Звёздные Войны. Трилогия о Трауне. Книга 2. Возрождение тьмы

Тимоти Зан, 1992

Cамый хитрый и безжалостный военачальник умирающей Империи – гранд-адмирал Траун – принял командование остатками Имперского Флота и начал наступление на позиции Новой Республики. С помощью оружия невообразимой мощи, некогда спрятанного Императором на дальней планете, Траун планирует переломить ход битвы и установить свою власть в Галактике. Тем временем Хан Соло и Лэндо Калриссиан ведут гонку со временем, обнаружив доказательства измены внутри Республиканского Совета и призрачный флот кораблей, способных принести гибель их друзьям и победу врагам. Но все эти опасности меркнут, когда появляется новый темный джедай, восставший из пепла, погруженный в прошлое, исполненный горечи… и желания склонить Люка Скайуокера к темной стороне Силы.

Оглавление

  • Тимоти Зан. Звёздные Войны. Трилогия о Трауне. Книга 2. Возрождение тьмы
Из серии: Звёздные Войны

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Звёздные Войны. Трилогия о Трауне. Книга 2. Возрождение тьмы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Cамый хитрый и безжалостный военачальник умирающей Империи — гранд-адмирал Траун — принял командование остатками Имперского Флота и начал наступление на позиции Новой Республики. С помощью оружия невообразимой мощи, некогда спрятанного Императором на дальней планете, Траун планирует переломить ход битвы и установить свою власть в Галактике. Тем временем Хан Соло и Лэндо Калриссиан ведут гонку со временем, обнаружив доказательства измены внутри Республиканского Совета и призрачный флот кораблей, способных принести гибель их друзьям и победу врагам.

Но все эти опасности меркнут, когда появляется новый темный джедай, восставший из пепла, погруженный в прошлое, исполненный горечи… и желания склонить Люка Скайуокера к темной стороне Силы.

Timothy Zahn

STAR WARS™: DARK FORCE RISING

Copyright © & ™ 2016 LUCASFILM LTD.

Used Under Authorization.

Перевод с английского Кирилла Плешкова

Серийное оформление и оформление обложки Виктории Манацковой

Издательство благодарит за помощь в подготовке издания «Гильдию архивистов JC».

Тимоти Зан

Звёздные Войны. Трилогия о Трауне. Книга 2. Возрождение тьмы

Давным-давно в далекой Галактике….

Глава 1

Автоматические фильтры иллюминаторов приглушали свет далекой звезды, похожей на желто-оранжевый шарик. Вокруг нее и корабля, словно сверкающие булавочные головки на фоне черноты космоса, рассыпались другие звезды. Прямо под кораблем, в западной части Великого северного леса на планете Миркр, близился рассвет.

Последний рассвет, который предстояло увидеть некоторым в этом лесу.

Стоя у бокового иллюминатора на мостике имперского звездного разрушителя «Химера» и глядя на планету внизу, капитан Пеллеон наблюдал, как ползет к намеченной цели размытая линия терминатора. Десять минут назад наземные силы, окружившие цель, доложили о готовности; сама же «Химера» висела над ней уже почти час, перекрывая любые пути к отступлению. Оставалось лишь отдать приказ об атаке.

Медленно, почти с опаской, Пеллеон повернул голову. Справа позади него сидел за своим командным пультом гранд-адмирал Траун. Его голубоватое лицо ничего не выражало, взгляд сверкающих красных глаз сосредоточился на окружавших его кресло дисплеях. Он не шевельнулся и не произнес ни слова с тех пор, как пришел последний доклад от наземных сил, и Пеллеон чувствовал, что команду на мостике охватывает беспокойство.

Что касается самого Пеллеона, он уже давно оставил любые попытки предвосхитить действия Трауна. Хватало и того, что покойный Император счел возможным сделать Трауна одним из своих двенадцати гранд-адмиралов, а это, в свою очередь, свидетельствовало о крайней степени доверия — учитывая не вполне человеческое происхождение Трауна и хорошо известные предрассудки Императора на сей счет. Более того, за год, прошедший с тех пор, как Траун принял командование «Химерой» и занялся восстановлением Имперского Флота, Пеллеон не раз наблюдал, как проявлялся военный гений гранд-адмирала. Какова бы ни была причина задержки с атакой, Пеллеон не сомневался в ее разумности.

Столь же медленно он снова повернулся к иллюминатору. Движение его, однако, не осталось незамеченным.

— У вас вопрос, капитан? — послышался на фоне негромкого гула разговоров на мостике вежливый голос Трауна.

— Нет, сэр. — Пеллеон повернулся к своему начальнику.

Адмирал несколько мгновений разглядывал его сверкающими глазами, и Пеллеон невольно напрягся в ожидании выговора, а может, и чего похуже. Но Траун, о чем Пеллеон порой забывал, не обладал легендарным смертоносным темпераментом повелителя Дарта Вейдера.

— Вероятно, вас интересует, почему мы еще не атаковали? — столь же учтиво предположил гранд-адмирал.

— Да, сэр, — признался Пеллеон. — Все наши люди уже на местах.

— Военные — да. Но не наблюдатели, которых я послал в Хиллиард.

— Хиллиард? — удивился Пеллеон.

— Да. Вряд ли столь сообразительный человек, как Тэлон Каррд, основал бы базу посреди леса, не установив контакты с кем-то в окрестностях. Хиллиард находится слишком далеко от базы Каррда, чтобы кто-то из тамошних жителей мог стать непосредственным свидетелем нашей атаки; соответственно, любая внезапная активность в городе будет указывать на наличие тайной линии связи. Таким образом мы сможем идентифицировать контакты Каррда и установить за ними постоянную слежку. В конечном счете они приведут нас к нему самому.

— Да, сэр. — Пеллеон нахмурился. — То есть вы не рассчитываете взять живым кого-либо из людей Каррда?

Гранд-адмирал едва заметно улыбнулся:

— Напротив, я рассчитываю, что наши войска найдут пустую брошенную базу.

Пеллеон взглянул в иллюминатор на частично освещенную планету.

— В таком случае, сэр… зачем мы ее атакуем?

— По трем причинам, капитан. Во-первых, даже люди, подобные Тэлону Каррду, порой совершают ошибки. Вполне возможно, что, спеша эвакуировать базу, он оставил некую важную информацию. Во-вторых, как я уже упоминал, атака на базу может вывести нас на его контакты в Хиллиарде. И в-третьих, наши наземные войска крайне нуждаются в опыте боевых действий в реальных условиях. — Взгляд сверкающих глаз вонзился в лицо Пеллеона. — Не забывайте, капитан: наша нынешняя цель — не просто жалкие нападения с тыла, которыми мы занимались последние пять лет. После того как в наших руках оказались гора Тантисс и комплект принадлежавших покойному Императору цилиндров Спаарти, инициатива вновь перешла к нам. Очень скоро мы начнем отвоевывать планеты у повстанцев, и для этого нам потребуется армия, столь же хорошо обученная, как и наши офицеры, и младший состав флота.

— Ясно, адмирал, — кивнул Пеллеон.

— Вот и хорошо. — Траун перевел взгляд на дисплеи. — Пора. Сообщите генералу Ковеллу, что он может начинать.

— Есть, сэр. — Пеллеон отошел от иллюминатора и вернулся к своему пульту. Быстро взглянув на дисплей, он нажал кнопку связи, краем глаза заметив, что то же самое сделал Траун. Какое-то приватное сообщение для его шпионов в Хиллиарде? — Говорит «Химера», — сказал капитан. — Приступить к атаке.

— Принято, «Химера», — проговорил во встроенный в шлем комлинк генерал Ковелл, изо всех сил стараясь скрыть презрительный тон. Все было типично — типично и до отвращения предсказуемо. Носишься как сумасшедший, организуя высадку и рассредоточение войск и техники… а потом стоишь и ждешь, пока эти напыщенные флотские в отглаженных мундирах на безупречно чистых кораблях закончат попивать чаек и соизволят наконец предоставить тебе свободу действий.

«Что ж, устраивайтесь поудобнее и смотрите», — язвительно подумал генерал, глядя на висящий над головой звездный разрушитель. Что бы ни интересовало гранд-адмирала Трауна — реальные результаты или всего лишь хорошее возбуждающее шоу, — он, генерал Ковелл, намеревался доказать, что не зря получает свое жалованье. Протянув руку к пульту, он переключился на местную командную частоту:

— Генерал Ковелл — всем подразделениям: разрешение получено. Вперед.

Последовали подтверждения, а затем стальная палуба под ним содрогнулась, и кажущаяся неуклюжей громада шагохода АТ-АТ двинулась с места, прокладывая путь через лес к находившемуся в километре лагерю. Впереди в иллюминаторе из бронированного стекла время от времени появлялась пара разведывательных шагоходов АТ-SТ, высматривавших возможные позиции противника или мины-ловушки. Впрочем, Каррду это вряд ли помогло бы. За годы службы в имперских войсках Ковелл командовал сотнями штурмовых кампаний и прекрасно знал, на что способны его боевые машины.

Под иллюминатором, словно декоративный диск, светился голографический тактический дисплей, мигающие красные, белые и зеленые огоньки на котором показывали позиции возглавляемого Ковеллом круга из АТ-АТ, АТ-SТ и боевых разведывательных машин, приближавшихся со всех сторон к лагерю Каррда.

И все же атака развивалась не вполне идеально. АТ-АТ на северном фланге и поддерживавшие его боевые машины явно отставали от остальной бронированной петли.

— Второй группе — подтянуться, — скомандовал в комлинк генерал.

— Пытаемся, сэр, — послышался далекий голос, искаженный странными эффектами богатой металлом флоры Миркра. — Нам попадаются скопления толстых лиан, которые замедляют продвижение разведывательных шагоходов.

— Вашему АТ-АТ они как-то мешают?

— Нет, сэр, но мне хотелось бы, чтобы весь фланг держался вместе…

— Слаженность действий хороша во время маневров в академии, — перебил его Ковелл, — но не ценой общего плана боя. Если АТ-SТ от вас отстают — оставьте их позади.

— Есть, сэр.

Усмехнувшись, Ковелл прервал связь. По крайней мере в одном гранд-адмирал был прав: его войскам требовалось куда больше боевой закалки, прежде чем они станут соответствовать реальным имперским стандартам. Пока же это был лишь сырой материал. Прямо на глазах генерала северный фланг перестроился, и боевые машины развернулись вперед, занимая бывшие позиции отстающих АТ-SТ, которые, в свою очередь, остались в арьергарде.

Раздался сигнал датчика — они приближались к лагерю.

— Статус? — спросил генерал.

— Оружие заряжено и готово, — доложил стрелок, глядя на дисплей.

— Никаких признаков сопротивления, активного или пассивного, — добавил водитель.

— Оставаться начеку, — приказал Ковелл и снова переключился на командную частоту. — Всем подразделениям: приступить к атаке.

В последний раз затрещала искореженная растительность, и АТ-АТ вырвался на поляну.

Зрелище было впечатляющее. Со всех четырех сторон, почти одновременно, словно на параде, из леса в предрассветных сумерках появились остальные три АТ-АТ. Сосредоточившиеся вокруг их ног АТ-ST и боевые машины стремительно рассеялись по поляне, окружая темные здания.

Ковелл быстро сверился с датчиками. Два источника энергии продолжали функционировать: один в центральном здании, другой в одном из похожих на казарму строений. Никаких свидетельств о наличии работающих датчиков, оружия или энергетических полей. Анализатор форм жизни выполнил свои замысловатые алгоритмы и пришел к выводу, что во внешних зданиях нет никого живого.

Однако что касается большого главного здания…

— По моим данным, в главном здании присутствует около двадцати живых существ, генерал, — доложил командир АТ-АТ номер четыре. — Все в центральной его части.

— Вот только анализатор не определяет их как людей, — пробормотал водитель Ковелла.

— Возможно, они используют какую-то защиту, — недовольно проворчал Ковелл, глядя в иллюминатор. В лагере по-прежнему не наблюдалось никакого движения. — Что ж, выясним. Штурмовые отряды — вперед.

В боевых машинах открылись задние люки, и из каждого спрыгнул на землю отряд из восьми солдат с лазерными винтовками поперек бронированной груди. Половина каждого отряда заняла оборонительную позицию, нацелив винтовки на лагерь из-под частичного прикрытия своих машин, остальные метнулись через открытое пространство к внешней линии зданий и навесов, где также заняли оборонительную позицию, позволяя своим товарищам продвигаться вперед. Действия их были полны преувеличенной решимости, которой вполне можно было ожидать от новичков, хотя подобная тактика применялась уже много столетий.

Солдаты продолжали попеременно приближаться к главному зданию, небольшими группами проверяя каждое встречавшееся им по пути строение. Первые из них добрались до главного здания и взорвали дверь, осветив лес яркой вспышкой. За ними последовали остальные…

А потом наступила тишина.

Тишина длилась несколько минут, прерываемая лишь короткими командами офицеров. Ковелл прислушивался, наблюдая за датчиками… И наконец поступил доклад:

— Генерал Ковелл, говорит лейтенант Барс. Мы овладели целью. Тут никого нет.

— Превосходно, лейтенант, — кивнул Ковелл. — Что там?

— Похоже, они бежали в спешке. Осталось довольно много вещей, но в основном ненужное барахло.

— Это будет решать поисковая группа, — сказал Ковелл. — Никаких намеков на мины-ловушки или прочие неприятные сюрпризы?

— Никаких, сэр. Да и эти самые живые существа, обнаруженные нашими датчиками, — всего лишь длинные пушистые зверьки, которые живут на дереве, растущем прямо сквозь крышу.

Ковелл снова кивнул. Кажется, они назывались исаламири. Траун уже несколько месяцев уделял немалое внимание этим глупым созданиям, хотя генерал не мог даже представить, какой с них толк на войне. Он надеялся лишь, что флотские когда-нибудь все же посвятят его в эту великую тайну.

— Занять оборонительные позиции, — приказал генерал. — Когда будете готовы — сообщите поисковой группе, а потом можете устраиваться поудобнее и ждать. Гранд-адмирал хочет, чтобы мы тут все разобрали на мелкие кусочки, и именно этим мы и намерены заняться.

— Прекрасно, генерал. — Голос был едва слышен, несмотря на многократное усиление и компьютерные фильтры. — Продолжайте разборку.

Сидевшая в рулевой рубке «Дикого Каррда» Мара Джейд повернулась к стоявшему за ее спиной Тэлону Каррду.

— Похоже, все, — сказала она.

Тот, казалось, ее не слышал, глядя в иллюминатор на далекую планету, чей крошечный голубоватый серп виднелся над иззубренным краем астероида, к которому прильнул «Дикий Каррд». Мара уже собиралась повторить свое замечание, когда он вдруг пошевелился.

— Да, — абсолютно спокойно ответил Каррд, ничем не выдав обуревавшие его чувства. — Похоже на то.

Мара переглянулась с сидевшим в кресле второго пилота Авесом, затем снова посмотрела на Каррда:

— Так что, летим?

Каррд глубоко вздохнул… и Мара вдруг поняла по выражению его лица, что означала для него база на Миркре. Это была не просто база — это был его дом.

С некоторым усилием она отогнала эту мысль. Ну и что с того, что Каррд лишился собственного дома? За свою жизнь она лишилась куда большего и прекрасно это пережила. И он тоже переживет.

— Я спросила — летим?

— Я слышал, — ответил Каррд, вновь пряча чувства за слегка язвительной гримасой. — Пожалуй, стоит еще немного подождать. Чтобы точно убедиться, что мы не оставили ничего такого, что могло бы навести их на нашу базу на Риши.

Мара снова посмотрела на Авеса.

— Мы все как следует проверили, — сообщил Авес. — Вряд ли где-то осталось упоминание о Риши, кроме главного компьютера, а его отправили с первой же группой.

— Согласен, — кивнул Каррд. — Но ты готов дать голову на отсечение?

— Не совсем, — криво усмехнулся Авес.

— Вот и я тоже. Так что подождем.

— Что, если нас заметят? — настаивала Мара. — Прятаться за астероидами — давно известный трюк.

— Не заметят, — невозмутимо возразил Каррд. — Собственно, вряд ли им вообще придет в голову такая мысль. Тот, кто бежит от таких, как гранд-адмирал Траун, обычно не останавливается, пока не окажется как можно дальше.

«Ты готов дать голову на отсечение?» — мрачно подумала Мара, но промолчала. Вероятно, Каррд был прав; и в любом случае, если «Химера» или один из ее истребителей СИД направится в сторону «Дикого Каррда», они вполне успеют запустить двигатели на полную мощность и уйти в гиперпространство задолго до атаки.

Подобная тактика выглядела вполне логично. И все же Мару мучила мысль, что добром это не кончится.

Стиснув зубы, она настроила датчики корабля на максимальную чувствительность и еще раз убедилась, что предстартовая последовательность введена в компьютер. А потом оставалось только ждать.

Поисковая группа работала быстро, эффективно и тщательно. Им потребовалось чуть больше получаса, чтобы в итоге вернуться с пустыми руками.

— Что ж, пожалуй, все, — поморщился Пеллеон, просматривая доклады на экране дисплея. Может, и хорошая практика для наземных войск, но во всем остальном — бесполезная трата времени и сил. — Если только ваши наблюдатели не заметили какую-то реакцию в Хиллиарде, — добавил он, повернувшись к Трауну.

Гранд-адмирал не сводил сверкающих глаз с дисплеев.

— Собственно, некоторая активность имела место, — сообщил он. — Прекратилась почти сразу же, но, полагаю, выводы ясны.

Что ж, хоть что-то.

— Да, сэр. Приказать разведке готовить долговременную наземную группу?

— Терпение, капитан. Возможно, в том нет необходимости. Включите сканирование среднего радиуса и скажите мне, что вы видите.

Повернувшись к пульту, Пеллеон набрал требуемую команду. На дисплее, естественно, возник сам Миркр и стандартное защитное облако из истребителей СИД вокруг «Химеры». И кроме них — еще один объект…

— Вы имеете в виду тот маленький астероид?

— Именно, — кивнул Траун. — Ничего примечательного, верно? Нет, не нацеливайте на него датчик, — добавил он еще до того, как подобная мысль пришла в голову Пеллеону. — Мы же не хотим раньше времени спугнуть добычу?

— Добычу? — переспросил Пеллеон, хмуро глядя на данные с датчиков. Обычное сканирование астероида, проведенное три часа назад, ничего не показало, а после ничто не могло проскользнуть туда незамеченным. — При всем уважении к вам, сэр, не вижу никаких признаков того, что там что-то есть.

— Я тоже. Но это единственное приличных размеров укрытие в радиусе почти десяти миллионов километров от Миркра. И единственное место, откуда Каррд мог бы наблюдать за нами.

— С вашего позволения, адмирал, вряд ли Каррд настолько глуп, чтобы просто сидеть и ждать, когда появимся мы.

Сверкающие красные глаза чуть прищурились.

— Вы забываете, капитан, — тихо проговорил Траун, — что я с ним встречался. И что еще важнее, я видел, какие предметы искусства он коллекционирует. — Он снова повернулся к дисплеям. — Нет, он точно там, я уверен. Все дело в том, что Тэлон Каррд — не просто контрабандист. Возможно, даже не главным образом контрабандист. Настоящая его любовь — не товар или деньги, но информация. Больше чего-либо другого во всей Галактике он жаждет знаний… и знание о том, что мы тут нашли и чего не нашли, для него слишком драгоценно, чтобы упустить его.

Пеллеон разглядывал профиль гранд-адмирала. По его мнению, подобные рассуждения выглядели не слишком логично, но, с другой стороны, он уже не раз видел, как они оправдывались.

— Послать на разведку эскадрилью ИСИД, сэр?

— Как я уже говорил, капитан, — терпение. Даже поставив защиту от датчиков и выключив все двигатели, он в любой момент готов бежать, прежде чем его успеют атаковать. — Гранд-адмирал улыбнулся Пеллеону. — Вернее, прежде, чем его успеют атаковать с «Химеры».

Пеллеон вдруг вспомнил, как Траун потянулся к кнопке связи как раз в тот момент, когда сам он отдавал наземным силам приказ об атаке.

— Вы послали сообщение остальному флоту, — сказал он. — Одновременно с моим приказом атаковать, чтобы замаскировать передачу.

Траун слегка приподнял иссиня-черные брови:

— Отлично, капитан. В самом деле отлично.

Пеллеон почувствовал, как кровь приливает к щекам. От гранд-адмирала редко можно было дождаться похвалы.

— Спасибо, сэр.

— Если точнее, мое сообщение предназначалось единственному кораблю, «Обуздывающему», — пояснил Траун. — Он прибудет минут через десять. И тогда, — глаза его блеснули, — посмотрим, насколько точно я угадал, как поведет себя Каррд.

Доклады от поисковой группы в динамиках на мостике «Дикого Каррда» начали затихать.

— Похоже, ничего не нашли, — заметил Авес.

— Как ты и говорил, мы как следует постарались, — напомнила Мара, почти не слыша собственных слов. Неоформившаяся мысль донимала ее все сильнее. — Ну что, можем лететь? — спросила она, повернувшись к Каррду.

Он хмуро взглянул на нее:

— Расслабься, Мара. Вряд ли они знают, что мы здесь. Они даже не нацеливали датчики на астероид, а без этого наш корабль никак не обнаружить.

— Если только датчики на звездном разрушителе не намного лучше, чем ты думаешь, — возразила Мара.

— Нам все известно про их датчики, — заверил ее Авес. — Успокойся, Мара. Каррд знает, что делает. У «Дикого Каррда», вероятно, лучшая защита от датчиков во всей…

Ему помешала договорить открывшаяся за его спиной дверь. Повернувшись, Мара увидела, как на мостик вбегают два ручных ворнскра Каррда, в буквальном смысле волоча за собой своего опекуна.

— Что ты тут делаешь, Чин? — спросил Каррд.

— Извини, капитан, — выдохнул Чин, упираясь пятками в палубу и с трудом удерживая натянутые поводки. Ему это удалось лишь отчасти — звери неуклонно продолжали тянуть его вперед. — Не могу их остановить. Может, они хотят увидеться с тобой, а?

— Ну что с вами стряслось? — Каррд присел перед хищниками. — Будто не знаете, что мы заняты?

Ворнскры на него даже не взглянули — можно сказать, вообще не заметили его присутствия. Они продолжали смотреть прямо вперед.

Прямо на Мару.

— Эй! — Каррд слегка похлопал одного из зверей по морде. — Я с тобой разговариваю, Буря. Что на тебя вдруг нашло? — Он проследил за немигающими взглядами хищников, потом, помедлив, взглянул еще раз. — Мара, что ты там такое делаешь?

Мара покачала головой, почувствовав пробежавший по спине холодок. Она уже видела подобный взгляд у диких ворнскров, с которыми ей пришлось столкнуться во время долгого, трехдневного путешествия через лес на Миркре вместе с Люком Скайуокером.

Вот только взгляды тех ворнскров были устремлены не на нее, а на Скайуокера. Обычно перед тем, как на него напасть.

— Это Мара, Буря, — сказал Каррд зверю, обращаясь к нему словно к ребенку. — Мара. Ну же, ты ведь столько раз видел ее дома.

Медленно, почти с неохотой, Буря перестал тянуть за поводок и посмотрел на хозяина.

— Мара, — повторил Каррд, глядя ворнскру прямо в глаза. — Друг. Слышишь, Натиск? — добавил он, протянув руку к морде второго ворнскра. — Она — друг. Понимаешь?

Натиск будто задумался, потом так же неохотно, как и Буря, опустил голову и перестал тянуть.

— Вот так-то лучше. — Каррд быстро почесал обоих ворнскров за ушами и поднялся. — Забери-ка их лучше вниз, Чин. Можешь прогуляться с ними по главному трюму — пусть немного разомнутся.

— Ага, если найду свободный проход среди всего того барахла, — проворчал Чин, дергая за поводки. — Ну, ребятки, пошли.

Слегка поколебавшись, оба ворнскра позволили увести себя с мостика. Каррд подождал, пока за ними закроется дверь.

— Интересно, что все это значит? — Он многозначительно взглянул на Мару.

— Не знаю. — Голос ее прозвучал глухо. После временного замешательства к ней с прежней силой вернулось странное чувство страха. Мара повернулась к пульту, отчасти ожидая увидеть направляющуюся к ним эскадрилью истребителей СИД.

Но на дисплее ничего не было, лишь «Химера» по-прежнему висела на орбите Миркра. Приборы «Дикого Каррда» не обнаруживали никакой опасности. И тем не менее мучившее Мару беспокойство все росло и росло…

Внезапно она поняла, что не может просто так сидеть и ждать. Протянув руку к пульту, она набрала команду предстартовой подготовки.

— Мара! — вскрикнул Авес, подпрыгнув в кресле словно ужаленный. — Что ты?..

— Они летят сюда, — бросила в ответ Мара, даже не пытаясь скрыть охватившие ее чувства. Жребий был брошен — запустив двигатели «Дикого Каррда», она тут же выдала его датчикам «Химеры». Теперь ничего больше не оставалось, как улетать.

Она взглянула на Каррда, внезапно испугавшись возможного выражения его лица. Но он просто смотрел на нее, озадаченно хмурясь.

— Непохоже, что кто-то сюда летит, — спокойно заметил он.

Мара покачала головой.

— Поверь мне, — взмолилась она, понимая, что сама по-настоящему в это не верит. — Они готовятся к атаке.

— Верю, — успокаивающе ответил он. Возможно, он тоже понял, что других вариантов не осталось. — Авес, рассчитай прыжок. Возьми курс куда-нибудь подальше от Риши. Потом остановимся и скорректируем.

— Каррд…

— Мара — мой заместитель, — прервал его Каррд. — Ее право и обязанность — принимать важные решения.

— Угу, но… — Авес не договорил. — Угу, — повторил он сквозь зубы, а затем, сердито глянув на Мару, повернулся к навигационному компьютеру и принялся за работу.

— Можешь стартовать, Мара, — продолжил Каррд, подошел к свободному креслу связиста и сел. — Постарайся, чтобы астероид как можно дольше оставался между нами и «Химерой».

— Есть, — ответила Мара. Охватившие ее чувства начинали ослабевать, оставляя после себя лишь злость и замешательство. В очередной раз она пошла на поводу собственных эмоций, поступив так, как поступать не следовало, и в итоге опять поставила всех под удар.

«Вероятно, — подумала она, — Каррд в последний раз назвал меня своим заместителем». Одно дело — сохранять видимость единства в команде перед Авесом, но, как только они отсюда уберутся и Каррд сможет остаться с ней наедине, ей за многое придется заплатить. Хорошо еще, если он вообще не вышвырнет ее из своей организации. Яростно колотя по клавишам, Мара развернула «Дикий Каррд» кругом, носом от астероида, и направила его в глубокий космос…

Внезапно с характерным мерцанием из гиперпространства выпрыгнуло нечто громадное, появившись километрах в двадцати от них.

Имперский крейсер-заградитель.

Авес ошеломленно выругался.

— Похоже, у нас появилась компания, — пробурчал он.

— Вижу, — ответил Каррд с обычным для него хладнокровием… но Мара почувствовала удивление и в его голосе. — Сколько у нас времени до прыжка?

— Еще минута, — напряженно проговорил Авес. — У внешних границ системы слишком много мусора, компьютер с трудом справляется.

— Придется устраивать гонку, — сказал Каррд. — Мара?

— Скорость ноль целых семьдесят три сотых, — ответила она, пытаясь до максимума разогнать все еще неторопливые двигатели. Каррд был прав — им действительно предстояла гонка. Крейсеры-заградители с их четырьмя огромными генераторами гравитационных волн, способными имитировать массу целой планеты, использовались Империей для удержания вражеских кораблей в обычном космосе, пока истребители СИД разносили их в клочья. Но только что вышедшему из гиперпространства заградителю требовалась еще минута, чтобы запустить генераторы. Если она сумеет увести «Дикий Каррд» за пределы их радиуса действия…

— Еще гости, — объявил Авес. — Пара эскадрилий ИСИД со стороны «Химеры».

— Скорость ноль целых восемьдесят шесть сотых, — доложила Мара. — Мы готовы уйти в гиперпространство, как только навигационный компьютер сообщит мне курс.

— Что с заградителем?

— Запускает гравитационные генераторы, — ответил Авес.

На тактическом дисплее Мары появился призрачный конус, показывающий область, где вскоре должно было возникнуть поле, препятствующее уходу в гиперпространство. Она слегка изменила курс, направив корабль к его ближайшему краю, и рискнула взглянуть на дисплей навигационного компьютера. Почти готово. Туманный гравитационный конус быстро обретал вещественность…

Послышался сигнал компьютера. Обхватив три ручки гиперпространственного управления, Мара медленно потянула их на себя. «Дикий Каррд» слегка вздрогнул, и на секунду показалось, будто заградитель выиграл смертельную гонку. А затем звезды снаружи внезапно превратились в полосы.

У них получилось.

Авес облегченно выдохнул, глядя, как звездные полосы превращаются в пестрое небо гиперпространства.

— Что называется, успели в последнюю секунду. Интересно, как они догадались про нас?

— Понятия не имею, — холодно ответил Каррд. — Мара?

— Я тоже не знаю. — Мара не сводила глаз с дисплея, не осмеливаясь взглянуть на кого-то из них. — Возможно, Траун просто доверился собственной интуиции. С ним иногда такое бывает.

— Нам повезло, что не он единственный доверяет интуиции, — несколько странным голосом заметил Авес. — Ты отлично справилась, Мара. Извини, что я на тебя накинулся.

— Да, — поддержал его Каррд. — И впрямь отличная работа.

— Спасибо, — буркнула Мара, все так же глядя на пульт и пытаясь сдержать внезапно подступившие слезы. Значит, опять началось. До этого она надеялась, что обнаружение истребителя типа Х Скайуокера в глубоком космосе было лишь счастливой случайностью, к которой он имел куда большее отношение, чем она.

Но нет. Все снова возвращалось, как уже не раз бывало за прошедшие пять лет. Внезапные предчувствия и непонятные ощущения, странные желания и необходимость действовать…

И это означало, что очень скоро начнутся и сновидения.

Сердито утерев глаза, Мара с некоторым усилием разжала стиснутые зубы. Происходившее с ней было ей хорошо знакомо… но на этот раз все выглядело иначе. Прежде она ничего не могла поделать с голосами и желаниями у нее в голове — лишь мучительно ждала, когда все закончится, забившись куда-нибудь подальше и изо всех сил стараясь не выдать себя окружающим.

Но на сей раз она не была официанткой в кантине в Форлиссе, не заманивала жертв для банды на Каприориле, даже не работала механиком по обслуживанию гипердвигателей в тихой заводи Исонского коридора. Она была помощницей самого могущественного контрабандиста в Галактике, обладавшего ресурсами и маневренностью, каких не было у нее с тех пор, как умер Император.

Ресурсами, которые могли бы позволить ей снова найти Люка Скайуокера. И убить его.

Возможно, тогда смолкнут голоса у нее в голове.

Траун долго стоял у иллюминатора на мостике, глядя на далекий астероид и уже ненужный крейсер-заградитель рядом с ним. Пеллеон с тревогой вспомнил, что точно в такой же позе стоял гранд-адмирал, когда подобной ловушки не столь давно избежал Люк Скайуокер. Затаив дыхание, Пеллеон смотрел на спину Трауна, думая, не поплатится ли жизнью за эту неудачу еще один из членов экипажа «Химеры».

— Интересно, — как ни в чем не бывало заговорил Траун, поворачиваясь к нему. — Вы обратили внимание на последовательность событий, капитан?

— Так точно, сэр, — осторожно ответил Пеллеон. — Цель уже запускала двигатели, когда появился «Обуздывающий».

— Да, — кивнул Траун. — И из этого следуют три возможности. Либо Каррд и так собирался улетать, либо он отчего-то запаниковал… — красные глаза блеснули, — либо кто-то его предупредил.

Пеллеон замер.

— Надеюсь, вы не хотите сказать, сэр, что с ним поделился информацией кто-то из наших?

— Нет, конечно, — усмехнулся Траун. — Не говоря уже о лояльности вашей команды, никто на «Химере» не знал, что сюда летит «Обуздывающий», и никто на «Обуздывающем» не мог послать сообщение незаметно для нас. — Он подошел к своему пульту и задумчиво сел. — Интересная загадка, капитан. Надо будет подумать. А пока что у нас есть дела поважнее. Главная задача — получить новые военные корабли. Кто-нибудь в последнее время ответил на наше предложение?

— Ничего особо интересного, адмирал, — сообщил Пеллеон, быстро просматривая на экране журнал связи. — Восемь из пятнадцати групп, с которыми я вступал в контакт, проявили определенный интерес, хотя брать на себя какую-то конкретную задачу никто не желает. Пока ждем остальных.

— Дадим им несколько недель, — кивнул Траун. — Если не дождемся результатов — будем действовать более жесткими методами.

— Да, сэр. — Пеллеон поколебался. — Еще есть очередное сообщение с Джомарка.

Глаза Трауна сверкнули.

— Я был бы вам крайне благодарен, капитан, — процедил он, — если бы вы попытались объяснить нашему глубокоуважаемому мастеру-джедаю, что, если он будет и дальше бомбардировать нас сообщениями, сама идея отправить его на Джомарк может потерять всякий смысл. Если повстанцы начнут подозревать, что между нами существует какая-либо связь, на появление там Скайуокера он может не рассчитывать.

— Я ему объяснял, сэр, — поморщился Пеллеон. — Много раз. И каждый раз он отвечает, что Скайуокер обязательно появится. А потом требует сообщить, когда вы намерены доставить ему сестру Скайуокера.

— Вряд ли его удастся заткнуть, пока он не получит то, чего хочет, — после долгой паузы предположил Траун. — И безропотного подчинения от него тоже не добьешься.

— Да, он что-то ворчал насчет того, что вы заставляете его координировать атаки, — кивнул Пеллеон. — Он несколько раз меня предупреждал, что не может точно предсказать, когда Скайуокер появится на Джомарке.

— И намекал на страшную месть, которая обрушится на наши головы, если его там не окажется, — проворчал Траун. — Я уже наизусть знаю. И, честно говоря, меня это начинает утомлять. — Он глубоко вдохнул и медленно выдохнул. — Что ж, капитан, когда К’баот выйдет на связь в следующий раз, можете сообщить ему, что операция на Таанабе пока что последняя. Скайуокер вряд ли появится на Джомарке в ближайшие две недели, — думаю, сейчас он занят небольшой заварушкой, которую мы устроили в высшем командовании повстанцев. Что касается Органы Соло и ее нерожденных джедаев… скажите ему, что с этого момента данным вопросом я займусь лично.

Пеллеон быстро взглянул через плечо на телохранителя гранд-адмирала, Руха, молча стоявшего у двери мостика.

— Значит ли это, что вы отменяете задание для ногри, сэр?

— Имеете что-то против, капитан?

— Нет, сэр. Позвольте, однако, напомнить вам, адмирал, что ногри очень не любят, когда миссию не удается довести до конца.

— Ногри — слуги Империи, — холодно возразил Траун. — Более того, они преданы лично мне. Они станут делать то, что им прикажут. — Он помолчал. — Однако я подумаю над вашими словами. В любом случае наша миссия здесь, на Миркре, завершена. Прикажите генералу Ковеллу отозвать войска.

— Есть, сэр. — Пеллеон дал знак связисту, чтобы тот передал сообщение.

— Через три часа мне нужен доклад генерала, — продолжал Траун. — Еще через двенадцать часов он должен рекомендовать мне трех лучших пехотинцев и двух лучших механиков-водителей из тех, что были заняты в штурме. Эти пятеро будут включены в число участников операции «Гора Тантисс» и немедленно отправлены на Вейленд.

— Понятно, — кивнул Пеллеон и послушно ввел в компьютер приказы для Ковелла.

Подобные рекомендации уже несколько недель как стали стандартной имперской процедурой, с тех пор как всерьез началась операция «Гора Тантисс». Тем не менее Траун периодически напоминал об этом своим офицерам, возможно, с тем, чтобы они не забыли, насколько важны эти рекомендации для молниеносного плана по подавлению мятежа повстанцев.

Траун снова посмотрел в иллюминатор на планету внизу.

— А пока мы ждем возвращения генерала, свяжитесь с разведкой насчет долговременной группы наблюдателей в Хиллиарде. Галактика очень велика, капитан, — улыбнулся он, — но даже такой человек, как Тэлон Каррд, не может вечно пребывать в бегах. Рано или поздно ему придется где-то остановиться.

Вряд ли Высокий замок на Джомарке заслуживал свое название — по крайней мере, с точки зрения Джоруса К’баота. Невысокое неряшливое каменное сооружение, выглядевшее таким же чуждым, как и построившая его давно исчезнувшая раса, примостилось между двумя скалами — остатками кратера древнего вулкана. И все же, глядя на тянувшуюся вдали остальную часть каменного кольца и ярко-голубые воды Кольцевого озера в четырехстах метрах почти прямо под ним, К’баот признавал, что местные жители, по крайней мере, выбрали неплохое место для строительства своего замка — а может, храма или еще чего-нибудь. Для мастера-джедая он тоже мог стать подходящей обителью, хотя бы потому, что колонисты, похоже, испытывали перед замком благоговейный трепет. К тому же темный остров в центре кратера, придававший озеру кольцеобразную форму, вполне годился на роль тайной посадочной площадки для казавшегося бесконечным потока челноков Трауна.

Но сейчас, когда К’баот стоял на террасе замка, глядя на Кольцевое озеро, мысли его занимали не окружающий пейзаж, не власть и даже не Империя. Он думал о странной вибрации Силы, которую он только что ощутил.

Подобное с ним случалось и раньше, — по крайней мере, так ему казалось. Слишком легко терялось прошлое среди тумана и суеты настоящего. Даже о своем собственном прошлом у него сохранились лишь отрывочные воспоминания и сцены, словно из исторических хроник. Ему казалось, что он помнил, как кто-то пытался объяснить ему, почему так происходит, но объяснение давно затерялось во тьме минувших лет.

Впрочем, это не имело значения — ни воспоминания, ни его собственное прошлое. Он мог призвать Силу когда хотел, и только это было важно. Никто не мог причинить ему вреда или лишить его того, что он имел.

Вот только гранд-адмирал уже его этого лишил. Разве не так?

К’баот окинул взглядом террасу. Да. Да, это был не его дом, не его город, не та планета, которую он выбрал, чтобы переделать под себя и повелевать ею, как своей собственной. Это не был Вейленд, отвоеванный им у темного джедая, которого поставил Император, чтобы охранять сокровищницу в горе Тантисс. Это был Джомарк, где он ждал… кого-то.

Он провел пальцами по длинной белой бороде, пытаясь сосредоточиться. Да, он ждал Люка Скайуокера. К нему должен был прилететь Люк Скайуокер, а потом сестра Люка Скайуокера и ее еще не рожденные близнецы, и всех их он собирался сделать своими последователями. Их пообещал ему гранд-адмирал Траун взамен на его помощь Империи.

К’баот поморщился: оказывать эту самую помощь было не так-то просто. Приходилось основательно сосредоточиваться, строго контролируя свои мысли и чувства, причем достаточно надолго. На Вейленде ничего подобного ему не приходилось делать с тех пор, как он победил императорского Хранителя.

Он улыбнулся. То была великая битва — сражение с Хранителем. Но как он ни пытался вспомнить, подробности ускользали от него, словно соломинки на ветру. Слишком давно это было.

Слишком давно… как и та вибрация Силы.

Пальцы К’баота скользнули под бородой к висевшему на груди медальону. Сжав в руке теплый металл, он попытался заглянуть сквозь туман прошлого. Да, он не ошибся. Та же самая вибрация случалась трижды за последние несколько лет: появлялась, держалась какое-то время, а потом снова исчезала, словно кто-то, кто научился пользоваться Силой, а потом почему-то забыл.

Он этого не понимал. Но это ничем ему не угрожало, а потому не имело значения.

К’баот почувствовал, как на орбиту выходит имперский звездный разрушитель — высоко над облаками, где никто другой на Джомарке не мог его увидеть. Когда наступит ночь, спустится челнок и куда-то его заберет — кажется, на Таанаб, — чтобы помочь организовать очередную из многочисленных атак Империи.

Его вовсе не радовали предстоящие усилия. Но они окупятся с лихвой, когда он получит своих джедаев. Он переделает их по собственному образу и подобию, и они станут его слугами и последователями до конца своих дней.

И тогда даже гранд-адмирал Траун будет вынужден признать, что он, Джорус К’баот, постиг истинный смысл власти.

Глава 2

— Извини, Люк, — прозвучал по связи прерываемый помехами голос Веджа Антиллеса. — Я пытался сделать все, что мог, использовал все связи, какие у меня только были, и даже те, которых не было. Ни в какую. Кто-то из важных шишек отдал приказ, чтобы корабли обороны Слуиса ремонтировались в первую очередь. Пока мы не найдем этого деятеля и не уговорим его сделать для нас исключение, к твоему Х-истребителю никто не притронется.

Люк Скайуокер недовольно поморщился. Четыре часа впустую, и конца не видать, в то время как на Корусанте висит на волоске будущее всей Новой Республики.

— Ты хоть выяснил, как зовут эту важную шишку? — поинтересовался он.

— Даже этого не смог. Все ниточки обрываются на третьем уровне после самих механиков. Продолжаю пытаться, но тут бардак еще тот.

— Обычное дело после крупной имперской атаки, — вздохнул Люк. Он прекрасно понимал, почему слуисси именно таким образом расставили приоритеты, но и сам он собирался отнюдь не на развлекательную прогулку. До Корусанта отсюда было добрых шесть дней полета, и с каждым часом задержки все больше укреплялись позиции политических сил, пытавшихся свергнуть адмирала Акбара. — Попробуй еще, ладно? Мне как-то нужно отсюда выбраться.

— Конечно, — сказал Ведж. — Слушай, я понимаю, что тебя беспокоит происходящее на Корусанте. Но один человек все равно ничем не сможет помочь. Даже если он джедай.

— Знаю, — неохотно согласился Люк. Хан сейчас летел назад, а Лея уже была там… — Просто терпеть не могу сидеть без дела.

— Я тоже. — Ведж слегка понизил голос: — У тебя остается еще один вариант, не забывай.

— Не забуду, — пообещал Люк.

Ему очень хотелось воспользоваться предложением друга, но Люк официально больше не был военнослужащим Новой Республики, а поскольку войска Новой Республики здесь, на верфях, оставались в полной боевой готовности, Ведж рисковал угодить под трибунал, передав свой истребитель типа Х штатскому. Вряд ли советник Борск Фей’лиа и его антиакбаровская группировка стали бы устраивать показательный процесс над столь незначительной персоной, как командир звена истребителей, но — кто знает?

Ведж, естественно, знал все это намного лучше Люка, отчего его предложение становилось еще более щедрым.

— Спасибо, — сказал Люк. — Но думаю, будет лучше для всех, если я просто подожду, пока починят мой корабль. Разве что случится нечто из ряда вон выходящее.

— Ладно. Как там генерал Калриссиан?

— Примерно в том же положении, что и мой истребитель, — сухо ответил Люк. — Все врачи и медицинские дроиды заняты раненными в бою. Извлекать осколки металла и стекла из того, кто не истекает кровью, сейчас не входит в их приоритеты.

— Полагаю, он крайне счастлив.

— Видал его куда счастливее, — заметил Люк. — Пойду попробую еще раз пнуть медиков. Почему бы тебе не заняться тем же самым со слуисскими бюрократами? Если надавим как следует, может, встретимся посредине.

— Ладно, — усмехнулся Ведж. — Поговорим позже.

Связь оборвалась с треском помех.

— Удачи, — тихо добавил Люк, встал из-за общественного пульта связи и направился в сторону медицинского коридора.

Если остальное оборудование на Слуисе пострадало так же, как внутренняя связь, могло пройти немало времени, прежде чем у кого-то дойдут руки поставить на гражданский истребитель типа Х пару новых гиперприводов.

«И все-таки не так уж все мрачно, как могло бы быть», — решил Люк, осторожно пробираясь сквозь спешащие толпы, которые, казалось, двигались сразу во всех направлениях. На Слуисе находилось несколько кораблей Новой Республики, и обслуживавшие их механики могли оказаться сговорчивее самих слуисси и нарушить правила ради бывшего офицера вроде Люка. В самом худшем случае он мог попробовать связаться с Корусантом и выяснить, не ускорит ли как-то процесс Мон Мотма.

Вот только в последнем случае возникала одна проблема: подобная просьба о помощи могла быть воспринята как проявление слабости… а проявлять слабость перед советником Фей’лиа сейчас точно не стоило.

А может, ему просто так казалось. С другой стороны, если он сумеет убедить главу Новой Республики уделить ему внимание, это вполне может выглядеть как свидетельство силы и солидарности.

Люк тряхнул головой, не вполне понимая, что делать. Присущая джедаям способность видеть обе стороны проблемы часто оказывалась весьма полезной, однако политические махинации казались из-за нее еще более запутанными. Еще одна причина, по которой он всегда пытался оставить политику Лее.

Оставалось лишь надеяться, что она сумеет справиться с очередным вызовом.

В медицинском крыле было так же многолюдно, как и в остальной части огромной космической станции Слуис-Ван Центральный, но здесь, по крайней мере, большинство народа спокойно сидело или лежало в сторонке, а не носилось туда-сюда. Пробираясь между креслами и каталками, Люк дошел до большой палаты, переоборудованной в зону ожидания для пациентов второй очереди. Лэндо Калриссиан, весь вид которого выражал нечто среднее между раздражением и скукой, сидел в дальнем углу, прижав одной рукой к груди обезболивающий пакет, а в другой держа одолженный инфопланшет. Когда появился Люк, Лэндо хмуро смотрел на экран.

— Плохие новости? — осведомился Люк.

— Не хуже всего остального, что случилось со мной в последнее время, — ответил Лэндо и бросил планшет на пустое кресло рядом. — Цена на хфредий снова упала. Если она хоть немного не вырастет в ближайшие месяц-два, я потеряю несколько сотен тысяч.

— О да, — согласился Люк. — Это ведь главный продукт, который производит твой комплекс в Кочевом городе?

— Один из нескольких, — поморщился Лэндо. — У нас в достаточной степени многоотраслевое производство, так что в обычных условиях мы ничего не почувствовали бы. Проблема в том, что в последнее время я накапливал запасы, рассчитывая на рост цены. А вышло все совсем наоборот.

Люк подавил улыбку. Лэндо всегда оставался самим собой. Хоть он и стал уважаемым гражданином, ведущим законный бизнес, он никак не мог удержаться от азартной игры.

— Что ж, если это тебе поможет — у меня есть для тебя хорошие новости. Поскольку все корабли, которые пытались похитить имперцы, принадлежали непосредственно Новой Республике, нам не придется проходить всю местную слуисскую бюрократию, чтобы вернуть твои «кроты». Достаточно лишь подать надлежащее заявление военному командующему Республики и отбуксировать их отсюда.

Напряжение немного отпустило Лэндо.

— Отлично, Люк, — сказал он. — Огромное тебе спасибо. Ты понятия не имеешь, через что мне пришлось в свое время пройти, чтобы заполучить эти «кроты». И какой головной болью обернулись бы поиски замены.

Люк лишь отмахнулся:

— Уже хорошо — в этих-то обстоятельствах! Пойду поговорю, может, смогут с тобой побыстрее разобраться. Тебе планшет еще нужен?

— Нет, забирай. Есть какие-то новости насчет твоего истребителя?

— В общем, никаких, — ответил Люк, протягивая руку за планшетом. — Говорят, еще как минимум несколько часов…

Он замолчал, внезапно почувствовав некую перемену в мыслях Лэндо, и мгновение спустя тот внезапно схватил его за рукав.

— Что такое? — удивился Люк.

Лэндо смотрел куда-то в пространство, сосредоточенно морща лоб и принюхиваясь.

— Где ты только что был? — настойчиво спросил он.

— Ходил в главный зал, к общественному пункту связи. — Неожиданно Люк сообразил, что Лэндо не просто принюхивается, а нюхает его рукав. — А что?

— Табак карабабба, — протянул Лэндо. — С добавкой армуду. Не ощущал этого запаха с… — Он сосредоточенно посмотрел на Люка. — Найлс Феррьер. Никаких сомнений.

— Кто такой Найлс Феррьер? — спросил Люк, чувствуя, как сильнее забилось сердце. Тревога Лэндо оказалась заразительной.

— Человек. Высокий, крупного телосложения, — объяснил Лэндо. — Темные волосы, возможно борода, хотя бывает по-разному. Возможно, курит длинную тонкую сигару. Да, конечно, он курил — на тебе остался запах. Не помнишь такого?

— Погоди. — Люк закрыл глаза, собирая внутри себя Силу. В числе прочего Йода научил его и улучшению кратковременной памяти. Быстро промелькнули мысленные образы, следуя в обратном порядке: как он идет к медицинскому крылу, как разговаривает с Веджем, как ищет общественный пункт связи…

Вот он! Человек, в точности соответствующий описанию Лэндо, прошел всего в трех метрах от Люка.

— Есть, — сообщил он Лэндо, фиксируя картинку в памяти.

— Куда он шел?

— Гм… — Люк снова воспроизвел события в памяти. С минуту объект то появлялся в его поле зрения, то пропадал, в конце концов окончательно исчезнув, когда Люк наконец отыскал пункт связи. — Похоже, он и еще несколько человек направлялись в сторону коридора номер шесть.

Лэндо вывел на экран планшета схему станции:

— Коридор номер шесть… Проклятие! — Он встал, бросив на кресло планшет и обезболивающий пакет. — Пошли, нужно проверить.

— Что проверить? — спросил Люк, нагоняя Лэндо, который быстро пробирался к двери сквозь толпу ожидавших своей очереди пациентов. — Кто такой этот Найлс Феррьер?

— Один из лучших угонщиков космических кораблей во всей Галактике, — бросил через плечо Лэндо. — А коридор номер шесть ведет к одной из рабочих площадок для ремонтных бригад. Лучше туда добраться, пока он не спер какой-нибудь кореллианский военный корабль или вроде того и не улетел.

Пройдя через главный зал, они вошли под арку с табличкой «Коридор 6», написанной как изящными слуисскими кариоглифами, так и угловатыми буквами общегалактического языка. К удивлению Люка, казавшиеся вездесущими толпы здесь превратились в тонкий ручеек. Пройдя еще сто метров по коридору, они с Лэндо остались одни.

— Ты говорил, это одна из ремонтных площадок? — уточнил Люк, напрягая свои джедайские чувства. Освещение и оборудование в кабинетах и рабочих помещениях, похоже, функционировало нормально; чувствовалось также присутствие занятых своим делом дроидов. Но больше вокруг не было ни души.

— Да, говорил, — хмуро подтвердил Лэндо. — Судя по схеме, используются также коридоры номер пять и три, но и тут должно быть достаточно оживленно. Вряд ли у тебя найдется лишний бластер?

— Я больше не ношу бластер, — покачал головой Люк. — Может, стоит вызвать службу безопасности?

— Если мы действительно хотим выяснить, что замышляет Феррьер, — незачем. Он уже наверняка подключился к компьютеру станции и системе связи. Стоит вызвать безопасников, и он тут же исчезнет, забившись в какую-нибудь нору. — Он заглянул в одну из открытых дверей. — Феррьер в своем репертуаре. Любимый его трюк — подделать наряд на производство работ так, чтобы в нужном ему месте никого не оказалось…

— Постой, — прервал его Люк. — Кажется, я их чувствую. Шесть человек и двое инородцев, ближайший метрах в двухстах прямо впереди.

— Что за инородцы?

— Не знаю. Никогда таких раньше не встречал.

— Что ж, следи за ними. Представителей других рас в банду Феррьера обычно нанимают за их мускулы. Пошли.

— Может, останешься тут? — предложил Люк, снимая с пояса световой меч. — Не уверен, что сумею тебя защитить, если они решат драться.

— Все-таки рискну. Феррьер меня знает. Возможно, сумею предотвратить драку. К тому же у меня появилась одна идея…

Их отделяло от первого человека метров двадцать, когда Люк ощутил некую перемену в поведении идущей впереди группы.

— Они нас заметили, — прошептал он Лэндо, крепче стиснув световой меч. — Хочешь попробовать с ними поговорить?

— Не знаю, — прошептал в ответ Лэндо, вытянул шею и устремил взгляд в казавшийся пустынным коридор. — Может, стоит подойти поближе…

В одной из дверей возникло какое-то движение, и Люк почувствовал, как пошла волнами Сила.

— Пригнись! — рявкнул он, активировав световой меч. Из рукоятки с шипением вырвался зеленовато-белый клинок и отразил бластерный заряд. — Спрячься за мной! — приказал Люк Лэндо, и в то же мгновение воздух прорезал еще один заряд. Направляемая Силой рука Люка снова подставила под него светящийся клинок. Клинок блокировал третий заряд, за ним четвертый. К ним добавились заряды из другой двери дальше по коридору.

Люк не отступал, чувствуя, как Сила течет по его рукам и телу, создавая странный эффект туннельного зрения: он видел только то, что касалось непосредственно атаки, все прочее же погрузилось в темноту. Присевший за его спиной Лэндо казался лишь туманным пятном, а люди Феррьера — еще туманнее. Крепко стиснув зубы и отдавшись на волю Силы, Люк окинул взглядом коридор в поисках новых угроз.

От стены отделилась странная тень и двинулась вперед.

Люк не верил своим глазам. Тень не обладала ни текстурой, ни какими-либо деталями — лишь слегка расплывающийся силуэт и почти полная чернота. Но она была настоящей… и двигалась прямо в его сторону.

— Лэндо! — крикнул Люк сквозь свист бластерных зарядов. — В пяти метрах от тебя, на сорок градусов влево. Что это?

За его спиной послышался судорожный вздох:

— Никогда такого не видел. Уходим?

Позволив себе слегка ослабить оборону, Люк с некоторым усилием сосредоточился на приближающейся тени. Там действительно что-то было — собственно, один из тех чужих разумов, что он почувствовал раньше. Значит, это кто-то из банды Феррьера…

— Держись рядом, — предупредил он Лэндо. Придется рискнуть: паническим бегством они все равно ничего не добились бы. Медленно и плавно Люк двинулся прямо к тени.

Чужак остановился, явно удивившись, что потенциальная жертва наступает, вместо того чтобы пятиться. Воспользовавшись его мгновенным замешательством, Люк переместился ближе к левой стене коридора. Первый бластер, заряды которого, следуя за Люком, начали приближаться к движущейся тени, внезапно замолчал. Тень слегка изменила форму — Люку показалось, будто она обернулась. Он продолжал двигаться влево, увлекая в сторону тени огонь из второго бластера. Секунду спустя неохотно смолк и он.

— Хорошая работа, — одобрительно прошептал ему на ухо Лэндо. — Теперь моя очередь. Феррьер! — крикнул он, отходя на шаг от Люка. — Это я, Лэндо Калриссиан. Слушай, если хочешь, чтобы твой приятель остался цел, отзови его. Это Люк Скайуокер, рыцарь-джедай. Тот самый парень, который убил Дарта Вейдера.

Естественно, это была не совсем правда, но достаточно близко. В конце концов, Люк действительно победил Вейдера во время их последней дуэли на световых мечах, пусть даже и не решился убить его.

Так или иначе, слова Лэндо произвели впечатление на стоявших в темноте. Люк чувствовал их сомнения и замешательство, а когда он поднял световой меч чуть выше, тень остановилась.

— Как тебя звать?! — крикнул кто-то.

— Лэндо Калриссиан, — повторил Лэндо. — Помнишь ту проваленную операцию на Фретиссе лет десять назад?

— Еще как помню, — мрачно ответил голос. — Чего тебе надо?

— Хочу предложить сделку. Выходи, поговорим.

Секунду поколебавшись, из-за груды сложенных у стены коридора ящиков показался рослый мужчина — тот самый, что запомнился Люку. В зубах он сжимал тлеющую сигару.

— Выходите все, — настаивал Лэндо. — Давай, Феррьер, зови их. Если только всерьез не думаешь, будто можешь спрятать их от джедая.

Феррьер перевел взгляд на Люка.

— Таинственные способности джедаев всегда преувеличивались, — усмехнулся он, но тут же беззвучно пошевелил губами, и из укрытия один за другим вышли пять человек и высокий худой насекомоподобный инородец в зеленой чешуе.

— Вот так-то лучше, — одобрительно кивнул Лэндо, выходя из-за спины Люка. Он махнул рукой в сторону инсектоида. — Это кто, верпин? Должен сказать, в скорости тебе не откажешь, Феррьер. Еще и тридцати часов не прошло, как ушли имперцы, а ты уже тут как тут. Да еще с ручным верпином. Слышал когда-нибудь о верпинах, Люк?

Люк кивнул. Название расы он слышал, хотя внешность чужака была ему незнакома.

— Кажется, это гении по ремонту и монтажу высокотехнологичных устройств?

— И их репутация вполне заслуженна, — подтвердил Лэндо. — Ходят слухи, будто именно они помогли генералу Акбару спроектировать истребитель типа В. Сменил специальность на воровство поврежденных кораблей, Феррьер? Или твой верпин оказался тут случайно?

— Ты говорил про какую-то сделку, — холодно произнес Феррьер. — Я слушаю.

— Сначала я хотел бы знать, имеешь ли ты отношение к нападению на Слуис-Ван, — тем же тоном ответил Лэндо. — Если ты работаешь на Империю — ни о какой сделке не может быть и речи.

Один из членов банды с бластером в руке тихо вздохнул. Люк слегка повел в его сторону световым мечом, и все мысли о героизме тут же исчезли. Феррьер посмотрел на своего сообщника, потом снова на Лэндо.

— Империи нужны корабли, — неохотно проговорил он. — В особенности военные. Они выплачивают приз в двадцать процентов сверх рыночной цены за любой корабль свыше ста тысяч тонн, способный сражаться.

Люк и Лэндо быстро переглянулись.

— Странное требование, — заметил Лэндо. — Они что, потеряли одну из своих верфей? Или еще что?

— Они не говорили, а я не спрашивал, — съязвил Феррьер. — Я бизнесмен и даю клиенту то, чего он хочет. Так будет разговор о сделке или нет?

— Будет, — заверил его Лэндо. — Знаешь, Феррьер, мне кажется, ты угодил в переплет. Мы поймали тебя с поличным на попытке похитить военные корабли Новой Республики. И мы наглядно продемонстрировали, что Люк без особых хлопот может прикончить всех вас. Все, что мне требуется, — свистнуть службу безопасности, и вся ваша братия окажется в исправительной колонии на ближайшие несколько лет.

Неподвижно стоявшая тень шагнула вперед.

— Джедай, может, и выжил бы, — угрюмо проговорил Феррьер. — Но не ты.

— Может, да, а может, и нет, — небрежно дернул плечом Лэндо. — В любом случае — не та ситуация, в которой хотелось бы оказаться бизнесмену вроде тебя. Так что предлагаю сделку: ты немедленно убираешься отсюда, а мы позволяем тебе покинуть систему Слуис-Ван до того, как обратимся к властям.

— Весьма щедро с твоей стороны, — усмехнулся Феррьер. — Так что тебе на самом деле нужно? Чтобы мы отказались от операции? Или просто заплатили тебе?

— Мне не нужны твои деньги, — покачал головой Лэндо. — Я просто хочу, чтобы ты отсюда убрался.

— Не люблю, когда мне угрожают.

— Тогда считай это дружеским предупреждением от бывшего партнера, — жестко проговорил Лэндо. — И советую отнестись к нему всерьез.

С минуту в коридоре слышался лишь слабый гул работающих машин. Люк оставался в боевой стойке, пытаясь прочесть меняющиеся эмоции Феррьера.

— Твоя «сделка» будет стоить нам кучу денег, — наконец сказал Феррьер и перебросил сигару в другой угол рта.

— Понимаю, — согласился Лэндо. — И, хочешь верь, хочешь нет, мне действительно жаль. Но в данный момент Новая Республика не может себе позволить терять корабли. Можешь, однако, попытать счастья в системе Аморисс — я слышал, пиратская банда Каврилху использует ее как базу и им постоянно нужны специалисты по ремонту. — Он оценивающе взглянул на тень. — И дополнительная мускульная сила тоже.

Феррьер проследил за его взглядом:

— Что, понравился мой призрак?

— Призрак? — нахмурился Люк.

— Они называют себя дефелями, — пояснил Феррьер. — Но, думаю, «призраки» подходит им куда лучше. Их тела поглощают весь видимый свет — такой вот возникший в процессе эволюции защитный механизм. — Он пристально взглянул на Люка. — А ты что думаешь насчет этой сделки, джедай? Поборник закона и справедливости?

Люк ожидал подобного вопроса.

— Вы что-нибудь тут украли? — парировал он. — Или совершили еще что-нибудь незаконное, кроме проникновения в компьютер?

— Еще мы обстреляли парочку умников, которые совали свой нос не в свое дело, — усмехнулся Феррьер. — Это считается?

— Раз вы в них не попали, то не считается, — бесстрастно ответил Люк. — Что касается меня — не вижу повода больше вас задерживать.

— Весьма любезно с твоей стороны, — проворчал Феррьер. — Значит, все?

— Все, — кивнул Лэндо. — Да, и еще мне нужен твой хакерский код доступа.

Феррьер обозленно уставился на него, но все же дал знак стоявшему рядом верпину. Высокий зеленый инсектоид молча наклонился и протянул Лэндо пару инфокарт.

— Спасибо, — сказал Лэндо. — Ладно. Даю вам час, чтобы убраться из этой системы, прежде чем мы сообщим властям. Счастливого пути.

— Угу, мы так и сделаем, — пообещал Феррьер. — Рад был повидаться, Калриссиан. Может, в следующий раз и я смогу оказаться тебе полезным.

— Попробуй на Амориссе, — посоветовал Лэндо. — У них наверняка найдется парочка старых синарских патрульных кораблей, от которых ты мог бы их избавить.

Феррьер не ответил. Вся компания, молча прошествовав мимо Лэндо и Люка, направилась назад по пустому коридору, в сторону главного зала.

— Уверен, что стоило говорить ему про Аморисс? — прошептал Люк, глядя им вслед. — Эти корабли, скорее всего, достанутся Империи.

— Ты бы предпочел, чтобы они захватили каламарский звездный крейсер? — возразил Лэндо. — Феррьер наверняка бы с этим справился, особенно в такой суматохе. — Он задумчиво покачал головой. — Интересно, что сейчас происходит в Империи? Какой смысл платить такие деньги за подержанные корабли, если есть возможность построить свои?

— Может, у них какие-то проблемы, — предположил Люк, деактивировал световой меч и вернул его на пояс. — А может, они потеряли один из своих звездных разрушителей, но сумели спасти экипаж, и теперь им нужны корабли, на которые они могли бы его поставить.

— Может быть, — неохотно согласился Лэндо. — Хотя трудно представить катастрофу, после которой корабль не подлежал бы восстановлению, но экипаж остался жив. Что ж, можно сообщить на Корусант. Пусть с этим разбираются горячие головы из разведки.

— Если они все сейчас не заняты политическими играми, — заметил Люк. Если группировка советника Фей’лиа пыталась получить власть и над военной разведкой… Он тут же отбросил эту мысль — лишнее беспокойство сейчас все равно ни к чему хорошему не привело бы. — Так что дальше? Даем Феррьеру час, а потом поделимся этими самыми хакерскими кодами со слуисси?

— Естественно, мы дадим Феррьеру его час, — ответил Лэндо, задумчиво глядя вслед удаляющейся группе. — Но хакерские коды нужны нам для другого. Пока я шел сюда, мне пришло в голову, что если Феррьер с их помощью спровадил рабочих с этого конца станции, то ничто не мешает нам воспользоваться ими, чтобы поставить твой истребитель в начало очереди.

— Точно, — буркнул Люк. Вряд ли джедаю пристало участвовать в не слишком законной деятельности, но в данных обстоятельствах — учитывая ситуацию на Корусанте — нарушение некоторых правил выглядело вполне оправданным. — Когда начнем?

— Прямо сейчас, — объявил Лэндо, и Люк невольно вздрогнул, почувствовав облегчение в его голосе. Лэндо явно опасался, что Люк начнет сомневаться в этичности его предложения. — Если повезет, твой корабль будет готов к полету еще до того, как мне придется отдать эти коды слуисси. Пойдем, нужно найти компьютерный терминал.

Глава 3

— «Сокол Тысячелетия», запрос на посадку принят и подтвержден, — послышался по связи голос начальника службы воздушного контроля Императорского дворца. — Посадочная площадка номер восемь. Советник Органа Соло вас встретит.

— Спасибо, диспетчерская, — ответил Хан Соло, направляя корабль к видневшейся внизу столице Империи и недовольно глядя на угрожающе повисшие над ее окрестностями темные тучи. Он никогда не придавал особого значения дурным предзнаменованиям, но вид этих туч нисколько не улучшал его настроения.

И если уж говорить о чьем-то дурном настроении… Он нажал на кнопку интеркома.

— Приготовься к посадке, — сказал он. — Приближаемся к цели.

— Спасибо, капитан Соло, — раздался в ответ чопорный голос C-3PO, звучавший даже чуть чопорнее обычного, — вероятно, дроид все еще страдал из-за уязвленной гордости. Или что там вместо нее у дроидов?

Раздраженно поморщившись, Хан отключил интерком. Он никогда особо не любил дроидов и пользовался их услугами лишь при крайней необходимости. C-3PO был еще не самым худшим по сравнению с другими… но Хан еще ни разу не проводил шесть дней в гиперпространстве наедине с дроидом.

Он старался изо всех сил — хотя бы потому, что Лее нравился C-3PO и ей наверняка хотелось бы, чтобы они как-то поладили. В первый день полета со Слуис-Вана он позволил C-3PO сидеть вместе с ним в кабине, терпел жеманный голос дроида и героически пытался завести с ним некое подобие беседы. На второй день говорил уже в основном C-3PO, а Хан провел бо́льшую часть времени, занимаясь ремонтом в тесных закоулках корабля, где не хватало места для двоих. C-3PO воспринял это со свойственным ему механическим энтузиазмом и болтал с Ханом, стоя возле служебных люков.

К середине третьего дня Хан категорически запретил дроиду находиться рядом.

Вряд ли Лее это понравилось бы. Но ей понравилось бы еще меньше, если бы он поддался первоначальному искушению и превратил дроида в набор запасных амортизаторов.

«Сокол Тысячелетия» уже опустился ниже облаков, и перед ним возникла чудовищная громада старого Императорского дворца. Слегка накренив корабль, Хан убедился, что восьмая площадка свободна, и сел.

Лея, видимо, ждала под навесом у входа на площадку: когда Хан опустил трап «Сокола Тысячелетия», она уже стояла рядом.

— Хан, — сдавленно проговорила она. — Слава Силе, ты вернулся.

— Привет, дорогая, — ответил он, обнимая ее и стараясь не слишком прижиматься к увеличившемуся животу. Он почувствовал, как напряглись под его руками ее спина и плечи. — И я тоже рад тебя видеть.

Она на мгновение прильнула к нему, затем мягко высвободилась.

— Нам нужно идти.

В коридоре, который вел с площадки, их ждал Чубакка с висевшим наготове на плече арбалетом.

— Привет, Чуи, — кивнул Хан, получив в ответ приветственный рык вуки. — Спасибо, что позаботился о Лее.

Тот проворчал что-то странно-неразборчивое. Хан пристально посмотрел на него, но решил, что сейчас не время вдаваться в подробности их пребывания на Кашиике.

— Что я пропустил? — спросил он у Леи.

— Не так уж много, — ответила она, идя по коридору в сторону дворца. — После первой лавины обвинений Фей’лиа, видимо, решил немного поостыть. Он убедил Совет передать ему часть обязанностей Акбара по внутренней безопасности, но ведет себя скорее как смотритель за порядком, а не как новый администратор. Он также постоянно намекает, что способен взять на себя функции главнокомандующего, но ничего на самом деле для этого не сделал.

— Не хочет поднимать панику, — предположил Хан. — Хватает уже одного обвинения Акбара в измене. Большего могут уже просто не проглотить.

— Мне тоже так кажется, — согласилась Лея. — По крайней мере, у нас есть небольшая передышка, чтобы разобраться в той банковской афере.

— Ага, а в чем там, собственно, дело? Ты сказала только, что во время обычной банковской проверки на одном из счетов Акбара обнаружилась большая сумма денег.

— Оказалось, что это была не просто обычная проверка, — пустилась в объяснения Лея. — В тот день, когда случилась атака на Слуис-Ван, кто-то искусно проник в электронную систему центрального клирингового банка, отчего пострадали несколько крупных счетов. После проверки всех счетов, которые обслуживал банк, выяснилось, что в тот же день был сделан перевод крупной суммы на счет Акбара из центрального банка на Паланхи. Знаешь Паланхи?

— Кто же ее не знает? — мрачно проговорил Хан. — Слишком много о себе возомнившая маленькая планетка на перекрестке торговых путей.

— На которой твердо верят, что при сохранении достаточного нейтралитета они смогут вести выгодные дела с обеими воюющими сторонами, — сказала Лея. — Так или иначе, их центральный банк заявляет, что деньги поступили не с самой Паланхи и их, видимо, просто через него переводили. Пока что проследить их происхождение не удалось.

— Бьюсь об заклад, что у Фей’лиа есть определенные подозрения, откуда они взялись.

— Не у него одного, — вздохнула Лея. — Просто он первым их озвучил, только и всего.

— И заработал себе несколько очков за счет Акбара, — проворчал Хан. — Кстати, куда поместили Акбара? В бывшее тюремное крыло?

Лея покачала головой:

— Пока идет расследование, он в некотором роде под домашним арестом. Еще одно свидетельство, что Фей’лиа старается не слишком ворошить осиное гнездо.

— Или он прекрасно знает, что у него слишком мало доказательств, — возразил Хан. — Что у него еще есть против Акбара, кроме той истории с банком?

— Только едва не случившееся поражение на Слуис-Ване. — Губы Леи тронула едва заметная улыбка. — И в первую очередь — тот факт, что именно Акбар послал туда те военные корабли.

— Верно, — согласился Хан, пытаясь вспомнить старые правила Альянса насчет подозреваемых в преступлениях военных. Насколько он помнил, к находящемуся под домашним арестом офицеру посетителей допускали без особых бюрократических формальностей.

Хотя он вполне мог и ошибаться. Его заставили выучить устав, когда он впервые получил офицерское звание после битвы при Явине. Но к уставам он никогда не относился всерьез.

— Сколько членов Совета на стороне Фей’лиа? — спросил он у Леи.

— Если ты имеешь в виду — однозначно на его стороне, то немногие, — ответила она. — Если же ты про тех, кто склоняется на его сторону… что ж, через минуту сможешь оценить сам.

Хан моргнул. Занятый своими мыслями, он толком не обращал внимания, куда ведет его Лея. Внезапно он понял, что они идут по Большому коридору, связывавшему Зал Совета с намного большим Залом собраний.

— Погоди, — запротестовал он. — Прямо сейчас?

— Извини, Хан, — вздохнула Лея. — На этом настояла Мон Мотма. Ты первый из вернувшихся, кто присутствовал при атаке на Слуис-Ван, и к тебе есть миллион вопросов.

Хан окинул взглядом коридор — высокий куполообразный потолок, витиеватую резьбу на стенах и окна из граненого стекла, ряды невысоких зеленовато-пурпурных деревцев по сторонам. Считалось, что Император лично проектировал Большой коридор, — возможно, именно поэтому Хану здесь никогда не нравилось.

— Так и знал — надо было сперва послать C-3PO, — проворчал он.

Лея взяла его за руку:

— Идем, солдат. Вздохни поглубже и ни о чем не думай. Чуи, подожди лучше здесь.

Обычно Зал Совета напоминал увеличенную версию зала заседаний Внутреннего совета — овальный стол в центре для самих советников и ряды кресел вдоль стен для их помощников. На этот раз, к удивлению Хана, помещение больше походило на огромный зал Галактической Ассамблеи. Кресла стояли аккуратными, уходящими под легким наклоном вверх рядами, и каждого советника окружали его помощники. В передней части зала, ниже всех, в одиночестве сидела Мон Мотма за простой кафедрой, словно учитель в классе.

— Чья это была идея? — прошептал Хан, когда они с Леей направились по боковому проходу к стоявшему рядом со столом Мон Мотмы креслу, напоминавшему место для свидетеля в суде.

— Так распорядилась Мон Мотма, — прошептала в ответ Лея. — Но я почему-то уверена, что идея принадлежала Фей’лиа.

Хан нахмурился. Вряд ли Фей’лиа хотелось таким образом подчеркнуть исключительную роль Мон Мотмы в Совете.

— Не понял.

Лея кивнула в сторону кафедры:

— Он показывает, что Мон Мотма тут главная, — чтобы никто не думал, будто он посягает на ее место. Но при этом, собрав советников и их помощников в небольшие группы, он пытается изолировать советников друг от друга.

— Ясно, — кивнул Хан. — Ну и скользкий же он комок шерсти.

— Это точно. И он намерен выдоить из той истории со Слуис-Ваном все возможное. Сам увидишь.

Они разделились — Лея прошла в первый ряд и села рядом со своей помощницей Винтер. Хан направился к Мон Мотме и ожидавшему его свидетельскому креслу.

— Мне принести присягу или еще что-нибудь? — с ходу осведомился он.

Мон Мотма покачала головой.

— В этом нет необходимости, капитан Соло, — официальным тоном произнесла она. — Прошу садиться. Совет хотел бы задать вам несколько вопросов по поводу недавних событий на верфях Слуис-Вана.

Хан сел. Фей’лиа и его коллеги-ботаны расположились в креслах с Леей. В зале не было пустых мест, наличие которых ясно указывало бы на отсутствие адмирала Акбара со свитой, по крайней мере в первых рядах, где им надлежало находиться. Советники, размещавшиеся в соответствии со своим рангом, видимо, сдвинулись вперед. Еще одна причина, по которой Фей’лиа мог настоять на подобной конфигурации зала: за обычным овальным столом место Акбара могло остаться пустым.

— Прежде всего, капитан Соло, — начала Мон Мотма, — мы хотели бы попросить вас описать вашу роль в событиях на Слуис-Ване. Когда вы туда прибыли, что случилось потом и так далее.

— Мы появились там примерно тогда же, когда разгорелся бой, — начал объяснять Хан. — Незадолго до звездных разрушителей. Мы получили вызов от Веджа — Веджа Антиллеса, командира звена Разбойной эскадрильи, — в котором он сообщал, что на верфях орудуют истребители СИД…

— Прошу прощения? — мягко прервал его Фей’лиа. — Кто это — мы?

Хан посмотрел на ботана — на его фиолетовые глаза, кремового цвета шерсть, ничего не выражающее лицо.

— Мой экипаж состоял из Люка Скайуокера и Лэндо Калриссиана.

Можно подумать, Фей’лиа этого не знал. Всего лишь дешевый трюк, чтобы выбить Хана из колеи.

— Да, и еще двух дроидов. Хотите их серийные номера?

По залу пробежал не слишком веселый смешок, и Хан удовлетворенно заметил, что кремовая шерсть слегка разгладилась.

— Нет, спасибо, — сказал Фей’лиа.

— Разбойная эскадрилья вступила в бой с группой примерно из сорока ИСИД и пятидесяти похищенных «кротов», которые каким-то образом тайком протащили на верфи, — продолжал Хан. — Мы оказали им некоторую помощь истребителями, а затем поняли, что имперцы используют «кротов», чтобы попытаться угнать несколько военных кораблей, вынужденных выполнять функции грузовиков. Нам удалось им помешать. В общем, и все.

— Вы чересчур скромны, капитан Соло, — снова заговорил Фей’лиа. — Судя по полученным нами докладам, именно вам с Калриссианом удалось вдвоем расстроить планы Империи.

Хан собрался с духом. Именно этого он и ждал. Да, им с Лэндо удалось помешать имперцам… вот только для этого им пришлось выжечь центры управления сорока с лишним военных кораблей.

— Прошу прощения, что пришлось повредить корабли, — сказал он, глядя Фей’лиа прямо в глаза. — Или вы предпочли бы, чтобы имперцы получили их целыми и невредимыми?

По шерсти ботана пробежала волна.

— Что вы, капитан Соло, — успокаивающе проговорил он. — Я нисколько не возражаю против ваших методов остановить имперцев, чего бы это ни стоило. У вас не было выбора. И вы, и все остальные прекрасно справились.

Хан нахмурился, почувствовав себя несколько сбитым с толку. Он ожидал, что Фей’лиа попытается обратить случившееся против него. Похоже, он все-таки ошибся в этом ботане.

— Спасибо, советник, — ответил он, не зная, что еще сказать.

— Но из этого никак не следует, что акция Империи и почти одержанная ею победа ничего не значат. — Фей’лиа окинул взглядом зал, и его шерсть пошла волнами в другую сторону. — Напротив, в лучшем случае это свидетельствует о серьезных просчетах со стороны нашего военного командования. В худшем же… это может свидетельствовать об измене.

Хан мрачно усмехнулся. Нет, Фей’лиа остался прежним — он просто решил не тратить впустую прекрасную возможность и бросить обвинения в лицо кому-то другому.

— При всем к вам уважении, советник, — быстро сказал он, — случившееся на Слуис-Ване — не вина адмирала Акбара. Вся операция…

— Прошу прощения, капитан Соло, — прервал его Фей’лиа. — При всем уважении к вам, позвольте заметить, что те военные корабли оказались на Слуис-Ване практически без экипажей и защиты именно потому, что так приказал адмирал Акбар.

— Но это никак нельзя назвать изменой, — упорствовал Хан. — Мы уже знали, что Империя прослушивает нашу связь…

— А кто ответствен за подобные бреши в безопасности? — парировал Фей’лиа. — Опять-таки вся вина лежит на адмирале Акбаре.

— Тогда сами ищите утечку, — бросил Хан. Краем глаза он заметил, как Лея отчаянно качает головой, но был слишком зол для того, чтобы думать об уважительном отношении к кому бы то ни было. — А заодно мне бы хотелось посмотреть, как бы вы сами себя повели, когда ваш противник — имперский гранд-адмирал.

Начавшийся в зале негромкий ропот внезапно смолк.

— Что вы сказали? — переспросила Мон Мотма.

Хан выругался про себя. Он не собирался ничего говорить до того, как у него появится возможность проверить информацию в архивах дворца. Но было уже слишком поздно.

— Империю возглавляет гранд-адмирал, — негромко произнес он. — Я сам его видел.

Наступила гробовая тишина. Первой пришла в себя Мон Мотма.

— Не может быть, — недоверчиво проговорила она. — Мы расправились со всеми гранд-адмиралами.

— Я сам его видел, — повторил Хан.

— Опишите его, — попросил Фей’лиа. — Как он выглядел?

— Он не человек. По крайней мере, не совсем. Внешне похож на человека, но у него бледно-голубая кожа, иссиня-черные волосы и глаза, которые светятся красным. Не знаю, какой он расы.

— Но мы знаем, что Император не любил представителей иных рас, — напомнила Мон Мотма.

Хан взглянул на Лею — та смотрела на него невидящим взглядом, с выражением немого ужаса на лице. Она прекрасно понимала, что это значит.

— Он носил белый мундир, — сказал Хан. — Никто из других имперских офицеров их не носит. И человек, благодаря которому я его увидел, называл его гранд-адмиралом.

— Наверняка какой-то самозванец, повысивший себя в чине, — пренебрежительно заявил Фей’лиа. — Может, обычный адмирал или кто-то из оставшихся моффов, пытающийся собрать вокруг себя остатки Империи. В любом случае к делу это не имеет отношения.

— Не имеет отношения? — переспросил Хан. — Послушайте, советник, кто-то из гранд-адмиралов до сих пор гуляет на свободе…

— Если так, — решительно вмешалась Мон Мотма, — то скоро мы точно это узнаем. А пока что нет особого смысла вести пустые споры. Поручаю отделу информации проверить, не остался ли в живых кто-то из гранд-адмиралов. Мы же продолжим выяснение обстоятельств нападения на Слуис-Ван. — Она посмотрела на Хана, затем повернулась и кивнула Лее. — Советник Органа Соло, можете задавать вопросы.

Адмирал Акбар слегка склонил набок высоколобую, цвета лососины голову, вращая огромными круглыми глазами. Таким Лея еще никогда его не видела. Что это значило у мон-каламари? Удивление? Или, может, страх?

— Гранд-адмирал, — наконец проговорил Акбар еще более хриплым, чем обычно, голосом. — Имперский гранд-адмирал. Да. Это действительно очень многое объясняет.

— На самом деле мы пока не знаем, настоящий ли это гранд-адмирал, — предостерегла его Лея, бросив взгляд на каменное лицо мужа. У самого Хана явно не было в том никаких сомнений. Впрочем, и у нее тоже. — Мон Мотма поручила отделу информации заняться этим вопросом.

— Они ничего не найдут. — Акбар покачал головой уже более по-человечески — как он всегда пытался, когда имел дело с людьми. Что ж, неплохо — это означало, что к нему возвращалось прежнее душевное равновесие. — Как только мы отвоевали у Империи Корусант, я тщательно перетряхнул все их архивы. Там ничего нет, кроме перечня имен гранд-адмиралов и коротких упоминаний о поставленных перед ними задачах.

— Видимо, уничтожили все данные, прежде чем отсюда убраться, — проворчал Хан.

— Или, возможно, там и не было никаких данных, — предположила Лея. — Не забывайте, что это были не просто самые лучшие военачальники, которых только мог найти Император. Он также использовал их, чтобы взять имперские войска под свой личный контроль.

— Так же, как и сам проект «Звезды Смерти», — кивнул Акбар. — Согласен, советник. Пока гранд-адмиралы не интегрировались полностью в военные и политические структуры, не имело никакого смысла публиковать сведения об их личностях. Более того, имело смысл скрывать их.

— Так что, — спросил Хан, — тупик?

— Похоже на то, — согласился Акбар. — Никакой информации, кроме как из текущих источников, нам не получить.

Лея посмотрела на Хана:

— Ты говорил, что был с кем-то еще, когда видел этого гранд-адмирала, но не сказал, как его звали.

— Верно. Не сказал. И не собираюсь. По крайней мере, не сейчас.

Лея нахмурилась, глядя на его ничего не выражающее лицо игрока в сабакк и напрягая все свои недостаточно развитые джедайские чувства в попытке понять, что у него на уме, но безуспешно. «Если бы у меня было побольше времени на тренировки…» — с горечью подумала она. Но все свое время ей приходилось отдавать Совету, а тем более теперь.

— Мон Мотма рано или поздно захочет узнать, — предупредила она.

— И я ей рано или поздно скажу. А пока что это останется нашей маленькой тайной.

— Чтобы потом использовать ее с выгодой для себя?

— Никогда не знаешь, что может случиться. — По лицу Хана пробежала тень. — В любом случае от его имени Совету сейчас не будет никакой пользы. Вся их компания наверняка залегла где-нибудь на дно. Если вообще не попала в руки имперцев.

— Ты не знаешь, как их найти? — спросила Лея.

Хан пожал плечами:

— Я пообещал им освободить из-под ареста корабль. Могу попробовать.

— Делайте все, что в ваших силах, — сказал Акбар. — Вы говорили, что брат советника Органы Соло был с вами на Слуис-Ване?

— Да, сэр. Его гипердвигатель нуждался в ремонте, но он наверняка появится через пару часов. — Хан посмотрел на Лею. — Кстати, надо отправить корабль Лэндо назад на Слуис-Ван.

Акбар издал нечто похожее на сдавленный свист — каламарский эквивалент недовольного ворчания.

— Нам нужно выслушать показания их обоих, — сказал он. — И командира звена Антиллеса тоже. Крайне важно выяснить, каким образом Империя сумела тайком провести столько войск мимо множества датчиков.

Лея бросила взгляд на Хана:

— Судя по предварительному докладу Веджа, они, скорее всего, находились внутри грузовика, трюм которого воспринимался датчиками как пустой.

Акбар закатил глаза:

— Пустой? Не просто нечитаемый, как бывает при отказе датчиков или создании помех?

— Ведж сказал, что трюм был пустой, — ответил Хан. — Он прекрасно знает разницу.

— Пустой… — Акбар слегка обмяк в кресле. — Это может означать лишь одно: Империя наконец создала работающий маскировочный экран.

— Очень на то похоже, — задумчиво кивнула Лея. — Пожалуй, единственная хорошая новость — в их системе, видимо, все еще остались недоработки. Иначе они могли бы просто замаскировать весь свой экспедиционный корпус и разнести верфи на Слуис-Ване в клочья.

— Нет, — покачал массивной головой Акбар. — Об этом, по крайней мере, можно не беспокоиться. От маскировочного экрана в силу самой его природы больше опасности, чем пользы. Датчики замаскированного корабля будут так же беспомощны, как и датчики противника, — по сути, он полностью ослепнет. Что еще хуже — если корабль на ходу, противник может обнаружить его просто по выбросам двигателей.

— Об этом я не подумала, — призналась Лея.

— Уже давно ходили слухи, будто Император разрабатывает маскировочный экран, — продолжал Акбар. — Я много об этом размышлял. — Он фыркнул. — Но даже если учесть его слабые места, утешительного мало. Маскировочный экран в руках гранд-адмирала — действительно опасное оружие, несмотря ни на что. И он найдет способ, как использовать его против нас.

— Он уже его использовал, — буркнул Хан.

— Похоже на то. — Акбар перевел взгляд на Лею. — Вы должны снять с меня эти дурацкие обвинения, советник. Чем скорее, тем лучше. Несмотря на все его амбиции и самоуверенность, советник Фей’лиа не обладает тактическими умениями, которые требуются нам для борьбы со столь серьезной угрозой.

— Мы добьемся вашего освобождения, адмирал, — пообещала Лея, жалея в душе, что не может быть уверена в этом на сто процентов. — Мы уже этим занимаемся.

Послышался робкий стук, и за спиной Леи открылась дверь.

— Прошу прощения, — механическим голосом произнес приземистый дроид G-2RD. — Ваше время истекло.

— Спасибо. — Лея встала, с трудом сдерживая злость. Ей отчаянно хотелось побыть с Акбаром подольше, обсудить с ним новую угрозу со стороны Империи и юридические шаги, которые они могли бы предпринять в его защиту. Но спорить с дроидом не имело никакого смысла, к тому же она могла вообще лишиться права на посещение. Дроиды-охранники имели подобные полномочия, а дроиды серии 2RD отличались особой педантичностью в этом отношении. — Скоро я приду снова, адмирал, — сказала она. — Сегодня вечером или завтра.

— До свидания, советник. — Он слегка поколебался. — И вам до свидания, капитан Соло. Спасибо, что пришли.

— До свидания, адмирал, — ответил Хан.

Они вышли из комнаты и направились по широкому коридору. G-2RD занял позицию у двери.

— Наверняка для него это было тяжко, — заметил Хан.

— Что именно? — спросила Лея.

— Поблагодарить меня за то, что я пришел.

Лея нахмурилась, но лицо его оставалось серьезным.

— Да брось, Хан. Лишь потому, что ты подал в отставку…

— Он считает меня почти изменником, — закончил за нее Хан.

У Леи возникла мысль назвать его параноиком, но она сдержалась.

— Акбар никогда не отличался особым дружелюбием, — сказала она.

Хан покачал головой:

— Я ничего не придумываю, Лея. Спроси как-нибудь Лэндо — к нему Акбар относится точно так же. Стоит тебе уйти из армии, и для Акбара ты превращаешься в плевок тантана.

— Тебе следует понять характер мон-каламари, Хан, — вздохнула Лея. — Они никогда не были воинственной расой, пока Империя не начала порабощать их и разорять их планету. Сам знаешь — их чудесные звездные крейсеры изначально были пассажирскими лайнерами, которые мы помогли переделать в военные корабли. Возможно, он не столько зол на тебя за то, что ты ушел в отставку, сколько чувствует свою вину и вину своего народа за то, что они вообще вступили в войну.

— Даже если их к этому вынудили?

Лея в замешательстве пожала плечами:

— Думаю, каждого, кто вступает в войну, мучит мысль о том, нельзя ли было поступить иначе, — даже когда испробованы все другие возможности. Я сама чувствовала то же самое, когда впервые присоединилась к повстанцам, и, поверь мне, Мон Мотма и Бейл Органа тоже испробовали все возможные пути. А для изначально миролюбивой расы мон-каламари ощущение еще хуже.

— Что ж… может быть, — неохотно согласился Хан. — Просто хотелось бы, чтобы они разобрались с этим сами и оставили в покое остальных.

— Разберутся, — заверила его Лея. — Дай только время.

Хан посмотрел на жену:

— Ты мне так и не сказала, почему вы с Чуи улетели с Кашиика и вернулись сюда.

Лея сжала кулаки. Она знала, что рано или поздно придется рассказать Хану о ее договоре со спецназовцем-ногри Хабарахом. Но коридор Императорского дворца был для этого не слишком подходящим местом.

— Нам не было никакого смысла там оставаться, — ответила она. — На нас опять напали…

— На вас… что?

— Не волнуйся, мы отбились, — успокоила она его. — И я кое о чем договорилась, так что по крайней мере в ближайшую пару недель мне ничего не угрожает. Расскажу позже, в более надежном месте.

Лея ощутила на себе пронизывающий взгляд мужа. Хан явно подозревал, что она что-то от него скрывает. Но он не хуже ее понимал, что есть вещи, о которых не стоит говорить на публике.

— Ладно, — пробормотал он. — Надеюсь лишь, что ты знаешь, что делаешь.

Лея вздрогнула, почувствовав, как шевельнулись внутри ее близнецы — потенциально владеющие Силой… и притом полностью беспомощные.

— Я тоже надеюсь, — прошептала она.

Глава 4

ДЖОРУС К’БАОТ. ЧЕЛОВЕК. РОДИЛСЯ В РЕЙТКАСЕ НА БОРТРАСЕ 3/4/112 ГОДА ПО ДОИМПЕРСКОМУ КАЛЕНДАРЮ.

Люк поморщился, глядя на ползущие по экрану компьютера в старой библиотеке Сената строки. Почему вновь приходящие к власти режимы почти всегда первым делом издают указ о создании новой системы летоисчисления, которую затем применяют ко всем имеющимся историческим сведениям? Так поступила Галактическая Империя, а до нее — Старая Республика. Оставалось лишь надеяться, что Новая Республика не последует их примеру. В истории и без того нелегко было разобраться.

УЧИЛСЯ В УНИВЕРСИТЕТЕ МИРНИКА С 4/6/95 ПО 32/4/90 ПО ДК. ПОСЕЩАЛ ЦЕНТР ПОДГОТОВКИ ДЖЕДАЕВ НА КАМПАРАСЕ С 15/2/90 ПО 33/8/88 ПО ДК, НАЧАЛ ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ОБУЧЕНИЕ ДЖЕДАЯ 9/88 ПО ДК. ИНСТРУКТОР НЕИЗВЕСТЕН. ПРИСВОЕН ТИТУЛ РЫЦАРЯ-ДЖЕДАЯ 6/3/86 ПО ДК. ОФИЦИАЛЬНО ПРИОБРЕЛ ТИТУЛ МАСТЕРА-ДЖЕДАЯ 3/4/74 ПО ДК. КОНЕЦ СВОДКИ. ДАЛЬНЕЙШИЕ ПОДРОБНОСТИ ОБУЧЕНИЯ И ПОДГОТОВКИ?

— Нет, — хмуро сказал Люк. К’баот приобрел титул мастера-джедая? Люку всегда казалось, что этот титул, как и звание рыцаря-джедая, присваивался сообществом джедаев и никто не мог сам провозгласить себя таковым. — Покажи мне основные моменты его джедайской биографии.

УЧАСТНИК НАБЛЮДАТЕЛЬНОЙ ГРУППЫ ПО ДЕМИЛИТАРИЗАЦИИ НА АНДО С 8/82 ПО 7/71 ПО ДК. ЧЛЕН КОНСУЛЬТАТИВНОГО КОМИТЕТА СЕНАТА ПО МЕЖРАСОВОМУ ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ С 9/81 ПО 6/79 ПО ДК. ЛИЧНЫЙ СОВЕТНИК-ДЖЕДАЙ СЕНАТОРА ПАЛПАТИНА С 6/79 ПО 5/77…

— Стоп, — приказал Люк, почувствовав внезапно пробежавшую по спине дрожь. Советник-джедай сенатора Палпатина? — Подробнее о службе К’баота у сенатора Палпатина.

Компьютер, казалось, на мгновение задумался.

ИНФОРМАЦИЯ НЕДОСТУПНА, — последовал наконец ответ.

Люк вздохнул, но поделать он ничего не мог.

— Продолжай.

УЧАСТНИК ПОДАВЛЕНИЯ ВОССТАНИЯ ТЕМНЫХ ДЖЕДАЕВ НА БПФАСШЕ С 7/77 ПО 1/74 ПО ДК. ОКАЗЫВАЛ ПОМОЩЬ В РАЗРЕШЕНИИ СПОРА О ПРЕСТОЛОНАСЛЕДИИ НА АЛДЕРААНЕ 11/70 ПО ДК. ОКАЗЫВАЛ ПОМОЩЬ МАСТЕРУ-ДЖЕДАЮ ТРА’С МИНСУ В МИРНЫХ ПЕРЕГОВОРАХ ВО ВРЕМЯ ДУИНОГВУИНГОТАЛЬСКОГО КОНФЛИКТА С 1/68 ПО 4/66 ПО ДК. НАЗНАЧЕН СЕНАТОМ НА ДОЛЖНОСТЬ ПОСЛА В СЕКТОРЕ КСАППИ 21/8/62 ПО ДК. СЫГРАЛ ВАЖНУЮ РОЛЬ В УТВЕРЖДЕНИИ И ФИНАНСИРОВАНИИ СЕНАТОМ ПРОЕКТА «СВЕРХДАЛЬНИЙ ПЕРЕЛЕТ». НАЗНАЧЕН ДЛЯ УЧАСТИЯ В ПРОЕКТЕ В ЧИСЛЕ ШЕСТИ МАСТЕРОВ-ДЖЕДАЕВ 7/7/65 ПО ДК. ПОСЛЕ СТАРТА ПРОЕКТА С МАЛОЙ ЯГИ 1/4/64 ИНФОРМАЦИЯ ОТСУТСТВУЕТ. КОНЕЦ СВОДКИ. ПРОДОЛЖАТЬ?

Люк откинулся в кресле, задумчиво глядя на дисплей. Значит, К’баот когда-то не только был советником человека, позже провозгласившего себя Императором, но и участвовал в сражении с темными джедаями из сектора Слуиса, о котором ему рассказывала Лея. Один из тех, кто прожил достаточно долго, чтобы вступить в бой с мастером Йодой на Дагобе…

За его спиной послышались мягкие шаги.

— Коммандер?

— Привет, Винтер, — не оборачиваясь, отозвался Люк. — Ищешь меня?

— Да, — ответила Винтер, подходя ближе. — Принцесса Лея хотела бы с вами увидеться, когда вы закончите. — Она кивнула на дисплей, проведя рукой по шелковистым светлым волосам. — Опять изучаете джедаев?

— Вроде того, — сказал Люк, вставляя инфокарту в слот терминала. — Компьютер, сделай полную копию сведений о мастере-джедае Джорусе К’Баоте.

— Джорус К’Баот, — задумчиво повторила Винтер. — Это не он участвовал в заварушке из-за престолонаследия на Алдераане?

— Тут именно так и говорится, — кивнул Люк. — Ты что-нибудь об этом знаешь?

— Не больше, чем любой другой алдераанец, — ответила Винтер. Как бы она ни владела собой, в голосе ее чувствовалась боль, и Люк вдруг понял, что сочувствует ей. Он знал, что для Леи гибель Алдераана и потеря семьи стали страшным ударом, но боль постепенно проходила, превращаясь в смутные воспоминания. Для Винтер же, отличавшейся идеальной и неизгладимой памятью, эта боль оставалась вечной. — Вопрос заключался в том, кто должен унаследовать титул вице-короля — отец Бейла Органы или кто-то из других родственников, — продолжала она. — После того, как третье голосование закончилось ничем, пришлось обратиться к Сенату за разрешением спора. К’баот был одним из членов посланной в Сенат делегации, которой потребовалось меньше месяца, чтобы решить, что титул по праву принадлежит семейству Органа.

— Ты когда-нибудь видела изображения К’баота? — спросил Люк.

Винтер задумалась.

— В архивах была групповая голограмма всей делегации, — сказала она. — К’баот был… примерно среднего роста и телосложения, довольно мускулистый — помню, мне показалось это несколько странным для джедая. — Она взглянула на Люка, слегка покраснев. — Прошу прощения, не хотела вас обидеть.

— Ничего страшного, — успокоил ее Люк. Заблуждение было достаточно распространенным — многие отчего-то считали, что владение Силой не требует от джедая особого физического развития. Люку самому потребовалось несколько лет, чтобы по-настоящему оценить, насколько умение управлять телом связано с умением управлять разумом. — Что еще?

— У него были волосы с проседью и короткая, аккуратно подстриженная бородка, — продолжала Винтер. — Он носил ту же коричневую мантию и белую рубашку, которые, похоже, предпочитали многие джедаи. Во всем остальном — ничего особо примечательного.

Люк потер подбородок:

— Сколько ему на вид было лет?

— Ну… я бы сказала, где-то около сорока. Может, плюс-минус пять лет. Возраст по изображению всегда сложно точно определить.

— Вполне сходится с информацией. — Люк вытащил инфокарту из слота. Но если эти сведения верны… — Ты говорила, Лея хотела меня видеть? — спросил он и поднялся.

— Если вы не против. Она у себя в кабинете.

— Ладно, пошли.

Выйдя из библиотеки, они направились по коридору, соединявшему архивное крыло с залами Совета и Сената.

— Ты что-нибудь знаешь о планете Бортрас? — спросил Люк у Винтер. — В частности, продолжительность жизни ее обитателей?

Винтер ненадолго задумалась.

— Никогда ничего на эту тему не читала. А что?

Люк поколебался, но, каким бы образом имперцы ни получали информацию из святая святых Новой Республики, Винтер точно была вне подозрений.

— Проблема в том, что если этот предполагаемый джедай на Джомарке действительно Джорус К’баот, ему сейчас должно быть больше ста лет. Я знаю, что некоторые расы живут и дольше, но он вроде как человек.

Винтер пожала плечами.

— Из обычной продолжительности жизни всегда бывают исключения, — заметила она. — Возможно, у джедаев есть методики, позволяющие ее продлевать.

Люк задумался. Он знал, что такое возможно. Йода точно прожил долгую жизнь, порядка девятисот лет — а, как правило, представители низкорослых рас обычно жили меньше более крупных. Но «обычно» вовсе не означало «всегда», а Люку после долгих поисков так и не удалось выяснить, к какой расе принадлежал Йода. Возможно, стоило попытаться узнать, как долго прожил Император.

— То есть вы считаете, что Джорус К’баот жив? — вернула его к реальности Винтер.

Люк огляделся. Они уже дошли до Большого коридора, который из-за своего расположения обычно кишел разношерстными созданиями. Но сегодня он был почти пуст, не считая нескольких небольших групп людей и представителей иных рас, которые стояли слишком далеко, чтобы суметь их подслушать.

— Когда я был на Нкллоне, у меня произошел короткий мысленный контакт с другим джедаем, — признался Люк, понизив голос. — Потом Лея рассказала мне, что, по слухам, К’баота видели на Джомарке. Не знаю, какие еще выводы можно сделать.

Винтер молчала.

— Есть что сказать? — спросил Люк.

Она пожала плечами:

— Все, что касается джедаев и Силы, не входит в сферу моего личного опыта, коммандер. Я действительно ничего не могу сказать по этому поводу. Но… должна заметить, что у меня сложилось довольно скептическое впечатление о К’баоте, судя по тому, что известно о нем из алдераанской истории.

— Почему?

— Всего лишь впечатление, — подчеркнула Винтер. — Я бы даже об этом не упомянула, если бы вы не спросили. К’баот показался мне человеком, который готов ввязаться во что угодно. Из тех, кто хочет просто быть на виду, даже если ничем не может помочь.

Они прошли мимо одного из зеленовато-пурпурных деревьев ч’хала, росших по обеим сторонам Большого коридора, — настолько близко, что Люк смог различить переливающийся муаровый узор под тонкой корой.

— Пожалуй, вполне соответствует тому, что я читал, — согласился он, проводя пальцем по стройному стволу. Муаровый узор взорвался ярко-красным, описывая спираль вокруг ствола и меняя цвет, пока снова не стал пурпурным. — Не знаю, известно ли тебе, но он, похоже, сам повысил себя из рыцарей-джедаев в мастера. Тщеславия ему точно не занимать.

— Что верно, то верно. Хотя, когда он был на Алдераане, никто, похоже, не оспаривал его титула. Однако мне кажется, что человек, которому нравится постоянно быть на виду, вряд ли избегал бы участия в войне с Империей.

— Правильно кажется, — заметил Люк, глядя, как на стволе, до которого он дотронулся, гаснет последнее красное пятно. Совсем как тот контакт с таинственным джедаем — недолгий и исчезнувший без следа. Может, К’баот больше не в состоянии был в полной мере управлять своими способностями? — Еще вопрос: что ты знаешь о том проекте «Сверхдальний Перелет», который готовила Старая Республика?

— Почти ничего, — сосредоточенно хмурясь, ответила Винтер. — Насколько известно, это была попытка поиска жизни за пределами Галактики, но весь проект был настолько окутан тайной, что о подробностях никогда не сообщалось. Не уверена даже, стартовал ли он вообще.

— Судя по сведениям в архивах — стартовал. — Люк коснулся очередного дерева ч’хала, тотчас же вспыхнувшего красным. — Там также говорится, что К’баот участвовал в этом проекте. Значит ли это, что он должен был лететь с ними?

— Не знаю. Ходили слухи, будто с ними должны были отправиться несколько мастеров-джедаев, но опять-таки это ничем официально не подтверждено. — Винтер искоса взглянула на Люка. — Думаете, именно поэтому он не принял участия в Восстании?

— Возможно, — кивнул Люк. — Естественно, в связи с этим возникают новые вопросы. Например, что с ними случилось и как он вернулся?

— Полагаю, — Винтер пожала плечами, — есть только один способ выяснить.

— Ну да, ну да. — Люк коснулся последнего дерева. — Полететь на Джомарк и спросить его самого. Видимо, так мне и придется сделать.

Кабинет Леи находился там же, где и другие помещения Внутреннего совета, — рядом с поперечным переходом, соединявшим Большой коридор с более скромным залом собраний Внутреннего совета. Войдя в приемную, Люк и Винтер увидели знакомую фигуру.

— Привет, C-3PO, — сказал Люк.

— Мастер Люк, как я рад снова вас видеть! — восторженно воскликнул золотистый дроид. — Надеюсь, у вас все хорошо?

— Все прекрасно, — ответил Люк. — Кстати, R2-D2 просил передать тебе привет. Сейчас он в космопорту, помогает с техобслуживанием моего истребителя, но вечером я приведу его обратно. Сможешь с ним увидеться.

— Спасибо, сэр. — C-3PO слегка наклонил голову, словно внезапно вспомнив, что должен играть роль секретаря. — Принцесса Лея и остальные ждут вас, — сообщил он, коснувшись кнопки открытия внутренней двери. — Входите, пожалуйста.

— Спасибо, — с серьезным видом кивнул Люк. Сколь бы забавно ни выглядел в данной ситуации C-3PO, в нем чувствовалось некое присущее ему изначально достоинство, которое Люк обычно старался уважать. — Дай знать, если придет кто-то еще.

— Конечно, сэр, — ответил C-3PO.

Войдя в кабинет, они увидели Лею и Хана, которые о чем-то тихо переговаривались, глядя на компьютерный дисплей на столе Леи. Сидевший возле двери с арбалетом на коленях Чубакка приветственно рыкнул.

— А, вот и ты, Люк, — сказала Лея, оторвавшись от экрана. — Спасибо, что пришел. — Она посмотрела на Винтер. — Пока все, Винтер.

— Да, ваше высочество, — кивнула Винтер и со свойственной ей грацией выскользнула за дверь.

Люк взглянул на Хана:

— Я слышал, ты вчера сбросил на Совет термическую бомбу удвоенной мощности?

— Пытался, — поморщился Хан. — Вот только никто мне толком не поверил.

— Один из тех случаев, когда политики предпочитают принять желаемое за действительное, — сказала Лея. — Никому не хочется верить, что мы каким-то образом упустили кого-то из имперских гранд-адмиралов.

— Больше похоже на сознательное отрицание, чем на принятие желаемого за действительное, — заметил Люк. — Или у них есть другая теория насчет того, как мы настолько легко дали поймать себя в ловушку на Слуис-Ване?

— Некоторые говорят, что виной тому предательство Акбара, — вздохнула Лея.

— Ах вот как, — пробормотал Люк. Вот, значит, на чем основывался план Фей’лиа… — Подробностей я пока не слышал.

— Фей’лиа еще не раскрыл все карты, — брюзгливо отметил Хан. — Хоть он и заявляет, что старается играть честно, мне кажется, он просто не хочет пока чересчур раскачивать все стабилизаторы сразу.

Люк хмуро посмотрел на него. Отчего-то выражение лица друга не слишком ему нравилось…

— Уверен, что ничего больше? — спросил он.

Хан и Лея переглянулись.

— Может, и еще кое-что, — сказал Хан. — Слишком уж быстро после нападения на Слуис-Ван Фей’лиа обвинил Акбара во всех грехах. Либо он величайший конъюнктурщик всех времен…

— Нам уже известно, что так оно и есть, — вставила Лея.

–…либо, — хмуро продолжал Хан, — он заранее знал, что случится.

Люк посмотрел на Лею, на ее напряженное лицо…

— Ты понимаешь, что говоришь? — тихо спросил он. — Ты обвиняешь члена Совета в том, что он агент Империи?

Он ощутил сомнения Леи, но Хан даже не дрогнул:

— Угу. Разве не в том же самом он обвиняет Акбара?

— Проблема во времени, Хан, — терпеливо проговорила Лея. — Я уже пыталась объяснить. Если мы сейчас в чем-либо обвиним Фей’лиа, это будет выглядеть так, будто мы пытаемся снять подозрения с Акбара, обратив обвинения Фей’лиа против него самого. Даже если это правда — в чем я сомневаюсь, — любой воспримет нашу попытку как некий дешевый и достаточно бессмысленный трюк.

— Может, именно потому он так спешил указать на Акбара? — возразил Хан. — Чтобы мы не смогли обвинить в том же самом его? Тебе это не приходило в голову?

— Приходило. Увы, ситуация от этого не меняется. Пока мы не снимем обвинения с Акбара, мы не можем ни в чем обвинить Фей’лиа.

— Да брось, Лея, — фыркнул Хан. — Сейчас не до хороших манер в политике. Речь идет о выживании Новой Республики.

— Которая может из-за этого развалиться без единого выстрела, — горячо возразила Лея. — Сам подумай, Хан, все до сих пор держится лишь на надежде и упаковочной ленте. Хватит нескольких безумных обвинений, чтобы половина рас из старого Альянса повстанцев решила выйти из игры и пойти своим путем.

Люк кашлянул:

— Если позволите…

Все посмотрели на него, и повисшее в воздухе напряжение чуть разрядилось.

— Конечно. Давай, что там у тебя? — спросил Хан.

— Думаю, все мы согласимся, каковы бы ни были планы или возможные спонсоры Фей’лиа, он явно что-то замышляет, — сказал Люк. — Возможно, стоило бы выяснить, что именно. Лея, что нам известно о Фей’лиа?

Лея пожала плечами:

— Он, естественно, ботан, хотя вырос на ботанской колонии Котлис, а не на самой Ботавуи. Присоединился к Альянсу повстанцев сразу после битвы при Явине, вместе с довольно большой группой других ботанов. В основном они занимались поддержкой и разведкой, хотя иногда участвовали и в боевых действиях. До вступления в Альянс вел разнообразный межзвездный бизнес: поставки грузов, торговля, горные разработки и прочее. Наверняка чем-то из этого занимается и до сих пор, но не знаю, чем именно.

— У нас есть об этом данные? — спросил Люк.

Лея покачала головой:

— Я просматривала его досье пять раз и проверила все прочие упоминания о нем, какие только смогла найти. Ничего.

— Значит, с этого и стоит начать, — решил Хан. — Тайный бизнес чистым не бывает.

— Галактика большая, Хан, — терпеливо вздохнула Лея. — Мы даже не знаем, с чего начинать поиски.

— Думаю, можно вычислить. Ты говорила, ботаны участвовали в боевых действиях после Явина. Где?

— Где угодно, — нахмурилась Лея. Развернув к себе компьютер, она ввела команду. — Посмотрим…

— Можешь пропустить все сражения, в которых они участвовали по приказу, — посоветовал Хан. — Или где они были лишь частью больших войск, состоявших из многих рас. Мне нужны только те, в которых принимала участие лишь горстка соплеменников Фей’лиа, причем добровольно.

Судя по лицу Леи, она не могла понять, к чему клонит Хан, как, впрочем, и Люк. Но она все же молча ввела все параметры.

— Так… похоже, единственное, что полностью подходит, — короткий, но жестокий бой у Нового Кова в секторе Чурба. Четыре ботанских корабля атаковали выслеживавший что-то в окрестностях системы звездный разрушитель типа «Победа», отвлекая его, пока им на помощь не пришел звездный крейсер.

— Новый Ков? — задумчиво переспросил Хан. — Эта система где-нибудь упоминалась в связи с бизнесом Фей’лиа?

— Гм… нет.

— Отлично, — кивнул Хан. — С нее и начнем.

Лея непонимающе взглянула на Люка:

— Я что-то пропустила?

— Да ладно, Лея, — усмехнулся Хан. — Ты сама говорила, что ботаны при любой возможности избегают настоящей войны. Они не стали бы атаковать звездный разрушитель типа «Победа» у Нового Кова просто ради забавы. Они что-то защищали.

— По-моему, ты преувеличиваешь, — нахмурилась Лея.

— Может быть, — не стал спорить Хан. — А может, и нет. Что, если Фей’лиа, а не имперцы, тайком перевел те деньги на счет Акбара? Сделать перевод через Паланхи из сектора Чурба всяко проще, чем из любой имперской системы.

— Мы опять приходим к обвинению Фей’лиа в том, что он имперский агент, — предупредил Люк.

— Не обязательно, — возразил Хан. — Возможно, выбор времени для перевода денег — лишь случайность. Или, скажем, кто-то из ботанов пронюхал о намерениях Империи, и Фей’лиа решил этим воспользоваться, чтобы свалить Акбара.

Лея покачала головой:

— Мы все равно не можем представить ничего из этого Совету.

— Я ничего не собираюсь представлять Совету, — заявил Хан. — Я собираюсь взять с собой Люка, полететь на Новый Ков и выяснить все самим. Без лишнего шума.

Лея посмотрела на Люка, и в глазах ее застыл незаданный вопрос.

— От меня здесь все равно никакого толку, — сказал Люк. — В любом случае стоит попробовать.

— Ладно, — вздохнула Лея. — Только никому ни слова.

Хан натянуто улыбнулся:

— Уж мне-то можешь поверить. — Он взглянул на Люка. — Готов?

— Прямо сейчас? — моргнул Люк.

— Конечно, почему бы и нет? Политические вопросы Лея и сама решит.

Внезапно Люк ощутил охватившую Лею тревогу. Взгляды их встретились, и он понял, что она умоляет его молчать. «Что случилось?» — мысленно спросил он.

Ответа он так и не получил: все, что хотела сохранить в тайне Лея, прорычал сидевший у дверей Чубакка.

Хан уставился на жену с отвисшей челюстью.

— Что ты пообещала? — выдохнул он.

Лея судорожно сглотнула:

— Хан, у меня не было выбора.

— Не было выбора? Значит, не было? Я дам тебе выбор — ты никуда не летишь.

— Хан…

— Прошу прощения, — вмешался Люк и встал. — Мне надо пойти проверить, что с моим истребителем. Увидимся позже.

— Конечно, — буркнул Хан, не глядя на него.

Люк шагнул к двери, поймав взгляд Чубакки и кивнув в сторону приемной. Вуки явно уже сам пришел к такому же выводу. Тяжело поднявшись, он последовал за Люком.

Дверь за ними закрылась. Хан с Леей долго молча смотрели друг на друга.

— Я должна лететь, Хан, — тихо сказала Лея. — Я пообещала Хабараху встретиться с ним. Понимаешь?

— Нет, не понимаю, — с трудом сдерживая гнев, возразил Хан. К нему вернулся изматывающий душу страх, который он испытал после случившегося на Бпфасше, — страх за Лею и близнецов. Его сына и дочь… — Эти, как их там…

— Ногри, — подсказала она.

–…эти ногри уже несколько месяцев за тобой охотятся. Помнишь Бпфасш и тот поддельный «Сокол Тысячелетия», на который они пытались нас заманить? И еще раньше, на Биммисаари, когда они едва не схватили нас прямо посреди рынка? Если бы не Люк и Чуи, у них все получилось бы. Это серьезные ребята, Лея. И теперь ты мне говоришь, что хочешь в одиночку лететь на их планету? Можешь с тем же успехом сама сдаться Империи и сэкономить время.

— Если бы я так считала, я не полетела бы, — упорствовала она. — Хабарах знает, что я дочь Дарта Вейдера, и отчего-то это для них крайне важно. Возможно, я смогу воспользоваться этим, чтобы привлечь их на нашу сторону. В любом случае я должна попытаться.

— Это что, какие-то дурацкие джедайские штучки? — Хан фыркнул. — Люк тоже постоянно во что-то ввязывался из чисто благородных побуждений.

Лея положила ладонь ему на руку.

— Хан… Я знаю, это рискованно, — тихо сказала она. — Но, возможно, это единственный наш шанс. Хабарах говорил, что ногри нуждаются в помощи. Если я смогу дать им эту помощь — если смогу убедить их перейти на нашу сторону, — у нас станет одним врагом меньше. — Она на мгновение умолкла. — И я не могу постоянно пребывать в бегах.

— А что насчет близнецов?

Хан с мрачным удовлетворением заметил, как она вздрогнула.

— Знаю, — ответила Лея, положив руку на живот и ощутив дрожь во всем теле. — Но какова альтернатива? Запереть их в какой-нибудь башне во дворце и поставить вокруг стражу из вуки? У них никогда не будет шанса на нормальную жизнь, пока ногри пытаются их у нас отобрать.

Хан заскрежетал зубами. Значит, она знала. Теперь он не сомневался: Лея знала, что все это время Империя охотилась за ее нерожденными детьми.

И, зная это, она все равно хотела встретиться с агентами Империи.

Он долго смотрел на нее, вглядываясь в лицо той, которую так сильно полюбил за прошедшие годы, и вспоминая образы прошлого: юношескую решимость на ее лице, когда в пылу сражения она выхватила у Люка бластерную винтовку и проложила им путь к бегству в мусорную шахту на «Звезде Смерти»; ее голос, когда в минуту смертельной опасности она помогала ему, ослепшему, дрожащему и ничего не соображающему после гибернации, выбраться из дворца Джаббы; уже более взрослую решимость и полный боли взгляд, когда, будучи ранена возле бункера на Эндоре, она все же собрала все оставшиеся силы и хладнокровно пристрелила двух штурмовиков за спиной Хана.

И еще он вспомнил, что именно тогда понял: как бы он ни пытался, он никогда не сумеет полностью защитить ее от всех опасностей и рисков вселенной. Ибо как бы он ее ни любил и сколько бы себя он ей ни отдавал, ей этого никогда не хватит. Круг ее забот был намного шире, и в него входили не только он и она сама, но и все живые существа Галактики.

Попытаться лишить ее всего этого, силой или даже убеждением, значило лишить ее частицы души. И частицы того, во что он в свое время в первую очередь влюбился.

— Я хотя бы могу полететь с тобой? — негромко попросил он.

Лея погладила мужа по щеке, благодарно улыбаясь сквозь внезапно подступившие слезы.

— Я пообещала, что прилечу одна, — сдавленно прошептала она. — Не беспокойся. Все будет хорошо.

— Конечно. — Хан резко поднялся. — Что ж, если решила лететь — лети. Пойдем, помогу тебе подготовить «Сокол Тысячелетия».

— «Сокол Тысячелетия»? — переспросила она. — Но я думала, ты собирался на Новый Ков.

— Возьму корабль Лэндо, — бросил Хан через плечо, направляясь к двери. — Все равно мне нужно его ему вернуть.

— Но…

— Не спорь, — отрезал он. — Если у этого твоего ногри есть на уме что-то еще помимо разговоров, у тебя будет куда больше шансов на «Соколе Тысячелетия», чем на «Госпоже Удаче».

Открыв дверь, он шагнул в приемную… и замер. Стоя прямо между ним и дверью, на него яростно смотрел Чубакка, похожий на гигантскую волосатую грозовую тучу.

— Что? — спросил Хан.

Ответ вуки был коротким, резким и весьма доходчивым.

— Что ж, мне это тоже не нравится, — бесстрастно произнес Хан. — Предлагаешь мне где-нибудь запереть ее?

Он почувствовал, как сзади подошла Лея.

— Со мной ничего не случится, Чуи, — заверила она его. — В самом деле.

Чубакка снова зарычал, ясно давая понять, что он думает о ее словах.

— Если есть предложения — готов выслушать, — сказал Хан.

Предложения нашлись, что было вовсе не удивительно.

— Извини, Чуи, — вздохнула Лея. — Я пообещала Хабараху, что прилечу одна.

Чубакка возмущенно тряхнул головой, скаля зубы, и прорычал свое мнение.

— Ему это не нравится, — дипломатично перевел Хан.

— Я поняла суть, спасибо, — кивнула Лея. — Слушайте, вы двое, я в последний раз…

Рык Чубакки заставил ее отскочить на полметра назад.

— Знаешь, дорогая, — сказал Хан, — мне кажется, тебе все-таки стоит позволить ему полететь с тобой. По крайней мере, до места встречи, — быстро добавил он, заметив ее гневный взгляд. — Ты же знаешь, насколько серьезно вуки относятся к пожизненным обязательствам. Да и пилот тебе все равно нужен.

На секунду он почувствовал в ее взгляде желание возразить, что она сама прекрасно умеет пилотировать «Сокол Тысячелетия». Но только на секунду.

— Ладно, — вздохнула она. — Полагаю, Хабарах не станет возражать. Но как только мы окажемся в месте встречи, Чуи, будешь делать то, что я скажу, нравится тебе это или нет. Договорились?

Немного подумав, вуки утвердительно рыкнул.

— Вот и хорошо, — с облегчением сказала Лея. — Тогда пошли. C-3PO?

— Да, ваше высочество? — неуверенно откликнулся дроид. До сих пор ему хватало ума тихо сидеть за столом в приемной и не вмешиваться в дискуссию. Хан решил, что его поведение явно улучшилось. Возможно, стоило почаще давать Чубакке возможность показать себя в гневе.

— Ты тоже полетишь со мной, — сказала дроиду Лея. — Хабарах неплохо говорит на общегалактическом, но насчет остальных ногри я ничего не знаю, а мне не хочется зависеть от их переводчиков.

— Конечно, ваше высочество. — C-3PO слегка склонил голову.

— Хорошо. — Лея повернулась к Хану и провела языком по губам. — Ну что, пойдем?

Он еще многое мог бы — и хотел — ей сказать. Но произнес в итоге лишь одно:

— Пойдем.

Глава 5

— Ты уж меня извини, — небрежно проговорила Мара, закончив подключать последние провода к пульту связи, — но для убежища тут чересчур воняет.

Каррд пожал плечами, достал из ящика комплект датчиков и поставил его на стол рядом с прочим оборудованием.

— Согласен, это не Миркр, — кивнул он. — С другой стороны, у этой планеты есть свои преимущества. Кто станет искать логово контрабандистов посреди болота?

— Я не про то, где мы оставили корабль, — пояснила Мара, устроив поудобнее маленький бластер в кобуре, спрятанной в рукаве на левом предплечье. — Я имею в виду то место, где мы находимся сейчас.

— А, ты про это. — Каррд посмотрел в окно. — Ну, не знаю. Может, тут слегка многолюдно, но это тоже имеет свои положительные стороны.

— Слегка многолюдно? — переспросила Мара, тоже глядя в окно на аккуратный ряд кремово-белых зданий в пяти метрах от них и толпы спешащих куда-то людей и представителей иных рас в ярких одеждах. — По-твоему, это можно назвать «слегка»?

— Успокойся, Мара. Когда на планете пригодны для жизни лишь несколько долин, естественно, там будет многолюдно. Здешний народ к этому привык и научился уважать чужое личное пространство. Впрочем, даже если у них возникнет желание сунуть нос в наши дела, толку все равно не будет.

— От хорошего датчика не защитишься зеркальным стеклом, — возразила Мара. — А толпа — хорошее прикрытие для имперских шпионов.

— Имперцы понятия не имеют, где мы. — Каррд замолчал и странно посмотрел на нее. — Или ты что-то знаешь?

Мара отвернулась. Значит, вот так теперь это выглядит. У прежних работодателей ее странные предчувствия вызывали страх, гнев, а то и неприкрытую ненависть. Каррд, похоже, собирался ее попросту использовать.

— Я не могу просто так включать и выключать свои способности, словно набор датчиков, — недовольно проворчала она через плечо. — Теперь уж точно.

— Понятно, — кивнул Каррд, хотя тон его голоса говорил об обратном. — Интересно. Это что, остатки какой-то прошлой джедайской подготовки?

Мара повернулась к нему:

— Расскажи лучше про корабли.

— Прошу прощения? — нахмурился он.

— Корабли, — повторила Мара. — Военные корабли, о которых ты постарался ни словом не упомянуть гранд-адмиралу Трауну, когда он побывал у нас на Миркре. Ты обещал, что расскажешь потом. Это «потом» наступило.

Каррд внимательно посмотрел на нее с легкой улыбкой на губах.

— Ладно, — сказал он. — Ты когда-нибудь слышала про флот «Катана»?

Мара сосредоточилась, напрягая память.

— Группа, которую еще называли «Темной Силой»? Около двухсот тяжелых крейсеров типа «Дредноут», которые пропали примерно за десять лет до того, как разразились Войны клонов? Все корабли были оборудованы какой-то суперсовременной системой дистанционного управления, и когда она отказала, весь флот ушел в гиперпространство и исчез.

— Почти верно, — сказал Каррд. — Дредноуты той эпохи требовали крайне многочисленных экипажей, до шестнадцати тысяч человек на каждом. Система дистанционного управления на кораблях «Катаны» позволяла сократить их до двух тысяч.

Мара вспомнила несколько известных ей крейсеров-дредноутов.

— Надо полагать, подобное переоборудование недешево стоило.

— Да, — кивнул Каррд. — Особенно потому, что эти корабли служили не только чисто военным целям, но и дипломатическим. Заодно была обустроена заново вся внутренность дредноутов, от оборудования и оформления стен до темно-серой окраски корпуса. Отсюда, кстати, и название «Темная Сила», хотя некоторые предполагают, что имелось в виду меньшее количество внутренних огней, необходимое для корабля с двухтысячным экипажем. Так или иначе, таким образом Старая Республика продемонстрировала всем, насколько эффективен может быть дистанционно управляемый флот.

— Неплохая демонстрация, — фыркнула Мара.

— Согласен, — сдержанно произнес Каррд. — Но проблема заключалась вовсе не в самом дистанционном управлении. Информация на этот счет достаточно невнятная — тогдашние власти явно пытались ее скрыть, — но похоже, кто-то из членов экипажа подхватил роевой вирус в одном из портов во время их первого полета. Вирус распространился по всем двумстам кораблям в неактивном состоянии, а когда внезапно вспыхнула эпидемия, она свалила практически всех сразу.

Мара вздрогнула. Она слышала рассказы о том, что роевые вирусы уничтожали население целых планет во времена до Войн клонов, прежде чем медицина Старой Республики наконец научилась им противостоять.

— Значит, вирус убил экипажи, прежде чем им успели оказать помощь?

— Судя по всему, в течение нескольких часов, хотя это всего лишь основанное на научных фактах предположение, — ответил Каррд. — Но несчастье в итоге превратилось в катастрофу — данный конкретный вирус обладал очаровательной способностью сводить свои жертвы с ума, прежде чем убить их. Умирающим членам команд хватило времени на то, чтобы объединить системы дистанционного управления своих кораблей… И когда экипаж флагмана тоже сошел с ума и прыгнул в гиперпространство, за ним отправился весь флот.

— Теперь вспоминаю, — задумчиво кивнула Мара. — Кажется, именно с этого началось движение в сторону децентрализации автоматизированных функций кораблей. От больших всемогущих компьютеров перешли к сотням дроидов.

— Движение началось еще раньше, но случившееся с «Катаной» предопределило результат, — сказал Каррд. — Так или иначе, флот исчез в глубинах межзвездного пространства, и никто о нем больше ничего никогда не слышал. Какое-то время эта история была у всех на устах, а некоторые журналисты без особого почтения шутили на тему названия «Темная Сила». В течение нескольких лет на поиски пропавшего флота отправлялись команды безрассудных смельчаков, рассчитывая обеспечить себе безмятежное будущее. Лишь когда до них наконец дошло, что такое две сотни кораблей по сравнению с бескрайними просторами Галактики, интерес начал угасать, к тому же вскоре у Старой Республики появились куда более серьезные проблемы. О том флоте больше не услышишь — разве что какой-нибудь мошенник попытается продать тебе карту с его местонахождением.

— Это точно. — Теперь уже было ясно, куда клонит Каррд. — И как же тебе удалось его отыскать?

— Уверяю тебя, чисто случайно. Собственно, лишь несколько дней спустя я сообразил, что́ на самом деле нашел. Подозреваю, никто из остальных членов экипажа так этого и не понял. — Каррд уставился куда-то в пространство, погрузившись в воспоминания. — Это было чуть больше пятнадцати лет назад, — продолжил он негромким голосом, сплетая пальцы. — Я работал специалистом по навигации и датчикам в одной маленькой независимой компании контрабандистов. Мы тогда не сумели забрать очередной груз — пришлось уходить от пары крейсеров. Нам удалось, но, поскольку у меня не было времени полностью рассчитать прыжок, мы вернулись в реальное пространство в половине светового года дальше, чтобы сделать перерасчет. — Каррд слегка усмехнулся. — Представь наше удивление, когда мы обнаружили прямо у себя на пути пару дредноутов!

— Мертвых? Дрейфовавших в космосе?

Каррд покачал головой:

— В том-то и дело, что нет, — это-то и сбило меня с толку. Внешне корабли выглядели полностью исправными, на них горели внутренние и ходовые огни и даже работали в режиме ожидания датчики. Естественно, мы приняли их за часть группы, от которой только что сбежали, и капитан совершил экстренный прыжок в гиперпространство, чтобы убраться оттуда.

— Не слишком удачная идея, — пробормотала Мара.

— Тогда это казалось меньшим из двух зол, — угрюмо произнес Каррд. — В итоге же оно дорого нам обошлось. Выходя из прыжка, корабль угодил в тень массы большой кометы, взорвался главный гипердвигатель, а сам корабль едва не развалился на части. Пятеро из нашего экипажа погибли на месте, еще трое умерли от ран, прежде чем мы сумели дотянуть до цивилизации на резервном гипердвигателе.

На мгновение наступила тишина.

— Сколько вас осталось в живых? — спросила Мара.

Каррд посмотрел на нее с обычной язвительной усмешкой:

— Иными словами — кто еще мог знать про тот флот?

— Можно и так сказать.

— Нас осталось шестеро. Однако, как я уже говорил, вряд ли кто-то из остальных понял, что именно мы нашли. Лишь когда я просмотрел данные с датчиков и обнаружил, что дредноутов там было не два, а намного больше, у меня начали возникать подозрения.

— А что стало с данными?

— Я их стер. Естественно, после того, как запомнил координаты.

Мара кивнула:

— Говоришь, это случилось пятнадцать лет назад?

— Именно, — кивнул в ответ Каррд. — Я подумывал вернуться и что-то сделать с теми кораблями, но времени у меня так и не нашлось. Две сотни дредноутов на рынок просто так, без предварительной подготовки, не выкинешь. Даже если найдется кому их продать, что всегда было проблематично.

— Но не теперь.

Каррд удивленно взглянул на нее:

— Предлагаешь продать их Империи?

— Им нужны военные корабли, — напомнила она. — И они предлагают двадцать процентов сверху.

— Я думал, тебя мало волнует Империя.

— И в самом деле не волнует, — подтвердила она. — А есть еще варианты? Отдать их Новой Республике?

Каррд посмотрел ей в глаза:

— В конечном счете это может оказаться выгоднее.

Мара сжала кулаки, охваченная смешанными чувствами. Ей казалась ненавистной одна лишь мысль, что дредноуты могут попасть в руки Новой Республики, преемницы Альянса повстанцев, разрушившего ее жизнь. Но, с другой стороны, Империя без Императора была лишь бледной тенью себя прежней, едва достойной даже носить это имя. Отдать им «Темную Силу» означало метать бисер перед свиньями.

Или нет? Теперь, когда во главе Имперского Флота вновь стоял гранд-адмирал, возможно, у Империи появился шанс вернуть себе часть прежней славы. И тогда…

— Что ты собираешься делать? — спросила она Каррда.

— Пока ничего. В конечном счете проблема та же, что и со Скайуокером, — если мы выступим против Империи, ее месть не заставит себя долго ждать, но победа Новой Республики куда вероятнее. Отдать Трауну флот «Катана» — значит лишь отсрочить неизбежное. Благоразумнее всего сохранять нейтралитет.

— Не считая того, что, получив дредноуты, Траун, возможно, прекратит нас преследовать, — заметила Мара. — Может, игра все-таки стоит свеч.

— Перестань, Мара, — едва заметно улыбнулся Каррд. — Гранд-адмирал, возможно, тактический гений, но вряд ли он всеведущ. Сомневаюсь, что он вообще имеет понятие, где мы. И уж точно у него хватает дел поважнее, чем гоняться за нами.

— Наверняка хватает, — неохотно согласилась Мара, хотя прекрасно помнила, как Император, даже пребывая на вершине власти и имея тысячи иных забот, часто находил время отомстить вставшему на его пути.

На пульте связи послышался сигнал. Мара нажала кнопку:

— Да?

— Это Лахтон, — послышался знакомый голос. — Там нет рядом Каррда?

— Я здесь, — отозвался Каррд, подходя к Маре. — Как идут дела с камуфляжем?

— Почти закончили. Хотя маскировочной сетки не хватает. У нас есть еще?

— Есть на одном из складов, — ответил Каррд. — Отправлю за ней Мару. Можешь кого-нибудь прислать, чтобы забрать сетку?

— Конечно, без проблем. Пошлю Данкина — все равно ему пока особо нечего делать.

— Ладно. Когда он сюда доберется, сетка будет уже на месте.

Каррд дал знак, и Мара отключила связь.

— Знаешь, где склад номер три? — спросил он.

— Улица Возваши, четыреста двенадцать. Три квартала на запад и два на север.

— Верно. — Каррд посмотрел в окно. — К сожалению, еще слишком рано, чтобы выводить на улицу машину. Придется тебе идти пешком.

— Ничего страшного, — успокоила его Мара. Прогуляться в любом случае не мешало. — Двух ящиков хватит?

— Если сумеешь дотащить. — Каррд оглядел ее с ног до головы, словно убеждаясь, что ее внешний вид соответствует ришианским стандартам приличия. Впрочем, он мог не беспокоиться: одним из первых, что вдолбил ей в голову Император, было умение смешиваться с окружающей обстановкой. — Если нет, Лахтон, вероятно, обойдется и одним.

— Ладно, увидимся.

Их дом стоял в ряду подобных строений, примыкавшем к одному из сотен маленьких рынков, испещрявших всю густонаселенную долину. Мара заняла место в нише у входа, держась в стороне от потока прохожих и оглядываясь по сторонам. В промежутках между ближайшими зданиями виднелись более отдаленные части города, в основном из того же кремово-белого камня, столь любимого местными жителями. Местами он просматривался до самых окраин; там домишки облепили склоны круто уходивших в небо скалистых гор. Она знала, что высоко в этих горах живут свободные племена похожих на птиц коренных риши, которые наверняка с удивлением взирали сейчас на странных существ, выбравших для жизни самые жаркие и влажные места на их планете.

Отведя взгляд от гор, Мара быстро осмотрелась. Между ней и домами на другой стороне улицы двигался обычный поток ярко одетых пешеходов, спешивших в сторону находившегося на востоке рынка и обратно. Она машинально скользнула взглядом по домам, хотя зеркальные стекла в окнах не позволяли ничего увидеть, а затем столь же машинально взглянула на узкие пешеходные дорожки между домами.

В конце одной из них, почти невидимый на фоне здания, неподвижно стоял мужчина в синем шейном платке и зеленой куртке с узором.

Он смотрел в ее сторону.

Мара сделала вид, будто не заметила его, но сердце ее внезапно забилось сильнее. Выйдя из ниши, она направилась на восток, к рынку, включившись в общий поток, но, едва миновав таинственного незнакомца, свернула к домам на противоположной стороне улицы. В трех зданиях от незнакомца она нырнула в переулок и поспешила назад. Если он действительно наблюдал за домом Каррда, у нее имелись все шансы застичь его врасплох со спины.

Но, обойдя дома сзади, она обнаружила, что ее цель исчезла.

Несколько мгновений Мара стояла, озираясь по сторонам и думая, что делать дальше. Никакого настойчивого покалывания в мозгу, заставившего их в последнюю секунду убраться с Миркра, она не ощущала, но, как она сама сказала Каррду, ей не под силу было включать и выключать свои способности по собственному желанию.

Она посмотрела туда, где до этого стоял незнакомец. На тонком слое собравшейся возле угла пыли виднелось несколько едва заметных следов, — казалось, будто он пробыл там достаточно долго, несколько раз переступив с ноги на ногу. В нескольких шагах, посреди слоя пыли, виднелся отчетливый отпечаток ноги, указывавший, что его обладатель направился на запад позади домов.

Мара с усмешкой взглянула в ту сторону. След явно был оставлен специально — слишком уж отчетливым и ровным выглядел отпечаток в пыли. И она оказалась права — в сотне метров прямо впереди небрежно шагал вдоль задней стены зданий, направляясь к идущей с севера на юг улице, мужчина в синем шейном платке и узорчатой куртке, недвусмысленно приглашая присоединиться к нему.

«Ладно, приятель, — подумала она, идя следом. — Хочешь поиграть? Поиграем».

Расстояние между ними сократилось метров до девяноста, когда он дошел до перекрестка и повернул на север. Еще одно явное приглашение — подойти ближе, чтобы не потеряться.

Но Мара не собиралась им воспользоваться. Географию города-долины она запомнила в первый же день, и для нее было очевидно, что незнакомец намеревается завести ее в не столь густонаселенный промышленный район на севере, где он мог разделаться с ней без свидетелей. Окажись она там первой, у нее появится шанс обратить его намерения против него самого. Проверив бластер в левом рукаве, Мара свернула направо, в переулок между зданиями, и двинулась на север.

Долина тянулась почти на сто пятьдесят километров примерно с востока на запад, но в этом месте ее ширина с севера на юг составляла всего несколько километров. Мара шла размеренным шагом, избегая толп и прочих препятствий. Постепенно дома и лавки стали уступать место небольшим предприятиям, и она наконец решила, что зашла достаточно далеко. Если незнакомец старался идти медленно, чтобы не потерять того, кто, как он считал, следовал за ним, у нее вполне хватит времени на подготовку достойной встречи.

Естественно, оставалась возможность, что он где-то по пути перешел на другую идущую с севера на юг улицу, сменил направление на восток или запад или даже вообще вернулся назад к дому Каррда. Но, осторожно выглянув из-за угла дома на улицу, куда мужчина свернул в первый раз, Мара обнаружила, что воображение его столь же ограниченно, сколь и его умения разведчика. Он сидел на корточках за рядом бочек в полуквартале от Мары, повернувшись к ней спиной. Шейный платок он забросил назад, а в руке его виднелось нечто похожее на оружие: он явно ждал, когда Мара угодит в его ловушку. «Любитель», — с презрительной усмешкой подумала она. Пристально наблюдая за ним и даже не доставая из кобуры бластер, она вышла из-за угла и неслышно направилась к незнакомцу.

— Достаточно, — послышался за ее спиной насмешливый голос.

Мара замерла. Присевшая у бочек фигура даже не дрогнула… и только теперь она запоздало поняла, что незнакомец чересчур неподвижен для того, чтобы просто ждать в засаде. И вообще для того, чтобы быть живым.

Вытянув руки в стороны, она медленно повернулась кругом. Перед ней стоял мужчина среднего роста, крепкого телосложения и с задумчивыми темными глазами. Под расстегнутой рубашкой виднелся легкий бронежилет. В руке он, естественно, держал бластер.

— Так-так-так, — насмешливо произнес он. — И кто же это у нас тут? Вовремя ты появилась — я уж думал, ты заблудилась или еще чего.

— Кто ты такой? — спросила Мара.

— Э, нет, рыжая, тут я задаю вопросы. Хотя они, в общем, и ни к чему. Хватит и того, что на твоей прекрасной головке, а больше мне знать и не надо. — Он показал бластером на ее огненно-рыжие волосы. — Тебе бы от них избавиться — спрятать там или покрасить. Слишком уж они тебя выдают. До смерти, извини уж за выражение.

Мара осторожно вздохнула, пытаясь расслабиться.

— Чего тебе от меня надо? — спокойно спросила она.

— Да того же, чего хочется каждому мужику, — ухмыльнулся он. — Кучу бабок.

Она покачала головой:

— В таком случае, боюсь, ты не на того напал. У меня с собой всего полтинник.

Ухмылка его стала еще шире.

— Зря теряешь время, рыжая. Я точно знаю, кто ты такая. И твоих богатых дружков тоже знаю. Давай, пошли.

Мара не двинулась с места.

— Может, договоримся? — предложила она, чувствуя, как стекает пот между лопатками. Речь и манеры незнакомца не могли ее одурачить — кем бы он ни был, он прекрасно знал, что делает.

По крайней мере, у нее оставался спрятанный в рукаве бластер, и вряд ли ее противник мог ожидать, что такое мощное оружие может одновременно быть таким миниатюрным. И похоже, то, что он ее еще не обыскал, лишь подтверждало ее предположение.

Но если она собиралась что-нибудь предпринять, делать это надо было сейчас, пока они стоят лицом к лицу. К несчастью, стоя с разведенными руками, она никак не могла добраться до оружия, не выдав себя. Нужно было как-то его отвлечь.

— Договоримся? — лениво переспросил он. — О чем?

— А о чем бы ты хотел? — парировала она. Будь где-то рядом какой-нибудь ящик, она могла бы подцепить его ногой и швырнуть в противника. Но, хотя мусора на улицах в этой части города хватало, ничего подходящего поблизости не наблюдалось. Ее ботинки были крепко зашнурованы, и сбросить их незаметно она не могла. Она быстро пробежалась по перечню имевшихся при ней или на ней предметов — ничего.

Но подготовка, полученная ею у Императора, включала в себя, помимо непосредственного управления Силой, способность общаться на расстоянии, что делало ее особо ценной для его правления. Способности эти исчезли с его смертью, появляясь в последующие годы лишь время от времени и крайне ненадолго.

Однако, если вновь появились предчувствия и мысленные покалывания, может, вернулись и прежние умения…

— Мы наверняка могли бы дать вдвое больше, чем тебе предлагали, — сказала она. — А может, добавить еще что-нибудь на сладкое.

Улыбка незнакомца стала зловещей.

— Весьма щедрое предложение, рыжая. Воистину щедрое. Многие на него с ходу бы накинулись. Но я, — он поднял бластер чуть выше, — предпочитаю надежность.

— Даже если получишь вдвое меньше?

В двух метрах за его спиной валялась небольшая груда каких-то металлических деталей, в том числе короткий кусок трубы, прислоненный к краю разбитого корпуса источника питания.

Стиснув зубы и изо всех сил стараясь успокоиться, Мара мысленно потянулась к трубе.

— Для меня уж лучше половина, которую я точно получу, чем вдвое больше невесть чего, — заявил незнакомец. — Да и вряд ли ты сможешь заплатить больше, чем Империя.

Мара сглотнула слюну. Она подозревала это с самого начала, но ее все равно пробрала дрожь.

— Возможно, тебя удивит, сколько у нас денег, — сказала она. Труба дрогнула и перекатилась на несколько миллиметров…

— Вряд ли, — небрежно бросил тот. — Давай, пошли.

Мара ткнула пальцем в сторону присевшего у ящика за ее спиной мертвеца.

— Может, сперва расскажешь, что тут произошло?

Незнакомец пожал плечами:

— А чего рассказывать? Мне нужна была приманка, а он болтался не в том месте не в то время. Вот и все. — Улыбка внезапно исчезла с его лица. — Хватит морочить голову. Поворачивайся и шагай… если только не хочешь, чтобы я удовлетворился наградой за твой труп.

— Нет, — прошептала Мара. Глубоко вздохнув, она напряглась изо всех сил, зная, что это последний ее шанс…

Труба за спиной ее противника с приглушенным стуком упала на землю.

У него и в самом деле оказались хорошие рефлексы. Труба еще не успела коснуться земли, когда он упал на одно колено, развернувшись и поливая пространство позади себя огнем из бластера. Ему потребовалось меньше секунды, чтобы осознать свою ошибку, и он развернулся обратно, продолжая стрелять.

Но именно эта секунда и требовалась Маре, чтобы выстрелить ему точно в голову.

Какое-то время она просто стояла, тяжело дыша и пытаясь унять дрожь во всем теле. Затем, оглядевшись вокруг и убедившись, что никто не бежит на шум, она спрятала оружие в кобуру и присела рядом с телом.

Как она и ожидала, при нем почти ничего не нашлось. Идентификатор — вероятно, фальшивый — на имя Денгара Рота, пара запасных батарей для бластера, нож с вибролезвием, инфокарта и инфопланшет, немного денег в местной и имперской валюте. Сунув идентификатор и инфокарту в карман, она оставила деньги и оружие на месте и поднялась на ноги.

— Вот тебе твое «вдвое больше невесть чего», — пробормотала она, глядя на труп. — Наслаждайся.

Взгляд ее упал на кусок трубы, спасший ей жизнь. Она была права: к ней вернулась часть ее способностей, так же как и предчувствия. А значит, скоро начнутся и сновидения.

Мара выругалась про себя. Что будет — то будет, и ей все равно ничего не остается, как терпеть. Пока что у нее хватало дел поважнее. Последний раз оглядевшись по сторонам, она направилась в сторону дома.

Когда Мара добралась до дома, Каррд и Данкин уже ее ждали. Данкин нервно расхаживал по комнате.

— Ну наконец-то, — бросил он, когда она проскользнула в дверь черного хода. — Где, разрази тебя гром…

— У нас неприятности, — прервала его Мара, протянула Каррду идентификатор Денгара Рота и прошла в еще не приведенную толком в порядок комнату связи. Отодвинув в сторону ящик с проводами, она нашла инфопланшет и вставила в него карту.

— Какие неприятности? — спросил Каррд, подойдя к ней.

— Здесь объявился охотник за головами, — объяснила Мара, протягивая ему планшет. В центре экрана, под большой цифрой 20000, красовалось лицо Каррда. — Вероятно, мы все там, — сказала она. — Или, по крайней мере, те, о ком знает гранд-адмирал Траун.

— Значит, теперь я стою двадцать тысяч, — пробормотал Каррд, быстро пролистывая содержимое карты. — Польщен.

— И это все, что ты можешь сказать? — выпалила Мара.

— А что ты хочешь от меня услышать? — спокойно спросил он. — Что ты была права, а я ошибался насчет того, что нами интересуется Империя?

— Меня не интересует, кто виноват, — сухо ответила она. — Мне хочется знать лишь одно: что мы будем делать дальше?

Каррд снова взглянул на планшет, играя желваками.

— Поступим единственно благоразумным образом, — сказал он. — А именно — уберемся отсюда. Данкин, выйди на связь по зашифрованному каналу и сообщи Лахтону, чтобы снова разбирал укрытие для корабля. Потом свяжись с Чином и его командой — пусть забирают оборудование со складов. Сам можешь остаться здесь — поможешь мне и Маре. Хотелось бы покинуть Риши до полуночи, если это вообще возможно.

— Понял, — кивнул Данкин, набирая на пульте связи код для шифра.

Мара жестом остановила его:

— А что будет, когда у нас закончатся резервные базы?

Каррд посмотрел ей прямо в глаза.

— Дредноуты мы никому не отдадим, — сказал он, понизив голос почти до шепота. — Ни Трауну, ни кому-либо еще.

— Возможно, придется, — заметила она.

Взгляд его помрачнел.

— Возможно, мы так решим, — поправил Каррд. — Но нас никто и никогда не заставит силой. Ясно?

— Да, — поморщившись, кивнула Мара.

— Вот и хорошо. — Каррд бросил взгляд на разговаривающего по связи Данкина. — У нас много дел. Давай ими и займемся.

Мара ничуть не сомневалась, что все оборудование им меньше чем за сутки не упаковать. Однако, к ее удивлению, все было собрано и готово к отправке всего через час после местной полуночи. Достаточно щедро отблагодарив чиновников космопорта, они покинули Риши, а еще через час ушли в прыжок.

А позже той же ночью, когда «Дикий Каррд» летел в пестром небе гиперпространства, к ней снова вернулись сновидения.

Глава 6

Издали корабль выглядел как стандартный грузовой крейсер — старый, медленный, с минимумом вооружения, без особых преимуществ в бою, не считая размеров. Но, как часто бывает на войне, внешность оказалась обманчива, и не будь на мостике «Химеры» гранд-адмирала Трауна, случившееся, возможно, застигло бы Пеллеона врасплох.

Однако Траун присутствовал на мостике, и ему сразу же показалось маловероятным, что стратеги повстанцев поручили охрану столь важного конвоя столь слабому кораблю. И потому, стоило из ангаров грузового крейсера неожиданно вылететь трем полным эскадрильям звездных истребителей типа А, истребители-перехватчики СИД «Химеры» сразу же устремились в атаку.

— Интересная тактика, — заметил Траун, когда в пространстве между «Химерой» и конвоем повстанцев заполыхали лазерные вспышки. — Хотя и не особо новаторская. Идея приспособить грузовые крейсеры для транспортировки истребителей была предложена двадцать с лишним лет назад.

— Не помню, чтобы она когда-либо воплощалась в жизнь, — сказал Пеллеон, с тревогой глядя на тактические дисплеи. Истребители типа А были даже быстрее, чем проклятые Х-истребители, и он вовсе не мог поручиться, что перехватчики СИД смогут с ними справиться.

— А-истребители — отличные машины, — отметил Траун, словно прочитав мысли Пеллеона. — Хотя и у них есть свои ограничения. Особенно в данных условиях: подобные высокоскоростные машины куда больше приспособлены для молниеносных атак, чем для сопровождения конвоев. Вынужденные оставаться рядом с конвоем, они во многом теряют преимущество в скорости. — Он шевельнул иссиня-черной бровью. — Возможно, мы наблюдаем результат снятия адмирала Акбара с должности главнокомандующего.

— Возможно.

Перехватчики СИД действительно вполне успешно противостояли истребителям типа А, а сама «Химера» без всяких проблем могла справиться с грузовым крейсером. Остальная часть конвоя пыталась сбиться в тесную кучу, что вряд ли могло им помочь.

— Хотя, очевидно, люди Акбара все еще занимают высшие посты.

— Все уже решено, капитан. — Голос Трауна слегка похолодел. — Подбросив бесспорные доказательства вины Акбара, мы уничтожили бы его чересчур быстро. Действуя более утонченно, мы не только нейтрализуем его, но и повергнем в неуверенность и замешательство всю политическую систему повстанцев. По крайней мере, это отвлечет и ослабит их как раз к тому времени, когда мы начнем кампанию с использованием сокровищ горы Тантисс. — Он улыбнулся. — Сам Акбар вовсе не является незаменимым, капитан. Но хрупкий политический баланс, созданный Альянсом, восстановить не так-то просто.

— Я все это понимаю, адмирал, — проворчал Пеллеон. — Меня тревожит только одно: вы и впрямь рассчитываете, что тот ботан в Совете сумеет довести дело до критической точки?

— Можете не сомневаться, — с язвительной улыбкой ответил Траун, глядя на бушующий вокруг вражеского конвоя бой. — Я потратил немало часов на изучение ботанского искусства, капитан, и я вполне понимаю их расу. Советник Фей’лиа, вне всякого сомнения, прекрасно сыграет свою роль. Так же прекрасно, как если бы мы сами дергали за веревочки. — Он нажал кнопку на пульте. — Батареям по правому борту: один из фрегатов в конвое занимает позицию для атаки. Считать его вооруженной поддержкой и действовать соответственно. Эскадрильям А-два и А-три: защищать тот фланг до нейтрализации фрегата.

Последовало подтверждение от батарей и командира звена ИСИД, и часть турболазерных орудий начала обстреливать фрегат.

— Но что, если Фей’лиа победит? — настаивал Пеллеон. — Я имею в виду — еще до того, как начнется вся эта политическая суматоха? Судя по вашему собственному анализу их расы, любой ботан, сумевший подняться так высоко, как Фей’лиа, должен обладать недюжинным умом.

— Умом — да, но это вовсе не обязательно должно нам чем-то угрожать, — ответил Траун. — Конечно, он умеет добиваться своего, но опять-таки способности к красноречию вовсе не обязательно свидетельствуют о компетентности в военной области. — Он пожал плечами. — Собственно, победа Фей’лиа лишь усугубит непростую ситуацию в лагере противника. Учитывая поддержку, которой пользуется Фей’лиа среди военных Альянса, политикам вновь придется вступить в непримиримую борьбу, когда они поймут свою ошибку и попытаются заменить его кем-то другим.

— Да, сэр. — Пеллеон подавил вздох. Подобные тонкости постоянно оказывались ему не под силу. Он лишь надеялся, что гранд-адмирал прав насчет потенциальной выгоды: для разведки стало бы позором, если бы столь изобретательно разработанный ею план не принес никакой реальной пользы.

— Можете мне поверить, капитан, — ответил на его невысказанную тревогу Траун. — Осмелюсь даже заметить — собственно, уже видны первые результаты. Вряд ли самые преданные союзники Акбара покинули бы Корусант в столь критический момент, если бы не искали любые доказательства в его пользу.

— Хотите сказать, — нахмурился Пеллеон, — что Соло и Органа Соло отправились в систему Паланхи?

— Полагаю, только Соло, — задумчиво поправил Траун. — Органа Соло и вуки, скорее всего, до сих пор пытаются найти убежище от наших ногри. Но Соло наверняка полетит на Паланхи, поверив ловкому трюку разведки, что след ведет именно в ту систему. Именно потому сейчас туда летит «Мертвая Голова».

— Понятно, — пробормотал Пеллеон. Он видел приказ об этом в бортовом журнале и еще удивился тогда, зачем Трауну снимать с боевого дежурства один из лучших имперских звездных разрушителей. — Надеюсь, они справятся с задачей. Соло и Скайуокер уже не раз доказали, что их не так-то легко заманить в ловушку.

— Вряд ли Скайуокер летит на Паланхи. — Лицо Трауна слегка помрачнело. — Похоже, наш достопочтенный мастер-джедай был прав. Скайуокер решил нанести визит на Джомарк.

Пеллеон уставился на него:

— Вы уверены, адмирал? Разведка ничего об этом не сообщала.

— Эта информация не от разведки. Она от источника «Дельта».

— Ясно, — угрюмо кивнул Пеллеон. Разведывательный отдел «Химеры» уже несколько месяцев донимал его вопросами, что это за источник «Дельта», который снабжает гранд-адмирала точной и четкой информацией из самого сердца Императорского дворца. Все, что говорил по этому поводу Траун, — что источник «Дельта» хорошо законспирирован и к получаемым от него сведениям следует относиться как к абсолютно надежным.

Разведка даже не смогла выяснить, кто этот каким-то образом ускользавший от недремлющего ока ежечасно прочесывавшей дворец контрразведки источник «Дельта» — человек, инородец, дроид или какая-то экзотическая записывающая система. Это крайне их раздражало, и Пеллеон вынужден был признать, что ему тоже не слишком нравится пребывать в неведении. Но источник «Дельта» задействовал сам Траун, и многолетний неписаный протокол давал ему право хранить тайну.

— К’баот наверняка рад будет это услышать, — сказал капитан. — Полагаю, вы хотите лично сообщить ему новость?

Пеллеон думал, что ему удалось скрыть свое недовольство К’баотом, но похоже, он ошибался.

— Вы все еще не можете забыть Таанаб, — сказал Траун, наблюдая за сражением в иллюминатор. Слова его прозвучали скорее утвердительно, а не как вопрос.

— Да, сэр, — сухо ответил Пеллеон. — Я еще раз просмотрел всю имеющуюся информацию, и возможный вывод лишь один: К’баот намеренно вышел за пределы боевого плана, который подготовил капитан Абан, — вплоть до того, что не подчинился прямому приказу. Мне все равно, кто такой К’баот и чем он оправдывал свои действия. Его поступок равен мятежу.

— Так и есть, — спокойно согласился Траун. — Мне вообще вышвырнуть его из имперских войск или просто понизить в звании?

Пеллеон сердито уставился на него:

— Я серьезно, адмирал.

— Я тоже, капитан. — Голос Трауна внезапно похолодел. — Вам прекрасно известно, что поставлено на карту. Если мы хотим победить повстанцев, нам следует использовать любое оружие, какое есть в нашем распоряжении. Пример такого оружия — способность К’баота усиливать координацию и боеспособность наших сил, и если он не в состоянии соблюдать надлежащую воинскую дисциплину и устав, придется изменить правила лично для него.

— Что, если мы настолько изменим правила, что сами получим удар в спину? — возразил Пеллеон. — Он проигнорировал прямой приказ у Таанаба, а, возможно, в следующий раз проигнорирует уже два. Потом три, потом четыре, пока наконец не станет делать все, что захочет, наплевав на Империю. Что ему может помешать?

— Для начала — исаламири. — Траун показал на разбросанные по всему мостику странные трубчатые сетки, каждую из которых обвивало длинное пушистое создание. Исаламири создавали пузыри внутри Силы, а в них никакие способности К’баота не действовали. — Собственно, для этого они здесь и есть.

— Все это хорошо, но в конце концов…

— В конце концов его остановлю я сам, — перебил капитана Траун и нажал кнопку на пульте. — Эскадрилья С-три, следите за левым флангом со стороны зенита. На том фрегате есть странное вздутие, возможно, это ловушка.

Последовало подтверждение от командира, и перехватчики СИД ушли в сторону. Секунду спустя вздутие на корпусе фрегата внезапно взорвалось, разбросав испепеляющее облако снарядов. Идущий последним перехватчик зацепило краем огненного цветка, и он разлетелся на куски. Остальные ушли невредимыми.

Траун вновь обратил взгляд сверкающих глаз к Пеллеону.

— Понимаю ваше беспокойство, капитан, — спокойно произнес он. — Но до вас никак не доходит — и никогда не доходило, — что столь умственно и эмоционально неустойчивый человек, как К’баот, ничем не может нам угрожать. Да, он обладает немалым могуществом и в любой момент может основательно повредить нашим людям и технике. Но по самой своей природе он не в состоянии использовать собственную силу хоть сколько-нибудь долго. Умение сосредоточиться на выбранной цели и предвидеть последствия — вот что отличает истинного воина. А этими качествами К’баот никогда не обладал.

Пеллеон вымученно кивнул. Слова Трауна его не убедили, но продолжать спор явно не имело смысла, по крайней мере сейчас.

— Да, сэр. — Он поколебался. — К’баот наверняка захочет узнать и об Органе Соло.

Глаза Трауна вспыхнули, но Пеллеон понял, что раздражение адмирала адресовано не ему.

— Можете сказать мастеру К’баоту, что я решил дать ногри последний шанс найти и поймать ее. Когда мы закончим тут, я сообщу им об этом. Лично.

Пеллеон бросил взгляд в сторону входа на мостик, где, как обычно, молчаливо стоял Рух, телохранитель-ногри.

— Хотите созвать всех спецназовцев-ногри? — спросил он, подавляя дрожь. Однажды он побывал на подобном собрании, и у него не было никакого желания вновь оказаться в обществе этих серокожих убийц.

— Полагаю, ситуация такова, что этого уже недостаточно, — бесстрастно ответил Траун. — Прикажите навигаторам проложить курс от точки встречи до системы Хоногр. Думаю, следует напомнить всему народу ногри, кому они служат.

Пеллеон хмуро взглянул в иллюминатор. Модифицированный грузовой крейсер и фрегат поддержки были практически мертвы, но сам конвой в основном не пострадал.

— Дадим им уйти?

— Какой смысл их уничтожать? Лишить их защиты — вполне достаточный на данный момент урок.

Траун нажал кнопку, и между их пультами появилась тактическая голограмма этой части Галактики. Синие линии отмечали главные торговые пути Альянса, закрашенные красным обозначали те, по которым в последний месяц нанесли удар имперские войска.

— Эти атаки — не просто лишнее беспокойство для противника, капитан. Стоит этой группе рассказать, что с ними случилось, и все последующие конвои с Сарки потребуют дополнительной охраны. Еще несколько таких атак, и повстанцам придется либо отправлять в сопровождение большое количество своих кораблей, либо отказаться от грузовых перевозок через пограничные секторы. Так или иначе, когда мы начнем кампанию «Гора Тантисс», они окажутся в весьма незавидном положении. — Он мрачно усмехнулся. — Экономика и психология, капитан. Пока что чем больше гражданских останутся в живых и смогут рассказать всем о могуществе Империи, тем лучше. Заняться их уничтожением мы можем и позже. — Он взглянул на свой пульт, затем снова в иллюминатор. — Кстати, раз уж зашла речь о могуществе Империи, — есть новости о нашей охоте за кораблями?

— За последние несколько часов на различные имперские базы передано еще пять кораблей основного класса, — доложил Пеллеон. — Не крупнее старого звездного галеона, но все только начинается.

— Нам потребуется намного больше, капитан, — сказал Траун, наблюдая за возвращающимися перехватчиками СИД. — Что-нибудь слышно о Тэлоне Каррде?

— После сообщения с Риши — больше ничего, — ответил Пеллеон, выводя на дисплей нужный файл. — Охотник за головами, который его прислал, вскоре был убит.

— Не давать Каррду передышки, — приказал Траун. — Каррд многое знает о том, что творится в Галактике. Если где-то есть неиспользуемые военные корабли, ему наверняка известно, где их искать.

Сам Пеллеон считал маловероятным, что простой контрабандист, даже с такими связями, как у Каррда, располагает лучшими источниками информации, чем обширная сеть имперской разведки. Но в свое время он так же отверг возможность того, что Каррд прячет Люка Скайуокера на своей базе на Миркре. Как оказалось, Каррд был полон сюрпризов.

— За ним охотятся многие, — сказал он гранд-адмиралу. — Рано или поздно кто-то из них его найдет.

— Вот и хорошо. — Траун обвел взглядом мостик. — А пока — всем подразделениям в соответствии с планом продолжать донимать Альянс. — Он пронзил Пеллеона взглядом своих красных глаз. — А также продолжать слежку за «Соколом Тысячелетия» и «Госпожой Удачей». Пусть добыча уже ждет ногри, когда они будут знать, что от них требуется.

К’баот внезапно проснулся. Мрачные сновидения сменились отчетливым осознанием того, что к нему кто-то приближается.

Несколько мгновений он лежал в темноте, чувствуя, как щекочет грудь в такт дыханию длинная белая борода, и мысленно прослеживая с помощью Силы дорогу от Высокого замка до разбросанных у подножия гор деревень. Сосредоточиться было нелегко — даже очень нелегко, — но он продолжал всматриваться, не обращая внимания на усталость. Там… нет… да, там. Одинокий человек верхом на красианском топтуне преодолевал крутой участок дороги. Скорее всего, посыльный, с новостями от деревенских жителей. Наверняка какая-нибудь мелочь, о которой они зачем-то решили сообщить своему новому мастеру.

Мастер. Слово эхом отдалось в голове К’баота, вызвав сумятицу мыслей и чувств. Имперцы, умолявшие его помочь им в их сражениях, тоже звали его мастером — как и народ Вейленда, править которым его вполне устраивало, до того как гранд-адмирал Траун поманил его обещанием дать ему последователей-джедаев.

Народ Вейленда относился к нему с почтением. Народ Джомарка пока еще не решил, как к нему относиться. Имперцы же вообще никак к нему не относились.

К’баот недовольно поморщился. Для них его звание мастера ничего не значило. Они заставляли его сражаться вместо себя, вынуждая его своим недоверием совершать то, чего он не пытался делать уже много лет. А потом, когда ему удавалось совершить невозможное, они все равно втайне презирали его, прячась за теми созданиями — исаламири — и странными пустотами, которые те каким-то образом создавали внутри Силы.

Но он все понимал. Он видел искоса брошенные взгляды офицеров, слышал короткие приглушенные фразы, которыми те обменивались, чувствовал раздражение экипажа, вынужденного по приказу Империи подчиняться его воздействию на их боевые умения, но откровенно его ненавидевшего. Он наблюдал, как капитан Абан, сидя в своем командирском кресле на «Воинственном», в бессильной ярости осыпал его проклятиями, не переставая при этом называть мастером, пока К’баот спокойно совершал акт возмездия над кораблем Альянса, посмевшим атаковать его корабль.

Посыльный уже приближался к воротам Высокого замка. Призвав к себе с помощью Силы свою мантию, К’баот поднялся с постели, ощутив короткое головокружение. Подчинить себе людей из обслуги турболазерных пушек «Воинственного» на те несколько секунд, что требовались для уничтожения корабля повстанцев, было не так-то просто. Ему никогда прежде не приходилось прилагать столько усилий, и платой за эти усилия была та головная боль, что он ощущал сейчас.

Он завязал пояс мантии, продолжая размышлять. Да, было нелегко. И все же он испытывал странное возбуждение. На Вейленде он лично повелевал целым городом-государством, население которого было больше, чем во всех деревнях под Высоким замком. Но там у него давно исчезла необходимость насаждать свою волю силой. Люди и псаданы быстро признали его авторитет, и даже ненавидевшие его правление минейрши научились подчиняться его приказам без лишних вопросов.

Имперцам, как и народу Джомарка, предстояло выучить тот же урок.

Заманивая К’баота к себе в союзники, гранд-адмирал Траун намекнул, что ему давно никто не бросал реальный вызов. Возможно, гранд-адмирал также втайне считал, что с таким вызовом, как ведение имперской войны, мастеру-джедаю в одиночку не справиться.

К’баот натянуто улыбнулся в темноте. Если гранд-адмирал со сверкающими глазами действительно так считал, его ждал сюрприз. Ибо когда здесь наконец окажется Люк Скайуокер, К’баоту предстоит столкнуться с самым замысловатым вызовом в его жизни — подчинить своей воле другого джедая так, чтобы тот этого даже не осознал.

А когда у него все получится, их станет двое… и кто знает, на что они будут способны?

Посланник спешился и стоял теперь у ворот. К’баот ощутил, что тот готов ждать, когда мастер снизойдет до того, чтобы с ним увидеться, причем ждать сколь угодно долго. Неплохо — как раз то, что нужно. В последний раз затянув пояс, К’баот направился через лабиринт темных комнат к двери, чтобы услышать, что желают сообщить ему его новые подданные.

Глава 7

С совершенно несвойственной его размерам аккуратностью Чубакка вывел «Сокол Тысячелетия» в точно определенную точку на орбите ярко-зеленого спутника планеты Эндор. Что-то ворча себе под нос, он отключил подачу энергии и перевел двигатель в режим ожидания.

Сидевшая в кресле второго пилота Лея глубоко вздохнула, почувствовав, как один из близнецов толкнулся у нее внутри.

— Непохоже, что Хабарах уже здесь, — заметила она, тотчас же поняв, насколько излишни ее слова. Она наблюдала за датчиками с того момента, когда они вышли из прыжка, а поскольку других кораблей в системе не было, вряд ли они могли с ним разминуться. Но теперь, когда знакомый рев двигателей сменился едва слышным гудением, наступившая тишина казалась ей странной и даже слегка зловещей.

Чубакка вопросительно рыкнул.

— Думаю, подождем, — пожала плечами Лея. — Собственно, мы добрались быстрее, чем предполагали, и прибыли почти на день раньше.

Чубакка прорычал, что он сам думает насчет отсутствия ногри, и снова повернулся к своему пульту.

— Перестань, — упрекнула его Лея. — Если он решил устроить нам ловушку — тебе не кажется, что нас ждала бы пара звездных разрушителей и крейсер-заградитель?

— Ваше высочество? — послышался из коридора голос C-3PO. — Прошу прощения за беспокойство, но, похоже, я нашел дефект в карбантийской защитной системе. Не могли бы вы попросить Чубакку подойти на минутку?

Лея удивленно взглянула на Чубакку. Как это обычно бывало на «Соколе Тысячелетия», вскоре после того, как они стартовали с Корусанта, часть оборудования вышла из строя. Занятый по горло более важным ремонтом, Чубакка поручил менее неотложную работу C-3PO. Лея не возражала, хотя, учитывая результаты трудов C-3PO на «Соколе Тысячелетия» в прошлый раз, полагала, что толку от этого будет мало.

— Мы еще сделаем из него ремонтного дроида, — сказала она Чубакке. — Явно сказывается твое влияние.

Фыркнув, вуки поднялся из пилотского кресла и пошел посмотреть, что обнаружил C-3PO. Дверь за ним закрылась, и в кабине стало намного тише.

— Видите ту планету внизу, милые мои? — прошептала Лея, нежно поглаживая живот. — Это Эндор. Именно там Альянс повстанцев одержал победу над Империей и началась Новая Республика.

По крайней мере, мысленно поправилась она, именно так когда-то будет говориться в исторических хрониках — что гибель Империи наступила на Эндоре, а все остальное было лишь операцией по зачистке.

Операцией по зачистке, которая длилась уже пять лет и, судя по тому, как шло дело, могла продлиться еще двадцать.

Лея взглянула на медленно вращавшуюся под ними ярко-зеленую пеструю планету, снова подумав, почему она выбрала для встречи с Хабарахом именно это место. Да, об этой системе было известно практически каждому как в республиканской, так и в имперской части Галактики, и все знали, как ее найти. А поскольку серьезные боевые действия в этом секторе давно прекратились, оно вполне подходило в качестве места встречи двух кораблей.

Но с этим местом у Леи были связаны и другие воспоминания. Прежде чем одержать победу, они едва не потеряли все, что имели.

Из коридора послышался вопросительный рык Чубакки.

— Подожди, я проверю! — крикнула в ответ Лея. Склонившись над пультом, она нажала кнопку. — Тут говорится «модуль в режиме ожидания», — сообщила она. — Погоди… теперь — «система в состоянии готовности». Что мне…

Внезапно, без всякого предупреждения, на нее обрушилась черная пелена…

Постепенно она начала осознавать, что к ней обращается металлический голос.

— Ваше высочество? — раз за разом повторял он. — Ваше высочество, вы меня слышите?

Открыв глаза и слегка удивившись тому, что они были закрыты, она увидела склонившегося над ней Чубакку с открытой аптечкой в громадной лапе и взволнованного C-3PO, который навис над ней, словно встревоженная наседка.

— Со мной все в порядке, — пробормотала она. — Что случилось?

— Вы звали на помощь, — вмешался C-3PO, прежде чем Чубакка успел ответить. — По крайней мере, так нам показалось, — услужливо поправился он. — Ничего толком было не разобрать.

— Кто бы сомневался, — бросила Лея. К ней снова, словно луна из-за края облака, начинали возвращаться страх и гнев, ненависть и отчаяние. — Ты ничего не почувствовал? — спросила она у Чубакки.

Тот отрицательно рыкнул, пристально глядя на нее.

— Я тоже ничего не чувствовал, — вставил C-3PO.

— Не знаю, что это было, — покачала головой Лея. — Я только что сидела за пультом, и вдруг… — Она замолчала, пораженная кошмарной мыслью. — Чуи, где проходит эта орбита? Она пересекает ту точку, где взорвалась «Звезда Смерти»?

Чубакка уставился на нее, глухо ворча, а затем, переложив аптечку в другую лапу, потянулся к клавиатуре компьютера. Ответ последовал почти мгновенно.

— Пять минут назад, — похолодев, пробормотала Лея. — Все сходится.

Чубакка издал утвердительное ворчание, затем вопросительное.

— Честно говоря, не знаю, — призналась Лея. — Что-то похожее было с Люком на… когда он проходил свое джедайское обучение, — поправилась она, вовремя вспомнив, что Люк до сих пор предпочитал хранить случившееся на Дагобе в тайне. — Но у него было видение. Я же чувствовала только… не знаю. Что-то вроде гнева и горечи, но в то же время и почти грусть. Нет, грусть — неподходящее слово. — Она покачала головой, к глазам подступили слезы. — Не знаю. Послушайте, со мной все в порядке. Можете возвращаться к своим делам.

Чубакка снова что-то проворчал себе под нос — слова Леи его явно не убедили, но он промолчал и, закрыв аптечку, протолкнулся мимо C-3PO. Дверь перед ним открылась, и вуки с вошедшим в поговорку презрением к изысканным манерам зафиксировал ее в этом положении, а затем скрылся в недрах корабля.

Лея посмотрела на C-3PO.

— И ты тоже, — сказала она ему. — Иди займись делом. Со мной все в порядке. Серьезно.

— Что ж… очень хорошо, ваше высочество, — ответил C-3PO, вид у которого был такой же безрадостный, как и у Чубакки. — Если вы уверены…

— Уверена. Проваливай наконец!

Мгновение поколебавшись, C-3PO послушно вышел из кабины.

Снова наступила тишина, отчего-то казавшаяся еще тягостнее прежнего. И намного мрачнее.

— Меня не запугаешь, — сквозь зубы проговорила Лея, обращаясь к тишине. — Ни здесь, ни где-либо еще.

Тишина не ответила. Помедлив, Лея повернулась к пульту и изменила курс так, чтобы корабль больше не оказывался в том месте, где погиб Император. В конце концов, одно дело — не дать себя запугать и совсем другое — преднамеренно нарываться на проблемы.

После уже ничего не оставалось, как только ждать. И думать о том, появится ли на самом деле Хабарах.

Верхушка окруженного стенами города Илик выступала над плотно обступившими его густыми джунглями, напоминая Хану серебристого дроида с куполообразной головой, утопающего в море зеленого зыбучего песка.

— Есть мысли, как туда приземлиться? — спросил он.

— Вероятно, через те отверстия наверху. — Лэндо показал на главный дисплей «Госпожи Удачи». — Сквозь них и космическая баржа типа W пройдет.

Хан кивнул, беспокойно постукивая пальцами по мягкому подлокотнику кресла второго пилота. Хотя он и считал, что во всей Галактике мало что может его напугать, ему все же становилось не по себе при мысли, что он вынужден сидеть без дела, пока кто-то другой совершает рискованную посадку.

— Еще более сумасшедшее место для жизни, чем твой Кочевой город, — проворчал он.

— Не спорю, — согласился Лэндо, слегка корректируя высоту — на несколько секунд позже, чем это сделал бы сам Хан. — По крайней мере, на Нкллоне можно не беспокоиться, что тебя сожрет какое-нибудь экзотическое растение. Но против экономической конъюнктуры не попрешь. По последним данным, в этой части Нового Кова восемь городов и строятся еще два.

Хан поморщился. И все из-за этих самых экзотических растений. Или, точнее, экзотических биомолекул, которые можно из них получить. Похоже, жители Кова считали, что прибыль стоит постоянной жизни в бронированных городах. Что думают по этому поводу растения, никто не знал.

— Все равно сумасшествие, — возразил он. — Осторожнее, у них могут быть магнитные шлюзы на входных туннелях.

Лэндо терпеливо взглянул на него:

— Может, успокоишься? Я, знаешь ли, не первый раз пилотирую корабль.

— Угу. — Стиснув зубы, Хан приготовился к мучительной посадке.

Все оказалось не так страшно, как он ожидал. Получив разрешение от диспетчера, Лэндо умело направил «Госпожу Удачу» в зияющую пасть одного из входных туннелей, уходившего по кривой к ярко освещенной посадочной площадке прямо под прозрачным куполом, накрывавшим городские стены. Таможня на прилете оказалась чистой формальностью, хотя, учитывая зависимость планеты от экспорта, стоило предполагать, что на вылете контроль будет намного тщательнее. Их официально приветствовал в Илике профессиональный встречающий с профессиональной улыбкой, после чего им вручили инфокарту с планами города и окружающей территории и оставили в покое.

— Не так уж все было и сложно, — заметил Лэндо, пока они спускались по спиральному пандусу в сторону просторного открытого центра. На каждом уровне с пандуса уходили движущиеся тротуары в направлении торговой, административной и жилой части города. — Где мы встречаемся с Люком?

— Тремя уровнями ниже, в одном из развлекательных районов, — ответил Хан. — В Имперской библиотеке мало подробностей об этом городе, но упоминается маленькое кафе-бар под названием «Мишра», рядом с вполовину уменьшенной копией старого театра Грандис-Мон на Корусанте. По моему впечатлению, это излюбленное заведение местных воротил.

— Неплохое место для встречи, — согласился Лэндо, искоса взглянув на Хана. — Может, все-таки расскажешь, в чем подвох?

— Подвох? — нахмурился Хан.

— Да брось, старый пират, — фыркнул Лэндо. — Ты являешься за мной на Слуис-Ван, просишь подбросить до Нового Кова, посылаешь вперед Люка на какую-то шпионскую встречу — и думаешь, будто я поверю, что мы сейчас просто распрощаемся и я могу лететь обратно на Нкллон?

Хан обиженно посмотрел на друга:

— Перестань, Лэндо…

— Так в чем все-таки дело, Хан? В чем подвох?

Хан театрально вздохнул.

— Никакого подвоха, Лэндо. Можешь лететь на Нкллон когда захочешь. Конечно, — небрежно добавил он, — если ты ненадолго останешься и поможешь нам, то, может, сумеешь договориться тут о том, чтобы избавиться от излишков металла. Скажем, запасов хфредия или еще чего-нибудь.

Даже не поворачиваясь к Лэндо, Хан почувствовал на себе его возмущенный взгляд.

— Это тебе Люк рассказал? — спросил Лэндо.

— Может, и упоминал между делом, — пожал плечами Хан.

— Я его придушу, — прошипел сквозь зубы Лэндо. — Джедай он или нет, но я его придушу.

— Да хватит тебе, дружище. Побудешь тут пару дней, послушаешь, о чем болтают кругом, может, отыщешь зацепку-другую насчет того, чем занимался тут Фей’лиа, и все. Вернешься домой к своим рудникам, и больше мы тебя не побеспокоим.

— Это я уже слышал, — возразил Лэндо, но Хан почувствовал обреченность в его голосе. — С чего ты взял, будто у Фей’лиа есть контакты на Новом Кове?

— С того, что во время войны это была единственная планета, которую готовы были защищать ботаны… — Хан замолчал, схватил Лэндо за руку и круто свернул направо, к центральной колонне.

— Что… — начал Лэндо.

— Тихо! — прошептал Хан, пытаясь одновременно прикрыть лицо и наблюдать за фигурой, только что сошедшей с пандуса уровнем ниже. — Вон тот ботан внизу слева — видишь?

Лэндо слегка повернулся, бросив взгляд в указанном направлении:

— И что с ним?

— Это Тав Брейл’лиа. Один из главных помощников Фей’лиа.

— Шутишь! — Лэндо хмуро уставился на инородца. — Откуда ты знаешь?

— Заметил украшение у него на шее — какой-то семейный герб или вроде того? Я десятки раз видел его на заседаниях Совета. — Хан прикусил губу, лихорадочно размышляя. Если это действительно Брейл’лиа, возможно, они сумеют сэкономить немало времени, выяснив, что он замышляет. Но Люк сейчас, скорее всего, сидел в кафе-баре внизу, дожидаясь их… — Пойду за ним, — решил он, сунул Лэндо в руки свой инфопланшет и карту города. — А ты спускайся в «Мишру», хватай Люка и догоняй меня.

— Но…

— Если не появишься через час, попытаюсь связаться с тобой по комлинку, — перебил его Хан, шагая к краю пандуса. Они уже находились почти на одном уровне с ботаном. — Меня не вызывай: я могу быть в таком месте, где звонок нежелателен. — Он сошел с пандуса на движущуюся дорожку.

— Удачи, — тихо пожелал ему вслед Лэндо.

В заполнявшей улицы Илика толпе хватало как людей, так и представителей иных рас, но кремовая шерсть Брейл’лиа отчетливо выделялась на их фоне. С другой стороны, если Хан смог опознать ботана, то и ботан, вероятно, мог точно так же опознать его, и чересчур приближаться к нему было рискованно.

К счастью, ботан, похоже, даже не предполагал, что за ним кто-то может следить. Он шел размеренным шагом, не оборачиваясь, мимо перекрестков, магазинов и атриумов в сторону внешней городской стены. Хан держался поодаль от него, жалея, что слишком поторопился отдать карту города Лэндо. Неплохо было бы все же знать, где он, собственно, идет.

Миновав последний атриум, они дошли до похожих на склады строений, примыкавших к огромной фреске, нарисованной, похоже, прямо на внутренней стороне стены. Брейл’лиа направился прямо к одному из зданий у стены и скрылся в дверях.

Хан нырнул в удачно подвернувшийся проход метрах в тридцати от склада. На двери, в которую вошел Брейл’лиа, висела выцветшая табличка с надписью: «„Аметист“, транспортные и складские услуги».

— Надеюсь, эта компания есть на карте, — пробормотал он, снимая с пояса комлинк.

— Есть, — раздался за его спиной тихий женский голос.

Хан замер.

— Привет, — осторожно произнес он.

— Привет. Повернись, пожалуйста. Естественно, медленно.

Хан послушался, держа комлинк в руке.

— Если это ограбление…

— Не говори глупости. — Женщина была стройная, невысокая, лет на десять его старше, с коротко подстриженными волосами с проседью и худым лицом, выражение которого в иных обстоятельствах могло бы показаться дружелюбным. Она целилась в Хана из бластерного пистолета незнакомой разновидности модели DL-18 производства «БласТех» — не такой мощной, как его собственный DL-44, но вряд ли сейчас это имело особое значение. — Положи комлинк на землю, — продолжала она. — И бластер заодно.

Хан молча присел, с преувеличенной осторожностью достал оружие и, надеясь, что все ее внимание привлечено к бластеру, включил комлинк. Положив то и другое на землю, он выпрямился и отошел на шаг назад, давая понять, что надлежащая процедура ему хорошо известна.

— Что дальше?

— Похоже, тебя тут очень интересует кое-какое место неподалеку, — ответила женщина, подбирая бластер и комлинк. — Может, устроить тебе экскурсию?

— С превеликим удовольствием. — Хан поднял руки, надеясь, что ей не придет в голову взглянуть на комлинк, прежде чем спрятать его в один из карманов комбинезона.

На комлинк она действительно не взглянула, но тем не менее выключила его.

— Обижаешь, — спокойно проговорила она. — Давно известный трюк.

Хан пожал плечами, полный решимости сохранить остатки достоинства:

— Не нашлось времени придумать новый.

— Извинения принимаются. Ладно, пошли. И опусти руки — нам ведь ни к чему, чтобы все прохожие на нас таращились?

— Нет, конечно, — кивнул Хан, опуская руки.

Они прошли полпути до «Аметиста», когда вдали взвыла сирена.

Окинув взглядом интерьер «Мишры», Люк вдруг почувствовал, будто снова оказался в кантине в Мос-Эйсли на Татуине, где он впервые побывал много лет назад.

Да, «Мишра» выглядела намного изысканнее, чем та обветшалая забегаловка, и клиентура тут была, соответственно, куда шикарнее. Но у стойки и за столиками толпилась та же мешанина людей и представителей других рас, в воздухе плавали столь же разнообразные запахи, а оркестр в углу играл похожую музыку — в тщательно подобранном стиле, отвечавшем вкусам различных рас.

Была и еще одна разница. Несмотря на толпу, посетители уважительно предоставили Люку свободное место у стойки.

Сделав глоток напитка — местного варианта горячего шоколада, с которым познакомил его Лэндо, на этот раз с привкусом мяты, — Люк посмотрел в сторону входа. Хан и Лэндо должны были прибыть спустя пару часов после него и могли появиться в любую минуту. По крайней мере, он на это надеялся. Он понимал, почему Хан хотел, чтобы два корабля добрались в Илик по отдельности, но, учитывая нависшую над Новой Республикой опасность, не мог позволить себе тратить время впустую. Он сделал еще глоток…

За его спиной раздался нечеловеческий рев.

Люк развернулся кругом, машинально выхватывая с пояса световой меч. К реву добавился грохот опрокинутого стула. В пяти метрах от него, посреди круга оцепеневших посетителей, стояли друг против друга над столом барабел и родианец с бластерами наготове.

— Убрать оружие! Убрать оружие! — крикнул робот-служитель СЕ4, размахивая руками и спеша к месту ссоры. В мгновение ока барабел прицелился и разнес дроида на куски, после чего снова направил бластер на родианца, прежде чем тот сумел среагировать.

— Эй! — возмущенно воскликнул бармен. — Это будет вам стоить…

— Заткнись! — прорычал барабел. — Тебе заплатит родианец. После того, как заплатит мне!

Родианец выпрямился во весь рост, оставшись при этом на добрых полметра ниже противника, и бросил что-то на незнакомом Люку языке.

— Врешь! — возмутился барабел. — Ты обманщик. Я знаю.

Родианец сказал что-то еще.

— Не нравится? — надменно поинтересовался барабел. — Как хочешь. Позову джедая, пусть рассудит.

Все взгляды посетителей кафе-бара, до этого обращенные к ссорящимся, повернулись в сторону Люка.

— Что такое? — осторожно спросил он.

— Он хочет, чтобы вы решили их спор, — с явным облегчением ответил бармен.

Люк, однако, никакого облегчения не ощутил.

— Я?

Бармен странно на него посмотрел.

— Вы ведь рыцарь-джедай Люк Скайуокер? — спросил он, показав на световой меч в руке Люка.

— Да, — признался Люк.

— Что ж, в таком случае… — заключил бармен, махнув рукой в сторону спорщиков.

Вот только Люк, пусть и был джедаем, не имел тут ни капли законных полномочий. Он открыл было рот, чтобы так и заявить бармену…

Но потом, еще раз взглянув тому в глаза, медленно повернулся, поняв, что любые оправдания бесполезны. Не только бармен, но и все в кафе-баре, похоже, смотрели на него с точно таким же выражением ожидания и веры. Веры в справедливость джедая.

Глубоко вздохнув и заставив успокоиться отчаянно бьющееся сердце, Люк направился сквозь толпу к месту ссоры. Бен Кеноби познакомил его с Силой, Йода научил его использовать Силу для самоконтроля и самозащиты. Но никто не учил его разрешать чужие споры.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Тимоти Зан. Звёздные Войны. Трилогия о Трауне. Книга 2. Возрождение тьмы
Из серии: Звёздные Войны

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Звёздные Войны. Трилогия о Трауне. Книга 2. Возрождение тьмы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я