Звёздные Войны. Сверхдальний Перелет

Тимоти Зан, 2005

«Сверхдальний Перелет» – название корабля и его беспрецедентной миссии. Этот полет был задуман как дерзкая исследовательская экспедиция, но остался в истории Республики одной из самых темных страниц. За несколько лет до того, как разразятся Войны клонов, мастер-джедай Джорус К’баот просит у Сената поддержки в одном амбициозном начинании. Шесть мастеров Ордена джедаев, двенадцать рыцарей и пятьдесят тысяч колонистов отправятся в экспедицию на гигантском корабле, чтобы установить контакт с разумными расами и колонизировать еще не открытые планеты за пределами Галактики. К’баот и не подозревает, что это масштабное предприятие не просто поддержано Сенатом, но полностью организовано владыкой ситхов Дартом Сидиусом, у которого свои виды на «Сверхдальний Перелет». И в его планах не значится благополучное возвращение корабля. Однако Дарт Сидиус не самая грозная опасность, нависшая над экспедицией. На границе неизведанных регионов космоса корабль ждет встреча с враждебными силами, возглавляемыми блестящим стратегом, известным под именем Траун. Оби-Ван Кеноби, находящийся на борту «Сверхдальнего Перелета» со своим юным падаваном Энакином Скайуокером, не в силах предотвратить катастрофу. И путешествие, которое началось как мирная исследовательская экспедиция, превращается в жестокую гонку на выживание…

Оглавление

  • Тимоти Зан. Звёздные Войны. Сверхдальний Перелет
Из серии: Звёздные Войны

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Звёздные Войны. Сверхдальний Перелет предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

«Сверхдальний Перелет» — название корабля и его беспрецедентной миссии. Этот полет был задуман как дерзкая исследовательская экспедиция, но остался в истории Республики одной из самых темных страниц.

За несколько лет до того, как разразятся Войны клонов, мастер-джедай Джорус К’баот просит у Сената поддержки в одном амбициозном начинании. Шесть мастеров Ордена джедаев, двенадцать рыцарей и пятьдесят тысяч колонистов отправятся в экспедицию на гигантском корабле, чтобы установить контакт с разумными расами и колонизировать еще не открытые планеты за пределами Галактики.

К’баот и не подозревает, что это масштабное предприятие не просто поддержано Сенатом, но полностью организовано владыкой ситхов Дартом Сидиусом, у которого свои виды на «Сверхдальний Перелет». И в его планах не значится благополучное возвращение корабля. Однако Дарт Сидиус не самая грозная опасность, нависшая над экспедицией. На границе неизведанных регионов космоса корабль ждет встреча с враждебными силами, возглавляемыми блестящим стратегом, известным под именем Траун. Оби-Ван Кеноби, находящийся на борту «Сверхдальнего Перелета» со своим юным падаваном Энакином Скайуокером, не в силах предотвратить катастрофу. И путешествие, которое началось как мирная исследовательская экспедиция, превращается в жестокую гонку на выживание…

Timothy Zahn

STAR WARS™: OUTBOUND FLIGHT

Copyright © & ™ 2018 LUCASFILM LTD.

Used Under Authorization.

Illustrations by A. J. Kimball

Перевод с английского Валентина Матюши (главы 1–18) и Василия Ткаченко (главы 19–24)

Серийное оформление и оформление обложки Виктории Манацковой

Издательство благодарит за помощь в подготовке издания «Гильдию архивистов JC».

Посвящается Майклу Стэкполу. Трудно переоценить его вклад во вселенную «Звёздных Войн»: его книги, его советы, другие, не столь важные вещи. И что касается последнего: когда-нибудь я все-таки обыграю тебя в викторине по «Звёздным Войнам»

Тимоти Зан

Звёздные Войны. Сверхдальний Перелет

1

Отражая свет далеких звезд, в космосе плыл легкий грузовой корабль «Охотник за наживой». Его ходовые огни горели тускло, навигационные маяки молчали, большинство иллюминаторов отражали черноту окружающего пространства.

Двигатели корабля работали на предельных оборотах.

— Держитесь! — рявкнул Дубрак Кеннто, перекрикивая рев моторов. — Он опять приближается!

Крепко стиснув челюсти, чтобы зубы не стучали, Жорж Кар’дас одной рукой вцепился в подлокотник кресла. Второй же он торопливо вбивал последние цифры координат в навигационный компьютер. Самое время: «Охотник за наживой» резко вильнул в сторону, уклоняясь от пары бластерных лучей, которые вспороли пространство в непосредственной близости от пилотской кабины.

— Кар’дас? — позвал Кеннто. — Давай уже, малыш.

— Даю, даю, — огрызнулся Кар’дас, борясь с желанием напомнить, что устаревший навикомпьютер, вообще-то, был собственностью Кеннто, а не его. Но как-никак, в передрягу они попали как раз таки от нехватки дипломатичности и здравого смысла. — Почему нельзя с ними просто поговорить?

— Блестящая идея, — съязвил Кеннто. — Не забудь похвалить Проггу за честность и умение вести дела. Хатты обожают лесть.

Жирную точку в последней фразе поставила новая череда разрядов, и в этот раз выстрелы легли заметно ближе к кораблю.

— Рак, при такой гонке двигатели долго не протянут, — заметила Мэрис Фераси, сидевшая в кресле второго пилота. Каждая новая вспышка за бортом отбрасывала на ее темные пряди волос зеленые блики.

— Долго и не надо, — прорычал Кеннто. — Сейчас мы получим несколько очень нужных цифр. Верно ведь, Кар’дас?

На панели Жоржа Кар’даса мигнули огоньки.

— Готово, — объявил он, передавая координаты на пилотский пульт. — Однако прыжок не будет длинным…

Его оборвал неприятный скрип, донесшийся откуда-то с кормы, и росчерки бластерных очередей за бортом сменились сверканием звездных линий, ознаменовавшим переход корабля в гиперпространство.

Кар’дас облегченно выдохнул.

— Я на такое не подписывался, — пробурчал он себе под нос. С того момента, как он связался с Кеннто и Мэрис, прошло всего-то полгода, а их уже дважды пытались убить.

Конкретно в этот раз они ухитрились обозлить хатта. У Кеннто был просто талант наживать врагов.

— Ты в порядке, Жорж?

Сморгнув каплю пота, непонятным образом попавшую на веко, Кар’дас поднял взгляд и обнаружил, что его встревоженно разглядывает Мэрис.

— Я в норме, — чуть дрожащим голосом ответил он.

— Конечно он в норме, — заверил ее Кеннто, с любопытством изучая младшего члена экипажа. — Нас ведь даже не задело.

Кар’дас подобрался:

— Знаешь, Кеннто, возможно, не мое дело тебе указывать…

— Не твое. Вот и не указывай, — отмахнулся капитан, вновь сосредотачивая внимание на приборах.

— Нельзя злить таких, как хатт Прогга, — тем не менее вступил в полемику Кар’дас. — То есть сначала, конечно, был тот родианец…

— Пара слов о корабельном этикете, малыш, — оборвал его Кеннто, сердито глянув исподлобья. — Не спорь с капитаном. Никогда. Если только не хочешь, чтобы этот полет стал для тебя первым и последним.

— Последним? Надеюсь, хоть на этом корабле, а не в жизни вообще, — пробурчал Кар’дас.

— Чего ты там бормочешь?

Кар’дас поморщился:

— Так, ничего.

— Не терзайся мыслями о Прогге, — попыталась успокоить его Мэрис. — У хатта мерзкий характер, но он остынет.

— Остынет… Только сперва вздернет нас на виселице, предварительно избавив от груза пушнины, — буркнул Кар’дас, в тревоге поглядывая на панель состояния гиперпривода. Неустойчивость в работе нуллификатора становилась все заметнее.

— О, Прогга не станет этого делать, — фыркнул Кеннто. — Он предоставит удовольствие Дриксо, которой мы будем вынуждены сообщить о пропаже груза. Ну как, готов новый прыжок?

— Скоро будет, — откликнулся Кар’дас, сверяясь с дисплеем. — Но гиперпривод…

— Внимание, — перебил его Кеннто. — Выходим из прыжка.

Звездные линии вновь рассыпались в точки. Кар’дас запустил сканирование местности…

И тут же вздрогнул, когда в иллюминаторах промелькнул новый бластерный разряд.

Кеннто цветасто выругался:

— Какого?..

— Он преследовал нас, — пораженно выдохнула Мэрис.

— И держит на мушке, — добавил Кеннто, бросая «Охотника за наживой» в череду головокружительных виражей. — Кар’дас, выводи нас отсюда!

— Пытаюсь! — крикнул Кар’дас. Его взгляд заметался по строчкам на дисплее компьютера, прыгающим перед глазами. Расчет нового прыжка предстоял длительный, и даже удача Кеннто не помогла бы им продержаться так долго. Разъяренный хатт скоро возьмет их на абордаж.

Но если невозможно определить, куда надо лететь, быть может, Кар’дас смог бы исключить все места, куда лететь не надо…

Космос впереди был полон звезд, но между ними хватало пустых мест, и Жорж, выбрав наиболее обширное из них, ввел параметры вектора в компьютер.

— Попробуем так, — сообщил он Кеннто, передавая координаты.

— То есть как это — попробуем? — переспросила Мэрис.

Грузовоз вздрогнул от бластерного залпа, ударившего в кормовой щит.

— Забудь, — бросил Кеннто, прежде чем Кар’дас успел ответить. Капитан вдавил несколько кнопок на панели, и звезды повторно вытянулись в линии.

Мэрис с шумом выдохнула:

— Было близко.

— Признаю, он действительно на нас разозлился, — сказал Кеннто. — А теперь, малыш, как верно заметила Мэрис, что ты хотел нам сообщить словами «попробуем так»?

— У меня не хватило времени точно рассчитать прыжок, — покаялся Кар’дас. — В общем, мы просто-напросто взяли курс на область пространства, свободную от звезд.

Кеннто повернулся.

— Хочешь сказать, от видимых звезд? — грозно проговорил капитан. — А еще от взорвавшихся звезд, предзвездной материи и прочей гадости, скрытой в облаках пыли? Туда мы взяли курс, да? — Он махнул рукой в направлении иллюминатора. — Да еще в Неизведанные регионы?!

— Он все равно не смог бы сделать точный расчет, — вмешалась Мэрис, неожиданно встав на защиту Кар’даса. — По этому направлению у нас банально не хватает данных.

— Речь не об этом, — рявкнул Кеннто.

— Нет. Речь о том, что благодаря Кар’дасу мы сбежали от Прогги, — сказала Мэрис. — Кажется, он заслужил с твоей стороны хотя бы спасибо.

Кеннто закатил глаза.

— Спасибо, — буркнул он. — Само собой, это спасибо будет аннулировано, как только мы влетим в звезду, которую ты… как бы проглядел.

— Думаю, гиперпривод полетит скорее, — предупредил Кар’дас. — Помнишь о той неполадке с нуллификатором, что я говорил? Так вот, кажется, он…

Откуда-то снизу донесся протяжный вой, и «Охотник за наживой» рыскнул вперед, как джиффа, почуявший добычу.

— Закипает! — выкрикнул Кеннто, бросаясь к панели. — Мэрис, выруби его!

— Пытаюсь, — крикнула в ответ Мэрис, колотя пальцами по клавишам. — Цепи управления замкнуло… сигнал не проходит.

Ругнувшись, Кеннто отщелкнул ремень и вывалил свою тушу из кресла. Пробегая по узкому проходу, он едва не зацепил локтем затылок Кар’даса. Тот, уже отчаявшись сладить с собственными приборами, намерился последовать за капитаном…

— Кар’дас, останься, — сказала Мэрис, поманив его к себе.

— Ему понадобится помощь, — буркнул Кар’дас, однако все же послушался совета и остановился.

— Сядь, — распорядилась женщина, кивнув на освободившееся кресло пилота. — Лучше помоги мне следить за указателем. Если мы собьемся с курса прежде, чем Рак сообразит, как перезапустить систему, я должна об этом знать.

— Но Кеннто…

— Мой тебе совет: не лезь, — перебила она, по-прежнему не сводя глаз с дисплеев. — Это корабль Рака. И если необходим изощренный ремонт, только Рак может его выполнить.

— Даже если о данной конкретной системе я знаю гораздо больше, чем он?

— Особенно если ты знаешь больше, чем он, — сухо сказала она. — Но в данном конкретном случае ты знаешь меньше. Поверь.

— Ладно, поверю, — вздохнул Кар’дас. — Само собой, эта вера испарится, когда мы взорвемся.

— Учишься, — одобрительно сказала Мэрис. — А теперь проведи системную проверку сканеров и узнай, не испортило ли их замыкание. Затем проделай то же с навикомпьютером. Когда все кончится, хочу быть уверенной, что мы найдем дорогу домой.

Четыре часа ушло у Кеннто на то, чтобы вырубить взбесившийся гиперпривод, не доломав его окончательно. За этот временной отрезок Кар’дас трижды предлагал ему помощь, а Мэрис — дважды, но все пять предложений были встречены отказом.

Судя по скачущим показаниям на дисплеях, они еще в первом часу полета покинули относительно исследованное пространство Внешнего Кольца и вошли в узкую полосу менее изученного Дикого космоса. Миновав и ее, где-то в начале четвертого часа они пересекли размытую границу Неизведанных регионов.

С этого момента можно было только догадываться, где они находятся и куда летят.

Но наконец протяжный вой двигателя стих, и яркое небо гиперпространства рассыпалось звездами.

— Мэрис? — прозвучал голос Кеннто из динамика на панели связи.

— Мы вышли, — подтвердила та. — Определяю координаты.

— Сейчас буду.

— Куда бы нас ни занесло, до дома далековато, — пробормотал Кар’дас, изучая взглядом небольшое, но довольно яркое сферическое скопление звезд вдалеке. — Подобная картина неба мне еще не встречалась.

— Мне тоже, — угрюмо согласилась Мэрис. — Надеюсь, компьютер разберется.

Когда Кеннто возник в рубке, компьютер все еще просеивал данные. Кар’дас к этому моменту уже успел благоразумно ретироваться на место.

— Милые звездочки, — прокомментировал ситуацию за бортом здоровяк-капитан, усаживаясь в кресло. — Ну, что есть поблизости?

— Ближайшая система — приблизительно в четверти светового года от нас, — сообщила Мэрис, указывая направление.

Буркнув что-то себе под нос, Кеннто принялся отстукивать команды на панели.

— Поглядим, получится ли, — пробормотал он. — У резервного двигателя должно хватить энергии как раз на такой прыжок.

— Почему бы не заняться ремонтом прямо здесь? — предложил Кар’дас.

— Не переношу открытый космос, — смущенно ответил Кеннто, задавая координаты прыжка. — Тут темно, холодно и одиноко. А в той системе на горизонте наверняка найдутся одна-две чу́дные планетки.

— На которых мы сможем отыскать припасы — на случай, если ремонт затянется, — вставила Мэрис.

— Или даже укромное местечко, где мы сможем на время затаиться и отдохнуть от республиканской суеты, — добавил Кеннто.

Кар’дас ощутил во рту неприятную сухость.

— Не хочешь же ты сказать, что…

— Нет, не хочет, — заверила его Мэрис. — Рак всегда так говорит, когда перейдет дорогу кому-нибудь.

— Ему надо бы почаще возвращаться к этой мысли, — проворчал Кар’дас.

— Чего бормочешь-то? — полюбопытствовал Кеннто.

— Так, ничего.

— Да неужто? Ладно, двинулись. — Снизу донесся визг заработавшей механики — более тонкий, чем при запуске главного гиперпривода «Охотника за наживой», — и звезды вновь вытянулись в линии.

Кар’дас молча отсчитывал секунды, в полной мере сознавая, что резервный гиперпривод может выйти из строя в любой момент. Но ничего не случилось, и по прошествии нескольких напряженных минут звездные линии вновь рассыпались, явив взору крошечное желтое солнце прямо по курсу.

— Ну вот, мы на месте, — одобрительно сказал Кеннто. — Долетели с ветерком. Мэрис, не расскажешь, случаем, куда мы попали?

— Компьютер все еще занят расчетами, — откликнулась Мэрис. — Но похоже, мы залезли в неизведанное пространство на две с половиной сотни световых лет. — Она посмотрела на капитана. — Судя по всему, когда мы все-таки доберемся до Комры, придется платить неустойку за опоздание.

— О, не переживай так, — сказал Кеннто. — На починку гипера уйдет максимум день-два. Если немного поднажмем, опоздаем не больше чем на неделю.

Кар’дас едва подавил гримасу. Если память не изменяла, к поломке гиперпривода привел как раз тот факт, что они немного поднажали.

Чирикнуло устройство связи.

— Нас вызывают, — хмуро доложил Жорж, активируя коммуникатор. Он бросил взгляд на дисплей, желая знать, кому они вдруг могли понадобиться…

И почувствовал, как внутри все похолодело.

— Кеннто! — выпалил он. — Это же…

Договорить не дал донесшийся из динамика басовитый раскатистый смех.

— Так-так, Дубрак Кеннто, — прогромыхал на хаттском до боли знакомый голос. — Неужели ты решил, что от меня так легко сбежать?

— И это ты называешь «легко»? — проворчал Кеннто, активируя собственный передатчик. — О, привет, Прогга, — произнес он в микрофон. — Слушай, я уже говорил тебе… Пушнину я не отдам. У меня контракт с Дриксо, и…

— Забудь о шкурках, — оборвал его Прогга. — Говори, где тайная сокровищница.

Кеннто нахмурился и посмотрел на Мэрис:

— Что-что?

— Не придуривайся, — предупредил Прогга. Голос его зазвучал на октаву ниже. — Я вас знаю. Никогда не бежите просто так, а всегда бежите куда-то. Это единственная звездная система на всем направлении, и ты прилетел прямиком сюда. Куда еще ты мог спешить, как не на тайную базу с сокровищами?

Кеннто отключил микрофон:

— Кар’дас, где он?

— В ста километрах спереди по правому борту, — ответил Кар’дас, дрожащими пальцами отстукивая команды на сенсорной панели. — И приближается очень быстро.

— Мэрис?

— Не знаю, что ты нахимичил с гиперприводом, но «постарался» ты отлично, — сжато ответила она. — Больше от него никакого проку. В запасе по-прежнему есть резервный, но если мы запустим его, а Прогга снова нас выследит…

— Непременно выследит, — рыкнул Кеннто. Сделав глубокий вдох, он снова включил микрофон. — Все не так, как ты думаешь, — попытался успокоить он хатта. — Мы просто пытались…

— Довольно! — рявкнул Прогга. — Веди меня к базе. Живо.

— Нет никакой базы, — настойчиво повторил Кеннто. — Мы в Неизведанных регионах. С чего мне устраивать тут базу?

На панели Кар’даса мигнул датчик сближения.

— Тревога! — выпалил он. Взгляд заметался по дисплеям в поисках источника опасности.

— Откуда? — рявкнул в ответ Кеннто.

И в этот миг Кар’дас увидел маленький удлиненный силуэт ракеты прямо под «Охотником».

— Оттуда. — Он ткнул пальцем вниз, продолжая таращиться на дисплей.

Только тут до него дошло, что вектор ракеты не совпадает с вектором движения хаттского корабля. Он как раз собирался сообщить о своем открытии остальной команде, когда ракета вдруг раскрылась и из ее носовой части вылетел комок какого-то вещества. Быстро увеличиваясь в размерах, словно распускающийся цветок, он образовал тонкий барьер, растянувшийся почти на километр.

— Отключить питание! — скомандовал Кеннто, потянувшись через панель к главным силовым переключателям. — Быстрее!

— Что это? — озадаченно буркнул Кар’дас, щелкая переключателями на своей собственной панели.

— Конноровская сеть[1] или что-то вроде, — процедил Кеннто.

— Такого размера? — ошеломленно выдохнул Кар’дас.

— Не болтай, делай, — рявкнул Кеннто. Индикаторы состояния замигали красным; все трое пытались опередить приближающуюся сеть.

Но сеть одержала верх. Кар’дас успел отключить лишь две трети систем корабля, когда она накрыла их, сомкнув края вокруг командной рубки.

— Глаза закройте, — прокричала Мэрис.

Кар’дас зажмурился, но даже сквозь стиснутые веки смог разглядеть яркую вспышку за иллюминатором, когда сеть выдала высоковольтный разряд на корпус. Кожу неприятно защипало.

Когда он рискнул вновь открыть глаза, последние огоньки в рубке погасли. «Охотник за наживой» полностью отрубился.

В иллюминаторе удалось разглядеть вспышку света — как раз в той точке, где находился корабль хатта.

— Похоже, и Проггу сцапали, — заметил Кар’дас. В наступившей тишине его голос прозвучал неестественно громко.

— Сомневаюсь, — прогромыхал Кеннто. — На его корабле наверняка есть энергоотводы и прочая дрянь для противодействия подобным трюкам.

— Десять к одному, что без боя он не сдастся, — буркнула Мэрис.

— Да точно не сдастся, — устало проговорил Кеннто. — Он слишком глуп, чтобы понимать: у тех, кто создает конноровские сети такого размера, в рукаве наверняка припасено еще немало фокусов.

Череда зеленых бластерных линий пропорола космос со стороны хаттского корабля. В ответ с трех разных направлений полыхнуло несколько синих вспышек. Стрелявшие корабли, очевидно, были слишком малы или темны, чтобы их можно было разглядеть из рубки «Охотника».

— Как думаешь, могут эти ребята увлечься Проггой настолько, что забудут о нас? — с надеждой в голосе спросила Мэрис.

— Не думаю, — сказал Кар’дас, ткнув пальцем в направлении маленького серого кораблика незнакомой конструкции за бортом. Корабль имел гладкие изогнутые формы, размерами был примерно сопоставим с челноком или легким истребителем, а нос его был нацелен прямо в левый борт грузовоза Кеннто.

— Да уж, — согласился капитан, мельком глянув на незнакомый корабль, но затем вновь переключив внимание на яркие синие и зеленые вспышки вдалеке. — Пятьдесят к одному, что Прогга продержится не более пятнадцати минут и заберет с собой в могилу как минимум одного из противников.

Спорить никто не решился. Кар’дас наблюдал за битвой, жалея, что нет сенсоров. В школе он достаточно подробно изучал тактику космического боя, но атакующее построение чужих кораблей казалось ему совершенно незнакомым. Он все еще пытался вникнуть в суть происходящего, когда завершающий залп синего огня положил конец сражению.

— Шесть минут, — мрачным голосом возвестил Кеннто. — А эти парни хороши, кем бы они ни были.

— Тоже не можешь опознать? — спросила Мэрис, исподлобья поглядывая на молчаливого «стража».

— Да, незнакомая конструкция, — пробурчал капитан, отстегивая ремни безопасности и поднимаясь. — Надо оценить ущерб. И к появлению гостей хоть немного подлатать нашу птичку. Кар’дас, оставайся здесь и гляди в оба.

— Я? — изумился Кар’дас, ощущая неприятную пустоту в животе. — Но что, если… ну, ты понимаешь… Что, если нас станут вызывать?

— А ты как думаешь? — проворчал Кеннто, уводя Мэрис прочь из рубки. — Ответь.

2

Победившие корабли еще какое-то время кружили над останками хаттской посудины — вероятно, пилоты желали позлорадствовать. По количеству огоньков маневровых двигателей Кар’дас определил, что в битве участвовало три корабля. Плюс еще тот, что стоял дозором на фланге.

Конноровские сети, как и ионные пушки, применялись для того, чтобы обезвреживать и обездвиживать противника, но ни в коем случае не уничтожать, и к тому времени, когда корабль-страж наконец тронулся, Кеннто и Мэрис уже успели вернуть к жизни бо́льшую часть систем.

— Кеннто, он движется, — доложил Кар’дас по внутренней связи, наблюдая за тем, как серый кораблик лениво дрейфует мимо них. В новом положении нос «Охотника за наживой» был устремлен к корме стража. — Кажется, он приглашает следовать за ним.

— Уже идем, — отозвался Кеннто. — Вруби двигатель на четверть мощности.

К тому времени как капитан и второй пилот вернулись, серый кораблик уже прилично отдалился.

— Ну, понеслась, — пробормотал Кеннто, усаживаясь в пилотское кресло и мягко приводя корабль в движение. — Есть идеи, куда мы летим?

— Остаток их флотилии все еще околачивается у хаттского корабля, — заметил Кар’дас, протискиваясь мимо Мэрис к собственному боевому посту. — Возможно, и нам туда.

— Да, очень похоже, — согласился Кеннто, понемногу добавляя мощности двигателям. — По крайней мере, по нам не стреляют. Обычно это добрый знак.

Когда они достигли останков посудины Прогги, Кар’дас действительно смог разглядеть три чужих корабля. Два из них оказались точными копиями их конвоира, третий был крупнее, но не намного.

— Он меньше республиканского крейсера, — указал Кар’дас. — Да если честно, совсем кроха, учитывая, что` он только что натворил.

— Кажется, открывают ворота ангара, — подала голос Мэрис. — Специально для нас.

Кар’дас на глаз оценил габариты внутреннего пространства:

— Места не так много.

— Нос пролезет, — заверил его Кеннто. — А дальше воспользуемся стыковочным рукавом.

— Мы что, переберемся на их корабль? — дрогнувшим голосом спросила Мэрис.

— Если только они сами не пожелают заглянуть на огонек, — сказал Кеннто. — Скажем так: у кого в руках пушка, тот и музыку заказывает. — Он предупреждающе поднял палец. — Нам же пока важно постоянно контролировать ситуацию. — Он полуобернулся к Кар’дасу. — А это значит, что переговоры буду вести я. Ты открываешь рот, только когда спросят тебя лично, и выдаешь тот минимум информации, который является достаточным для ответа на вопрос. Уяснил?

Кар’дас сглотнул:

— Да.

Конвоир подвел их к борту крупного корабля, и две минуты спустя Кеннто накрепко зафиксировал нос «Охотника за наживой» в стыковочном кольце. В направлении служебного люка тут же вытянулся рукав. Кеннто перевел системы в режим ожидания. К тому моменту, как экипаж «Охотника» достиг трапа, мигание датчиков сообщило им, что рукав зафиксирован и загерметизирован.

— Ну, удачи нам, — пробормотал Кеннто. Распрямившись в полный рост, он разблокировал запоры люка. — И помните, переговоры веду я.

На той стороне их уже ждали: два синекожих гуманоида с горящими красными глазами и иссиня-черными волосами, одетые в идентичные черные мундиры с зелеными нашивками на плечах. На поясе у каждого из них был подвешен грозный на вид пистолет.

— Привет, — поздоровался Кеннто, вступая внутрь рукава. — Я — Дубрак Кеннто, капитан «Охотника за наживой».

Чужаки не ответили. Лишь расступились, приглашая внутрь.

— Сюда? — уточнил Кеннто, показывая рукой вперед. Второй он сжимал ладонь Мэрис. — Ладно.

Они с Мэрис двинулись вглубь рукава. Ребристое покрытие под ногами с каждым новым шагом вибрировало, словно подвесной мост. Кар’дас неотступно следовал позади, краем глаза изучая чужаков. Если не считать необычный цвет кожи и эти пылающие красные глаза, они были невероятно похожи на людей. Неужели побочная ветвь человеческой экспансии на заре истории Галактики? Или сходство носит случайный характер?

Снаружи их ждали еще два инородца, одетые и экипированные так же, как и первые двое, разве что нашивки на плечах были желтыми и голубыми. Когда трое людей выбрались из рукава, инородцы по-военному четко развернулись и зашагали вглубь коридора, гладкие искривленные стены которого были сделаны из незнакомого перламутрового материала с мягким блеском. Кончиками пальцев Кар’дас на ходу щупал стену, пытаясь определить, что перед ним: металл, керамика или какой-то сплав.

Спустя пять метров проводники остановились у раскрытой двери и встали по обеим сторонам дверного проема.

— Туда? — спросил Кеннто. — Ладно.

Он расправил плечи — Кар’дас нередко замечал за ним подобный жест перед важными переговорами — и, не выпуская из руки ладонь Мэрис, шагнул внутрь. Бросив последний взгляд на стены коридора, Кар’дас последовал за спутниками.

Небольшое помещение, куда они попали, было обставлено весьма незатейливым образом: стол да полдесятка стульев вокруг. Конференц-зал, решил Кар’дас. Или столовая для дежурного состава. Сидевший за столом синекожий инородец не сводил пылающих глаз с посетителей. На нем был такой же черный китель, что и на провожатых, но на плечах виднелись широкие алые нашивки, а на воротнике — пара изящных серебристых планок. Офицер?

— Привет, — бодро поздоровался Кеннто, остановившись у края стола. — Я — Дубрак Кеннто, капитан «Охотника за наживой». Вероятно, я ошибусь, если предположу, что вы говорите на общегале, так ведь?

Инородец не ответил, однако Кар’дасу показалось, что бровь синекожего чужака слегка изогнулась.

— Возможно, стоит попробовать один из торговых языков Внешнего Кольца? — предложил Жорж.

— О, благодарю за гениальную идею, — саркастически бросил Кеннто. — Приветствую вас, благородный господин, — продолжил он, переключившись на сай-бисти. — Мы — путешественники и торговцы с далекой планеты, и мы не желаем зла вам и вашему народу.

Ответа вновь не последовало.

— Попробуй таарджа, — предложила Мэрис.

— Я не слишком силен в таарджа, — ответил Кеннто на сай-бисти. — А как насчет вас? — добавил он, обращаясь к двум провожатым, которые вошли в комнату следом за ними. — Кто-то из вас понимает сай-бисти? А как насчет таарджа? Мизе-каулф?

— Сай-бисти подойдет, — ровным тоном произнес на означенном языке инородец, сидевший за столом.

Кеннто повернулся и изумленно заморгал:

— Простите, вы сказали?..

— Я сказал, что сай-бисти подойдет, — повторил инородец. — А теперь, пожалуйста, садитесь.

— О… благодарю вас. — Кеннто подставил стулья себе и Мэрис и кивком предложил Кар’дасу сделать то же самое. Спинки стульев, как заметил Кар’дас, были чуть непривычны для человеческой спины, но неудобными их назвать было нельзя.

— Я — Митт’рау’нуруодо, командор второй сторожевой флотилии Флота экспансии и обороны Доминации чиссов, — произнес чужак. — Это «Реющий Ястреб», мой флагман.

Экспансия. Кар’дас почувствовал дрожь в коленях. Слово отчетливо указывало на то, что Доминация чиссов активно расширяет свои владения.

Он понадеялся, что в логику рассуждений все-таки закралась ошибка. В настоящий момент внешняя угроза была бы для Республики совсем некстати. Верховный канцлер Палпатин выбивался из сил, но косность устоев и правительственная коррупция были невероятно живучими. Даже сейчас, по прошествии пяти лет со времен несчастья, постигшего Набу, Торговая Федерация до сих пор не понесла наказания за вопиющую агрессию в отношении этой мирной зеленой планеты, несмотря на все попытки Палпатина добиться справедливости. По Галактике катилась волна негодования и недовольства существующими порядками. То и дело возникали слухи о новой реформе или возникновении новых сепаратистских настроений.

Кеннто, само собой, подобная ситуация устраивала. Бюрократическая волокита, скопища налогов, пошлин, запретов — все это было идеальной средой для ведения скромного бизнеса по перевозке контрабанды. И Кар’дас был вынужден признать, что за время его пребывания на борту «Охотника за наживой» поживиться им удалось вполне прилично.

Кеннто, вероятно, не понимал лишь одного: при всей выгоде политических неурядиц слишком многое в подобной обстановке могло пойти контрабандистам во вред. Да и любому другому гражданину Республики тоже.

Стоило ли говорить, что полномасштабные боевые действия не могли благотворно сказаться ни на ком из них?

— А вы?.. — спросил Митт’рау’нуруодо, переводя взгляд пылающих алых глаз на Кар’даса.

Кар’дас только открыл рот…

— Командор, я — Дубрак Кеннто, — встрял Кеннто, не дав ему вымолвить и слова. — Капитан грузового…

— А вы?.. — повторил Митт’рау’нуруодо чуть настойчивее, по-прежнему не сводя глаз с Кар’даса.

Кар’дас покосился на Кеннто, получил в ответ утвердительный кивок…

— Я — Жорж Кар’дас, член экипажа грузового судна «Охотник за наживой».

— А они кто? — спросил Митт’рау’нуруодо, указывая на остальных.

И вновь Кар’дас выжидательно посмотрел на Кеннто. С кислой миной на лице капитан все же кивнул подчиненному.

— Это мой капитан, Дубрак Кеннто, — сообщил командору Кар’дас. — А это его… — «Подружка? Второй пилот? Компаньонка?» — …заместитель, Мэрис Фераси.

Митт’рау’нуруодо кивком приветствовал каждого из них, затем вновь повернулся к Кар’дасу:

— Зачем вы здесь?

— Мы — кореллианские торговцы, — сообщил Кар’дас. — Жители одной из звездных систем Галактической Республики.

— К’релл’нские, — повторил Митт’рау’нуруодо, будто пробуя незнакомое слово на зуб. — Торговцы, говорите? Не исследователи и не разведчики?

— Конечно же нет, — заверил его Кар’дас. — Мы всего лишь возим грузы между планетами.

— А тот, второй корабль? — полюбопытствовал Митт’рау’нуруодо.

— Пираты в своем роде, — встрял в диалог Кеннто, не дав Кар’дасу ответить. — Мы пытались уйти от них, но у нас возникли неполадки в гиперприводе… В общем, вот так мы здесь и оказались.

— Вы знали этих пиратов? — уточнил Митт’рау’нуруодо.

— Да откуда, собственно… — начал было Кеннто.

— Вы правы, какое-то время назад у нас с ними уже были неприятности, — перебил его Кар’дас. Когда Митт’рау’нуруодо задавал вопрос, в его голосе прозвучало нечто такое… — Думаю, они специально на нас охотились.

— Должно быть, вы везете очень ценный груз.

— Ничего особенного, — заверил его Кеннто, бросая предупреждающий взгляд на Кар’даса. — Груз пушнины и роскошных нарядов. Кстати, мы крайне признательны, что вы нас спасли.

Кар’дас ощутил сухость в горле. В трюме действительно хранились пышные одежды, но в воротник одной из меховых мантий была вшита пригоршня весьма дорогостоящих огнекристаллов. И если Митт’рау’нуруодо примет решение обыскать груз и найдет их, в будущем «Охотника за наживой» будет ждать крайне недовольная хаттша Дриксо.

— Право, не стоит благодарности, — ответил Митт’рау’нуруодо. — К слову, мне не терпится узнать, какую одежду ваш народ считает роскошной. Быть может, перед отбытием вы покажете мне груз?

— Буду польщен, — расплылся в улыбке Кеннто. — Но я правильно понял? Вы нас отпускаете?

— Скоро, — заверил его Митт’рау’нуруодо. — Сперва я должен осмотреть корабль и убедиться, что вы и впрямь невинные путешественники.

— Разумеется, — не стал упираться Кеннто. — Мы проведем обстоятельную экскурсию в любое удобное для вас время.

— Благодарю, — сказал Митт’рау’нуруодо. — Впрочем, все это может подождать до прибытия на базу. А пока для вас приготовят комнаты. Возможно, позже вы позволите продемонстрировать вам чисское гостеприимство.

— Почтем за честь, командор. — Кеннто поклонился. — Я лишь прошу иметь в виду, что у нас очень жесткий график, а неожиданный крюк ужесточил его еще больше. Мы будем весьма признательны, если вы отпустите нас как можно скорее.

— Разумеется, — кивнул Митт’рау’нуруодо. — База недалеко.

— В этой системе? — уточнил Кеннто, но поднял руку, прежде чем чисс успел ответить. — А, понимаю, понимаю, не мое дело.

— Точно, — согласился Митт’рау’нуруодо. — И все же большого вреда не будет, если я сообщу вам, что база находится в совершенно другой системе.

— А… — выдохнул Кеннто. — Могу ли я спросить, когда мы отправляемся?

— Мы уже в пути, — мягко сказал Митт’рау’нуруодо. — Мы совершили прыжок в гиперпространство приблизительно четыре стандартные минуты назад.

Кеннто нахмурился:

— В самом деле? Я ничего такого не почувствовал.

— Вероятно, наши гиперприводы совершеннее ваших, — произнес Митт’рау’нуруодо, поднимаясь. — А сейчас, если позволите, я провожу вас в каюту.

Пройдя еще пять метров дальше по коридору, чисс остановился у двери и коснулся панели управления на стене.

— Как только я снова пожелаю вас видеть, я за вами пришлю, — сообщил он, когда дверь открылась.

— С нетерпением ждем новой беседы. — Кеннто вновь поклонился, пропуская Мэрис внутрь. — Благодарю вас, командор.

И парочка исчезла за дверью. Кивнув командору, Кар’дас последовал за ними.

Каюта была обставлена компактно: трехэтажная койка у одной стены, откидной стол со скамейками у другой. Возле койки — три больших выдвижных ящика, вмонтированных в стену; справа дверь, за ней — что-то вроде компактной душевой.

— Как думаете, что он с нами сделает? — пробормотала Мэрис, оглядывая помещение.

— Отпустит, — успокоил ее Кеннто. Он заглянул в душевую, после чего уселся на нижнюю койку, чуть наклонившись вперед, чтобы не задевать головой о верхний ярус. — Вопрос в другом: увезем ли мы с собой огнекристаллы?

Кар’дас прочистил горло.

— Э-э-э… может, не стоит болтать? — спросил он, обводя комнату многозначительным взглядом.

— Расслабься, — брякнул Кеннто. — Они ни слова не понимают на общегале. — Контрабандист прищурился. — И раз уж мы подняли эту тему: какой хатт тебя дернул за язык сказать ему, что мы знаем Проггу?

— Было что-то такое в его глазах и голосе, — протянул Кар’дас. — Мне показалось, будто он уже знает обо всем и лучше сказать правду, чем ждать, когда он поймает нас на вранье.

— Чепуха, — фыркнул Кеннто.

— А может, из экипажа Прогги кто-то уцелел, — предположила Мэрис.

— Невозможно, — уверенно сказал Кеннто. — Ты же видела, что они сделали с кораблем. Он вскрыт, как сухпаек.

— Я не знаю, откуда он узнал, — повторил Кар’дас. — Я могу только сказать, что он знал.

— В любом случае нельзя лгать честному человеку, — пробормотала Мэрис.

— Это ты о ком — о нем? — хохотнул Кеннто. — «Честный»? Только не говори, что ты это всерьез. Военные все одинаковые, а такие вот скользкие субчики — хуже всех, я это давно понял.

— Я знаю нескольких благородных солдат, — сухо ответила Мэрис. — Кроме того, я всегда относилась к людям с приязнью. Думаю, этому Миттрау… или как его там… в общем, мне кажется, ему можно доверять. — Она подняла брови. — И я не думаю, что будет хорошей идеей пытаться его обхитрить.

— Это будет плохая идея только в том случае, если нас поймают, — сказал Кеннто. — В нашей Галактике ты получаешь то, за что торгуешься, Мэрис. Ни больше ни меньше.

Она покачала головой:

— Твоя проблема в том, что у тебя мало веры в людей, Рак.

— У меня столько веры, сколько нужно, малышка, — спокойно сказал Кеннто. — Просто так уж сложилось, что я знаю о людской натуре чуточку больше твоего. И о людской натуре, и о нелюдской.

— И все же я думаю, что мы должны играть с ним абсолютно открыто.

Кеннто фыркнул:

— Играть с ним открыто — последнее, чего я хочу. Никогда в жизни. При таком раскладе соперник получает все преимущества. — Он кивком указал на запертую дверь. — А этот конкретный соперник, судя по всему, из тех парней, которые готовы до тех пор задавать вопросы, пока мы не умрем от старости. Ему палец в рот не клади.

— А по-моему, не такая уж плохая идея — поторчать здесь еще немного, — заметил Кар’дас. — Ребята Прогги крепко обозлятся, когда тот не вернется.

Кеннто покачал головой:

— Они никогда не свяжут это с нами. Ни за что.

— Да, но…

— Слушай, малыш, давай лучше я буду думать за вас, ладно? — оборвал его Кеннто. Забросив ноги на койку, он улегся на спину и засунул руки за голову. — А теперь все помолчите. Я попробую прикинуть, как нам лучше сыграть.

Мэрис переглянулась с Кар’дасом, пожала плечами и полезла на вторую полку. Вытянувшись на ложе, она скрестила руки на груди и уставилась медитативным взором в дно третьего яруса.

Перейдя на другую сторону комнаты, Кар’дас разложил стол и одно из сидений и более-менее комфортно примостился между столом и стеной. Поставив локоть на стол, он подпер голову рукой, закрыл глаза и постарался расслабиться.

Он сам не заметил, как задремал. Внезапный звонок заставил его вскочить на ноги. Дверь открылась; за ней стоял затянутый в черную униформу чисс.

— Командор Митт’рау’нуруодо шлет свой поклон, — произнес чужак, выговаривая сай-бистианские слова с сильным акцентом. — Он просит вас явиться на носовую визуальную номер один.

— Замечательно, — сказал Кеннто, резво спуская ноги с койки и соскакивая на пол. Его тон и слова выражали притворную радость — Кар’дас часто слышал от него такие речи во время торгов.

— Не вы, — молвил чисс и показал на Кар’даса. — Только он.

Кеннто застыл как вкопанный:

— Что?

— Пищу для вас уже готовят, — пояснил чисс. — Пока же пойдет только он.

— Нет, погоди-ка, — сказал Кеннто, делая шаг вперед. — Мы держимся вместе, иначе…

— Все нормально, — прервал его Кар’дас. Чисс, стоявший в дверях, не шелохнулся, но по едва заметному смещению света и тени снаружи Кар’дас понял, что вне поля зрения находятся еще несколько. — Со мной все будет в порядке.

— Кар’дас…

— Нормально, — повторил Кар’дас и шагнул к двери. Чисс отодвинулся, и он вышел в коридор.

За дверью в самом деле обнаружились еще чиссы — по двое стояло слева и справа от двери.

— За мной, — указал провожатый, когда дверь закрылась.

Они двинулись по изогнутому коридору, миновав по пути три перекрестка и несколько дверей. Две из них были открыты, и Кар’дас не смог устоять перед искушением мельком заглянуть внутрь. Однако повсюду были только незнакомые приборы и чиссы в черном.

Кар’дас ожидал, что носовая визуальная окажется всего лишь еще одной переполненной чиссами комнатой, забитой сложным оборудованием. К его удивлению, за очередной дверью обнаружился зал, напоминавший смотровую палубу небольшого звездного лайнера. Перед выпуклым окном, простиравшимся от пола до потолка, стоял длинный изогнутый диван. За окном распускались великолепные линии гиперпространства, проплывавшие мимо корабля. Свет в зале был приглушен, отчего зрелище выглядело еще более впечатляющим.

— Добро пожаловать, Жорж Кар’дас.

Кар’дас обернулся. На дальнем краю дивана сидел Митт’рау’нуруодо, один; его силуэт четко выделялся на фоне неба.

— Командор, — произнес Кар’дас, вопросительно взглянув на проводника. Кивнув, тот вернулся обратно в коридор и закрыл дверь за собой и остальным эскортом. Чувствуя себя довольно-таки неуютно, Кар’дас обошел диван с другого конца и направился к чиссу.

— Прекрасный вид, не так ли? — заметил Митт’рау’нуруодо, когда гость подошел ближе. — Прошу вас, садитесь.

— Благодарю, — сказал Кар’дас, настороженно присаживаясь в метре от собеседника. — Могу я поинтересоваться, для чего вы меня вызвали?

— Чтобы полюбоваться вместе со мной этим зрелищем, разумеется, — сухо ответил Митт’рау’нуруодо. — И заодно ответить на несколько вопросов.

У Кар’даса свело желудок. Значит, допрос. В глубине души он знал, что так и будет, но, вопреки здравому смыслу, надеялся, что наивно-идеалистическое мнение Мэрис о захватившем их в плен чиссе все-таки окажется верным.

— Действительно, очень красиво, — молвил он, не зная, что еще сказать. — Я немного удивился, обнаружив такую залу на военном корабле.

— О, она вполне функциональна, — заверил его Митт’рау’нуруодо. — Ее полное название — носовая площадка визуальной триангуляции номер один. Во время боя здесь находятся наблюдатели, которые следят за вражескими кораблями и прочими возможными источниками опасности, координируя работу части орудий прямой наводки.

— Но разве у вас нет для этого сенсоров? — нахмурился Кар’дас.

— Есть, конечно, — ответил Митт’рау’нуруодо. — И они, как правило, функционируют весьма успешно. Однако вы, несомненно, знаете, что электронные глаза можно обмануть или ослепить. Иногда глаза чиссов более надежны.

— Да уж, — согласился Кар’дас, глядя в пылающие глаза собеседника. — Но ведь трудно оперативно доставлять информацию орудийным расчетам?

— Для этого есть свои способы, — молвил Митт’рау’нуруодо. — Так в чем именно состоит ваш бизнес, Жорж Кар’дас?

— Капитан Кеннто уже рассказал вам, — отвечал Кар’дас, чувствуя, как со лба стекают капли пота. — Мы занимаемся торговлей и перевозками.

Митт’рау’нуруодо покачал головой:

— К несчастью, версия вашего капитана не выдерживает критики. Я знаком с экономикой межзвездных перевозок. Ваш корабль слишком мал, чтобы доставка стандартной партии груза покрыла хотя бы текущие расходы, не говоря уже об аварийном ремонте. Из этого я делаю вывод, что у вас есть какой-то сторонний заработок. У вас нет оружия — значит, вы не пираты и не каперы. Следовательно, вы контрабандисты.

Кар’дас заколебался. «Ну и что на это ответить?»

— Полагаю, не стоит упоминать о том, что наши экономики могут работать по-разному? — спросил он, не желая сдаваться.

— Вы на этом настаиваете?

Кар’дас замялся, но Митт’рау’нуруодо снова посмотрел на него этим своим всеведущим взором.

— Нет, — сознался он. — В основном мы просто торговцы, как и сказал капитан Кеннто, но иногда мы все-таки немножечко возим контрабанду.

— Понятно, — сказал Митт’рау’нуруодо. — Спасибо за честный ответ, Жорж Кар’дас.

— Можете звать меня просто Кар’дас, — ответил тот. — В нашей культуре по имени принято называть только друзей.

Митт’рау’нуруодо приподнял брови:

— Вы не считаете меня другом?

— А вы меня? — парировал Кар’дас.

Едва слова сорвались с языка, как он пожалел о них. Сарказм ни в коем случае не мог быть линией поведения в подобных стычках.

Но Митт’рау’нуруодо лишь приподнял бровь.

— Пока нет, — спокойно признал он. — Возможно, когда-нибудь. Вы меня заинтриговали, Кар’дас. Вот вы сидите здесь, в плену у незнакомых существ, далеко от дома. Однако вместо того, чтобы быть окутанным страхом и злобой, вы источаете любопытство.

Кар’дас нахмурился:

— Любопытство?

— Ступив на корабль, вы принялись разглядывать моих воинов, — пояснил Митт’рау’нуруодо. — По вашим глазам и выражению лица я видел, что вы наблюдаете, размышляете, что-то подсчитываете. Вы занимались тем же по дороге к вашей каюте и опять же только что, когда вас вели сюда.

— Я просто глядел по сторонам, — поспешил заверить командора Кар’дас, его сердце забилось чуточку быстрее. Интересно, в списке Митт’рау’нуруодо шпионы стоят выше или ниже контрабандистов? — Я не замышлял ничего дурного.

— Успокойтесь, — сказал Митт’рау’нуруодо с нотками веселья в голосе. — Я не обвиняю вас в шпионаже. Я тоже наделен даром любопытства и поэтому ценю его в других. Скажите мне: для кого предназначены эти спрятанные драгоценные камни?

Кар’дас вздрогнул:

— Вы нашли?.. То есть… в таком случае почему вы о них спрашиваете?

— Как я сказал, я ценю честность, — отвечал Митт’рау’нуруодо. — Так кто их получатель?

— Группа хаттов, действующая в окрестностях системы Комра, — сдался Кар’дас. — Конкуренты тех, которых вы… тех, которые на нас напали. — Он запнулся. — Вы знали, что они не просто случайные пираты, верно? Что они специально на нас охотились?

— Мы отслеживали ваши переговоры, готовясь вмешаться, — пояснил Митт’рау’нуруодо. — Конечно, смысл для нас был абсолютно непонятен, но я услышал в речи хатта фонемы «Дубрак Кеннто», и я узнал их, когда позднее капитан Кеннто представился мне. Вывод был очевиден.

У Кар’даса по спине побежали мурашки. Разговор на незнакомом языке… и тем не менее Митт’рау’нуруодо умудрился запомнить достаточно, чтобы вычленить из этой абракадабры имя Кеннто. Что же они за существа, эти чиссы?

— Значит, владеть этими камнями запрещено?

— Нет, но таможенные пошлины просто заоблачные, — сказал Кар’дас, с трудом возвращаясь в русло разговора. — Контрабандистов нанимают в частном порядке, чтобы не платить эти пошлины. — Он заколебался. — Вообще-то, судя по тем личностям, от которых мы получили данную партию, камни могли быть и украдены. Только не говорите об этом Мэрис.

— О-о-о!

Кар’дас скривился. Вот опять — ляпнул не подумав. Возможно, Митт’рау’нуруодо и не убьет его, но Кеннто — убьет точно.

— Мэрис в некотором смысле идеалистка, — неохотно пояснил он. — Она считает, что занятие контрабандой — это своего рода протест против жадной и глупой республиканской бюрократии.

— Капитан Кеннто не счел нужным ее просветить?

— Капитану Кеннто нравится ее общество, — буркнул Кар’дас. — Я сомневаюсь, что она останется с ним, если узнает всю правду.

— Он утверждает, что заботится о ней, и при этом обманывает?

— Я не знаю, что он там утверждает, — отвечал Кар’дас. — Хотя, наверное, вы скажете, что идеалисты вроде Мэрис в основном обманывают сами себя. Правда у нее перед глазами, надо только захотеть ее увидеть. — Он снова посмотрел в пылающие красным глаза. — Хотя, разумеется, это не оправдывает нашу с Кеннто роль, — добавил он.

— Да, не оправдывает, — согласился Митт’рау’нуруодо. — Какие будут последствия, если вы не доставите камни по адресу?

У Кар’даса пересохло в горле. Вот вам и благородный командор Митт’рау’нуруодо. Должно быть, огнекристаллы здесь также невероятно ценятся.

— Нас убьют, — признался он. — Скорее всего, каким-нибудь особенно веселым и зрелищным способом — например, скормят выводку здоровенных зверюг.

— А если доставка всего лишь задержится?

Кар’дас нахмурился, пытаясь разобрать выражение лица собеседника в свете мельтешащего гиперпространства.

— Что именно вам от меня нужно, командор Миттраунуруодо?

— Ничего излишне обременительного, — сознался чисс. — Я всего лишь хочу ненадолго оставить вас у себя в гостях.

— Для чего?

— Частично чтобы узнать побольше о вашем народе, — сказал Митт’рау’нуруодо. — Но в основном для того, чтобы вы обучили меня языку.

Кар’дас заморгал:

— Языку? Вы имеете в виду общегал?

— Это ведь основной язык вашей Республики, не так ли?

— Да, но… — Кар’дас замялся, пытаясь придумать вежливую формулировку вопроса.

Должно быть, Митт’рау’нуруодо прочитал его мысли… а может, что более вероятно, выражение на его лице.

— Я не планирую вторжение, если вас это беспокоит, — молвил он, едва заметно улыбнувшись. — Чиссы не вторгаются в пространство, обжитое другими народами. Мы даже не воюем с потенциальными противниками, если только на нас не нападают первыми.

— Ну, с нашей стороны вы уж точно можете не опасаться нападения, — поспешно заверил его Кар’дас. — У нас сейчас хватает и внутренних проблем.

— В таком случае нам нечего бояться друг друга, — заключил Митт’рау’нуруодо. — Вы всего лишь удовлетворите мое любопытство.

— Понятно, — осторожно сказал Кар’дас. Кеннто, ясное дело, сейчас вовсю бы торговался, цепляясь за каждый пункт ногтями и зубами, надеясь вытрясти из чисса максимум возможного. Очевидно, именно поэтому Митт’рау’нуруодо предпочел иметь дело с менее искушенным членом команды.

— Что касается вас, то ваше любопытство будет удовлетворено в равной степени. — Митт’рау’нуруодо поднял брови. — Вы ведь тоже хотите узнать больше о моем народе, верно?

— Очень хочу, — сказал Кар’дас. — Но, боюсь, для капитана Кеннто это будет слабым утешением.

— Возможно, его утешат несколько ценных предметов, добавленных к его коллекции, — предположил Митт’рау’нуруодо. — Это также поможет умиротворить ваших клиентов.

— Да, без умиротворения вряд ли обойдется, — сумрачно произнес Кар’дас. — Маленький довесок к партии весьма этому поспособствует.

— Значит, договорились, — заключил Митт’рау’нуруодо, поднимаясь на ноги.

— Еще одно, — сказал Кар’дас, поспешно вскакивая с дивана. — Я с радостью обучу вас общегалу, но я бы тоже хотел брать уроки языка. Вы не могли бы взамен обучить меня языку чиссов? Или хотя бы поручить это кому-то из ваших подчиненных?

— Я могу научить вас понимать чеунх, — ответил Митт’рау’нуруодо, задумчиво сощурив глаза. — Но сомневаюсь, что вы когда-нибудь сможете как следует на нем говорить. Я заметил, что вы даже не можете правильно произнести мое имя.

Кар’дас почувствовал, что краснеет:

— Прошу прощения.

— Нет нужды извиняться, — успокоил его Митт’рау’нуруодо. — Ваш речевой аппарат близок к нашему, но, очевидно, несколько отличается. Впрочем, думаю, я мог бы обучить вас языку миннисиат. Это язык торговли, широко распространенный в пограничных регионах нашей Доминации.

— Это было бы чудесно, — кивнул Кар’дас. — Благодарю вас, командор Митт… э-э-э… командор.

— Да, — сухо отозвался Митт’рау’нуруодо. — И поскольку мы проведем некоторое время вместе, думаю, я облегчу жизнь вам и вашим спутникам. Вы можете называть меня средним именем — Траун.

Кар’дас нахмурился:

— Это разрешено?

Митт’рау’нуруодо — Траун — пожал плечами.

— Вопрос достаточно спорный, — признался он. — В целом полные имена принято употреблять на официальных мероприятиях, при разговорах с незнакомцами, а также со старшими в чине и звании.

— И на нас распространяются все три условия.

— Да, — подтвердил Траун. — Но мне кажется, что при достаточно веских причинах можно сделать и исключение. Как сейчас.

— Да, это в значительной мере облегчит диалог, — кивнул Кар’дас. — Благодарю вас, командор Траун.

— Не стоит благодарности, — ответил чисс. — А пока для вас уже приготовлены легкие закуски. Сразу после обеда, думаю, мы сможем приступить к языковым урокам.

3

Служащая в приемной отложила в сторону комлинк и улыбнулась гостям.

— Верховный канцлер ждет вас, мастер К’баот, — сказала она.

— Премного благодарен, — холодно отозвался мастер-джедай Джорус К’баот.

Стоявшая рядом с ним Лорана Джинзлер невольно поморщилась. Учитель был зол, и при нынешних обстоятельствах она не могла его винить. Но у К’баота были разногласия с Палпатином, а не со скромной служащей, не имевшей никаких полномочий нарушать приказ, спущенный из кабинета Верховного канцлера. И не было никаких оснований вымещать на ней раздражение.

Впрочем, К’баот и не имел такой привычки. Не проронив больше ни слова, он развернулся и зашагал в направлении кабинета Палпатина. Прежде чем последовать за ним, Лорана не поленилась перехватить взгляд служащей и ободряюще улыбнуться.

Из дверного проема, к которому они направились, вынырнула пара брольфов в кожаных одеяниях. Их кожа, покрытая желто-зелеными узорами, заметно подрагивала от переполнявших их эмоций. К’баот не замедлил шага, и двум инородцам пришлось посторониться, чтобы пропустить его. Лорана вновь поежилась, но через мгновение в несколько быстрых шагов нагнала учителя у дверей кабинета.

Верховный канцлер Палпатин сидел за столом у широкого окна, за которым открывался вид на урбанистический пейзаж столицы Галактики. Подле канцлера стоял молодой человек в расшитой рубашке и жилете и что-то зачитывал вслух с инфопланшета, который держал в руках.

Когда К’баот и Лорана вошли, Палпатин поднял взгляд и немедленно расплылся в своей знаменитой улыбке.

— А, мастер К’баот. — Широким жестом он пригласил гостей внутрь. — И конечно же, ваш юный падаван. Лорана Джинзлер, не так ли? Рад видеть вас обоих.

— Давайте опустим любезности, канцлер, — сухо ответил К’баот, на ходу отстегивая от пояса планшет. — Это не визит вежливости.

Молодой человек под боком у Палпатина распрямился, его глаза сверкнули.

— Не смейте говорить с Верховным канцлером в подобном тоне, — резко продекламировал он.

— Следи за языком, пешка, — прорычал К’баот. — Бери в охапку свои мелочные дела и проваливай.

Молодой человек даже не шевельнулся.

— Не смейте говорить с Верховным канцлером в подобном тоне, — повторил он.

— Все в порядке, Кинман. — Палпатин поднялся на ноги и коснулся плеча подчиненного. — Уверен, мастер К’баот совсем не хотел выказать непочтительное отношение к моей персоне.

Какую-то секунду в воздухе отчетливо витало напряжение: К’баот и Палпатин мерили друг друга взглядами. Затем, к облегчению Лораны, губы учителя дрогнули.

— Нет, конечно же нет, — чуть более учтиво проговорил джедай.

— Видишь, все в порядке, — сказал Палпатин, обращаясь к молодому подчиненному. — Мастер К’баот, вы еще не знакомы с моим новым советником? Это Кинман Дориана.

— Польщен и безмерно рад встрече, — бросил К’баот тоном, явно подразумевавшим обратное.

— Как и я, мастер К’баот, — откликнулся Дориана. — Большая честь — познакомиться с человеком, посвятившим свою жизнь служению Республике.

— Для меня подобное знакомство — также огромная честь, — добавил Палпатин. — Чем могу помочь вам, мастер К’баот?

— Вам прекрасно известно, чем вы можете помочь, — прорычал джедай. Не став ждать официального приглашения, он уселся на один из стульев и бросил на стол инфопланшет. — Два слова: «Сверхдальний Перелет».

— Ну разумеется, — устало протянул Палпатин, жестом приглашая Лорану последовать примеру учителя. Сам он также вернулся в кресло. — И в чем проблема на этот раз?

— Вот в этом. — Взмахом руки К’баот призвал Силу и подтолкнул инфопланшет ближе к Верховному канцлеру. — Сенатский комитет по ассигнованиям опять урезал финансирование.

Палпатин вздохнул:

— Но чего вы хотите от меня, мастер К’баот? Я не могу диктовать Сенату свою волю. И тем более не в моих силах указывать твердолобым бюрократам из комитета по ассигнованиям, что лучше для нас.

— Для нас? — эхом отозвался К’баот. — Теперь уже «мы», вот как? Кажется, еще совсем недавно вас отнюдь не воодушевляла сама перспектива запуска подобного проекта.

— Вероятно, вы запамятовали, — чуть более резким тоном произнес Палпатин. — Последние несколько месяцев препятствия проекту чинил Совет джедаев, а отнюдь не я. У меня вообще сложилось впечатление, что мастер Йода не желает отпускать в экспедицию более одного-двух джедаев.

— Когда придет время, я сумею убедить мастера Йоду в своей правоте, — твердо сказал К’баот. — Сейчас судьба проекта целиком и полностью в ваших руках.

— И я делаю все от меня зависящее, чтобы помочь, — напомнил Палпатин. — Вы получили корабли — шесть новейших дредноутов, только что со сборочного конвейера «Звездолетов Рендили». Вы получили ядро снабжения[2], как и хотели. Получили турболифтовые пилоны, которые скрепят всю конструкцию воедино. У вас есть пассажиры и экипаж, проходящий обучение на Малой Яге…

— Ага! — воскликнул К’баот, тыча пальцем в инфопланшет, к которому Верховный канцлер так и не притронулся. — А на деле нет у меня никаких пассажиров. Какой-то тупой бюрократ постановил, что на кораблях будет только экипаж — никаких семей и прочих потенциальных колонистов.

Палпатин с неохотой, как показалось Лоране, взял со стола планшет.

— Что ж, с точки зрения экономии решение очень верное, — протянул он, пролистывая данные. — Чем больше на борту пассажиров, тем больше нужно припасов и оборудования.

— Но это равносильно отмене всего проекта, — возразил К’баот. — Ведь какой смысл отправлять экспедицию в другую галактику, если не будет возможности основать там даже простенькую колонию?

— Вероятно, у комитета были свои причины для подобного решения, — негромко предположил Палпатин. — С тех пор как вы и Совет впервые предложили идею проекта, политическая ситуация в Галактике значительно изменилась.

— Тем более важно запустить проект, — сказал К’баот. — Нужно выяснить, какие опасности и угрозы таят в себе Неизведанные регионы и не планирует ли кто начать вторжение из другой галактики.

— Опасности? — Палпатин взметнул брови. — У меня складывалось впечатление, что целью «Сверхдальнего Перелета» был поиск новых форм жизни за пределами Галактики, а также потенциальных кандидатов в джедаи. Кажется, именно так изначально формулировалась цель проекта.

— Мы вполне можем выполнить обе поставленные задачи, — упрямо произнес К’баот. — Я полагал, что, если ввести в параметры задания аспект безопасности границ Республики, Сенат с большей готовностью откликнется на мое предложение.

Палпатин покачал головой. Его седые волосы блеснули, отражая свет, падающий из окна. Лорана еще помнила времена, когда канцлер был шатеном, лишь с легкой сединой в висках. Сейчас, по прошествии пяти лет служения Республике, от насыщенного цвета его волос не осталось и следа.

— Мне очень жаль, мастер К’баот, — отвечал Палпатин. — Если вы сможете убедить Сенат аннулировать постановление комитета по ассигнованиям, я с радостью окажу вам поддержку. Но в настоящий момент я ничем не могу помочь.

— Если только, — вмешался Дориана, — мастер К’баот тем или иным образом не поможет нам уладить барлокский вопрос.

— Нет-нет, ничего больше я сделать не смогу, — повторил Палпатин, предостерегающе посмотрев на помощника. — В конце концов, Совет все равно не пошлет мастера в сектор Маркол, учитывая, сколько неотложных дел в столице.

— Минуточку, — прогромыхал К’баот. — В чем там суть?

— Едва ли это вообще стоило упоминания, — с неохотой произнес Палпатин. — Небольшой диспут между Корпоративным союзом и одним из региональных правительств Барлока по вопросу каких-то там прав на ведение горнодобывающей деятельности. Те брольфы, что ушли непосредственно перед вашим приходом, представляли позицию правительства и просили помощи в выработке соглашения.

— И вы даже не подумали о том, чтобы обратиться ко мне? — вспыхнул К’баот. — Кажется, я должен оскорбиться.

— Пожалуйста, мастер К’баот. — Палпатин улыбнулся. — У меня и так на Корусанте полно врагов. Не хочу, чтобы к их числу добавился еще один.

— Тогда давайте заключим сделку, — предложил К’баот. — Я разрешу этот ваш диспут, а вы убедите комитет по ассигнованиям вернуть «Сверхдальнему Перелету» полное финансирование.

Лорана заерзала в кресле. Подобные подковерные сделки казались ей незаконными, противоречащими всем канонам справедливости в Республике. Но она не осмелилась высказать эту мысль вслух, тем более в присутствии Палпатина и его помощника.

— Не могу ничего обещать, — предостерег джедая Палпатин. — Особенно учитывая, что в вопрос вовлечен Сенат. Но я верю в «Сверхдальний Перелет», мастер К’баот, и сделаю все, что в моих силах, для осуществления вашей мечты.

К’баот не ответил, и Лорана вновь на миг почувствовала повисшее в воздухе напряжение. Но затем мастер-джедай кивнул.

— Хорошо, канцлер Палпатин, — проговорил он, поднимаясь на ноги. — К концу дня мы вылетим на Барлок. — Он поднял указательный палец. — А вы проследите за тем, чтобы к моему возвращению проект получил финансирование. И колонистов.

— Сделаю все от меня зависящее, — сказал Палпатин, улыбаясь. — До свидания, мастер К’баот, падаван Джинзлер.

Лорана дождалась, когда они с учителем вышли за двери кабинета и зашагали по широкому коридору.

— Что вы имели в виду, сказав, что к вечеру мы уже отправимся на Барлок? — спросила она. — Разве подобные поездки не требуют одобрения Совета?

— Не беспокойся о Совете, — отрывисто бросил К’баот. — На пути в кабинет Палпатина ты сбавила шаг, чтобы пропустить брольфов…

Лорана почувствовала сухость в горле.

— Я не хотела сбить их с ног.

— Ты бы и не смогла, — возразил он. — Я успел прикинуть расстояние между ними. Чтобы нас пропустить, им бы даже не пришлось расступаться.

— И все же они расступились, — напомнила Лорана.

— Потому что хотели выказать нам свое уважение, — заявил учитель. — Пойми вот что, юный падаван. Однажды ты станешь настоящим джедаем, обретешь положенную по статусу власть и ответственность. Никогда не забывай, что именно мы являемся той силой, что связывает Республику воедино, — мы, а не Палпатин, Сенат, чиновники и бюрократы. И уж точно не те недалекие существа, которые и дня прожить не могут без того, чтобы мчаться на Корусант и молить о помощи. Они должны научиться доверять нам, а без уважения снискать доверие нельзя. Понимаешь, о чем я?

— Уважать нас должны — это я признаю, — помедлив, сказала Лорана. — Но бояться?

— Уважение и страх — две стороны одной монеты, — заметил К’баот. — Законопослушные граждане держат монету одной стороной кверху, погрязшие в беззаконии — другой. — Он поднял палец. — Но ни перед теми, ни перед другими ты не должна выказывать слабость или нерешительность. Никогда. — Он похлопал по рукоятке меча, пристегнутого к поясу. — Бывают случаи, когда нужно действовать инкогнито — тогда ты прячешь меч и все прочие признаки того, кем являешься. Но когда путешествуешь в открытую как джедай, то и веди себя как джедай. Всегда. Понятно?

— Понятно, мастер К’баот, — ответила Лорана, но ответ ее был не до конца правдив. Разумеется, она понимала слова, но в какой-то мере позиция, высказанная учителем, была от нее далека.

Несколько мгновений К’баот разглядывал ее, словно учуяв эту маленькую ложь. Но в конце концов, к ее облегчению, он отвернулся, не потребовав дальнейших признаний.

— Что ж, отлично, — проговорил учитель. — Я отправлюсь в Храм и поговорю с Советом. А ты организуй для нас транспорт до системы Барлок. Как только закончишь, собирайся в дорогу.

— Надолго мы там задержимся?

— Чтобы решить банальный диспут о шахтерских правах? — К’баот усмехнулся. — Дорога туда и обратно плюс три дня там. Я мигом управлюсь с этими спорщиками.

— Да, учитель, — пробормотал Лорана.

— А затем, — продолжил К’баот, большей частью обращаясь к самому себе, — мы разберемся с мастером Йодой и его недальновидными страхами.

Ускорив шаг, он устремился дальше по коридору.

Лорана остановилась, провожая его взглядом. Курьеры и чиновники, спешившие по собственным делам, расступались перед высоким седовласым мастером-джедаем, а К’баот, в свою очередь, ни разу даже шага не замедлил, будто веря, что другие просто обязаны уступать ему дорогу.

«Когда ты путешествуешь как джедай, то и веди себя как джедай».

Она вздохнула. Подобная убежденность в неоспоримом превосходстве джедаев над всеми прочими «низшими существами» казалась ей неуместной.

И все же К’баот был мастером с многолетним опытом обучения, знатоком тайн и тонкостей Силы. Лорана, в свою очередь, была всего лишь юной ученицей, чей жизненный путь только-только начался. Ее положение не позволяло оспаривать суждения К’баота.

Так или иначе, учитель дал ей указания, и она должна их выполнять. Шагнув в боковой коридор, подальше от шумных пешеходов, она достала комлинк.

Но едва девушка приготовилась вызвать транспортную службу, как ее внимание привлекло до боли знакомое лицо по другую сторону коридора.

Лорана застыла, затаила дыхание, обратив взгляд, разум и обостренные Силой чувства сквозь толпу. За последние несколько лет она уже не раз видела этого человека — чаще всего в общественных зонах зала Сената, но и в других местах тоже. Он был молод — вероятно, на год-два младше ее, — среднего роста и телосложения, имел коротко стриженные темные волосы и удивительно горькую мину на лице. Она никогда не подходила к нему достаточно близко, чтобы разглядеть, какого цвета его глаза, но предполагала, что они тоже темные.

И всякий раз Лорана нутром чувствовала, что он за ней наблюдает.

Именно этим юноша сейчас и занимался — краем глаза следил за ней, притворяясь, что возится с открытой монтажной панелью. Она часто замечала, как он ковыряется в монтажных платах или электронных модулях, но могла только предполагать, знает ли он толк в электронике или просто использует всякие приспособления как повод болтаться неподалеку.

Сперва она думала, что постоянно на него натыкается лишь по чистой случайности. И даже сейчас подтверждений обратного вроде бы не имелось. Все, что у нее было, — это обострившиеся за годы тренировок чувства джедая, которые позволяли даже в заполненном людьми коридоре ощущать его присутствие.

Потянувшись к молодому человеку в Силе, Лорана обнаружила в нем все то же кипящее чувство обиды, что бросалось в глаза и раньше. Обиду, раздражение, злость.

Направленные на нее.

Неужели она успела когда-то его обидеть, причинить вред или проявить равнодушие — причем так давно, что даже сама не помнит? Но она с самого младенчества живет в Храме. Выходит, этот юноша — наемный служащий, когда-то работавший на джедаев? Но ее наставники, несомненно, должны были принять меры, если бы чувствовали угрозу с его стороны.

Юноша бросил взгляд в ее направлении. Затем очень медленно повернулся к девушке спиной и все свое внимание устремил на монтажную панель. Какое-то время Лорана наблюдала за его работой — и одновременно боролась со шквалом нахлынувших эмоций. Может, подойти прямо к нему и спросить, на что он так обижен? Или сперва следует отправиться в архивы Сената и попробовать разузнать о нем побольше, а разговор отложить до того момента, как у нее будет больше информации?

Или же стоит оставить все как есть, приняв на веру случайность их встреч и посчитав, что гнев юноши направлен не на нее, а на джедаев в целом?

Она все еще не могла сделать выбор, когда он закрыл панель, собрал в охапку инструменты и засеменил прочь. Достигнув пересечения коридоров, он оглянулся через плечо и мгновение спустя исчез за углом.

«Нет эмоций, есть покой». С самых ранних лет в Храме Лорану заставили заучить эту максиму, и она прилагала все усилия, чтобы следовать ей и в жизни. Но до тех пор, пока проблема с этим человеком оставалась неразрешенной, она чувствовала, что абсолютного покоя ей не видать.

А еще она знала, что сейчас не лучшее время отвлекаться на постороннее. Сделав глубокий вдох, она снова достала комлинк и принялась за дело.

Дверь за двумя джедаями закрылась, и несколько мгновений Кинман Дориана молча смотрел в пустоту, ощущая во рту горький привкус. Почти все джедаи, которых он встречал, поражали своей напыщенностью, заносчивостью и отталкивающей самоуверенностью. Но даже тут Джорус К’баот мог дать им сто очков вперед.

— Он тебе в самом деле так не понравился? — мягко спросил Палпатин.

Осторожно вернув лицу нейтральное выражение, Дориана переключил внимание обратно на Верховного канцлера.

— Простите, сэр, — покаялся он. И был абсолютно искренен. Независимо от личных чувств он не имел права демонстрировать эмоции. Особенно когда дело касалось джедаев. — Я просто предположил, что при наличии стольких проблем в Республике масштабный исследовательский проект следовало бы задвинуть в самый конец списка приоритетов. Да и потом, эти настоятельные требования мастера К’баота, чтобы вы лично занялись его вопросом…

— Терпение, Кинман, — успокаивающе произнес Палпатин. — Ты должен научиться мириться с людскими страстями. «Сверхдальний Перелет» — несомненная страсть мастера К’баота. — Он посмотрел на входную дверь. — Даже если колонисты не найдут ничего ценного, сама весть о запуске экспедиции способна зажечь сердца народов всей Республики.

— Если о запуске экспедиции вообще будет объявлено, — заметил Дориана. — Насколько мне известно, Совет джедаев по-прежнему держит детали проекта в тайне.

Палпатин пожал плечами:

— Уверен, у них есть свои причины.

— Возможно. — Дориана помедлил. — Но я и впрямь должен перед вами извиниться, сэр. Я абсолютно не к месту влез в вашу беседу…

— Не тревожься, — сказал Палпатин. — Кстати, твое предложение было очень даже к месту. Мастер К’баот весьма ловок в разрешении споров, подобных барлокскому. Мне и самому следовало рассмотреть подобную возможность. — Он негромко фыркнул. — И если уж быть совсем честным, я только рад, что удалось спровадить его с Корусанта на неделю-другую. Так я смогу в спокойной обстановке обдумать, как убедить комитет по ассигнованиям вернуть «Сверхдальнему Перелету» финансирование.

— А также убедить Совет джедаев выделить ему больше джедаев?

— Как раз в этом вопросе я бессилен, — сказал Палпатин. — Если К’баоту нужны еще джедаи, разговаривать с Йодой и Винду он будет сам.

— Да, сэр, — пробормотал Дориана. — Что ж… возможно, он настолько преуспеет на Барлоке, что у них не останется выбора, кроме как уступить.

— Или же они пойдут на уступку, лишь бы только он им больше не докучал, — сухо предположил Палпатин. — В беседах с ними он может быть столь же упрям и настойчив, что и в разговорах со мной. В любом случае все зависит только лишь от самого К’баота. И раз уже речь зашла о делах насущных — когда отбываешь ты сам?

— Вечером, — ответил Дориана. — Я уже зарезервировал место на корабле, а все необходимые файлы и документы подготовлены и собраны. Мне осталось лишь зайти домой после работы, забрать кое-какие личные вещи — и я готов к отлету.

— Превосходно, — сказал Палпатин. — Тогда можешь идти. На сегодня ты свободен.

— Спасибо, сэр, — кивнул Дориана. — Я буду держать вас в курсе всех событий, какие только будут происходить на моих грядущих встречах.

— Да, будь так добр. — Брови Палпатина взметнулись. — И обязательно передай те инфокарты лично в руки губернатору Колфмару.

— Да, я читал отчеты, — вновь кивнул Дориана. — Если расчет времени верен, у меня, возможно, даже появится лишний свободный день. Я поброжу по округе и попытаюсь вычислить предателя в кругу его приближенных. С вашего позволения, разумеется.

— Конечно же, — ответил Палпатин. — Но будь осторожен. Ходят слухи, что в том секторе среди жителей растет недовольство.

— Подобные слухи ходят всегда, — сказал Дориана. — Я справлюсь.

— Надеюсь, — отозвался Палпатин. — Но все равно будь осторожен. И поскорее возвращайся.

До дома Дорианы в «Башнях Третьего круга» к северо-востоку от сенатского комплекса было двадцать минут полета на аэротакси. Это время он провел, работая с инфопланшетом и разговаривая по комлинку, — уточнял последние детали поездки и утрясал последние неотложные вопросы, непременно возникавшие в подобных ситуациях. Такси высадило его на посадочной площадке на двести сорок восьмом этаже здания. Далее молодой советник проехал на турболифте десять этажей вниз до своей квартиры. Оказавшись внутри, он немедленно заперся на все замки.

Палпатину он сказал, что должен собрать личные вещи. В действительности же вещи были давно собраны и ждали его, расположившись аккуратным рядком в гостиной. Пройдя мимо них, он подошел к письменному столу в углу комнаты и уселся на стул. Из-за фальшивой задней стенки нижнего ящика стола он достал голопроектор и подсоединил к компьютеру. Код доступа был весьма незамысловатым: всего-то двенадцать букв и восемнадцать цифр. Вбив его, Дориана вновь достал инфопланшет и принялся ждать.

Как всегда, ждать пришлось недолго. Не прошло и трех минут, как над поверхностью голопроектора замерцало скрытое под капюшоном лицо Дарта Сидиуса.

— Мастер-джедай К’баот отправился на Барлок, повелитель, — проговорил Дориана. — На дорогу у него уйдет от трех до шести дней — в зависимости от типа транспорта, который ему предоставят.

— Превосходно, — ответил Сидиус. — Ты доберешься туда раньше?

— Непременно, повелитель, — заверил его Дориана. — Мой курьерский корабль быстрее любого транспорта джедаев. К тому же ему придется задержаться в Храме и убедить Совет санкционировать отлет. Я же готов отправляться прямо сейчас. И поле боя уже подготовлено.

— Тогда мастера и впрямь ждет теплый прием, — протянул Сидиус. Губы его сомкнулись в удовлетворенной улыбке. — А что же канцлер Палпатин? Ты уверен, что твой небольшой крюк останется незамеченным?

— В моем расписании заготовлено специальное окно, — заверил его Дориана. — Я могу провести на Барлоке три дня, и никто не обнаружит моего отсутствия. Если решение вопроса затянется, есть кое-какие дела, которые вполне можно разрешить и при помощи голоконференции. Я смогу провести ее прямо с Барлока или из любой другой точки Галактики: присутствовать лично мне совсем не обязательно.

— И вновь превосходно, — кивнул Сидиус. — У меня множество слуг, Дориана, но немногие столь же умны и проницательны, как ты.

— Благодарю вас, повелитель. — Дориана расцвел. Дарт Сидиус, темный владыка ситхов, обычно был скуп на похвалы.

— Будет истинным удовольствием убрать с дороги Джоруса К’баота, — продолжал Сидиус. — Все идет согласно моему плану.

— Да, повелитель, — сказал Дориана. — Я доложусь, как только победа будет нашей.

— Позаботься, чтобы это и впрямь была победа, а не что-то иное, — добавил Сидиус с нотками металла в голосе, заставившими Дориану немного похолодеть после всех выслушанных ранее приятностей. — Приступай к работе, друг мой.

— Да, повелитель.

Голообраз растаял. Отключив проектор, Дориана отсоединил его от компьютера и вернул в тайник. Затем убрал инфопланшет в карман и вернулся в гостиную, где были сложены вещи. Да, если он допустит промах, наказание владыки ситхов, несомненно, будет суровым. Впрочем, кары ему стоило ждать и в ином случае — если вдруг канцлер Палпатин прознает о наличии изменника в кругу своих ближайших подчиненных.

Но, как и цена ошибки, награда за успех тоже была велика. Апартаменты Дорианы, его высокое положение, далеко простирающееся влияние — все это было тому свидетельством. По его оценкам, подобная игра стоила свеч.

Кроме того, она доставляла ему немалое удовольствие.

Достав комлинк, Дориана вызвал такси, которое должно было доставить его в космопорт. Затем, взяв вещи, он отправился к турболифту.

Дверь в зал заседаний Совета джедаев распахнулась.

— Войдите, — промолвил мастер-джедай Мейс Винду.

Теряясь в догадках, зачем его вызвали, Оби-Ван Кеноби расправил плечи и ступил внутрь.

И немедленно остановился, ощутив, как лоб морщится от удивления. Если джедая вызывали в зал заседаний Совета, вполне логично было ожидать встречи с этим самым Советом в полном составе. Но сейчас, если не считать Винду, стоявшего у окна и смотревшего вдаль, комната пустовала.

— Нет, ты не ошибся дверью, — сказал Винду, полуобернувшись и одарив Оби-Вана легкой улыбкой. — Нам с тобой нужно поговорить.

— Конечно, мастер Винду. — Оби-Ван продолжал хмуриться, пересекая комнату в направлении старшего джедая. — Опять об Энакине?

— Нет. — Брови Винду вопросительно поднялись. — А что, юный Скайуокер вновь что-то натворил?

— Ничего, — поспешно заверил его Оби-Ван. — По крайней мере, ничего конкретного. Но вы же знаете, какими бывают четырнадцатилетние падаваны.

— Упрямыми, самонадеянными и потрясающе наивными. — Винду вновь улыбнулся. — Удачи тебе с ним.

Оби-Ван пожал плечами:

— Если такое понятие, как удача, вообще существует.

— Я понимаю, о чем ты. — Винду вновь повернулся к окну. — Скажи мне: слыхал ли ты о проекте под названием «Сверхдальний Перелет»?

Оби-Ван порылся в памяти:

— Не припомню.

— Он задумывался как масштабная экспедиция по исследованию и колонизации миров, — пояснил Винду. — Шесть боевых дредноутов соединяются между собой вокруг центрального ядра снабжения, и вся конструкция стартует в направлении Неизведанных регионов, а оттуда — в другую галактику.

Оби-Ван моргнул. В другую галактику?

— Не слышал ни о чем подобном. И когда же его планируют запустить?

— На самом деле он практически готов, — сказал Винду. — Осталось осуществить финальную сборку и разрешить некоторые разногласия насчет списка пассажиров.

— И кто отвечает за это? Сенат?

— Формально это проект Совета джедаев, — проговорил Винду. — Фактически же главной движущей силой экспедиции является мастер К’баот.

— Джорус К’баот, специалист по раздаче интервью? — сухо переспросил Оби-Ван. — И об экспедиции до сих пор не трубят по всей Голосети? Невероятно.

— Не стоит отзываться о мастере-джедае в таком духе, — мягко укорил Винду.

— Я не прав?

Винду едва различимо пожал плечами:

— Суть в том, что у всех, кто так или иначе связан со «Сверхдальним Перелетом», есть свои основания держать детали проекта подальше от общественности, — объяснил он. — Канцлер опасается, что столь масштабная трата времени и ресурсов может неблагоприятно отразиться на положении дел в Республике в свете ее последних проблем. То же можно сказать и о Сенате, который предоставил для экспедиции дредноуты. — Он поджал губы. — Что касается Совета, то свои причины есть и у нас.

— Дайте угадаю, — промолвил Оби-Ван. — К’баот надеется, что «Сверхдальний Перелет» поможет выяснить, что случилось с Вержер.

Винду посмотрел на собеседника с легким удивлением:

— С каждым днем в тебе обостряется интуиция джедая, не так ли?

— Я и сам не прочь так думать, — ответил Оби-Ван. — Но в данном случае дело отнюдь не в интуиции. Мы с Энакином так и не узнали всех подробностей ее исчезновения. Когда мы были в тех краях, нам не удалось отыскать ее[3]. Меня не волнует, чего хочет К’баот. Я хочу лишь знать, что с ней произошло.

— Осторожно, Оби-Ван, — предостерег его Винду. — Не позволяй эмоциям влиять на твое суждение.

Оби-Ван склонил голову:

— Прошу прощения.

— Эмоции — враг, — продолжил Винду. — Любые эмоции. Твои или мастера К’баота.

Оби-Ван нахмурился:

— Вы полагаете, мастер К’баот чересчур увлекся этим проектом?

— Если честно, я не понимаю, что вообще с ним происходит, — с неохотой признал Винду. — Он настаивает, чтобы мы отправили в Неизведанные регионы крупные военные силы — найти и вернуть Вержер. Все это прекрасно, но он одновременно заявляет, что Республика зависла над краем пропасти и весьма неплохим выходом было бы переправить нескольких лучших джедаев за пределы Республики и поселить их в новых колониях в Неизведанных регионах, где до них не смогут дотянуться политические лапы Корусанта.

— Вы же не воспринимаете подобное предложение всерьез? — уточнил Оби-Ван. — Нас и без того мало, и мы слишком сильно разбросаны по Галактике.

— В большинстве своем Совет тебя поддержит, — сказал Винду. — Увы, почти все джедаи полагают, что к настоящему моменту след Вержер остыл и теперь практически невозможно отыскать ее. Те члены Совета, в которых до сих пор теплится надежда, считают, что стоит выслать за ней небольшую поисковую группу — нечто большее, чем было у тебя, но гораздо меньшее, чем предлагает К’баот. — Он поморщился. — Суть в том, что К’баот — практически единственный, кто ратует за запуск полноценного «Сверхдальнего Перелета».

— Вы хотите сказать, что он может ослушаться решения Совета, если тот попытается отменить экспедицию?

— Почему нет? — спросил Винду.

Оби-Ван отвернулся к окну и какое-то время молчал.

— И что Совет хочет от меня? — наконец спросил он.

— В данную минуту мастер К’баот и его падаван Лорана Джинзлер едут в космопорт, — пояснил Винду. — Я так понимаю, канцлер Палпатин намекнул на определенные трудности в переговорах на Барлоке, и К’баот убедил Совет отправить его туда, чтобы разрешить спор.

— Дело серьезное?

— Весьма, — ответил Винду. — Корпоративный союз против местного правительства. А ты сам знаешь, какую огласку в наши дни получает любое дело, в котором участвуют воротилы из Союза.

— Конечно, — буркнул Оби-Ван. Переговоры будут в каждом выпуске новостей. Неудивительно, что Джорус К’баот рванул на Барлок не раздумывая. — И все же, что требуется от меня?

Мышцы на лице Винду напряглись.

— Мы хотим, чтобы ты отправился на Барлок и приглядывал за ним.

Оби-Ван почувствовал, как его челюсть отвисает.

— Я?

— Знаю, это немного странно, — сдержанно кивнул Винду. — Но ты здесь и не занят. К тому же Скайуокер, кажется, в свое время неплохо ладил с К’баотом. Может, получится изобразить, будто ты хочешь продемонстрировать падавану, как джедаи проводят сложные переговоры.

Оби-Ван фыркнул:

— Полагаете, К’баот купится?

— Скорее всего, нет, — признал Винду. — Но если не отправишься ты, лететь придется Йоде или мне. Думаешь, К’баот не будет в ярости, когда обнаружит, что за ним приглядывает кто-то из нас двоих?

— Верно, — вздохнул Оби-Ван. — Хорошо. У нас и впрямь сейчас нет срочных дел. И вы правы: Энакина весьма впечатлила решительность К’баота, его преданность делу джедаев. Возможно, сотворив для Энакина кумира, получится хоть немного его угомонить.

— Возможно, — согласился Винду. — В любом случае в космопорту вас со Скайуокером уже ждет корабль.

— Мне только следить или будут и другие инструкции?

— Других не будет. — Винду поджал губы, устремил взгляд куда-то вдаль. — Впрочем, тут явно происходит что-то еще. Что-то глубоко внутри человека, образ мышления которого я так и не смог постичь. Какие-то личные мысли, намерения или… я не знаю. Что-то.

— Ясно, — кивнул Оби-Ван. — Я буду начеку.

Винду бросил на молодого джедая снисходительный взгляд, который столь хорошо удавался всем мастерам.

— И будь на связи, — добавил он.

4

Траун сказал Кар’дасу, что база недалеко от места, где сторожевой флот подобрал «Охотника за наживой». Не упомянул он лишь одного: что путешествие займет почти три стандартных дня.

— Самое время, — проворчал Кеннто. Вся троица, расположившись у дальней переборки капитанского мостика «Реющего Ястреба», наблюдала за тем, как корабли выстраиваются в формацию на подлете к астероидному полю. — Так и свихнуться немудрено.

— Ты в любой момент можешь присоединиться к нам с Мэрис на языковых уроках, — предложил Кар’дас. — Командор Траун — весьма приятный собеседник.

— Нет уж, уволь, — рыкнул Кеннто. — Если вы двое желаете посодействовать потенциальному врагу, милости просим. Но меня не втягивайте.

— Они не потенциальные враги, — уверенно сказала Мэрис. — Ты и сам поймешь, если хотя бы попытаешься узнать их получше. Они учтивы и весьма цивилизованны.

— Ну да, у хаттов тоже есть цивилизация… Вернее, так утверждают они сами, — огрызнулся Кеннто. — Извини, но хороших манер недостаточно, чтобы убедить меня, что чиссы безвредны.

Кар’дас мысленно покачал головой. С первого дня пребывания на этом корабле, когда Кеннто не позволили участвовать в переговорах, капитан затаил обиду на чиссов в целом и на Трауна в частности. Кар’дас и Мэрис пытались образумить его, но Кеннто не желал даже слушать, и после нескольких неудачных попыток Кар’дас сдался. Вероятно, и Мэрис тоже.

Траун последние несколько часов провел на другой стороне мостика. Насколько мог определить Кар’дас, там располагалась штурманская рубка. Но сейчас командор покинул этот пост и подошел к гостям.

— Вот, — указал он, ткнув пальцем в иллюминатор. — Крупный астероид с замедленным вращением. Там наша база.

Кар’дас нахмурился. Астероид не столько вращался, сколько медленно раскачивался: казалось, еще чуть-чуть, и он опрокинется. «Реющий Ястреб» наглядно продемонстрировал, что чиссы умеют создавать искусственную гравитацию. И если вращающийся астероид был выбран в качестве базы не для создания псевдогравитационного эффекта, то для чего?

Мэрис, похоже, думала о том же.

— Из-за этих колебаний, должно быть, не так-то просто совершить стыковку, — прокомментировала она.

— Да, тут требуется определенное мастерство, — согласился Траун, слегка приподняв брови, будто учитель, ожидающий от группы студентов верного ответа.

Кар’дас вновь устремил взор на астероид. Мог ли Траун намеренно усложнить процесс стыковки, чтобы предоставить дополнительную тренировочную практику пилотам-новичкам? Но проще и безопаснее было бы устроить нечто подобное в специальном тренировочном центре, а не на главной базе.

Разве что этот астероид и был тренировочным центром, а никакой не базой. До сих пор Кар’дас не заметил никаких признаков сооружений на поверхности астероида. Неужели именно такого вывода и ждал от них Траун?

И тут он внезапно понял:

— У вас там матрица пассивных сенсоров. Колебания астероида позволяют им просматривать все небо, а не только какую-то отдельную точку пространства.

— Но зачем вращать весь астероид? — озадаченно спросила Мэрис. — Не легче ли вращать саму матрицу сенсоров?

— Легче, — проворчал Кеннто. — Но в этом случае враг может заметить движение на поверхности. А так все тихо и мирно — до тех пор, пока не высунется Траун и не разнесет корабли противника на атомы.

— Совершенно верно, — кивнул Траун. — Впрочем, мы не особенно ждем появления врагов. Просто принимаем определенные меры предосторожности.

— И наш корабль, между прочим, никто не разносил на атомы, — напомнила капитану Мэрис, для убедительности ткнув пальцем ему в грудь.

Кеннто в ответ принялся сверлить ее взглядом. Кар’дас быстро сменил тему:

— Так что же, мы сейчас в пространстве чиссов?

— И да, и нет, — сказал Траун. — Сейчас здесь базируются всего несколько исследовательских и наблюдательных групп, так что эту систему с трудом можно назвать чисской. Однако вторая планета системы вполне пригодна для обитания, и, вероятно, через пару лет здесь начнется масштабная колонизация. С этого момента система официально перейдет под юрисдикцию девяти Правящих семей.

— Надеюсь, вы не ждете, что мы останемся на церемонию открытия, — пробурчал Кеннто.

— Разумеется, нет, — заверил его Траун. — Я рассказываю вам это лишь потому, что однажды вы, возможно, захотите вернуться и поглядеть, как мы обустроили систему Крустаи.

— Вы уже успели дать ей имя? — полюбопытствовала Мэрис.

— Подобная честь выпала исследовательской группе, открывшей систему, — пояснил Траун. — Что касается названия Крустаи, то это акроним от…

— Красистор Митт’рау’нуруодо, — позвал чисс с дальней стороны мостика. — Рис фикар тли кларистаэ су фаримл’срока.

— Са крас ми суут шисфла, — резко ответил Траун, после чего прошел к креслу в центре мостика и уселся. — Хос мих фаллиар.

— Что он сказал? — пожелал знать Кеннто, хватаясь рукой за спинку ближайшего сиденья, чтобы сохранить равновесие, поскольку в этот момент «Реющий Ястреб» резко завалился на правый борт и начал набирать скорость. — Что происходит?

— Я не уверен, — сказал Кар’дас, повторно проигрывая в голове слова на чеунх и пытаясь вычленить всевозможные приставки и суффиксы. Чисская грамматика была строго логичной и относительно несложной для понимания, но после всего лишь трех дней уроков ему по-прежнему не хватало словарного запаса. — Единственные слова, которые я смог разобрать, это «чужой» и «бежать».

— Чужой. Бежать, — процедил Кеннто, глядя на то, как звезды за иллюминатором растягиваются в линии. — Они за кем-то гонятся.

— И этот кто-то недалеко, — добавила Мэрис. — Кажется, слово «стаэ» обозначает «близко», так?

— Думаю, ты права, — согласился Кар’дас. — Интересно, не следует ли нам отправиться по каютам.

— Мы останемся тут, — постановил Кеннто. — Мы уже видели, как они обошлись с кораблем, который подобрался слишком близко к их границам. Я хочу видеть, как они поступят с еще одним.

— Они взорвали Проггу только потому, что он начал стрелять первым, — напомнила Мэрис.

— Ну да, — кивнул Кеннто. — Возможно.

Следующие несколько минут экипаж мостика сосредоточенно выполнял свои обязанности на постах, и тишина нарушалась лишь редкими приказами и замечаниями. Кар’дас обнаружил, что его взгляд устремлен прямо на макушку командора, неподвижно сидевшего в кресле. Жорж задумался, хватит ли у него смелости подойти к Трауну и попросить растолковать, что происходит.

Пару секунд спустя он обрадовался, что этого не сделал: корабль вновь вернулся в реальное пространство.

— Уже? Так быстро? — озадаченно пробурчал Кеннто.

— Он совершил микропрыжок, — пояснил Кар’дас, с трудом веря собственным словам.

— Но это же смешно, — настаивал Кеннто. — Нельзя наткнуться на стену здания Сената, просто пролетая мимо…

Внезапно палуба накренилась, едва не сбив их с ног. Кар’дас рефлекторно вцепился рукой в ближайшую кабельную трубу, а другой схватил за предплечье Мэрис и таким образом помог им обоим удержаться на ногах.

В иллюминаторе промелькнули силуэты двух маленьких кораблей, обстреливающих «Ястреб» лазерами и ракетами.

— Я бы сказал, он не просто наткнулся на здание Сената, — прокричал Кар’дас, когда палуба под ногами вновь вздрогнула. — Кажется, он оказался там, куда и хотел попасть.

— Шикарно, — процедил Кеннто. — Я рад, что он так жаждал сюда попасть.

Качка стихла, когда корабли противника ушли с дистанции поражения, и Кар’дас сосредоточил внимание на дисплеях. Там отмечалось присутствие трех кораблей: двух истребителей, которые к настоящему моменту готовили новый заход, и корабля покрупнее, зависшего чуть вдалеке. В отличие от истребителей, большой корабль, судя по всему, стремился поскорее убраться подальше из зоны боевых действий.

— Они заходят, — объявил Кеннто.

Кар’дас вновь посмотрел в иллюминатор. «Реющий Ястреб» развернулся навстречу нападавшим. Двигатели истребителей сверкнули, когда пилоты включили их на полную мощность.

— Держитесь, — посоветовал Жорж. На пару с Мэрис они ухватились за одну и ту же трубу. Сблизившись с кораблем чиссов, истребители разбили строй и стали заходить с двух сторон. Они открыли огонь, и им мгновенно ответили пушки «Ястреба».

Оба истребителя разлетелись на атомы.

— Ого! — воскликнул Кеннто. — Какого?..

— Они взорвались, — выдохнула Мэрис. — Один выстрел, и оба взорвались.

— Рано радуемся, — предупредил Кар’дас. Уйдя от расползающегося облака космического мусора, «Реющий Ястреб» начал набирать ход. — Большая посудина никуда не делась.

«Ястреб» завершил разворот; вдалеке на фоне звездного неба стало заметно свечение дюз крупного корабля.

— Думаю, эта штука вооружена, — проронил Кеннто. — Иначе… ну не могло же нам настолько повезти?

— Траун не стал бы нападать на невооруженный корабль, — решительно заявила Мэрис.

— Почему нет? — проворчал в ответ Кеннто. — Я бы напал. Те истребители атаковали первыми, значит есть полное право достойно ответить. Все по-честному.

— Угу. И сейчас кого-то по-честному расстреляют, — буркнул Кар’дас.

Мэрис вздрогнула, но промолчала.

Конечно, противник отслеживал их приближение. «Ястреб» еще не успел выйти на дистанцию поражения, а по нему уже выпустили несколько ракет. В ответ полыхнули чисские лазеры, и ракеты испарились на подлете. Корабль противника отреагировал на это разворотом вокруг оси на девяносто градусов и новым залпом, тоже безуспешным. Вылетела третья партия ракет, за ней четвертая — все уничтожались, не долетая до цели.

— Почему они не уходят на сверхсветовую? — пробормотала Мэрис.

— Думаю, не могут, — заметил Кар’дас, указывая на один из тактических дисплеев. — Похоже, кто-то снес им гиперпривод.

— Когда это? — нахмурился Кеннто. — Не помню, чтобы кто-то поднимал пальбу до атаки истребителей.

— Кто-то уже был здесь до нас — иначе каким образом нас бы известили об этих кораблях? — напомнил Кар’дас. — Вероятно, этот кто-то еще и удачно выстрелил.

Как бы там ни было, корабль определенно не собирался уходить. «Реющий Ястреб» продолжал сближение, и в какой-то момент Кар’дас впервые обратил внимание, что корпус вражеской посудины покрыт чем-то вроде пузырей овальной формы — приблизительно три на два метра каждый.

— А это что такое? — спросил он. — Кеннто?

— Понятия не имею, — отозвался тот, вытягивая голову. — Очень напоминает крошечные наблюдательные блистеры. Может, это часть навигационной системы?

— Или иллюминаторы, — предположила Мэрис. Голос ее прозвучал неожиданно натянуто. — Что, если это пассажирский лайнер?

— Лайнер? С четырьмя комплектами пусковых установок на борту? — фыркнул Кеннто. — Да брось.

Рулевой-чисс подвел «Ястреб» параллельно кораблю чужаков и, почти небрежно пресекая его вялые попытки увильнуть в сторону, прижал свой корабль к его обшивке. Несколько глухих ударов сопроводили активацию магнитных захватов, и Траун утопил кнопку на панели связи.

— Ч’тра, — скомандовал он.

— «Вперед», — перевел Кар’дас. — Похоже, мы идем на абордаж.

Командор поднялся с кресла и повернулся к гостям.

— Прошу меня извинить, — сказал он, переключившись на сай-бисти. — Я не хотел подвергать ваши жизни опасности. Но мне представилась слишком удачная возможность… Не воспользоваться ею нельзя.

— Все в порядке, командор, — заверил его Кар’дас. — Это и не очень было похоже на опасность.

— Да, так уж вышло, — кивнул Траун. Подойдя к стенке со шкафчиками, он открыл один из них и вытащил наружу бронированный скафандр. — Ваши каюты слишком близко к абордажной зоне, так что я попросил бы вас до нашего возвращения оставаться здесь.

— Вы отправитесь туда лично? — удивилась Мэрис.

— Я командую этими воинами, — заявил Траун, уверенными, отточенными движениями облачаясь в скафандр. — Одна из моих обязанностей — подвергаться риску наравне со всеми.

Мэрис покосилась на Кеннто.

— Будьте осторожны, — слегка смущенно попросила она.

Траун улыбнулся.

— Не беспокойтесь, — сказал он. Защелкнув последний замок на скафандре, он вновь полез в шкаф и достал оттуда шлем и массивное ручное оружие. — Противник определенно испытывает нехватку живой силы, а воины-чиссы — лучшие в своем деле. Я скоро вернусь.

Сперва Кар’дас немного удивился, почему никто из экипажа мостика не присоединился к абордажной партии Трауна — кстати, с мостика было весьма отчетливо слышно, как солдаты пробегали по коридорам через распахнутые двери. Вскоре, однако, стало ясно, что экипаж тоже не сидел сложа руки, — у чиссов на мостике имелось свое собственное задание, смысл которого первоначально был не совсем понятен.

Лишь когда шум битвы внизу начал стихать, Кар’дас сумел разобрать отдельные обрывки разговоров и вникнуть в происходящее. При помощи сенсоров «Реющего Ястреба» чиссы на мостике указывали абордажной команде, где прячутся вражеские воины, в каких количествах и какие сюрпризы они готовят. Даже по-пиратски штурмуя вражеское судно, командор Траун использовал все доступные ему технические средства.

На зачистку корабля чиссам потребовалось меньше часа. Однако прошло еще два, прежде чем один из воинов явился на мостик с приказом сопроводить троих людей на борт.

До встречи с Кеннто и Мэрис Кар’дас не мог похвастать большим опытом межзвездных путешествий. Однако за последнее время он успел посетить несколько весьма непрезентабельных местечек по всей Республике и, вступая в стыковочный рукав, не сомневался, что способен выдержать все, что только могло ожидать его на той стороне.

Он ошибался.

В целом одного только вида корабля уже хватило бы с лихвой. Он был промозглый и грязный, с множеством заплат, нанесенных небрежно и в спешке; от целого букета запахов в носу беспрестанно зудело. Повсюду виднелись подпалины — молчаливые напоминания о недавнем сражении, коротком, но весьма яростном.

И хуже всего — тела.

Кар’дасу уже доводилось видеть мертвецов — во время похорон, аккуратно уложенных в гробах, безмятежных. Но никогда еще он не видел, чтобы трупы были беспорядочно разбросаны по палубе, скорчившись в самых невероятных позах там, где их достали выстрелы чисских бластеров. Он вздрогнул, когда воин-чисс повел их по наваленным в кучу трупам. Хотел закрыть глаза, но не мог, иначе рисковал споткнуться об одно из мертвых тел. Мечтал Кар’дас сейчас лишь об одном: не опозориться окончательно, изрыгнув на палубу давешний завтрак.

— Расслабься, малыш, — прозвучал над ухом приглушенный голос Кеннто, когда они достигли очередного усеянного телами участка палубы. — Это всего лишь трупы. Они тебя не тронут.

— Да знаю, — прорычал в ответ Кар’дас, тайком поглядывая на Мэрис. Даже она, при всей своей чувствительной натуре и благородном воспитании, гораздо спокойнее реагировала на обстановку.

Впереди распахнулась дверь, и в коридор ступил Траун. Командор по-прежнему был облачен в скафандр, но шлем уже болтался на ремне у левого бедра.

— Прошу за мной. — Он поманил их к себе. — Хочу показать вам кое-что.

Уже близко. Кар’дас сделал глубокий вдох и, сфокусировав внимание на пылающих глазах командора, заставил себя проделать остаток пути.

— Ну, что думаете? — спросил Траун, обводя широким жестом коридор.

— Полагаю, они были невероятно бедны, — проговорила Мэрис невозмутимым голосом, в котором, однако, различались нотки неодобрения. — Видите: здесь все латано-перелатано. Это не военный корабль, и уж точно он не мог представлять угрозу народу чиссов.

— Согласен, — кивнул Траун, задержав на женщине пылающий взгляд. — Значит, вы полагаете, они были бедны. Кочевники?

— Или беженцы, — предположила она. Неодобрение звучало в ее голосе все отчетливее.

— А ракеты?

— Они не слишком-то помогли пассажирам, верно?

— Верно, но не потому, что пассажиры не старались. — Траун повернулся к Кеннто. — А вы, капитан? Каково ваше мнение?

— Не знаю, — ровным тоном ответил Кеннто. — Да и по большому счету мне плевать. Они ведь выстрелили первыми, так?

Траун едва заметно пожал плечами.

— Не совсем, — сказал он. — Один из дозорных, которых я сюда выслал, сумел подобраться к ним достаточно близко и обезвредить гиперпривод. Кар’дас? Ваше мнение?

Кар’дас окинул взглядом стершиеся разноцветные переборки. Возможно, он и не получил должного образования, перед тем как отправиться в дальнее космоплавание, но кое-что за годы, проведенные в школе, усвоил: если учитель по-прежнему ждет ответа, то правильного он до сих пор не получил.

Но каков тогда правильный ответ? Мэрис верно говорит: корабль действительно выглядит так, будто с минуты на минуту готов развалиться на части. Но и Траун прав — насчет ракет. Разве стали бы беженцы оборудовать свой корабль пусковыми установками?

И тут его осенило. Обернувшись, он нашел взглядом первый попавшийся труп инородца и на глаз прикинул его рост и размах рук. Бросив еще один взгляд на переборку, он вновь повернулся к Трауну:

— Это ведь не они делали ремонт, верно?

— Браво, — сказал Траун, едва заметно улыбнувшись. — Все верно, не они.

— О чем вы? — нахмурился Кеннто.

— Эти чужаки слишком высокие, — пояснил Кар’дас, указывая на стену. — Видите, вот тут линия герметика имеет ступеньку? Выходит, чтобы справиться с работой, тому, кто наносил герметик, пришлось прерваться и сходить за лестницей или репульсорной платформой.

— И получается, этот рабочий был значительно ниже ростом, чем владельцы судна. — Траун вновь повернулся к Мэрис. — Как вы верно предположили, корабль действительно не раз ремонтировался. Но не его нынешними хозяевами.

Губы женщины сомкнулись в тонкую, плотную линию; в глазах неожиданно отразился ужас, когда она вновь окинула взглядом мертвые тела.

— Это рабовладельцы.

— Точно, — согласился Траун. — Вы все еще злитесь из-за того, что мне пришлось их убить?

Лицо Мэрис порозовело.

— Простите.

— Понимаю. — Брови Трауна изогнулись. — В вашей Республике тоже не терпят работорговли?

— Ну разумеется, — поспешно заверила его Мэрис.

— В роли слуг у нас в основном выступают дроиды, — добавил Кар’дас.

— Что такое дроиды?

— Механические работники, способные мыслить и действовать самостоятельно, — пояснил Кар’дас. — У вас тоже должно иметься нечто подобное.

— Нет, отнюдь, — сказал Траун, задумчиво разглядывая кореллианина. — Ни у нас, ни у прочих известных нам инопланетных культур. Вы мне их покажете?

Кеннто предупреждающе кашлянул.

— Нет, мы не брали дроидов с собой в поездку, — сказал Кар’дас, игнорируя недобрый взгляд капитана. Кеннто неоднократно предупреждал о том, что не стоит обсуждать с чиссами уровень технологического развития Республики. Но, в понимании Кар’даса, никаких государственных секретов он сейчас не выдал. Тем более что Траун наверняка изучил голозаписи «Охотника за наживой» и тем самым смог увидеть в действии десятки различных типов дроидов.

— Жаль, — молвил Траун. — Но если в Республике нет рабства, откуда вам известно это понятие?

Кар’дас поморщился:

— Нам известны культуры, в которых рабство существует, — с неохотой признал он.

— И ваши народы смотрят на это сквозь пальцы?

— Республика не может диктовать свою волю системам, не являющимся ее членами, — раздраженно бросил Кеннто. — Послушайте, разве мы тут не закончили?

— Еще нет. — Траун указал на дверь, из которой только что вышел. — Загляните.

«Еще трупы?» В твердой решимости хранить самообладание даже в том случае, если комната за дверью будет под завязку набита мертвыми телами, Кар’дас призвал на помощь всю оставшуюся силу воли и ступил вслед за командором в дверной проем.

И тут же застыл с отвисшей челюстью. Комната была непривычно просторная, с высоким потолком, растянувшимся по меньшей мере на две корабельные палубы.

И набита была не телами. Сокровищами.

Всевозможными сокровищами. Здесь были металлические слитки разных цветов и оттенков, аккуратно упрятанные под привязными ремнями; ряды урн, часть которых была наполнена монетами и драгоценными камнями, а прочие — прямоугольными свертками, в которых могло содержаться что угодно, от продовольствия и пряностей до электроники. У переборки стояли массивные шкафы, в которых явно было упрятано нечто такое, что было опасно оставлять на виду у рабов, а то и у членов экипажа.

Еще в комнате содержалось немало предметов искусства: картины, скульптуры и другие, не поддающиеся классификации творения. Большей частью они были сложены вместе, однако отдельные образцы были разбросаны по комнате: грузчики либо не признали в них произведений искусства, либо просто не особо беспокоились, куда их положить.

Сзади кто-то шумно втянул ртом воздух.

— Во имя Галактики, что это? — выдохнула Мэрис.

— Судно с сокровищами, — пояснил Траун, проскользнув в комнату мимо троих людей. — Везет награбленное с кучи планет. Эти существа были не только рабовладельцами, но и пиратами, налетчиками.

Усилием воли Кар’дас оторвал взгляд от сокровищ и посмотрел на Трауна:

— Вы говорите так, будто уже знакомы с этим народом.

— Только с его репутацией, — сказал Траун. Мягкий голос отчетливо контрастировал с напряжением, застывшим на лице. — По крайней мере, до сегодняшнего дня.

— Вы охотились на них?

На лбу командора появилась морщинка.

— Разумеется, нет. Вагаари не предпринимали агрессивных шагов против Доминации. У нас нет причин на них охотиться.

— Но вам известно, как их называют, — проворчал Кеннто.

— Как я уже сказал, я знаком с их репутацией, — произнес Траун. — Последние десять лет они кочевали по этому региону космоса, грабя тех, кто слаб и технологически примитивен.

— А что насчет рабов? — спросила Мэрис. — Вам что-нибудь о них известно?

Траун покачал головой:

— На борту мы рабов не нашли. Исходя из этого, а также учитывая обстановку в этом зале, я могу сделать вывод, что корабль направлялся непосредственно на главную базу вагаари.

— И они сгрузили рабов, чтобы те не прознали, где находится база? — предположил Кар’дас.

— В точности, — кивнул Траун. — К тому же экипаж недоукомплектован: от судна подобных размеров можно было ожидать большей прыти и огневой мощи. Значит, они не нарывались на неприятности, а просто спешили поскорее добраться домой.

— Точно, вы еще на мостике упомянули, что у противника нехватка живой силы, — сказал Кар’дас. — Откуда вы узнали?

— Я сделал вывод — основываясь на том, что их защита была вялой и большей частью неэффективной, — пояснил Траун. — Кроме запуска ракет, они ничего не предприняли. Подобная тактика нам хорошо знакома. На борту полностью укомплектованного корабля имелся бы целый штат канониров, а ракеты выпускались бы сложными сериями. Но похоже, что они рассчитывали только лишь на истребители сопровождения.

— Как же они ошибались, — пробормотал Кеннто. — Вы с самого начала превзошли их по всем статьям.

— Ну, это громко сказано, — возразил Траун. — Я лишь обратил внимание, что последовательность лазерных залпов и ракетных запусков у них достаточно строгая и предсказуемая. Когда они пошли на третий заход, я приказал открыть ответный огонь в тот момент, когда защитные панели пусковых установок открылись; таким образом, ракеты взорвались, не успев вылететь наружу. Истребители подобных размеров несут недостаточную броню, чтобы выдержать внутренний взрыв подобной мощности.

— Видите? — сухо сказал Кар’дас, обращаясь к спутникам. — Все просто.

Кеннто скривился.

— Да уж, — проворчал он. — Конечно.

— И что будет теперь? — поинтересовалась Мэрис.

— Теперь мы отбуксируем корабль на Крустаи для дальнейшего изучения, — ответил Траун, в последний раз оглядывая комнату перед тем, как уйти.

— Один вопрос, — встрял Кеннто. — Вы сказали Кар’дасу, что нам полагается какое-то дополнительное вознаграждение… за то, что он обучает вас общегалу, верно?

— Формулировка не совсем точна, — сказал Траун. — Но в целом так.

— И чем дольше мы тут остаемся, тем больше вознаграждение?

Траун вяло улыбнулся:

— Вполне возможно. Но мне казалось, вы торопитесь домой.

— Нет-нет, что вы, никакой спешки, — заверил его Кеннто, окидывая ленивым взором комнату с сокровищами. Кар’дас отметил, что его прежняя нетерпеливость испарилась без следа. — Совсем никакой спешки.

5

— Быстрее, падаван, — полуобернувшись, прикрикнул К’баот. — Ты еле плетешься!

— Да, мастер К’баот. — Лорана ускорила шаг, стараясь не натолкнуться на ранних рыночных покупателей. До настоящего момента слонявшимся по рынку брольфам еще удавалось вовремя уходить с дороги у К’баота, да и то, как она подозревала, отчасти потому, что его фигуру в толпе было не заметить так же трудно, как надвигающуюся бурю. Сама она, к несчастью, не обладала столь внушительной статью и аурой власти, а потому несколько раз едва избежала столкновения.

Больше всего печалило то, что им в принципе не было необходимости спешить: до начала переговоров оставалась уйма времени. Нет, К’баот просто был зол: зол на упрямых брольфов, зол на не менее упрямых делегатов от Корпоративного союза, еще больше зол на беспечных составителей изначального договора о правах на ведение горных разработок, в котором отдельные пункты имели массу всевозможных трактовок.

И чем больше злился К’баот, тем быстрее шагал.

К счастью, с Лораной была Сила, и она добралась до края рыночного сегмента без приключений. Затем она вышла на одну из широких улиц, разделявших площадь рынка; еще один сегмент рынка — и они наконец окажутся у лестницы, ведущей к западным воротам здания городской администрации, где вскоре и продолжатся переговоры.

Плохо только, что учитель воспринял появление свободного пространства по-своему — он еще больше ускорил шаг. Поморщившись, Лорана постаралась нагнать его, не переходя на откровенный бег, за который ее непременно отчитали бы, ибо он не приличествовал высокому сану джедая.

И тут, без предупреждения, К’баот остановился.

— Что случилось? — Лорана застыла в полуметре от него. Девушка обратилась к Силе, но не обнаружила поблизости никакой опасности — только растущее раздражение наставника. — Учитель К’баот?

— Как это типично, — прорычал он. Мастер-джедай повернул голову, борода и длинные волосы зашелестели по ткани плаща. — Какие же они все нервные и подозрительные. Идем, падаван.

Он двинулся вправо, к рыночной площади. Лорана поспешила следом, вытягивая голову и пытаясь разглядеть хоть что-то за его широкой спиной — пытаясь понять, о ком он, собственно, говорит.

И тут она увидела — двоих мужчин, джедая и падавана, проталкивающихся сквозь толпу. Лица обоих были ей знакомы, оба уверенно прокладывали путь через рынок, словно два пламенных светила в водовороте пожухлых листьев.

Она нахмурилась, внезапно ухватившись за возникший в голове образ. Водоворот пожухлых листьев…

С каких это пор она стала отзываться о неджедаях подобным образом? Определенно ей не это внушали в детстве, когда речь заходила о существах, служению которым ей суждено было посвятить жизнь. Неужели она подхватила подобные настроения от кого-то, с кем успела повстречаться за годы ученичества у К’баота? Многие из них определенно считали себя ниже тех, кто носил световой меч.

Или она нахваталась таких идей у самого К’баота? Неужели именно так он воспринимал простых жителей?

К’баот застыл в нескольких метрах от края площади и стал ждать, когда парочка наконец протолкается к ним сквозь последние ряды покупателей. В этот момент Лорана опознала их.

— Мастер К’баот, — приветственно кивнул Оби-Ван, когда они с Энакином Скайуокером наконец поравнялись с седобородым джедаем.

— Мастер Кеноби, — кивнул К’баот. Говорил он весьма учтиво, но в голосе проскальзывали угрожающие нотки. — Какая неожиданность. Неужели вы проделали весь этот путь от Корусанта, чтобы полакомиться пришт-фрутами?

— Поговаривают, садоводам Барлока удается вывести потрясающие образчики, — невозмутимо ответил Оби-Ван. — А вы?

— Вам прекрасно известно, зачем я здесь. Скажите лучше, как там мастер Винду?

Губы Кеноби невольно дернулись.

— В добром здравии.

— Приятно слышать. — Взгляд К’баота переместился на юношу, стоявшего под боком у Кеноби, и уголки губ мастера-джедая наконец тронула улыбка. — Юный Скайуокер, не так ли? — дружелюбно произнес он.

— Да, мастер К’баот, — отозвался Энакин, и серьезность в голосе юноши невольно заставила Лорану улыбнуться. — Для меня большая честь вновь с вами встретиться.

— И для меня честь вновь повстречать столь многообещающего падавана. Расскажи, как продвигается твое обучение?

Энакин покосился на Кеноби.

— Мне по-прежнему предстоит многое узнать, — сказал он. — Могу лишь надеяться, что учитель расценивает мои достижения как удовлетворительные.

— Его достижения более чем удовлетворительны, — вмешался Кеноби. — Такими темпами он еще до достижения двадцати лет обретет статус полноправного джедая.

Лорана поморщилась. Ей самой уже исполнилось двадцать два, но К’баот ни разу даже не заикнулся о том, чтобы в ближайшем будущем рекомендовать ее на прохождение финальных испытаний рыцаря-джедая. Неужели Энакин настолько сильнее?

— И не стоит забывать, что его обучение началось куда позднее, чем положено, — отметил К’баот, почти ласково улыбаясь юноше. — Оттого его успехи выглядят еще более впечатляющими.

— В самом деле, — согласился Кеноби. — Похоже, Совет принял верное решение, доверив мне его обучение.

Фраза была произнесена с едва заметным ударением на слове «мне», и на мгновение Лоране почудилось, что на лицо К’баота набежала тень. Но тьма рассеялась, и он вновь улыбнулся.

— Необычайно рад нашей встрече, — сказал он. — Однако участники переговоров уже собираются, и мне предстоит множество дел. Надеюсь, вы меня извините и позволите посвятить время выполнению официальных распоряжений Совета.

— Разумеется, — ответил Кеноби. Мышцы лица джедая слегка напряглись при намеке на то, что они с падаваном, в общем-то, не имеют ни малейшего отношения к официальным распоряжениям Совета.

— Но как же, я совсем позабыл о хороших манерах, — продолжил К’баот. — Этот город просто великолепен. Вам со Скайуокером, пока вы здесь, непременно захочется провести время с пользой для ума. — Он указал на Лорану. — Мой падаван Лорана Джинзлер, вне всяких сомнений, почтет за честь сопровождать вас на прогулке.

— Благодарю вас, в этом нет необходимости. — Кеноби смерил Лорану оценивающим взглядом. — С нами все будет в порядке.

— Я настаиваю, — сказал К’баот. В его голосе определенно послышались командные нотки. — Мне не хотелось бы, чтобы вы попались на глаза участникам переговоров: они могут воспринять ваше появление как дурной знак. И полагаю, юный Скайуокер будет не прочь провести вечер в обществе другого падавана.

Энакин опять посмотрел на учителя:

— Ну, э-э…

— Да, и вы окажете мне величайшую услугу, — добавил К’баот, переводя взгляд на Кеноби. — Лоране будет скучно на переговорах, а я не собираюсь держать ее против воли. Полагаю, она захочет прогуляться по городу, и я буду чувствовать себя много лучше, зная, что она с людьми, на которых можно положиться.

Губы Кеноби вновь дернулись. Происходящее ему совсем не нравилось: чтобы почувствовать это, Лоране даже не нужно было прибегать к Силе. Но крыть джедаю было нечем, и он это понимал.

— Как будет угодно, мастер К’баот, — сказал он. — Почтем за честь провести вечер в обществе вашего падавана.

— Вы можете наслаждаться ее обществом сколько пожелаете, — отрезал К’баот. — А сейчас мне нужно идти. Всего хорошего.

Повернувшись, он зашагал прочь.

Лорана проводила учителя взглядом, ощущая сухость в горле. Ее вполне устраивала перспектива провести время, отведенное на переговоры, под боком у наставника, и до сего момента подобная перспектива, казалось, устраивала и самого К’баота тоже. Неужели она успела чем-то его прогневать?

Так или иначе, ей отдали приказ, а приказы не обсуждаются. Собрав волю в кулак, она повернулась…

И обнаружила, что Кеноби и Энакин выжидательно на нее смотрят.

— Ну что же… — начала она и тут же поежилась, уловив всю бессодержательность фразы. Падаван Джоруса К’баота должен обладать бо́льшим красноречием. — Я в городе всего день, но в космопорту нам выдали путеводитель, и…

— Нам тоже, — сказал Кеноби, приподнимая брови. Было ясно, что облегчать ей жизнь он не намерен.

— Мастер Кеноби…

— Не знаешь, где готовят хорошее жаркое из тарша? — с надеждой в голосе спросил Энакин. — Я умираю с голоду.

Кеноби улыбнулся ученику, и когда его взгляд вновь переместился на девушку, та почувствовала, что напряжение между ними спадает.

— Хм. Как по мне, звучит неплохо, — согласился старший джедай. — Давайте поищем закусочную.

Сидя на балконе гостиничного номера, Дориана хмуро следил в макробинокль за троицей джедаев, которая ленивой походкой двигалась в направлении городского квартала с недорогими кафе. Итак, Совет подкинул ему проблем, отправив приглядывать за К’баотом Оби-Вана Кеноби и его выскочку-падавана. Это определенно не входило в планы Сидиуса.

С другой стороны, парочка Кеноби — Скайуокер, похоже, уже успела сделать себе карьеру, срывая замыслы повелителя ситхов. Ярость Сидиуса в тот миг, когда его союзники из Торговой Федерации потерпели неожиданное фиаско на Набу, Дориана помнил так, будто это было вчера. Армия Федерации должна была держать планету в оккупации в течение нескольких месяцев или лет, сея в Республике хаос и парализуя действия Сената — что, безусловно, было бы только на руку Сидиусу и Дориане.

Но все пошло прахом, когда этот Скайуокер, благодаря слепой удаче, сумел взорвать корабль управления дроидами. Смерть Дарта Мола от рук Кеноби и Квай-Гона Джинна также стала ударом: не случись этого, джедаи постоянно жили бы в страхе перед угрозой возвращения ситхов.

А теперь эти двое заявились на Барлок, угрожая сорвать план Сидиуса по устранению Джоруса К’баота.

Молодой советник поджал губы. Нет… не в этот раз. Этого не случится, пока здесь он, Кинман Дориана.

В кармане пискнул комлинк. Не выпуская из виду Кеноби и его спутников, Дориана запустил пальцы в карман, вытащил устройство и включил его.

— Да?

— Защитник? — прозвучал сиплый голос брольфа.

— Да, это я, Патриот, — сказал Дориана. — Как и обещал, я вернулся, чтобы помочь вам в час нужды.

— Ты опоздал, — прорычали на том конце. — Переговоры уже стартовали.

— Но еще ничего не решено, — парировал Дориана. — У нас есть время отправить послание, в котором мы скажем, что народ брольфов так просто не обманешь. Все ли приготовлено согласно моим инструкциям?

— Почти, — сказал Патриот. — Последние детали уже в пути. Вопрос лишь в том, принес ли обещанное ты.

— Оно со мной, — заверил его Дориана.

— Тогда неси, — потребовал Патриот. — Третий дом к северу от пересечения Чессил и Скрив. Через два часа.

— Я буду.

Комлинк пискнул, и связь оборвалась. Отложив устройство, Дориана бросил взгляд на хронометр. Превосходно. До места назначения не более часа пути пешком, а значит, у него есть время лениво побродить по округе и до прибытия Патриота внимательно все осмотреть.

Но сперва нужно придумать способ удержать Кеноби на привязи.

К счастью, в этом не заключалось великой проблемы. По какой бы причине джедай сюда ни явился, скорее всего, он не посмеет предпринять какие-то важные шаги, не согласовав их с Советом. Стоит лишь немного перестроить систему компьютерного доступа к городскому узлу Голосети, и на день-два Барлок окажется отрезан от внешнего мира. А значит, у Дорианы и его союзников-брольфов будет куча времени на то, чтобы провернуть дельце.

Подойдя к столу, он включил компьютер и принялся за работу.

Войдя в кантину, Оби-Ван понял, что встречал и более искусно декорированные заведения. Однако же, как и в случае с закусочной «У Декса» на Корусанте, внешность могла быть обманчива, особенно когда речь заходила о еде. В воздухе витал сочный аромат жаркого из тарша — главного блюда в сегодняшнем меню, а путеводитель Лораны рекомендовал это место как первоклассное. Так или иначе, зайти сюда стоило.

Когда они выбрали кабинку у окна и уселись за стол, подкатил дроид-официант WA-2.

— Добро пожаловать в «У Пэнки». — В электронном голосе удивительным образом сочетались вежливость и стремление сделать акцент на тяжкой доле несчастного механического создания. — Что будете заказывать?

— Мне жаркое из тарша и бриббовый сок, — с готовностью объявил Энакин.

Оби-Ван с трудом подавил улыбку. Энакин впервые попробовал бриббовый сок, едва став падаваном, и с тех пор заказывал его при любом удобном случае, независимо от того, насколько удачно он подходил выбранным блюдам.

— Мне тоже жаркое и… пусть будет кореллианский но-эль, — сказал он дроиду.

— А мне — бриббовый сок и салат из пришт-фрута, — заявила Лорана и осторожно улыбнулась джедаю. — Как-никак на Барлоке выводят лучшие в Галактике образчики.

— Да, так мне говорили, — протянул Оби-Ван, изучая девушку взглядом. Она была среднего роста, имела темные волосы и удивительные серые глаза. У нее было умное лицо и приятная улыбка, в которой читалась уверенность в себе, обычно приходившая вместе с пониманием Силы. По всем признакам из нее должен был выйти весьма добротный джедай.

И все же что-то в ней казалось странным, что-то не вязалось. Чувство собственного достоинства и уверенности в себе казалось каким-то натянутым, словно оно было деталью одежды, которую она надевала каждое утро взамен того, что соответствовало ее внутреннему «я». Да и в улыбке той было что-то неестественное, словно она боялась каким-то образом навлечь на себя беду.

Внешне все у нее шло как по нотам. Но под этой ширмой прослеживались контуры падавана, которому еще многому предстояло научиться.

— Кажется, прежде мне не доводилось встречать учеников мастера К’баота, — заметил Кеноби, когда дроид укатил за заказом. — Каково это — обучаться под его началом?

Лорана едва заметно поджала уголки рта.

— Необычайный жизненный опыт, — уклончиво ответила она. — Мастер К’баот столь глубоко понимает Силу, что мне остается лишь мечтать когда-нибудь достигнуть подобных глубин.

— А-а-а! — Оби-Ван кивнул, мысленно возвращаясь к недавнему разговору с мастером Винду. Может, она и права, но необязательно. Вполне вероятно, понимание К’баотом Силы не так глубоко, как ей кажется. Возможно, даже не так глубоко, как кажется ему самому.

Но обсуждать джедая с его падаваном — дурной тон, особенно в присутствии другого падавана вроде Энакина.

— Уверен, у тебя все получится, — сказал ей Кеноби. — По собственному опыту могу судить, что джедай способен познать Силу настолько глубоко, насколько сам того желает.

— Разумеется, в пределах своих возможностей, — угрюмо ответила Лорана. — Своих пределов я еще не знаю.

— Никто их не знает, пока не нащупает их и не подвергнет испытаниям, — указал Оби-Ван. — Что касается меня, то я вообще не верю в их существование.

Подкатил еще один дроид с напитками, которые опасно балансировали на подносе. Оби-Ван откинулся на спинку стула, приготовившись в случае необходимости подхватить стаканы Силой, но этого не потребовалось: не пролив ни капли, дроид поставил напитки на стол и укатил прочь. Взяв в руки стакан, Оби-Ван окинул ленивым взглядом помещение.

Любители шикарных пирушек, как правило, обходили подобные непритязательные заведения стороной. Почти все посетители были местными: чешуйчатокожие брольфы, разряженные в одежды всех оттенков желтого и зеленого, плюс — будто для контраста — кучка хрупких и утонченных карфов, обитателей тисволльтовых лесов, с двух сторон граничащих с городом.

В кантине присутствовали и представители других рас, в том числе трое людей. Должно быть, они также доверились посулам путеводителя. Взгляд Оби-Вана не спеша скользнул по барной стойке из чистопородного сумеречного дерева, за которой гостей обслуживал худощавый бармен-брольф.

Джедай нахмурился:

— Лорана, видишь человека — черный жилет, серая рубашка, болтает с барменом? Раньше его встречала?

Девушка проследила за взглядом Кеноби:

— Да, вчера он был в числе тех, кто ожидал участников переговоров за дверьми комнаты. Имя не знаю.

— Вы знаете его, учитель? — спросил Энакин.

— Если не ошибаюсь, это Джерв Риске, — сказал Оби-Ван. — Бывший охотник за головами; сейчас — главный силовик в офисе главы Корпоративного союза.

— А чем занимаются силовики? — поинтересовался Энакин.

— В данном случае тем, что прикажет Пассел Ардженте, — пояснил Оби-Ван. — Риске — телохранитель, детектив, вероятно, еще и сборщик долгов. Интересно, какую из этих ролей он играет сейчас?

— Наверное, телохранителя, — предположила Лорана. — Делегацию Союза возглавляет сам магистрат Ардженте.

Оби-Ван ощутил неприятное покалывание в затылке. Глава столь могущественной организации, как Корпоративный союз, — организации, опутавшей своими сетями всю Галактику, — вдруг сам лично явился решать какие-то мелкие контрактные разногласия?

А может, проблема Барлока была гораздо крупнее, чем всем вокруг казалось?

Он вновь посмотрел на Риске. Тот по-прежнему обсуждал что-то с барменом; оба перегнулись через стойку и чуть ли не соприкасались лбами.

— Энакин, видишь блюдо с орехами на стойке рядом с Риске? — спросил он, поставив стакан на стол. — Иди и возьми немного.

— Хорошо, — кивнул Энакин. Поднявшись со стула, он начал прокладывать путь меж рядами столов.

— Что вы делаете? — удивилась Лорана.

— Обеспечиваю предлог, чтобы отправиться туда самому, — сказал Оби-Ван, наблюдая за Энакином и высчитывая время. Еще один стол… сейчас! — Жди здесь, — добавил он, после чего поднялся со стула и устремился вслед за падаваном. При помощи Силы он до предела обострил восприятие, фокусируя внимание на разговоре за барной стойкой.

В тот момент, когда Энакин наконец протиснулся к стойке между аквалишем и родианцем и принялся набирать орехи, Оби-Ван уже подошел достаточно близко, чтобы уловить обрывок разговора:

–…размещенный в районе Патамин, — приглушенным голосом говорил бармен. — Но это лишь слухи.

— Благодарю, — отвечал Риске. Его пальцы коснулись ладони бармена, и Оби-Ван различил отблеск металла. В следующее мгновение бармен распрямился; кулак, в котором что-то было зажато, скрылся под барной стойкой. Взгляд брольфа скользнул по Оби-Вану, чешуйчатая кожа на лице наморщилась. Риске уловил смену настроения собеседника и повернулся; правая ладонь почти небрежно легла на ремень, пальцы скользнули под жилетку.

— Довольно, Энакин, — строго проговорил Оби-Ван, опуская руку на плечо мальчика — и стараясь при этом не встречаться взглядом с Риске или барменом.

— Ну можно еще один? — проныл Энакин, поднимая над головой крупный ташру.

— Ладно, но только после обеда, — все так же строго ответил Оби-Ван. Краем глаза он заметил, как ладонь Риске выскользнула из-под жилетки и опустилась к бедру, и почувствовал, как подозрительность обоих собеседников сходит на нет. — Нельзя портить аппетит перед обедом.

Мальчик театрально вздохнул.

— Ну хорошо. — Зажав орех в кулаке, он начал разворачиваться…

…и стукнулся плечом о спину аквалиша — именно в тот момент, когда дородный чужак подносил ко рту стакан. Несколько капель ярко-алой жидкости расплескались во все стороны, заляпав массивную ладонь инородца.

Оби-Ван вздрогнул. Инцидент был так себе, ничего особенного. Но, зная типичный горячий темперамент аквалишей, ожидать можно было всего, что угодно.

А этот аквалиш был явно типичным представителем своей расы.

— Человеческий детеныш-смутьян! — прорычал он на родном языке, развернувшись настолько стремительно, что из стакана выплеснулось еще немного красной жидкости. — Что ты бузишь?

— Это было случайно, — встрял Оби-Ван, быстро подтащив юношу к себе. — Приношу извинения за его неаккуратность.

— Он не младенец в пеленках, чтоб ему сопли подтирать, — огрызнулся аквалиш, испепеляя взглядом Оби-Вана. Затем чужак вновь перевел взгляд на Энакина, рука коснулась бластера на ремне. — Его следует поучить хорошим манерам и самодисциплине.

Оби-Ван покрепче схватился за плечо Энакина, ощущая клокочущую в юноше ярость. С самодисциплиной у Энакина всегда были проблемы, и Оби-Ван не уставал напоминать ему об этом по два раза на неделе. Но уж точно мальчик не жаждал слышать подобные нотации из уст какого-то сварливого чужака.

— Спокойно, Энакин, — предупредил Оби-Ван, краем глаза заметив, что взоры всех посетителей кантины устремлены на них. Поломав комедию перед Риске, ему удалось немного усыпить бдительность бывшего охотника, но если сейчас вскроется его принадлежность к Ордену, все старания пойдут насмарку. — Ну же, дружок, — попытался он успокоить аквалиша. — У тебя ведь и без того есть на что расходовать энергию. Давай я закажу тебе выпивку, и разойдемся друзьями.

Долгое мгновение аквалиш сверлил его взглядом, пальцами уже в открытую поигрывая на рукоятке бластера. Оби-Ван не двигался с места, мысленно настраиваясь на бой; рука уже была готова, если необходимо, метнуться к поясу и выхватить меч.

Но тут в глазах аквалиша что-то промелькнуло.

— Ликстро, — сказал он, убрав руку с оружия и указав на полупустой стакан. — Большо-ой, — добавил он погодя.

— Разумеется, — кивнул Оби-Ван. Стакан инородца отнюдь не выделялся размерами, но сейчас было не место и не время пререкаться из-за мелочей. Не теряя бдительности, джедай повернулся и привлек внимание бармена. — Большой ликстро. — Он указал на аквалиша.

Бармен потянулся за бутылкой. Еще несколько секунд, и аквалиш получил свою выпивку, бармен — деньги, а Оби-Ван с Энакином поспешили обратно в кабинку.

— Его стакан не был большим, — пожаловался Энакин, пока они прокладывали путь между столами.

Оби-Ван кивнул:

— Знаю.

— Значит, — сказал Энакин, и в его голос закрались обвинительные нотки, — этот вымогатель своего добился. Вероятно, он планировал все с самого начала.

— Допустим, — признал Оби-Ван. — И что?

— Но мы — джедаи, — проворчал Энакин. — Нельзя позволять нас шантажировать.

— Ты должен научиться смотреть на вещи более пространно, — напомнил ученику Оби-Ван, оглядываясь. — На самом деле нам нужно было лишь…

Он осекся на полуслове. Риске исчез.

Как и Лорана.

6

Видимо, пытаться за кем-то угнаться — ее жизненный удел, решила Лорана, прокладывая путь через толпу брольфов, заполонивших пешеходную зону. Сначала К’баот; теперь вот Риске…

Все-таки она не могла не признать, что сравнивать манеру поведения обоих было весьма поучительно. К’баот был прямолинеен, пугающ; он просто вынуждал всех встречных убираться с дороги. Риске добивался схожих успехов, напротив, выискивая лазейки в толпе и при этом редко тревожа пешеходов. Он был словно ночной зверь, скользящий меж лесных деревьев.

Мастер Кеноби отмечал, что этот человек когда-то был охотником за головами. Похоже, он был весьма неплохим охотником.

К несчастью, она не догадалась выспросить частоту комлинка Оби-Вана, прежде чем они разделились. Эту частоту мог знать К’баот, но девушка прекрасно понимала, что во время переговоров учителя стоит тревожить только в случае, если им грозит неминуемая гибель.

Но искомое точно должно было найтись в Храме джедаев на Корусанте. Едва разминувшись с неспешно бредущим иторианцем, она достала комлинк и попыталась вызвать местный узел Голосети.

— Мы приносим извинения, гражданин, — ответил механический голос, — но услуги межпланетной связи в настоящий момент недоступны. Попробуйте перезвонить позже.

Вот и связалась с Храмом. Лорана убрала комлинк на пояс и сделала шаг в сторону, пропуская двоих рослых брольфов. Затем она вновь пришла в движение, вытянув голову и пытаясь разглядеть преследуемого в толпе.

Риске и след простыл.

Она ускорила шаг, сканируя улицу при помощи Силы. Все без толку.

«Успокойся, падаван», — зазвучало в голове настойчивое увещевание, какое нередко повторял К’баот. За столь короткий отрезок времени Риске не мог уйти далеко. Он либо скрылся в одной из торговых лавок, облепивших всю улицу, либо нырнул в один из двух проулков прямо по курсу.

Она быстро оценила все варианты. Лавки слишком ограничивали свободу перемещений; такой человек, как Риске, скорее постарался бы уйти в проулок.

Она достигла перекрестка и оглядела оба направления. И там, и там пусто. Когда она в последний раз видела Риске, он больше держался левой стороны, потому выбор левого проулка был очевиден. Однако он не показался ей человеком, который принимает очевидные решения. Пропустив еще двоих пешеходов, она ступила в правый проулок.

Проход был относительно узок — шириной не более чем в полтора лендспидера — и заставлен высокими, но довольно аккуратными рядами мусорных контейнеров, ожидавших вывоза. На середине проулок под прямым углом пересекала еще одна узкая улочка; если Риске и впрямь пошел сюда, перед ним возникал выбор сразу из трех направлений. Просунув руку под тунику, Лорана нащупала рукоятку светового меча и зашагала вперед.

Она без приключений достигла нового пересечения улиц и огляделась. К несчастью, Риске опять нигде не было видно.

Несколько мгновений она не сходила с места, внимательно изучая направления. Во рту ощущался горький привкус досады. Теперь ей ничего не оставалось, кроме как вернуться назад и надеяться, что Кеноби будет не настолько разгневан ее провалом, чтобы доложить о нем К’баоту.

Единственным предупреждением стало едва различимое колебание в Силе, но она отреагировала молниеносно. Отпрыгнув в сторону и развернувшись, девушка сорвала с пояса световой меч и зажгла его.

По проулку летел вращающийся диск: его верхняя плоскость блеснула в свете солнца, когда он слегка наклонился, подстраиваясь под новое местоположение Лораны. Сжав крепче эфес меча, девушка задумалась, с какой целью в нее могли запустить столь медленный снаряд.

Мгновение спустя она получила ответ: диск разделился натрое; верхнее и нижнее сечения — точные копии среднего — разлетелись в стороны, чтобы атаковать ее с разных направлений.

Трое против одного — что ж, не проблема. Она отступила на шаг, в уме прорабатывая последовательность действий. Как только снаряды подлетели на расстояние удара, девушка тремя стремительными взмахами клинка разрубила каждый из дисков пополам.

И в ту секунду, когда обломки последнего с лязгом завершили свое падение, вокруг ее шеи обвилась чья-то рука.

Лорана отрывисто втянула ртом воздух, морщась от досады. Вот почему все было так просто! Диск был отвлекающим маневром, призванным сузить угол зрения и не дать заметить, как Риске выскальзывает из укрытия за мусорными контейнерами и прокрадывается ей за спину. Девушка крепче сжала рукоять меча, прикидывая, успеет ли она нанести удар, прежде чем противник достанет другое оружие.

— Полегче, девочка, — произнес мягкий голос за спиной. В то же мгновение что-то твердое прижалось к ее шее чуть ниже правого уха. — Выключи и убери это. Я только хочу поговорить.

— О чем? — пожелала знать Лорана.

— Убери, и я скажу, — ответил мужчина. — Ну же, девочка… Не стоит рисковать головой из-за таких мелочей.

— Я — джедай, — предупредила она. — Угрозы на меня не действуют.

— Возможно, джедаев и не проймешь угрозами, — согласился Риске, и в голосе послышалась насмешка. — Но ты не джедай. Иначе я не смог бы так легко тебя обдурить. — Рука, сдавившая горло, напряглась. — Ну же. Остынь, и давай поговорим.

Пылающий взгляд Лораны по-прежнему упирался в стену. Как бы то ни было — если забыть, что ее только что выставили на посмешище, — пожелай он и в самом деле ее убить, она давно бы уже была трупом.

— Ладно. — Она погасила клинок и убрала рукоять за пояс.

— Видишь, это было совсем нетрудно, — мягко сказал противник, отпуская девушку.

— Безмерно счастлива, что удалось тебя порадовать. — Лорана отступила на шаг и повернулась к Риске лицом. — Ну и о чем ты хотел поговорить?

— Давай начнем с тебя, — предложил экс-охотник, пряча бластер в потайной карман куртки. — Зачем К’баот приказал меня выслеживать?

— Мастер К’баот здесь ни при чем, — парировала Лорана, пытаясь прощупать оппонента в Силе. Он был хладнокровен, невозмутим — и постоянно настороже, как и положено профессиональному телохранителю. Однако под маской невозмутимости она смогла различить что-то вроде воинской чести — или, по крайней мере, готовности держать слово.

И он спрятал бластер — а это наводило на мысль, что он ожидает от нее аналогичного проявления благородства. Подобный поступок говорил в пользу того, что его стоит выслушать.

— Значит, приказал второй джедай? — предположил Риске. — Тот, что был в кантине?

«Бывают случаи, когда тебе нужно сохранить истинную личность в тайне», — говорил ей на Корусанте К’баот. С Риске, похоже, это не работало.

— Да, ему было интересно, что ты затеял, но я преследовала тебя по собственной инициативе, — ответила девушка. — Особенно его удивил тот факт, что столь значительная фигура, как магистрат Ардженте, лично явилась на Барлок вести переговоры.

— Я могу сказать то же самое о мастере К’баоте, — возразил Риске. — Магистрат Ардженте был сам крайне удивлен его появлением. — Он ткнул пальцем в сторону кантины. — А теперь еще тот новый джедай пытается подслушать частные беседы. Какую игру ведет Совет?

— Насколько мне известно, никакую, — заявила Лорана. — Нам не положено принимать чью-либо сторону в спорах.

Риске фыркнул.

— Как на Набу, верно? — напомнил он. — Ваше великодушное решение хранить «нейтралитет» необычайно помогло королеве Амидале и ее правительству.

— Об этих событиях мне ничего не известно, — сказала Лорана. — Как ты уже догадался, я всего лишь падаван. Но точно могу сказать одно: Совет нас сюда не отправлял. Это была целиком и полностью идея мастера К’баота, а Совет лишь с неохотой дал добро.

Риске нахмурился:

— То есть К’баот дошел этого своим умом?

— Ну, вообще-то, это была реакция на завуалированную просьбу Верховного канцлера Палпатина, — поправилась Лорана. — Но, как я уже сказала, Совет здесь совершенно ни при чем.

— Палпатина, — задумчиво повторил Риске, потирая щеку. — Любопытно.

— Моя очередь, — заявила Лорана. — Зачем ты болтаешься по городу?

— Разумеется, оберегаю жизнь магистрата Ардженте. — Риске внезапно помрачнел. — Приятно было поболтать, падаван. Постарайся больше не возникать на моем пути. — С этими словами он развернулся и зашагал по проулку прочь.

Лорана провожала экс-охотника взглядом до тех пор, пока он не скрылся за углом, влившись в пешеходный поток. Затем она со вздохом развернулась и поспешила назад к кантине, прекрасно сознавая, что мастер Кеноби совершенно не обрадуется ее проделкам.

Не зная надежного способа вычислить местоположение Лораны и не желая просто так ходить кругами и заниматься поисками вслепую, Оби-Ван решил подождать девушку на скамейке в небольшом парке через улицу от кантины.

Энакин как раз доедал жаркое из тарша, когда она вернулась.

— Любопытно, — сказал Оби-Ван, выслушав ее историю. — Получается, магистрат Ардженте в опасности?

— По крайней мере, так думает Риске, — заметила Лорана, поглядывая на джедая осторожным взглядом человека, ожидающего взбучку.

Заглянув ей в глаза, Оби-Ван неожиданно понял, что подобный взгляд для девушки не в новинку. Очевидно, стиль обучения К’баота был таким же деспотичным, как и все прочие аспекты его поведения.

— Но опасность в его представлении исходит не от вас с мастером К’баотом, верно?

— Верно, хоть он и пытался выяснить у меня, что замышляет Совет, — ответила Лорана. — Но эта его реплика показалась почти формальностью — как будто вполне естественным было предположить, что Совет играет в какие-то политические игры. Не думаю, что он стал бы вести себя столь открыто, если бы и вправду полагал, будто мы злоумышляем против Ардженте.

— Ты называешь его поведение открытым? — презрительно фыркнул Энакин. — Намеки и угрозы?

— Навряд ли можно назвать угрозой просьбу уйти с дороги, — заметил Оби-Ван. — Профессиональные телохранители вроде Риске всегда беспокоятся о том, чтобы посторонние или всевозможные дилетанты, исполненные благих намерений, не попадались под руку.

— Он считает нас дилетантами?

— В отдельных аспектах его работы — так и есть, — без обиняков сказал Оби-Ван, после чего повернулся к Лоране. — Так что ты думаешь? Ардженте в опасности?

В ее взгляде промелькнуло удивление. Оби-Ван прикинул, что К’баот в подобных ситуациях не слишком часто спрашивал ее мнения.

— Не знаю, — ответила девушка. — Слишком многое сейчас говорит в пользу того, что Корпоративный союз может прибрать к рукам всю горнодобывающую деятельность на Барлоке.

— Могу представить, — буркнул Оби-Ван. — Не знаешь, где остановился Ардженте?

— Гостиница «Звездный блеск». Примерно в километре к востоку от центра города.

— То есть Риске отправился в противоположном направлении, — отметил Оби-Ван. — Как раз в сторону района Патамин.

— Район Патамин? — переспросил Энакин.

— Я слышал, как бармен упоминал это место, — сказал Оби-Ван. — Один из крупнейших районов города, совмещающий как бедные, так и богатые зоны. Если мы хотим узнать правду, думаю, начать стоит оттуда.

— Мы станем ему помогать? — удивился Энакин. — Мне казалось, Корпоративный союз пытается отобрать у брольфов права на ведение разработок.

— Правда выяснится во время переговоров, — сказал Оби-Ван. — В любом случае это не наша забота. Задача джедаев — защищать жизни граждан Республики.

— Ну не знаю, — нерешительно произнесла Лорана. — Мастер К’баот не слишком обрадовался вашему появлению. И ему ничуть не понравится, если мы станем вмешиваться в его дела. Риске и его люди — профессионалы. Почему бы не оставить все им?

— А кто сказал, что мы вмешиваемся? — мягко поинтересовался Оби-Ван, поднимаясь со скамейки. — Мы отправимся на экскурсию по городу — как и рекомендовал мастер К’баот. А если случайно нарвемся на неприятности, так ведь где тут наша вина?

Они добрались до района Патамин за десять минут. Оби-Ван постоянно смотрел по сторонам, надеясь увидеть Риске в толпе. Но, попавшись однажды, телохранитель, очевидно, не желал повторять опыт.

— Вот, должно быть, граница района, — прокомментировал джедай, когда они достигли низкой декоративной каменной стены и прошли под аркой. — Энакин, не забудь: мы здесь только осмотреться.

— Конечно, — кивнул Энакин, обостряя чувства до предела, словно охотничий дарокил, рвущийся с поводка. — Что, если я пойду чуть впереди?

— Хорошо, только далеко не убегай. Не хочу, чтобы ты потерялся.

— Не потеряюсь. — Проскользнув между двумя карфами, мальчик нырнул в толпу.

— Вы уверены, что с ним все будет в порядке? — усомнилась Лорана.

— Он справится, — заверил ее Оби-Ван. — Он немного импульсивен, но могуч в Силе и, как правило, старается вести себя хорошо.

— Должно быть, он пользуется у вас большим доверием, — пробормотала Лорана.

Оби-Ван покосился на девушку. В ее голосе отчетливо различалась донельзя странная тоскливость.

— Я так понял, ты особым доверием у К’баота не пользуешься.

— За время службы в Ордене мастер К’баот обучил многих падаванов, — сдержанно сказала она. — Он знает, что делает.

— Разумеется, — согласился Кеноби. — Он ведь обладает подавляющей аурой, не так ли?

— Его репутация заслуженна. — Девушка снова крайне осторожно подбирала слова. — Он умен, искусен, весьма сведущ во многих областях знаний. Я многому у него научилась.

— Но он, должно быть, сверхтребователен?

— Не стала бы характеризовать его подобным образом, — голос прозвучал еще холоднее.

— Конечно стала бы. — Оби-Ван успокаивающе улыбнулся. — Я сам временами думал о своем учителе в подобном ключе. И знаю, что Энакин точно так же думает обо мне.

Несколько секунд она не решалась отвечать. Затем, почти неохотно, улыбнулась в ответ.

— Иногда я задаюсь вопросом, удастся ли мне хоть раз его порадовать, — призналась она.

— Мне знакомо это чувство, — сказал Оби-Ван. — Главное, будь уверена: однажды оно пройдет. Как только ты станешь рыцарем-джедаем, ты больше не будешь задумываться, как бы понравиться какому-то конкретному мастеру или даже нескольким. Ты будешь делать то, что должна. То, что правильно.

— Это мне как раз и кажется самым сложным, — созналась она. — Как вообще узнать, что есть правильно?

Оби-Ван пожал плечами:

— Ты должна быть в гармонии с собой. И с Силой.

— Не знаю, возможно ли это.

Оби-Ван поморщился. В его сознании нарисовался образ весов, на одной чаше которых стоял Энакин, столь яростно рвущийся к знаниям, что он постоянно хватал через край, — хотя Кеноби и вынужден был признать, что мальчик добивается успеха гораздо чаще, чем терпит неудачи; а на другой чаше — Лорана, настолько угнетенная аурой К’баота, что просто боялась взять на себя лишнее, обратиться к чему-то, что выходило за рамки обучения.

Где-то там должна была существовать золотая середина.

Несколько минут они молча шли бок о бок, лавируя между пешеходами. Оби-Ван постоянно вертел головой, стараясь уловить любой признак присутствия Риске или угрозы, которую тот, очевидно, ожидал здесь обнаружить, и при этом стараясь не выпустить из виду макушку Энакина.

Впереди, по левой стороне улицы располагалась мастерская по ремонту лендспидеров; на витрине были выставлены полированные запчасти, а в глубине помещения с трудом проглядывались силуэты брольфов за работой. Еще несколько брольфов толпились у витрин; большей частью взрослые, но был и подросток примерно возраста Энакина. Взгляд Оби-Вана задержался на нем; память зафиксировала, что на парнишке красновато-бурый рабочий жилет с кучей карманов. Большинство брольфов прекрасно обходились без излишне вместительной одежды, но этот явно предпочитал все свое носить с собой.

Оби-Ван улыбнулся. Джедаи, таскающие все необходимое на поясе или за плечами в вечных странствиях по Галактике, вряд ли будут показывать на него пальцем. Кеноби бросил последний взгляд на мальчика и уже хотел повернуть голову…

К его удивлению, что-то в юном брольфе вновь привлекло его внимание.

Осанка подростка или, возможно, то, как он озирался по сторонам…

Или то была лишь ненавязчивая подсказка со стороны Силы. Нахмурившись, он вновь стал следить за мальчишкой, продолжая на пару с Лораной лавировать в толпе.

И прямо на его глазах юный брольф подошел к стойке с импульсными ракетными движками малой тяги, в руке блеснул нож… Окинув быстрым взглядом рабочих в задней комнате, мальчишка ловко перерезал крепежи двух двигателей, не менее ловко подхватил выпавшие со стенда устройства и по очереди упрятал их в карманы жилетки. За двигателями последовал нож, и уже в следующую секунду мальчишка беспечной походкой двинулся прочь из лавки. Затем повернулся спиной к джедаям и нырнул в толпу.

Оби-Ван схватил Лорану за плечо:

— Вон там мальчишка-брольф в красно-бурой жилетке. — Он указал направление. — Найди Энакина, и следуйте за ним.

— Что? — Лорана озадаченно уставилась на джедая.

— Идите за ним, — повторил Оби-Ван, оглядываясь. По правую руку виднелся узкий проулок, пролегавший меж двух десятиэтажных зданий. — Давай.

Все еще недоумевая, Лорана тем не менее кивнула и поспешила вперед. Оби-Ван заметил, как она схватила Энакина за руку и потащила за собой; в следующую секунду он сам нырнул в проулок, заставленный мусорными контейнерами. Однако до крыш окружавших его зданий было по меньшей мере метров тридцать; даже способностей джедая не хватит, чтобы совершить столь высокий прыжок.

Впрочем, существовали и другие возможности. Быстро оглядевшись по сторонам и удостоверившись, что его никто не видит, Оби-Ван обратился за помощью к Силе и прыгнул.

Сапоги уперлись в правую стену в четырех метрах над землей. Согнув ноги в коленях, чтобы смягчить удар, джедай оттолкнулся от стены прежде, чем его успело потянуть вниз. Следующий прыжок — и он у противоположной стены. Выиграв еще два метра, джедай опять оттолкнулся — уже в обратном направлении.

Когда он добрался до крыши, боль в коленях и мышцах ног только-только успела обозначиться. Перебежав на другой край, он лег на живот и обвел взглядом раскинувшийся внизу пейзаж.

Улицы были, как и прежде, полны народу. Достав комлинк, Оби-Ван вызвал ученика.

— Скайуокер, — немедленно отозвался юноша. — Что не так с мальчишкой в коричневом жилете?

— Он украл из лавки два импульсных движка, — пояснил Оби-Ван, продолжая искать брольфа в толпе. Ладонью он при этом прикрывал глаза от слепящего солнечного света.

— Вроде тех, что ставят на гоночные болиды и свупы?

— Точно. А также на самодельные ракеты.

На другом конце присвистнули.

— Понял, — отозвался Энакин. Голос прозвучал непривычно сумрачно. — Вы видели, куда он пошел?

— Из лавки в западном направлении. Но он в любой момент мог свернуть… Минутку. — Кеноби чуть подался вперед и заметил, как что-то красно-бурое мелькнуло и тут же скрылось под навесом. Через секунду пятно возникло с другой стороны… — Вижу его, — передал он по комлинку. — Движется на север.

— По какой улице?

— Без понятия, — сознался Оби-Ван. — Вы сейчас где?

— Проходим мимо здания с большой желто-синей вывеской… что-то про лекарства. На другой стороне улицы — большой зеленый транспарант…

— Все, вижу вас, — перебил Оби-Ван. — На следующем перекрестке сверните направо, и вы увидите его — в квартале впереди вас.

Он дождался, когда Энакин и Лорана ускорят шаг. Затем, жалея, что не взял с собой макробинокль, Кеноби вновь устремил взгляд в ту сторону, где скрылся вор. Бинокль имелся у Энакина, но горевать было поздно.

— Оби-Ван?

Джедай поднес комлинк к губам:

— Говори.

— Мы повернули на север, — доложил Энакин. — Вижу его.

— Оставайтесь на месте, — распорядился Оби-Ван. Из дверей ближайшей лавки вынырнул приземистый брольф и двинулся на перехват воришки. — Похоже, сейчас наш парень будет избавляться от украденного. Дай мне Лорану.

Повисла секундная пауза.

— Да? — ответил ему женский голос.

— Сделай несколько шагов вперед, — распорядился Оби-Ван. — У вора с кем-то встреча — грузный брольф в голубой рубашке, перетянутой темно-синим кушаком.

— Вижу, — подтвердила Лорана. — Они подошли друг к другу… переговариваются…

— Мальчишка отдал ему движки? — уточнил Оби-Ван. — Мне за взрослым ничего не видно.

— Мне тоже, — сказал Лорана. — Я не могу… Так, они расходятся.

— Проклятье, — буркнул Оби-Ван. Мальчишка продолжил двигаться на север, в то время как взрослый повернул на запад. — Он отдал движки или нет?

— Я не смогла определить, — созналась Лорана. — Простите.

Сердясь, Оби-Ван наблюдал за тем, как двое брольфов расходятся в противоположных направлениях. У взрослого определенно было и время, и возможности, чтобы забрать движки. Но с другой стороны, он мог просто убедиться, что мальчишка выполнил задание, выдать ему новые инструкции и отпустить.

И при всем при этом произошедшее могло не иметь ровным счетом ничего общего с Пасселом Ардженте и паранойей Джерва Риске. Вполне возможно, это были обычные барлокские преступники.

И все же Риске ожидал встретить неприятности именно в этом районе. И Оби-Ван нашел их. Так или иначе, стоило пройти весь путь до конца.

И не выпускать из виду тот факт, что сам Оби-Ван застрял на крыше в квартале от основных событий.

— Будем преследовать обоих, — постановил он, оглядывая соседние крыши. Так, если сейчас перепрыгнуть вот на эту, затем на следующую, затем найти турболифт или лестницу и спуститься…

Плохая идея. При дневном свете в переполненном брольфами городе у него не было ни шанса исполнить эти акробатические этюды и при этом остаться незамеченным. Как только потенциальные террористы поймут, что у них на хвосте джедай, они в секунду залягут на дно, и даже профессионал вроде Риске их ни в жизнь не отыщет.

— Отлично, — сказала Лорана. — Я возьму взрослого.

Оби-Ван замер в нерешительности. Лорана была старше, а следовательно, в теории, — опытнее. Но ему были хорошо известны способности Энакина, и он знал, что мальчик способен сладить с любыми трудностями.

Тем не менее, если чего и не хватало Лоране, так это уверенности в собственных силах. И если сейчас он отдаст приказ вместо взрослого следовать за ребенком, да еще в присутствии Энакина, делу это определенно не поможет.

К тому же ей ведь надо просто следовать за преступником, а не вступать в драку. Никаких осложнений не предвиделось.

— Хорошо, — сказал он девушке. — Возьми комлинк Энакина — он напрямую связан с моим — и отдай ему свой. Что у тебя за частота?

Она дала ему номер.

— Мы разделимся, — добавила девушка. — Я выйду на связь, как только взрослый доберется до логова.

— Отлично, — сказал Оби-Ван. — Передай Энакину, пусть ведет преследование. Я сейчас присоединюсь.

Отключив комлинк, джедай вновь поднялся на ноги. В последний раз окинув взглядом улицу, он повернулся и поспешил к лестнице. Все верно, его падаван способен сладить с любыми трудностями.

Возможно.

7

Пока Оби-Ван спускался и нагонял Энакина, тот, к удивлению наставника, даже не успел набедокурить. Юный брольф тем временем продолжал свой путь, очевидно не ведая о слежке.

Как Оби-Ван уже успел заметить, район Патамин сочетал как богатые кварталы, так и бедные — там, где обитал рабочий класс. Путь мальчишки лежал как раз в квартал бедняков — в один из корпусов ветхого «дома-колодца».

«Дома-колодцы» — здания, выстроенные кольцом вокруг внутреннего дворика, — были стандартным типом городских построек брольфов. Дворики являлись общей зоной отдыха для всех обитателей «колодца». Что касается того дворика, к которому они подошли, то сквозь брешь в стене Оби-Ван смог разглядеть, что местная «зона отдыха» скорее напоминает свалку.

— Почти как на заднем дворе у Уотто, — прокомментировал Энакин, заглядывая внутрь. — Они тут три машины собирают как минимум.

— И что, в них могут быть задействованы импульсные движки?

— Сложно сказать. В той, что слева…

— Постарайся не забыть эту мысль, — негромко оборвал его Оби-Ван: в Силе он ощутил какое-то странное колебание…

— Вам помочь? — раздался позади голос, в котором отчетливо слышалось подозрение.

Держа руки на виду, Оби-Ван повернулся. За спиной стояли трое взрослых брольфов в простеньких, но опрятных куртках.

— Нет, благодарю вас, — вежливо ответил джедай. — Наше внимание привлекли сборочные работы, и нам стало интересно, над чем здесь трудятся.

— А зачем вам знать? — осведомился говоривший.

— Мой юный друг одно время конструировал гоночные болиды, — пояснил Оби-Ван. — Когда он видит, что кто-то занимается подобной сборкой, это всегда приводит его в восторг.

— В самом деле? — буркнул один из брольфов, оглядывая мальчика. — Что-нибудь знаешь о крестообразных воздухозаборниках?

— Сам никогда не пользовался, — признался Энакин. — Но установить или починить — не проблема.

— Правда? — Брольф набрал в легкие воздух. — Дюфгрин!

Последовала короткая пауза, затем из прорехи в стене показалась голова — голова того самого мальчишки, которого они преследовали.

— Да, дядя? — отозвался он.

— Тут люди утверждают, что знакомы с крестообразными системами, — сказал брольф. — С твоей по-прежнему проблемы?

— Не знаю, — ответил подросток, с сомнением оглядывая Оби-Вана и Энакина. — Я раздобыл новый регулятор давления. Должно помочь.

Оби-Ван подавил ухмылку. Так вот чем они занимались на площади с взрослым брольфом. Мальчишка передал украденные движки и взамен получил регулятор.

Либо так, либо регулятор он украл чуть раньше. В этом случае движки могут быть по-прежнему при нем.

— Главное — чтоб обратная связь работала устойчиво, — пояснил Энакин. — Какую смычку ты используешь? Двоичную или третичную?

— Двоичную, — сказал Дюфгрин. — Третичная дороговата.

— Дай взглянуть, — предложил Энакин и шагнул навстречу мальчишке. Однако тут же остановился и повернулся к Оби-Вану. — Э-э-э… а можно?

Оби-Ван в свою очередь вопросительно посмотрел на взрослых брольфов.

— Конечно, пускай идет, — махнул рукой дядя Дюфгрина. — Чем скорее малыш уберет со двора свою кучу хлама, тем скорее соседи перестанут ныть.

— Спасибо, — произнес Оби-Ван, мысленно исключая всех троих брольфов из перечня подозреваемых. Раз они так легко позволяют незнакомцам шарить по собственным жилищам, значит им просто нечего скрывать. — Ладно, Энакин, иди, только недолго.

— Конечно, — бросил Энакин через плечо: он уже вовсю обсуждал с Дюфгрином технические аспекты сборки. — Я быстро, вы и соскучиться не успеете.

— Да уж, не сомневаюсь, — буркнул Оби-Ван и тоже проследовал во двор. Все-таки нельзя было исключать вероятность участия Дюфгрина в заговоре против Ардженте, пусть и без ведома дяди. В любом случае Оби-Вану ничем не повредит небольшая экскурсия по «дому-колодцу», пока дети заняты делом: он получит шанс при помощи Силы прощупать окружающих на предмет недобрых намерений.

А после этого заберет Энакина, и они вдвоем отправятся выяснять, насколько преуспела в своей слежке Лорана.

Насколько успела заметить Лорана, юный воришка-брольф покинул место встречи с сообщником небрежной походкой. Он не то что не опасался возможной слежки; похоже, вероятность слежки как таковой его вообще не волновала.

Взрослый брольф — иное дело. Само собой, он старался это скрыть, но взволнован и насторожен был просто сверх меры. Каждые десять-пятнадцать шагов он оглядывался через плечо, а через каждый квартал переходил улицу или менял направление. Временами брольф останавливался у торговых лавок, притворяясь, будто изучает товар, хотя в действительности он изучал поведение прохожих.

Он вел себя настолько нелепо, что другой на месте Лораны тут же прыснул бы со смеху. Но Лорана не испытывала подобного желания. Риске имел все повадки и утонченность настоящего профессионала. Этот брольф — с точностью до наоборот: заговорщик-дилетант, которому недостает умений и изящества. Впрочем, именно дилетант — нерасчетливый, легкомысленный, непредсказуемый — нередко становился самым опасным противником.

К счастью, дилетанта, помимо всего прочего, довольно легко водить за нос. За время обучения в Ордене Лорана понахваталась приемов ведения слежки, и за последующий час она израсходовала почти весь арсенал. Она то приближалась к брольфу, то удалялась; использовала кружные маршруты, чтобы обогнать преследуемого; меняла внешность, то накидывая на голову капюшон, то сбрасывая, то подвязывая волосы в хвост, то распуская.

В конечном счете паранойя брольфа как будто сошла на нет: как только он повернул на северо-запад, извилистый маршрут наконец распрямился. Лорана держалась на предельном расстоянии. Их путь лежал в бедные районы города — с каждым шагом дома и магазины заметно теряли в роскоши и цене. Тогда как здания и прилегающие к ним территории в богатых кварталах огораживались высокими стенами или заборами, здесь границы участков размечались обычными низенькими плетеными изгородями или просто рядками цветущих растений. Немногочисленные прохожие большей частью были одеты в куртки с логотипом шахтерской гильдии, и многие, стоило ей поравняться, бросали дела и провожали ее пытливым взором.

Не раз она задумывалась, стоит ли связаться с Оби-Ваном и попросить помощи или совета. Еще чаще в голову приходила мысль бросить все и вернуться в центр города — такой знакомый и безопасный, — оставив заговоры для тех, у кого достанет мудрости и опыта распутать клубок.

Но всякий раз она делала успокаивающий вдох, обращалась за поддержкой к Силе и продолжала идти. Джедай не должен сходить с дороги лишь только потому, что та трудна и опасна.

Проходя мимо одной из низких изгородей, она почувствовала предостережение в Силе.

Девушка не сбавила шаг, подавив желание остановиться. Ощущение угрозы было слишком расплывчатым, и, резко прекратив движение, она лишь всполошит неизвестных злоумышленников. Еще пара шагов, капельку беспечности с их стороны, и, возможно, удастся немного удивить противников, когда те наконец решат сделать ход.

Терпение было вознаграждено. Девушка прошла чуть дальше, и размытое ощущение угрозы внезапно сфокусировалось в точку: сзади быстро и бесшумно приближались двое брольфов и оба лучились подозрением. Она уловила едва различимое шуршание ткани о металл…

Девушка резко остановилась и развернулась; рука скользнула за спину, коснувшись изгороди.

— Да-да? — мягко произнесла она.

Брольфы изумленно вздрогнули и неловко застыли в двух метрах от нее. Лорана отметила, что у более низкого из пары к талии пристегнут древний бластер — причем так, будто, прижав к бедру, брольф мог спрятать оружие от ее взора. Оружие высокого, хоть и не такое изощренное, было не менее опасным: шахтерская кирка.

— Что тебе надо? — потребовал низкий.

— Как, разве здесь запрещено ходить? — удивилась Лорана.

— Ты нездешняя, — прорычал высокий, делая шаг к девушке и угрожающе поглаживая кирку. — Что ты вынюхиваешь?

— А что, здесь есть что вынюхивать? — уточнила девушка, чувствуя, как учащается сердцебиение. Наконец-то. Она не знала, откуда взялась уверенность, но сейчас Лорана не сомневалась: она наконец нашла угрозу, которую тщетно выискивал Риске.

Оставался вопрос, как ей поступить. Эти двое брольфов — вернее, эти двое плюс тот, которого она преследовала, — явно лишь верхушка айсберга. Размахивая мечом направо и налево, она ни на шаг не приблизится к ответу на вопрос, кто в действительности стоит за заговором. Нужно, чтобы эти двое привели ее к идейному вдохновителю.

А чтобы этого добиться, нужно создать иллюзию собственной безвредности.

— Ладно, забыли, — сказала Лорана, отступая на шаг, но по-прежнему держась вплотную к изгороди. — Хотите, чтобы я ушла? Я уйду.

— Не так быстро, — рявкнул низкий: очевидно, его воодушевила кажущаяся нервозность девушки. — К чему спешка?

— Никакой спешки, — заверила его Лорана. Она отступила еще на шаг, надеясь, что до края секции изгороди еще далеко. — Просто хочу уйти, вот и все. — Она бросила взгляд в сторону, жалея, что не успела проследить, из которого «дома-колодца» появилась эта парочка.

Очевидно, смотрела она в верном направлении.

— Держи ее, Виссфил, — крикнул низкий, выхватывая бластер и дрожащей рукой направляя оружие на девушку. — Она все знает.

— Ничего я не знаю, — запротестовала Лорана, делая последний шаг назад. В этот момент Виссфил двинулся на нее, занося над головой кирку. — Пожалуйста, не трогайте меня. — Она вскинула руки, словно пытаясь отвести удар.

И пока внимание Виссфила было сосредоточено на руках, а его массивное туловище заслоняло девушку от взгляда его невысокого компаньона, Лорана при помощи Силы отстегнула с пояса меч и протолкнула его в прореху в плетеной изгороди у себя за спиной.

— Забери комлинк, — распорядился маленький брольф. Виссфил перехватил кирку в правую руку, а левой рванул девушку за воротник.

— Да знаю, — прорычал Виссфил. Большие габариты и грубоватые манеры не мешали ему испытывать неловкость, пока он обыскивал девушку. Найдя комлинк, он тут же засунул его в карман куртки; затем, будто бы запоздало о чем-то вспомнив, он забрал и пояс с пристегнутыми к нему подсумками с едой и инструментами. — Оружия нет, — объявил он, отступая на шаг. — Что с ней делать?

— Отведем к Защитнику, — заявил второй, указывая на «дом-колодец» — тот самый, в направлении которого она смотрела чуть раньше. — Он решит, как поступить. Сюда, человек.

Когда они пересекали улицу, за спиной у Лораны раздался негромкий гудок. Оглянувшись, девушка увидела, как низкий брольф вытаскивает из кармана комлинк.

— Да? — процедил он. Голоса на том конце она не слышала, но нельзя было не заметить, каким напряженным стало лицо брольфа. — Хорошо, — сказал он, убирая переговорное устройство. — Меняем планы, — объявил брольф, подойдя вплотную к Лоране и прижав к ее спине дуло бластера. — Топай вон к тому дому. — Он указал на синее строение левее.

Лорана почувствовала сухость во рту. Указанный дом по всем признакам был необитаем, причем явно не первый год. И вести ее туда могли по двум причинам: девушку либо будут пытать, либо заставят замолчать навсегда.

С другой стороны, они и понятия не имели, что за пленница им попалась. Она могла продолжать разыгрывать из себя невинного нерфа, надеясь, что Сила вовремя подскажет, когда ждать опасность…

Общая нервозность брольфа замаскировала его истинные намерения, а потому парализующий выстрел в спину явился для девушки абсолютной неожиданностью. Она и подумать не успела о том, чтобы прибегнуть к мерам противодействия, которым ее учили, — прокатившаяся по телу волна заглушила все чувства, погрузив девушку во мрак.

— Ну что? — прорычал брольф, называвший себя Патриотом.

Дориана не потрудился ответить. Стоя у окна, он наблюдал, как Виссфил и его брат прокладывают путь по извилистой дорожке к ветхому синему строению, волоча за собой потерявшую сознание Лорану Джинзлер.

Эти идиоты едва не притащили ее сюда. Если бы Дориана не следил за обстановкой на улице…

Он дождался, когда брольфы исчезнут внутри здания. Затем медленно, с ленцой обернулся к Патриоту.

— Если это наглядный пример работы вашей службы безопасности, — веско проговорил он, — то удивительно, как вашу честную компанию до сих пор не повязали.

— Это не проблема, — заверил его Патриот. — Всего лишь один-единственный человек, у которого даже не было времени предупредить друзей — если таковые вообще имелись.

— Оружие нашли?

— Нет, — сказал Патриот.

Дориана нахмурился:

— Не нашли?

— Мы не дети, Защитник, — прорычал Патриот. — Мы умеем искать оружие.

— Ну разумеется, — протянул Дориана, ощущая неприятное покалывание на коже. Должно быть, Джинзлер оставила меч у Кеноби и Скайуокера, опасаясь, что оружие выдаст ее принадлежность к Ордену. Означало ли это, что два других джедая где-то неподалеку и выжидают, когда появится возможность сделать ход?

Как бы то ни было, время завершающей фазы операции подошло.

— Вы достали два последних движка? — спросил он.

— Джомфи только что принес, — сообщил Патриот. — Он передал их Мигрессу, а тот уже едет к месту сборки ракеты. Их установят в течение часа.

— Полагаю, девушка шла как раз за Джомфи?

Патриот прищурился:

— Я же сказал: это не проблема. Мы покинем дом, как только ты выполнишь свою часть сделки. Все идет как условлено.

— Ну конечно, — буркнул Дориана. Как условлено… За исключением того, что Джинзлер теперь знает Джомфи в лицо и видела его с движками в руках…

Он сделал еще один глубокий вдох, проглотив едкую реплику. Патриот и прочие заговорщики — круглые идиоты. Но сам-то ведь он должен был знать, на что идет.

— Я все еще не могу понять, зачем столько движков, — с ноткой подозрения в голосе спросил Патриот. — Обычной ракете хватило бы и двух.

— Обычная ракета взмоет над рыночной площадью, и охранники Ардженте без труда ее собьют, — указал Дориана. — Моя ракета — особая, «скользящая». Она пройдет на высоте в половину человеческого роста через арку прямо в здание администрации, по коридорам доберется до конференц-зала и взорвется, уничтожив как общеизвестных, так и потенциальных предателей.

— Если только тебе можно верить на слово, — все так же настороженно проговорил Патриот. — Никогда не слышал о снарядах, которые способны находить путь в коридорах и при этом не оборудованы системой управления, как у дроида.

— Потому что у тех снарядов нет моей особой навигационной системы. — Дориана вытащил из кармана инфокарту. — Она вычислит местоположение внешнего арочного прохода и отыщет цели, где бы они ни находились.

— И что, сенсорную эмиссию никто не засечет? — уточнил Патриот, осторожно принимая инфокарту.

— Не засечет и не заглушит, — заверил его Дориана. — В этой системе не используются сенсорные частоты, которые будет отслеживать служба безопасности.

На самом деле система вообще не полагалась на работу сенсоров. Это был обычный географически запрограммированный указатель курса, который направит ракету по маршруту, не раз пройденному самим Дорианой во время последнего визита на Барлок. И если К’баот вдруг решит провести встречу в другом конференц-зале, снаряд не найдет свою цель. Их маленький заговор провалится.

Но Дориана не верил в возможность неудачи — как не верил и в то, что Патриот и его тугодумы-конспираторы осознают, как тщательно он наводит им шоры на глаза. На недалекие умы всегда производили сильное впечатление всевозможные экзотические технические новинки.

— Значит, наша победа предрешена, — провозгласил Патриот, почти благоговейно перекладывая из руки в руку инфокарту.

— В самом деле, — согласился Дориана. — И все же есть еще один момент. По завершении операции, как я понял, вы планировали разойтись по домам?

— Ну разумеется. — Патриот нахмурился. — Нам потребуется хорошая пища и здоровый сон…

— Всем этим вам придется довольствоваться как можно дальше от дома, — перебил Дориана. — Ни в коем случае нельзя вступать в контакт с родными и друзьями.

Патриота с ног до головы передернуло.

— О чем ты?

— О том, что завтра, после того как магистрат Ардженте и гильдмастер Гильфром падут смертью храбрых, служители правопорядка нагрянут домой ко всем членам вашей гильдии, — холодно произнес Дориана. — Тебя и твоих друзей там быть не должно, и никто не должен знать, куда вы запропастились.

— Но как долго это будет продолжаться?

— Столько, сколько необходимо, — сказал Дориана. — Не ошибись, Патриот. С завтрашнего дня ты и остальные станете беглецами, будете прятаться от тех, ради чьего благополучия вы рискуете жизнями. — Он взметнул брови. — Если у тебя не хватит мужества заплатить эту цену, сейчас еще есть шанс дать операции обратный ход и отказаться от клятвы.

Патриот распрямился, выражение лица стало предельно решительным.

— Ради гильдии и народа мы сделаем все, что необходимо. Мы готовы заплатить за все.

— Значит, ты и в самом деле брольф чести, — серьезным голосом продекламировал Дориана. Для кого-то перспектива прожить остаток жизни в бегах послужила бы поводом поразмыслить, а действительно ли дело стоит вложенных средств. Но для Патриота и его соратников потенциально унылое будущее лишь добавляло безумному плану почета и шарма.

Собственно, именно поэтому Дориана решил их завербовать. Глупые, яростные и покорные, они были идеальными пешками в его партии. Партия будет сыграна, Дориана исчезнет, а они еще не скоро поймут, что же в действительности произошло. Если, конечно, поймут вообще.

— Здесь и сейчас мы с вами встаем на роковой путь, ведущий к славе, — продолжил он. — Завтра эти изменнические переговоры будут погребены под прахом истории, и драгоценные минералы Барлока навсегда останутся в руках брольфов.

— И любой, кто задумает нас предать, познает цену своего предательства, — торжественно вторил Патриот. — Народ брольфов в неоплатном долгу перед тобой, Защитник. И я клянусь, однажды этот долг будет выплачен.

— А я в свою очередь клянусь, что вернусь сюда и заберу свою награду, — промолвил Дориана, хоть и не мог представить вескую причину, которая подвигла бы его на новое посещение Барлока. — После того, как импульсные движки будут установлены, мне останется произвести последнюю настройку управляющих систем ракеты, после чего я покину вас, чтобы приготовиться сыграть свою роль в спасении народа брольфов. Проследи, чтобы ракету разместили точно в оговоренном месте. Только там она будет надежно упрятана от сенсоров и ее присутствие не будет раскрыто.

«И именно там, — добавил он про себя, — начнется запрограммированный маршрут, который приведет ракету туда, где ей и положено быть».

— Сделаю, — пообещал Патриот. — Ну, за нашу победу, Защитник.

Дориана улыбнулся.

— Да, — сказал он тихо. — За победу.

При первом подлете к астероиду Трауна Кар’дас отметил, что база на удивление хорошо спрятана. Но только сейчас, при повторном приближении, он наконец понял, каким образом командору удалось провернуть этот трюк.

База была выстроена не на поверхности астероида, а внутри.

К базе вел длинный извилистый туннель, причем «Реющий Ястреб» двигался по нему значительно быстрее, чем казалось необходимым.

— Впечатляет, — вслух заметил Кар’дас, пытаясь скрыть нервозность; уж очень гнетуще действовал на него вид проносящихся мимо каменных стен. — Это типичная постройка чиссов?

— Отнюдь, — ответил Траун, чей взгляд был устремлен в передний иллюминатор. Голос при этом звучал немного неестественно. — Большинство наших баз выстроено на поверхности. Что касается этой, то я хотел, чтобы потенциальный противник испытывал максимальные трудности при попытке сюда проникнуть.

— Едва ли в этом есть что-то странное, — вставил Кеннто. Тон его был довольно легкомысленным, однако Кар’дас заметил, как напряглись мышцы лица капитана, пока тот следил за маневрами рулевого. — Вы усложняете подходной путь, и противник вынужден осторожничать. Разумеется, это создает проблемы и своим, но такова плата за безопасность.

— Нам известны способы свести подобные неудобства к минимуму, — сообщил Траун. — В настоящий момент Флот обороны выстраивает аналогичную концепцию безопасности на другой базе — в других масштабах и на более серьезном уровне, чем здесь. Хм. Любопытно.

— Что? — спросил Кар’дас.

— Рисунок сигнальных огней между входными маяками, — пояснил Траун, указывая на стену впереди по ходу корабля. — Указывает на то, что у нас гости.

— Это хорошо или плохо? — уточнила Мэрис.

Траун пожал плечами:

— Зависит от того, кто они такие.

Тремя минутами позже они сделали последний поворот, и туннель расширился, превратившись в огромное пещерное образование. На дальней стороне пещеры каменную стену озаряли огни визуальных маркеров и иллюминаторов, а на посадочных опорах стояли восемь кораблей. Пять из них были чисскими истребителями, которые Кар’дас уже успел повидать в действии, еще два — небольшими челноками, а последний — крейсером, размером с «Реющий Ястреб». В отличие от военных кораблей, углы которых были сглажены, этот обладал довольно резкими очертаниями.

— А, — промолвил Траун. — Наши гости — из Пятой правящей семьи.

— Как вы определили? — пожелала знать Мэрис.

— По модели корабля и отметкам на корпусе, — сказал Траун. — Кроме того, я могу сказать, что гость — представитель Правящего семейства, но из боковой ветви.

— Это хорошо или плохо? — уточнил Кар’дас.

— Ни хорошо, ни плохо. Этот регион входит в сферу интересов Пятой семьи, так что, скорее всего, это рутинная проверка. Чтобы сделать взыскание, сюда прибыл бы кто-то рангом повыше — из Первой или Восьмой семьи.

Кар’дас нахмурился и покосился на Мэрис. Взыскание?

— Разумеется, все вы будете считаться моими гостями на приветственной церемонии, — продолжил Траун. «Реющий Ястреб» подплыл к свободным посадочным опорам. — Возможно, вы найдете ее любопытной.

«Любопытной — это еще мягко сказано», — подумал Кар’дас.

Начать с того, какое впечатление производил сам парадный зал. Поначалу он казался обычной серой, ничем не примечательной комнатой, смежной с ангаром. Но при нажатии скрытой кнопки все изменилось. Цветные панели отсоединились от стен, перевернулись и вновь разгладились. Из скрытых ниш в потолке опустились занавески, за ними — несколько рифленых, похожих на сталактиты выступов, при виде которых Кар’дасу пришли на ум застывшие огни северного сияния. Плитка на полу осталась на месте, однако снизу прозрачную поверхность осветил сложный узор разноцветных огней, часть которых горела ровно или медленно пульсировала, а другие переливались, создавая иллюзию речного потока. В перемигивании участвовали все цвета, однако преобладал желтый.

Зрелище было впечатляющим, но не меньше впечатлял и чисс, ступивший через арку в зал минутой позже. По бокам его сопровождали двое юных чиссов в темно-желтой униформе и с оружием в кобурах; сам чисс был облачен в тонко сработанную серую мантию с желтым воротником и насыщенно-желтыми наплечниками. Он был, возможно, чуть старше Трауна, однако вокруг него витала невероятная аура власти и он имел выправку человека, рожденного стоять у руля. Движения его сопровождающих были четкими, отточенными, и у Кар’даса сложилось впечатление, что они, вместе с четверкой облаченных в черное воинов Трауна, соревнуются, какая из двух групп двигается наиболее профессионально.

Траун и его гость приветствовали друг друга на языке чеунх, и Кар’дас вновь смог ухватить лишь отдельные слова. Однако манера говорить и отточенные движения наводили на мысль о свершении перед его глазами какого-то древнего ритуала, который он находил восхитительным.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Тимоти Зан. Звёздные Войны. Сверхдальний Перелет
Из серии: Звёздные Войны

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Звёздные Войны. Сверхдальний Перелет предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Конноровские сети — ракетное оружие, разработанное «Кораблестроительными системами Коннора». Отключает бортовую электронику, позволяя обездвижить корабль и взять его на абордаж. В Республике получило широкое распространение среди пиратов. Вариант чиссов носит название «шоковые сети». (Здесь и далее — примеч. перев.)

2

Ядро снабжения — центральная часть конструкции «Сверхдальнего Перелета», опоясанная шестью дредноутами.

3

Совет джедаев отправил Вержер на окраину Галактики на планету Зонама-Секот, чтобы расследовать нападение таинственной расы захватчиков. Когда позднее туда были направлены Оби-Ван Кеноби и Энакин Скайуокер, они не обнаружили ни захватчиков, ни Вержер. Эти события подробно описаны в романе Грега Бира «Планета-бродяга».

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я