, расположенных на западе от нового мегаполиса Мираж, живет племя, возможно, деградирующее. К сожалению, мне и Коннору пришлось отдать приказ очистить горы от расы, так как мы нашли там теплостойкие минералы, из которых можно было построить здания, чтобы защититься от палящего солнца. Это было тяжелое решение. Но люди есть люди, и я считаю, что мы приняли тогда правильное решение, ведь на кону стояло наше выживание как вида.

Разведывая позже фауну, мы выяснили, что место проживания племени, которое мы уничтожили в горах, было одним из немногих, где могли кормиться песочные жуки. Большие существа, с виду напоминающие кузнечиков, богомолов и сороконожек. Мы уничтожили их кормежку, и они выбрали новой кормежкой нас. У них были ходы под всей планетой Мираж. Хитиновые панцири хорошо противостояли нашему вооружению и любому тепловому воздействию, однако плохо уживались с химическим. Вступая в реакцию с нашими реагентами, которые были разложены по всей пустоши, жуки уходили обратно в свои норы, разнося отраву по всем ходам. Я вспоминаю добрые дни на Старой Земле, когда мы так же боролись с тараканами. Насекомые, наверное, и сейчас отлично себя чувствуют на умирающей планете. Жуки ушли на юго-восток, и больше их никто не видел. Мне было тяжело смотреть на то, как уже несколько лет мы нарушаем экологическую цепочку новой планеты и дома. Делаем старые новые ошибки, не заботясь о последствиях. Вся часть пустоши, что была забросана реагентами, превратилась в токсичную пустыню, где невозможно дышать и существовать. Однако в этом и состояла моя с Коннором ноша – принимать тяжелые решения. В 2295 г. мы потеряли связь с Землей. Или лучше уже говорить, со Старой Землей, ведь Мираж стал для меня и многих новый домом. В тот день мы сидели с Коннором за столом навигационного центра и должны были получить сообщение с Земли. Ввиду больших расстояний связь велась раз в две недели. Пока сигнал доходил до Земли, проходило много времени, а потому мы заранее готовили отчет, чтобы отправить максимально информативное послание. В этот день обратного отчета с Земли не было. Не было и через две недели. Воцарилось молчание, и мы начинали понимать, что наступил конец – день, когда мы остались одни, один на один со всем космосом. С этого дня Коннор замкнулся в себе, и я видел, как это осознание одиночества терзает его. Этот день и мне открыл глаза – и я начал творить, создавать разумную цивилизацию с законами и правилами, которую бы позже все с гордостью называли Сектор Мираж.

„Книга Первая: Заселение сектора Мираж“,

2302 год, Хан Квен».

Ход Гердии

Апрель, сектор Гердия, система Зевс, межсекторальная звездная база Близнецы.


Их корабль бесшумно вышел из гиперпространства в систему, соединяющую Гердию и пограничную систему другого сектора. Где-то далеко впереди светилось огромное желтое газовое облако – скопление звезд и космической пыли сектора Мираж.

Завороженно всматриваясь в эти облака, Ромуа наблюдала, как корабль плавно подходит к огромной станции Близнецы. На самом деле станция являлась двумя огромными станциями, соединенными снизу и сверху изогнутыми, словно арки, мостами, состоящими из технических и энергетических помещений и скоростных переходов с одной станции на другую, наполненных воздухом. Между этими же переходами, образующими гигантское кольцо, располагались межсекторальные ворота. Технология колоссальных масштабов, способная вместить до пяти кораблей типа Полис разом. Разгоняющая электромагнитная сила кольца заставляла корабли трещать по швам, перегружала электронику и приносила порой серьезный вред неподготовленным людям. Только специальные корабли, оборудованные серьезной прошивкой из высокопрочных материалов и усиленной защитой электроники, могли проходить сквозь межсекторальные врата, в то время как мелкие корабли порой просто разрывало от сильной перегрузки.

– Мне не хочется это признавать, но тервинн действительно очень помогли всему человечеству, – покачала головой Ромуа, когда к ней подошел Талон. – Только представь, сколько лет понадобилось бы нам, чтобы соорудить подобное.

– Ну, попытки были, – облокотился Талон на поручни у иллюминатора и добавил: – На Старой Земле, как я читал в сохранившихся архивах. Правда, они были настолько маленькими, что могли разогнать лишь небольшие кусочки материи, и то не на такие расстояния.

– Технологии тервинн изменили нашу жизнь.

– А импланты разрушили, – подхватил Талон. – Зачем уродовать свое тело, когда его можно сделать лучше с помощью технологий? Даже самых простых.

Ромуа посмотрела на него, и ей было приятно осознавать, что есть еще один человек, разделяющий её взгляды.

Долетев до шлюза на станцию, корабль плавно вошел в огромный ангар. Шлюз со скрежетом закрылся, за ним закрылась вторая страховочная дверь. Прозвучал сигнал о выравнивании давления и температуры.

– Давление восстановлено, консул! – отрапортовал один из префектов.

– Свободен, – махнула Ромуа рукой, выводя подчиненного из каменной стойки. Затем повернулась к Талону и добавила: – Мы пробудем на Близнецах максимум пару дней. Свяжись с командованием – пусть подготовят межсекторальные врата к завтрашнему дню. Я должна кое с кем встретиться. Охраны не надо.

Развернувшись, Ромуа направилась к выходу из корабля. Ей потребовалось немало усилий, чтобы убедить двух легионеров, работавших как личные телохранители, оставить её в покое. Сейчас ей нужно было как можно меньше внимания, так как она направлялась в другую часть станции – туда, где в основном располагались бары и разные увеселительные заведения. Станция процветала. Мало того, что это была единственная переходная точка в сектор Мираж, через которую летали купцы, так еще и, будучи расположенной в приграничной территории, она часто привлекала людей, не желающих, чтобы их нашли. Именно такого человека сейчас Элиза Ромуа и искала.

Станция представляла собой несколько уровней и имела ромбовидную форму, где с углов каждой стороны ромба шел ускоренный переход в другую часть станции. Большую часть постройки как с одной, так и с другой стороны занимали ускорители для ворот: огромные столбы, мерцающие голубоватым свечением. Тервинн не раскрывали своих технологий, а потому все немного боялись приближаться к неизвестности и старались обойти энергетические отсеки стороной.

«Если бы не тервинн, Гердия бы никогда не связалась с Миражом», – все крутилось у консула в голове, когда она шла по переходу между двумя станциями. Он был полностью застеклен с двух сторон, и было немного страшно ощущать себя как единственного человека в космосе. Конечно, система была довольно крепкая и минимальные повреждения тут же ремонтировались ботами изнутри и снаружи, но, когда Ромуа вышла на самую высшую точку арки, она замерла. Перед ней открылось то самое желтое облако – видимая часть сектора Мираж. Огромное скопление звезд, которые тускло мерцали, подсвечивая это облако белым, красным и желтым цветами. Под ногами у неё был мрак, черный, тихий и совершенно бесконечный.

Внезапно она почувствовала себя очень одиноко.

«Как вы там, мальчишки?» – спросила она у себя в голове, представляя своих детей и то, как они уже несколько недель были без неё на Гипероне. Каждый прыжок от системы к системе занимал несколько суток. Даже тервинн, которые всегда пытались улучшить свои технологии, признали, что более высокой скорости для безопасного перегона им пока что не удалось достичь. А переход между секторами мог занять две недели, а то и месяц, в зависимости от заряда ворот и их плавающего местоположения относительно якорной точки. На секунду Ромуа задумалась, что, наверное, не каждая мать была способна бросить своих детей в секторе. Но она позаботилась, чтобы им предоставили лучшую охрану из личного легиона. Она успокаивала себя, что через полтора года сможет перевезти их сюда и что её отсутствие пойдет на благо семьи. И особенно на благо сектора, который в скором времени обзаведется дополнительными системами, когда она победит на выборах.

Перейдя на другую сторону станции, она сразу отметила, что здесь несколько темнее и в воздухе витал сладковатый привкус трав и напитков. Она была в своем экзокостюме консула, а потому, вступив на другую сторону станции, включила респиратор, выдвинувшийся из боковых пластин у ключицы и сомкнувшийся двумя створками у носа. Надвинув капюшон своей дорожной мантии до самого кончика носа, она пошла в один из центральных баров, откуда разливалось розоватое свечение.

– И почему надо было выбрать именно это место, – пробубнила она себе под нос, вдыхая через респиратор застоявшийся воздух.

Ромуа совершенно не хотела анонсировать своего присутствия. Конечно, её сигнал, который должен был транслировать легат Лазарус, в любом случае оповестил всех пиратов и весь сектор о её отъезде. Но никому не было известно, когда и где она остановится перед Миражом.

В баре на неё не обратили внимания. Тут были люди, тервинн и даже хеллени, которые в Гердии были совершенно единичными случаями.

«Похоже, что не очень-то единичными», – проходя мимо миридийца, окруженного четырьмя бреггами, поежившись, отметила Ромуа. Присев за стойку бара, она заказала себе стакан воды и попыталась найти глазами нужного человека.

– Кто нужен? – гаркнул бармен, здоровый тервинн из лор-дун, прочищая горло.

– Думаю, нужен я, – испугал Ромуа знакомый голос, оказавшийся совсем рядом, хотя она готова была поклясться, что за барной стойкой еще секунду назад никого не было. – Пошли, – поманил ее рукой человек, чье лицо было закрыто встроенным капюшоном экзокостюма, очень напоминающего форму Гердии. Человек шел впереди, не спеша. Каждый его шаг отдавался глухим грузным ударом его легионерских ботинок об пол. Видно было, что человек находится в своей среде. Он источал уверенность и даже не позаботился обернуться, чтобы удостовериться, идет за ним консул или нет. Он как будто знал, что идет.

Они прошли до самого конца бара, где человек открыл незаметную дверь, ведущую на лестницу на второй этаж в дорогую ложу, полностью изолированную от шума и музыки первого помещения. Откинув капюшон, он криво усмехнулся:

– Ай-яй-яй, знать Гердии не умеет скрываться.

– Реус, – сняла респиратор и капюшон Элиза Ромуа, – ты изменился. Борода, татуировки… Вот что происходит с людьми в синдикатах.

– Мне кажется, мне идет борода, – нахмурившись, провел он рукой по щетине, – и прошу, называй меня Рей. Ненавижу эти ваши клички в Легионе. Сделали бы систему попроще, может быть, и остался бы.

– Хорошо, Реус. Давай к делу, – сказала Ромуа и поудобнее уселась в кресло, не обращая внимания на просьбу.

– Так не пойдет, – развел руками Рей, – а как же выпить со старым другом?

– Ты мне не друг. Ты предатель.

– Но я самый лучший предатель, ведь так? – улыбнулся Рей. – Иначе меня бы давно выбросили в космос. Я прав?

– Абсолютно прав, – сложила руки домиком консул, – мне нужны твои услуги.

– Связываться с убийцей, ммм… Я весь внимание! – пододвинулся он ближе к столу, опершись руками на колени.

– Речь пойдет о деле в секторе Мираж. То, что мне от тебя нужно, будет не так-то просто сделать, набери лучший отряд.

– Ты отвлекаешь меня от текущего заказа, и, раз это Мираж, я беру двойную цену, – напомнил Рей консулу.

– Я заплачу тройную, – моментально подхватила Ромуа, распознав огонек алчности и интереса в глазах предателя.

– Серьезно влипла, консул? – усмехнулся он.

– Мне нужно, чтобы ты устроил диверсию в местных корпорациях по производству имплантов. Не тервинн, а только местные, – уточнила Ромуа. – Их производство должно затормозиться, а лучше вообще остановиться. Вина должна лечь на плечи тервинн. Поэтому забудь об использовании оружия Гердии или Миража. Только тервинн. – Закончив, она заметила, что Рей изменился.

– Четвертная цена, – проговорил с каменным лицом Рей, – в ремиях.

– Тройная. Или я пойду искать другого «лучшего предателя», – улыбнулась Элиза, и эта улыбка была слишком полна уверенности, чтобы бывший легат её не заметил. Тогда она засучила рукав мантии и показала свой монитор, откуда небольшим голографическим окном всплыл контракт. – Тройная – и я аннулирую контракт на твою голову. Тебя не будут искать или преследовать, – ровным тоном проговорила она, уверенная в своей ставке. А ставка действительно была слегка заниженная. Многие просили бы куда больше.

– Эти деньги покроют лишь часть расходов. Неужели ты не знаешь, сколько сейчас стоит оборудование тервинн? А их вооружение?

– У тебя наверняка есть запасы. Запроси поставку от местного сброда, или с кем ты там нынче возишься, – отмахнулась пренебрежительно Элиза.

– Чтобы тоже срезали от награды свой процент? – усмешка проскочила по лицу преступника. – Неужели для консула всей Гердии так сложно накинуть еще немного?

– Контракт – достаточная плата за данную работу. Это подлинник. После его уничтожения ты сможешь вернуться в центральную Гердию и даже вступить в легион, если захочешь. – Она свернула контракт на мониторе. – Если у тебя не будет имплантов, разумеется.

После долгой паузы Рей сдался и кивнул, и Ромуа облегченно вздохнула, так как другого такого обученного бойца, пускай и бывшего легата, у неё не было. Ставка сыграла.

* * *

Он вышел из бара с кривой ухмылкой на лице. Ухмылкой отчаявшегося, загнанного в угол человека. Рею действительно больше ничего не оставалось, как согласиться на требования. Любой из синдиката сразу же согласился бы на получение контракта назад, чтобы свободно передвигаться в Гердии, не опасаясь проверок на воротах и дронов, которым приказано обезвреживать преступников класса S любыми способами.

Он был именно таким. Преступником, дезертиром класса S, бывшим легатом Звездного Легиона Гердии. Натренированным командовать и убивать. На правом выбритом виске у него красовался маленький шрам в виде буквы S, оставленный легионерами, когда они пленили человека на Мобиусе. Молодой легат пошел против власти и присоединился к повстанцам, которые вскоре присоединились к уже имеющимся группировкам сопротивления, формирующим синдикаты на пограничных системах сектора.

Теперь он был не главнокомандующим, а простым наемником, убийцей класса S. Их боялись, на них охотились, их нанимали. Накинув свой капюшон, он побрел в зал ожидания рядом с ангаром, где его уже ждала его команда. Рей и не думал задерживаться на этой станции долго. Всего лишь быстрый перевалочный пункт перед поездкой в сектор Мираж, где от имени синдиката местные банды орудовали на Арке. Сейчас же его путь несколько изменился. Намечалось что-то интересное. Контракт маячил перед его глазами, как морковка перед голодной лошадью.

– Как прошло? – вышел навстречу ему человек на голову выше и в полтора раза шире. Короткая стрижка придавала его голове какую-то квадратность, а глубокий шрам на щеке сразу говорил, что с этим человеком лучше не иметь общих дел.

– Тройная оплата, Ман, – решил не упоминать про свой контракт Рей и улыбнулся, – работенка от самого консула Гердии.

– И чего же ей понадобилось? – присвистнул Нилл, другой человек, сидящий на лестнице для входа в ангар.

– Взорвать кое-что в системе Мираж. Ничего сложного из того, что я узнал. Мы и не такое делали, – ответил Рей.

– Гердия надумала играть грязно перед выборами, – криво усмехнулся Мартилиан, или Ман, как его называли друзья. – И какие же условия предоставила нам консул?

– Надо подставить тервинн. Пользуемся только их оружием.

– Ненавижу тервинн, – сплюнул Ман, – хорошо, что хоть до Гердии пока особо не добрались. Не просто будет выставить нашу работу за их.

– Поэтому и тройная оплата, – кивнул Рей, маня рукой команду за собой. Они вошли в коридор, соединяющий разные ангары станции и тянувшийся так далеко, что конец еле-еле можно было разглядеть с противоположного края. Их корабль располагался в одном из крайних ангаров, а потому пройти пришлось добрые полчаса.

– Рей, я все-таки не понимаю, как тебе удается сохранить дружеские отношения с этой стервой, – развел руками Нилл. – Она же тебя и в тюрьму запрятала, и клеймила, и целых десять ребят твоего отряда отправила в космос.

– Не она же лично, – тихо ответил бывший легат, – власть и полномочия заставили её так поступить. Мы с Ромуа всегда были в хороших отношениях. А вот её сенатор меня никогда не любил.

– Это тот, лысый? – осклабился Ман. – Мне он тоже не нравится. Надеюсь, это не его план, и он не подставит нас.

– Какая разница, чей план, если тебе заплатят втрое? – хохотнул Рей, представляя в голове невиданную ранее сумму ремий. На эту сумму – даже на её четвертую часть – он мог позволить себе жить несколько лет, не вылетая в космос на задания. Что же могло быть такого важного в этом подрыве, что хотела Ромуа? Быть может, там есть что-то еще более ценное, нежели эта работенка? Тогда стоило присматриваться к окружению и новостям Миража повнимательнее, дабы не упустить выгоду, рассуждал про себя Рей, двигая к кораблю типа Джиантоу, который чаще всего был у торговцев сектора Мираж и был предназначен для межсекторальных прыжков.

Дойдя до своего ангара, он вызвал на своем ручном мониторе мостик:

– Мы пришли, открывай шлюз.

Боковая панель корабля разъехалась в сторону двухслойными дверями, выпуская наружу ужасный смрад.

– ЧТО это такое?! – завопили Ман и Нилл в один голос, включая респираторы.

– Шиирв? – Легионерские ботинки клацнули по железному настилу корабля. – Что это за вонь? – От смрада Рею пришлось даже включить модуль защиты глаз.

Издалека послышались шаги, и в небольшом помещении при входе на корабль появился брегг небольшого роста. Коричневое существо схватилось четырьмя руками за голову и начало нервно что-то бормотать на непонятном языке. Затем уставилось на Рея, и его единственный глаз раскрылся то ли в испуге, то ли в догадке. Существо остановилось и принялось торопливо объяснять что-то Рею, сильно жестикулируя руками.

– … забыли выкинуть. Мы, брегги, не чувствуем запахов, – разобрал Рей последние слова Шиирва, успев включить модуль звукового декодера.

Повисла неловкая пауза. Внезапно Рей повернулся к своим друзьям и в голос рассмеялся:

– Мы забыли выкинуть в космос оставшегося жмурика.

– Я думал, Ман этим займется, – нахмурился Нилл, но не смог сдержать улыбки.

– А я думал ты, идиот, – осмотрелся по сторонам Мартилиан и посмотрел на брегга. – Ну и где он, коротышка?

Шиирв поманил рукой Мана и отвел его в отсек, предназначенный для груза корабля. Там на полу, прямо посередине, лежало тело в луже собственной крови, успевшей высохнуть и покрыться толстым слоем коричневой корки.

– Зачем мы держим этого брегга, если он даже убрать все это толком не может? – обратился Ман к Рею.

Бывший легат покачал головой. Брегг был отличным механиком. В отличие от многих бреггов, этот мог настраивать свои псионические возможности на частоту любого механизма и корабля и сразу же понимал, где неполадки.

– А зачем мы держим твоего друга Нилла? – спросил в ответ бывший легат.

– Эй! Да я первоклассный пилот и врач к тому же. Как это зачем? – обиделся Нилл и продолжил после паузы: – Ладно, выкинем его по дороге. Что с лужей делать будем? Нас так в Мираже никуда не пустят.

– Мы могли бы не пустить их на корабль, – начал рассуждать Ман и получил неодобрительный взгляд от Рея.

– Нам нельзя светиться раньше времени. Ман, помоги Шиирву с уборкой, я и Нилл отладим координаты.

По недовольному взгляду Мартилиана было сразу видно, что идея ему не понравилась, однако он ни черта не разбирался в пилотировании кораблей, а потому должен был лишь безвольно согласиться. Бреггу это тоже не очень понравилось, но из-за своей рабской природы он лишь прошипел на общем языке «Хозяин» и пошел доставать тряпки.

Удовлетворенно кивнув, Рей направился к мостику, по пути протирая мелкие пятна крови, оставленные защитником, когда Рей всадил ему пулю в живот.

– В следующий раз, Нилл, скажи, что захватывать корабль с кинетическим оружием – плохая идея. Надо прикупить тепловых пушек тервинн или хотя бы лазерных, они тоже у тервинн популярны.

– Так ведь миражийцы почти все защищены от их воздействия, – непонимающе развел руками Нилл, – у них все корабли в термопластинах.

– Зато не оставим крови и дырок в обшивке, – широко улыбнулся Рей, выковыривая пальцем из стены пятачок, в который превратилась пуля, прошедшая навылет.

Двери ангара бесшумно открылись, выпуская струю воздуха в голодный космос. Четыре мелких движка, расположенных на днище корабля, загудели, и корабль лениво оторвался от земли, покачиваясь в разные стороны. Затем подключились две огромные главные турбины по бокам, вытолкнувшие корабль из ангара, и он беззвучно поплыл в пространстве.

Корабль типа Джиантоу был очень похож на стрелу – отсюда и взялось его название. Трехпалубный торговый корабль класса Стрела славился своей маневренностью и скоростью среди контрабандистов и курьеров. Для своего небольшого размера и внутреннего грузового отделения он был оснащен движками кораблей-перехватчиков, что давало ему преимущество в скорости. В носовом отсеке располагались запасные батареи, используемые при включении щитов и подачи дополнительной мощности на модули и движки. Далее следовал командный отсек, занимавший две верхние палубы корабля, после которых располагался основной энерготопливный отдел с механизмом для гиперпрыжков: огромной катушкой, внутри которой тускло мерцала какая-то синеватая жидкость. После был переход в грузовой отдел, который можно было модифицировать и совместить с хвостовым отделом, где располагалось три дрона. Основные движки корабля располагались чуть ближе к хвосту, аккурат у механизма гиперпрыжков, опускаясь на две трети ниже конца корпуса. Прошивка корабля позволяла ему совершать межсекторальные скачки, однако во время них корабль был практически на пределе. Это был большой минус Джиантоу: никогда не знаешь, развалится он в момент сильной перегрузки или нет.

– Рей, все готово для прыжка, – закончил настраивать Нилл аппаратуру корабля, выставляя курс на сектор Мираж. – Надеюсь, не развалимся.

– Не должны.

– Значит, система Мираж? – вздохнул Нилл. – Давно я там не был.

– В этой дыре ничего не поменялось, поверь, – похлопал Рей по плечу товарища, – все оружие купим там на месте. Мне подкинули имена пары торговцев, которые с радостью продадут нам пару игрушек тервинн.

Тем временем корабль уже подлетел к огромному кольцу, которое начало медленно вращаться, создавая небольшие, слегка заметные волны ряби в пространстве перед собой. Кольцо все увеличивало темп и спустя несколько долгих минут уже вовсю крутилось, создавая огромную воронку, в центре которой реальность была настолько искривлена в энергетическом шаре, что отражались сразу две станции.

– Двигатели в состояние гиперпрыжка, Нилл, – скомандовал Рей и услышал, как заревел механизм в хвостовом отсеке.

Корабль резко дернулся и поплыл в сторону воронки. Чем ближе он приближался, тем сильнее ощущалась вибрация по всем стенкам и полу.

Развивая скорость, корабль продолжал плыть в сторону открывающейся воронки, которая мерцала и двигалась в пространстве, искажаясь волнами, разносящимися от стенок кольца.

– Двигатели готовы, – через несколько секунд после запуска сказал Нилл и после одобряющего взгляда Рея толкнул рычаг гиперпрыжка от себя.

Корабль резко рванул вперед в светящуюся воронку, которая без единого звука поглотила небольшой кораблик и захлопнулась за ним. Корабль словно выкинуло в огромный извивающийся коридор, переливающийся различными кислотными узорами и линиями. Обшивка корабля тряслась, но уверенно держала перегрузку.

– Давно не летал между секторами, – пришел из грузового отсека Ман, – забыл уже про эти психоделические разводы. Знал я одних торчков, которые украли мелкий звездолет и кайфовали с узоров в гиперпрыжке.

– И что с ними стало? – Нилла, как всегда, раздирало любопытство.

– Заездили корабль, он и развалился от перегрузки, – изобразил в воздухе взрыв Ман, – где-то в космосе теперь летают. А нам долго лететь? – переключил тему разговора он.

– Около недели, может, чуть меньше. Зависит от длины канала, созданного кольцом, – отозвался Рей, – поэтому устраивайся поудобнее.

– И почему тервинн не придумают чего-нибудь побыстрее? – вздохнул Нилл. – Целая неделя…

– Скажи спасибо, что вообще можем летать, – кинул через плечо Ман и направился в спальный отсек со стасис-камерами. – Разбудите, как прилетим.

– Ты слышал его, Шиирв? – кивнул Рей в сторону брегга и тоже отправился к камерам.

– Извини, – тоже подмигнул бреггу Нилл и последовал за своими друзьями.

* * *

Апрель, сектор Мираж, система Мираж, южный район уваи.


Джин проснулся рано утром. Спрыгнув с кровати, находившейся вторым ярусом над комнатой, он, не завтракая, включил основной монитор, который состоял из больших зеркальных полупрозрачных квадратов на одной из стен его небольшого жилья. Стена из квадратов засветилась, выдавая изображение.

– Ни одного приглашения, – огорченно ударил рукой по столу Джин. Оставалось только идти к Таилу. Он не хотел такого поворота событий. Почему-то казалось, что правильным решением было бы подождать еще предложений или хотя бы попробовать устроиться в мегаполис Ферра, еще один крупный центр на планете к югу от мегаполиса Мираж.

В не самом лучшем расположении духа он сел за небольшой столик, выдвигающийся из стенки его квартиры. На Мираже еда особо не отличалась разнообразностью. Синтезированный белок в виде белой прозрачной каши, фрукты и немного выпечки. Из-за климата Миража фрукты считались одним из самых дорогих продуктов. Их выращивали исключительно у оазисов, где устанавливалось температурное регулирование в виде огромных стеклянных колпаков, закрывающих весь оазис целиком. Такие фруктовые сады тщательно охранялись правительством, и любого, кто проникал под купол без разрешения, ждала несладкая участь.

Нужно было двигаться к Таилу. Выйдя из своего дома, он раскрутил небольшой клочок карты, на которой в баре Таил нарисовал самый безопасный путь до второго южного уровня уваи.

– Он же находится на пересечении с районом тервинн! – вгляделся в отметку Джин. – Еще и с мертвой зоной под боком.

Повернув направо, он пошел по тоннелю-улице в южно-восточном направлении. Чем дальше он уходил, тем сильнее чувствовалось влияние тервинн. Хотя районы и были разделены на некоторые условные зоны, это не мешало миражийцу обустраивать свой магазин по подобию тервиннского. На Мираже существовал целый культ поклонников тервинн. Ходили слухи, что у поклонников, кто находился в высоких рангах среди техов, от человеческого остались только кожа, волосы и разум, а все остальные части тела были заменены на импланты. Конечно, это были только легенды, ведь все знали, что от такого количества имплантов все техи должны были давно умереть от Песочной Язвы.

Добравшись до пересечения миражийской зоны с тервиннской, Джин притормозил. Он тоже слегка восхищался тервинн, хотя и старался не показывать этого. Переход между зонами на третьем уровне был выполнен в виде большой продолговатой арки, сквозь которую могли пролететь боты-защитники и глайдеры. С обеих сторон парили боты-наблюдатели, их камеры пристально следили за каждым движением Джина, когда тот проходил сквозь ворота.

Тервиннская сторона третьего уровня тоже выглядела бедно. По углам закоулков валялся мусор, темные лестницы уходили вниз на нижние уровни уваи, а тервиннцы, бродившие по третьему уровню, казались какими-то угнетенными. Проходя мимо одного из магазинов, торгующих деталями для имплантов, Джин подумал, что только очень отчаянным тервинн придет в голову переезжать на Мираж. Возможно, им обещали лучшую жизнь, чем в родном секторе, а может, их заставили переехать, он не знал. Мало кто вообще знал, что происходит в системе Корисса, потому что тервинн не любили распространяться о своей старой жизни. Всю жизнь на Мираже они называли новой.

– Что ты тут забыл, чистый? – старая корвийка крикнула Джину из небольшого окна своего магазина. Ему стало не по себе. Он знал, что тервинн не любят тех, кто отказывался от имплантов. А из-за того, что у него не было денег на сносные импланты, а были лишь звуковой декодер и монитор старого поколения, его часто считали гердийцем.

Не обращая внимания на комментарий, он прошел по немного закругленной улице примерно до её середины, где нашел лестницу, ведущую на второй уровень. На втором уровне он бывал всего лишь несколько раз, в один из которых его ограбили и хотели распродать его органы, но Син и Таил вовремя вмешались.

Глубоко вдохнув, он ступил на лестницу, ведущую в темный коридор.

Ступенек было очень много – создавалось такое ощущение, что второй уровень находился где-то в аду. Но поскольку денег на скоростной лифт у него не было, а на общественный вечно стояла громадная очередь, он предпочитал спускаться и подниматься пешком.

– А где же тогда находится первый? – пробубнил себе под нос Джин, недовольно протирая глаза от песка, который надувало на нижние уровни из-за стен мегаполиса.

Второй уровень очень отличался от остальных верхних. Здесь было много песка, занесенного из разных щелей стен мегаполиса. Здесь было очень темно. Освещение, которое, по сути, являлось аварийным, мерцало красным и зеленым светом, придавая железным коридорам зловещий оттенок. Неоновые вывески, которые были тут в особом изобилии, тоже подкрашивали улицу в разные тона. Игорные заведения не самого хорошего качества, бары, притоны, еще бары – были основным наполнением второго уровня. Из-за того, что сектор принадлежал тервинн, все вывески и знаки были исключительно на их языке.

Комок застрял в горле у человека, а нервы мешали сосредоточиться и идти, не сбивая темпа.

«Пятый ряд, направо, затем прямо и еще раз направо до десятого», – повторял себе в голове Джин, не рискуя терять бдительность и рассматривать карту. Десятая улица была последней перед переходом в бедный жилой район, наполовину уничтоженный реагентами при Заселении. Конечно, на второй уровень реагенты влияли в меньшей степени, но и здесь чувствовался едкий запах, заставляющий чихать и сильно кашлять.

Свернув в переулок, наполненный песком, запчастями, мусором и одним тервинн, не то спящим, не то мертвым, Джин вывернул на десятую улицу, тянувшуюся по гигантской дуге аж до богатого района.

Лавка Таила находилась около ворот в бедный район. Небольшая дверь, длинный коридор, уводящий внутрь здания, где была расположена квартира Таила, и скромная лестница на второй этаж, на котором располагалась сама мастерская.

– Джин! – показался Таил на втором этаже. – Проходи, проходи, брат.

– Значит, вот как тут все, – проговорил Джин, осматриваясь по сторонам.

– Хорошо добрался? Сегодня на втором уровне неспокойно.

Джин кивнул.

– Послушай, – продолжил Таил, – я понимаю, что это не совсем та работа, на которую ты рассчитывал, и если у тебя есть предложения от других компаний, то я пойму, друг. Здесь, конечно, все проще. Будешь искать мне клиентов, помогать со сборкой разного оборудования и его продажей. Подойдет?

– Спрашиваешь, – усмехнулся Джин, – в любом случае, мне так и не прислали ни одного приглашения за последний месяц, поэтому считай, что я с тобой надолго.

– Сожалею, – развел руками Таил, – но я думаю, что у моего бизнеса есть шанс. Так что, поможешь превратить его в корпорацию? – похлопал он по плечу Джина.

– Корпорацию? Мы не переплюнем Велай Дишу, или Тервинн-тек, или Хоркул. А есть же еще и мелкие компании вроде твоей, они тоже не стоят на месте.

– Ну, у меня есть свои секреты, – подмигнул Таил. – Ты ведь знаешь, что я наполовину иллен?

– Ну?

– «Ну?» Это твоя реакция? – гордо поднял голову он в ответ. – Я недавно понял, что тоже псионик.

– А вот это уже интереснее, – оперся Джин на угол стола, – читаешь мысли?

– Иногда, – кивнул Таил, – время от времени я понимаю, о чем думает человек. Пока плохо понимаю, как это работает, но вот, например, ты сейчас думаешь… о работе и о том, что это нечестно. Нечестно?

– Эй! Мои мысли читать – это нечестно, – скрестил руки на груди Джин, – но это верно. Если кто-то узнает, что ты псионик, тебя закроют на нижнем уровне, а бизнес отнимут. И меня еще приплетут.

– Успокойся, – улыбнулся собеседник, – никто, кроме тебя, Кирры и Син, не знает, что я на половину иллен. В этом моё преимущество, ведь так? Никто не узнает. Да и никому нет дела до отбросов на втором уровне уваи.

– А как ты объяснишь, что будешь угадывать мысли конкурентов? – с сомнением в голосе поинтересовался Джин. Ему эта идея совершенно не нравилась. И пускай Таил и получает преимущество, он совершенно не хотел из-за этого преимущества влипнуть в какую-нибудь неприятность.

– Просто знание бизнеса и чутьё, брат. Так ты в деле?

– Ладно, в деле, – кивнул Джин и попытался себя убедить, что так будет лучше. Ведь, с другой стороны, они будут заниматься благим делом, пускай и немного обманывая. Но ведь за это будут платить большие деньги. А что может быть лучше, чем помогать за деньги? Он улыбнулся.

* * *

Джин работал у него уже десяток дней, и Таилу все больше нравилась идея позвать друга к себе. Он видел, как тот старался и постоянно рвался выполнить много заказов одновременно. Ему это явно нравилось, особенно когда хорошо платили.

Он и не подозревал, что собирает не просто технические приборы, а настоящее вооружение, весь инвентарь черного рынка. Все дело в том, что Таил модифицировал и совмещал те детали, которые подготавливал Джин, получая грозное оружие.

Последнее время тервиннское вооружение получило гигантский спрос. Раса научилась изготавливать тихие катушки для своих тепловых пушек. Раньше стрельбу было слышно за несколько кварталов, теперь же катушки – уменьшенная версия тех, что тервинн вставляют в механизмы гиперпрыжков – начинали тихо шелестеть, а когда пусковой курок активировался, заряд передавался в продолговатую капсулу-проводник, которая вылетала из ствола, начиненная большим количеством энергии. Теперь весь звук при передаче энергии тоже глушился специальными канальцами внутри пушки, делая оружие наилучшим вариантом в городских условиях.

Таил прошелся по комнате, рассматривая свою новую модификацию. Сегодня ему предстояло продать её на первом уровне одному богатому тервинн. Повертев в руках штуковину, которая позволяла размягчать любую материю путем испускания коротких, но частых звуковых волн, он спустился на первый этаж своей мастерской.

– Таил, я уже закончил, – подскочил Джин с небольшим механизмом в руке, – есть что-нибудь еще?

Таил не успел придумать задание своему другу, когда в дверь кто-то постучал. Пытаясь скрыть удивление, Таил подошел к двери. Никому не была назначена встреча в столь ранний час, но за мутной стеклянной дверью точно было два больших силуэта, похожих на человеческие.

– Еще закрыто, брат, – активировал переговорное устройство на своём мониторе Таил, – через пару часов.

Силуэты за дверью немного зашевелились, а затем один из них пропал. Таилу повезло, что Джин успел сообразить и легонько потянул за плечо своего друга, вынуждая того сделать несколько шагов назад и в сторону. В следующую секунду дверь просто влетела внутрь со звонким треском, падая на пол и крошась в мелкие осколки. Ботинок, вытолкнувший дверь из петель, опустился. Хватило лишь краткого взгляда на ботинок, чтобы понять, что это был ботинок легионера. Гердийские технологии по оснащению армии нельзя было спутать ни с чем. Огромный ботинок, крепящийся на ногу и усиливающий каждое движение плавными гидравлическими поршнями. Снизу на таких ботинках были расположены небольшие гравипластины, которые могли изменять силу магнитного поля как в одну, так и в другую сторону.

Форма людей была не легионерская. Один из них носил поверх боевого экзокостюма, популярного среди наемников, коричневый плащ с отодранными рукавами.

– Это он, Рей? – громила в плаще повернулся ко второму, более щуплому относительно великана.

– Таил Сивелл? – вышел вперед бородатый наемник с выбритыми висками. Таил медленно кивнул, быстро прикидывая, что можно предпринять.

«Оружие на втором этаже во втором ящике. Отвлечь громилу, убежать от бородатого, – крутилось у него в голове. – Нет, лучше попробую добежать до хранилища запчастей. Дверь должна выдержать». Никто не знал, что предпринять, секунды, казалось, растянулись, и пауза неловко затянулась. Внезапно он понял, что сделать вполне реально. Сосредоточившись на громиле, он попытался использовать свои способности, чтобы проникнуть в его разум.

– Не смей лезть ко мне в голову, сраный иллен! – сделал несколько широких шагов громила и одним ударом повалил Таила на пол. Щеку обожгло, а челюсть, похоже, хрустнула. Краем глаза Таил заметил, что Джин что-то перебирает в руке – это была небольшая отвертка. Но не успел он ею воспользоваться, как второй наемник, именовавший себя Реем, одним резким скачком оказался около него и, вывернув Джину руки, вырвал отвертку.

– Говорил же я, не надо выбивать дверь, даже если это и весело, – поморщился Рей, – они теперь нам не доверяют. Посмотри на них, Ман.

– Все миражийцы трусливые крысы, – усмехнулся Ман, играя мышцами, – хуже только тервинн.

– Ладно, – кивнул Рей, медленно положив отвертку на стол, – думаю, стоит начать еще раз. Моё имя Рей, и у меня к вам есть очень интересное предложение, – произнес он, после чего стал ходить вокруг застывших, словно вкопанные, Джина и Таила. – Одна птичка нашептала мне, что здесь можно купить много интересных вещей. Тервиннских вещей.

– Понимаешь, о чем мы? – ткнул Ман Таила.

Последний заволновался. Он не хотел привлекать Джина к темной стороне своего дела.

– Таил, ты правда этим занимаешься? – неуверенно спросил Джин, не смея дернуться.

– Ответь своему другу, – кивнул Рей.

– Да, он прав, – сокрушенно опустил голову Таил. Ему стало не по себе, когда он увидел тень презрения на лице своего приятеля. Не скрывая удивления, Джин уставился на Таила, ожидая хоть какого-то объяснения, но так и не дождался. Вместо этого тот повернул голову к Рею, который так и стоял в проходе, а затем спросил: – Что вам нужно?

– Другое дело! – похлопал его по спине Ман и пошел вглубь мастерской.

– Тервиннское новейшее вооружение. Не маркированное. Четыре пушки и термальная бомба двойного действия. – Рей вошел в комнату, обогнул Джина и сел в одно из свободных кресел напротив небольшого окна.

– Бомба? – громко проглотил комок в горле Джин. Таил видел, что парнишка очень волнуется и еле сдерживается на месте, чтобы не дать деру. – Это для миражийцев?

– Тервинн, – поправил его Рей и после паузы добавил, – он много интересуется, Ман. Завалишь его?

– А почему бы и нет, – отозвался Ман из соседней комнаты, шаря по холодильнику с едой.

– Не… не надо меня валить, – затрясся Джин. В его глазах нарастала паника, и Таил очень боялся, как бы парнишка не выкинул чего-нибудь непредсказуемого. – Не надо меня валить, не надо меня валить, – повторял он одну и ту же фразу.

– Он ненавидит тервинн, – попытался исправить положение Таил, – и город знает. Может вам пригодиться.

– Да, в этом есть смысл, – сложил пальцы домиком Рей. – А ты, парень, что скажешь? Чем ты полезен? Нравится тебе By Манг?

– Я… да… то есть нет, нет! – выпалил, запинаясь, Джин, – жирный параноик. Если бы я мог, я бы…

– Ясно, ясно, – перебил его Рей, напуская на лицо веселый вид. – Ладно, пользы от тебя живого все равно больше, чем от мертвого. Отпустить я тебя не могу – слишком много знаешь, но и убить не могу. Поэтому будешь с нами, расскажешь про город и уязвимые места. Хочешь ведь изменить Мираж?

Джин неуверенно кивнул.

– У него разве есть выбор? – пробубнил Таил себе под нос, понимая, что волей-неволей все равно втянул Джина в какую-то непонятную и очень опасную историю.

– Конечно нет, – рассмеялся Рей и подошел к Таилу на расстояние вытянутой руки. – У тебя тоже нет, – добавил он очень тихо, так, что только Таил мог его расслышать. Затем он встал перед ними и, разведя руками, произнес: – Ну что, партнеры? Начнем делать дело?

– Об оплате, я думаю, мне лучше не напоминать? – опустил плечи Таил, вспоминая, где ключ от подвала, где хранились все последние разработки.

– С нас, разумеется, нет, это же по дружбе, – согласился Рей, будто это само собой разумеющееся, – но будь уверен, я сообщу о тебе своим друзьям в секторе. Дела у тебя пойдут в гору.

Таил засомневался. Куда бы он ни лез, не было видно конца либо он был настолько темный и невообразимый, что думать о нем совершенно не хотелось.

«С другой стороны, новые клиенты помогут бизнесу», – пронеслась в голове успокаивающая мысль. Он был готов продавать оружие людям, пока ему платили. А с его способностями к телепатии, о которых мало кто знал, можно было попробовать склонить клиентов на свою сторону и еще больше расширить сеть. Задумавшись о перспективах, он усмехнулся: «И когда я начал ценить деньги больше, чем собственную жизнь?»

Подойдя к тайному подвалу, он открыл его. Дверь медленно зашипела и поехала в сторону.

– О, брегги! – ахнул Джин, когда перед ними показалась целая новая мастерская по созданию тяжелого и легкого вооружения, где в поте лица, по иронии, работала целая команда бреггов.

* * *

Апрель, сектор Гердия, орбитальная станция Гиперон-альфа.


Он стоял неподвижно. Руки за спиной, подбородок высоко вздернут. Двигались одни лишь глаза, рассматривая новоприбывших.

– Легат Велорий Гарр, легат Маркел Заллия, трибун Рина Дракк! – сухо поприветствовал он всех, все еще не шевелясь. – Самые доверенные мои друзья и отныне подчиненные, – позволил он себе небольшую улыбку.

Троица немного смутилась, но каждый коротко кивнул в ответ, а Гарр добавил:

– Зачем мы здесь собрались… консул?

– Ромуа покинула сектор, и вы это знаете, – начал издалека Лазарь, – теперь я полноправный консул Гердии. Конечно же, я могу собрать своих главных военачальников и доверенных лиц, – посмотрел он в глаза Рине.

После этого Лазарь позволил себе немного расслабиться, выпрямился и подошел к троице на расстояние вытянутой руки. Немного подождав, он вызвал бота, который тут же раскрыл перед четырьмя карту Гердии огромной голограммой, повисшей в воздухе голубым мерцающим облаком.

Некоторые системы были отмечены красным, в основном далекие точки. На пограничных рубежах все было истыкано мелкими красными и желтыми точками, и были два крупных красных круга на основных системах помимо Гиперона.

– Это враждебная активность, – пояснил Лазарь, – тут отмечены попытки враждебной активности – желтым – и столкновения и попытки открытого сопротивления – красным.

– Консул Лазарус, – обратился к нему Маркел, – при всем уважении, но почему Морбул и Мобиус также подпадают под маркировку? Насколько мне известно, ключевые системы преданы консулу и никогда не показывали враждебной активности.

– Преданы Ромуа, – догадалась трибун, – но не Лазарусу.

– Верно, – кивнул Лазарь. – Несколько недель назад, после назначения меня на пост консула, со мной вышел на связь мой бывший легат, наш друг – Арвий Ааран. Он отказался признавать во мне консула и поднял восстание в секторе Морбул. Мобиус склонен поддержать его. Так сообщают источники. По словам моих шпионов, он отправил всех несогласных в космическую тюрьму в астероидных облаках Морбула и начал укреплять свои позиции на границах системы.

– Не узнаю старину Арвия, – почесал затылок Маркел, – он бы не пошел против сектора. Наоборот, он всегда видел целью процветание Гердии.

– Значит, ты его плохо знал, – зло усмехнулась Рина.

Новоиспеченный консул ткнул пальцем в небольшие точки рядом с Гипероном, обозначающие колонии на астероидах, а далее провел пальцем по мелким системам, пока не добрался до Морбула.

– Это наша конечная цель, – прокомментировал он. – Я знаю, друзья, это тяжело – идти против своего народа. Ромуа не предполагала, что за её спиной столько недовольных. Я обещал ей, что сохраню мир и стабильность в секторе.

– Нельзя ли попробовать провести переговоры? – скрестил руки на груди легат Гарр. – Сектор и так пережил много битв за последние декады, зачем проливать еще больше крови? Считаю неразумным развязывать войну. Элизы Ромуа нет всего несколько месяцев, и в секторе начнется кровопролитие? Это плохо скажется на репутации нового консула.

Все замолчали, продумывая варианты возможных переговоров. Первым нарушил молчание Маркел Заллия:

– Я согласен с Велорием: переговоры – вот что нам нужно. Чем меньше крови мы прольем, тем быстрее мы установим мир, и, быть может, удастся договориться с Морбулом и Арвием. В конце концов, он наш друг, я вместе с ним заканчивал академию. Думаю, переговоры сейчас самый эффективный и менее затратный вариант.

– Велорий, Маркел, – взяла слово трибун Рина Дракк, ответственная за крыло легиона, занимающееся скрытыми операциями и шпионажем, – консул Лазарус уже отдавал мне приказ попробовать наладить контакт с местными колониями. Ни один из моих доверенных не вернулся назад. Между тем уровень благосостояния Гиперона падает, колонии отказываются присылать ресурсы. Уже целый месяц Гиперон живет на внутренних запасах еды. Конечно, наша система может прожить долгие годы, но что насчет других систем и колоний? Голод подтолкнет их к мятежу.

– Не подтолкнет, если мы договоримся, – покачал головой Маркел. – Вечно ты, Рина, хочешь пострелять. Вас не учили эффективной борьбе?

– Нет человека – нет проблем, вот чему нас учили, – парировала женщина, скрестив руки на груди.

– Нельзя просто взять и начать убивать людей! – стал выходить из себя Маркел и хотел было сказать что-то еще, но его оборвал Велорий Гарр.

– Консул, каковы их требования? – нахмурился он.

– Провести законные выборы консула, дать больше власти автономным системам и колониям. Я ухожу обратно на пост легата.

– Странные требования, – задумался Велорий. – Арвий Ааран тоже не подходит под роль консула Гердии. Кого они хотят выставить в качестве претендента?

– У нас нет такой информации, – развел руками Лазарь.

– У нас и так республика! Зачем им больше власти? – всплеснул руками Маркел.

– Возможно, в этом замешаны синдикаты. Республика на пороге хаоса, – свернул карту Лазарь, – и для восстановления порядка мне нужна ваша помощь, помощь моих друзей.

– Лазарус, мы с тобой вместе поступали в легион, – усмехнулся Маркел, – можешь на меня рассчитывать. Но нельзя все-таки попробовать решить дело миром?

Консул не смог дать ответ на этот вопрос.

– На нас тоже рассчитывай, – в один голос добавили Велорий и Рина, слегка помедлив.

Лазарь улыбнулся. Он думал, это будет куда сложнее: убедить тех, с кем у него были разногласия в прошлом. Но, похоже, угроза для республики объединяла всех, стирая старые обиды.

Распустив совет, он направился к своему кораблю, покоящемуся в одном из ангаров Гиперон-альфа. Вернее, там стоял шаттл, способный отвезти людей на корабль, который по своим меркам никак не мог влезть на орбитальную станцию. Огромный космический корабль класса колоссус – это были самые огромные корабли, известные во всех секторах. Их огневая мощь была настолько велика, что использовать разом все орудия можно было лишь при полной подзарядке всех батарей и с использованием энергии катушек для гиперпрыжка. В отличие от кораблей тервинн или миражийцев, колоссус Гердии выглядел довольно невзрачно. В Гердии использовали только свои технологии и материалы, и корабль был похож на многопалубный вытянутый прямоугольнике небольшим, как у пеликана, клювом, отвисшим вниз, и широкой задней частью, в некоторых местах сильно вдавленной внутрь. Корабль был настолько большой, что для его обслуживания требовалось по меньшей мере три сотни человек персонала. В углублениях по бокам и сверху располагались отсеки с боевыми дронами, являющимися основным отличием данного корабля от кораблей других рас. Упакованный тремя сотнями боевых дронов, корабль получил название «Улей» за расположение отсеков боевых машин сотами, как у пчел.

Долетев до гиганта, Лазарь еще раз восхитился творением Гердии. Это был один из пяти колоссусов сектора. Еще два были отданы доверенным легатам Лазаря, один был разрушен в ходе крупного восстания на Морбуле, а последний сейчас находился во власти Арвия Аарана, преступника и предателя.

Стиснув кулаки, Лазарь пообещал себе, что лично выбросит его в открытый космос из мусорного отсека колоссуса.

Пройдя в корабле до лифтовой шахты, он начал медленно подниматься вверх, к командной рубке на девятую палубу. Команда поприветствовала его, когда он подошел к мониторам.

Единственный раз, когда Лазарь побывал в колоссусе, был много лет назад, когда он был повышен до звания легата. Ромуа лично показала ему его собственный боевой корабль, который запрещалось, однако, посещать и использовать до наступления экстренной ситуации. Сейчас эта ситуация наступила. Он предвкушал полеты на этом гиганте, его боевую мощь, неяркий блеск непробиваемых энергетических щитов и бесшумный полет роя дронов в космическом пространстве.

Усевшись поудобнее в своё кресло, которое было оборудовано самыми новейшими технологиями, скопированными с новинок тервинн, он прокрутился в нем и положил руки на подлокотники, представляя себе уже скорую победу над нестабильными колониями и позже Морбулом.

Подсоединив свой костюм к спинке кресла, он почувствовал легкое приятное покалывание, когда несколько небольших штырей и один большой подсоединились к гнездам на спине костюма. Вызвав перед одной из своих рук небольшую панель, он отдал приказ об отстыковке корабля. Уже в следующую секунду корабль лениво двинулся с места и очень медленно поплыл в сторону, используя тягу только самых мелких движков.

– Как вам переоборудованное кресло, консул? – В контрольный блок вошла Рина, одетая в свой боевой костюм трибуна. Её корабль часто находился на борту Улья, и поэтому она часто лично путешествовала с консульским кораблем.

Женщина отключила стеле-поле, рассыпавшееся вокруг неё небольшими полупрозрачными шестиугольниками. Пространство перестало деформироваться, и перед консулом возникла она в полной боевой экипировке. Не хватало только шлема, который был спрятан в отсеке костюма на затылке, и оружия, которое она не носила с собой, будучи на борту консульского корабля.

– Еще не привык к новому титулу, – чуть улыбнулся он. – Что это, новые технологии тервинн?

– Наши, – покачала она головой, встав за спинкой кресла, – устанавливаем их на всех кораблях, консул.

– Можешь называть меня хотя бы Лазарус? Не чувствую, что титул консула – это моё, – нахмурился Лазарь.

– Как скажешь, – пожала Рина плечами, – в любом случае, Гарр и Заллия уже собирают отряды. Часть прибудет через неделю с границ сектора, другие будут в Гипероне завтра.

– Это хорошие новости, – удовлетворенно кивнул Лазарь и начал прикидывать свой будущий поход.

* * *

Май, сектор Мираж, система Мираж, Велай Дишу.


– Вы когда-нибудь были Подключенной? – холодный голос человекоподобного бота нагонял на Мелису волнение.

– Нет, – ответила она немного колеблющимся голосом, не скрывая своей тревоги, но и ощущая некое предвкушение. Ведь это значило, что сейчас её отправят на установку нового импланта, нужного для работы напрямую с системой.

– Пожалуйста, следуйте за мной, – учтиво поклонился бот и плавно направился из переговорной комнаты по длинному коридору.

Изнутри Велай Дишу выглядело словно здание из какой-то футуристической книги. Все стены утыканы экранами, длинные двухэтажные коридоры искривлялись на втором уровне, а в некоторых местах до такой степени, что с одной стороны до другой можно было спокойно перешагнуть. В таких местах были короткие прозрачные мостики. Именно количество тоннелей придавало Велай Дишу сходство со всеми зданиями-ульями Миража. Казалось, это бесконечный лабиринт искривлений, всегда выводивший в главный центральный зал. Кабинеты были расположены наподобие пуль в двенадцатизарядном револьвере и были выполнены в виде круглых прозрачных сфер, подвешенных в воздухе. В каждой такой сфере усердно трудилось до пяти человек. Мелиса насчитала семь таких сфер со своей стороны, пока шла за молчаливым собеседником. В главном зале было мало народу, а потому все пространство заполнял шум от фонтанов и искусственных водопадов, которые были запущены вдоль стен пяти лифтов, ведущих на верхние этажи.

Она запрокинула голову, открыв в мечтаниях рот, представляя, как же здорово работать на самых верхних этажах, взмывавших выше шестого уровня города. Где-то там, под самой крышей, располагались еще пять сфер, отведенных для Правления компании.

– Говорят, оттуда видно мегаполис Ферра, – равнодушно отозвался бот. – Самая высшая точка Велай Дишу находится на уровне с отметкой семь с половиной. Выше только шпили тервинн.

Вызвав лифт, бот забрался внутрь и ткнул на кнопки нижних этажей.

Внутри Мелисы все сжалось: оставались считанные минуты до установки импланта, а это не самая безболезненная процедура.

«Что, если Песочная Язва разовьется?» – промелькнуло у неё в голове.

– Импланты выполняются на основе технологии тервинн. Подключение задействует только необходимые нервные окончания и не перегружает пользователя. Риск Песочной Язвы минимален, – как будто прочитал её мысли бот.

Дверь лифта открылась, и они снова пошли по извилистым коридорам, пока не оказались перед одной из комнат. Бот оставил её внутри, один на один с устрашающего вида столом.

– Разденьтесь и займите место на столе, – начала повторять система, пока Мелиса не выполнила требование. Чувствуя себя крайне неуютно, лежа без одежды на холодном покрытии, она положила голову в отверстие и уперлась глазами в пол под собой.

«Ну все, началось», – с замиранием сердца осознала она.

Машина сверху неё задвигалась, накрывая весь стол большим герметичным куполом. Затем последовала антибактериальная обработка, и что-то сильно кольнуло в спину. В месте укола начало все неметь, а уже через секунду машина сверху задвигала поршнями, и Мелиса почувствовала, как на руку капнуло что-то теплое. Решив не думать о происходящем, она закрыла глаза и поддалась действию пленительного седативного препарата, который ей вкололи после анестетика.

Уже через два часа она сидела на койке, задрав руку за спину и щупая свой новенький имплант – два гнезда, одно побольше, другое чуть меньше. Спину саднило, но из-за все еще действующего седатива и дополнительного препарата, который теперь нужно было вкалывать для снижения боли, имплант почти не чувствовался.

Наскоро одевшись, она пошла по Велай Дишу к комнате, откуда начала своё путешествие.

«Обязательно покажу Джину и Кирре свой имплант. Интересно, у Кирры тоже он есть на спине?» – крутилось у неё в голове. Она помнила, что, как у Подключенной, у Кирры имелось одно гнездо на руке – там, где у Мелисы стоял монитор – а потому ничего дополнительного подключать не потребовалось. Но про другие возможные модификации её подруга не очень любила распространяться, а потому Мелиса и не поднимала тему.

– Как самочувствие? – вежливо поинтересовался бот на входе, подавая Мелисе стакан с нейростимом. – Выпейте, это поможет при первой синхронизации.

Мутноватая серая жидкость густо переливалась в стакане. Вдохнув, Мелиса осушила стакан залпом и почувствовала холодное, но приятное покалывание под кожей. Раствор содержал наноботов, которые изнутри встраивались в ткани рядом с нервными окончаниями, сглаживая сигнал, проходящий через гнезда в нервную систему носителя.

– Так, какая моя основная задача? – решилась спросить девушка. – Какие указания, поручения?

– Все во время первой синхронизации, – подвел бот Мелису к её стеклянной сфере. Внутри находились еще трое, лежащие в специальных капсулах без крышки и наклоненные в одну сторону. Бот повернулся к Мелисе:

– Ваша капсула Подключенного.

– Зачем строить такое красивое здание, если все равно все находятся в системе?

– Я не запрограммирован отвечать на подобные вопросы, – по-человечески развел руками бот.

Махнув на него рукой, Мелиса примерилась к своей капсуле. Построенная точно по её пропорциям, капсула включала в себя два небольших штырька для подключения, расположенных в спинной части. Улегшись поудобнее в кресло, Мелиса нажала на боковой панели кнопку для начала синхронизации и попыталась расслабиться. Спину сильно закололо, когда два штырька плотно засели в новые гнезда. Машина заработала, а в следующее мгновение в голове словно прошла вспышка, и, открыв глаза, девушка поняла, что находится уже совершенно не в Велай Дишу. Вернее, это было все то же Велай Дишу, однако все пространство вокруг неё было черным, вокруг парили разного вида коды или просто больше синие и зеленые пузыри из какого-то водянистого пластилина.

– А-а, Синвей-нюши! – материализовался из пространства Ваола Мин, приветствуя её на старом северном. За ним появилась и Сай Гуан. Оба подошли к Мелисе, которая в растерянности пожала обоим руку, а затем воцарилось неловкое молчание.

– Первый раз подключаетесь? – поинтересовалась Сай Гуан, мило улыбаясь Мелисе. – Ничего, модифицировать систему под себя довольно интересное занятие.

– Немного колет в спине, – пожаловалась Мелиса.

– Пройдет, – кивнул Ваола Мин. – Итак, как мы говорили ранее, перед вами стоит непростая задача. Наша корпорация добилась сильного прорыва в разработке лекарства от Песочной Язвы. Не хватает только нескольких кодов.

– И вы думаете, я на это способна? – усмехнулась девушка. – Я, конечно, хорошо разбираюсь в имплантах…

– Четыре года назад вы взломали роботов на третьем уровне, заставив их делать совершенно безумные вещи, два года назад еще один взлом системы имплантов – вы пытались обновить код к имплантам предыдущего поколения, – перебил Мелису Ваола. – Думаю, продолжать не стоит, но могу заверить, что о вас мы кое-что узнали.

– Что ж, – растерялась Мелиса, – да, у меня был опыт работы с кодами, но я не знаю кодов нового поколения, ведь все боты работают на старых.

– Никто не просит сделать код за неделю, нет, – рассмеялся Мин, – просто я вижу в тебе потенциал, Мелиса, – перешел он на «ты». – Я уверен, что при хорошем оборудовании, а не с дерьмом уваи – без обид, – на котором ты работала, у тебя все получится.

– Я оценила все ваши технологии, это потрясающе, – покачала головой девушка. – Думаю, я могу попробовать. Но для начала разберусь, как пользоваться этой системой.

– Все очень просто, – улыбнулась Сай Гуан, – просто подумай об этом. Будет тяжело, подумай о капсуле – и тебя выкинет назад в реальность. Я бы не советовала проводить здесь больше восьми часов в сутки, – подошла и тихо сказала она, а потом добавила: – Хотя бы поначалу, пока не привыкнешь к оборудованию.

– Ясно, – кивнула Мелиса и попробовала модифицировать пространство. Чернота прошлась рябью, а затем её подкинуло в невесомость, и перед ней раскрылись десятки мониторов с кодом. – Думаю, разберусь, – убедительнее на этот раз сказала она.

– Чудесно, – улыбнулся Мин, и они с Сай Гуан растворились в темноте системы.

* * *

Май, сектор Мираж, система Мираж, северный район уваи.


– Прошел уже почти месяц, а мне так и не сказали, чем мы будем заниматься, – окликнул Джин Мартилиана.

Второй редко появлялся последнее время в их скрытом убежище в северном районе уваи на первом уровне. На этом уровне было настолько темно, что выходить без приборов ночного видения или простых фонарей просто запрещалось. Свет падал только от редких фонарей, подвешенных под самым потолком уровня так, чтобы до них не могли добраться хулиганы. В результате фонари еле-еле доставали своим тусклым желтым светом до земли. Конечно, существовал еще свет неоновых вывесок, но в отличие от второго уровня уваи, где хоть где-то существовали магазины и разные бары, первый уровень был словно из другой жизни. Здесь не было ничего, кроме нищеты, отходов, смрада и ядовитых луж, скапливающихся из труб верхних уровней.

– Занимайся своими делами и не задавай вопросов, мальчик, – кинул через плечо Ман, таща за собой огромную сумку и затем опуская её на пол. – Это тебе от Таила. Разложи все на столах.

Джин подошел к сумке, заполненной разными деталями и проводами. Не надо было разбираться в технологиях тервинн, чтобы понять, что это были компоненты бомбы. Разложив все детали на длинном столе, Джин посчитал странным, что деталей не так много и нет спускового механизма.

Поднявшись по лестнице на второй этаж убежища, он застал Мана, который что-то тихо доказывал Рею и был недоволен. Громила ударил кулаком по трухлявой стене, оставляя небольшую вмятину.

– А, Джин! – подозвал его Рей, который в отличие от своего приятеля был в куда лучшем настроении. – Ты, наверное, увидел, что нашей взрывчатке не хватает нескольких деталей? Хочешь помочь их достать? Ничего сложного не будет, просто попинаем пару тервинн.

– Зачем вам взрывчатка, Рей? – нахмурился Джин. – Я не люблю импланты и тервинн, которые их сюда занесли, но взрывать их не собираюсь.

– Мы и не думали взрывать тервинн, – рассмеялся Рей, – нет, это не для них, не сегодня. Даю слово.

– Слово убийцы – так себе слово, – скривился Джин, понимая, что, возможно, сейчас слегка перегибает палку.

– Ну, выбора у тебя все равно нет, – пожал плечами Рей, – взорви или умри.

– Зачем вы это делаете? Многие же пострадают. Это неправильно.

– Не думал я, что ты весь из себя такой правильный, – недовольно нахмурился Рей. А затем снял с бедра свой пистолет и ткнул дулом в грудь Джину: – От моральных людей всегда много проблем.

– Я не моральный! – завопил Джин, застыв на месте. – Я все сделаю, все.

– Вот и славно, – растянул рот в улыбке Рей, обнажая ряд зубов, – вот такой, «неморальный» Джин мне и нужен. А если появится другой, то, – Рей изобразил, как он стреляет из пистолета в грудь Джину, – и все. Ясно?

– Ясно, – мрачно кивнул Джин. – Что от меня потребуется?

– Постоишь, посмотришь по сторонам, пока мы все сделаем.

– И вы мне доверяете? Я ведь могу убежать или позвать на помощь, – удивленно посмотрел на Рея молодой человек.

– Тогда бы ты уже давно попытался. Но признайся, тебе это нравится. И деньги я тебе хорошие пообещал, – хитро подмигнул наемник.

Джину нечего было ответить. Деньги его действительно устраивали. Да и работа была интересная, похожая на работенку в Межзвездном Гарнизоне Миража, только более авантюрная. Он кивнул и пошел к гаражу, где стояли несколько глайдеров. Ман ждал уже там.

– Все-таки разрешил, значит, – сплюнул верзила, – тряпка он последнее время. Смотри, если сделаешь глупость, пристрелю тебя лично.

– Да успокойся, я с вами, – раздраженно развел руками Джин. Ему ужасно не нравилось, что Мартилиан не верит в него и в его действительное желание помочь и стать частью этого «бизнеса». Конечно, у Мана было на это право, ведь их работа заключалась в том, что приходилось иногда кого-нибудь убивать, калечить и идти против правил. И Джин пока не мог с этим смириться. Но ощущение направленного на него дула пистолета Рея быстро возымело эффект, и миражиец изо всех сил старался думать, что поступает верно и что все это ради денег и будущего сектора.

– Поедешь со мной, – коротко скомандовал Ман и сел на глайдер.

– Да все равно, – закатил глаза Джин и сел сзади, крепко хватаясь за поручни, расположенные по бокам.

Глайдер резко дернулся, и они вылетели из гаража. Выключив освещение, Ман завел машину почти под самый потолок и включил частичный камуфляж, маскирующий глайдер снизу и с боков. Пролетев несколько улиц, он подался под самый потолок, еще выше, и завел глайдер в небольшую лазейку здания. Огромная дыра была чем-то вроде тоннеля, вырубленного в толстенной стене, отделяющей центральную часть мегаполиса от внешней.

– Лучше никому не знать, что мы приходили, – пояснил Ман.

– На первом уровне нет ботов, – прокомментировал в ответ Джин и на всякий случай посмотрел за спину. Следом за ними летел только Рей.

– Ты в этом уверен? Думаешь, камуфляж – это такая сложная технология? – скептически усмехнулся Ман. – Запрещенная, но не сложная.

Джин проглотил подступивший комок. Действительно, он мог всю жизнь ходить мимо ботов и не замечать их. Тогда получалось, что даже первый уровень был под строгим контролем Миража. Почему тогда его оставляют в покое?

– Почему тогда сюда не придет целая армия и не вычистит уровень от всех ублюдков?

– Потому что это невыгодно By Мангу, – шепнул пролетающий рядом Рей и растворился в темноте центрального района уваи.

Уже через полчаса они долетели до лестницы, ведущей на второй уровень где-то в центре. Света тут было гораздо больше, а потому глайдеры следовало оставить где-нибудь в сохранном месте.

Поднимаясь пешком по лестнице, Джин заметил, что Рей всегда держался в тени: даже там, где её было очень мало, он все равно мог растворяться в ней, смешиваться с обстановкой, буквально впитываться в стены. Ман же, наоборот, словно следуя дешевому клише, шел впереди, шумно топая своими сапогами по ступенькам лестницы.

Так они дошли до второго уровня, где, не привлекая особо внимания, свернули на темные улицы.

– Нилл, мы на месте, – включил передатчик Рей, – куда дальше?

Спустя секунду, он так же шепнул «понятно» и без лишних слов двинулся к одной из лестниц в подворотне, под резким углом уходившей на третий этаж полуразрушенного здания. Там он пролез в небольшое окно, которое, к слову, было выбито, и стал двигаться очень тихо, не издавая ни малейшего звука. Казалось, он даже не дышал.

Джин наблюдал это все с нескрываемым восхищением. Вот наемник вынул едва заметные шарики из кармана, а затем дунул на них, распыляя за угол. Надел маску, которая до этого открывала его лицо, и рукой показал, что все спокойно.

«Нанокамеры, это же технология Гердии. Неужели я связался со Звездным Легионом?» – проскочило у Джин в голове, но, побоявшись нарушить тишину, он лишь приглушенно вздохнул и тоже надел свою маску. Мир перед ним стал чуть мутнее, однако камера в маске сразу адаптировалась к освещению, настраивая линзы.

Пройдя за Реем, он остановился и тоже переключил своё устройство на нанокамеры, которые, словно пылинки, пролетели по помещению, выдавая трехмерное изображение, будто бы линзы маски обладали рентгеновским зрением.

Цифровые фигуры, находившиеся в трех помещениях дальше, усердно двигались, что-то делали и постоянно перебегали с места на место. Были также и неподвижные фигуры.

«Охрана». – Джин подметил оружие у них в руках. Это были тервинн, все до единого.

– Подпольная фабрика, – пояснил тихо Рей. – Стой тут, мы быстро. Если кто-то появится, дай знать. На мониторе костюма, вторая кнопка справа.

– Понял, – кивнул Джин и отошел подальше, занимая выгодную позицию. Достав небольшой пистолет, он принялся ждать, иногда заглядывая за угол, туда, откуда они пришли.

Через несколько секунд раздался хлопок, затем крики. Ман закричал что-то на ломаном тервиннском. Потом все стихло, и Джин обрадовался, что обошлось без жертв. Но уже через несколько долгих секунд снова что-то хлопнуло и началась пальба. В кого-то попали, по крикам Джин понял, что в женщину. Она вскрикнула и затихла. А затем еще несколько криков.

Сжав зубы, Джин понял, что никак не может помочь, а должен только сидеть здесь и ждать приказа от Рея. Но он мог ведь убежать. Вдруг их двоих там застрелили.

«У меня будет шанс. Сейчас или никогда», – решительность закипала в нем. И как только он попытался сделать шаг из своего укрытия, он увидел краем глаза двух охранников, бегущих из другого конца здания в его сторону. Они не видели его, но он успел заметить их. Шаги приближались. Пропустить их значило бы отправить этих двух психов на тот свет, он был бы свободен, и Таил был бы свободен. Но что-то останавливало его.

Шаги приближались, и он не знал, как поступить. Один охранник на полном ходу пробежал рядом с ним. В сердцах выругавшись, Джин выбежал из укрытия и, закрыв глаза, пальнул второму охраннику в спину из модифицированного теплового бластера. Раскаленный добела продолговатый снаряд за пятую долю секунды пролетел весь коридор и пробил насквозь легкое охраннику. Он упал навзничь, издав лишь сдавленный «ох». Открыв глаза, Джин вскрикнул. Картина повисла у него перед глазами. Даже в межзвездной армии он никого никогда не убивал. Руки его ослабли, пальцы сами собой выпустили пистолет. Будучи привязанной кодом к костюму, пушка, словно на магнитах, прилипла к кобуре на ноге.

Второй охранник развернулся и увидел из-за угла голову своего друга. Заорав, он развернулся и побежал обратно на Джина, который никак не мог прийти в себя и не смог придумать ничего лучше, как заползти обратно в своё укрытие между стен.

Сердце его бешено колотилось, а перед глазами была дырка в легком. Дошел запах паленой плоти, и у Джина подкатил комок к горлу. Голова закружилась. Он даже не думал о том, что сейчас на него выбежит охранник.

Но он не выбежал, а упал прямо перед ногами человека. Упал с метательным ножом в горле. Лезвие, каемка которого светилась раскаленным синим светом, расплавила плоть и прожгла себе путь через горло до пола. Воткнувшись в каменный пол, лезвие потухло.

– Парень, – окликнул Джина Ман, – помоги мне!

Джин не знал, что делать. Было очевидно, что он дал охранникам пройти за Реем. И было очевидно, что он предал их, а это значило лишь одно. Затаившись, он сидел не шелохнувшись.

– Быстрее, Джин! – окликнул его Ман еще раз, – ты все хорошо сделал. Нужно скорее убираться отсюда.

Не выдержав, Джин вылез из укрытия и увидел сильно потрепанного Мана. Его правая рука болталась культей, из плеча шла кровь, в правом боку засел огромный кусок стекла. Бросившись к нему, он перевалил его к себе на плечо и попытался тащить к глайдерам.

– Ты поведешь, – выплюнув кровь, сказал Ман.

– Где Рей?

– Не беспокойся о нем, просто доведи меня до лагеря, – устало выговорил Ман, спотыкаясь на каждом втором выступе в полу.

Джин понял, что до глайдера они вряд ли доберутся с такой раной в животе. Опустив Мана на землю, он поднял нож, валяющийся рядом с трупом второго охранника. Включив его, он резко выдернул кусок узкого стекла из живота и быстро приложил плоской стороной нож к ране. Ман задергался и захрюкал. Снова запахло паленой плотью, возвращая воспоминания об охраннике и дыре в легком. Замешкавшись на секунду, Джин помотал головой, концентрируясь на более неотложных вещах.

– Теперь у нас есть шанс, – тихо прошептал он, вновь подставляя Ману своё плечо.

Добравшись до конца лестницы здания, они должны были пройти лишь несколько поворотов до финальной лестницы, ведущей на первый уровень.

– Давай, парень, я смогу, – сквозь боль зло говорил Мартилиан, – просто тащи.

И Джин тащил. Он пытался следовать самыми глухими улицами, не смотреть никому в глаза и не выходить на свет неона на улицах. Пару раз Ман отключался и сползал на пол, однако Джин приводил его в чувство и тащил дальше, пока не добрался до лестницы. Тут было сложнее: тяжелое тело Мана отказывалось спускаться, падая на каждой ступеньке и норовя полететь вниз, ломая шею.

Тут подоспел Рей. Весь перемазанный в крови и с улыбкой на лице, полной какого-то темного безумия, он подхватил Мана под другое плечо, и вместе они спустили его к глайдерам.

Путь домой оказался быстрым. Летя на всех скоростях и не заботясь о камуфляже, Джин и Рей преодолели расстояние в полчаса. Навстречу им выбежал Нилл – готовый, с носилками и аппаратурой.

– Прижег рану? Хорошо сообразил, – кивнул Джину Нилл и забрал Мартилиана, который был бледный, как носилки, и уже начал бубнить разный бред. – Дальше я сам. Приведу его в норму.

Рей проводил их взглядом, а затем обратился к Джину, и Джину этот взгляд не понравился.

– Мы справились, – сухо сказал он, словно ничего и не произошло, – и ты справился.

– Кто-то нас видел? Нас точно видели на втором уровне, когда я тащил Мана. Я виноват, – сокрушенно схватив себя за голову, заговорил Джин.

– Нет, нас никто не видел, – хохотнул Рей, – по крайней мере, никто из сейчас пока еще живых.

– Атервинн?

– И тервинн, – пожал он плечами и улыбнулся, – я всех убрал. И оставил небольшой сюрприз.

– Но они же вряд ли что-нибудь сказали бы? Зачем?

– Люблю хаос, – развел руками Рей, словно извиняясь.

* * *

Позже в тот же день Рей сидел за маленьким столом, над которым болталась небольшая лампа. В соседней комнате иногда подавал признаки жизни Ман. Ему сильно досталось. Кусок стекла оказался самой меньшей проблемой. А вот пуля, которую он поймал, оказалась начиненной биологической начинкой. Небольшие бактерии моментально въелись в рану и распространились по большой площади, пожирая мышцы.

– Хорошо, что вовремя притащили, – вошел в комнату Нилл и сел напротив Рея, – еще бы час, и руку было бы не спасти даже имплантом.

– Хочу посмотреть на его лицо, когда он увидит у себя стальную заплатку, – мрачно улыбнулся Рей, рассматривая скорлупу пули, которую он успел поднять на подпольной фабрике.

– Как так вышло, что хелли снюхались с тервинн? Они же никогда не используют оружия друг друга, – тоже озадачено посмотрел на пулю Нилл.

– Может, это интересная история, – кивнул Рей, – но нам за неё не платят, а поэтому мы поднимем Мана и сделаем своё дело. Получим деньги и свалим обратно к себе на пограничные системы.

– Да, я бы тоже был не против как можно быстрее попасть домой. Не нравится мне тут, на Мираже. Слишком много тайн.

Рей достал из кармана небольшой комочек, а затем раскатал его по всему столу, вмазывая края в стол. Голубоватая жидкость с точечками начала расползаться тонким слоем, пока не застлала всю поверхность. После этого Рей выбрал на мониторе своего костюма карту Миража, и она тут же воспроизвелась на образовавшейся поверхности. Точки в жидкости запрыгали, а затем приняли объемную форму мегаполиса. Даже самая уменьшенная копия Миража была величиной с приличного размера коробку. Все шесть уровней с отделением на внешние и внутренние, со шпилями тервинн и Дворцом Собраний – все принимало объемную достоверную форму.

– Что мы будем взрывать? – обошел Нилл вокруг стола, рассматривая город.

– Зал для конференций на севере. Вот эту здоровую штуковину. – Рей ткнул пальцем в огромное круглое строение, которое здоровым грибом тянулось аж с четвертого уровня. На пятом оно немного сужалось, и в сужении по периметру ходили целых три ряда поездов для тех, кто желал переехать из одного конца здания в другой, просто приехать или проехать куда-то еще. Шестой этаж снова расширялся и превращался в большую грибную шляпку, восьмью длинными и широкими усами спускающуюся на пол, словно паучьими лапами, цепляясь за уровень. Далее шляпа поднималась вверх небольшим цилиндром и заканчивалась сферой, от которой тоже отходили тоненькие усики, окольцовывавшие башню.

– Наверняка она хорошо охраняется, – предположил Нилл, проводя пальцем по периметру, – тут везде боты и камеры. Не подобраться незамеченными.

– Знаю, – согласился Рей, – но мы и не будем заходить внутрь. Мы отправим бомбу в здание, а сами посмотрим со стороны, как полыхнет. Красиво, наверное, будет, – мечтательно проговорил он.

Затем опустив руку на карту, он подсветил поездные пути, тянувшиеся к зданию отовсюду, в том числе и из внешних частей города. Длинные закрытые прозрачные трубы, в которых бесшумно пролетали поезда на электромагнитных пластинах, были самым удобным способом в Мираже сэкономить себе время. Гигантские городские расстояния и многоуровневость порой было тяжело преодолеть на своих двоих. Даже на глайдере, который хоть и считался довольно мобильным и быстрым средством передвижения в секторе, но сильно уступал поездам хотя бы в том, что на глайдере ездока легко могли подстрелить, если тот решился пролететь слишком низко на бедных уровнях. Пешком же мог потребоваться не один час, чтобы пересечь весь мегаполис поперек.

– В поездах тоже сенсоры стоят, – напомнил Нилл, – термические, на движение, даже на вес. Как мы прикрепим бомбу?

– Для этого нам и нужен был друг Таил. Он собрал недавно очень неплохую вещицу. Шиирв её чуть модифицировал, и получился отличный глушитель. Когда поезд будет подходить к внутреннему периметру, мы включим его, и все датчики в радиусе нескольких метров от бомбы перестанут работать.

– Надолго?

– Пятнадцать секунд. Должно хватить, чтобы поезд въехал внутрь здания. Внутри мы его и взорвем.

– Будет много жертв, – поморщился Нилл, – я бы даже сказал, что очень много. Если нас заметят, то это точно положит конец всему миру между секторами. А если все узнают, что бомба была тервиннская, то мира с тервинн тоже больше не будет.

– Наверное, – пожал плечами Рей, – зато мы наконец-то будем при деньгах. В принципе, по мне, так неплохой обмен.

– Наверное, – передразнил Рея Нилл.

– Твоя главная задача будет проследить, чтобы мы выбрали нужный поезд. Не хочу, чтобы бомба уехала куда-нибудь в трущобы. Брегг их разберет – эти поезда Миража, – сплюнул Рей.

– Будет сделано, – кивнул Нилл. – Что насчет этого миражийца? Он довольно ловко прижег рану.

– Да, Джин хорошо поработал. Я в него верю. Хотел бы нас предать – пропустил бы тех двух охранников. Конечно, он бы умер, ведь меня два охранника не остановят, – зловеще усмехнулся Рей, обнажая зубы, – но я доволен, что он выбрал нас, а не крыс.

– Какова его роль во всем этом? Он хорошо знает город, может, пусть расскажет, что к чему с этими поездами?

– Неплохая идея, – оценивающе кивнул Рей. Он подумал, что сейчас Нилл ведь спас парнишке жизнь, так как наемник действительно задумал избавиться от лишних глаз, ушей и, в конце концов, рта. Пока у них не было денег с этого предприятия, приходилось голодать, а делить еду на пятерых было непросто.

Из другой комнаты раздался шорох, а затем стон и тяжелый удар, сопровождаемый металлическим звоном и еще одним стоном.

Рей и Нилл повернули головы в сторону двери, откуда, придерживаясь за косяк, приплелся Ман.

Опухший, уставший, с синяками под глазами, он посмотрел на Рея, и Рею этот взгляд показался забавным, отчего улыбка сама заиграла на губах.

– Чего ржешь? – выплюнул Ман слова из пересохших губ. Проковыляв до стола, он грузно опустился на стул.

– Пока ничего, – все так же улыбаясь, смотрел на его плечо Рей. Затем посмотрел на Нилла, сидевшего на расстоянии вытянутой руки от Мартилиана и затаившего дыхание, затем взял вилку со стола и словно бы по бокалу постучал по плечу здоровяка.

С минуту ничего не происходило. Ман сидел неподвижно и, кажется, не понимал спросонья, что только что произошло. Однако внезапно глаза его открылись, а мышцы на шее вздулись до такой степени, что стали перекатываться под кожей, выдавливая сосуды.

– Что ты сделал! – зарычал он, поворачиваясь к Ниллу и хватая его за руку. – Я тебе башку твою об это плечо размозжу сейчас!

Рей засмеялся.

– Ты бы остался без руки! – попытался выдернуть свою руку из железной хватки Нилл. – Так хотя бы у тебя все конечности на месте. Подох бы от пули хеллени.

– Хеллени, говоришь, – не успокаивался Ман, все крепче сжимая руку приятеля и рывком подтаскивая его к себе, – я теперь гребанный тех! Лучше уж подохнуть, чем быть техом!

– Ну-ну, друг, – решил вмешаться Рей, который между тем тоже считал, что имплант в руке был лучшим вариантом, чем смерть. Похлопав приятеля по плечу, он ничего не нашел, что сказать, ведь стать техом в Гердии действительно считалось самым серьезным падением. Если кто-то – пусть и предатель, дезертир, убийца – хотел вернуться на тропу нормальной жизни в Гердии, то это можно было успешно сделать только в случае отсутствия имплантов.

– Теперь у меня будет эта их местная Песочная Язва, – не успокаивался Ман, и, кстати, имел полное право злиться. А потому Рей просто отпустил его плечо и смотрел, как Мартилиан своей здоровой рукой начал избивать щуплого Нилла, который лишь подставил свои тонкие ладони для защиты.

Изображение города колыхнулось от брызнувших на поверхность капель крови. Зажав разбитый нос, Нилл выпрыгнул из-за стола. Выругавшись и посмотрев на Рея, он удалился из комнаты, оставив их наедине.

– Скажи мне, что это ты все придумал, – тыкая пальцем в имплант, на который еще не была наложена искусственная кожа, прорычал Ман.

– Конечно, придумал. Все произойдет в августе.

– И как – вкратце – мы подорвем половину Миража?

– Поезда… – хитро улыбнулся Рей, откинулся на спинку стула и мечтательно уставился в потолок.

* * *

Май, сектор Мираж, система Мираж, орбитальная станция Минсин.


Корабль вышел из гиперпространства, и большая планета желтых, оранжевых и бурых оттенков стремительно увеличивалась в размерах. Вернее, корабль подлетел на расстояние действия гравитационного поля и вышел на дальнюю орбиту планеты, направляясь к огромной орбитальной станции Минсин.

Вокруг планеты на ближней орбите можно было рассмотреть сортный мусор: куски космических кораблей, бывших станций, биологические отходы. Иногда осколки попадали в зону действия гравитации и начинали падать на землю. Из-за того что размер их был невелик, они всегда сгорали в атмосфере, являя жителям Миража Огненный Дождь – редкое явление, под которое загадывали желания.

Ромуа стояла в капитанском отсеке, рассматривая сквозь широкий иллюминатор приближающуюся станцию. Она сильно отличалась от станций Гердии. Эта имела четкую ось, тянувшуюся через всю станцию, заканчивающуюся снизу и сверху двумя огромными острыми концами. На этой оси было нанизано множество колец, которые являлись не только стабилизаторами движения станции, но и отсеками для кораблей, людей и всей остальной деятельности. Три огромных центральных кольца заканчивались тоже небольшими выступами по всему периметру, они по своей сути являлись входами в секторы с ангарами для кораблей. Снизу и сверху от центральных колец располагались еще отсеки, прикрепленные по окружности – они были намертво сцеплены друг с другом и уже не вращались, как кольца.

И сейчас, подпетая к станции, консул заметила десятки кораблей, то и дело вылетающих и влетающих в ангары зависшей в космосе железной махины. Их корабль был гораздо больше на фоне остальных. Полис был кораблем класса С и имел броню повышенной прочности, из-за чего выглядел больше остальных и гораздо более неуклюжим. Двери ангара приближались, и вот перед ними открылась большая четырехстворчатая дверь, которая, видимо, уже давно не открывалась, предназначенная исключительно для больших кораблей. Внутри было светло, и корабль медленно заплыл в ангар, где аккуратно приземлился на станцию. Послышался грохот, и внешняя система предупредила о разряженном воздухе в помещении и восстановлении давления.

– Давно я не была на Мираже, – призналась Элиза Талону, который лицезрел станцию вместе с ней с капитанского мостика.

– Это пока что всего лишь станция. Система тут примерно такая же, как и у нас. Нужно найти орбитальные шаттлы, которые перенесут нас на поверхность планеты, – пояснил Талон и получил взгляд от консула, полный удивления. Она не помнила, когда последний раз Талон был на Мираже, чтобы знать такие подробности, но решила промолчать.

Выйдя из ангара на станцию, она смутилась, обнаружив большое количество тервинн и хеллени, бродивших по станции как ни в чем не бывало, причем многие из них были обвешаны имплантами.

– Какая мерзость, – передернуло её, когда рядом с ней прошел тервинн, глаза которого были заменены на механические.

– Лиз, – тихо прошептал Талон, – советую перестать замечать техов. Чистых в секторе очень мало. А мы прилетели с добрыми намерениями.

– Но эти тервинн и… – содрогнулась Ромуа, когда мимо неё прошел еще один представитель расы, улучшенный имплантами.

– Эти тервинн нас не интересуют. Сейчас нужно встретиться с By Мангом и обсудить ситуацию в секторе, выборы, его позицию. Нам нужно больше голосов, если вы собираетесь участвовать, – начал размышлять Талон, – а для этого необходима любая поддержка со стороны Миража. Предлагаю оповестить прессу, пусть покажут встречу всей системе.

– By Манг держит прессу под контролем – ничего не просочится, если это будет невыгодно канцлеру, – покачала головой Ромуа. – Разведаем обстановку, время еще есть.

Тем временем они подошли к множеству мелких дверей, закрывающих отсеки шаттлов. Очередь была гигантской, но в привилегии консула входил проход вне очереди, а потому Ромуа и Талон оказались рядом с человекоподобным ботом, который поприветствовал их и спросил, в какую часть Миража они хотели бы отправиться на шаттле. С Минсин можно было улететь в любую точку планеты, главное, чтобы в местности назначения был подходящий космопорт.

– Мы летим в Мираж, – включил Талон декодер, чтобы понимать и говорить на северном диалекте.

– Не люблю северный диалект, – Ромуа включила свой декодер следом за Талоном, – наш унифицированный язык куда проще и понятнее.

– Элиза, – понизив голос, обратился он к ней и посмотрел недовольно в глаза, – прошу тебя.

– Ладно, – кивнула она, надевая на себя усталую маску безразличия. Ей очень не нравился Мираж и все эти импланты. Было в этом что-то враждебное, несвойственное людям. Еще с детства она совершенно не понимала, зачем предыдущее поколение начало коверкать себя, уничтожая как вид, когда всего можно было добиться технологиями. Она прекрасно помнила, как, когда она еще была ребенком, их семья жила в секторе Мираж на пятом уровне мегаполиса района Гердии. Она помнила, как первый раз столкнулась с техом и каково было её удивление, когда оказалось, что ими заполнен весь Мираж!

Кто-то обтянут кожей, другие с оголенными металлическими имплантами. Она боялась имплантов, боялась вмешательства. Именно из-за модификаций умерло несколько её близких друзей. В те времена еще не было Песочной Язвы, но импланты были неотработанными и давали сбой, просто отключаясь в любое время. Позже они улетели в Гердию, когда война на Морбуле закончилась, но ощущение того, что импланты – это вмешательство в тело свыше, наглухо врезалось в сознание тогда еще девчонки Элизы Ромуа.

И вот сейчас она находилась среди этой грязи снова, делая вид, что все так и должно быть. И что импланты и руки, вращающиеся на шарнирах на сто восемьдесят градусов по приказу владельца – это нормально.

«Я бы с радостью воспользовалась шансом убраться с этой планеты. Да что с планеты, сектора!»

В размышлениях она не заметила, как шаттл, в который проводил их бот, приблизился к космопорту Миража: гигантскому натуральному острову, расположенному в нескольких километрах от самого города и разделенному небольшой бухтой, от которой шли целых девять длинных мостов в разных направлениях.

На выходе из шаттла она рассмотрела небольшого человека в сопровождении охраны и еще других людей. Одет человек был на старый лад: ухоженный пиджак, брюки в пол, зализанные назад волосы.

– Хотя бы вкус у них еще сохранился, – шепнула она Талону, который нервно вздохнул в ответ на замечание. По мере приближения Ромуа начала улыбаться и делала это настолько умело, что человек в костюме тоже улыбнулся и поприветствовал новоприбывших коротким кивком.

– Консул Гердии, – еще шире улыбнулся By Манг, хотя Ромуа не нашла в этой улыбке ничего доброго и улыбчивого, – рад видеть вас. Что привело первого человека сектора в Мираж?

– Люблю китайскую еду, – вежливо пошутила она и, поравнявшись с канцлером Миража, пошла в сторону транспорта, который затем быстро понесся к городу.

Сидя на удобном кресле рядом с Талоном, она непрерывно смотрела на By Манга и молчала, он тоже не проронил ни слова. Было очевидно, что он совершенно не рад увидеть самого консула Гердии накануне выборов, и уж, конечно, он знал про выборы. Напряжение нарастало, но ни один из них не двинул ни единой мышцей на лице. Словно это была игра, поединок, который было непозволительно проиграть.

– Кирра, пожалуйста, покажи Талону и сопровождению консула Дворец, – приказал он девушке, всюду ходившей за ним. Та, поклонившись, поманила сопровождение за собой, оставляя By Манга и Ромуа наедине в Главном зале Дворца.

– Так зачем ты здесь? – отбросив все формальности, нарушил тишину By Манг.

– Ты прекрасно знаешь, By, – улыбкой ответила Ромуа, а внутри неё поднялось легкое волнение. Конечно, она предполагала, что такой канцлер, как Манг, догадается о её намерениях, но она не думала, что это будет так скоро. До её прилета!

– Да, я думаю, я догадываюсь, – кивнул канцлер и пригласил Ромуа пройтись сквозь Главный зал в его секретную комнату. – У тебя нет поддержки на Мираже, как же ты думаешь противостоять мне?

– Я не собираюсь тебе противостоять, – покачала она головой. – Твои рейтинги стремительно падают вниз, By. Народ не любит тебя.

– За год многое может измениться, – не стал отрицать трудность своего положения канцлер. – Я думаю, я знаю, как поднять свой статус в секторе.

– Ты прав, – продолжила она свою линию. – Тервинн набирают власть, не так ли? Я уже вижу повторение Яркой.

– И что хочешь этим сказать? – услышала она нотки сомнения в голосе By Манга, как раз то, что ей было нужно.

– Объединиться против тервинн. Они уже наверняка выдвинули кандидатуру на пост канцлера.

– Зелль пока не выдвигал свою кандидатуру официально, – покачал головой канцлер. В его глазах читалась тревога. Он боялся Ромуа, и это придало ей сил.

– И я тоже, – хитро улыбнулась она. – Я готова не выдвигать свою кандидатуру, пока мы не разберемся с тервинн. А потом устроим с тобой честную борьбу.

– Тервинн имеют очень большую власть в секторе. Наших ресурсов может не хватить, чтобы убрать их с арены за год.

– Но мы можем их ослабить, – пожала плечами Ромуа.

– Тогда у тебя будет шанс победить. Я этого не хочу.

– Конечно, пусть Миражом лучше правят следующие несколько лет синекожие техи, – рассмеялась Ромуа. – Выбор твой, By.

– Нет, этого не будет, – покачал головой By Манг, а Ромуа внутри усмехнулась, так как запутанный канцлер дал самый запутанный ответ.

Кампании и компании

Июнь, сектор Мираж, система Мираж, Велай Дишу.


Холодный летний ветерок, который так редко можно было встретить на Мираже, прокрался в ее волосы, разделяя их на пряди и раскидывая их в разные стороны. Но ей было приятно. Подставив лицо ветру, она закрыла глаза и представила, что она находится на Старой Земле, той, о которой она знала по книгам и из рассказов. Огромные деревья, зеленые луга, наполненные разной живностью, а не только всеядными жуками и шумом мегаполисов. Сверху показались наплывающие на Солнце облака…

Конечно, все это были фантазии. На самом деле Мелиса стояла на краю города, на самом краю стены, уходящей резко вниз на несколько километров, вытесняя район трущоб и промышленные цехи. И даже отсюда, несмотря на то что цехи тоже поднимались до третьего уровня, можно было вдохнуть свежий воздух.

Ей было безумно интересно узнать, что же там за пустыней, кроме других мегаполисов. Хотелось выяснить это самой, полетать на глайдере, залететь в самую крайнюю точку этой пустынной планеты. Конечно, все давно уже было разведано, и, открыв карту на любом мониторе, имплантированном или встроенном, можно было заглянуть в самую дальнюю точку не только планеты, но и всей системы.

Она почувствовала, как сзади кто-то подходит, но сделала вид, что не заметила этого. Очень уж не хотелось прощаться с холодным чистым воздухом и возвращаться обратно в нору Миража. Когда-нибудь она точно выберется на четвертый, а затем на пятый уровень.

– Син! – окликнул её знакомый голос, и, не скрывая удивления, девушка повернулась. Она точно помнила, как Джин уходил на нижние уровни.

«Может, передумал?» – подумала она, немного обрадовавшись. Ведь это значило, что можно будет вместе «позалипать» на пустыню, как они любили делать это раньше.

– Я думала, ты пошел на нижние уровни к Таилу?

– Решил передохнуть, – улыбнулся он, поравнявшись с девушкой, и тоже повернулся к пустыне, распростертой где-то на горизонте.

– Как в старые добрые, – проговорила она, не мигая глядя на плавные переливчатые горы из песка и радужного камня, распространенного в секторе.

– Как в старые добрые, – кивнул Джин, и воцарилась идеальная тишина – настолько, насколько это было возможно.

Мелиса неожиданно вздрогнула, почувствовав, как он берет её за руку. И было в этом прикосновении что-то другое, особенное. Решив не портить момент спокойствия, она не убрала свою руку, но и не ответила ему тем же, оставив руку полностью расслабленной, а сама сказала:

– Джин, мы же договорились не прикасаться друг к другу вот так.

– Прости, я не смог удержаться. Момент такой подходящий… – Он сжал ее руку еще сильнее, отчего ладонь Мелисы вспотела.

– Может, тогда отпустишь? – тихо выговорила она, не желая ссориться с хорошим другом.

– Ты же напишешь его? – внезапно абсолютно серьезно выговорил Джин. Рука его сжалась еще сильнее.

– Больно, отпусти! – дернула она рукой, но ладонь плотно засела в железной хватке. Повернувшись к Джину, она увидела, что он стоит как истукан и смотрит вперед, не моргая, не двигаясь, даже не посмотрев в её сторону. – Да что с тобой?

– Пиши, пиши, пиши, – начал внезапно повторять он, резко повернувшись к ней и подняв её руку, начал корябать на ней ногтем какие-то знаки.

Острый сбитый ноготь расцарапывал кожу, оставляя мелкие кровяные бороздки. Вскрикнув, Мелиса дернула рукой изо всех сил и, вырвавшись, по инерции отлетела назад.

«Перепил нейростима», – мелькнуло у неё в голове, и она с ужасом представила, на что еще он может быть способен в этом состоянии бреда.

Тем временем человек снова подошел к девушке и, хотя она несколько раз лягнула его ногой в колено, не шелохнулся и, даже припав на одну ногу, продолжил идти к Мелисе.

– Ты знаешь код, закончи код. – Его лицо начало словно плавиться, медленно, с вонью. Кожа капала на пол, а лицо его искажалось, словно сломанная голограмма, расплющиваясь то и дело от помех в стороны.

Ей ничего не оставалось делать, как с ужасом в глазах пытаться отползать назад, пока она не уперлась спиной в стену. Джин тем временем снова поднялся на две ноги и, как ни в чем не бывало, встал и начал смотреть на пустыню.

– Как в старые добрые, – повторил он, улыбаясь бризу, обдавшему его лицо.

«Что за?..» – замешательство мешало сосредоточиться. Она начала медленно подниматься, стараясь при этом увеличить дистанцию с нестабильным другом.

– Син, куда ты? – повернулся Джин, и лицо его выглядело как обычно, даже ни одной царапины.

– Что это было? – уставилась она на каракули на своей руке, которые с трудом могла разобрать из-за слез, скопившихся в глазах.

– Что было – где? – непонимающее уставился он на неё. – Ты устала, Син. Меньше работай.

«Но это же было только что», – с сомнением попыталась она вспомнить последние десять минут, но не смогла. И это окончательно сбило её с толку. Воспоминания давались тяжело, а вскоре она уже не понимала, почему стоит рядом с Джином, всматриваясь в пустыню на горизонте.

– Так что я должна написать? – внезапно вспомнила она. Пустыня перед её глазами слегка исказилась от помех, затем снова стала как прежде.

– Написать? – рассмеялся Джин, обнимая её по-дружески за плечо. – Ты о чем? – Затем он замер и всмотрелся в пустыню: – О, смотри, глайдер!

– Действительно, – увидела девушка вдали мелкую черную точку, медленно двигающуюся в сторону горизонта. – Неужели он не знает, что его сожрут там песчаные жуки?

– Ну ты тоже ведь хотела так улететь когда-то? – оправдывал точку Джин, а затем приободрено добавил: – Ох уж эти старые времена. Кстати, я кое-что написал тебе. – Он достал из кармана записку и сунул её девушке.

Раскрыв смятую бумажку, она ничего не поняла: снова какие-то каракули, похожие на те, что на руке.

– Ты издеваешься надо мной? – усмехнулась она, недовольно поворачиваясь к Джину. Тот не отвечал, просто с улыбкой на лице смотрел в пустыню.

Она уже забыла то, что произошло несколько долгих минут назад, тоже повернулась и стала смотреть на спутник, огромный, как Луна на Старой Земле, шар, медленно вращавшийся вокруг планеты.

Ветер ласкал её кожу, она стояла неподвижно, и, конечно, порой возникало желание повернуться к Джину и обнять его. Просто потому, что её переполняли эмоции, страхи и тревоги. У них было прошлое, богатое прошлое вместе, но стоило ли поднимать его теперь, когда все давно было выжжено болью, залечено временем и взращено новыми, пока еще неиспытанными чувствами.

Они стояли так довольно долго, пока рука Мелисы вновь не стала болеть. Но теперь уже не от хватки Джина, нет, она болела сама по себе. Пульсировала, дергалась, и монитор, имплантированный в левую руку начал искриться и безумно мигать.

– Это же знак! – просиял Джин. – Ты должна его написать, Син. У тебя получится.

Лицо его снова исказилось, а к ее боли в руке добавилась боль в спине, которая медленно ползла в голову.

– Что происходит? – схватилась она за запястье, тоже начавшее неистово гореть. – Песочная Язва? Джин, помоги! У меня Язва! – Она села на колени, не имея сил больше стоять.

– Ничего не важно, – с каждым искажением, с которым плавилось его лицо, у него менялся голос, добавлялись металлические нотки, – если ты напишешь код, то все будет как надо. Ты же его уже знаешь.

– Какой код, ты о чем вообще?! – непонимающее взмолилась Мелиса, падая и сворачиваясь калачиком, потому что спину тоже начало неистово ломить, а весь мир вокруг неё заходил ходуном. Все начало искажаться, пустыня пропала из виду, сменяясь целой бегущей строкой каких-то нелепых цифр, небо померкло. Или это начали отказывать глаза и все заполнилось дымкой? Она не знала. Боль была настолько сильной, что невозможно было сосредоточиться.

– Ты же хотела полетать на глайдерах отсюда? – Джин встал за её спиной с очевидным намерением.

– Стой, не надо. Прошу, помоги, – сдавленное горло выдавало лишь тихий сип, сменявшийся шипением.

– Ну ты же хотела. Мы теряем её, – произнес Джин уже совершенно оцифрованным голосом. Его изображение продолжило искажаться, пока он говорил сам с собой. – Лети на глайдере, Мелиса! – Он подошел еще ближе и снова замер. – Сильное повреждение, критическое состояние, – отрапортовал он, прежде чем толкнуть ногой девушку с обрыва.

Все внутри Мелисы подлетело куда-то вверх. Она не боялась, но вся жизнь пролетела перед её глазами, а затем весь мир куда-то схлопнулся, исказился, и перед тем как она закрыла глаза, мир взорвался новым множеством разных символов и цифр.

* * *

– Сильные повреждения нервной системы, – прокомментировал состояние Мелисы бот-медик, быстро кативший капсулу в медотдел.

– Она справится? – подскочила Сай Гуан. Она была настолько взволнована, что не знала, куда себя деть.

– Состояние имплантов не изменено, входной разъем для подключения с системой расплавился, – монотонно выдал бот, еще раз обследовав тело. Затем бот перевернул тело на живот. – Приступаю к изъятию поврежденного импланта.

– Она же не сможет больше подключаться! – занервничала Сай Гуан и помахала рукой, чтобы бот помедлил. Вызвав на мониторе Ваола Мина, она молча показала ему Мелису, которая без сознания лежала на столе медотделения.

– Установим новый, когда заживет, – распорядился Мин, – она показала очень хорошие результаты за эти несколько месяцев, я чувствую потенциал.

– Такого же никогда не было! – кусала губы Сай. – Как мы объясним это в отчете?

– Что-нибудь придумай. И сними этот имплант! Не хватало еще ей подцепить Язву. – Мин отключился, а бот, услышав команду, начал быстро разрезать кожу на спине, извлекая гнездо входа.

* * *

Тело саднило, голова кружилась. Она открыла глаза, провела языком по пересохшим губам:

– Что случилось? Где я?

– Случился сбой в импланте, ты слишком долго не отключалась. – Рядом сидела Сай Гуан, с усталым видом наблюдая за мониторами показаний здоровья. – Когда мы тебя отключали, случилось аварийное сохранение данных, стандартная процедура. Все твои наработанные данные были залиты тебе в церебральный имплант. Сработал защитный механизм, и доступ к памяти импланта остался только внутренний. Мы не смогли выкачать из тебя данные.

– И теперь никто не может их изъять? – слабо хихикнула Мелиса.

Сознание начало потихоньку приходить к ней назад, воспроизводя весь этот пережитый кошмар, который вроде и не был кошмаром, а лишь ошибкой системы и наложением проекций её воспоминаний на реальность. Она вымученно улыбнулась, когда еще раз поняла, что произошло.

– К сожалению, пока что нет. Ты можешь подключиться к системе, можешь сама слить все, что есть у тебя в памяти, но система не сможет подключиться к тебе. Никто не сможет. И поэтому мы удалили поврежденное гнездо до твоего полного восстановления.

Мелиса сипло засмеялась и закашлялась. Все её тело начало медленно трястись в истерике. Она снова засмеялась. Смеяться было больно, но лишь она понимала сейчас всю иронию ситуации, и это приводило её в жуткий, истерический смех, от которого Сай стало не по себе.

– Что в этом смешного? – непонимающее улыбнулась Сай Гуан.

– А то, – перевела Мелиса дух, – что я дописала код, – до слез смеялась она, – залила себе остальные части программы, и теперь она неактивированная лежит в моем церебральном импланте, – не унималась она, – но никто не может её достать, кроме меня. Никто! – Внутри как будто что-то взорвалось, и она рассмеялась еще громче.

Ситуация казалась какой-то жуткой. Сай Гуан в ужасе упала обратно на стул.

– О боги, – лишь смогла прошептать она в ответ на истерический, непрекращающийся смех девушки.

* * *

Июнь, сектор Мираж, система Мираж, бар Ниходенкон.


Она сидела за столом, медленно потягивая свой нейростим. Было поздно, а потому бар был практически забит. Люди и тервинн шлялись пьяные по помещению, размахивая своими стаканами, рассказывали друзьям истории с работы и разминали свои мышцы для предстоящих барных драк.

Ей было все равно. Она не любила влипать в неприятности, а потому, сильнее надвинув свой платок себе практически на нос, старалась не привлекать внимания.

Нейростим быстро ударял в голову, заставляя забыть обо всех тяжестях сегодняшней работы. Каждый день, проведенный в компании Ромуа, убивал Кирру. Ей абсолютно не нравилась консул смежного сектора – и не потому, что та постоянно косилась на её остаточный имплант Подключенной предыдущего поколения, а из-за её манер, походки. Да и само лицо, ухоженное до такой степени, что Ромуа казалась на пятнадцать лет моложе, выводило девушку из себя.

«И почему By Манг вообще возится с ней? Все проблемы можно было решить уже очень давно. Например, закрыв вход для кораблей типа Полис», – размышляла она, рассматривая края своего стакана. А между тем сильно переживала, ведь Син была той, кто всегда опаздывает в бар. Но сегодня ее нигде не было видно, как и за день до этого, как и за день до дня до этого. Какой-то тревожный колокольчик звонил внутри Кирры, но она не могла понять, что предпринять. Наконец решение нашлось само собой.

– Кирра! – хлопнул стаканом по столу Джин, присаживаясь напротив девушки. – Таил сейчас придет. Где Син?

– Я думала, она с тобой. Ни тебя, ни её не видно уже недели две! – развела Кирра руками, и тревога внутри неё выросла еще сильнее. Но хороший глоток нейростима слегка приглушил подозрения и вернул её в нормальное, слегка нервное состояние.

– Наверное, она много работает, – крикнул Джин, так как в баре стало шумнее – признак того, что скоро начнется пьяная драка. – Таил! – поприветствовал он друга стаканом.

– Син не придет? – вскинул брови тот. – Она никогда не пропускает выпивку. Ну ладно, тогда начнем без неё.

– Чем ты был так занят? – обратилась Кирра к Джину, а рассмотрев в темноте синяки на голове и руках, охнула. Схватив его за запястье, она задрала его куртку вверх и увидела еще тонну синяков по всей руке, заживающие раны, болячки. – Таил, объясни? – повернулась она ко второму приятелю и уставилась на него так зло и требовательно, что тот вжался в спинку стула. Все знали, какова Кирра бывает в гневе. И ей это нравилось. Улыбнувшись, она отпустила руку Джина и начала смотреть на Таила из-под опущенных ресниц.

– У нас такая работа, – уклончиво проговорил тот.

Тогда подхватил Джин:

– Мы нашли инвесторов!

– Да ну? – Слово «инвесторы» ей совершенно не понравилось. Она не хотела лезть между Джином и Таилом и вообще не хотела лезть ни в какого рода разборки, но, поскольку Джин являлся её неплохим другом, она чувствовала обязанность поинтересоваться его делами и узнать про них как можно больше в рамках приемлемого.

– Да, – кивнул более убедительно Джин. – Приходится много работать, но за это много платят. Инвесторы из Гердии решили открыть тут свой бизнес в партнерстве с Таилом. Я помогаю обеим сторонам. Я же жил в другом секторе, неплохо понимаю их язык. Поэтому можно и без декодеров. Очень удобно.

«Может, и правда не врет?» – засомневалась девушка. История выглядела убедительно, да и Кирре совершенно не хотелось влезать в подробности, особенно когда большинство из них сейчас больше занимал нейростим. Джин между тем продолжал убедительно рассказывать.

* * *

– Мы подумываем запустить производственную цепочку новых технологий. – Джин посмотрел на Таила в надежде, что тот поддержит его. Таил утвердительно кивнул, снимая груз беспокойства с плеч друга. – Пытаемся совместить технологии Тервинн и Миража. Мне кажется, должно получиться неплохо.

– И чего вы добились? – спросила заинтересованно Кирра. Как заметил Джин, на лице девушки не осталось и следа подозрений.

«Убили бреггову тучу народу, вот чего!» – подумал он, чуть не выпалив все вслух. А вместо этого сказал:

– Новые импланты пытаемся делать, чтобы по совместимости подходили. И технологии такие же. Больше ничего не могу сказать – коммерческая тайна, – улыбнулся он своей находчивости.

– Ладно, понятно, – удовлетворенно кивнула девушка и подняла тост: – Раз её с нами нет, то за Син! Мы же знаем, как она не любит, когда за неё пьют. – И осушила бокал залпом.

Джину ничего не оставалось, как последовать примеру Кирры. Напиток был качественным, крепким, но при этом приятным на вкус. Вот что значило иметь деньги Рея. Кровавые деньги, но кому какая была разница. Улыбнувшись, он заказал еще всем по нейростиму, уже через минуту стаканы выехали из трубы у столика.

– Ого! – удивилась Кирра. – Хорошие у тебя инвесторы. Дорогущий нейростим.

– Скажи спасибо Таилу. Он их нашел. – Джин и Таил обменялись красноречивыми взглядами, и Джин не очень понял, почему Таил недоволен. Но решил не придавать этому значения и поднял стакан: – За тебя, Кирра. Если бы не твоя работа во Дворце, то кто бы вытаскивал нас из всех неприятностей?

– И не говори, – весело усмехнулась она, пригубив стакан.

* * *

Таил сидел и с замиранием сердца слушал, как Джин рассказывает про их деятельность. Каждый раз, когда тот добирался до какого-нибудь скользкого момента, он молил всех богов, чтобы парнишка промолчал и не проронил ничего лишнего. Он видел, как Кирра подозрительно смотрит на него и Джина, как она не верит ни единому его слову, и ему было очень интересно, когда же терпение девушки закончится и она отвесит сначала пощечину за наглое вранье Джину, а потом и Таилу за то, что покрывает его и втянул в непонятно что.

Пока они пили, он не проронил ни слова. Все его мысли были направлены на предстоящее мероприятие. Рей не уточнял, как именно все пройдет. Он не разговаривал с Таилом, считая его чем-то вроде лишнего звена. И потому с каждым днем он все больше думал, как же соскочить с этого поезда, летящего непонятно куда.

– Таил, – обратилась к нему Кирра, – тебя что-то беспокоит?

– Я все думаю о наших… инвесторах, – еле выдавил он из себя это слово, понимая, как оно на самом деле глупо звучит, если представлять Рея в роли инвестора, а не профессионального наемника. Интересно, он наблюдает сейчас за ними?

«Наверняка наблюдает. – Таил на всякий случай обернулся и оглядел бар. – Но конечно же я не знаю, где он».

– Ты кого-то ждешь? – сощурила глаза уже подвыпившая Кирра. Девушка всегда напивалась быстрее всех, а потом от неё можно было ожидать самых необычных поступков. – Это она? Или, может быть, он? – хитро улыбнулась она, тыкая пальцем куда-то в другой угол.

Таил резко обернулся, но там никого не было.

– Пфф! Не надо так шутить, Кирра, – разозлившись, он хлебнул нейростима.

– Не знала, что ты параноик, – хихикнула девушка.

– Джин, отойдем? Это важно. По поводу наших инвесторов, – многозначительно посмотрел Таил на Джина. Отведя его в сторону, так, чтобы Кирра не могла увидеть их или услышать, он снова обернулся по сторонам и продолжил: – Зачем ты рассказываешь ей все это? Какие к бреггам инвесторы! Они же наемники, убийцы!

– Я не сказал ничего существенного. У нас бизнес, мы расширяемся, вот и все, – развел он руками.

– Она же не глупая, – перешел на шепот Таил, – и Рей не глупый. Ты думаешь, он за нами не наблюдает? Я чую, что еще одно твоё слово – и я получу пулю. Нет, даже не пулю, меня прирежут этим светящимся ножом, брат.

– Да успокойся, – остановил его Джин, который, похоже, уже плохо понимал, что происходит. – Если ты так сильно нервничаешь, я не буду ничего говорить. Так бы и сказал. И не надо думать, что за нами следят. Мы бы точно это заметили. И в бар боты наемников не пускают. Они же их сразу вычисляют. – Джин изобразил что-то вроде сенсора вместо глаза.

– Ладно, согласен. Но веди себя осторожнее, – повысил голос Таил, так как в баре стало уже слишком шумно.

* * *

Их не было уже довольно долгое время. Она опустошила один стакан и заказала всем еще. Между тем бар начал распаляться. Волнения прошлись по всей барной стойке, а потом один из завсегдатаев ни с того ни с сего заехал другому посетителю слева. Началась драка, к которой волей-неволей присоединились все вокруг барной стойки.

Кирра вжалась в свой стул, нервно оглядываясь на угол, куда отошли Джин с Таилом. Ей совершенно не хотелось оставаться одной в гуще разъяренного народу.

Из толпы вылетел человек и, потеряв равновесие, повалился прямиком на стол, за которым сидела девушка. Улыбнувшись ей, он сполз на стул рядом и попытался сфокусироваться на её лице. Ему это явно не удалось, а потому он периодически прикрывал один глаз, чтобы хоть как-то выровнять своё положение в пространстве.

– Надо было имплант поставить на глаза, – хихикнул он, – тогда бы все разглядел, – облизнулся он, оглядывая Кирру с ног до головы.

Не в состоянии даже подать голос, чтобы позвать друзей, она вжалась в свой стул, пытаясь придумать решение.

– Ты не хочешь со мной выпить? – все ближе пододвигался человек, пока его стул не уперся в небольшой бортик на полу.

– Нет, спасибо, – отодвинулась она на самый краешек их небольшого диванчика.

Тогда он попытался наклониться в её сторону, но не удержался и упал на ее колени, довольно хрюкая.

От омерзения Кирра всплеснула руками и не придумала ничего лучше, чем вылить на него оставшийся нейростим. Как ни странно, но это сработало. Пьяный вскочил и уставился на неё, словно она была бреггом:

– Облила меня, сука! – заревел он и попытался замахнуться на Кирру кулаком, но вовремя подоспевшие Джин и Таил схватили его за плечи, так и не дав нанести удар.

* * *

– Что будем делать с ним? – неуверенно спросил Джин, глядя на беднягу, катающегося по полу и пытающегося вырваться из-под сапог друзей.

– Я за драку, брат, – улыбнулся Таил и убрал ногу с плеча пьяницы.

Джин улыбнулся и последовал примеру друга. Конечно, ему доставалось в мелких походах Рея. Особенно досталось в последнем, когда он навернулся с поддерживающей балки, тянувшейся вдоль трубы поездов. Но ему все равно хотелось еще. Может, это нейростим, а может, он все-таки скучал по постоянным тренировкам в межзвездной армии – так или иначе, но сейчас он был готов навалять этому бедолаге и половине бара.

Включив свой новенький звуковой декодер, прикупленный на деньги Рея, и настроив его на одну из волн бара, он вошел в ритм музыки, которая раздавалась у него в ушах.

Пьяница встал на ноги и замахнулся на Джина, но тот, ловко пригнувшись под летящей рукой, оказался за спиной противника и провернул серию коротких атак в бок. Пьяница запыхался. Не ожидав такой прыти, он попытался развернуться, но тут же был уложен хуком Таила.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сектор Мираж (Джо Хорт, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я