Бесконечная утопия
Терри Пратчетт, 2015

Спустя три десятилетия странствий по Долгой Земле прирожденный путник Джошуа Валиенте все еще не исчерпал ее чудес. Под другим небом, в другой вселенной он рассчитывал взять одиночный творческий отпуск. Но вынужден снова «вальсировать» от неприятностей с ускоряющейся Земли в поиске нового дома.

Оглавление

Из серии: Бесконечная Земля

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Бесконечная утопия предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 10

Через пару дней, когда Салли и корабля уже не было, всю семью пригласили на праздник с танцами. Он должен был проходить на поле вниз по ручью, огибавшему холм, на котором стояла их гондола, и — как решили в последний момент — в паре переходов на восток, поскольку в тот вечер погода там была получше. Конечно, они согласились бы, даже если бы не оказалось, что мероприятие устраивали в их честь.

Немного нервничая, Агнес готовилась к вечеру. Перед путешествием, когда они в последний раз были в лабораториях Корпорации Блэка, Агнес попросила, чтобы тело ее передвижного модуля выглядело лет на пятьдесят пять, немного моложе Лобсанга. И всего на сорок лет или около того моложе ее календарного возраста… Что ж, однажды ей уже было пятьдесят, она знала, как лучшим образом уложить свои седеющие волосы, к тому же она взяла с собой славное платье в клеточку, которое подойдет на вечер. Лобсанг надел яркую клетчатую рубашку, джинсы и ковбойские сапоги, а маленького Бена нарядили в уменьшенную версию такого же костюма. Эта одежда не прослужит долго, через несколько месяцев он из нее вырастет, но Салли предложила взять ее как раз на такой случай, чтобы произвести первое впечатление.

Итак, подготовившись, они присоединились к соседям.

Танцы оказались именно такими, как и ожидала Агнес. Небрежно расчищенное и огороженное поле у ручья явно предназначалось для овец: Агнес заметила неподалеку загон с небольшой отарой. Сейчас, в сгущающихся сумерках, поле освещали факелы, распространяющие запах смолы. Здесь был грубоватый распорядитель, пара скрипачей играли, стоя на ящиках, и около пятидесяти мужчин, женщин и детей, выстроившись рядами, кружились в танце. В представлении Агнес, подобную сцену можно было увидеть где-нибудь в сельской части Америки на Базовой несколько десятилетий, а то и веков тому назад. Единственное отличие состояло в том, что на поясе у каждого танцующего болтался переходник на всякий непредвиденный случай.

В одном конце поля устроили бар, где можно было выпить сока какого-то неизвестного цитрусового, воды или весьма сносного домашнего пива. Там стояло даже несколько бутылок виски. Шипело и трещало барбекю, но еда на решетке была в основном незнакома Агнес: полоски красного мяса, предположительно мелких местных млекопитающих, называемых пушистиками, и громадная птичья голень, должно быть, принадлежавшая одной из местных «больших птиц». Последняя больше напоказ, чем для еды: вероятно, уйдет вся ночь, чтобы приготовить кусок мяса размером с целую индейку. Еще было печенье из овсяной муки и дольки тыквы. Вокруг носились несколько собак, лая или выпрашивая объедки. Шими, вполне естественно, не показывалась на глаза.

Скоро новые соседи подхватили Агнес и Лобсанга и втянули в круг.

Во время своей зря растраченной юности Агнес достаточно танцевала, чтобы знать основы, но сейчас ей пришлось быстро учиться новым шагам по ходу дела. Лобсангу, кажется, танцы давались труднее, он даже раз споткнулся и приземлился на задницу, но соседи, смеясь, подняли его на ноги.

Жара, шум и смех скоро утомили Агнес — или, скорее, бесчувственное программное обеспечение в ее наполненной гелем голове запустило программы, симулирующие усталость, привело в действие искусственные потовые железы и заставило механические легкие сильнее качать теплый воздух. Она попыталась принять эти ощущения и не обращать внимания на то, что вводит в заблуждение явно хороших людей.

Когда она решила передохнуть около сооруженного на скорую руку бара, к ней присоединился Лобсанг.

— Я всегда буду жалеть, что теперь обладаю сознательным контролем над степенью опьянения, — сказал он, потягивая виски. — И мы могли бы получше подготовиться. Мы девять лет учились быть пионерами. Надо было просто загрузить приложение с сельскими танцами.

Агнес хмыкнула.

— Так неинтересно. А как же реализм? Ты городской парень, приехавший учиться деревенской жизни, Лоб… Джордж. Привыкай. Получай удовольствие.

— Да, но…

Он не успел договорить, две дородные женщины средних лет схватили его под локти и утащили обратно в ряд.

К Агнес подошла улыбающаяся темноволосая женщина лет сорока с полным стаканом лимонада.

— Извините. Нам всегда не хватает мужчин на танцах, и Белла с Мэг могут быть немного буйными, когда видят свежее мясо. Как большие птицы во время охоты.

— Свежее мясо? Джордж был бы польщен. Боюсь, в нас нет ничего свежего.

— О, я бы не сказала. Вы производите приятное впечатление. — Женщина протянула руку: — Я Марина Ирвин. Мой муж Оливер где-то там.

— Ирвин. О, так это ваш мальчик присматривает сегодня за нашим сыном. Никос?

— Да. Уверена, за соответствующую плату. Такой капиталист, мой Никос, и это двенадцатилетний мальчишка, который вырос в лесу.

— Очень любезно с его стороны пропустить танцы из-за нас.

— Ну он пошел на жертвы. Но дайте ему еще годик, и мы не оттащим его от девочек…

«Возможно», — с сомнением подумала Агнес. За многие годы в Приюте Мэдисона она повидала достаточно двенадцатилетних мальчишек, и Никос сразу показался ей весьма славным ребенком — но ребенком, у которого есть тайна, большая, и это наблюдение не давало ей покоя с момента их знакомства.

— Кстати, я не против, если вы дадите ему какую-нибудь работу у себя на ферме, — продолжала Марина. — Ему будет полезно. Мало кто из нас теперь занимается сельским хозяйством.

— Там овцы, — показала Агнес.

— Да. Мы держим овец в основном ради шерсти. — Она разгладила свое платье, которое, как заметила Агнес в тусклом свете, было вязаным и окрашенным в приятный яблочно-зеленый оттенок, вероятно, каким-то растительным красителем. — От местных пушистиков — лесных зверьков — можно получить только кусочки кожи. Даже от перьев больших птиц больше пользы. — «У нее приятный акцент, средиземноморский, наверное греческий», — подумалось Агнес. — Мы выращиваем кое-что, в основном картофель. Для переходников. И для запасов пищи на черный день, хотя этот мир такой милостивый, что нам редко приходится туда залезать.

Однако не успела она это сказать, как снова поднялся ветер, и Марина, озадаченно нахмурившись, убрала со лба выбившуюся прядь.

— Первые поселенцы собирались заниматься сельским хозяйством, — продолжала она. — Они расчищали лес, размечали поля и прочее. Старый участок Барроу на холме Мэннинг, который вы заняли, — один из них, как вы поймете. А второй — старый дом Паульсонов, знаете, обменник, наш местный дом с привидениями! Мой Никос все время там пропадает, думаю, для них с друзьями это что-то вроде клуба. С возрастом это пройдет.

— Но фермерство не прижилось, — напомнила Агнес.

— Да. Теперь мы расселились по последовательным мирам. У нас есть дома, как видите, но они в разных местах, сезонные. Мы вместе работаем, чтобы содержать фермы для овец, несколько кур, выращивать картофель и тому подобное. И у нас нечто вроде графика собраний, встреч вроде этой. В остальное время мы просто бродим. К слову, мы не стригали! Оливер обижается, если его так назвать.

— Понимаю. Просто легкая жизнь по сравнению с фермерством.

— Да, в этом и смысл. Эти миры такие богатые, зачем нашим детям гнуть спины за плугом? Но, — торопливо добавила она, — такая жизнь не для всех. Это вовсе не значит, что вы не добьетесь успеха с фермой, если вы этого хотите. Каждому свое.

— Хорошая философия.

— Я хочу сказать, вы отлично впишетесь. Если вы действительно будете выращивать пшеницу и прочее, мы с радостью будем покупать. — Марина отпила свой лимонад. — И ваш мальчик, похоже, вырастет большим и сильным, как его… отец?

Агнес подавила улыбку, менее неприкрытого прощупывания не придумаешь.

— Уверена, вы уже слышали. Бен не наш ребенок. Мы его усыновили.

— Я и правда кое-что слышала, люди сплетничают, вы же понимаете. Но я не хотела делать предположения насчет того, что вы, возможно, не хотите рассказывать.

— Лучше не скрывать. — И Агнес ощутила укол католической совести, как только слова сорвались с губ ее собственного замаскированного передвижного модуля. — Кстати, его настоящая фамилия Огилви, на случай, если с нами что-нибудь случится, а ему понадобится знать.

Марина кивнула.

— Понимаю. Я запомню.

— Бен рано лишился родителей. Они оба работали на бобовом стебле — знаете, космический лифт? На Западе-17. Они находились в передвижной мастерской за пределами атмосферы. Произошла утечка воздуха, декомпрессия. Если подумать, еще поколение назад подобная авария была совершенно невозможна. Их сын оказался в детском доме, где я раньше работала. Но мы с Джорджем уже подыскивали место вроде этого, и оказалось, что родители Бена планировали откладывать деньги, чтобы потом уволиться с работы и отправиться куда-нибудь. И мы подумали, почему бы не дать Бену жизнь, которую желали его родители? И мы подали документы на усыновление…

И на последних этапах их отчаянного ожидания Лобсанг, оставаясь в тени, нарушил целую кучу правил, пока Агнес терзалась сомнениями, сможет ли она, робот, заменить мать трехлетнему мальчику.

— И вот вы здесь, — сказала Марина и чокнулась стаканом с Агнес. — И я, например, рада знакомству. Уверена, вы трое прекрасно со всеми поладите.

— Вместе с кошкой — четверо, — улыбнулась Агнес. — Спасибо, Марина.

— Слушайте, мы идем на охоту за пасхальными яйцами. Послезавтра на рассвете.

— Охота за пасхальными яйцами?

— Так мы ее называем. Я знаю, что до Пасхи еще далеко. Приходите и увидите. А теперь не можем же мы допустить, чтобы все веселье досталось нашим мужьям…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Бесконечная утопия предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я