Лис Улисс и ловушка для Земли

Фред Адра, 2017

В четвертой книге серии «Лис Улисс» студенты и преподаватели Градбургского университета попадают в совершенно неправдоподобную, но при этом абсолютно правдивую историю с коварными инопланетянами, положившими глаз на нашу планету. Читатель может сначала подумать, что автору к четвертой книге уже надоел главный герой и он решил его заменить на кота Артура и других совершенно неожиданных персонажей. Но Лис Улисс и его друзья по-прежнему с нами! И теперь героям предстоят загадочные встречи с инопланетянами, поиски внеземного разума и сногсшибательные открытия!

Оглавление

  • Часть первая, рациональная
Из серии: Лис Улисс

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лис Улисс и ловушка для Земли предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Фред Адра, текст, 2017

© ООО «РОСМЭН», 2017

Часть первая, рациональная

Начальнику Управления по аномальным явлениям от заместителя начальника Управления по аномальным явлениям

Сегодня, в 02:03 по местному времени, был пойман сигнал явно внеземного происхождения. Наши сотрудники работают над расшифровкой, однако уже сейчас можно с уверенностью констатировать, что сигнал носит безусловно враждебный характер по отношению к Земле и землянам. Начальник, вы бы слышали этот агрессивный, злобный писк! Это наверняка ужасные угрозы! Мы должны срочно обнаружить инопланетян и уничтожить их, пока они не уничтожили нас! Уж поверьте мне, опытному землянину!

Заместителю начальника Управления по аномальным явлениям от начальника Управления по аномальным явлениям

Прекратить панику. Инопланетное происхождение полученного сигнала еще не доказано. Расшифруйте его как можно скорее.

Также усильте наблюдение за Градбургским Университетом.

Глава 1

Сигналы и ссоры

Грянул гром, молния на мгновение озарила комнату, и еж Роман проснулся. Он сел на кровати, недоуменно всмотрелся в ночную мглу и вслушался в грохот ливня за окном общежития. «Странно, — подумал он. — Почему молния после грома? Должно же быть наоборот!»

— Потому что это не гром, — раздался мрачный заспанный голос соседа по комнате (тоже ежа), и Роман понял, что думал вслух.

— Не гром? Тогда где гром?

— Открой дверь, умник! — буркнул сосед из-под одеяла.

За окном бабахнуло по-настоящему, и, словно вторя грому, раздался настойчивый стук в дверь. Обреченно вздохнув, Роман нехотя слез с кровати, натянул халат и прошаркал к двери. В глаза ударил свет из коридора, и еж прищурился, разглядывая незваного ночного гостя, быстро принявшего облик взъерошенного рыжего кота с безумным взглядом.

— Роман, пойдем скорей! — воскликнул гость.

Еж застонал.

— Артур, ты знаешь, который час? — спросил он с упреком.

— Два часа четырнадцать минут, — не задумываясь сообщил кот, тем самым дав исчерпывающий ответ на вопрос разбуженного собеседника: да, он знает, который час. — Роман, я поймал радиосигнал из космоса!

Еж скривился:

— О нет… Опять?

— На этот раз настоящий! Убедишься, когда расшифруешь! Пошли скорей!

Роман понял, что ему не отвертеться, и сдался.

— Сейчас. Оденусь только. И учти, если опять ложная тревога, я тебя убью…

Кот Артур, студент факультета заблуждений и невозможных наук Градбургского университета, не случайно позвал на помощь именно Романа — еж не только считался лучшим учащимся на кафедре тайн факультета никому не нужных древних языков, но и действительно был таковым. Он мог перевести и расшифровать практически все что угодно. Именно Роман расшифровал письмена, придуманные особо коварными преподавателями для заваливания на экзаменах неугодных студентов. Преподаватели были потрясены — еще бы, ведь им казалось, что сочиненный ими текст содержал просто бессмысленный набор знаков. А Роман взял и перевел его. Оказалось, там написано следующее: «Дрый наодбах вельклум».

Еще больше репутацию Романа укрепили многочисленные расшифровки надписей, которые на первый взгляд никакой расшифровки вовсе не требовали. Например, он с легкостью определил, что означает фраза «Посторонним вход воспрещен» на двери в университетскую столовую для профессуры. Выяснилось, что в этом предложении зашифровано другое: «Мир погибших овощей».

В общем, все преподаватели факультета прочили юноше блестящее будущее и ненависть окружающих.

Потому-то Артур и тащил Романа в обсерваторию, где несколько минут назад осуществилась мечта всей его жизни — он поймал сигнал из космоса. Правда, он и раньше ловил сигналы из космоса. Вернее, ему казалось, что они из космоса. А потом приходил Роман и сразу объявлял: «Самолет». Или: «Спутник». Или: «О, это нам как раз вчера задавали!»

Артур влетел в пустую обсерваторию, на ходу стягивая с себя насквозь промокшую куртку. Следом степенно вошел Роман, готовый развенчать напрасные надежды приятеля.

— Слушай… — с глубоким волнением прошептал Артур, запуская на компьютере запись пойманного сигнала.

Динамики запищали, и кот напрягся — он готовился к худшему: сейчас Роман заявит, что сигнал имеет самое что ни на есть земное происхождение. Артур так нервничал, что даже зажмурился. Вот сейчас еж произнесет роковые слова, вот сейчас…

Однако Роман молчал. Кот осторожно открыл глаза и посмотрел на приятеля. Морда последнего выражала удивление.

За стенами обсерватории громыхнуло.

— Ну-ка, проиграй запись еще раз, — попросил Роман.

Артур проиграл.

— Кофе, — сказал Роман.

На душе у Артура стало кисло. Значит, опять ошибка. Никакой это не сигнал из космоса, а обычный кофе.

Кофе?!

— Много кофе, — пояснил Роман, с деловым видом усаживаясь за компьютер.

Душа Артура воспарила. Раз гениальный приятель сразу не отверг возможность внеземного происхождения пиканья, то шансы на успех велики как никогда!

— Будет тебе кофе! — воскликнул Артур. — И чай, и минералка, и все что угодно!

Еж кивнул:

— Тогда кофе и тишины.

Через несколько часов, уже под утро, Артур проснулся от тряски. Его, спящего в кресле, тряс за плечо Роман.

— Я не сплю! — заявил Артур, не особо рассчитывая, что ему поверят.

Роман не ответил. Он отошел к компьютеру и поманил кота пальцем. Тут Артур проснулся окончательно и вспомнил, зачем они здесь. Сна как не бывало. Кот подскочил к монитору и впился в него взглядом.

губитель вселенных на планете там

— Это все? — удивился Артур. — Так много пиканья, и всего пять слов?

Роман перевел на него красные от недосыпа глаза и возмущенно засопел. Так сопеть умеют только ежи, особенно возмущенные.

— Не стоит благодарности.

— Ой, — спохватился Артур. — Конечно, спасибо! Очень большое спасибо! Просто я так удивился, что само вырвалось.

Но Роман не спешил его прощать.

— Ты хоть понимаешь, чего мне это стоило? Думаешь, так просто расшифровать инопланетный сигнал?

— Так он все же инопланетный?! — вскричал Артур.

Роман замахал на него лапами:

— Не отвлекайся! Мы сейчас обо мне говорим!

— Да-да, конечно… Чего же тебе это стоило?

— А как, по-твоему, можно расшифровать текст, если совершенно не от чего отталкиваться? Мы же не знаем никаких инопланетных языков…

— Так все-таки инопланет…

— Тихо! Я не закончил! Так вот, расшифровать такой текст нельзя!

Артур вздрогнул.

— То есть… Значит, раз ты его расшифровал, то он не инопланетный?

Роман помедлил с ответом, наслаждаясь замешательством приятеля. Наконец он решил, что отмщен, и лукаво произнес:

— Этого я не говорил.

— Роман, не томи!

Но Роману нравилось томить. Поэтому он задумчиво обвел взглядом стол и как бы невзначай обронил:

— Кажется, кофе закончился…

— Ссссадист, — прошипел Артур и отправился готовить черный кофе — Роману и себе.

— Итак, мой дорогой брат-студиозус, — сказал еж, с наслаждением поднося чашку ароматного напитка к носу. — Как я уже отметил, невозможно расшифровать текст, если нельзя оттолкнуться от других текстов. Поэтому я применил иной метод, который сам же и разработал. Знал бы ты, как тебе со мной повезло…

— Я знаю! — нетерпеливо заверил его Артур. — Дальше!

— На самом деле все просто. Вместо того чтобы пытаться расшифровать текст, я сосредоточился на понимании сути передаваемого сообщения. Ведь каждое из этих «пи» имеет собственный эмоциональный заряд, смысл, интонацию… Тщательно все проанализировав, я пришел к выводу, что там говорится именно это. — Роман ткнул пальцем в монитор, и Артур снова прочитал:

губитель вселенных на планете там

— Но это же только обрывок сообщения!

Еж развел лапами:

— Ну, извини, это все, что ты поймал. — Он поставил чашку и поднялся с кресла. — А теперь я иду спать…

Несмотря на жуткий недосып, Артур шел на семинар бодрый, воодушевленный и окрыленный. Сегодня его ждет триумф: кот докажет свою правоту всем этим скептикам во главе с профессором Адрианом Интегральским и его вечным подпевалой — лисом Эдуардом.

Артур был, пожалуй, на факультете единственным, кто искренне верил в пришельцев. Профессор Интегральский (пожилой доберман, один из самых известных ученых Градбургского университета) такую убежденность своего студента не одобрял:

— Дорогой Артур, подлинный ученый должен отталкиваться от фактов, а не от дурацких фантазий. Все так называемые свидетельства посещения инопланетянами Земли имеют простое земное объяснение.

Артур горячо возражал:

— Да как же земное, профессор?! Вот, смотрите, эта фотография сделана на прошлой неделе у нас же, в Градбурге! Видите? Над домами зависла летающая тарелка!

Профессор окидывал снимок скучающим взглядом и вздыхал:

— Никакая это не летающая тарелка. Это просто два блюдца, — одно лежит на другом, — которые зависли над домами в свободном полете. Просто кто-то их подбросил, и они, пока летели, сильно увеличились в диаметре — метров примерно на двадцать — и обросли лампочками. Вот и все, и никаких пришельцев.

Но Артур не сдавался:

— А как же древние наскальные рисунки? На них изображены животные с рожками! Эти рожки — антенны!

— Какие животные там нарисованы? — интересовался профессор.

— Козлы.

— Козлы с рожками? Действительно загадочно.

В этом месте остальные студенты обычно смеялись. Особенно усердствовал лис Эдуард, злейший враг Артура, который на самом деле плевать хотел на то, существуют инопланетяне или нет. Но раз профессор Интегральский считает, что их нет, то он, Эдуард, думает так же.

— Ха-ха-ха! — заливался лис. — Козлы с антеннами вместо рожек! Ой, сейчас умру!

Но он, разумеется, не умирал, а, наоборот, продолжал жить и при каждом удобном (да и неудобном) случае подкалывал Артура.

Однако сегодня все будет иначе… Артур был слишком увлечен грядущей победой и, войдя в аудиторию, не заметил, что некоторые студенты, в том числе Эдуард, насмешливо на него поглядывают. А заметь он это, то, возможно, избежал бы катастрофы, которой суждено было произойти буквально через несколько минут.

— Итак, — изрек профессор Интегральский, медленно и с достоинством входя в аудиторию и постукивая тростью. — Сегодня мы поговорим о том, как средства массовой информации раздувают антинаучные сенсации и тем самым дурачат и оболванивают доверчивых зверей. Перед вами разложены газеты. В каждой из них вы найдете примеры подобных сенсаций. Когда найдете, поделитесь своей радостью со всеми. Приступайте!

Со всех сторон раздалось шуршание газетных страниц.

— Нашла! — сообщила миловидная студентка-болонка со стрижкой под «пуделя». — «Внутри древней мумии обнаружена современная мумия».

— И я нашел! — вскричал студент-шимпанзе. — «Ученый изобрел машину времени, отправился в прошлое, где помешал себе изобрести машину времени и отправиться в прошлое, чтобы помешать себе изобрести машину времени, которую он изобрел и отправился в прошлое».

Один за другим студенты зачитывали заголовки антинаучных сенсаций, пока Артур не остался единственным промолчавшим.

— Артур, в чем дело? — поинтересовался профессор Интегральский.

Кот пожал плечами:

— У меня ничего нет.

— Не может быть! А как же шестая страница? — Доберман открыл газету и зачитал всей аудитории: — «Градбург был основан инопланетянами». Артур, ты это пропустил?

— Нет, видел, конечно. Только что в этом антинаучного?

Взгляд профессора стал укоризненным, а студенты затаили дыхание, предвкушая забаву.

— Артур, ты опять за свое? Что, Градбург основали пришельцы?

— Почему бы и нет? — усмехнулся кот. Вот он, момент! — Поскольку теперь нет никаких сомнений в их существовании, то все возможно…

Профессор Интегральский поглядел на него поверх очков, а некоторые студенты захихикали. Артур в упор уставился на профессора, поэтому не мог видеть, как Эдуард хитро перемигивается со своими дружками.

— Никаких сомнений? — усмехнулся профессор. — Можно подробней?

— Разумеется, — с готовностью отозвался Артур. — Сегодня ночью я поймал внеземной радиосигнал!

Аудитория взорвалась от хохота. Артур растерялся. Что такого смешного он сказал? Над ним и раньше потешались, но не так же… Все одновременно сошли с ума?

Не смеялся один лишь профессор Интегральский. Он одарил Артура сочувственным взглядом, вздохнул и постучал тростью по полу:

— Прекратите! Не вижу ничего смешного!

Смех улегся. Профессор вернулся к своему столу.

— Вообще-то, — сказал он, глядя почему-то на Эдуарда, — вашу шутку я не нахожу остроумной. Тем не менее ситуация ясна. Вот что происходит, если ученый ищет не факты, а подтверждения собственным фантазиям: он готов поверить чему угодно.

Артур все еще недоумевал. О чем говорит профессор? Какая шутка? При чем тут Эдуард?

Может, если бы минувшей ночью Артуру удалось выспаться, он бы спокойнее отнесся к происходящему. Но недосып давал о себе знать, и тормоза работали плохо. Кот начал раздражаться. А от раздражения до злости один шаг, и, образно говоря, Артур уже занес лапу.

— Эй! — окликнул его Эдуард. — Понравилось инопланетные сообщения ловить? Послать еще? Мне не трудно!

Артура бросило в жар. Так это что, розыгрыш? Значит, сигнал — дело лап Эдуарда?!

Но как же тогда расшифровка?.. Ведь Роману понадобилось на нее целых полночи, он же фактически подтвердил внеземное происхождение сигнала. Если только…

Последняя догадка озарила Артура, и картина сложилась полностью.

Этот чертов Эдуард разыграл его, послав сигнал, который Артур принял за внеземной. Профессор Интегральский, увы, прав: кот с легкостью купился на приманку, потому что действительно готов был в чем угодно усмотреть доказательство своей правоты. Эдуард это понял и использовал, чтобы высмеять Артура, а перед семинаром всех предупредил о том, что может произойти. И все вышло именно так, как он ожидал!

Но Роман… Как мог Роман пойти на сговор с этим подлым лисом! Теперь очевидно, что еж просто притворялся, будто испытывает трудности с расшифровкой. А Артур-то считал его своим другом…

— Артур! — не унимался тем временем Эдуард. — Что же ты сидишь? Беги — маленькие зеленые зверушки ждут тебя! Они качают своими рожками-антеннами и зовут: «пи-пи-пи».

Обида, злость, недосып и разочарование встретились в душе Артура, пожали друг другу лапы и прогнали осторожность, здравомыслие и воспитание, после чего послали в мозг носителя гнев со следующим посланием: «Зло должно быть наказано, а добро должно быть с кулаками».

Артур бросился на Эдуарда. Таких яростных котов Градбургский университет еще не видел…

За окном профессорского кабинета моросил скучный дождь. Со стен на Артура глядели фотографии самого Адриана Интегральского, его супруги, детей и внуков. «Как же так? — будто вопрошали они. — Затеять драку в священных стенах университета!» Висящие между фотографиями многочисленные дипломы профессора ничего не говорили, и, что на них написано, видно не было. Однако Артуру казалось, что написано одно и то же: «Как же так? Затеять драку! И где? ЗДЕСЬ!»

— Артур… — тихо проронил сидящий напротив кота профессор-доберман. — Ты хоть понимаешь, что за такие дела отчисляют из университета?

— Понимаю, — кивнул Артур, стараясь не смотреть профессору в глаза. Ему и правда было ужасно стыдно. Как же его угораздило?

— Ну вот что. — Профессор Интегральский повысил голос, казалось, он пришел к какому-то решению. — В истории университета существуют прецеденты. Поэтому у тебя есть шанс не быть отчисленным.

— Прецеденты? — Артур решился поднять глаза. — Значит, я не первый?

Ему показалось, что пожилой доберман едва сдержался, чтобы не фыркнуть.

— Конечно нет. И прежде у студентов бывали провинности. Но иногда их прощали, если…

— Если что? — оживился кот.

— Если им удавалось совершить научное открытие или выдвинуть интересную и убедительную гипотезу. То есть проявить себя как зверя, в котором нуждается наука.

Артур снова приуныл. Похоже, исключения ему не миновать. Ведь это он нуждается в науке, а не она в нем.

— Увы, я далек от научных свершений.

Профессор Интегральский хмыкнул, и на мгновение коту показалось, будто в глазах добермана вспыхнула искорка.

— У тебя есть две недели. Ибо ровно через две недели университетский совет будет решать твою судьбу. Сотворишь за это время что-нибудь значительное — считай, что спасен.

— Две недели?! — ужаснулся Артур. — Что я смогу за две недели!

Профессор Интегральский развел лапами:

— Поскольку ты всерьез увлечен только одной темой, особого выбора у тебя нет. Предъяви через две недели убедительные доказательства существования пришельцев, и все в порядке.

Артур изумленно уставился на наставника:

— Профессор, так вы все-таки верите, что это возможно?

— Если честно, нет. Но это твой шанс, и я обязан был тебе о нем сообщить. Ступай, Артур. Помни — две недели.

Путаясь в мыслях и чувствах, кот поплелся к выходу. У двери его задержал голос преподавателя:

— И учти, я сделаю все возможное, чтобы опровергнуть твои доказательства. Такова моя обязанность как ученого.

Артур кивнул и покинул кабинет профессора…

В одном из зданий Градбургского университета располагалась гигантская оранжерея. Это место называлось Ботаническим садом, но не потому, что там было множество растений, а потому, что там любили собираться «ботаники».

Это совершенно особая категория студентов, которые так зациклились на учебе, что чуть ли не полностью оторвались от реальности. Они могли посреди ночи доказать любую теорему, но терялись, если их спрашивали, чьи клипы крутят на музыкальных телеканалах. «Ботаников» часто высмеивали, и, чтобы противостоять враждебному окружающему миру, в Градбургском университете они сбились в отдельную касту, а своим штабом сделали Ботанический сад.

Артур нуждался в помощи и считал, что если кто и может ему ее оказать, то именно «ботаники». Однако сам он «ботаником» не был и попасть в Ботанический сад просто так не мог. Дело в том, что каста чудиков изо всех сил блюла святость и неприкосновенность своего штаба. «Ботаники» наняли нескольких амбалов из числа студентов, которых называли «физкультурниками», чтобы те осуществляли жесткий фейсконтроль на входе в оранжерею. Не будучи «ботаником», студент имел весьма низкие шансы попасть в сад и весьма высокие — получить по морде.

Но Артур рассчитывал, что одурачить не блещущих интеллектом «физкультурников» большого труда не составит. Он вернулся в общежитие и принялся рыться в шкафу и в тумбочках, в том числе и в вещах соседа по комнате — кролика Дениса, который как раз был без пяти минут «ботаник».

У Дениса было плохое зрение, и Артур надеялся, что сегодня, убегая на занятия и выбирая между очками и линзами, сосед остановил свой выбор на линзах.

— Ага! — радостно воскликнул кот, обнаружив, что его надежда оправдалась.

Он достал очки из соседской тумбочки. Очки были что надо: огромные прямоугольники с толстенными линзами. Артур нацепил их на нос и тут же потерял способность что-либо видеть. Пришлось спустить очки на кончик носа и смотреть поверх них.

Кот поглядел на себя в зеркало. Очки полностью преобразили его морду, но этого было недостаточно. Артур усиленно ссутулился. Уже лучше. Но все равно мало.

Он вернулся к шкафу, выудил из его недр и напялил на себя свитер с надписью «A(f)=F(a), придурки!». Затем бегло пробежался по учебникам Дениса и остановил свой выбор на «Химии неприятных тел». Зажал книгу в лапе и снова поглядел в зеркало. Ай, красавец! Ботан из ботанов — ни одна девушка и близко не подойдет.

Отлично, теперь — в оранжерею!

Три волка-«физкультурника» у входа в Ботанический сад окинули его оценивающими взглядами. Артуру стало неуютно. Он закашлялся и гнусаво произнес:

— Любезные, не подскажете, сумма квадратов катетов прямо пропорциональна действующей на нее силе или, напротив, индукция?

— А? — спросили «физкультурники».

— Ну, фотосинтез! — пояснил Артур. Он указал взглядом на впечатляющие мускулы одного из волков и поинтересовался: — Нанотехнологии?

«Физкультурник» почему-то рассердился:

— Проходи давай, умник! Грузи своих корешей, а не нас!

Артур многозначительно поднял указательный палец и важно заявил:

— Что и требовалось доказать! — после чего без всяких препятствий вступил в «ботаническое» царство.

Среди деревьев, кустов и цветов с самым важным видом прохаживались «ботаники». Столько «ботаников» сразу Артур никогда прежде не видел, поэтому слегка растерялся. «Так вот ты какая — реальность альтернативная!» — подумал он и приблизился к одной из групп.

— Друзья, — вкрадчиво произнес он, — есть возможность заявить о себе!

«Ботаники» уставились на пришельца, а главный из них, очень худой суслик, сказал:

— Молви.

Артур вкратце объяснил, в чем состоит суть его проблемы.

— Ну что, поможете?

«Ботаники» одновременно замотали головами.

— Ничего не выйдет, — сказал суслик. — От тебя за две недели требуется сотворить то, что у маститых ученых не выходило и за годы. Мы не беремся за безнадежные дела, это может повредить нашей репутации. Мы — ботаны, а не фантазеры! Посочувствовать, морально поддержать — это пожалуйста. Но не более.

Артур постарался не показать, насколько расстроен.

— Ладно, и на том спасибо.

Он попытал счастья с другими группами, но повсюду его ждало разочарование. Все ему сопереживали, и никто не хотел помочь.

С горечью кот покинул Ботанический сад. Оставался еще один зверь, на которого Артур мог рассчитывать. Правда, зверь этот был не студент, и, что гораздо хуже, как раз на него рассчитывать было опасно. Но выбора нет: одному справиться с задачей будет сложно.

С ощущением, что он совершает ужасную ошибку, Артур вернулся в свою комнату, уселся за телефон и набрал номер.

— Алло? Привет, братишка…

Глава 2

Помощь появляется и исчезает

Автобус въехал на территорию кампуса. Пассажирам могло бы показаться, будто они попали в другой город. Кругом простирались многочисленные современные строения и парки, далеко впереди угадывались контуры старинного здания центра исследований, служившего предметом особой гордости Градбургского университета. Это действительно в каком-то смысле был город в городе — со своими границами, обитателями, законами и обычаями.

— Общежитие! — объявил водитель.

Кот Константин выпрыгнул из автобуса и огляделся. Ну и где же Артур, который клялся, что непременно встретит его на остановке? А, вот он, бежит от общаги, надеется успеть к месту встречи раньше уже отъехавшего автобуса.

Константин фыркнул и скрестил лапы на груди, всем своим видом выражая негодование.

— Сколько можно тебя ждать? — буркнул он вместо приветствия.

— Ты же только что приехал! — заметил Артур, хлопая Константина по плечу.

— Я спросил, сколько можно тебя ждать, а не когда я приехал. Как будущий ученый, ты мог бы подучиться понимать вопросы.

— Ладно, — улыбнулся «будущий ученый». — Меня можно ждать двенадцать минут сорок три секунды. Такой ответ тебя устраивает?

— Вполне, — ответил Константин и поглядел на часы. — Я ждал меньше. Так что привет! Давай выкладывай, зачем позвал.

Артур кивнул:

— Пойдем ко мне, попьем чаю, и я все объясню…

Артур и Константин были двоюродными братьями и ровесниками, но во всем мире трудно было бы найти более разных котов — и по характеру, и по образу жизни. Внешне они тоже отличались: шерсть Артура была мягкого рыжеватого оттенка, а Константина — серая.

В школе братья учились вместе и даже сидели за одной партой. Однако если Артур всецело посвящал себя учебе, то Константин в основном занимался тем, что сначала прятался в туалете с дружками, чтобы курить, а затем прятался в туалете от дружков, чтобы не курить. Константин постоянно сбегал с уроков на улицу, а Артур — с улицы на уроки. Артур на досуге читал книги, а Константин болтался по дискотекам. Артур с детства готовился стать ученым, а Константин мечтал о легких деньгах. Артур поступил в университет, а Константин занялся сомнительными с точки зрения закона делишками. Артур закончил два первых года с отличием, а Константин задолжал крупную сумму мафии и еле выкрутился. Казалось, пути братьев разошлись навсегда, ибо лежат в разных плоскостях бытия. Но судьба решила иначе.

Сосед Артура, кролик Денис, встретил братьев радушно:

— О, ты, наверно, Константин! Артур много про тебя рассказывал!

— Да ну? — напрягся Константин. — И что же?

— Ну, он говорил, что ты… — Денис заметил выражение морды соседа и осекся. — Что ты его двоюродный брат и что ты… мм… кот. А я Денис! — Он протянул новому знакомому лапу. — Очень приятно!

— Взаимно, — равнодушно кивнул Константин, отвечая на лапопожатие. Однако тут он увидел глаза Дениса, и равнодушие сменилось любопытством. — У тебя странные глаза.

— Ага, голубые! — радостно конкретизировал Денис. — Разве ты не знал, что существует особая порода кроликов, у которых голубые глаза? Мы встречаемся крайне редко, и встреча с нами сулит удачу!

Тут новый знакомый стал Константину по-настоящему интересен.

— Правда? И финансовую тоже?

— А как же! Это точно, и к гадалке не ходи!

Артур решил, что настала пора вмешаться.

— Не увлекайся, — осадил он брата. — Это просто линзы.

Константин осуждающе покачал головой:

— Ай-ай-ай, Денис. Только познакомились, а ты уже обманывать. Я еще мог бы ожидать этого от себя, но от тебя, студента… После того, как мой брат столько о тебе рассказывал…

— Рассказывал? Что же?

— Что ты студент, кролик… С голубыми линзами и склонностью к вранью.

— Да я просто пошутил, — заверил Денис. — А линзы ношу не всегда, чаще — очки. Я и сегодня, когда вернулся с занятий, хотел надеть очки, но обнаружил их совсем не там, где оставил.

Артур насторожился:

— Не там?

— Ну да. Я положил их в тумбочку, вот сюда. А нашел их здесь. — Денис взял линейку. — Расстояние — два сантиметра. Это подозрительно. Теперь, прежде чем допускать их на свой нос, я должен проверить, не появились ли у них зачатки разума.

Константин рассмеялся. Но его никто не поддержал.

— Вообще-то он серьезно, — пояснил Артур. — Он и вправду собирается проверять очки на наличие разума.

Константин мгновенно перестал смеяться:

— А разве это не шутка? Типа как с линзами?

— На этот раз нет.

— А… Денис, ты на всякий случай предупреждай, когда говоришь серьезно, а когда шутишь, ладно? А то я уже дважды чувствовал себя по-идиотски.

— Нет проблем! — согласился кролик. — Сейчас я серьезно говорю. Вот закончу работу над проектом «Последний микрон» и займусь разумными очками.

Константин полюбопытствовал, что такое проект «Последний микрон», и кролик с готовностью объяснил.

Месяца два назад на одной студенческой вечеринке Денис впервые обратил внимание на обычай оставлять нетронутым последний кусок пирога или шоколада. Сначала он решил, что это как-то связано с религией, нечто вроде: «А последний кусок — Космическому Первозверю». Но потом понял, что это не так. Во-первых, религиозность у окружающих его студентов практически отсутствовала. Во-вторых, с последним куском иногда происходили удивительные метаморфозы: кто-нибудь подходил и отрезал от него маленький кусочек, а затем еще мельче и еще. Наконец Денис догадался, в чем дело: никто не хочет быть тем самым бескультурным типом, который съест последний кусок и лишит лакомства остальных. Подобный поступок будет расценен как эгоизм и алчность. Ситуация заканчивалась абсурдно — жалкие остатки пирога (шоколада) в результате отправлялись в мусорку под жадными взглядами присутствующих, каждый из которых на самом деле был бы рад доесть лакомство, но не мог себе этого позволить.

Какой любопытный социально-гастрономический феномен, подумал тогда Денис. А потом задался вопросом: до какого минимума можно кромсать пирог (шоколад) с применением современных научно-технических достижений? Ведь наверняка возможности увеличатся многократно, что позволит участникам вечеринки наслаждаться вкусом пирога (шоколада) значительно дольше, чем сейчас!

Так родился проект «Последний микрон». Денис принес в лабораторию плитку шоколада и предложил сокурсникам отламывать или отрезать от нее кусочек в любое время, когда им захочется сладенького. Сокурсники восприняли эксперимент с энтузиазмом, и очень скоро от плитки остался только один кусочек. Тогда в ход пошли тончайшие скальпели. Отрезаемые куски стали настолько малы, что почувствовать их вкус было уже невозможно, однако участники эксперимента не останавливались. Ведь никто из них не съедал последний кусочек и не становился «тем самым типом, который все доел». Когда скальпели уже не справлялись, в ход пошло лазерное лезвие — теперь опыт продолжался под микроскопом.

Денис полагал, что проект «Последний микрон» близок к завершению, и изо дня на день ожидал результата.

— Кстати, не хочешь ли тоже принять участие в эксперименте? Я серьезно, — предложил кролик.

— Насладиться микроскопическим кусочком шоколада? — уточнил Константин. — Нет, благодарю. Но если вздумаешь повторить эксперимент, сразу зови! На ранних этапах я могу быть очень полезен! — Он повернулся к Артуру, который к этому времени успел приготовить для всех чай. — Рассказывай, что случилось.

Артур решил взять быка за рога:

— Меня отчисляют.

Он ожидал удивления, возмущения, возгласов «не может быть», поэтому был обескуражен тем равнодушием, которое Константин выказал по отношению к столь ужасной новости:

— Бывает. А случилось-то чего?

— Братец, ты что, не слышишь? Меня выгоняют из универа!

Константин нахмурился. Было видно, что он напряженно размышляет.

— Погоди, Артур. Я по интонации чувствую, что в твоих словах заключено что-то плохое. Но, хоть убей, не врубаюсь, что именно.

Артур вздохнул и покачал головой:

— Ладно, Константин. Я понимаю, что для тебя это ничего не значит. Но поверь, для меня это большая трагедия.

— Хорошо, как скажешь, — не возражал Константин. — И что?

— У меня есть возможность все исправить. Давай-ка я расскажу по порядку.

И Артур поведал кузену свою грустную историю. Константин внимательно выслушал, а когда рассказ закончился, глубокомысленно произнес:

— Да, жизнь — она как зебра…

— Полосатая? — уточнил Денис.

— Нет. Гоняется за тобой и злобно клацает зубами.

— Так ты мне поможешь? — нетерпеливо спросил Артур.

Константин неопределенно пожал плечами:

— Почему я? У тебя тут вокруг полно всяких умников, они в таком деле куда полезней.

— Никто не соглашается, — с горечью ответил Артур. — Даже Денис отказался. Я потому и не успел тебя встретить — его уговаривал. Без толку.

— Я бы рад! — поспешно воскликнул Денис. — Но никак не могу! Очень занят, как раз в эти дни столько дел — и «Последний микрон», и разумные очки, и малышню с первого курса к сессии подготовить. Ну вот никак не успеваю!

На самом деле Денис был не вполне искренен. Он отказывался помочь соседу по другой причине. Дело в том, что Артур имел неосторожность рассказать кролику про реакцию «ботаников» на его просьбу, и Денис занервничал. Он почти уже стал настоящим «ботаником» и скоро наверняка будет допущен в святая святых — Ботанический сад. Но если «ботаники» прознают, что Денис вместе с Артуром искал доказательства существования инопланетян, они могут решить, что он недостоин пополнить их сутулые ряды. Ведь они же ясно дали понять: истинные ботаны так не поступают. Так что помочь Артуру он не может, но зато очень, очень ему сочувствует.

Константин по-прежнему не выказывал энтузиазма.

— Вообще-то ближайшие сто лет я намеревался провести в блаженной неге… Может, потом?

— У меня только две недели, — напомнил Артур. — Ну Константин, неужели и ты откажешься?

— Да не отказываюсь я! Просто… Артур, это же бессмыслица! Где ты возьмешь этих инопланетян, если их нет?

Артур даже привстал со стула.

— Не может быть! Ты тоже не веришь!

— Спокойно, братишка, я верю. Только их нет. То есть… Я знаю, что их нет, но верю, что они есть. Ты, главное, не нервничай.

Но Артур нервничал. Он вскочил и бросился к книжным полкам.

— Смотри! — Он с грохотом вывалил несколько книг на стол перед вздрогнувшим Константином. — Сейчас… Вот! Это фотография Марса!

Константин посмотрел и осторожно заметил:

— Очень фотогеничная планета.

Артур ткнул в снимок пальцем:

— Видишь эти линии? Посмотри хорошенько! Морду видишь?

И Константин увидел. Действительно, на поверхности Марса можно было разглядеть нечто, напоминающее обезьянью морду.

— Вижу!

— Ну, теперь понимаешь? Это ли не признак наличия разумной жизни?

— Как у Денисовых очков? — спросил обескураженный Константин. Его взгляд упал на другую фотографию. — О, а это что за планета?

— Юпитер, — ответил Артур без особого интереса.

— Смотри, и здесь морда! — воскликнул Константин.

— Где? — удивился Артур.

— А что, нету? Я вообще-то тоже не вижу, но подумал, тебе будет приятно.

Артур отмахнулся:

— На Юпитере нет жизни. Он газовый гигант.

— А, тогда конечно… Я б тоже там жить не согласился.

Артур сунул под нос брату толстенную книгу с летающими тарелками на обложке.

— Здесь собраны сотни — сотни, Константин! — свидетельств об НЛО и рассказов зверей, похищенных инопланетянами.

— А зачем их похищали? Ради выкупа? Наивные, ну что можно взять с нашей бедной Земли? Нам и самим-то не хватает.

Но перевозбужденный Артур его не слушал.

— Все рассказы очевидцев похожи в деталях! Не могли же сговориться сотни настолько разных зверей! Или вот еще… — Артур потянулся за другой книгой.

Константин повернулся к Денису, который все это время спокойно листал научный журнал «Мир ботана».

— Денис, это можно как-то остановить?

— Не-а, — ответил кролик, не отрываясь от чтения. — Это может закончиться только само. Проверено, и к доктору не ходи. Терпи.

Константин обреченно вздохнул и смирился с неизбежным. Он и сам прекрасно знал, что, если Артур заведется, остановить его практически невозможно.

— И ведь они не только летают! — возбужденно заявил Артур, раскрывая одну книгу за другой.

— Книги вообще не летают, — строго заметил Константин.

— Да не книги! Неопознанные объекты! Они не только летающие!

— Это которые эн-эл-о? То есть эн-о не только эл?

— Вот именно! Они бывают самые разные, их где только не замечают! — Артур указал на таблицу классификации неопознанных объектов. — Например, в воде, так называемые НПО — неопознанные плавающие объекты. Или НХО — неопознанные ходячие объекты. НСО — сидячие…

— Круто, — искренне признал Константин. — А это что такое? НЛКВНО?

— Неопознанные лениво ковыряющиеся в носу объекты. Встречаются крайне редко.

— Да? Мне часто. Правда, я очень быстро их опознаю.

— Константин, — Артур сел напротив брата, — у меня очень много работы и всего две недели. Ты мне поможешь?

Константин потер щеку:

— Ты хоть сам веришь в успех? Вон сколько книг про эти НЛО написали, а все равно ничего не ясно. А их ведь не две недели писали.

— Да, будет нелегко, — согласился Артур. — Но у меня нет выбора. Я должен попытаться.

— Вообще-то выбор есть, — заявил Константин.

Артур изумленно на него уставился, а Денис отложил журнал.

— Что ты имеешь в виду? — подозрительно прищурился Артур.

— Даже если твои драгоценные пришельцы существуют, найти этому доказательства за две недели нереально. А уж если не существуют, так тем более.

— Допустим. И что?

— Доказательства можно создать.

Наступило молчание.

«Создать?» — думал Артур.

«Доказательства?» — думал Денис.

Наконец Артур замотал головой:

— Нет-нет! Ни в коем случае! Это обман!

Константин фыркнул:

— Ты хочешь остаться студентом?

— Хочу, но…

— Создать доказательства проще, чем найти.

— В этом что-то есть, — подал голос Денис.

Но Артур оставался непреклонен:

— Нет! Это антинаучно! К тому же Интегральский запросто опровергнет!

— Обижаешь… — начал было Константин, но Артур и слышать не хотел:

— Я сказал — нет!

Снова повисло молчание. Но это было другое молчание, не похожее на предыдущее.

— Так ты мне поможешь? — тихо спросил Артур.

— Братец, твоя затея — напрасная трата времени, — твердо сказал Константин. — Я тебе помогу, но так, как считаю правильным. — Он резко поднялся с места и, прежде чем Артур успел его остановить, выскочил за дверь. Артур погнался следом, но вскоре сдался — что-что, а бегал Константин всегда быстрее.

Артур стукнул лапой по стене. Говорила же ему интуиция, что опасно связываться с братом!

«Я же говорила», — сказала интуиция.

Артур опять стукнул по стене лапой. Лапа заболела, а стене — хоть бы хны.

— Вот всегда так, — мрачно произнес Артур.

Глава 3

Свидетели и очевидцы

На следующее утро Денис, как обычно, наскоро перекусив салатом из моркови со свеклой и запив его морковно-свекольным соком, покинул общежитие и отправился на лекцию. Топать предстояло около километра. Но, в отличие от дождливого вчера, сегодня вовсю светило весеннее солнце, и кролик от души наслаждался предучебной прогулкой. Он и представить не мог, что через несколько мгновений весь его привычный распорядок дня пойдет наперекосяк.

Возле киоска с научно-фантастическими жвачками Денису показалось, будто его кто-то окликнул. Он огляделся по сторонам — вокруг было множество студентов, но никто из них не проявлял к кролику никакого интереса.

«Глюки. Точно, и к психиатру не ходи», — решил Денис и уже собрался купить в киоске жевательную резинку «Вечный двигатель» со вкусом, как утверждалось на обертке, приключений, как снова услышал свое имя.

— Я тут. — Из-за угла киоска выглянула знакомая кошачья морда.

— Константин? — удивился Денис, не ожидавший, что еще когда-нибудь увидит Артурова кузена.

— Денис? — удивился в ответ Константин.

— Разумеется, ты же меня позвал!

Кот вышел из-за угла и приблизился к кролику.

— Верно. Но кто вас, студентов, знает, может, у вас принято в ответ удивляться. Что-то вроде приветствия.

— Что ты здесь делаешь? — поинтересовался Денис.

— Тебя ищу.

— Ищешь меня? — снова удивился кролик.

— Ищу тебя? — удивился в ответ кот.

— Перестань! — рассердился Денис. — Ты уже понял, что у нас так не принято!

— Понял, но еще не привык. — Константин положил лапу на плечо собеседника и доверительно поглядел ему в глаза. — Есть серьезный разговор. Где мы можем поговорить без свидетелей?

Денис сбросил с плеча лапу Константина и замотал головой. Кот машинально отстранился, чтобы кроличьи уши ненароком не залепили ему по морде.

— Я сейчас не могу, у меня лекция, — сказал Денис.

Константин шмыгнул носом и хитро прищурился.

Он был готов к подобной реакции и заранее приготовил убийственный аргумент.

— Если согласишься со мной поговорить, я приму участие в твоем шоколадном эксперименте.

Денис замялся, но не сдался. Константин поспешил закрепить успех:

— Ну же, соглашайся! Неужели тебе не хочется провести опыт на ком-то еще, кроме однокурсников? А вдруг мое участие откроет новые, неведомые до сих пор перспективы? Только представь — перспективы! — Кот указал обеими лапами куда-то вверх. Видимо, перспективы находились именно там.

И тогда Денис сдался:

— Ладно. Пошли в лабораторию. В такой час там никого нет, сможем и поговорить, и эксперимент провести.

В лаборатории действительно никого не было. Денис включил яркий свет, надел белый халат и велел Константину последовать его примеру.

— Прикольное чувство, — хихикнул кот, оглядывая себя. — Я похож на хирурга? Подумать только, всего лишь надел белый халат, а лапы уже так и тянутся пересадить кому-нибудь аппендикс.

Денис содрогнулся:

— Аппендикс не пересаживают, его удаляют!

— А кто спорит? Потом я его, разумеется, удалю. Ибо он наверняка не приживется. Ты сомневаешься в моей компетентности?

Денис уселся на высокий стул и предложил Константину сесть напротив.

— Выкладывай, что у тебя.

Кошачья лапа вновь очутилась на кроличьем плече.

— Денис! Я сразу понял, что ты классный парень! Из тех ребят, что никогда не оставят в беде соседа по общаге!

Денис почувствовал себя неловко. С одной стороны, он и правда считал себя классным парнем, однако, с другой — он оставил в беде соседа по общаге.

Сказать кролик ничего не успел, потому что Константин его опередил:

— Знаю, знаю, о чем ты думаешь. Что ты отказался помочь Артуру. Но, приятель, уж я-то понимаю, в чем истинная причина твоего отказа!

— В чем? — Денис занервничал. Неужели собеседнику известны его «ботанские» амбиции? Ой, как неудобно…

— Да в том, что никакая это была бы не помощь! — воскликнул Константин, убрав лапу с плеча Дениса и стукнув ею по столу. — Это была бы игра в помощь. Этакая якобы-помощь, неудобно-было-отказать-другу-в-ерунде-помощь. А настоящая дружба ждет настоящей помощи, а не дурацкой. И мы с тобой поможем Артуру по-настоящему!

— Мы?

— Конечно. Ты же слышал вчера мою гениальную идею, верно? Про то, что свидетельства надо создать самим?

— Слышал… Но это же мошенничество.

— Это спасение утопающего. Денис, если для спасения утопающего надо слегка смошенничать, настоящий друг и сосед по комнате колебаться не станет.

— Но…

— Мне нужен кто-то, кто разбирается во всех этих НЛО, НПО, НХО и прочей туфте, кто-то, кто сечет в ваших университетских делах, у кого есть доступ во всякие там лаборатории, к материалам и аппаратам. То есть мне нужен ты.

Эта мысль Денису решительно не понравилась. Воображаемые золотые врата в заветный Ботанический сад начали таять, расплываться в дымке сомнительных авантюр. Как хорошо, что у него уже есть повод для отказа!

— Но ты ведь знаешь, как я занят. — Кролик виновато развел лапами. — «Последний микрон», первокурсники…

Константин соскочил со стула.

— Ах да! «Последний микрон»! Я же обещал поучаствовать! Давай, профессор, я готов.

Со вздохом облегчения — похоже, от предложения Константина удалось отмазаться — Денис подвел гостя к столу, на котором стояли гигантский микроскоп и еще какой-то аппарат с линзами, похожий на кинопроектор. Это был лазер. Под окуляром микроскопа лежало предметное стекло, на первый взгляд пустое.

— Посмотри в микроскоп, — предложил Денис.

Константин прильнул к окуляру.

— Что видишь? — спросил Денис.

— Точка какая-то.

— Это и есть объект. Наша шоколадка.

— Серьезно? Ею и микроба не накормить.

— Зато ее все еще можно разрезать лазером. А значит, эксперимент продолжается.

— Продолжается до тех пор, пока можно резать? — уточнил Константин, отрываясь от микроскопа.

— Да.

Константин пристально поглядел на Дениса и покачал головой:

— Эх ты, а еще ученый.

Кролик нахмурился. Это еще что за наезды?

— Не понял!

— Ты не учитываешь одного важного фактора, — пояснил Константин.

Денис начал сердиться. Неправда, он все учел!

— Какого еще фактора?

— Что в компании все-таки окажется тот бескультурный тип, который слопает последний кусок.

И прежде чем Денис успел среагировать, Константин схватил предметное стекло и тщательно его облизал. Кролик поперхнулся и схватился за сердце.

Константин для верности облизал стекло еще раз и сказал оцепеневшему экспериментатору:

— Я и есть такой бескультурный тип. Всегда доедаю остатки. Я, если честно, способен сожрать и всю шоколадку целиком, ни с кем ее не разделив. Можешь меня за это порицать, но учитывать фактор моего существования ты обязан. Разве я не прав?

Денис беспомощно развел лапами.

— Кстати, — добавил кот. — Если тебе интересно, то я даже сейчас не представляю, какой у этой шоколадки был вкус. Можешь записать сей факт в какой-нибудь журнал наблюдений.

Константин вернулся на свой стул и поманил Дениса. Кролик приземлился напротив. Он все еще не пришел в себя от такого неожиданного завершения эксперимента «Последний микрон».

— Итак, одной проблемой меньше, — заявил Константин. — Какая помеха следующая?

— Разумные очки.

— Денис, я тебе удивляюсь! Тут речь о целых разумных цивилизациях, а ты — очки! Подождут твои очки! Если они и правда разумные, то поймут и простят. Что еще?

Внутренним зрением Денис видел, как один за другим падают его защитные бастионы. Да что там, он на волосок от сокрушительного поражения.

— Первокурсники… Я готовлю их к сессии…

— Когда сессия?

— Летом. Но готовиться надо уже сейчас!

— А если не ты, то они ее завалят?

— Могут.

Константин фыркнул:

— Тоже мне проблема. Я дам тебе адресок одного специалиста, отправишь к нему своих неучей.

— То есть? Он подготовит моих первокурсников к экзаменам?

— Именно. Он научит их писать очень мелким почерком на мизерных клочках бумаги, покажет, где в их одеждах находятся особо потаенные места, о которых они не подозревают, и разовьет у них косоглазие.

Денис вытаращился на собеседника:

— То есть научит их пользоваться шпаргалками?!

— Ну да, — подтвердил Константин.

— Нет-нет, что ты! Так нельзя! Они будущие ученые, я обязан подготовить их к экзаменам по-настоящему!

— А ты и подготовишь, — спокойно парировал Константин. — Только не до экзаменов, а после.

— Но…

— Знания, оценки — никакой разницы, в каком порядке они их получат, Денис. Посмотри на это в космическом масштабе.

Денис посмотрел в космическом масштабе и был вынужден согласиться.

Кот протянул кролику лапу.

— Короче, друг мой, отмазки закончились. Так мы партнеры?

«В конце концов!» — подумал Денис. «Ботаники» говорили о нежелании искать свидетельства, но ведь они ничего не сказали о создании оных.

Он пожал протянутую лапу…

Проснувшись утром, Артур некоторое время просто глядел в потолок и размышлял, идти ли ему на занятия. В итоге решил — нет, сейчас не до того, в ближайшие две недели у него слишком много дел. А если он не преуспеет, то никакие лекции ему уже не понадобятся.

Несколько часов ушло на составление и обдумывание плана действий. Артур перелистал книги, перебрал вырезки из журналов, полазил по компьютерной сети… В итоге у него набралась такая гора материала, что будь это правдой, то инопланетян на Земле оказалось бы в несколько раз больше, чем землян. А это слишком даже для Артура.

Еще пару часов он систематизировал информацию. Фотографии и видеосъемки НЛО, необъяснимые древние рисунки и гигантские каменные сооружения непонятного назначения, рассказы очевидцев, теории, что правительство скрывает факты посещения Земли пришельцами, свидетельства похищенных инопланетянами зверей…

Чем больше Артур работал, тем сильнее отчаивался. Все это он демонстрировал Интегральскому тысячу раз, и всегда скептичный профессор опровергал его доводы.

Нет, сидя в общаге, с задачей не справишься. Надо искать. Знать бы еще что…

Артур закинул лапы за голову и уставился в окно. За окном сновали студенты. Одни возвращались с лекций, другие, наоборот, спешили в аудитории. «Вот оно, — подумал Артур. — Не книги, не журналы, не фотографии, а живые звери — вот что мне нужно. Надо привести к Интегральскому очевидцев и тех, кто был похищен инопланетянами, — пускай получит доказательства из первых лап».

Артура охватило возбуждение. В этом плане нет ничего невозможного — ведь некоторые из нужных ему зверей живут в Градбурге. Надо съездить к ним, расспросить, пригласить в университет… А если он притащит к Интегральскому сразу много свидетелей? О-о-о… Да, это шанс!

Артур покопался в газетных и журнальных вырезках и составил список нужных ему имен, данных и адресов. Списочек получился не очень длинный, но все же… Телефон отпадает — ненадежно, лучше заявиться к свидетелям домой, поставить их перед фактом, так сказать. Преисполненный энтузиазма, кот выскочил в коридор. В дверях общежития он столкнулся с ежом Романом.

— Артур! — воскликнул Роман. — Хорошо, что мы встретились! Слышал, у тебя неприятности.

Артур окинул бывшего друга презрительным взглядом и подумал: «Предатель». А вслух лишь подчеркнуто холодно произнес:

— У меня все замечччччательно.

Не дожидаясь реакции, кот вышел наружу, оставив за спиной изумленного Романа.

«Что это с ним? — недоумевал еж. — Не похоже, будто у него все замечательно. В его словах кроется иной смысл. Да, наверняка».

Роман вытащил из кармана блокнот и записал: «У меня все замечччччательно».

— Так-так… — задумчиво проронил гений дешифровки. — Так-так…

Из зверей, перечисленных в списке, ближе всех к университету жила некая молодая кошка по имени Кира Закат. Пока автобус вез Артура к нужному месту, он просматривал выписанные им данные об этой особе.

«Была похищена инопланетянами пару месяцев назад прямо из квартиры и возвращена туда же спустя пять дней. Рассказала, что находилась на космическом корабле, где над ней проводили опыты пришельцы. Подробнее рассказать не смогла из-за провалов в памяти. Медицинское обследование показало, что Кира Закат действительно пережила сильный стресс, но никаких серьезных отклонений в здоровье выявлено не было…»

Дом, в котором жила Кира Закат, находился совсем рядом с автобусной остановкой. Сгорая от нетерпения, Артур взлетел на третий этаж и позвонил в нужную дверь. Никто не открыл. Кот позвонил еще несколько раз, но, увы, безрезультатно.

Артур вздохнул. Поиски начались с неудачи, плохой знак. Но не стоит унывать, он вернется сюда позже.

Зато со следующим в списке зверем повезло — он не только оказался дома, но и с радостью принял неожиданного посетителя. Вот что о нем говорила запись, сделанная Артуром.

«Антон Пеленг, волк. Бывший полицейский. Два года назад стал свидетелем прилета НЛО. С тех пор оставил полицию, всерьез увлекся уфологией, дал множество интервью и написал несколько статей, самые известные из которых: „Мои беседы с Марсом“ и „Земляне и пришельцы — существуют ли земляне?“».

— Не знаю, что нового я могу вам рассказать, — признался Антон Пеленг, усадив гостя на диван. — Вы же читали мои статьи, верно?

— Конечно! — подтвердил Артур. — Но есть звери, которые не верят в правдивость вашей истории. И к сожалению, моя судьба в лапах этих зверей.

Антон Пеленг сочувственно кивнул:

— Увы, таких неверующих хватает. Да что там, мое же собственное бывшее начальство обвинило меня во лжи! Мол, я все выдумал, чтобы оправдать свою неудачу в поимке преступника. Ну да ладно, чем я могу вам помочь?

— Я бы хотел, чтобы вы пришли на университетский совет и рассказали о своей встрече с НЛО. Понимаете, если они услышат эту историю от самого очевидца, да еще и с подробностями… Вот подробности, детали, всякие мелочи — это самое главное, это то, что способно убедить лучше всего.

— Все равно не поверят, — махнул лапой волк.

— И не надо! Пускай не верят! Но пусть хотя бы только допустят, что ваш рассказ может быть правдой, что он заслуживает изучения и проверки! Именно поэтому так важны мелочи!

Антон Пеленг почесал затылок:

— Ну вообще-то можно… Значит, так, в тот вечер я преследовал особо опасного преступника — зайца Марселло, жулика и шантажиста.

Артур кивнул — это он помнит. После чего достал блокнот и ручку, чтобы записать подробности.

Антон Пеленг продолжал:

— Своей последней выходкой Марселло переполнил чашу терпения стражей закона. А конкретно мою чашу. Знаете, до чего допреступничался этот мерзавец?

Артур развел лапами. Он не знал.

— Он похитил родителей одного щенка и требовал с него выкуп! Вы только подумайте, выкуп с младенца, который еще разговаривать не научился!

— Звучит бессмысленно, — заметил Артур.

— Вовсе нет! — возразил бывший полицейский. — Негодяй все просчитал. Он назначил сумму выкупа в один миллион банкнот. Щенку их взять, разумеется, негде. Более того, ему пока и не объяснишь, что от него требуется. Поэтому Марселло заявил, что подождет. А значит?

— А значит?

— О! А это значит, что, пока щенок подрастет, научится говорить, закончит школу, устроится на работу и заработает деньги на выкуп, пройдет куча лет, и к выкупу набегут такие проценты, что выплачивать придется не миллион, а целых два! Видите, какой коварный план?

Артур нахмурился:

— А не проще было бы похитить не родителей, а самого малыша и сразу потребовать два миллиона?

— Проще, — признал Антон Пеленг. — Но и гораздо опасней. Родители могут отказаться платить, весь мир перевернут вверх дном и всех на уши поставят, чтобы найти чадо и наказать преступника. А вот если наоборот, то опасности никакой — младенец ничего не перевернет и никого на уши не поставит. Долго, зато безопасно. Однако вернемся к моей истории. В общем, я обнаружил Марселло. И вот поздним вечером я преследовал его машину в своем старом добром полицейском фургоне, вот я его почти настиг, и тут! — Последние два слова волк выкрикнул, и Артур от неожиданности чуть не свалился с дивана. — И тут — яркий свет! Машина встала. Мотор заглох. Вырубилось радио.

— Да, это частое явление, — кивнул Артур. — Ну, при появлении НЛО все перестает работать.

— Точно! Абсолютно все! Я попытался связаться по рации с управлением — рация не работала. Тогда я решил описать происходящее на бумаге — ручка не писала! Я взял карандаш — он тоже не писал! Все прекратило работать, Артур! Я был в ужасе — как же теперь я поймаю Марселло?! И тут чувствую — я уже не работаю полицейским! Даже я прекратил работать, вот что творят эти проклятые летающие тарелки!

Артур, который до сих пор подробно записывал историю гостеприимного хозяина, остановился и недоуменно взглянул на рассказчика. Тот настолько вошел в раж, что ничего не замечал и продолжал углубляться в детали:

— Я вылез из машины. Прямо надо мной зависла летающая тарелка. Я видел ее, как вижу сейчас вас! Из ее иллюминаторов на меня глазели пришельцы. Это были самые различные звероиды — и похожие на волков, и похожие на лисов, и на птиц, и на слонов. Они смотрели на меня и радовались тому, что я упустил Марселло. А потом тарелка улетела, все снова заработало, включая и меня, да было поздно — негодяй скрылся. Понимаете? Это инопланетные бандиты вступились за своего земного коллегу и подстроили так, что я его упустил!

— И именно это вы и объяснили своему начальству? — безрадостно спросил Артур.

— Конечно! Я рассказал им всю правду, зачем бы я стал что-то выдумывать? А они меня уволили. И поймали Марселло без меня. Вот и говори после этого правду.

Рассказчик умолк. Некоторое время оба молчали. Потом Антон Пеленг сказал:

— В общем, я, конечно, приду вам помочь.

— Спасибо, — бесцветным голосом ответил Артур, поднимаясь с места. — Буду вам очень признателен. Только знаете что… Особенно вдаваться в детали, пожалуй, не стоит. Пусть они на вас просто посмотрят…

От Антона Пеленга Артур снова поехал к Кире Закат, но и в этот раз его ждало разочарование — дверь по-прежнему никто не открывал. Артур решил, что заедет позже, и отправился к следующим свидетелям. Ими оказались супруги-кролики Виталий и Алла Какбыда. Их обоих похитили инопланетяне.

Как и Антон Пеленг, супруги Какбыда оказались радушными хозяевами. Они угостили Артура чаем со свежими пончиками и с готовностью поделились впечатлениями от похищения.

— Нас похитили прямо из дома, — сообщил Виталий Какбыда. — Мы с женой сидели за этим столом, ужинали. Вдруг в окно ударил яркий свет. Я потерял сознание.

— Я тоже, — с улыбкой вставила Алла Какбыда.

— Мы пришли в себя уже на борту летающей тарелки, — продолжал ее супруг. — Мы лежали рядом, на операционном столе, а над нами склонились пришельцы.

— Как они выглядели? — поинтересовался Артур.

— Так себе, — ответила Алла Какбыда. — Мне показалось, что они были очень уставшие.

— Нет, я имел в виду, похожи ли они на каких-то знакомых вам зверей? — пояснил Артур.

— Да, на мою тетю, — кивнула Алла Какбыда.

— То есть они кроликоиды?

— Точно! — подтвердил Виталий Какбыда.

— И что было дальше?

— Дальше они пересадили часть моего разума Алле.

Артур уронил ложечку в чашку с недопитым чаем.

— Что?

— Это у них такой эксперимент, — объяснил Виталий. — Дело в том, что у них подобное в порядке вещей. Они мне все объяснили еще до того, как сделали операцию. Но та часть моего разума, где заложено это знание, теперь у Аллы, поэтому пускай лучше она продолжит.

Виталий умолк, а его жена с готовностью подхватила эстафету:

— Да, они запросто меняются разумами. Это очень удобно. Например, если в космическом полете нужен биолог, то его совсем необязательно брать на борт, достаточно, чтобы он передал свои знания космонавту. Правда, тогда сам биолог останется без знаний, а это не очень хорошо. Но если нужно, значит, нужно! Вот пришельцы на нас и проверяли, способны ли земляне к таким пересадкам.

— Поразительно… — оторопело промолвил Артур. — А какие еще знания Виталия теперь у вас, Алла?

— Очень много всякого о футболе, — ответила крольчиха. — Мой муж ведь заядлый болельщик. Так что теперь он болеет, а я ему объясняю за кого.

Артур еле сдержался, чтобы не потереть лапы от удовольствия.

— Алла, Виталий, вы смогли бы явиться на университетский совет, чтобы все это рассказать и продемонстрировать?

— Конечно, — с легкостью согласились Какбыда.

Душа Артура воспарила к небесам. Профессор Интегральский, такого вы не ожидаете!

Довольный Артур встал из-за стола и уже хотел попрощаться, как внезапно его взгляд упал на странную фотографию на стене. Снимок изображал покрытую зелеными и голубыми пятнами пирамиду, парящую в космическом пространстве.

— Что это? — полюбопытствовал Артур.

— Это Земля, — объяснил Виталий Какбыда. — Так она выглядит из космоса.

Душа Артура низверглась с небес в темные недра сомнений и разочарований.

— Пирамида? — упавшим голосом спросил он.

Кролики понимающе улыбнулись.

— Знаем, знаем, — сказал Виталий. — Вы, конечно, полагаете, что Земля — шар.

— Конечно, полагаю, — не стал возражать Артур.

— Раньше так и было. Земля была шаром.

— А, раньше…

Кролик кивнул:

— Ну да! А еще раньше — диском.

— Пришельцы нам все объяснили, — вставила Алла. — Вернее, они все объяснили Виталию, но теперь эти его знания у меня. Так вот, в старину ученые не заблуждались: наша планета…

— Земля? — уточнил Артур с робкой надеждой на отрицательный ответ.

— Разумеется! Так вот, она действительно была плоской. А потом стала круглой под воздействием округляющих космических процессов. Вот. А сейчас она пирамида.

— Ученые скоро сообщат об этом официально, — добавил Виталий.

— Не сомневаюсь, — угрюмо проронил Артур. Он уже не считал приглашение кроличьей четы на университетский совет такой уж хорошей идеей. — Только давайте, пока они еще об этом не объявили, не будем никому говорить, ладно? Не станем портить сюрприз.

— Конечно, — согласились Какбыда, после чего проводили Артура до двери, попрощались и предложили заходить еще.

Артур вышел на улицу. Было уже темно, пора заканчивать. Напоследок он все же решил снова попытать счастья с Кирой Закат. Кот безрадостно брел к ее дому, и ему казалось, что он тоже пережил операцию по пересадке разума. Будто на место его мозгов пересадили кипящий чайник.

Киры Закат дома не оказалось. «Может, она уехала? — предположил Артур. — А я тут прихожу по сто раз, как дурак».

Он позвонил соседям. Щелкнул замок, дверь чуть приоткрылась, и из-за нее выглянула пожилая кошка. Взгляд ее выражал недоверие и подозрительность.

— Извините за беспокойство, — сказал Артур. — Я ищу Киру Закат…

— Кирочку? — Взгляд старушки смягчился. — Чудесная девочка! Она в космос улетела.

Артур от неожиданности поперхнулся:

— В космос?

— Да.

Старушка подняла палец, чтобы показать непонятливому студенту, где находится космос. С тем же успехом она могла палец опустить или выставить в сторону, но она решила его поднять.

— Откуда вы знаете?

— Она сама сказала. Что летит в космос, к инопланетянам, которые ее как-то похищали.

— Да, но… У вас есть какие-нибудь подтверждения?

— А зачем? Кирочка — очень честная девочка! Раз она так сказала, значит, так оно и есть!

Артур восхитился логикой старушки. Какая прелесть. Инопланетяне существуют, потому что Кира Закат — очень честная девочка. Вот бы профессору Интегральскому такую же логику.

Артур поблагодарил соседку за помощь и отправился восвояси. Настроение у него было космически отвратным.

Заместителю начальника Управления по аномальным явлениям от заместителя начальника Управления по аномальным явлениям

Боюсь, начальник Управления не вполне представляет себе нависшую над Землей угрозу. Меня это серьезно беспокоит. Иначе я никогда не стал бы обращаться сам к себе в официальной форме. Необходимо предпринять срочные меры. А начальника Управления посвящать в детали необязательно, и прошу себя это совершенно секретное письмо ему не показывать.

Глава 4

Решения

Свет от настольной лампы с трудом добирался до отдаленных уголков кабинета, заставленного шкафами и коробками. Однако, находись здесь Артур, он бы непременно сумел разглядеть развешенные на стенах плакаты и фотографии — некоторые были хорошо ему знакомы, другие — неизвестны. Ведь все они были посвящены теме номер один среди Артуровых интересов — НЛО, летающим тарелкам и инопланетянам. Возможно, студент признал бы в обитателе кабинета родственную душу. И был бы одновременно и прав, и не прав.

Хозяин кабинета, заместитель начальника Управления по аномальным явлениям (сокращенно УПАЛ) и он же начальник отдела внеземных контактов (сокращенно ОВК), крот Густав Бур, увлекался темой пришельцев ничуть не меньше, чем Артур. Однако, в отличие от студента, движимого научным интересом и романтичностью и находящегося под влиянием прочитанных книг и просмотренных фильмов, Густав Бур был одержим вопросом безопасности родного мира. Крот не только не сомневался в том, что инопланетяне посещают Землю, но был твердо убежден, что их просто толпы, они живут среди землян и вынашивают планы захвата планеты. Воображение рисовало ему крайне злобных существ, скрывающих свою ужасную сущность под личинами добропорядочных зверей. И долг Густава — сорвать с них эти личины и спасти бедненькую Землю!

Эта великая миссия была возложена на его тайный отдел, о существовании которого обычные граждане не догадывались. Денно и нощно десятки лучших умов Градбурга собирали и анализировали поступающие сведения о загадочных явлениях и подозрительных личностях. Там, за стенами кабинета, стучали клавиши, жужжали принтеры, шуршали факсы, беззвучно уносились в электронную даль мэйлы — то блестящая команда Густава Бура оберегала старушку Землю, все ближе и ближе подбираясь к инопланетным чудовищам. Врагу не уйти! А также не улететь на звездолете и не упрыгнуть через порталы. Шиш им, а не гиперпространство!

Однако защита Земли была не единственной целью ОВК. Помимо этой, совершенно секретной, задачи, существовала и другая — чрезвычайно совершенно секретная. Секретная до такой абсолютной степени, что Бур скрывал ее даже от собственных подчиненных. Не доросли они еще до знания о подобных задачах. К тому же эту задачу Бур сам перед собой и поставил.

Очевидно, что пришельцы обладают невероятно продвинутыми технологиями, иначе они не рискнули бы покушаться на Землю. Но они на нее покушаются, а значит — обладают. Таким образом, Бур должен не только обезвредить врага, но и захватить его технические достижения — для блага Земли. Родной планете нужны инопланетные технологии, потому что у родной планеты могут появиться далеко идущие планы. Очень далеко идущие — на другие планеты. И эти технологии помогут землянам захватывать новые миры!

Заместитель начальника Управления Густав Бур перечитал лежащее перед ним секретное письмо от заместителя начальника Управления Густава Бура и остался доволен принятым решением. К сожалению, начальник Управления по аномальным явлениям довольно скептически относился к теме пришельцев, отдавая предпочтение другим отделам и другим аномалиям. Но это только до поры до времени. Очень скоро Бур всех разоблачит, получит технологии, и тогда все изменится.

Ну а пока следует задать взбучку сотрудникам, которые до сих пор не расшифровали перехваченный сигнал из космоса. Бур нажал кнопку селектора и скомандовал:

— Начальника группы дешифровки ко мне! И начальника группы надзора за группой дешифровки — тоже!

Менее чем через минуту оба сотрудника, барсук и кенгуру, предстали пред грозные очи начальства. Барабаня когтями по столу, Бур строго спросил:

— Где расшифровка?

Подчиненные съежились. Начальник группы дешифровки нервно сглотнул и робко произнес:

— Уже скоро. Ключ к расшифровке почти найден.

Густав повернулся к начальнику группы надзора за группой дешифровки:

— А вы чем там занимаетесь, а?

Бедолага растерянно развел лапами и кивнул в сторону коллеги:

— Чего мы только не перепробовали! И запугивали их, и награды сулили, одного даже побили, а все равно медленно работают.

— Мы не медленно работаем! — возмутился было начальник дешифровщиков, но его перебил Густав:

— Вот именно! Немедленно! Слышите? Немедленно, чтобы расшифровка была у меня на столе!

— Но…

— Никаких «но»! Идите и работайте! Оба! Мне нужен результат, а не жалкие оправдания! С жалкими оправданиями я бы и сам справился!

Оставшись один, Густав бегло просмотрел последние донесения полевых агентов.

— Университет… — задумчиво пробормотал он. — Да, университет.

Густав был уверен, что Градбургский университет, будучи средоточием земной науки, одаренной молодежи и связей в ученом мире, наводнен инопланетными агентами. Мнение, что кампусу следует уделить особое внимание, разделял даже начальник Управления.

Да, университетом пора заняться вплотную, причем доверить такую важную миссию другим нельзя. Разбираться со студенческим городком Густаву придется самому…

Денис сбежал с занятий в середине второй пары и поспешил в компьютерный зал, куда несколько часов назад он привел Константина. Кот изо всех сил притворялся студентом.

— Сейчас я буду грызть базальт науки! — громко объявил он, как только вошел в зал. Со всех сторон на него изумленно уставились настоящие студенты.

— Прекрати! — шепотом одернул его кролик. — Никто так не делает. И не базальт, а гранит!

— Я должен выглядеть, как студент, — так же шепотом возразил Константин и воскликнул в полный голос: — Сейчас я докажу закон всемирной тягомотины!

— Всемирного тяготения, — машинально поправил его Денис. — Хватит! Ты выглядишь не как студент, а как идиот!

Кот фыркнул:

— А какая разница?

Не без труда Денис заставил его замолчать и загнал в угол, к самому старому и пыльному компьютеру, пообещав скоро вернуться. Он только отметится на лекциях и сразу назад.

Обратно в компьютерный зал кролик мчался сломя голову, так как всерьез боялся, что неугомонный кот привлечет к себе излишнее внимание окружающих. Однако его опасения оказались напрасны — Константин с головой ушел в работу и никто им не интересовался.

Заметив приятеля, кот возбужденно ткнул пальцем в экран:

— Смотри! Помнишь эту фотку?

Денис кивнул:

— Конечно. Это фотография Марса. А что?

— Вот именно! Марс! На котором видно обезьянью морду!

Кролик разочарованно поморщился:

— Да ну… Все знают, что это просто совпадение, «морду» создает случайное положение гор и кратеров. Это очевидно, и к картографу не ходи.

Константин хитро прищурился:

— Да? А что ты тогда скажешь на это? — Он триумфально щелкнул клавишей ввода, и на экране возник еще один снимок. Теперь там была другая планета, и Денис сразу увидел, что ее поверхность невероятно напоминает морду лисы.

Кролик вытаращился на фотографию, не веря своим глазам. Константин был чрезвычайно доволен произведенным эффектом.

— Венера, — пояснил он.

— Где ты это откопал? Почему этот снимок не известен?

— Ха! Это еще не все! Гляди! — На экране появился Меркурий, на поверхности которого ясно проступала морда зайца.

Восторг Дениса растаял без следа. Он выразительно покосился на Константина:

— Ты освоил графическую программу, да?

— Ага! — с легкостью признался кот. — Я еще и Юпитер с Сатурном обработал, они у нас теперь похожи на волка и медведя. Астероиды у нас будут мыши. А с Нептуном я пока не решил. Как думаешь — тигр или лев?

Денис не ответил. Вместо этого он закрыл программу.

— Эй, ты чего! — возмутился Константин.

— Все это чушь, — сказал кролик. — Интегральский в два счета выведет тебя на чистую воду. Да что Интегральский, любой ребенок выведет. Стопудово, и в детский сад не ходи.

— Ничего подобного! Любой ребенок сразу поймет, что все планеты таким образом кричат нам: «Земляне, на нас есть разумная жизнь! Вы только взгляните на эти морды!»

— Константин, надеюсь, твоя работа не ограничилась этой портретной галереей?

Кот надулся.

— Не ограничилась, — буркнул он и сунул под нос приятелю распечатку. — Читай.

Денис прочел.

«Уважаемый проф. Интегральский!

Мы обращаемся к Вам, как к представителю Земли. Мы — это инопланетяне. Уже много лет мы похищаем землян на свои летающие тарелки (фотографии тарелок прилагаются). Теперь мы выдвигаем свои требования. Похищенные будут возвращены Земле за пять миллиардов банкнот, и ни банкнотой меньше. Указанную сумму правительства Земли должны выслать на ракете по направлению к Луне. Дальше не Ваша забота.

За каждый день промедления мы будем выбрасывать в космос по заложнику. И не вздумайте обращаться в галактическую полицию! Впрочем, Вы и не сможете, потому что Земля ужасно отсталая планета.

Собирайте деньги и ждите, мы с Вами свяжемся.

Пришельцы с планет».

— Зачем инопланетянам земные деньги? — поинтересовался Денис.

Константин немного подумал и ответил:

— Они их на свою валюту обменяют.

— Где? — не унимался кролик.

Константин еще немного подумал:

— Ладно, пускай не деньги. Пускай золото!

Денис еле сдержал смешок:

— Они похищают землян не ради денег или золота, а ради исследований и опытов.

— Да? Нет проблем! — Константин выхватил из лап кролика листок и принялся быстро что-то строчить на обратной стороне, нетерпеливо отмахиваясь от возражений Дениса. — На! Читай, новая версия!

Кролик изобразил на морде крайнюю степень скепсиса, однако новое творение Константинова таланта все же прочитал.

«Уважаемый проф. Интегральский!

Мы обращаемся к Вам, как к представителю Земли. Мы — это инопланетяне. Уже много лет мы похищаем землян на свои летающие тарелки (фотографии тарелок прилагаются). Теперь мы выдвигаем свои требования. Похищенные будут возвращены Земле при условии, что земляне проведут все исследования и опыты, какие мы потребуем! Начиная с разумных очков — идо последнего микрона!

За каждый день промедления мы будем выбрасывать в космос по заложнику. Это станет печальным опытом, уж поверьте нашим исследованиям.

Пришельцы с планет».

Денис поджал губы, понял, что сдерживаться больше не может, и шумно выпустил смешок наружу:

— Константин! Им не нужно, чтобы опыты проводили земляне, они сами их проводят!

Кот хлопнул себя по лбу:

— А! Ну конечно! Давай сюда. — Он снова попытался вырвать у Дениса листок, но потерпел неудачу — на этот раз кролик успел увернуться.

— Константин, остановись! Вот скажи, какова наша цель? Мы хотим, чтобы Интегральский поверил в пришельцев или чтобы он умер от смеха? Потому что если второе, то способ найден. — Он помахал «письмом».

Кот скривился:

— Что, не канает, да?

Денис покачал головой.

— Ладно, — сказал Константин. — Тогда еще план. Выжечь землю под окнами Интегральского! В форме круга! Как будто там летающая тарелка приземлялась!

Денис захлопал в ладоши:

— Браво! Интегральский ни за что не догадается, что это мы подстроили…

— Вот именно!

–…потому что подумает на Артура!

— А… А на пришельцев не подумает?

— Нет.

Константин растерянно опустил лапы:

— Что же делать?

Денис задумчиво потер щеку и сказал:

— Понимаешь… Вот это все — загадочные круги, рассказы похищенных — и подделывать не надо. Их и так полно. И поверь, Артур в этих делах разбирается лучше нас. Если мы действительно хотим ему помочь, то должны придумать что-нибудь посерьезней.

Константин уставился на кролика и загадочно улыбнулся.

— Я придумал, — произнес он таким тоном, что Денису стало не по себе: неужели и правда придумал?

Кот откинулся на спинку стула, скрестил лапы на груди и сказал:

— Нам нужен инопланетянин.

Денис даже не сразу сообразил, что на это ответить. Поэтому Константин развил свою мысль:

— И этот инопланетянин похитит профессора Интегральского!..

Автобус выехал за пределы кампуса и повез Константина и Дениса в центр города. По дороге Денис просвещал Константина в вопросах астрономии и космологии. Кролик с нескрываемым удовольствием поведал приятелю о происхождении звезд и планет, о теории Большого взрыва, о галактиках и о том, что они движутся, о сверхмассивных черных дырах, находящихся в центре каждой галактики… Кот слушал разинув пасть. Он и не подозревал, что в космосе, буквально над его головой, творятся такие вещи. Особенно его поразили сверхмассивные черные дыры. Будь они просто массивные — еще куда ни шло, но сверх — это уже слишком. Тут есть от чего шерсти встать дыбом.

— Погоди, Денис, — сказал кот, когда настало время выходить из автобуса. — Если такая дыра есть в каждой галактике, то, значит, и в нашей тоже?

— Конечно.

— И ты так спокойно об этом говоришь?! Она же совсем рядом! Смотри, мою лапу куда-то тянет! А-а-а! Это дыра! Черная, сверхмассивная!

— Успокойся, никакая это не дыра, — усмехнулся Денис. — У тебя рукав зацепился за дверь. Отцепляй скорей, а то уедешь!

Константин привез Дениса к своему другу — пингвину Евгению, бывшему библиотекарю, а ныне начинающему писателю и телесценаристу, который, по словам кота, наверняка справится с ролью инопланетянина и вообще будет рад помочь. В последнем кролик сильно сомневался. Он ставил себя на место незнакомого пингвина и приходил к выводу, что вряд ли стал бы изображать пришельца даже ради брата своего друга. К счастью, Денису этого никто и не предлагал, ведь профессор Интегральский мог бы его узнать. Сам Константин тоже притворяться инопланетянином не может, так как он руководит всей операцией и поэтому должен сохранять свободу действий. Но зато у него есть друг, который непременно согласится принять участие в такой восхитительной авантюре.

Константин ошибся.

— Ни за что! — воскликнул Евгений, выслушав просьбу друга.

Денис был уверен, что Константин сейчас примется изо всех сил уговаривать Евгения, однако все вышло иначе.

— Ладно, как скажешь. — Кот равнодушно пожал плечами. Равнодушие выглядело до того натуральным, что Денис, еще плохо знающий нового приятеля, поверил.

Но Евгений знал Константина гораздо лучше.

— Только не делай вид, что тебе все равно! Думаешь, я поверю?

— Верь, не верь — дело твое. Оставим эту тему. Скажи лучше, как продвигается новая книга?

Евгений поморщился:

— Честно говоря, не очень. Я пока только название придумал.

— И какое же?

— «Киборг в тумане»!

— Звучит интригующе, — без малейшего намека на заинтригованность заметил Константин. — О чем это?

— Понятия не имею. Говорю же, придумал только название. Понимаешь, предыдущий роман я написал, основываясь на собственном жизненном опыте. Только вот беда — этого опыта хватило ровно на одну книгу. А о чем писать новую, ума не приложу.

Евгений опечалился не на шутку. Денис помалкивал: он чувствовал себя неловко, наблюдая писателя в час творческого кризиса. А Константин сочувственно кивал головой, и сочувствие выглядело столь убедительно, что кролик в него поверил. Но не поверил Евгений.

— Только не делай вид, что сочувствуешь! Будто я тебя не знаю!

— А чего мне тебе сочувствовать? — невозмутимо парировал кот. — Никакой серьезной проблемы у тебя нет. Жизненный опыт нужен? Так вперед, приобретай его!

Евгений покосился на друга с опаской:

— Не люблю, когда ты так говоришь. Жизненный опыт, приобретенный после подобных заявлений, обычно чересчур суров.

Константин хлопнул себя ладонью по колену и встал:

— Нет, дружище, с таким настроением ты шедевр не создашь. Дело твое, а нам пора.

— Нет-нет, погоди! — Пингвин усадил его обратно на стул. — Что ты имеешь в виду насчет опыта? У тебя есть что-то конкретное?

— Евгений, проснись! Я как раз и предложил тебе что-то конкретное: сыграть роль космического пришельца. Если это не тема для книги, то я уж и не знаю, что тогда тема. Не киборг же в тумане, в самом деле.

Евгений изумленно раскрыл клюв и застыл, глядя вдаль. Ему и в голову не пришло рассматривать предложение с такой точки зрения. Хм…

— А это не опасно? — на всякий случай спросил он.

— Да ну, что ты! — ответил Константин. — Денис, разве это опасно?

Кролик, до сих пор хранивший деликатное молчание, наконец-то включился в беседу.

— Не представляю, какая здесь может быть опасность, — совершенно искренне заметил он. — Разве только что-нибудь непредвиденное…

— Ага! — воскликнул Евгений. — Так я и думал! Непредвиденное случается всегда, разве вы не знаете?

— Если непредвиденное случается всегда, то оно называется иначе, — сказал Денис.

— Как же?

— Предвиденное.

Константин беспокойно заерзал, чувствуя, что разговор уходит в сторону. Поэтому он вмешался:

— Евгений, я тебе больше скажу. Непредвиденное может случиться, даже если ты не согласишься. Уж такое оно, это непредвиденное. Так ты с нами?

Евгений вздохнул:

— Вам нужен пришелец, мне — сюжет. Так что да, я с вами.

— Супер! — обрадовался Константин. — Денис, твой выход. Что нам нужно, чтобы околпачить профессора? Давай, генерируй идеи, ты же у нас студент.

Этот вопрос Денис уже успел обдумать, так что план у него был.

— Во-первых, надо обсудить детали похищения. Кроме того, нам, разумеется, нужен убедительный инопланетянин с хорошо продуманной внешностью и легендой, чтобы Интегральский не подкопался. И еще нам нужна летающая тарелка. Не вся, достаточно интерьера.

Константин нахмурился:

— Где мы его возьмем?

Евгений тоже был озадачен.

— Нужно ведь помещение, оборудование всякое… Чтобы мигало и издавало внеземные звуки.

Кролик широко улыбнулся:

— Не волнуйтесь. Я знаю, где все это можно найти. Слышали ли вы когда-нибудь про Сумрачный Кампус?

Кот и пингвин замотали головами. А Денис, наоборот, головой кивнул:

— Ну, тогда слушайте…

Глава 5

Сумрачный Кампус

На заре своего существования Градбургский университет занимал значительно меньшую территорию, чем сегодня. Но время шло, с каждым новым поколением население городка увеличивалось, студентов становилось все больше, и университет разрастался на глазах. В какой-то момент стало ясно, что старые здания, некогда бывшие центром научного Градбурга, а теперь оказавшиеся на периферии университета, не соответствуют современным требованиям. Занятия в них прекратились, строения обветшали, общежития опустели, зону старинного кампуса оккупировали сорняки, ядовитый плющ и дикие насекомые.

Но жизнь там не прекратилась. Напротив, она расцвела пышным цветом, правда, это была уже не та законопослушная и чинная жизнь, принятая в Градбургском университете.

Брошенную зону, которую с некоторых пор стали именовать Сумрачным Кампусом, облюбовали научные отбросы, академические отщепенцы и ученые аутсайдеры. Сюда стекались провалившие вступительные экзамены абитуриенты, здесь они подпольно изучали сомнительные, вредные и запрещенные науки, которые преподавали им уволенные из университетских рядов доценты и профессора. В Сумрачном Кампусе было все, что полагалось иметь настоящему учебному заведению, но образ жизни в нем больше походил на мистический триллер. Это была оборотная, темная сторона Градбургского университета. Одни выпускники Сумрачного Кампуса подавались в теневую экономику, во взломщики компьютерных сетей и разработчики различной опасной техники. Другие становились адвокатами и защищали первых, когда те попадались полиции. Третьи же навсегда оставались в Сумрачном Кампусе, их привлекала полная опасностей жизнь академических подпольщиков.

А опасностей хватало. Власти Университета не собирались терпеть у себя под боком подобное безобразие и боролись с ним, как только могли. Университетская служба безопасности неустанно совершала рейды в Сумрачный Кампус и хватала его обитателей прямо на занятиях по смертофизике или болекулярной биологии. Это не слишком помогало. Многие студенты-подпольщики успевали спрятаться в полуразрушенных строениях Сумрачного Кампуса, где полицейские искать их не решались, потому что боялись диких насекомых и ядовитого плюща.

Университет не раз обращался к городским властям с просьбой разрушить проклятую зону, но получал отказ, так как Сумрачный Кампус был признан памятником старины и охранялся законом.

Тогда правление Университета пошло на хитрость: решили перекрыть Сумрачному Кампусу приток свежей крови. Трюк заключался в том, что принимать в университет стали абсолютно всех, невзирая на результаты вступительных экзаменов. Цель была достигнута — новых студентов в Сумрачном Кампусе становилось все меньше, и можно было ожидать, что он вымрет сам собой. Но случилось ужасное: успеваемость в университете понизилась до такой степени, что многих студентов пришлось отчислить. И они толпами повалили в Сумрачный Кампус.

Тогда правление решило изолировать мерзкую зону от внешнего мира. Сумрачный Кампус обнесли колючей проволокой, периметр днем и ночью патрулировали университетские пограничники. Такой поворот событий оказался настоящим подарком для контрабандистов по обе стороны проволоки, а в рядах пограничников расцвела коррупция.

Несмотря ни на что, университет не терял надежды разделаться с этой опухолью на теле высшего образования, хотя все еще не знал как.

Автобусы, заезжающие на территорию университета, никогда не приближались к Сумрачному Кампусу. Последняя остановка находилась возле общежитий, а дальше вроде как ничего не было. Об этом даже оповещал указатель со стрелочкой и надписью «ничего», чтобы никто из посетителей университета не догадался, что на самом деле в глубине запущенного пространства за общагой скрывается Сумрачный Кампус.

Сойдя с автобуса, Константин, Евгений и Денис дальше отправились пешком. Солнце катилось к западу, облака в небе покраснели, предвещая скорую вечернюю тьму. Асфальтовая дорожка вскоре сменилась тропой, и в какой-то момент друзьям начало казаться, будто они одни на всем белом свете. Вокруг тропы простиралась буйная растительность, из недр которой за авантюристами наблюдали сотни диких насекомых. А некоторые не просто наблюдали, а еще и стрекотали. Стрекотание напоминало короткие пулеметные очереди — из очень маленьких пулеметов. Константин поежился:

— Слушай, Денис, а это точно не опасно?

— Да-да! — вставил Евгений, который уже давно трясся от страха. — Точно?

— Успокойтесь, — отозвался идущий впереди кролик. — Я знаю, что делаю.

— Знаешь? — хмыкнул Константин. — Интересно, откуда?

Денис не ответил.

Вскоре впереди появились здания в старинном стиле. Невысокие дома, максимум в четыре этажа, во многих окнах выбиты стекла, стены обветшали. Создавалось впечатление, что места эти полностью заброшены. Однако Константин и Евгений уже знали, что это не так. Приблизившись, друзья разглядели колючую проволоку, преграждавшую проход в Сумрачный Кампус.

— В кусты! — скомандовал Денис и тут же подал спутникам пример. Кот и пингвин суетливо улеглись рядом.

— Это еще зачем? — шепотом спросил Константин.

Кролик взглядом указал в сторону колючей проволоки. Вдоль границы между кампусами двигался патруль из трех университетских пограничников — лев, тигр и барс в форме студентов факультета агрессивных наук. В качестве оружия — тяжелые дубинки. Константин и Евгений представили, что бы их ждало, попадись они этим молодчикам, и похолодели.

— Сейчас они пройдут, и у нас будет ровно три минуты, чтобы проскочить внутрь, — тихо сказал Денис.

Константин с подозрением покосился на кролика:

— Так, приятель, колись. Откуда тебе это известно?

Денис сделал вид, что не расслышал.

— Эй! — ткнул его лапой в бок Константин.

Кролик поморщился:

— Уфф… Ладно. Когда я учился на первом курсе, то подрабатывал контрабандистом. Не смотрите на меня так, я нуждался в деньгах!

— Да мы, собственно, не осуждаем, — заверил его Константин, который и сам не всегда бывал кристально чист в глазах закона.

В отличие от него, Евгений хотел было осудить Дениса и даже открыл клюв, однако решил, что не имеет морального права. Но поскольку клюв уже был открыт, надо было что-то сказать.

— Что именно ты делал, когда был контрабандистом?

Денис пожал плечами:

— Всякое. Водил в Сумрачный Кампус провалившихся абитуриентов, устраивал экскурсии…

— Экскурсии? — удивился пингвин.

— Ну да. Это же экзотика. В универ приезжают иностранные делегации — профессора всякие, доктора… Сумрачного Кампуса официально не существует, но им-то интересно. Вот я и водил.

— И что, ни разу не попался? — спросил Константин.

— Не-а.

Кот впервые поглядел на кролика с уважением. Вот вам и тихоня Денис, зубрила и будущий «ботаник»!

Тем временем пограничники скрылись из виду.

— Пора! — объявил Денис. Он вскочил и кинулся к забору, Константин и Евгений бросились следом.

Добежав до колючей проволоки, Денис расчистил лапой землю, и друзья увидели деревянную крышку, замаскированную под песок, траву и трупики насекомых. Кролик потянул за ручку, откинул крышку и нырнул под землю, поманив за собой остальных. Константин полез последним, он и вернул крышку на место.

Через считаные мгновения троица уже находилась по другую сторону забора.

— Лихо, — сказал Константин. — Молодцы те, кто построил этот проход.

— Не проход, а проходы, — конкретизировал Денис. — Они тут по всему периметру. А те, кто построил, молодцы, да. Это пограничники.

— Кто? — Кот и пингвин уставились на кролика с недоверием и изумлением.

— Ну они ведь тоже студенты, — пояснил Денис. — И им тоже нужны деньги. В мое время они брали небольшую плату за проход. Но как сейчас, не знаю, с новыми пограничниками не знаком, так что решил не рисковать. Ладно, други, скоро стемнеет, надо поторапливаться. За мной!

Константин и Евгений углублялись в Сумрачный Кампус не без опаски. Кто знает, на что способны местные обитатели? Аутсайдеры и подпольщики, как известно, народ непредсказуемый.

На первый взгляд Сумрачный Кампус казался вымершим. Бывшие здания университета по обе стороны улицы навевали мысли о древних цивилизациях, давно ставших частью истории. Ветер гнал по мостовой обрывки газет. Евгений поймал один такой обрывок: газета оказалась двухлетней давности.

Иногда, проходя мимо окон, заговорщики улавливали приглушенные голоса. Один раз Евгений немного отстал от друзей, подошел поближе к одному из окон и прислушался, однако слов разобрать не смог. Единственное, что ему удалось понять, — внутри идет какой-то урок. Урок, скорее всего, чего-то зловещего.

На такие мысли наводил и транспарант над входом в здание:

«Учиться, учиться и учиться вредным наукам!»

Пингвин поспешил нагнать остальных. Сумрачный Кампус ему решительно не нравился — похоже, от сумрака в нем больше, чем от кампуса. Особенно сейчас, когда улицы залиты алым светом заката. И вообще, что это за кампус — без шумных студентов, фонтанчиков, кафешек и ухоженных газонов?

— Денис, — тихо позвал Евгений, — почему на улице никого нет?

— Учатся, — лаконично ответил кролик не оборачиваясь.

— Но я и в окнах никого не вижу.

— Не хотят нам показываться. Не доверяют. Подпольщики — очень подозрительный народ.

— Ну не все, — заметил Константин. — Один вот показался.

В нескольких метрах перед ними действительно стоял непонятно откуда взявшийся субъект. Незнакомец выглядел чрезвычайно странно. Это был молодой чернобурый лис, обутый в поношенные сандалии и облаченный в тогу, на голове его красовался венок, а в левой лапе незнакомец держал пергаментный свиток.

Лис поднял правую лапу в знак приветствия и торжественно изрек, обращаясь к Денису:

— Салютую тебе, кроликус!

Денис тоже поднял лапу и сказал:

— И тебе привет, Эфернус!

После чего, к огромному удивлению Константина и Евгения, их спутник и странный лис бросились обниматься и хлопать друг друга по спине.

— Евгений, ты тоже это видишь? — хмуро поинтересовался Константин.

Пингвин кивнул.

— Только кроликуса видишь? Или чувака в простыне тоже? — уточнил Константин.

Пингвин кивнул.

Тем временем Денис и странный лис закончили церемонию приветствия и подошли к Константину и Евгению.

— Кто сии анималы эст? — спросил лис.

— Свои, — ответил кролик и представил ему друзей.

— А ты-то сам кто эст? — Константин подозрительно прищурился.

За лиса ответил Денис:

— Ребята, это мой старый приятель Эфернус. Он несколько необычно выглядит, я понимаю. Дело в том, что Эфернус — вечный студент.

— Никак не получит диплом? — уточнил Евгений. — Я знал таких студентов.

Денис замялся:

— Да нет… Он действительно вечный.

Эфернус пришел ему на помощь:

— Я стал на путь знаний две тысячи лет назад. И по сию пору с пути оного не сворачиваю.

— А как же… диплом? — растерянно спросил Евгений, не вполне переваривший фразу «две тысячи лет назад».

— Только когда все выучу, — с абсолютной серьезностью ответил вечный студент.

— Но это же невозможно! — воскликнул пингвин.

— Что именно?

— Жить так долго, — пояснил Евгений.

— Столько выучить, — одновременно с ним произнес Константин.

Эфернус загадочно улыбнулся:

— Ах, поживете с мое, увидите, что и не такое возможно.

Кот и пингвин обратили вопрошающие взгляды к Денису — ну-ка, дружок, растолкуй нам, смертным, что здесь происходит!

Кролик понял обращенный к нему вопрос по-своему.

— Эфернус мой старый приятель, еще с контрабандистских времен. — При этих словах вечный студент с достоинством поклонился. — Это большая удача, что мы его встретили — он нам поможет.

Константин и Евгений, однако, энтузиазма не выказали. Они сомневались, что следует рассчитывать на помощь странно выглядящего типа, утверждающего, что он вечен.

— Может, он сбежал из психушки? — тихонько шепнул кот пингвину. — Говорят, там время течет быстрее. У нас год, а у психов — тысяча.

Несмотря на шепот, Эфернус услышал слова Константина.

— Из психушки я сбежал давно, двести шестьдесят лет назад. Поверьте, год там равен году.

Терпение Дениса лопнуло.

— Ребята, стоп! Хочу напомнить, что мы не просто так заявились в Сумрачный Кампус! — Он повернулся к Эфернусу. — Друг, мы рассчитываем на твою помощь. Нам нужна летающая тарелка…

Добавить кролик ничего не успел, потому что вечный студент воскликнул: «Эврика!» и стремительно развернул свой свиток.

— Летающая тарелка! Слушайте!

Муза, скажи мне о том серошкуром скитальце, который

Презрев марсианские горы и тучные житные нивы,

Взгляд обратил свой в далекие звездно-кометные выси

И ветру подобно на вечные веки лишился покоя.

Сказал он супруге своей пятилапой и всем их безухим

детишкам,

Что завтра отбудет с планеты родимой в крылатой

межзвездной посуде,

А с ним и друзья, если верность крепка их и дух не подводит,

И если позволят Венера, Меркурий, Нептун и Юпитер.

Только не слава ждала их, не радость открытий — погибель!

Подобно Медузе она притаилась в глубинах пространства.

И там, где встречается Ио с Европою и Ганимедом,

Она по орбитам раскинула сеть, западни и ловушки.

А Фобос и Деймос молчали, как будто они и не знали,

Что…

— Что?! — не выдержал наконец Денис. — Эфернус, что ты делаешь?!

Вечный студент оторвался от свитка и невинно ответил:

— Читаю поэму. Я думал, вы заметили.

— Мы заметили! Но с какой стати?!

— Так вы же просили поэму про летающую тарелку…

Денис схватился за голову.

— Эфернус! Ради всего святого! Ради Венеры, Меркурия, Нептуна и Юпитера! С чего ты взял, что мы просим поэму? Нам нужна сама летающая тарелка! Как таковая!

Лис насупился и свернул пергамент.

— Как таковой у меня нет.

— Погоди, друг, я неправильно выразился, — спохватился Денис. — Конечно, речь идет не о настоящем звездолете. Нам нужно помещение, которое мы сможем выдать за интерьер лаборатории на космическом корабле.

Вечный студент задумался. Затем улыбнулся, произнес «эврика» и развернул свиток. Тут уже не выдержал Константин:

— Друг, давай без стихов, а? У нас в запасе поменьше столетий, чем у тебя.

Вечный студент с укоризной поглядел на кота. В его взгляде читалось, что за две тысячи лет Эфернус впервые столкнулся с таким пренебрежением к его прекрасной поэзии.

— Ладно, так и быть, эврика, — наконец сказал он. — Я знаю такое место…

Когда Эфернус привел их в «такое место», уже стемнело. Слабо освещенный редкими фонарями Сумрачный Кампус погрузился в атмосферу фантасмагорической таинственности и стал еще сильнее напоминать заброшенную планету из фильмов про конец света.

Помещение, куда привел друзей вечный студент, находилось в полуразрушенном здании, на верхних этажах которого располагались аудитории, а в подвалах — научные лаборатории. В одной из таких лабораторий и оказались Константин, Евгений и Денис.

Получив причитающиеся ему благодарности, чернобурый Эфернус, шаркая сандалиями, удалился познавать запрещенные и вредные науки, а авантюристы принялись осматриваться в тусклом свете старых лампочек под потолком. Судя по толстенному слою пыли, последние опыты в этой лаборатории проводились много лет назад, и с тех пор здесь не ступала лапа животного. Зато всевозможных аппаратов и механизмов хватало с лихвой. Их назначение было совершенно непонятным, но по назначению их использовать никто и не собирался — они требовались для антуража.

Друзья разбрелись по лаборатории, включая все подряд. Загадочные приборы заурчали, зашипели, зазеленели экранами и замигали лампочками.

— Что ж, выглядит вполне энэлошно, — заключил Денис. — Только вот такие надписи, — он указал на слова «сделано в Градбурге» на одной из машин, — надо будет заменить. На что-нибудь вроде «сделано на Сириусе».

— Или «Антаресская межзвездная корпорация», — предложил Евгений.

— «Бетельгейзе индастрис»! — не остался в стороне Константин.

— Хорошо, что нет окон, — деловито заметил Денис. — Мы сымитируем иллюминаторы, а за ними — космос.

Кролик оглядел белые стены и сказал:

— Надо что-нибудь повесить. Скажем, график роста похищений землян.

— Точно! — одобрил Константин. — А еще доску почета. «Похититель месяца». И — фотка Евгения.

— Моя? — вздрогнул пингвин.

— Конечно, — усмехнулся кот. — Ты же пришелец.

— Кстати! — воскликнул Денис, оперевшись о стол и скрестив лапы на груди. — Мы должны обсудить внешний облик и легенду нашего инопланетянина!

Евгений нахмурился:

— А что не так с моим обликом?

— Ты похож на пингвина, — объяснил Денис. — А должен быть пришельцем. Какие предложения?

— Евгений должен стать зеленым! — немедленно выдвинул идею Константин. — Как все пришельцы!

Взмахом лапы Денис его остановил. У него имелись собственные идеи насчет Евгения.

— Облик пришельца должен быть оправдан условиями жизни на его родной планете. Что попало не подойдет. Профессор Интегральский не прост, уж поверьте. Он способен составить представление о родном мире Евгения без единого вопроса, по одним внешним признакам. Поэтому давайте придумаем, с какой планеты прибыл наш инопланетянин. Разумеется, она должна отличаться от Земли. Согласны?

— Конечно! — кивнул Константин. — На Земле нет зеленых пингвинов, а там есть!

Денис уставился на него в упор.

— Почему?

— А я откуда знаю? Давай Евгения спросим, это же его мир.

Кролик покачал головой:

— Нет, друзья, так не пойдет. Все должно быть логично, иначе Интегральский не поверит.

Кот недовольно шмыгнул носом.

— Тогда сам предлагай, — сказал он таким тоном, словно ничего толкового услышать не ожидает.

Дениса уговаривать не пришлось.

— На самом деле я уже все продумал. Евгений, ты можешь двигаться так, будто сильно не выспался?

— Могу, — ответил пингвин, зевая.

— Отлично! Интегральский заметит, что твои движения медленнее, чем у землян, и сразу поймет, что на твоей родной планете низкая гравитация.

— Ух ты! — удивился Константин. — А я бы подумал, что он просто тормоз.

Денис проигнорировал его выпад.

— Далее. Евгений, ты можешь все время сутулиться?

— Конечно, — кивнул пингвин. — Да я прямо сейчас сутулюсь. Но могу еще больше, не проблема. А как это поймет Интегральский?

— Он заключит, что на твоей планете атмосферное давление слабее, чем у нас, поэтому наша атмосфера придавливает тебя к земле. Точно, и к физику не ходи.

— Надо же… — проронил Евгений.

— Кроме того, тебе придется надеть ласты. Ну, якобы они у тебя натуральные.

— У меня и так ласты. Натуральные.

— Мы их увеличим. Ласты должны быть о-го-го-го! Не пингвиньи, а инопланетные!

— Зачем? — скептически хмыкнул Константин. — Профессор увидит ласты Евгения и от удивления склеит собственные?

— Нет, — не теряя самообладания, парировал кролик. — Он поймет, что планета Евгения покрыта песком. Для удобного передвижения по такой поверхности требуются крупные широкие ласты. Да, и, конечно, нужна дыхательная маска. Интегральский сразу просечет, что наша атмосфера для тебя смертельна и что в твоем мире дышат азотом.

— Ладно, — пожал плечами Евгений. — Пускай будет маска. Только с условием, что дышать я в ней буду кислородом.

— Разумеется. Ну, и наконец… Тебе нужны длинные уши. Интегральский тут же догадается, что атмосфера на твоей планете очень разрежена и звук в ней распространяется не так лихо, как у нас.

Эта идея Евгению не очень понравилась.

— Длинные уши? — нахмурился он.

— Да, — кивнул Денис. — Это вполне по-инопланетянски. Длинные уши, как у кролика.

Константин и Евгений вздрогнули, покосились на Дениса и отодвинулись от него подальше.

— Вы чего? — удивился кролик.

— Да так… — произнес Константин, выразительно поглядывая на его уши.

— Ладно, с внешним обликом разобрались, — сказал Денис. — Кстати, как назовем планету Евгения?

— Водомет! — выпалил Константин.

Денис вытаращился на него в недоумении:

— Почему?!

— Не знаю, это первое, что пришло в голову.

— Хм… Вообще, неплохо. Пускай для пущей убедительности будет Водомет-два. То есть вторая планета от звезды… мм… Евгений, какая звезда тебе нравится?

— Вега.

— Вторая планета системы Веги! Водомет-два!

— А что? Звучит, — одобрил Константин и повернулся к Евгению: — Эй, водометанец, тебе нравится?

Пингвин хмыкнул что-то нечленораздельное. Ему не нравилось. И не только название. Ему вообще все не нравилось. Лишь мысли о будущей книге удерживали его от бегства.

— Итак, друзья, — сказал Денис, — теперь нам предстоит задачка посложнее. Придумать достойную причину прилета Евгения на Землю. Один ли он прилетел? Кто он вообще такой? Для чего ему похищать Интегральского? Какие мысли?

— У меня есть мысль! — энергично заявил Константин. — Помнишь, ты рассказывал, что первыми в космос запустили тараканов?

Кролик кивнул.

— Так вот, — продолжал кот, — в глубинах галактики Евгений нашел этих тараканов и решил вернуть бедняжек на их родную планету!

Пингвин вздрогнул:

— Я бы никогда так не поступил!

— Да ладно, Евге…

— Нет, ни за что! От планеты тараканов я бы держался подальше!

— Константин, он прав, — вмешался Денис. — Как-то это глуповато звучит. Интегральский не поверит.

Константин рассердился:

— Вы никогда не принимаете мои идеи! Так нечестно!

Евгений недовольно покосился на друга:

— Вообще-то только из-за твоих идей мы здесь и очутились.

Константин расплылся в довольной улыбке:

— А, ну да. Клево!

— Может, я от кого-нибудь убегаю? — предложил Евгений. — И за мной гонится кто-то очень страшный? Скажем, гигантские…

— Вороны! — осенило Константина. — Сверхмассивные черные дуры!

— Мммммм… — засомневался Денис.

— Или, например, я писатель, — выдвинул новую идею пингвин. — Собираю материал для книги о Земле.

— Мммммм… — засомневался Денис.

— Могу быть библиотекарем. Летаю по галактике и собираю книги.

— Мммммм… — засомневался Денис. — Или вот…

— Мммммм… — перебил его Константин.

— Ты чего? — удивился кролик.

— Сомневаюсь в твоей идее.

— Я же еще ничего не предложил!

— А я уже сомневаюсь.

Денис отмахнулся от него и сказал:

— Несчастная любовь!

— В смысле? — не понял Евгений.

— Пока не знаю, — признался Денис. — Давайте оставим эту тему. Я что-нибудь придумаю, только дайте время. Теперь самое главное — как похитить Интегральского.

— Да! — согласился Константин. — И самое-самое главное: перекрасить Евгения в зеленый цвет!

Глава 6

Капитан Неподдельный

В начале второй недели отпущенного ему срока Артур решился на отчаянный поступок. Он понимал, что заходит слишком далеко, но это его не пугало. А вот то, что это его не пугало, — пугало. «Уж не потерял ли я голову? — подумал Артур и тут же сам себя одернул: — Ну и пусть! Великие ученые прошлого именно так и добивались успеха!» И дело было уже не только в том, что он стремился во что бы то ни стало остаться в университете. Нет, теперь им владело еще одно сильнейшее чувство: азарт. Да не просто азарт, а рожденный отчаянием — самая опасная его разновидность. Как сказал бы Денис, и к психоаналитику не ходи.

После памятного разговора с профессором Интегральским каждый день нес Артуру лишь разочарования. Бывший полицейский Антон Пеленг и супруги Какбыда, которые поначалу представлялись ему ненадежными свидетелями, оказались по сравнению с теми, кого он посетил позже, меньшим из зол. Причем намного меньшим.

«Улетевшая в космос» Кира Закат так и не объявилась. Зато остальные звери из Артурова списка никуда не пропадали и охотно шли на контакт. Да только ничего путного из этого не выходило.

Один лис, например, заявил, что похитившие его инопланетяне вернули на Землю не его самого, а двойника-киборга.

— Значит, вы и есть этот двойник-киборг? — спросил Артур.

Рассказчик ужасно оскорбился, сказал, что от двойника-киборга слышит, и выпроводил студента за порог.

Другой свидетель оказался шакалом, утверждавшим, что инопланетяне вживили ему под шкуру микрочип, который передает важнейшие секретные данные на летающую тарелку. На вопрос Артура, откуда берутся эти данные, свидетель ответил:

— Из моей головы. Пришельцы не дураки, понимают, что мои мысли — это самое важное, что есть на Земле. Но и я не дурак! Теперь я не думаю — совсем! Ничего они от меня не получат!

После такого объяснения Артур быстро свернул беседу и сбежал к третьей свидетельнице — медведице. Та заявила, что некий влюбленный в нее по уши инопланетянин много лет добивался ее благосклонности, делал невероятные подарки, даже посвятил ей два созвездия — большое и малое, но так и не добился взаимности.

— Понимаете, не то чтобы он мне не нравился, — уточнила медведица. — Но эта вечная слизь на шкуре, эти шесть глаз, эти щупальца вместо… нет, не лап — вместо волос, эти гигантские уши-локаторы, по которые он в меня влюблен… Вот, скажите, юноша, вы бы пошли с таким под венец?

— Не пошел бы, — искренне ответил «юноша».

— Вот и я не иду. К тому же мне многие инопланетяне делают предложение, есть из чего выбирать.

Артур пожелал ей удачного выбора и удрал.

Разумеется, никого из этих свидетелей он не стал звать на комиссию.

А Кира Закат так и не вернулась. «Космос — довольно большое место, — скептически морщась, размышлял Артур. — Пока она там нагуляется, я сдохну».

Закончив с очевидцами, кот приступил ко второй части поисков: материальным свидетельствам посещения Земли пришельцами. Но и тут его ждало разочарование.

Самыми известными среди подобных явлений были различного рода гигантские круги на полях и знаки, выложенные из камней. Кто и для чего все это устраивает, совершенно непонятно, поймать за лапу еще никого не удалось. Артур полагал, что древние «свидетельства» ему ничем не помогут — там уже ничего не докажешь, поэтому сосредоточился на современных, да не просто современных, а появившихся буквально в последние дни.

И такие явления обнаружились. Целых два! И оба — в пригороде Градбурга под названием Подградбургск.

Одна аномалия — новые огромные круги на поле. Трава выжжена, словно от приземления летательного аппарата круглой формы. Таких необычных кругов история знала множество, но доказать, что это действительно место приземления летающей тарелки, еще никому не удавалось.

Другое явление — гигантский дорожный знак «кирпич», выложенный из камней на пустыре недалеко от поля с кругами.

Артур не стал долго раздумывать и помчался на место событий, в Подградбургск, к местному уфологу-бобру.

Живущий вместе с семьей в небольшом домике около того самого поля с кругами, уфолог к неожиданному визиту городского студента отнесся доброжелательно.

— Все думают, будто это я круги выжигаю, — усмехаясь, сообщил он. — Ну, чтобы доказать свою правоту.

— Но ведь это не вы, правда? — с надеждой спросил Артур.

— Нет, не я.

Кот с облегчением выдохнул:

— Значит, есть надежда, что круги связаны с пришельцами?

— Ни малейшей.

Артур охнул. Да что ж такое!

— Почему вы так уверены?

— Потому что я знаю, кто это сделал. Соседский парнишка. Вернее, дальний родственник соседской девушки. А еще точнее, дальний родственник всей соседской семьи, но из нее в доме только девушка и дальний родственник. Ну, который парнишка. Издалека который, дальний родственник. Приехал.

Окончательно запутавшись, Артур замахал лапами:

— Погодите, погодите! Ему-то это зачем?

— Хотел мне удружить. У нас хорошие отношения, да и в пришельцев он тоже верит, вот и решил подсобить.

— А как же знак, выложенный из камней?

— «Кирпич»? Тоже парнишка постарался. Полночи корпел, между прочим. Знак толковый, означает «летающим тарелкам посадка запрещена». Теперь куча народу в округе, с одной стороны, беспокоится, что инопланетяне не выдумка, а с другой — спокойна, потому что они не приземлятся.

— Понятно, — уныло вздохнул Артур. — А вы, значит, скрываете, что это никакие не инопланетяне?

— Не скрываю, — возразил бобер. — Но и не афиширую. Просто молчу и загадочно улыбаюсь. А звери пусть как хотят, так и понимают. Если они думают, что это пришельцы, с какой стати мне их разубеждать?

— Но мне же рассказали.

— Вам — да. Мы, уфологи, не должны дурить друг друга. И выдавать тоже. Правда ведь, вы не раскроете мою маленькую тайну?

Артуру было все равно. Он пообещал хранить секрет и с тяжелым сердцем возвратился в университет. Вот тогда-то он и вернулся к мысли, которую усиленно гнал от себя все эти дни. Если кто-то на планете Земля и имеет правдивую информацию о пришельцах, то это правительство и армия. Причем они эту информацию не только имеют, но и тщательно скрывают от широкой общественности. Во всяком случае, именно так утверждал один из самых популярных антиправительственных мифов.

Дело обстояло так. Пятьдесят лет назад в небе над Градбургом пронеслось ярко светящееся нечто. Оно рухнуло далеко за городом, однако, когда любопытные жители окрестных селений сбежались к месту катастрофы, они обнаружили лишь гигантский кратер и выжженную траву вокруг. Само «нечто» исчезло. Сразу же возникли подозрения, что армия всех опередила, забрала и спрятала обломки «того, что свалилось с неба» на базе военно-воздушных сил недалеко от города. И разумеется, по всему свету немедленно распространились слухи, что под Градбургом потерпел аварию космический корабль пришельцев. И теперь армия и правительство нагло врут, что ничего подобного не было, а сами скрывают обломки летающей тарелки и тела погибших инопланетян на военной базе в специальном ангаре. Журналисты, разочарованные тем, что им никак не удается узнать правду, прозвали его «ангаром лжи». Находились смельчаки, которые пытались проникнуть на базу военно-воздушных сил и добраться до свидетельств. Только военные вылавливали их быстрее, чем те успевали произнести: «Простите, как пройти к летающей тарелке?»

Разочарованный неудачами последних дней, Артур решил, что ему не остается ничего иного, кроме как добыть информацию о том, что находится в «ангаре лжи». Идея, мягко говоря, опасная, и весьма желательно провернуть дело так, чтобы не быть схваченным бравыми вояками, которые очень не любят тех, кто охотится за их секретами. Поэтому Артур намеревался действовать осторожно и рассчитывал в этом на помощь Вездехода.

Вездеходом прозвали хорька, студента факультета нереальных технологий. За Вездеходом закрепилась репутация крутого хакера. Поговаривали, что он тайком бегает обучаться мастерству компьютерного взломщика в Сумрачный Кампус, и если бы правлению удалось это доказать, то Вездеход в два счета вылетел бы из университета. Однако поймать его за лапу до сих пор не удавалось, а сам хорек категорически все отрицал:

— Сумрачный Кампус? Это, кажется, какой-то фильм? Я — хакер? Вы путаете, я — хорек.

И хотя правда была всем известна, поделать ничего не могли: не пойман — не хакер.

Артур отыскал Вездехода в студенческой забегаловке «Бакалавр-кафе». Хорек сидел за отдельным столиком в углу заведения, наслаждался кружкой кваса и пялился в монитор своего ноутбука. Артур взял стул и сел напротив Вездехода. Хорек поднял на него взгляд, в котором отчетливо читалось нежелание живого общения.

— Если хочешь что-то сказать, пошли мэйл, — сказал Вездеход, поняв, что Артур не собирается оставлять его в покое. — От разговоров в реале мне неуютно.

Кот проигнорировал его слова.

— Слушай, Вездеход, ты ведь крутой хакер, верно?

— Нет.

— Значит, ты и правительственные сайты взламывал, так?

— Ни разу.

— Значит, сможешь пролезть и на сервер базы ВВС?

— Не смогу.

— Сделай это для меня, а?

Просьба удивила Вездехода.

— Зачем?

— «Ангар лжи», — лаконично пояснил Артур.

Хорек понимающе усмехнулся:

— Как же, как же. Летающая тарелка, трупы пришельцев, заговор, сокрытие истины… И все же — зачем?

— Народ имеет право знать правду!

— Думаешь? А по-моему, мы замечательно живем и без правды.

Артур разволновался, поэтому не заметил иронии в голосе собеседника.

— Может, и замечательно, только что в том толку, если от нас скрывают летающую тарелку!

— И трупы пришельцев?

— Разумеется! Что за жизнь без трупов пришельцев?!

— Ясно. Ответ — нет.

Артур старательно изобразил презрительную гримасу:

— Боишься, да?

Вездеход невозмутимо отпил квасу, вытер губы салфеткой и только затем ответил:

— Нет. Просто ты мне врешь, а я это не люблю. Ты не о народе и не об истине печешься, у тебя какой-то свой интерес.

Артур поднял лапы:

— Сдаюсь. Ты прав. Не обижайся, я подумал, что ты скорее согласишься помочь ради истины, а не чьих-то личных проблем. Понимаешь… Тут такое дело. Меня могут отчислить… Ты ведь слышал об этом?

— Читал. — Вездеход кивнул на монитор.

— Ну вот. Однако есть шанс избежать отчисления, если я докажу, что инопланетяне прилетали на Землю. Я и подумал, что ты мог бы мне в этом помочь.

— Взломав сервак военных?

— Ну да.

Вездеход развел лапами:

— Я не стану этого делать.

Из груди Артура вырвался вздох разочарования. А Вездеход добавил:

— Потому что я это уже сделал.

Артур вытаращился на собеседника, не веря своим ушам.

— Ты чего вытаращился на меня, будто не веришь своим ушам? — фыркнул Вездеход, скрестив лапы на груди. — Неужели всерьез полагал, что до тебя никому не приходило в голову пощупать вояк на тему «ангара лжи»?

Хорек замолчал и уткнулся носом в монитор, демонстрируя, что разговор окончен. Но Артур, наоборот, считал, что разговор только начинается.

— Вездеход, ну? Что ты нашел? Документацию? Фотографии? Чего молчишь! Это же сенсация! Если боишься, то обещаю, никому не расскажу, что это ты…

Хакер нехотя оторвался от компьютера:

— Успокойся. Ничего я не нашел.

— Но… Сервер…

— Обследовал я их сервер вдоль и поперек. Никакой информации об «ангаре лжи». Ни документации, ни фотографий, ни-че-го.

Артур чуть не плакал:

— То есть… как? Не понимаю…

Вездеход пожал плечами:

— Что тут понимать? Если подобная информация существует, то вся документация по ней — бумажная. Хотел я и ее взломать…

— И что?

— Ничего. Она бумажная.

— Конечно… — убитым голосом произнес Артур. — Это же случилось давно, пятьдесят лет назад. А потом они не стали заносить данные в компьютер.

Вездеход кивнул:

— И правильно сделали. Как будто чувствовали, что я в их сеть проберусь.

Артур поднялся со стула с таким трудом, будто на преодоление земного притяжения у него стало уходить гораздо больше сил, чем прежде.

— Извини, что заставил тебя говорить в реале.

— Да, это было мучительно, — ответил Вездеход. — Но я тебя прощаю. Извини и ты, что я не смог тебе помочь.

— Не за что тебе извиняться. Тут ты бессилен.

Артур развернулся и побрел к выходу из кафе, натыкаясь на посетителей и бормоча извинения.

Вездеход проводил его взглядом и вернулся к своим делам. Однако картинка на мониторе почему-то расплывалась перед глазами. Такое обычно бывало, если Вездехода что-то мучило. Хорек нахмурился: странно, что это значит? Он задумался, прокручивая в голове беседу с Артуром. Дошел до самого ее конца и тут наконец понял, что именно не дает ему покоя. Слово «бессилен».

Он, Вездеход, бессилен. Он, который привык считать себя всемогущим, способным обойти любую компьютерную защиту и проникнуть в любой сетевой тайник, — за что и получил свое прозвище.

— Ну уж нет, — тихо сказал хорек монитору. — Вездеходы не знают, что значит «бессилен».

Артур лежал на кровати и смотрел в потолок. Потолок выглядел безразличным к проблемам Артура. Очень скоро кота отчислят из университета, и на его место в общежитие въедет другой студент. Прощай, равнодушный потолок, мы больше не увидимся! Что бы ни делал Артур, все бессмысленно. Константин с Денисом правы — безумно рассчитывать, что за две недели удастся отыскать убедительные свидетельства существования братьев по разуму. У Артура закончились и силы, и идеи. «Податься, что ли, в Сумрачный Кампус? — думал он. — Научиться чему-нибудь опасному и вредному… Нет, это совсем не то, чего мне хочется».

В дверь постучали.

— Открыто, — нехотя откликнулся Артур.

В комнату вошел Вездеход. Не говоря ни слова, хорек уселся за письменный стол Артура и положил перед собой ноутбук и какой-то сверток. Кот вставать с кровати не стал, лишь приподнялся на локте и вопросительно поглядел на нежданного гостя.

— Один из способов добыть информацию с чужого компа, — сказал Вездеход, будто продолжил беседу, а не начал, — это запустить на него специальный файл — программу-шпиона. Чтобы обмануть многочисленные защитные кордоны, этот файл должен уметь притворяться чем-то другим, чем-то, что надо пропустить. Файл делает вид, будто он тот, кого ждут. Поэтому его еще называют «притворой». «Притвора», разумеется, не одинок, ведь это вызовет подозрение охранных программ. А где лучше всего спрятаться, чтобы тебя не заметили?

— В толпе, — ответил Артур. Он был ужасно заинтригован, но все еще не понимал, куда клонит Вездеход.

Хакер кивнул:

— Вот именно. «Притвора» дожидается, когда с компа в сеть пойдет запрос на какую-нибудь информацию, и пристраивается к запрошенным файлам, плывущим на нужный нам комп. Он их анализирует и перестраивает свою внешнюю структуру по их образу и подобию. Маскируется. Таким образом, у него появляется шанс обмануть защитные программы. Наш милый «притвора» проникает на чужой комп, добывает нужную инфу и отправляется обратно, используя тот же прием. Конечно, срабатывает это не всегда, но лично у меня — часто. Не случайно же я зовусь Вездеходом.

— Понимаю, — сказал Артур. — Спасибо за лекцию. Только при чем тут я?

— Я подумал, что в реальности можно использовать те же приемы, что и в сети. Мне только нужен файл-притвора. Артур, насколько тебе важно узнать правду об «ангаре лжи»?

Артур спустил задние лапы с кровати, принимая сидячее положение. Ему внезапно стало жарко.

— Мне важно, — тихо ответил он.

Вездеход усмехнулся:

— Значит, ты и будешь «притворой». А сервером будет военная база. — Хорек открыл компьютер и повернул его монитором к Артуру. — Смотри и запоминай. Это схема базы. «Ангар лжи» находится вот тут. Только не вздумай его так называть, моментально себя выдашь! Теперь зови его не иначе как «ангар двенадцать». А вот тут — секретные лаборатории, где, возможно, хранятся тела пришельцев. Попасть в них и в «ангар двенадцать» может далеко не каждый, доступ только для избранных. Со своей стороны я сделал все, что мог: придумал для тебя отличную «легенду». Но доступ в секретные помещения тебе придется добыть самому.

Артур кивнул:

— Ладно. Программируй меня дальше.

Вездеход засунул лапу в карман рубашки и вытащил документ, похожий на паспорт.

— Держи, это твое военное удостоверение. Ты теперь капитан Артур Неподдельный, вызванный на базу для чтения лекции на тему «Облик предполагаемого врага» курсантам специального подразделения по отражению внеземных атак.

— Они готовятся к войне с инопланетянами?! — воодушевился Артур.

— Остынь, — фыркнул хакер. — Знаю, о чем ты подумал: раз существует такое подразделение, то, значит, и опасность вторжения реальна. Так вот, ничего это не значит. Армия готовит себя к любым возможным событиям: нападению зеленых зверушек, гномов, драконов, плюшевых зайчиков и к восстанию бабушек-андроидов. Чем же ей еще заниматься в мирное время? Надо ведь как-то оправдать свое финансирование, верно?

— Жаль, — вздохнул Артур. — Лучше бы действительно пришельцы напали.

Хакер скривил губы:

— Понимаю, как тебе этого хочется, но желания твоего не разделяю. Слушай дальше. Все, что я рассказал тебе про файл-притвору, должно сработать и здесь. Ты не сунешься на базу сам по себе, это немедленно вызовет подозрение. Тем более что на самом деле никакого капитана Неподдельного туда не вызывали. Его, собственно, вообще не существует. А вызывали совсем других зверей. — Вездеход щелкнул клавишей ввода, и на мониторе появился список. — Вот, это военные специалисты, которых ждут там завтра утром. Я добавил еще одного — тебя. Пришлось повозиться, конечно… Зато смотри, какое роскошное личное дело я тебе состряпал.

Вездеход кликнул на имени капитана Неподдельного, и на экране всплыла анкета с фотографией Артура. Анкета гласила:

Имя: Артур Неподдельный

Звание: капитан

Род войск: военно-космические силы

Вид: кот

Масть: серая в полоску

Дата рождения: несколько лет назад

Место рождения: недалеко

Проживает: с мамой

Образование: много пятерок

Боевой опыт: хулиганы

Награды: круглые значки

Личные качества: честность, искренность, открытость, неприязнь к притворству

Семейное положение: холост, без вредных привычек, любит музыку в до-миноре, обеспеченный, где ты, моя половинка?

— Круто! — восхитился Артур. — Особенно про неприязнь к притворству.

Вездеход потупил взгляд:

— Я старался. Итак, завтра ты присоединишься к этим ребятам, — хакер кивнул на список командированных, — и вместе с ними проникнешь на базу. Ну, а дальше — сам.

Он протянул Артуру принесенный сверток:

— Твой интерфейс.

Недоумевающий Артур развернул сверток и охнул:

— Военная форма! Но откуда?

— От верблюда.

— Я серьезно!

— Я тоже. От моего знакомого верблюда из Сумрачного Кампуса. Он и форму изготовил, и удостоверение.

Артур вскочил и принялся напяливать на себя форму, ему не терпелось испытать свой новый образ.

— Ну как? — спросил он, красуясь перед Вездеходом.

Хорек критически его оглядел:

— Выпрямись! Лапы по швам! Ну-ка, отдай честь и рявкни «так точно!».

— Так точно!

Вездеход поморщился:

— Не ахти. Отрепетируешь. А пока садись, пройдемся по деталям.

Глава 7

«Притвора»

Ранним утром к контрольно-пропускному пункту базы ВВС подъехал коричневый мини-автобус с решетками на пуленепробиваемых стеклах. Из него не спеша спустились пятеро офицеров — подтянутые и стройные самцы и самки. Это были специалисты в различных дисциплинах, присланные на базу из других подразделений.

Однако через ворота прошли не пятеро, а шестеро офицеров. К группе добавился еще один кот-капитан, возникший из клубов пыли, поднятых отъехавшим автобусом. Ни прибывшие, ни часовые не заострили внимания на капитане. Часовые решили, что он тоже член приехавшей группы, а офицеры — что это военнослужащий с базы, возвращающийся с задания.

Солдаты проводили всех в невысокое здание, справа от входа в которое красовалась вывеска:

Проверка!

Приготовьте документы и трепещите!

Артура не нужно было уговаривать, он и так трепетал. Особенно при мысли, что назад дороги нет — попытайся он сейчас сбежать, его наверняка схватят. Дорога вперед казалась более безопасной. Хотя о слове «безопасность» пока можно забыть.

Внутри здания находилось множество военных, сидящих за компьютерными терминалами. На вошедших они даже не посмотрели. Откуда-то из недр помещения перед прибывшими офицерами материализовался шакал. Он отдал честь и отчеканил:

— Сержант Хаки! Ваши документы!

Сохраняя выражение морды каменного идола, он собрал у прибывших документы и отошел к терминалам. Артур покосился на спутников — не вызывает ли он у них подозрения? Кажется, нет, офицеры стояли, вытянувшись по струнке и глядя на сержанта Хаки, который, в свою очередь, многократно переводил взгляд с документов на монитор, с монитора на новоприбывших, с новоприбывших на документы…

Процедура проверки затянулась. Вынужденный просто стоять и ожидать своей участи, Артур предался паническим мыслям: «Меня сейчас раскроют… Вот сейчас… Сейчас…»

Глаза застлал туман, голова закружилась, и Артур пропустил тот момент, когда сержант Хаки приблизился к группе.

— Вы! — резко выдохнул шакал, и Артур вздрогнул: «Пропал!»

Однако, к его удивлению, сержант обращался не к нему, а к стоящему рядом офицеру-лису. Хаки сверился с документами и поднял взгляд на офицера:

— Лейтенант Мишенье? Пройдемте со мной!

«Его разоблачили! — пронеслась в голове Артура истеричная мысль. — Я — следующий!»

Сержант увел разоблаченного лиса за дверь в дальнем углу помещения. Дверь производила крайне удручающее впечатление: на ней висел большой плакат, изображающий таракана в разорванной военной форме. На таракана нацелились винтовки, автоматы, пушки и даже одна атомная бомба, на которую бедняга взирал с ужасом. Правда, только одним глазом, потому что второй был обращен к красной надписи вверху плаката: «Что, вражина?! Не ожидал?! Ага!»

За дверью с невезучей вражиной раздались подряд шесть выстрелов.

Сердце Артура было готово выпрыгнуть из груди и ускакать как можно дальше из этого ужасного места, где тараканам грозят атомной бомбой, а разоблаченных лейтенантов расстреливают.

Но сердце не успело осуществить задуманное, потому что в этот момент дверь распахнулась и в помещение с терминалами вернулись сержант Хаки и совершенно живой лейтенант Мишенье.

Лейтенант встал в «строй», а сержант отдал ему документы со словами:

— Мы обязаны были проверить, что вы действительно снайпер.

Мишенье кивнул:

— Не извиняйтесь, сержант, вы действовали по уставу. Я похлопочу, чтобы вас представили к награде.

— Я исполнял свой долг, — то ли возразил, то ли согласился сержант.

Затем он вручил всем новоприбывшим их документы, отдал честь и сказал:

— Проверка окончена!

Офицеры, включая и Артура, козырнули в ответ, развернулись и направились к выходу. «Получилось! — мысленно ликовал студент, замыкавший процессию. — Ай да Вездеход! Таки сделал из меня «притвору». И ай да я — ничем себя не выдал!»

— Капитан Неподдельный! Задержитесь! — ударило ему в спину перед самым выходом.

Артур замер на месте. А затем медленно, с усилием, развернулся и оказался мордой к морде с сержантом Хаки.

— Идите за мной, — холодно приказал шакал.

Артур на ватных лапах двинулся следом за сержантом, и ему казалось, что даже плакатный таракан смотрит на него с сочувствием.

Шакал завел студента в крохотный кабинет, где были только два стула и стол со встроенным в него компьютером. Сержант уселся перед монитором, пробежал пальцами по клавиатуре и перевел взгляд на кота.

— Капитан Артур Неподдельный?

— Да, — ответил Артур.

— Вы слишком молоды для капитана, — жестко заметил сержант, буравя его взглядом.

Артур растерялся. Конечно, он молодо выглядит, он же студент! Но как они с Вездеходом этого не предусмотрели?

«Ты «притвора», — зазвучал в голове Артура голос хакера. — Перестраивайся. Кажись тем, кто им нужен. Сила «притворы» в изменчивости. Так поступают мои программы-шпионы, так же веди себя и ты». Голос Вездехода умолк, уступив место собственным мыслям Артура.

Молод. Молодость. Вернуть молодость. Что-то, что возвращает молодость. Жизнь. Живая вода. Вода.

— Рад, что вы это заметили, сержант, — как можно спокойней произнес Артур. — Дело в том, что после выполнения особого задания, о котором я вам, конечно, не скажу, меня отправили восстанавливать силы на морской курорт. Я очень хорошо отдохнул, сержант, так, словно сбросил несколько лет. Если вы тоже так отдохнете, будете выглядеть, как рядовой!

Сержант не ответил. Он указал Артуру на стул и сказал:

— С вами хотят поговорить.

Артур чувствовал себя канатоходцем. Будто он идет по тонкому канату, а военные так и норовят его разоблачить. Осталось только понять, при чем тут канат, потому что военные и в самом деле норовят его разоблачить.

Ни в коем случае нельзя дать им понять, что он чем-то обеспокоен! Артур присел и улыбнулся сержанту:

— Я похлопочу, чтобы вас представили к награде.

— Я выполняю приказ, — неопределенно ответил шакал и четким шагом покинул кабинет. Вместо него зашел незнакомый Артуру крокодил в голубом мундире.

Внутреннее чутье подсказало студенту, что следует делать. Он резво вскочил со стула, выпрямил спину и отдал вошедшему честь:

— Капитан Неподдельный. По вашему приказанию сижу здесь и не приступаю к своим обязанностям!

— Вольно! — кивнул крокодил и представился: — Полковник Амбразур. Садитесь, капитан!

Полковник и «капитан» расселись по разные стороны стола.

— Итак… — протянул крокодил, сверля кота взглядом, который армия вполне могла бы взять на вооружение. — С какой целью вас прислали к нам на базу?

«Без паники, — приказал себе Артур, но не послушался. — Ладно, пускай паника… Только чтобы никто не заметил!»

— С целью провести урок по теме «Облик возможного врага» для курсантов специального подразделения по отражению внеземных атак. — Артур кивнул на компьютер, приглашая полковника убедиться в истинности его слов.

Крокодил постучал пальцами по столу, продолжая буравить взглядом переносицу собеседника.

— Я видел и приглашение, и ваше личное дело. Все выглядит правильно. Только дело в том, что за подготовку подразделения отвечаю лично я. И я вас не приглашал.

На обдумывание ответа требовалось время. Артур изобразил на морде выражение ироничной загадочности, чтобы заставить полковника самого прийти к выводу, что у «капитана» есть веские причины прибыть на базу.

Пока противники разглядывали друг друга, Артур пришел к выводу, что лучшая тактика — не спорить, но и не то чтобы соглашаться. В общем, вести себя как «притвора» и позволить полковнику самому разрулить ситуацию к всеобщему удобству.

— Верно, — ровно произнес кот, сохраняя выражение морды «я знаю то, чего не знаете вы». — Действительно, вы не приглашали. — Он сделал ударение на слове «вы».

Полковник Амбразур нахмурился. Прозвучавший намек ему не понравился.

— Кто же, в таком случае?

Артур покачал головой.

— Военная тайна? — понизив голос, спросил крокодил.

Артур кивнул. Полковник, сам того не подозревая, дал ему козырь. «Военная тайна» — это то, что нужно.

Полковник Амбразур что-то неопределенно хмыкнул, а затем сказал такое, что снова заставило сердце Артура забиться в паническом режиме:

— Возможно, все так и есть. Только я связался с военно-космическими силами. Они сказали, что и не слыхивали ни о каком капитане Неподдельном.

— Разумеется, они так сказали, — холодно улыбнулся Артур, лихорадочно прокручивая в голове варианты спасения. Вариантов, собственно, было немного: загипнотизировать полковника; превратиться в невидимку; оказаться в общежитии; ответить что-нибудь этакое. Реалистичным выглядел только последний вариант. — Но позвольте осведомиться, полковник, вы связывались с наземными военно-космическими силами или с орбитальными?

Казалось, на какое-то мгновение каменный полковник растерялся.

— С орбитальными? — переспросил он. — Разве вы космонавт?

Артур покачал головой. Притвориться еще и космонавтом — ну уж нет, это слишком. Еще вздумают в космос отправить, чтобы проверить…

— Тогда кто же вы? — спросил полковник.

Артур покачал головой.

— Военная тайна?

Артур кивнул.

Глаза полковника загорелись гневом.

— И допуска к ней у меня нет?

— Сейчас — нет, — ответил Артур. Вот так. Пускай Амбразур решит, что его допуск зависит от того, как капитан Неподдельный выполнит задание.

— Значит, кто-то из высшего командования, о ком я не осведомлен по причинам секретности, считает, что вы можете научить курсантов чему-то такому, чему не можем научить мы?

— Да, полковник.

— Что ж, у меня нет оснований вас задерживать! — раздраженно признал полковник. — Можете приступать к работе. — Крокодил кинул взгляд на монитор. — Ваш урок начинается через десять минут.

— В таком случае я поспешу. — Артур встал. — Разрешите идти?

— Не так шустро, капитан. — Полковник усмехнулся и нажал кнопку на внутренней стороне стола.

Дверь распахнулась, на пороге возник сержант Хаки.

— Пригласите майора Полигонне, — приказал ему полковник.

Артур напрягся. Опять какие-то сюрпризы. Может, хватит, а? «Притвора» устал притворяться!

В кабинет вошла пантера, облаченная, как и полковник Амбразур, в голубую форму. Чеканным шагом она подошла к столу и вытянулась по стойке «смирно».

— Майор Полигонне! — обратился к ней полковник. — Проводите капитана Неподдельного в класс. И обязательно присутствуйте на его уроке, после чего проводите с базы.

Артур мысленно застонал. Вот уж действительно — сюрприз так сюрприз. Ясное дело, Амбразур приставил к нему эту Полигонне, чтобы контролировать каждый его шаг.

Стоп-стоп! Это что же — ему действительно придется провести урок для курсантов подразделения? Да еще и особенный?!

Вот это влип…

— Разрешите идти? — обратилась Полигонне к полковнику.

— Идите! — Крокодил повернулся к Артуру и с легкой усмешкой пожелал: — Удачи, капитан.

— Спасибо, полковник, — невесело отозвался «капитан». — Я похлопочу, чтобы вас представили к награде…

— Группа состоит в первую очередь из пилотов, — сообщала майор Полигонне, пока вела Артура по запутанным коридорам учебного комплекса базы. — Разумеется, есть и радисты, и разведчики…

Артур не особенно вслушивался, все его мысли были заняты поисками пути спасения. Только вот ничего лучше, чем рвануть в сторону и быстро-быстро убежать, в голову не приходило. А это конечно же не вариант. Значит, лучше сосредоточиться на другой задаче — как провести урок? Ибо выходит, что он неизбежен.

Итак. Как именно притворяться «притворе», если он понятия не имеет, что от него требуется?

Ладно, сказал себе Артур, попробуем с другой стороны. Если бы он заранее знал, что ему на самом деле придется проводить выдуманный Вездеходом урок, что бы он предпринял? Ну, для начала он бы, конечно, поступил, как все нормальные студенты: полез бы в сеть в надежде, что кто-нибудь уже побывал в подобной ситуации и подробно описал, как с ней справиться. Если бы в сети Артур ничего не нашел, тогда отправился бы в библиотеку порыться в изданиях по узкой специализации. Там порой попадаются удивительные вещи. Например, однажды Артур своими глазами видел книжечки «Пособие для авторов пособий» и «Вязание крючком в условиях невесомости, одной лапой, не глядя». А теперь искал бы что-нибудь вроде «Притворное преподавание по теме пришельцев для курсантов баз ВВС — пособие для чайников». Если бы и тут ничего не обнаружилось, то Артур вернулся бы в свою студенческую «келью» и составил короткий план того, что ему известно по теме «Облик возможного врага». И тут бы осознал, что на самом деле знает об этом довольно много — не зря же он столько лет увлекается уфологией!

Однако нельзя забывать, что все то, что известно Артуру, наверняка преподают и курсантам, и если он просто выдаст им стандартный набор уфолога, это, скорее всего, вызовет подозрение.

Значит, надо преподать это так, чтобы им казалось, будто они слышат что-то новое. Тут-то «притворе» и пригодятся его «притворские» способности! А именно: нахальство, самоуверенность и напористость. Артур ведь не абы кто, а офицер военно-космических сил, причем орбитальных (интересно, такие действительно существуют?), и знает такие вещи, ну такие вещи! Никто больше таких вещей не знает!

И тут Артура поразила новая мысль. Они здесь, на базе, тоже могут знать такое, чего не знает он. А именно: тот самый «облик возможного врага», так как именно тут прячут останки пришельцев с летающей тарелки! Выходит, что если он правильно построит урок, то сможет получить очень важную информацию! Да, но это же только курсанты… Совсем не факт, что они посвящены в такие серьезные тайны. Вот полковник Амбразур — наверняка.

Артур покосился на майора Полигонне. Интересно, а что известно ей?

Впрочем, времени на размышления больше не оставалось.

— Мы пришли, — объявила пантера, пропуская Артура вперед, в аудиторию, имеющую форму амфитеатра и очень похожую на университетскую, полную молодых военных, оживленно болтающих друг с другом. При виде офицеров курсанты, словно по команде, умолкли, вскочили с мест и замерли по стойке «смирно».

«Вот так дисциплина, — подумал Артур одновременно с уважением и неприязнью. — Сразу видно, что это не универ».

— Садитесь, — сказала майор Полигонне. — Представляю вам капитана Артура Неподдельного из военно-космических сил.

— Из орбитальных военно-космических сил, — конкретизировал Артур, обводя курсантов ледяным взглядом, позаимствованным у полковника Амбразура.

Пантера кивнула и продолжила:

— Тема урока, который проведет капитан Неподдельный, посвящена облику возможного врага. Прошу вас, капитан.

Полигонне уселась на крайнее место в заднем ряду. Артур мысленно пожелал себе удачи и взобрался на преподавательский стол. По аудитории пронесся удивленный гул. Артур широко расставил задние лапы, передние заложил за спину и спросил:

— Для чего я сюда поднялся?

Курсанты недоуменно переглядывались и не отвечали. До сих пор никто из преподавателей на стол не забирался…

— Чтобы быть выше нас? — раздался уже знакомый голос с верхних рядов амфитеатра.

Артур посмотрел на Полигонне. Ему показалось, что пантера усмехается.

— Нет, — сказал он.

Ободренные примером офицера, курсанты ожили.

— Чтобы лучше нас видеть?

— Чтобы проверить стол на прочность?

— Чтобы нас озадачить?

— Нет. Нет. Нет, — отвечал Артур. — Не отвечайте наугад! Думайте!

Наконец один лис из второго ряда сообразил:

— Вам так привычнее.

— Отлично! — похвалил его Артур. — Но почему мне так привычнее?

Тот же лис пояснил:

— Вы часто смотрели на мир сверху вниз, то есть из космоса на Землю, и привыкли к этому.

— Почему я часто смотрел на Землю из космоса? — не унимался «капитан Неподдельный».

— Потому что вы служите в военно-космических силах, — ответил лис.

— В орбитальных военно-космических силах, — уточнила самка рыси, сидящая в первом ряду.

— Хорошо, — сказал Артур. — Но не может ли быть другой причины тому, что я привык смотреть на Землю из космоса?

Курсанты снова пришли в замешательство. Их удивлял подобный метод ведения занятий. Что это за лекция такая, если преподаватель все время задает им вопросы? Это больше смахивает на экзамен.

И вопросы какие-то странные — с двойным дном. Вдруг это и есть что-то вроде экзамена? Не прост этот капитан Неподдельный, совсем не прост…

— Может быть другая причина, — осторожно произнесла курсантка-рысь.

— Смелее, смелее, — подбодрил ее Артур. — Называйте.

— Вы смотрели на Землю из чужого космического корабля! — выпалила рысь.

— Браво! — воскликнул Артур и уселся на столе в позе лотоса. — Итак, вы считаете, что я инопланетянин!

— Я так не считаю, — возразила рысь. — Я только предполагаю.

— И правильно делаете, — одобрил Артур. — Откуда вам знать, кто я на самом деле? Может, я вовсе никакой не капитан Неподдельный. — Он громко хлопнул в ладоши. — Вперед! Определите, кто я — землянин или пришелец!

Задание показалось курсантам увлекательным. Некоторые даже позволили себе улыбнуться.

— Вы выглядите, как землянин, — прозвучало откуда-то из средних рядов.

Артур фыркнул.

— С каких пор это что-то доказывает? Вы что, кино не смотрите? Пришельцы только тем и занимаются, что выглядят, как земляне! Дальше!

Из аудитории прилетела новая идея:

— Надо взять у вас образец крови!

— Она у меня красная, — заверил Артур.

— Тогда вас надо допросить! На такие темы, которые известны всякому землянину! Если вы пришелец, то обязательно проколетесь!

— Ладно, — согласился Артур. — Спрашивайте.

— Как зовут главного героя детского сериала «Утята с зубами»?

— Не знаю, — развел лапами Артур.

Курсанты возбужденно загудели:

— Это все знают! Вы — пришелец!

Артур усмехнулся и сказал:

— Его зовут Всеволод Ласт.

Гул немедленно стих. Курсанты недоуменно уставились на «лектора».

— Почему же вы сказали, будто не знаете? Мы решили, что вы инопланетянин…

— Верно. Но вдруг я именно этого и добивался?

— Но… Зачем?

Артур спрыгнул со стола и оперся о него, наслаждаясь замешательством аудитории.

Сильно понизив голос, он произнес:

— Может, для того, чтобы втереться в доверие?

Курсанты, затаив дыхание, наклонились вперед. Артур продолжил:

— Допустим, инопланетяне среди нас. По-вашему, куда они больше всего стремятся попасть?

Зал зашелестел ответами:

— Сюда… На базу… За нашими военными секретами…

— Вот именно, — кивнул Артур. — Они запросто могут быть среди вас. Выдавая себя за инопланетянина, я пытаюсь спровоцировать их на действие, при котором они совершат ошибку и выдадут себя. Вы! — Палец Артура взметнулся в сторону лиса во втором ряду. — Вы дернулись, когда я заявил, что не знаю, как зовут крутого утенка!

— Я не дергался! — возмутился обвиненный курсант.

— Он дернулся? — спросил Артур у кошки, сидящей по левую лапу от лиса.

— Ка… Кажется, да… — нерешительно ответила она, отодвигаясь от подозрительного соседа.

— Не говори глупости! — рассердился на нее тот.

— Как зовут главного героя детского сериала «Утята с зубами»? — резко спросил Артур.

— Всеволод Ласт, разумеется!

Артур коварно улыбнулся:

— Это вы от меня услышали.

— Нет, я и так знал!

— Тогда скажите, как звали его подружку?

Лис растерянно раскрыл пасть. Приговор Артура был суров:

— Вы. Не. Знаете.

Аудитория охнула.

Курсант-енот, сидящий в третьем ряду с правого края, негромко сказал:

— Надо же, на такой ерунде попасться — не знать, как звали подружку Всеволода Ласта.

Артур вздохнул:

— Вы правы, курсант. Пришельцев должны лучше готовить перед внедрением. Но просчеты врага нам только на пользу.

«Теперь осторожно», — сказал себе Артур, а вслух произнес:

— Когда он раскрыт, мы можем добыть у него очень важные сведения. Например, насколько их технология ушла вперед от того летательного аппарата, который находится в двенадцатом ангаре.

Неожиданно для него курсанты заулыбались. Уловив недоумение Артура, кошка во втором ряду объяснила:

— Ну, это уже не мы. У нас нет доступа к таким секретам.

«Жаль», — подумал Артур.

— Тогда мы добудем другую информацию. Сколько у них военных кораблей, план атаки на Землю и так далее. Выйдем на их командование и вступим в переговоры.

Артур стукнул по столу кулаком и объявил:

— Новое задание! Командир пришельцев хочет уничтожить Землю. Убедите его этого не делать.

Кошка во втором ряду подняла лапу.

— Я покажу ему, как Земля прекрасна! Поставлю ему классическую музыку!

Артур мгновенно отверг этот вариант:

— Пришелец — поклонник тяжелого рока. Земля уничтожена.

Из верхних рядов тут же донеслось:

— Поставлю ему тяжелый рок!

— От звуков любимой музыки пришелец перевозбуждается и уничтожает Землю. Еще предложения?

— Я его убью, — грозно заявил курсант-лев из пятого ряда.

— Прилетают другие пришельцы и мстят за него. Земля уничтожена.

Тут кошку во втором ряду осенила новая идея:

— Предложу мирные переговоры, сорву их, извинюсь, предложу новые, сделаю заманчивые, но нереальные предложения, поторгуюсь, привлеку партнеров, предложу переговоры с участием партнеров, они сорвут переговоры, заморочу голову, потяну время, спутаю понятия, предложу пришельцу вместо Земли уничтожить его собственную планету, объясню, почему это правильно, партнеры подтвердят…

— Ого! — восхитился Артур. — Это уже серьезно! Может сработать…

— Ура! — обрадовалась кошка, но Артур погасил ее энтузиазм:

— Может сработать на какое-то время. А где-нибудь на стадии «спутаю понятия» пришелец распсихуется. Земля уничтожена. Еще варианты?

— У него не было подружки! — вдруг выкрикнул лис во втором ряду, который в течение всего обсуждения хранил угрюмое молчание.

— Вы о чем? — удивился Артур.

— У Всеволода Ласта не было подружки! Вы меня запутали, и я не сразу сообразил!

— Верно, я вас запутал, — с легкостью признал Артур. — На самом деле я не считал вас пришельцем.

— Правда?

— Конечно. Пришелец — не вы. Здесь есть кое-кто другой, полагающий, что у Всеволода Ласта была подружка.

Взгляды всех обратились к еноту с третьего ряда. Енот нервно заерзал.

— Я могу все объяснить…

— Нечего тут объяснять! — воскликнул лис. — Сам, понимаешь, пришелец, а подставить решил меня!

— Ничего подобного! Просто у меня в детстве не было телевизора! Мне приходилось смотреть в окно!

Лис фыркнул:

— Да ну? На Альфе Центавра нет телевизоров? А ну, отвечай, сколько у вас боевых тарелок?

Енот оглядел сокурсников, но ни в ком не нашел сочувствия.

— Ребята, вы что?! По-вашему, любой, кто не смотрел этих зубастых утят, инопланетянин?

— Да! — ответили ему.

Артур, скрестив лапы на груди, наслаждался зрелищем. Он кинул взгляд на майора Полигонне — пантера не скрывала, что и ее происходящее веселит.

— Тебя, инопланетное чудовище, — разорялся тем временем лис, — спасет только конец урока!

— Вообще-то, — произнесла Полигонне, и все курсанты мгновенно умолкли, чтобы выслушать офицера, — урок закончился десять минут назад. Капитан Неподдельный, подведите итог!

— Итог! — громко объявил Артур. — Пока вы тут сражались друг с другом, враг вовсю уничтожал планету. Поздравляю, курсанты! Вы профукали Землю!

— Но ведь правда он был пришелец? — спросил лис, кивая на енота.

Артур покачал головой:

— Нет. Вы все земляне. Это я был пришелец. Моей задачей было поссорить вас, натравить друг на друга, посеять недоверие и подозрения. Вот такие мы, инопланетяне, коварные. Что вы там пишете? — спросил он кошку во втором ряду.

— Заключение. «Возможный враг — капитан Неподдельный».

Все, включая и Артура, рассмеялись. Кот сказал:

— Шутки шутками, а урок не случайно называется «Облик возможного врага», а не «Облик возможного пришельца». Кто сказал, что враг — обязательно пришелец? Мне остается лишь пожелать вам наблюдательности. Одно дело, когда враг определен — ты преследуешь его на истребителе, четко представляя себе, что делать. Гораздо хуже, когда ты не уверен, кто враг, а кто союзник.

Слушатели зааплодировали, а майор Полигонне подошла к кафедре и встала рядом с Артуром. Курсанты вскочили и вытянулись по стойке «смирно».

— Курсанты! — скомандовала пантера. — На учебный вылет! У вас три минуты!

Через считаные секунды в аудитории остались только Артур и майор Полигонне. Студент в очередной раз отдал должное армейской дисциплине, одновременно радуясь, что не имеет к ней никакого отношения.

Теперь, по приказу полковника, Полигонне должна выпроводить приглашенного лектора с базы. Это в планы Артура никак не входит, и надо срочно придумать, как улизнуть.

Тут Артур обратил внимание, что пантера пристально его разглядывает. Он напрягся.

— Майор?

— Поймать противника на какой-нибудь мелочи — не оригинально, — сказала Полигонне. — Но это часто срабатывает. И, знаете, что еще интересно, капитан?

— Что? — Артуру сильно не понравились интонации собеседницы.

— Военно-космические силы. Они не бывают наземные или орбитальные. Они общие. Интересно, правда?

Глава 8

«Ангар лжи»

Артур похолодел. Он с трудом изобразил на морде подобие улыбки и произнес, стараясь придать голосу беспечность:

— Вы подловили меня, майор. Признаюсь, я марсианин. Прилетел с Венеры.

Полигонне сокрушенно покачала головой:

— Выходит, я ошиблась. Была уверена, что ваша родина не ближе Антареса. Что подумали курсанты, не знаю, но рада, что они вам подыграли.

— Подыграли?

— Конечно. Они сразу приняли ваши условия игры. Это радует.

«А меня-то как радует! — мысленно возликовал Артур. Однако ликование было недолгим. — Стоп… Ладно, допустим, курсанты и Полигонне мне подыграли. Но полковник?! Уж он-то точно мне не подыгрывал, ибо ему это ни к чему. Почему же он меня отпустил?»

Его тревожные размышления прервала Полигонне: — Капитан Неподдельный, следуйте за мной. Я выведу вас с базы.

Убраться восвояси, лишь пообщавшись с курсантами, — при всей их приветливости, — вряд ли можно назвать успехом. Артур двигался вслед за пантерой по бесконечным коридорам внутреннего комплекса базы и намеренно замедлял шаг, чтобы успеть найти выход из положения.

И все же, почему полковник Амбразур немедленно не арестовал Артура, когда тот ляпнул про орбитальные военно-космические силы? Может, каким-то загадочным образом суровый крокодил поверил в то, что услышал? Но это же абсурд! Или нет?..

Артура бросило в жар. А что, если он недооценил заложенные в него Вездеходом способности «притворы»? Студент покосился на Полигонне. Если его догадка верна, то появился шанс на успех.

Что ж, в таком случае пора распрощаться с капитаном Неподдельным. Набрав полную грудь воздуха, Артур напряг все свои мыслительные способности, чтобы представить себя капитаном Иным, которого он только что выдумал. И, представив, остановился.

— Майор…

Полигонне тоже остановилась и повернулась к Артуру:

— Что?

Артур отдал честь и «представился»:

— Капитан Иной! Майор, вы, кажется, кого-то сопровождали? Хочу заметить, что он сбежал от вас два поворота назад. Конечно, это не мое дело, но…

Полигонне нахмурилась:

— Капитан Иной?

— Так точно!

Артуру показалось, что глаза пантеры сверкнули. Она кинула взгляд назад, в глубь коридора, и сказала:

— Благодарю, капитан Иной! Я и не заметила, что он исчез, видимо, приняла за него вас. Вы довольно похожи.

Артур изобразил смущенную улыбку:

— Ну, мы же два кота… Два капитана… Не стоит благодарности, майор. Но, может, вы похлопочете, чтобы меня представили к награде?

— Может быть, — небрежно ответила Полигонне и, потеряв интерес к собеседнику, поспешила назад, на поиски капитана Неподдельного.

Артур еле сдерживался, чтобы не пуститься в пляс — вряд ли капитан Иной повел бы себя подобным образом. Но душа «притворы» пела и танцевала. Невероятно! Сработало! Ай да Вездеход, вот это хакер — это ж надо, хакнуть реальную базу ВВС! А уж сам-то Артур — лучший вирус на свете!

Теперь — вперед! Ну-ка, где у них тут страшные военные тайны?

Взгляд Артура упал на массивную железную дверь с надписью «Подразделение нужной правды. Вход только по пропускам».

Вот туда он и пойдет. «Нужная правда» — это как раз то, что нужно. Правда. Что же касается пропуска, то теперь, когда выявились его суперталанты «притворы», он обязательно выкрутится.

Артур подошел к двери. Видеокамера над ней немедленно обратилась в его сторону, и металлический голос из настенных динамиков произнес:

— Предъявите пропуск!

Артур показал камере пустую ладонь.

— Предъявите пропуск! — вновь потребовал невидимый страж.

Ага, значит, так не получается. Может, способности «притворы» работают только если Артур сам кого-то изображает? Ну-ка…

— Я и есть пропуск!

Он попытался изобразить из себя «пропуск», не имея, правда, ни малейшего понятия, каким образом это сделать. Как обычно ведут себя пропуска?

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Часть первая, рациональная
Из серии: Лис Улисс

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лис Улисс и ловушка для Земли предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я