Такие разные дети (Т. М. Титаренко, 2016)

В книге читатели найдут психолого-педагогическую характеристику индивидуального своеобразия развития каждого ребенка, неповторимости путей формирования личности. Взрослые ознакомятся с особенностями детей раннего, дошкольного, младшего школьного, подросткового возраста, смогут сориентироваться в темпах взросления собственных сыновей и дочерей, выработают самостоятельное отношение к сложным, кризисным периодам их развития, узнают, каково непосредственное влияние родительских установок, ожиданий, позиций на формирование психологического пола ребенка, становление его мужественности или женственности. Специальные разделы книги посвящены таким важным параметрам индивидуальности, как темперамент и характер.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Такие разные дети (Т. М. Титаренко, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Что такое индивидуальность

В каждой семье свои представления о том, что такое индивидуальность и насколько ребенок ею является. Одни родители придают решающее значение природе, натуре младенца, то есть уверены, что все определяется генотипом, наследственными особенностями. Другие убеждены в ведущей роли сотрудничества с ребенком, значении микроклимата, взаимоотношений в семье. Третьи понимают, насколько зарождение новой индивидуальности повлияет на мироощущение, привычный образ жизни, взаимоотношения взрослых, как рождение малыша изменит всех его близких. Поиск ответа на вопрос о том, что такое индивидуальность, предполагает в каждом конкретном случае возвращение к истокам. Мать и отец совместно решают, что для них важнее в индивидуальном своеобразии сына или дочери, как избежать эгоцентризма и своеволия, какими путями идти к самостоятельности, зрелости, ответственности. Судьба будущей индивидуальности зависит от установок семьи. Рассмотрим, как они формируются, что помогает выработке единой системы координат, в которой родители постоянно наблюдают своего ребенка, изучают его, сопоставляют свои впечатления и оценки, создают основы собственного неповторимого индивидуального подхода, личное отношение к поощрениям и наказаниям, стратегии воспитательных воздействий.

Когда ребенок становится индивидуальностью?

На этот вопрос большинство родителей воскликнут: «Как только появляется на свет!» А многодетные матери уточнят, что еще не родившиеся дети не похожи друг на друга, еще во время беременности одни любят «гулять», другие – «спать», третьи – «слушать музыку». В родильном доме новорожденные ведут себя совершенно по-разному: кто-то требовательно, громко кричит, когда испытывает дискомфорт, кто-то покорно и вяло терпит голод, а кто-то будто не замечает неудобств. Гордые и счастливые мамы целыми днями сравнивают своих долгожданных детишек, обсуждают их характеры, вспоминают своих первенцев, других хорошо знакомых малышей: «Мой такой ленивец! Совсем сосать не хочет, хоть и голодный». – «А моя – трудяга, работает на совесть». – «Нет, вы взгляните, спит и спит, и выражение лица такое мечтательное, проза жизни его не интересует».

Все мамы с нетерпением ждут неонатолога, малышового педиатра, который сообщит не только данные относительно физического здоровья ребенка, но и собственные впечатления, и эти слова врача сейчас же передают по телефону молодому папе, друзьям, ближайшим родственникам: «Малыш с хорошим характером – веселый, живой, общительный». – «Наш, говорят, чересчур беспокойный, активный. Весь в тебя». А ведь этот малыш бодрствует всего пару часов в сутки, остальное время мирно спит, в то время как его индивидуальные особенности все-таки подмечаются, фиксируются, домысливаются.

Так с самого начала, с первых дней жизни, создается неповторимая психологическая биография каждого человека. В ее написании авторство вначале почти целиком принадлежит матери, а затем круг соавторов расширяется, в него включается все более широкий коллектив людей, близких ребенку, и, наконец, он сам. Чем старше человек, тем безраздельнее он захватывает инициативу, постепенно становясь главным автором, творцом своей судьбы. В начале жизненного пути, о котором мы сейчас ведем речь, доля авторства малыша невелика и практически всю фабулу развития индивидуальности задает семья, самые близкие взрослые.

Читатель может возразить, что родители имеют дело с готовым, данным от рождения набором индивидуальных особенностей ребенка. Несомненно, генетически заданные характеристики есть, существуют и врожденные, сформировавшиеся в процессе внутриутробного развития. Однако некоторые индивидуальные черты вызывают восторг взрослых, их постоянно замечают, демонстрируют окружающим, всячески одобряют, что создает благоприятные условия для развития преимущественно в данном направлении. Другие особенности почему-либо не нравятся, с ними никто не хочет мириться, считаться, их решительно стремятся изменить.

Так, в одной семье уже достаточно зрелым родителям, более пятнадцати лет ждавшим появления первенца, очень нравится, что их восьмимесячная дочь проявляет безудержный интерес буквально ко всем окружающим ее предметам. И они разрешают малышке трогать, рассматривать, открывать, рвать, ломать все, к чему бы она ни потянулась. Друзьям с гордостью говорят: «Маше ни в чем отказа нет. Пусть развивается. Разве что в мусорное ведро не даем заглянуть. Так она, умница, услышав неожиданное “нельзя!”, злится и требует». Другая семья уверена, что главное – режимные моменты, порядок, четкие, постоянные требования. Папа с мамой радуются, что рано выработали условный рефлекс на время питания, что их сын никогда не путает день и ночь, знает, когда ему положено купаться, когда собираться на прогулку.

Неудивительно, что растущие в этих двух семьях дети будут совершенно не похожими друг на друга, даже если предположить, что наследственные и врожденные предпосылки развития индивидуальных особенностей малышей достаточно близки. Не всегда можно определить, насколько эта непохожесть зависит от биологически заданных предпосылок, а насколько связана с совершенно разными внешними условиями развития, ожиданиями, установками близких взрослых, микроклиматом семьи.

Что важнее: непосредственность или самоконтроль? Эмоциональность или рассудительность? Смелость или осторожность? Любопытство или послушание? Эти вопросы решают в каждой семье по-своему. И от того, как именно папа с мамой отвечают на них, во многом зависит формирующаяся индивидуальность.

Есть черты, которые рассматриваются как показатель принадлежности к данной нации, этнической группе. Они, как правило, культивируются с самого начала, может быть, не всегда осознанно для родителей, но последовательно, устойчиво. Бурное выражение своих чувств, яркая интонационная окраска голоса, богатая мимика и пантомимика, характерные для южан, почти не представимы где-нибудь в Скандинавии, где ребенок рано усваивает традиции сдержанности, хладнокровия, умения владеть собой.

Существуют и так называемые фамильные черты характера, которые стараются найти, обнаружить у нового, самого молодого члена семьи. «У нас все мужики страшно упрямые, – гордо говорит бабушка, держа внука на руках. – И Сереженька, уж если чего решил, вытребует, добьется, хотя ему еще года нет! Мать сердится, говорит, что с капризами надо бороться, а я не даю. Мужчина и должен быть таким. Иначе не характер будет, а тряпка».

Чем старше становится ребенок, тем больше проявляется его своеобразие, четче вырисовываются склонности, сложнее и богаче оказывается натура. Поэтому ответить на вопрос, с которого мы начали главу, непросто. Когда же все-таки малыш становится индивидуальностью? Ясно, что становление личности начинается очень рано. Существуют так называемые морфологические свойства человека, оказывающие большое влияние на формирование индивидуальности. Это наследственно обусловленные задатки, пол, специфические особенности телосложения и т. п. Учитывая их, можно с уверенностью сказать, что уже новорожденные – совершенно разные представители рода Homo sapiens, отличающиеся друг от друга по многочисленным параметрам индивиды. Однако индивид – еще не индивидуальность.

Индивидуальностью малыш является потенциально, то есть в будущем он может ею стать. Ожидания, надежды, мечты и прогнозы родителей, сама атмосфера семьи – вот условия, которые нужны для превращения потенциальной возможности в актуальную, приближения мечты к воплощению.

Если индивидом можно назвать малыша со всем набором присущих ему, отличающих его от других характерных особенностей, то индивидуальность – продукт творческих воздействий окружающих людей, осознанных и неосознаваемых, целенаправленных и стихийных воспитательных усилий. Главное – контексты, в которых начинается и продолжается индивидуальная история жизни человека. Каждый близкий взрослый привносит в общение с ребенком свой особый контекст, и взаимопереплетение, взаимовлияние этих контекстов создают уникальное для каждого малыша поле родительских влияний.

«Индивидом рождаются, личностью становятся, индивидуальность отстаивают», – высказывание принадлежит известному психологу Александру Григорьевичу Асмолову. Почему отстаивают? Да потому, что собственную непохожесть, нестандартность, своеобразие приходится оберегать и защищать. Ребенку в этой сложной работе могут помочь только близкие взрослые. Благодаря жизни с ними ребенок постепенно начинает ценить свою неповторимость и уникальность, не давая социуму унифицировать, усреднить, обеднить и упростить себя.

Обратимся к истории. В конце IV – начале III века до нашей эры жил ученый Феофраст, современник Платона, Аристотеля, Александра Македонского. Он написал первую из дошедших до нас книг, посвященных человеческой индивидуальности, – «Характеры». Читая его труд сегодня, спустя более чем два тысячелетия, мы узнаем знакомые черты, видим собственные слабости и пороки.

Неужели люди никак не изменились с тех далеких времен? Менялись экономические, политические, социальные условия существования, трансформировались ценности и идеалы. Однако индивидуальные особенности человека, комплексы неповторимых свойств и качеств оставались относительно стабильными.

Если бы Феофраст просто описал непохожих друг на друга людей, взяв в качестве образца своих друзей и врагов, родственников или соседей, его книга не оказалась бы в числе почетных долгожительниц. Дело в том, что античному автору удалось найти то общее, характерное, типичное, что объединяет людей в группы. Рассматривая вереницу случайностей, он обнаружил нечто повторяющееся, выявил тенденции типологического развития.

Особенно богата исследованиями человеческой индивидуальности эпоха Возрождения. После Средневековья с его проповедью христианской добродетели, смирения духа, многовековыми попытками усреднить, обезличить массы людей пробудился интерес ко всему новому, нестандартному, уникальному. Географические открытия Марко Поло, Ибн-Баттуты, Васко да Гамы, Христофора Колумба, Фернандо Магеллана привели к экономическому, художественному, интеллектуальному всплеску, породили богатую мемуаристику.

Возникло множество жизнеописаний, ставивших во главу угла неповторимость индивидуальной истории жизни человека. Для мемуаров того времени характерна эстетика героического и необычайного с ее неизбежными преувеличениями, страстной восторженностью. Такая неприкрытая идеализация способствовала росту веры в человека, рожденного для великих дел. Некоторые из этих биографий сохранились, и ознакомление с ними побуждает задуматься о безграничных возможностях, заложенных в каждом из нас. Яркий пример мемуарной литературы – «Жизнь Бенвенуто Челлини», современника Франсуа Рабле, натуры могучей, волевой, целеустремленной, отразившей в себе и черты эпохи, и нравы века, и атмосферу загадочной Флоренции, породившей такое множество гениев. Романтизм как этап в истории культуры с его повышенным интересом к индивидуальному, единичному, неповторимому оказался особенно плодотворным для последующих научных изысканий в области психологии индивидуальности.

Строго экспериментальное изучение проблемы индивидуальных различий началось сравнительно недавно – около ста тридцати лет назад. Сначала с помощью приборов в специально оборудованных лабораториях фиксировались отличия в скорости реакций разных людей, особенности запоминания и забывания бессмысленных слогов и отдельных слов, объем внимания, его колебания, ход решения мыслительных задач разной степени сложности. Затем наступила пора изучения свойств нервной системы, открытия закономерностей высшей нервной деятельности, построения типологий, характерологий, авторы которых стремились обобщить бесчисленные индивидуальные различия, найти то общее, что является стержнем индивидуальности человека. Позднее возродился интерес к проблеме темперамента, поставленной еще в Древней Греции, появились работы по психологии человеческих способностей, формированию характера, первые исследования жизненного пути личности. Однако психологической науке еще предстоит сделать фундаментальные открытия в этой области, богатство и сложность человеческой индивидуальности пока ожидают своих исследователей.

Как ни странно, знания об индивидуальности нередко пополняются данными входящих время от времени в моду околонаучных направлений типа графологии, хиромантии, френологии, иридологии, физиогномики. Адепты этих учений определяют характер человека по почерку (графология), его жизненный путь по линиям на руке (хиромантия), диагностируют индивидуальные особенности по выпуклостям черепа (френология) или чертам лица (физиогномика), а склонность к определенным болезням – по радужной оболочке глаза (иридология). Как алхимия при всей сегодняшней странности ее средневековых задач во многом способствовала развитию современной химической науки, так и бесчисленные парапсихологические отрасли собирали и собирают ценный материал по индивидуальным различиям характера, их взаимосвязям, причинной обусловленности.

Экспериментальная проверка этих данных, обобщение тех из них, которые удается подтвердить и объяснить, дают возможность использования, к примеру, в криминалистике графологической экспертизы, частично применяющей отдельные, добытые графологией факты. Любители детективов знают, что не пропали даром и данные хиромантии, и хотя по отпечаткам пальцев не предскажешь судьбу, отличить одного человека от другого можно безошибочно. Генетика уже сегодня нашла подтверждение необъяснимых пока зависимостей между цветом глаз и отдельными заболеваниями, вернее, склонностью к ним. Многие отвергнутые своими современниками гипотезы и предположения относительно неповторимых индивидуальных особенностей человека, всеохватывающей взаимозависимости всех свойств и качеств психологической науке еще предстоит понять.

Потребностью в познании своей индивидуальности, по всей видимости, следует объяснять и популярность гороскопов, и женскую слабость к гаданиям на кофейной гуще, картах, по ладони и др. Будучи внимательной, как Шерлок Холмс, и владея несколькими формулировками на все случаи жизни, опытная гадалка умеет поставить экспресс-диагноз своей посетительнице. Описывая особенности ее натуры, относя к тому или иному типу, она «угадывает» если не сюжет жизненной драмы, то ее эмоциональную окраску, интенсивность переживаний, оптимизм или пессимизм в отношении к происходящему, поиски виновных среди окружающих или преобладание самообвинений. На этой основе, согласитесь, можно и рассказать о прошлом, и довольно успешно прогнозировать будущее.

Бытовая диагностика индивидуальных особенностей друг друга производится каждым из нас постоянно с бо́льшим или меньшим успехом. Одни люди обладают более развитыми способностями понимать окружающих, у других эти задатки практически не развиты. Без попыток представить индивидуальность того или иного человека трудно рассчитывать на установление контакта, взаимопонимание, успешность совместной деятельности.

Житейские, обобщенные портреты индивидуальностей есть в каждой семье. Родители с самого раннего возраста всматриваются не только в форму носа или цвет глаз малыша, но и постоянно определяют, на кого он похож по характеру. «Весь в деда, такой же бесхитростный», «И я в ее возрасте, говорят, была привередливой. В меня, значит», – такие высказывания можно услышать в любой семье. По несущественным иногда признакам строятся обобщения, отдельные черты кажутся предвестниками тяжелого или легкого, удачливого, жизненного пути, который прошел кто-то из родственников. Проблема индивидуальности волнует каждого, и все мы в меру своих знаний и сил принимаем участие в ее изучении.

Личность и индивидуальность

Трудно представить, что есть родители, которые не хотели бы, чтобы их ребенок стал личностью. Почему это так важно – быть личностью? Каждый ли человек – личность? Как они взаимосвязаны, эти два понятия: личность и индивидуальность? Словом «личность» определяют то самое главное, важное, что в нас есть, – наше социальное лицо, то, какими видят нас другие люди.

Личность – это гибкая, текучая целостность. Она умеет воскресать, возрождаться после каждого, самого разрушительного кризиса. Даже кардинально преобразовавшись, сменив обличье, отказавшись от значимых ценностей, сменив круг общения и профессию, она остается узнаваемой благодаря тому жизненному миру, в котором живет, который обустраивает, обживает и видоизменяет, благодаря пройденному пути, собственной истории.

Личность не просто пассивно адаптируется, приспосабливается к окружающему миру. Она для такой мимикрии, свойственной, например, хамелеонам, слишком сложна. Ее опыт, стремления, ни на кого непохожесть преломляют, видоизменяют внешние воздействия. Мир вокруг нас тоже совсем не юн и не прост, чтобы покорно приспосабливаться к нашим капризам. Поэтому приспособление оказывается творческим и взаимным, происходит активно, диалогично.

Понятно, что личностью человек не рождается, а становится. Оказавшись вне социального окружения, личностью он может и не стать, примером чему выступают многочисленные дети-маугли, по разным причинам выросшие среди животных. Если ребенку не хватает общения с близкими взрослыми, которые очень заняты своей карьерой, если он испытывает дефицит эмоционального тепла, это почти неизбежно приводит к задержкам личностного развития, усложняет вхождение в детский коллектив, мешает адаптации к дошкольному учреждению, а затем и к школе, затрудняет психическое и даже физическое развитие.

Медики давно знают, что дети, формированию личности которых с раннего детства не уделялось должного внимания, более пассивны и ослаблены, чаще и дольше болеют. Справедливо и обратное: у ослабленных постоянными соматическими болезнями детей замедлено становление личностных свойств.

Предпосылками развития личности являются складывающиеся у ребенка в раннем возрасте отношения с окружающим миром, который воспринимается как доброжелательный или враждебный, с другими людьми, которым можно или нельзя доверять, и, наконец, позитивное или негативное отношение к самому себе.

Каждая мать следит за тем, как малыш набирает вес, когда начинают резаться зубы, в каком возрасте появляются первые долгожданные слова. Если ребенок позже сверстников начинает ползать или ходить, взрослые спешат обратиться к врачу, хотят знать причины и совместно устранять их. Но всегда ли мы столь же внимательны к развитию у дочери или сына избирательного отношения к окружающим? А ведь именно в избирательности – истоки будущего осознанного отношения к людям и самому себе.

В том, когда и как проявляется избирательность ребенка, формируются вкусы, предпочтения, привязанности, в каком возрасте возникают симпатии, насколько они устойчивы, можно довольно четко проследить основные тенденции развития вашего ребенка.

Вспомните, когда вам удалось впервые заметить разные реакции на приход в гости бабушки, вашего брата, подруги, детского врача. Почему малыш симпатизирует одному человеку и боится другого? Чем вызваны эти реакции? Как меняется его отношение к близким взрослым с каждым днем? Верно поступают родители, которые интересуются этими проблемами с не меньшим интересом, чем вопросами закаливания или рационального питания.

Как правило, первым человеком, к которому у ребенка формируется устойчивое положительное эмоциональное отношение, является мать или тот, кто ее заменяет и постоянно общается с малышом, ухаживает за ним. Затем круг людей, с которыми маленький человек контактирует, расширяется. Постепенно родители начинают делать выводы о том, насколько их сын приветлив, общителен, застенчив или нелюдим.

Со временем все более значимым оказывается общение не только со взрослыми, но и со сверстниками. Формируется избирательное отношение к детям ваших знакомых, соседям, затем к товарищам по группе в детском саду. Одни дети явно вызывают симпатию, других ваш ребенок обходит стороной, третьих вроде не замечает, с четвертыми часто ссорится. Если кто-нибудь из детей вашей дочери нравится, она ведет себя, на ваш взгляд, как-то по-взрослому: может и яблоком угостить, и дать поиграть новой игрушкой. А другим детям она почему-то отказывает, проявляет неуступчивость.

Жадность малыша обычно пугает родителей, приводит к скоропалительным выводам о дурных наклонностях, которые следует искоренять. Такие страхи преждевременны, с печальными диагнозами не стоит торопиться. Конечно, малыш должен почувствовать, понять, что его жадность вас огорчила, что вам за него стыдно, но делать это нужно мягко, учитывая особенности возраста.

Ребенок двух – четырех лет руководствуется во взаимоотношениях со сверстниками скорее симпатиями-антипатиями, а не правилами поведения, утверждающими, что быть жадным нехорошо. В пять – шесть лет ребенок уже знает правила взаимодействия, оценивает поступки героев сказок или мультфильмов, но по отношению к себе еще не всегда умеет их применять, особенно когда задеты его интересы. Правила поведения должны быть близки опыту ребенка, пережиты им, иначе они не станут руководством к действию. Вот почему столь велика роль взрослого, его оценочных суждений, его помощи.

Как и когда у ребенка формируется отношение к себе? Это происходит в ходе общения со сверстниками, появления избирательного отношения к ним. Ребенок всматривается в товарищей по играм, учится видеть их достоинства и недостатки, оценивать поступки и постепенно начинает предъявлять к себе те же требования, что и к ровесникам. Общество сверстников – важнейшая среда, создающая условия для благополучного развития личности.

Ваш малыш, особенно пока он единственный, безусловно, нуждается в детском коллективе как своеобразном социальном зеркале. Не только в детском саду, но и в группе по раннему изучению английского языка, в спортивной секции, музыкальной школе работают такие своеобразные зеркала. Сравнивая себя с другими, ваш дошкольник постепенно начинает понимать, в чем его поведение лучше, а в чем – хуже других. Расширяется кругозор, растет опыт принятия непохожих на себя мальчиков и девочек. Появляется знание, чему он может поучиться у других, а что делает лучше многих, в чем его преимущества.

Проследите, когда и как сын или дочь начинают оценивать товарищей. Видят ли они только недостатки, неправильные поступки сверстников или с удовольствием хвалят кого-то, повторяют высокие оценки воспитателей? Помогите им в новой и важной оценочной деятельности. Попытайте стать примером доброжелательности, формируйте у ребенка умение прощать обиды, уступать в спорах. Ведь, облегчая общение со сверстниками, вы незаметно влияете на становление его личности, развиваете его способность видеть себя глазами других людей.

На основе отношений к окружающим и к самому себе еще на пороге дошкольного детства начинает складываться все более осознанное отношение к миру, к живой и неживой природе. И здесь роль семьи трудно переоценить. Где, как не в семье, малыш получает первые уроки отношения к животным? У кого учится не топтать мухоморы и поганки в лесу, не рвать охапки полевых цветов? Кто, если не родители, учит ребенка видеть красоту заката, звездного неба, приближающейся грозы, утреннего спокойного моря? Семья – первоисточник и эпицентр экологического воспитания, значение которого все мы так непростительно долго недооценивали.

Все ли индивидуальные особенности являются одновременно и свойствами личности? Конечно нет. Для характеристики личности не очень важно, хорошая ли у дочери зрительная память, насколько развит музыкальный слух, подвижная или инертная нервная система. Зато для личностного развития важно знать, как она относится к своей старенькой прабабушке, заботится ли о ней, умеет ли уступать детям, ладить с ними, считаться с чужими интересами.

Качества личности обусловлены окружением, социумом, семьей как важнейшей средой обитания. Можно сказать, что личность – это человек с социально обусловленными и индивидуально выраженными качествами.

Говоря о личности ребенка, мы постоянно подчеркиваем его зависимость от окружающих, условий развития в семье, способа воспитательного воздействия. Когда же речь идет об индивидуальности, имеется в виду ребенок с тем же комплексом личностных свойств, однако акцент делается на своеобразии, относительной независимости от внешних влияний, заложенной в каждом возможности оставаться в любых условиях самим собой, невзирая на обстоятельства.

Далеко не у всех получается отстаивать собственную индивидуальность. И не обязательно потому, что родители давят, не дают ей проявлять себя, требуют быть таким, как все, а потому, что в детстве не очень хорошо знаешь, в чем именно ты так нестандартен и уникален, что в себе надо развивать и ценить, а что – менять или даже безжалостно выкорчевывать.

Значимый для расцвета индивидуальности возраст – отрочество. В подростковом, а затем и в юношеском возрасте потребность выделиться, продемонстрировать свою непохожесть на других иногда просто зашкаливает. И тогда начинается поиск какой-то группы, сообщества, которое оценит, примет, поддержит. Так юноши и девушки становятся членами определенных молодежных субкультур (рэперов, готов, эмо, фурри). Они усваивают характерные эстетические вкусы, прически, наряды, сленговые выражения, способы поведения, не умея и не пытаясь найти более независимые, соответствующие собственной индивидуальности формы самовыражения.

А может, не нужно специально заботиться о формировании индивидуальности, это же может привести к эгоизму, нарциссизму, индивидуализму? Этот вопрос нередко задают молодые родители.

Сама по себе, вне целенаправленных воспитательных усилий, индивидуальность, конечно, тоже будет развиваться. Ведь помимо родительских педагогических ухищрений огромное влияние на ребенка оказывают стихийные впечатления, получаемые из окружающей среды, обстановки в семье, культурных традиций, телевидения и интернета.

Случайные влияния не отменяют продуманных родительских воздействий. Ведь плодоносят и заброшенный, и тщательно взращиваемый садовые участки, но качество, вкус выращенных в разных условиях плодов не идут ни в какое сравнение.

Конечно, нечасто встречаются родители, которые бы сознательно отказались от развития индивидуальности своего ребенка, уповая на то, что она и так проявится. Другое дело, что многие взрослые об этом просто не задумываются. Да и свои задачи каждая семья понимает по-разному. Одним родителям хочется, чтобы их ребенок был ни на кого не похож, другие видят свою задачу в том, чтобы их дети ничем не выделялись, были «не хуже других».

Для некоторых взрослых индивидуальность звучит ругательски, почти так же, как самовлюбленность, эгоцентричность. Не получится ли, беспокоятся они, что, увлекшись развитием задатков ребенка, потакая его желаниям, расширяя круг интересов, мы упустим самое главное – умение замечать интересы других, считаться с ними? Хорошо, что такой вопрос возникает. Значит, в семье всерьез думают о том, какой личностью окажется их сын или дочь, какие ценности будет исповедовать.

Конечно, читателю известны случаи непомерного увлечения индивидуальным своеобразием растущего в семье малыша со стороны родителей, а особенно бабушек и дедушек. То у ребенка коллегиально обнаруживают способности к фигурному катанию, танцам, гимнастике, то срочно покупают скрипку, потому что после пяти лет учить играть на этом инструменте поздно, то откуда ни возьмись возникает идея занятий в изостудии, которую посещают дети шефа, и квартира переполняется красками, фломастерами, мелками, то две недели кряду с экрана телевизора или компьютера звучит иностранная речь, чтобы малыш незаметно учился говорить по-английски. В этой суете, в ожесточенной конкурентной борьбе взрослых за первенство в обнаружении новых талантов нередко упускается из виду сам малыш с его актуальными потребностями, состояниями, фантазиями.

Надо ли спешить выявлять дарования в столь нежном возрасте? И зачем так торопиться? Чтобы ничего не упустить, не прозевать? Ну, а развивать задатки ребенка до виртуозного уровня зачем? Создавать непомерные нагрузки своим детям, чтобы выиграли в вокальном или танцевальном конкурсе?

Часто родители не хотят сами себе признаться в том, что изо всех сил пытаются для своего чада сделать то, чего им самим так не хватало в собственном детстве. Или что они жаждут славы, известности, хотят видеть своего малыша на обложках журналов и давать интервью тележурналистам. Или что для них будущий успех ребенка намного важнее его безмятежности, свободы, здоровья.

Попытки вырастить яркую индивидуальность направлены на стремление служить людям, быть интересным и значимым для многих, быть личностью. Хорошо, если так. Однако эту далекую перспективу не может увидеть маленький вундеркинд, он еще не заглядывает в столь отдаленное будущее. Зато неусыпное внимание взрослых, их отказ от всего ради кумира семьи воспринимается весьма благосклонно. Малыш привыкает к тому, что он – центр мироздания. Ради его тренировок папа откажется от футбола, мама не пойдет в парикмахерскую, бабушка отвергнет санаторную путевку. Семья, как известно, является для ребенка действующей моделью общества. Раз центр семьи, то и центр любой группы, любого коллектива. Раз для мамы интересы шестилетнего вундеркинда – закон, то почему воспитательница в детском саду с ним не считается?

Что мы получим в результате столь «старательного» и самоотверженного формирования индивидуальности? Много тщеславия, эгоизма, самовлюбленности и совсем мало внимания к окружающим, сочувствия, сопереживания, доброты. Отказ близких от собственных потребностей и интересов ради суперталантливого ребенка всегда оборачивается против них самих. И не только против них.

Парадокс в том, что индивидуализм и индивидуальность «не дружат». Индивидуализм обычно сопровождается снижением индивидуального своеобразия. Игнорируя разнообразные возможности ребенка, стремясь подчинить его развитие какой-то одной ими выбранной цели, любящие родители подавляют задатки и способности, время проявления которых, может быть, просто пока не наступило. К тому же у маленького вундеркинда неизбежно возникают переживания отчуждения от сверстников, что всегда переносится болезненно и не способствует его внутреннему комфорту.

Семья, открытая для радостей и бед всех живущих в ней людей, не может взрастить эгоцентрика и индивидуалиста. Если ребенок с самого раннего возраста оказывается свидетелем, а то и посильным соучастником семейных хлопот по поводу заболевшего родственника, проводов в армию сына соседей, повседневных волнений и забот, возникающих на работе у папы и мамы, он уже не замкнется в мирке только собственных потребностей, планов и интересов.

Спросите себя, чем живет ваша семья. О чем мечтает? К каким целям стремится? На что ради них готова? Как мыслит свое совместное будущее через год, пять, десять лет? Что в далеком и недавнем прошлом одобряет, а с чем не может смириться? Что хотелось бы вычеркнуть из семейной истории, забыть навсегда и почему? Только такой искренний и обстоятельный самоанализ семейного организма принесет плоды. Внимание к индивидуальным историям, из которых складывается история семейная, станет надежной гарантией от формирования зацикленной на себе подрастающей личности, убережет ее от неприятия окружающих, дефицита общения, отчуждения, одиночества.

Как уберечь индивидуальность своего ребенка

Что родители знают и чего не знают об индивидуальных возможностях своего ребенка? Обычно они безошибочно идентифицируют свойства характера и моральные качества сына или дочери, которые уже проявились, стали привычными. Но детство – такой особый период в развитии человека, когда на поверхности оказывается лишь незначительная часть того, что малыш усваивает, впитывает, постигает. Большинство впечатлений, открытий, представлений никак не проявляются в поведении, копятся как бы про запас, закладываются в хранилище на долгие годы. И чем младше ребенок, тем больше подводная часть айсберга, тем труднее по внешним проявлениям сделать далеко идущие выводы.

Значение детства для последующего развития трудно переоценить. Малыш усваивает такие потоки информации, и с такой скоростью, что ему могли бы позавидовать самые талантливые ученые, наиболее неординарные творцы. Формируясь открыто, вне контроля родителей, практически без их корректирующих влияний, гигантский запас индивидуальных возможностей ребенка в определенные возрастные периоды вдруг переходит из потенциального состояния в актуальное, возникает как из-под земли, иногда радуя, а иногда вызывая испуг и недоумение старших.

Вот почему так значимо все, что ребенка окружает, любая мелочь или случайность, оставляющая след в восприимчивой и недостаточно избирательной детской психике. Вот почему такими непредсказуемыми могут оказаться последствия родительских педагогических ошибок, напряженной атмосферы в семье, лишение ребенка материнского тепла, ласки даже на незначительное время или передозировка нетребовательного внимания со стороны домочадцев.

Каким наш малыш будет через месяц, год, пять лет? Обсудив прогнозы, хорошо их записать, чтобы иметь возможность позднее проверить, вернуться к собственным предсказаниям, выявить ошибки, проанализировать их причины. Такая работа не пройдет даром, на нее не стоит жалеть затраченного времени. Ведь речь идет о выборе пути дальнейшего развития вашего ребенка.

В ходе научных исследований выявлено, что особенно трудно родителям бывает определить сферу интересов своего ребенка, его намерений, замыслов. Вот сегодня учительница в первом классе говорит маме, что ее Алеша – ответственный, послушный мальчик, с ним никаких хлопот. И воспитательница в детском саду говорила то же. Как будто можно не беспокоиться, но чуткая мама видит, насколько ее сын тревожен, не уверен в себе, как нестойки его замыслы, переменчивы настроения, не сформированы интересы. И мать вновь и вновь задается вопросом о том, что стоит за внешней дисциплинированностью сына, к чему приведет его зависимость, несамостоятельность, если не найти их причины, не попытаться обнаружить корни его намерений и стремлений.

Что же, спросит читатель, если не развивать у себя способности к прогнозированию, мой ребенок не станет индивидуальностью? Разумеется, станет. И, возможно, индивидуальностью яркой и значительной. Только в этом становлении будет превалировать стихийность. Значимыми могут оказаться совсем не те примеры, не те влияния, которые желательны.

Индивидуальность не только сегодня, но и завтра, а точнее вчера, сегодня и завтра, в прошлом, настоящем и будущем – вот та система координат, в которой желательно, чтобы родители постоянно представляли своего ребенка.

На чем основывается индивидуальный подход к малышу? На знании задатков и возможностей ребенка? Или на умении предвидеть последствия воспитательных воздействий? Или, может быть, на определении влияния конкретной ситуации на малыша? И в том, и в другом, и в третьем. Однозначного ответа на этот вопрос нет.

Правильно поступают те родители, которые совместно выбирают такую воспитательную стратегию, которая бы максимально отвечала индивидуальным особенностям их ребенка и способствовала его развитию. Каждая стратегия предполагает целую серию определенных тактических приемов, неодинаковых для разных детей.

Рассмотрим, например, какие тактические приемы могут применяться в стратегии преодоления излишнего упрямства у детей. Представим ситуацию, знакомую всем родителям, дети которых посещают детский сад. На родительском собрании молодая воспитательница жалуется на упрямство сразу нескольких детей.

Мама Оксаны удивлена, услышав в этом списке фамилию дочери. Откуда строптивость у сдержанной, послушной девочки? Оказывается, привыкшая к мягкому, спокойному общению в семье, к ласковому тону прежней воспитательницы, которой пришлось уехать и передать группу недостаточно опытной коллеге, Ксюша воспринимает раздраженный тон новой воспитательницы как личную обиду. И хотя Анна Семеновна так разговаривает не персонально с Оксаной, а со всей группой, девочке кажется несправедливым, что на нее кричат. И в ответ она отказывается одеваться на прогулку, идти на музыкальные занятия, стоять в паре со своей подругой Олей и вообще выполнять любое распоряжение старшего. Упрямство в данном случае – вовсе не черта характера, не вредная привычка, которую следует искоренять, а ситуационный протест против бестактного обращения воспитателя, причем протест вполне мотивированный.

У Евы, на которую тоже жалуется Анна Семеновна, другие причины для непослушания. До шести лет она не посещала дошкольное учреждение, воспитывалась у бабушки и дедушки, которые души в ней не чаяли, формируя у девочки чувство собственной исключительности, одаренности, вседозволенности. Девочка не слушает воспитательницу потому, что ее требования обращены ко всем, а не персонально к Еве. Она так не привыкла. Девочке хочется, чтобы внимание взрослого переключилось наконец на нее, чтобы именно с ней поговорили, а если этого не происходит, то и распоряжения воспитательницы можно и нужно игнорировать. Природа упрямства здесь иная. Это не ситуационный протест против грубости взрослого, а закрепленная реакция избалованного кумира семьи. С таким видом упрямства несколько труднее справиться, и тактика воспитательных воздействий будет совсем другая.

Тихого, болезненного Дениса воспитательница тоже называет упрямым, непослушным, неуправляемым. Слышать это странно не только его родителям, но и тем взрослым, которые знают ребенка не первый год. Денис ходит в дошкольное учреждение с полутора лет, и его никогда не ругали. Правда, в этом году он много болел, не посещал детский сад около двух месяцев, даже лежал в больнице. Может, отвык от требований? Скорее всего, дело не в этом. У ослабленного, болезненного ребенка упрямство становится проявлением сильного переутомления.

Спросите воспитательницу, замечала ли она, что после выходных или праздников с Денисом нет никаких хлопот, а к концу недели непослушание нарастает. Если да, значит, можно прогнозировать, что и утром нарушения поведения у ребенка будут реже, а вечером – чаще. От чего устает Денис? От общения со сверстниками, от большого количества людей вокруг, от шума, разговоров, суеты, впечатлений. Преодоление строптивости этого рода предполагает изменение режима ребенка, организацию дополнительных выходных, когда ему не надо идти в детский сад. Любой комплекс оздоровительных мероприятий в данном случае будет уместным и эффективным не только для укрепления здоровья ребенка, но и для преодоления непослушания, строптивости.

Упрямство может оказаться реакцией на тяжелые, неприятные переживания. У Славика в семье нелады, часто бывают скандалы, бурные выяснения отношений, которые ребенок переживает чрезвычайно болезненно. Ссоры мамы с папой невозможно забыть, от ожидания надвигающейся катастрофы никак не избавиться. И Славик отказывается выполнять распоряжения воспитательницы, спорит, возражает, замыкается в себе. Преодолимо ли такое упрямство, корни которого в семейном неблагополучии? Думается, вопрос этот скорее риторический.

Число примеров можно было бы множить и множить. Однако и теперь читателю ясно, что опыт сотрудницы, соседки, подруги в вашем конкретном случае может быть непригодным. Такой любимый многими родителями всемогущий Гугл, знающий ответы на все вопросы, в данном случае тоже не авторитет.

Торопиться с выводами, надеяться на универсальные, на все случаи жизни, рецепты – значит впадать в иллюзии, оказываться на ложном пути. В каждом конкретном случае следует самостоятельно анализировать специфические для вашего ребенка, непохожие, неповторимые условия его жизни, атмосферу в семье, свойства его индивидуальности, влияющие на формирование определенной черты характера, проявление отклонений в поведении.

Школа даже чаще, чем детский сад, ставит своими жалобами родителей в тупик. «Ваш сын дерется. Примите меры», – читает разгневанный отец запись в дневнике. Да, меры принять нужно, но не сгоряча, не сразу после прочтения неприятного сообщения. Сначала надо переключить себя на что-нибудь другое, отвлечься, «остыть». Затем желательно не торопясь разобраться, что же все-таки случилось. Почему сын дрался? Случайный это для него эпизод или он прибегает к подобным средствам выяснения отношений нередко? За что побил Гришу, с которым два года ходил вместе на плавание и никогда не ссорился?

Десятилетние мальчишки бросаются в драку по многим причинам: и в ответ на справедливое, но обидное замечание товарища, что, мол, подтягиваться на турнике не умеешь; и рассердившись на прозвища, которые сочиняет расшалившийся ровесник; и в ответ на оскорбление в адрес родителей; и в попытке защитить от старшеклассников друга. Только выяснив побудительные причины, мотивы проступка, взрослый сумеет найти правильное решение, привлечь сына на свою сторону, а не оттолкнуть его.

Как правильно сочетать поощрения и наказания? В первую очередь спросите себя, чем вы чаще пользуетесь. Каким из этих двух популярных и древних инструментов вы лучше владеете? Как поощряете и как наказываете? Умеете ли восхищаться, радоваться, хвалить или предпочитаете упрекать, ругать, обвинять?

Не торопитесь с ответом! Попробуйте лучше завтра с самого утра заняться самонаблюдением и зафиксировать все случаи, когда вы выразили в той или иной форме одобрение по отношению к окружающим: членам семьи, коллегам по работе, случайным попутчикам, покупателям в магазине, а когда, наоборот, сказали или подумали нечто отрицательное, далеко не поощрительное.

Предсказываю, что для многих такой эксперимент окажется малоприятным. Ведь придется убедиться в том, как непростительно редко мы находим теплые слова друг для друга, зато раздраженные реплики, резкие замечания, колкие шутки срываются с языка легко и привычно. Нам кажется, если находящийся рядом человек поступает правильно, это можно и не замечать. А вот когда он хотя бы частично неправ, следует тотчас указать на это. Получается, что мы часто живем в атмосфере скрытого и явного недовольства друг другом. В этой не вполне приятной среде растут и наши дети.

Между тем давно известно, что поощрения гораздо эффективнее наказаний. Когда нужно найти новый, оригинальный способ решения сложной проблемы, ученые организуют так называемый брейнсторминг, мозговой штурм. Все собравшиеся высказывают любые гипотезы, самые абсурдные и нелепые, однако высмеивать их, критиковать, поправлять строго воспрещается. И оказывается, что любой человек, не опасающийся негативных оценок в свой адрес, способен на подлинные творческие взлеты.

Другой пример – группы интенсивного обучения иностранному языку. Новые методы, приводящие к рекордно быстрому овладению речевыми навыками, также связаны с созданием максимально доброжелательного микроклимата. Ошибки никто не исправляет, замечаний не делает, за незнание не отчитывает. Наоборот, педагог постоянно выражает уверенность в исключительных дарованиях собравшихся, хвалит скорее за потенциальные, чем за реальные успехи. Атмосфера праздника, игры, творческой импровизации, господствующая в этих учебных группах, действительно пробуждает неизвестные самому человеку резервы памяти, вселяет веру в свои способности.

Оказывается, даже в отношении к самому себе, в самооценках удельный вес поощрений и порицаний определяет очень многое. Если вам приходилось обращаться к психотерапевту и обучаться некоторым приемам саморегуляции, вы, наверное, заметили, что формулы самовнушения, которые он предлагает, в большинстве своем не негативны, а позитивны. Они звучат как бы авансом, убеждая в возможности преодолеть заикание, вспыльчивость, страх перед аудиторией.

Как у вас с самоуважением? Умеете ли вы ежедневно уделять себе время и не чувствовать потом вину, что не потратили этот час на ребенка? Признаете ли, что имеете право на встречу с однокурсницей или старым товарищем, просто чтобы поболтать, выпить кофе, послушать музыку? Позволяете ли себе позаниматься английским, сходить в спортзал, в бассейн, в танцевальную группу? Проявляете ли терпение к собственным недостаткам, несовершенствам? Все это чрезвычайно важно для вашего ребенка. Только любя себя, вы способны по-настоящему любить своего малыша, дарить ему тепло, доверие, поддержку, принятие.

Поэтому не скупитесь на внимание и доброжелательность по отношению к себе. Почаще искренне и сердечно хвалите, подбадривайте себя. Верьте, что завтра у вас будут новые успехи в самом сложном искусстве – искусстве воспитания детей. Подмечайте даже самые маленькие ростки новых умений поддерживать контакт, поощрять сына или дочь, формировать у них уверенность в себе. Чем моложе ребенок, тем значимее для него положительные эмоции, одобрительные оценки, поощряющие ожидания взрослых, которые любят и уважают себя, развивают собственную индивидуальность.

О роли наказаний в воспитании говорить не хочется, потому что полностью исключить их из воспитательного арсенала не удается, а искать наименее вредные из них – неблагодарный труд. Не ругайте себя сильно, если сорвались и накричали на нашкодившего ребенка. Резкий окрик вспыльчивой матери точно приносит меньше вреда, чем многочасовая холодность более сдержанного отца. Наказания – это почти всегда проявление родительской слабости, растерянности, страха, неготовности к происходящему. Воспринимайте их как неизбежное зло и пытайтесь минимизировать.

Итак, формирование индивидуального, персонального подхода, которому посвящена эта книга, – не просто попытка найти его к тому или иному ребенку с учетом его специфических особенностей, психического состояния, мотивов поступков, отдаленных последствий сегодняшних воспитательных воздействий. Главное – доброжелательное, терпеливое, творческое отношение родителей к своим обязанностям, осознание ими своей гигантской ответственности за нового человека, его будущее, готовность постоянно учиться самому нелегкому из всех возможных родительскому труду.

Не останавливайтесь в поиске и развитии у своего ребенка скрытых, не до конца проявленных потенций, склонностей, стремлений, задатков. Важно родительское внимание не только к музыкальным или математическим способностям ребенка, его успехам в рисовании или футболе. Не менее важны для его будущего и способности к общению, пониманию состояния другого человека, саморегуляции, умение разрешать конфликты, преодолевать неприятности, переживать стрессы, которых немало на жизненном пути. Еще важнее – склонности ребенка к познанию чего-то нового, потребность учиться, развиваться, меняться, внутренне расти.

Правы ли родители, которые уверены, что при желании можно добиться от своего ребенка всего, сформировать любые навыки, развить какие угодно задатки? Им кажется, что они в силах вырастить именно ту индивидуальность, которую они себе вымечтали, которую воспринимают как наиболее привлекательную, успешную, эффективную. Возможно, правы другие, которые, наоборот, впадают в пессимизм и убеждают себя, что приходится принимать ребенка таким, какой он есть, что природу не перехитришь и весь путь психического развития малыша предопределен.

Кто ближе к истине? Те, кто засучив рукава формируют и переделывают своего ребенка, или те, кто, вздыхая и сокрушаясь, ничего не пытаются изменить? Мичуринцы-оптимисты слишком увлечены собственными радужными проектами и не готовы считаться со своеобразием рожденных ими детей. А пессимисты-фаталисты боятся вмешиваться в ход развития детской индивидуальности, не решаются на педагогические эксперименты, снимают с себя ответственность за происходящее в их семье.

Спор социологизаторов и биологизаторов продолжается не одно десятилетие. Социологизаторы отрицают всякое влияние природного, естественного начала на социализацию индивида и подчеркивают безраздельное господство внешней среды, воспитательных воздействий. Родители, которые исповедуют эту точку зрения, думают больше об организации условий развития малыша, чем о задатках и склонностях сына или дочери. Они не забывают о шведской стенке в детской, собирают книги и диски о развитии памяти, мыслительных способностей, музыкального слуха, однако ориентируются при этом преимущественно на свои собственные пристрастия, а не на интересы и возможности детей. Вспомним, к примеру, детство великого драматурга Мольера, отец которого, казалось бы, сделал все, чтобы его сын стал преуспевающим дельцом, а мальчик тем не менее пошел по другой дороге, которая привела его в театр.

Родители, бездумно перекраивающие своего ребенка на какой-то ими задуманный лад, нередко ограничивают, тормозят его развитие. Сказанное вовсе не означает, что не стоит специально развивать способности малыша. Важно только постоянно всматриваться в подрастающего человека, относиться с вниманием и уважением к его вкусам, увлечениям, успехам и неудачам, не навязывать чуждых ему направлений и темпов.

В противовес социологизаторам биологизаторы считают, что человек все равно беспомощен перед собственными слепыми и неотвратимыми инстинктами и влечениями, перед унаследованными пороками, а значит, педагогическая коррекция неправильного развития нецелесообразна. Что делать с внутренними, бессознательными, иррациональными силами, которые толкают малыша к совершению неправильных поступков? Эти силы следует вовремя подавить, заглушить, но говорить о возможности их видоизменения с точки зрения представителей этого направления нереально. Так находятся оправдания пассивности и безответственности взрослых: ведь с природными задатками все равно не совладать – зачем же тратить силы? Удивительно, что подобные взгляды распространены и по сей день, хотя наука еще в начале прошлого века доказала ошибочность подобных фаталистических концепций.

Внимательный читатель, сопоставив подходы биологизаторов и социологизаторов к развитию личности ребенка, отметит их похожесть при всей внешней полярности взглядов. В чем она состоит? В том, что и для одних, и для других ребенок оказывается игрушкой, пассивным объектом чьих-то воздействий. А ведь человек с самого рождения не марионетка, он активен в постижении мира, в определении своего жизненного пути.

Правы родители, верящие в силу тактичного, любящего, терпеливого и последовательного вмешательства в становление детской индивидуальности. Они одновременно не забывают и о том, что дано от природы, о потенциях, задатках, способностях, сегодняшних и завтрашних возможностях ребенка, его сильных и слабых сторонах. Ставить вопрос о том, ближе ли к истине биологизаторы или социологизаторы, по всей видимости, не стои́т. Продуктивнее определить те области, которые детерминируются преимущественно изнутри, и сферы, в большей степени подчиненные внешним влияниям.

Классический пример с детьми-маугли, как их обобщенно называют, выросшими среди животных, показывает, что никакой биологически заданной программы развития у человеческого детеныша нет. Нужны подлинно человеческие условия для вхождения ребенка в социальный мир, и здесь трудно переоценить роль окружающей среды. Человека из отсталого племени, находящегося на уровне чуть ли не первобытно-общинного строя, можно воспитать практически так же, как и любого ребенка из цивилизованных стран, если начать это делать достаточно рано, последовательно и определенно. В 1938 году французский этнограф Ж. Виллар во время научной экспедиции в Парагвае подобрал на брошенной стоянке двухлетнюю девочку, предположительно, из очень древнего племени гуанквилла и отвез на воспитание к своей матери. Через двадцать лет девочка стала ученым-этнографом, свободно владеющим тремя языками. О чем говорит эта история? О том, что природные качества дают очень широкие возможности для дальнейшего психического развития.

Биологические предпосылки становления индивидуальности не порождают никаких психических качеств, а только создают условия для их развития в нужном направлении. Природные особенности ребенка накладывают отпечаток на форму выражения свойств характера, скорость их формирования, то есть на динамику психической деятельности. А социальные предпосылки задают целевую программу, определяют содержание, качество происходящих с подрастающим человеком изменений.

Практикум для родителей

Задание 1

Проанализируйте, как вы относитесь к не похожим на ваши индивидуальным особенностям вашего супруга, родителей, друзей, сослуживцев. Попытайтесь ответить на следующие вопросы:

а) какие индивидуальные особенности моего мужа (жены, отца и др.) вызывают у меня удивление, недоумение, непонимание, недоверие?

б) какие индивидуальные особенности моих близких раздражают, затрудняют общение, приводят к конфликтам?

в) есть ли у моих близких такие черты, которые восхищают меня, вызывают желание подражать?

г) к каким чертам моих близких я абсолютно индифферентен, равнодушен?

Теперь попробуйте ответить на эти вопросы так, как, по вашему мнению, на них отвечал бы ваш супруг (супруга), затем ваши родители, знакомые, сослуживцы.

Сопоставьте полученные ответы с вашими. Обсудите результаты, сравните, насколько мы осознаем наши собственные индивидуальные особенности и их влияние на общение, совместную деятельность. До какой степени мы терпимы? С чем готовы примириться, а что вызывает протест, оказывается неприемлемым? Умеем ли мы, даже зная индивидуальные особенности друг друга, считаться с ними, дабы избегать недоразумений?

После такой разминки, повторять которую желательно раз в полгода-год, переходите к анализу индивидуальных особенностей своих детей. Не торопитесь посвящать их в ваши выводы и прогнозы, особенно если эти умозаключения не вполне оптимистичны. Главное – пытайтесь ответить на четыре предложенных выше вопроса с разных позиций: от своего имени, затем от имени второго родителя (матери, отца), позднее – бабушки, дедушки, воспитательницы в детском саду, тренера спортивной секции. Это поможет лучше понять вашего ребенка.

Итак, какие особенности вашей дочери (вашего сына) вас удивляют, вызывают недоумение, непонимание, недоверие?

Какие особенности вашего ребенка вас активно раздражают, затрудняют общение, приводят к конфликтам?

Чем вы восхищаетесь в своем ребенке? Чему в его поведении хотели бы научиться, подражать?

И наконец, есть ли в вашем ребенке такие черты, к которым вы совершенно равнодушны?

Лучше выполнять это задание письменно. Возьмите несколько листов бумаги и отвечайте от имени разных членов семьи и других взрослых, используя один лист для одной персоны. Потом у вас будет интересная возможность сравнить ваши ответы и ответы супруга, обсудить их, сопоставить.

Полезно вернуться к этому заданию через год. Не перечитывая давние ответы, попытайтесь снова пройти всю процедуру пошагово. Отвечайте на вопросы, касающиеся индивидуальных особенностей своего мужа (жены) и других близких. Только после такой разминки, имеющей самостоятельное значение для понимания социальной среды, окружающей вашего ребенка, следует переходить к ответам о сыне (дочери). Ну, а теперь следует достать прошлогодние ответы и сравнить со свежими. Что-то останется неизменным, но многое будет другим. Важно понять, о чем свидетельствует такая динамика, в каком направлении, по вашим прогнозам, возможны дальнейшие изменения.

Задание 2

Выделите из приведенных ниже качеств человека те, которые характеризуют его как личность, и те, которые, хотя и отражают индивидуальное своеобразие, к личностным особенностям не относятся. Обоснуйте свой выбор, обсудив его с супругом и другими взрослыми членами семьи.

Старательность, низкая адаптация к темноте, общительность, хорошая координация обеих рук, медленная скорость узнавания, большая эмоциональная возбудимость, трудолюбие, аккуратность, подвижность, быстрый темп деятельности.

Составьте самостоятельно несколько подобных перечней и предложите их бабушке и дедушке, друзьям семьи.

После описанной выше разминки переходите к анализу индивидуальности собственного ребенка, выделив в ее структуре наиболее значимые черты.

Это могут быть, например, жизнерадостность, конфликтность, нетерпеливость, щедрость, медлительность, небрежность, внимательность, отходчивость.

Попросите, чтобы участвующие в эксперименте взрослые предложили свои наборы характеристик, описывающих вашего ребенка. Вместе вам удастся ничего важного не упустить. В ходе обсуждения вы сумеете выделить ведущие, главные качества, понять, на что следует обратить внимание.

Ну, а теперь ответьте письменно на два вопроса:

1) Какие личностные особенности вашего ребенка следует развивать в первую очередь?

2) Какие свойства, качества вашего ребенка нуждаются в коррекции?

Данное задание тоже следует выполнять раз в год – например, в канун дня рождения ребенка. Таким образом вы сможете отслеживать все изменения, мониторить ситуацию и вовремя менять воспитательные стратегии.

Задание 3

Представьте свою жизнь как киноленту. Какие кадры из нее хотелось бы вырезать, а какие – сохранить, увеличить, сделать повтор, показать крупным планом? Попытайтесь дать себе отчет в том, как нежелательные воспоминания (кадры, которые хотелось бы удалить) в свое время сказывались на становлении вашей индивидуальности.

Затем проанализируйте события, которые вам и сейчас приятно вспомнить, о которых вы с удовольствием рассказываете своему супругу, товарищам. Какие из этих происшествий – позитивно окрашенные или негативные – в большей степени повлияли на вашу индивидуальность?

Знаете ли вы о столь же значимых событиях в жизни вашего сына, дочери? Попробуйте их расспросить. Иногда полезно взять игрушечных персонажей и задать ребенку вопросы об этих куклах, роботах, медведях. Что они хотели бы забыть? Чего стыдятся или боятся? Что им в своей жизни так нравится, что они любят об этом рассказывать?

Сопоставьте свои предполагаемые оценки значимых событий в жизни своего ребенка с оценками других членов семьи, а потом и с его собственными. Полученные результаты вас удивят и заставят задуматься.

Задание 4

Ответьте на вопрос: «Какой я?», используя 5–7 прилагательных. Располагайте подбираемые определения в столбик, ранжируя свои индивидуальные особенности, личностные качества. Начинайте с наиболее существенных, самых главных.

Затем составьте такой «портрет» своего супруга, других членов семьи.

Вернитесь к этому упражнению через месяц и, не заглядывая в ранее подобранные характеристики, ответьте на вопрос: «Какой я?» – заново. Сравните полученные результаты. Определите устойчивые и ситуативные качества. Это задание желательно выполнять систематически, поскольку оно не только способствует самопознанию и более правильному восприятию своих близких, но и помогает правильнее понимать своего ребенка.

Попытайтесь ответить на тот же вопрос относительно собственных качеств и свойств, только от имени вашего супруга, как если бы он заполнял анкету вместо вас. Попросите его действительно проделать эту операцию и сравните полученные данные. Отнеситесь с юмором к неожиданностям и недоразумениям, возникающим во время таких упражнений.

Только после всесторонней разминки переходите к составлению подобного списка качеств вашего ребенка. Сделайте три-четыре варианта этих списков с интервалом в одну-две недели, прежде чем переходить к обсуждению полученных результатов с другими членами семьи.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Такие разные дети (Т. М. Титаренко, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я