Повелитель Тьмы
Татьяна Андреевна Паюсова

Братья-колдуны Крис и Джейсон Уильямсы и их смертная подруга Хантер пытаются примириться с собственными происхождениями, найти себя и спасти как можно больше людей любыми доступными способами. Они борются со злом и дурными привычками, преодолевая трудности как человеческие, так и магические. В тексте присутствует нецензурная брань.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Повелитель Тьмы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава

I

В воздухе парил едва уловимый запах свежескошенной марихуаны. Утреннее солнце ещё не одаривало привычной летней жарой, а потому от лёгкого встречного ветерка, несущего вонь затушенных сигарет, бросало в дрожь. Каждое дуновение сопровождалось игривым шелестом листьев на последних остатках деревьев парковой зоны.

Раннее время суток не отпугивало редких жаворонков, собравшихся начать день вместе с любимыми питомцами, а не со вчерашним похмельем. Собачники, выползшие на прогулку, привычно здоровались с собутыльниками и обсуждали последние городские сплетни, пока четвероногие друзья резвились на зелёной поляне.

Однако среди утренних пташек находились и те, кому всего лишь нравилась ещё не обременённая дневной суетой погода и незаблёванные улочки. К таким людям относилась девушка, каждый день сидящая на отполированной чужими задницами лавочке. Читательница уже с головой погрузилась в книгу и не замечала разговоров, горланящих по периметру. Густая копна рыже-русых волос спадала на лицо, но девушка этого будто бы не замечала. Всё, что представляло хоть какой-то интерес, находилось между строчками на потрёпанной бумаге. Чёрные буквы складывались в голове не в простые предложения, а в целые миры и истории — те, где героев опьяняла ни наркота, а победа.

Каждый герой был на своём месте. Каждый знал, чего хочет. Каждый спасал людей, купался в лучах славы, а не сидел на лавочке в ожидании, когда же мечта исполнится.

Только девушка дошла до новой главы, как послышался пробирающий до костей грохот. По началу и не сообразила, что оглушающий взрыв произошёл далеко не в голове. Нехотя оторвала взгляд от книги и оглянулась.

Парк полыхал в огне. Собачники разбегались в разные стороны, отчаянно тащив за собой питомцев, словно плюшевых игрушек на верёвочке. Вопли тех, кого пожирало пламя, раздавались буквально отовсюду. Но отвратительнее всего оказался запах — горелая плоть, вызывающая еле сдерживаемый рвотный позыв. Книга мигом полетела прочь.

Паника охватывала всё больше и больше людей. Чёрт знает, откуда их столько здесь собралось! А вот рыжеволосая не торопилась делать ноги. Она встала ногами на лавочку, словно заняла наблюдательный пункт. Серо-голубые глаза заметались в поиске причины катавасии. Казалось, что она сама очутилась в центре сюжета книги. Ещё бы дым не вызывал жгучие слёзы, а лёгкие не сжимались до отдышки. Да даже ноги требовали убраться куда подальше.

Девушка не отступала. Всматривалась в горящие деревья, пока не увидела фигуру парня, вылетающую из глубины парка. Тело, отнесённое ударной волной, пропало за тележкой хот-догов. Следом в том же направлении выскочило пугающих размеров существо. Это зверь или что-то другое?

Голое трёхметровое создание поскакало к жертве, но через секунду оказалось отшвырнуто обратно невидимой силой. Из-за продовольственной тележки показался всё тот же парень.

— Крис?! − поразилась девушка, узнав человека.

Её лицо побледнело, словно от поцелуя смерти. Недолго думая, рыжеволосая помчалась сквозь огненную завесу туда, где происходила схватка с монстром. Голова кружилась от смешения отвратительных запахов и криков. Но ноги продолжали бежать, перескакивая через любые препятствия.

Прыжок. Прыжок. Оттолкнулась от лавочки. Взмыла вверх. Как учили в полицейской академии. Кто ж знал, что подготовка пригодится не только для ловли преступников!

— Крис! − всё звала девушка парня, привлекая к себе нежелательное внимание существа.

И монстр не мог не заметить лёгкую добычу, мчащуюся к нему прямо в лапы. Был бы идиотом, если б не заметил. Он за один рывок возник прямо перед жертвой, скаля окровавленные клыки.

— Твою мать! − воскликнула девушка, доставая из кобуры пистолет.

Сняла с предохранителя. Машинально спустила курок. Пуля лишь застряла в серой морщинистой груди существа. В голове проскочило замешательство.

— Твою мать! − повторила полицейская более рассерженно. Нельзя показать страх, даже если ляжки трясутся.

В чёрных, словно дым Ада, глазах создания промелькнула едва заметная жалость. Девушка всё продолжала стрелять, надеясь, что хоть один чёртов патрон справится с задачей. А ведь магазин не резиновый!

Монстр всё так же бодро стоял на огромных и волосатых ногах. Более того! Готовился напасть, раскачиваясь из стороны в сторону. Пора драпать! И вдруг что-то сбило рыжеволосую с ног. На себе она почувствовала человеческую массу. Тепло. Мужская грудина плотно прилегала к тонкой девичьей спине. По шее пробежало тяжёлое дыхание. Затем ещё раз. И лишь на мгновение вся кожа покрылась мурашками. Затем внезапно стало легко. Вес больше не обременял сверху.

Поднявшись на ноги, девушка увидела, как давний знакомый в два счёта оказался необычайно близко к существу. Парень протянул руку к голому телу создания. Одно уверенное прикосновение заставило все внутренности монстра гореть по частям. Пламя пожирало зверя, как маршмеллоу на палочке. Серая тварь не могла даже пошевелиться. Просто стояла и кричала подозрительно человеческим голосом. За считанные секунды от чудовища осталась лишь горстка пепла. Безмолвная и несущественная.

Рыжеволосая прожигала взглядом человека, только что уничтожившего невиданное ранее создание. Но вот он никак не поворачивался к той, кого спас. Приходилось довольствоваться каштановой макушкой, волосы на которой совсем растрепались. Парень дышал медленно и ровно, словно старался сохранять спокойствие и ясность ума. А вокруг всё полыхало.

− Что это была за хрень, Крис?! — начала девушка, не дожидаясь, когда собеседник посмотрит на неё.

Да ей и не требовалось видеть его лица, чтобы знать, как оно сейчас выглядит. Серьёзные очертания и в обычных день могли ввести в депрессию. А сейчас поди и вовсе похож на недовольного филина.

− Dræpr, − грубо бросил парень, продолжая наблюдать за горящим парком.

− Ты сейчас выругался на меня или что?

Да, разговорить его не просто. Пора бы запомнить за столько лет, но надежда умирает последней. Особенно в любознательной душе.

− Ты не ранена? — вдруг повернулся давний знакомый к той, которая жаждала ответов.

− Нет. Я в порядке. А ты? — внезапно и рыжеволосая дама сменила гнев на милость, увидев родные мятные глаза, наполненные болью.

− Хантер, что ты тут делаешь? — парень словно не замечал, как сильно распространяется огонь.

Сквозь тёмно-серую дымку их не видели пожарные, и это позволяло поговорить без посторонних. Правда, за столь интимное рандеву лёгкие не поблагодарят.

− Что я тут делаю?! Уильямс, ты не охренел ли?! Сейчас шесть утра, а это парк. Как ты думаешь, что я могу тут делать?

− Точно, чтение грошовых ужасов. Слушай, давай убираться отсюда, пока люди не начали задавать вопросы.

Крис подошёл вплотную к подруге и взял за руку. Он был на пару голов выше девушки, а потому ей приходилось смотреть на него снизу-вверх. А ведь как хотелось хоть на кого-нибудь однажды посмотреть так же надменно, как это делает Кристофер.

В одно мгновение они находились в самом эпицентре пожара, но в другое уже оказались посреди уютной гостиной викторианского стиля. Хантер, не прося разрешения, плюхнулась на мягкое бежевое кресло и вытянула ноги. Наконец-то нос смог вздохнуть не гарь, а бодрящий запах только что сваренного кофе.

Глава

II

Кристофер разглядывал плескающуюся в кружке коричневую жидкость. Он видел отражение потрёпанного лица и совсем не слушал то, что говорит гостья. Парень и без того догадывался, что та, как всегда, возмущается, используя как можно больше нецензурной брани.

Все мысли Криса сосредоточились на планировании дальнейших действий. Он никак не мог забыть о схватке с монстром. Битва далась нелегко, о чём ежесекундно напоминали болезненные ушибы, не позволяя свободно передвигаться. Малейшее па парализовало агонией в ногах. Да и порез вдоль спины ситуацию не улучшал. Но переосмысление прошлого прервалось подушкой, которая прилетела парню в голову. Гудящая боль отдалась в темечке.

− Кончай вести себя как сама загадочность! — взбунтовалась Хантер, отхлёбывая немного кофе из персональной кружки с именем.

− Не веду я себя никак, − запротестовал Кристофер, наконец обратив внимание на подругу.

Вот привязчивая мелодия! Уже надоела, но из головы никак не выкинешь. Оставалось только закатить глаза.

− Дай угадаю, ты ни хрена не слышал из того, что я говорила, да? — девушка закинула ноги на журнальный столик, желая принять максимально удобную позу. Раздался хруст газеты.

− Эй, тебе лучше бы убрать ноги со стола. Если мой брат увидит, он тебя убьёт, − молодой человек одним глотком опустошил десятую за сегодня кружку, зарядившись бодрым напитком, чтобы не отставать от разговора.

− Херня! Джейсон любит меня, − на треугольном лице девушки заиграла кривая улыбка.

− Поверь мне, этот столик он любит больше.

Крис услышал знакомые шаги, и грязная посуда вдруг исчезла из рук. Режущая боль в голове атамами впилась в голову — небольшая плата за использование силы, которой не достичь ни одному из смертных. Ведьмак скрестил руки на груди.

По лестнице спускался парень, едва старше самого мага. Он всё приглаживал светло-русые волосы, пытаясь сделать из короткой длины что-то вменяемое. Позади на квадрокоптере летела спортивная сумка. Кристофера всегда смущало, как это в одном колдуне гармонично сочетались и идеалист, выступающий против магии, и ленивец.

− Хантс, не знал, что ты зайдёшь в гости, − приветливо начал второй хозяин дома.

Всегда такой приторно вежливый. Аж тошнит. Вновь глаза ушли под веки. По-другому с этим вечно счастливым дураком не выжить. Крис уставал от одного вида улыбки.

− Привет, Джей, − рыжеволосая девушка в мгновение ока опустила ноги на пол, стараясь не расплескать кофе. − Как дела? Что нового?

− У меня сегодня первая операция в качестве резидента, − похвалился Джейсон.

От предвкушения он встал на носочки, едва не подпрыгнув, и стал казаться ещё выше, чем был. Брат слегка ударился макушкой об верх дверной арки. Так ему и надо. Нечего петь себе дифирамбы.

− Поздравляю, Джей! Это же потрясающе! Удачи тебе, − гостья искренне радовалась за друга, чем смутила недовольного Кристофера.

Чему тут восторгаться?! Всего лишь работа жалкого смертного. Она никогда не сможет стать важнее магической. Только не в этой семье. И старшему брату следовало бы об этом напомнить.

− Мог бы более важными делами заняться, чем быть на побегушках у настоящих хирургов, bróðir, − пробурчал Крис, вновь закатывая глаза.

− Не слушай его, ты же знаешь, он у нас мозгоклюй, − произнесла Хантер вслед уже уходящему Джейсону. Сумка покорно последовала за ним. А затем грозный взгляд устремился на друга. — Неужели ни хрена не можешь порадоваться за старшего брата?

− Да-да-да, Джей у нас молодец. Джей может экстерном закончить медицинский! Джей Избранный! Давайте восславим Джея! — зеленоглазый парень стал заметно раздражительнее, но ничего не мог с этим поделать, ладони сами сжимались в кулаки.

− Он хоть что-то закончил. Когда твоя жопа в последний раз посещала свою шарашку?

− Ты же знаешь, что я никогда не хотел учиться на психолога. Это всё последнее желание умирающей матери, − хозяин дома начал метаться по комнате, словно дикий зверь в клетке.

Он никак не мог сесть, хотя об этом умоляли уставшие ноги. Но так хотя бы куда-то шла энергия, готовая какофонией вырваться из уст. И почему лучшая подруга не встаёт на его сторону?! Вечно приходится тянуть сольную партию.

− Ты не можешь продолжать во всём хаять дохлую мать, − задорный девичий голос приобрёл мягкие нотки вопреки словам.

− Могу и буду! — младший из братьев в обиде пошевелил курносым носом.

Парень нервничал и оттого не мог сдержать собственную силу. Ладони охватило пламя, не причиняющее ему никакого вреда. Тепло окутало каждый длинный палец по отдельности, сопровождая ненавистные картины.

Перед глазами встал монстр, пожирающий людей в парке. А затем, словно эхо, в голове пронеслись крики погибающих горожан от огня. Огня, который сам Крис и устроил. Эмоции переполняли молодого человека, и он импульсивно навострил руки перед собой. Шквал жаркой стихии вылетел в сервант. Белёный дуб вспыхнул. Столб плотного пламя направился вверх, к натяжному потолку.

— Крис, твою мать! − раздался удивлённый вопль Хантер.

Но Кристофер не спешил тушить огонь. Руки больше не полыхали. Краем глаза он заметил, как девушка схватила из угла огнетушитель. А через пару секунд она уже смело стояла перед другом, словно в центре Муспельхейма, и гасила пламя. Как всегда смелая девчонка.

Как только дому больше ничего не угрожало, кроме пенного бардака, гостья зарядила звонкий подзатыльник другу. В ушах зазвенело, перекликаясь с головной болью от недавнего телекинеза.

— Что это ещё за колдовская истерика?! − негодовала смертная.

Но парень не намеревался отвечать так быстро. Начал читать заклинание, смотря на комнату сквозь руну Вуньо из пальцев:

— Rengjør huset. Ren sjel. Ren magi.

И вся дисперсная система, гордо спасшая дом от огня, начала исчезать. Пузыри переливались от солнечных лучей, скромно проскальзывающих через широкое окно. И всего за несколько мгновений вся гостиная блистала чистотой. Хорошо, что мама не дожила до дней, когда персидский ковёр оказался заляпан пеной.

Голова звенела колокольчиками. Как будто и без того не хватало проблем. Такими темпами собственная магия разорвёт мозг на части.

− Так, если ты закончил свои чародейские фигли-мигли, можем мы вернуться к слону в комнате? — девушка, словно змея, сбросила с себя кожаную куртку и кинула её на спинку дивана.

− О чём ты? — колдун скрестил руки на груди. Рубашка, покрытая гарью, напряжённо растянулась.

− Тварь в парке. Что это было? — Хантер упёрла руки в боки, ожидая полноценного ответа. В подобные моменты она напоминала скрипичный ключ.

− Dræpr, − размеренно ответил Уильямс, словно сказал что-то само собой разумеющееся. А ведь для него оно таковым и являлось. Хотя парень предчувствовал, что смертная ничего не поймёт и придётся объяснять. И зачем ей столько знать о монстрах?

− Да, ты это уже говорил. Но я, в отличие от вас магов, не знаю древне… хрен знает чего.

− Это значит «подлежащий убиению». Короче: я охотился за ним три дня, пока наконец не догнал в парке.

− Ну, это объясняет, почему ты выглядишь хреновее обычного, − пошутила полицейская, но собеседник не смеялся. — Это всё понятно, но кто придумал название «подлежащий убиению»? Что это вообще значит? Нет, дословно я вкуриваю значение, но кто в здравом уме назовётся так?!

− Да ведь не они ж себя назвали! — маг развёл руками от негодования. — Эти твари изначально были людьми, но затем они стали подлежать тому, чтобы их убили. Они это заслужили!

− Были людьми? Как оборотни что ли? — попыталась угадать девушка.

В её глазах заблестел интерес. Она миниатюрно подпрыгнула и уселась на спинку дивана. Прямиком на скрипящую куртку. Готова к увлекательной оперетте. Как можно устоять перед веснушчатой мордашкой?

− Нет, оборотни могут принимать человеческую форму, а подлежащие убиению − чудища на постоянной основе. Короче: они были созданы искусственно, в отличие от привычных нам монстров.

− Не думаю, что к монстрам можно хоть когда-то привыкнуть…. Так это что, был какой-то злобный эксперимент?

Она почесала руки, словно инквизитор на троне. Упаси боги, если бы она родилась во времена салемской охоты! От одной этой мыслью по ране на спине пробежали зудящие мурашки.

− Да, можно сказать и так. Угадай, кто виноват? Зейды! Всего было десять добровольцев — эфемерных, думающих, что их жизнь ужасна и им нечего терять. Короче: типичные представители человечества, которые без колебаний сделают всё, что им скажут.

− Прекрати оскорблять людей! — Хантер с размаху ударила друга газетой по руке. — Я ведь тоже человек!

− Да, знаю, но ты не настолько противная эфемерная… − сквозь боль, эхом отдавшуюся в остальные синяки, Кристофер улыбнулся, стараясь не обидеть старую подругу.

Чуть больше боли, и эмоции под контролем. Скоро это начнёт нравиться. Клин клином, как говорится.

− И на том спасибо! И на кой хрен я только с тобой общаюсь?!

− Потому что я твой лучший друг уже двенадцать лет и у тебя особо нет больше вариантов, − ведьмак знал, что может обидеть гостью, но невольно продолжал давить на больное.

Он словно хотел почувствовать себя увереннее, когда есть рядом кто-то более одинокий. Как удачно, что поблизости всегда болталась эфемерная. В конце-то концов, куда она денется! На неё всегда можно рассчитывать.

− Ненавижу тебя. И у меня всегда есть ещё Джейсон, − девушка приподняла одну бровь и хитро ухмыльнулась. Робкий солнечный свет одарил её волосы медным оттенком. — Так что там с лабораторными крысами?

− Да, точно, − парень вдруг оторвался от разглядывания рыжих переливов, быстро поморгав. — Короче: их отправили в лабораторию для экспериментов. Они думали, что над ними проводят опыты обычные целеустремлённые доктора, но на самом деле в халатах там ходили зейдовые маги.

− Ух, звучит как страшилка на ночь. И почему злобным магам вечно не сидится дома?! Они как грёбанные тараканы! Зуб даю! И к чему же привели эти тёмные экспериментишки?

− В каждом из десяти зарождался вирус. Не знаю, что за вирус, не спрашивай. У нас Джей — медик. Но суть в том, что они стали опасны даже для самих магов.

− Дай угадаю, тараканы решили их уничтожить, но всё пошло не по плану, − гостья закатила глаза, будто бы уже слышала подобную историю не единожды.

− Да, они сожрали где-то сотню магов. Затем сбежали из лаборатории, и ты и сама можешь понять, что произошло следом, − Уильямс отошёл от собеседницы, чтобы облокотиться на камин.

Все мышцы ныли от усталости и страданий. Смиренно просили об отдыхе. Хотя бы о минутной слабости. Но это было бы проявлением ущербности, а Крис упорно не хотел себя таковым считать. Не таким его воспитывали.

− И они начали жрать людей. Стандартная схема. Вечно все эти твари думают желудком. Но если они были людьми, разве у них не осталось человеческого разума?

− К тому моменту они уже не были эфемерными. А любой врач в здравом уме не стал бы с ними связываться. Ну, разве что кроме Джея…. Короче: это был провал для зейдовой магии. Эти колдуны виноваты в смертях стольких людей! Их вина во всём, что делают эти существа! Без них все девять миров были бы намного лучше! — Кристофер буквально рассвирепел.

Ненависть к экспериментаторам разрывала изнутри. Но на этот раз ему удалось сдержать любое проявление сил. Ещё будет возможность спалить всё дотла. В этом он не сомневался.

− Я, кажется, поняла! Они начали убивать, поэтому их все и хотели убить. Ну, как бы подлежат убиению. Как цель в шпионских фильмах, да? Убей или будешь убит! Кредо ассасина! А это забавно! — девушка вела себя непринуждённо, и это заставило колдуна немного успокоиться. — Ну, как они стали монстрами я поняла, а ты-то как об всём этом прочухал?

− Как обычно, проводил мониторинг города на наличие сверхъестественных угроз. Наткнулся на этого dræpr и тут же полез искать любую информацию о нём в книгах по истории магии. Короче: всё это случилось лет десять назад, и, чёрт, если бы я знал тогда… я бы предотвратил столько убийств, столько людских смертей… − парень винил себя за бездействие.

Неспособность вовремя помочь пожирала. Голова пухла от мыслей, или, быть может, от сотрясения мозга. Так или иначе, разбираться Крису не хотелось. Так смертных не спасёшь.

− Десять лет назад от тебя толку бы не было, мистер самоуверенность. Тебе тогда было всего… сколько? Лет двенадцать?

− Я мог бы попытаться!

− Ты мог бы сдохнуть, это да!

− Это всегда возможно, когда охотишься на монстров. Все мы смертные, Хантс… − маг не хотел давать подруге шанс придумать контраргумент, в которых она так хороша, а потому решил перевести тему. — Короче: куда мне тебя перенести, Блэк? Домой?

− Выгоняешь меня? Понятно всё с тобой. Сама дойду. Можешь продолжать охотиться на своих дрипэ… драпэ… как их там…. Я куплю тебе венок на могилку.

Хантер стремительно подскочила с места, схватила куртку и отправилась к выходу. Какая-то часть Криса хотела остановить девушку, быть может, даже извиниться, но другая половина призывала и вправду возобновить ведьмовскую работу. Парень услышал, как хлопнула входная дверь. Внутренний спор разрешился сам собой. Уильямсу не нужно было решать, что делать с подругой, когда она уже не рядом.

Глава

III

Неуёмный голос, что раз за разом заставлял Кристофера бороться со злом, вновь барабанил в голове, словно вирус, завладевал каждой живой клеточкой колдовского тела.

— Ты должен работать больше! Ты должен быть лучше! Ты должен спасти всех людей! − всё крутилось, как заевшая пластинка, в разуме Криса.

На экране монитора одна карта города сменялась другой. Район за районом мелькали поочерёдно. Страницы браузера накладывались друг на друга. Бесконечные сайты и ссылки пестрили статьями обо всём подряд. Рука беспорядочно водила компьютерной мышью по кухонному столу. Рядом стоял небольшой кристалл, с вырезанными на нём рунами. Он был подключён разноцветными проводами прямо к ноутбуку. Магический предмет мерцал с переменным успехом.

Уильямс попутно проводил расчёты, записывая все наблюдения левой рукой на листочке. Он не собирался терять ни секунды, а потому использовал все конечности, какие мог. Все формулы и уравнения доказывали ведьмаку — подлежащих убиению больше не осталось. Но он не верил. Не мог поверить.

Как сказала Хантер, dræpr — тараканы. А они, как известно, могут пережить даже ядерный апокалипсис. Чутьё подсказывало: оно так и есть.

Победа в парке оставила кисло-сладкий осадок. Минус один dræpr, но ещё так много по свету бродит другой нечисти.

Дверь стучала от гуляющего сквозняка, а за окном неустанно катались скорые, мигалками оповещая о себе всех вокруг. Парень продолжал наблюдать за обстановкой в ненавистном городе. Хорошо, что ему не приходится искать признаки наркомании или алкоголизма; в таком случае целевой кристалл бы взорвался с первой ноты.

Попытки найти любые признаки сверхъестественного в очередной раз закончились ничем. Быть может, кристалл сломался? Или руны наложены неправильно? Колдун был убеждён в том, что нечисть никуда не делась из города. Однако схема улочек не показывала даже наличия других магов. Странно. Кто-то пытается его обмануть? Чей это злобный заговор?!

Кристофер терял терпение, и от этого кристалл становился нестабильным. Он переливался всеми оттенками вишнёвого, лишь бы маг его заметил. И это ещё больше раздражало ведьмака. Как это кусок кварца может ему указывать!

От нетерпения парень тарабанил пальцами по столу, будто играл какой-то этюд. Крис ненавидел детективную часть охоты, ему хотелось действовать. Душа рвалась в бой. Лучше умереть в битву и отправиться в Вальхаллу, чем просиживать дома штаны.

Но на карте по-прежнему красовалась пустота. А затем экран покраснел. Это кристалл всё пытался привлечь к себе внимание. И он поплатился за это. Уильямса одолела ярость. Он телекинезом отбросил волшебный предмет в стену. Многогранник разлетелся на бесконечное множество осколков и потух.

Теперь нечем проводить мониторинг местности. От безысходности маг положил голову на стол. Ударившись лбом об деревянную поверхность, парень подскочил со стула. С грохотом мебель упала на кафель. Такими темпами от пола на кухне не останется и следа. А ведь с какой тщательностью дверги создавали каждую плиточку, вырисовывая на ней восточные мотивы.

Кристофер ненавидел всё вокруг, особенно собственную бесполезность. Тишина, нарушаемая лишь лёгким урчанием ноутбука, давила на сознание. Он не мог больше находиться в доме, но и выходить на улицу не хотелось. Вот ещё! Там же полно неблагодарных людей! От них ведь можно и чем-то заразиться!

Не зная, что делать, Уильямс потянулся к телефону, верно расположившемуся среди детективного беспорядка. Захотелось позвонить Хантер. Разговор с ней всегда помогал найти решение. Но на пол пути Крис остановился. Нет. Нельзя отвлекаться. А то с ней он проболтает весь день.

Маг предпочёл переместиться в больницу. Бесцеремонно проникнув в хирургическое отделение, колдун заглядывал во все палаты, надеясь найти брата. Он игнорировал возмущённые взгляды пациентов и недоумевающие восклицания медсестёр. Его интересовал только Джейсон.

Нервно побродив ещё пару минут по коридорам, Кристофер вспомнил, что старший из Уильямсов должен быть на операции. Поскольку Криса мало волновали нормы приличия, он тут же отправился в операционную. Эфемерные могут и подождать, а спасение мира — нет!

Двигаясь по указателям, парень решительно шёл к цели. Кто-то кричал ему вслед что-то про бахилы, но он всё так же не обращал внимание на обычных смертных. Они всего лишь фальшивые ноты в оркестре.

Запах хлорки и каких-то препаратов преследовал по пятам, отчего ведьмаку пришлось закрыть нос рукавом рубашки. В отличие от брата, Кристофер ненавидел больницы. Его воротило от всех местных ароматов. Он презренно относился к больным людям и считал врачей лишь мясниками, вырезающими органы эфемерных, чтобы продать на чёрном рынке. Белые халаты же вызывали у него чувство абсолютного отвращения, особенно, когда в одном из них щеголял Джейсон, испепеляя жизнерадостностью.

Наконец Крис смог найти операционную. Он не тратил ни минуты на обдумывания и вошёл в железную дверь, отмахиваясь от старухи со шваброй. Тут же нашёл среди докторов старшего брата, несмотря на то, что тот носил синий хирургический костюм, как и все остальные, а половину лица скрывала маска. Его высоченная спортивная фигура возвышалась над разрезанным пациентом, лежащим на столе.

Всё помещение уже погрязло в кровавых пятнах, но мастера своего дела хладнокровно продолжали спасать жизнь человеку. Каждый врач сосредоточился на работе, а на лицах медсестёр читалась невообразимая ответственность. Даже резиденты были напряжены от сложности операции. Одно неверное движение могло убить того, кто полностью доверился им и лёг под нож.

А ведь Избранный мог исцелить человека без вскрытия. Более того, даже уберечь от болезни! Всего-то надо отправиться на охоту на всякую нечисть. Но это при условии, что Джейсон не идиот, в чём Крис сильно сомневался. Или брат имеет долю с продажи органов?

Кристофер уже хотел позвать Джейсона, однако между ними оказалось стекло. Колдун не мог использовать силы на глазах у смертных. Начал тарабанить по препятствию, дабы привлечь внимание брата. В его сторону тут же начали глядеть пять пар глаз. Большинство их них иллюстрировало возмущение или шок, но только одни зелёные глаза с оттенком коричневого выражали полнейшее разочарование.

Крис видел, как старший Уильямс что-то взволнованно говорит другому хирургу и попутно отходит к выходу. И чем ближе Джейсон находился к двери, тем больше Кристофер страдал от нетерпения. Руки напряжённо затряслись.

И о чём там так долго можно болтать?! На кону стоят жизни сотен людей! Один зажравшийся богач, способный оплатить операцию в столь дорогой клинике, может и подождать.

Главный врач не мог скрыть сердитости и гнева. Он больше не стал разговаривать с недисциплинированным резидентом и продолжил операцию, предоставляя сложную часть другому молодому врачу.

Наконец-то! А то беседа начинала задерживать уничтожение dræpr больше положенного.

— Крис, какого чёрта ты здесь делаешь?! − возмущённо начал Джейсон, как только оказался с младшим братом в одной комнате. — Извиняюсь, конечно, за крик, но…. Какого чёрта?!

— Мне нужен целевой кристалл, − нервным голосом поведал колдун с каштановыми волосами, что-то напевая под нос.

Такт за тактом. Секунда за секундой. Пески времени просыпались зря. А dræpr всё где-то бродят беспризорно.

— Что? Целевой кристалл? — переспросил хирург-резидент, будто не верил в то, что говорит собеседник. Он снял маску, освободив рот. — Infernum! Извиняюсь. Просто… у тебя же есть свой.

Старший из магов напрочь растерялся. Его глаза забегали по всей орбите. И даже всегда прямая спина согнулась в знак вопроса.

— Мой сломался, − невинно произнёс Крис, предпочтя скрыть истинную причину.

Лишней информацией делу не поможешь. Только время потратишь.

— Ты пришёл сюда за кристаллом? − голос светловолосого колдуна держал привычную размеренность, но с нотками смущения.

— Да, я ведь так и сказал. Джей, не тупи, − не унимался Кристофер.

Что в это такого сложного? Нужно же всего лишь отдать кристалл!

Словно не понимая, где он находится, Джейсон начал вертеться, судорожно осматриваясь. Операция продолжалась. Его присутствие не требовалось, а он будто никак не мог этого понять.

— Круто, круто, круто. В ординаторской, есть шкафчик с моими вещами. Просто возьми там мой кристалл, − обречённо проговорил старший Уильямс и отвернулся к стеклу.

Уголки его губ опустились. От идеальной осанки не осталось и следа.

С воодушевлением Крис отправился туда, куда послал брат. Ведьмак без труда нашёл нужный сейф с одеждой и мгновенно почувствовал запах любимого одеколона Джейсона, которым провонял весь особняк, − тимьян и розмарин. Открыв металлическую дверцу, парень стал копаться в принадлежностях резидента.

Кристофер залез в карман джинс, но пальцы смогли нащупать лишь какую-то бумажку. От любопытства колдун достал её и развернул. Это оказалась помятая фотография. На ней были запечатлены оба Уильямса, их кузен и Хантер — все, кто остались от большой семьи. Фотокарточке лет пять. Прямо перед выпускным.

— Серьёзно, Джей?! — язвительно прокомментировал охотник на нечисть. — Может, ты ещё и мою фотографию в бумажнике хранишь?! Ты слишком сентиментален, bróðir, слишком.

Небрежно запихнув снимок обратно, маг продолжил поиск. Наконец найдя кристалл на брелоке для ключей, Крис переместился домой. Дело оставалось за малым.

Глава

IV

Солнце ослепляло любого, кто осмелился выйти в беспощадную жару на улицу. В городе плавился асфальт. Но на стрельбище, размещённом в угоду паранойи в чаще леса, бушевали прохлада и мрачность. Столик с оружием спрятался в тени деревянной хижины, в щелях брёвен которой жужжали осы.

Вершины деревьев украшали стаи воронов, противно каркающих между собой. Птицы не находили себе места от раздающихся выстрелов. От беспеременных залпов даже еноты попрятались под днищем старого пикапа.

Седой мужчина перезарядил ружьё и вновь нацелился в нарисованную мишень. Патроны ему подавала Хантер. На её лице застыла гримаса усталости и полнейшего отсутствия какого-либо интереса. Совсем не так она мечтала провести день.

— Всегда держи оружие уверенно, девочка, − в очередной раз говорил старик. — Тогда ни один магический ублюдок не уйдёт живым.

— Батя, не хочу я заниматься этой охотой, − вновь и вновь повторяла девушка.

Но охотник будто не слышал. Он видел цель, и больше его ничто не заботило. Любовь к книгам у Хантер явно не от него. Возможно, от матери, которую она никогда не видела.

— Теперь ты, − скомандовал мужчина, отходя от прилавка. — И только попробуй хоть раз промажь.

Дочь закатила глаза, доставая из кобуры пистолет.

— Ты же знаешь, что я не промахиваюсь, − со скукой ответила девушка.

И хотя она на самом деле не пылала уверенностью в себе, показывать это кому бы то ни было Блэк не намеревалась. Особенно отцу. Она приняла необходимую позу и навела прицел.

— Чему тебя в полицейской академии научили? − нотки сомнения в хриплом голосе уже не удивляли слух дочери.

Раздался гулкий выстрел. Пуля попала в яблочко. Довольная собой Хантер ухмыльнулась. Даже если она и не услышит похвалы от отца, то хотя бы может гордиться сама собой.

— Одно попадание — случайность, весь магазин — статистика, − мужчина и не собирался скрывать недовольства. От него поблажек не дождёшься.

Тогда девушка опустошила весь запас Смит-Вессона, желая доказать своё мастерство. Мишень оказалась напрочь продырявлена. Ощущая воодушевление от собственной меткости, любительница книг повернулась к охотнику. Но тот лишь недовольно пялился на неё.

— Разве все пули в голове? − коротко бросил он.

Тогда Хантер вставила новую обойму. Движения были чёткими и полными злости. Все десять патронов вылетели из дула. Короткая осечка. Удаление предателя из магазина. Одёргивание затвора. Ещё одно нажатие на спусковой механизм. Всего полуминутный грохот. И ни один боеприпас не пропустил цель. Импровизированная голова картонки превратилась в дуршлаг. А пистолет в знак протеста оказался на столе. В воздухе парил порох.

— Маги разве стоят на месте? − проворчал отец.

— Лучше бы ты мне никогда не говорил о том, что у нас за семья, − вдруг выпалила девушка.

Уже осточертело всё это! Хотелось закончить ежедневную тренировку и вернуться к нормальной жизни. Пугала сама мысль о том, что когда-нибудь придётся выстрелить в кого-то из Уильямсов. Но мужчина не унимался.

— Охотники на ведьм — это благородство, девочка.

— Не для меня, − вступила в спор Хантер, сжимая кулаки до белёсых костяшек.

Дискуссия оборвалась, показавшимся из-за деревьев «подлежащим убиению». Монстр неуверенно ковылял. Увидев людей, тут же открыл рот. Меж зубов потекла смесь из слюней и чьей-то крови. И существо стало двигаться заметно быстрее. Прогремел выстрел из ружья. Стаи птиц взмыли в воздух. Но создание тёмных магов всё продолжало подходить. Ещё один выстрел. Подлежащий убиению предпочёл встать на четвереньки. Он брал разгон.

— Пули его не берут, − оповестила отца девушка.

Она даже и не пыталась использовать оружие. Хантер стала толкать мужчину в сторону хижины, но тот сопротивлялся, продолжая стрелять. В этот момент полицейская думала лишь о Крисе. Она жалела, что не обладает его силами. Сердце бешено заколотилось.

Всего один прыжок. Жертва эксперимента оказалась рядом со стариком. Проклятье. Следовало думать быстрее. Перед глазами встал образ Кристофера. А затем охотницу вдруг осенило.

— Огонь! − закричала девушка, стараясь увести монстра от отца.

Кровь задубасила в ушах. Сейчас или никогда. Замахала руками, словно хотела взлететь.

— Нужен огонь! − всё повторяла она, доставая из кармана куртки зажигалку.

Позади существа! Мужчина пополз куда-то в сторону. Неужели понял задумку? Сомнения никогда не покидали девичью голову. Их подпитывало беспокойство.

Тут испепеляющее солнце заволокло длинной фигурой. Бывший человек навис над молодой охотницей. Но всего один отскок спас Блэк. От удара тяжёлой туши об грунт в воздухе поднялась пыль. Девушке стало тяжело дышать. Начались кошки-мышки. Если бы только ноги были такими же длинными, как у твари.

Ползанья отца увенчались успехом. В сторону дочери тут же полетело средство от комаров. Хантер с облегчение вздохнула, как только баночка спрея оказалась у неё в руках. Оставался последний штрих.

Блэк создала зажигалкой огонь и направила аэрозоль на пламя. Сгодилось в боевиках, сгодится и ей. На монстра сиюминутно обрушился шквал обжигающей стихии. Это отпугнуло того, кого следовало.

Существо стало пятиться назад. В него со спины упрямо палил из ружья отец. Создание тёмных магов металось то вперёд, то назад, словно заводная игрушка. Но вдруг огонь погас. Запал кончился. Между Хантер и dræpr не осталось ничего, кроме нагретого воздуха и страха смерти.

Чёртовая тварь подняла лапу, чтобы ударить. Нельзя сдаваться! Охотница вытащила из ботинка складной нож. Резала подлежащего убиению так, как могла. Низкий рост сыграл с ней злую шутку. Достать выше колен никак не получалось. Но она не отчаивалась. Если не убить, то замедлить. Лишь бы спасти отца. А тем временем продолжали греметь все орудия, что имелись в арсенале.

И тут перед Хантер появился тощий образ Кристофера. Его спина чуть сгорбилась от напряжения. От него чувствовалось тепло. И девушка знала, что последует за этим. Из ладоней парня выскочило необузданное пламя. Яркий оранжевый огонь поглотил монстра. По всему стрельбищу разразился глубинный крик того, кто раньше был человеком. И на земле осталась лишь кучка золы. Можно выдохнуть.

Старик не мог не заметить появления колдуна. Недолго думая он направил ружьё на Уильямса. Шухер! Спустил курок! Маг не успел что-либо сделать, как впереди него оказалась подруга. Пуля тут же прожгла грудину Блэк. Молодая охотница чувствовала только давящую боль неподалёку от сердца. Она видела ошарашенное лицо отца, а в следующую секунду — лазурное небо.

Под собой что-то куда мягче, чем грунт. Но думать о том, что именно это было, девушка не могла. Казалось, что на неё натянули мешок. Ведь только так она воспринимала раздающиеся тут и там звуки. Только бы сохранить дыхание. Экономить силы.

Сквозь пелену Хантер могла различить ломающийся голос Криса:

— Дайте мне её исцелить!

И его тут же перебивал батин бас:

— Кыш, сраное говно!

Молодая Блэк хотела что-то сказать, убедить охотника или, быть может, попрощаться. Но изо рта не вылетело ни звука. Губы лишь дёргано открывались и закрывались. На умирающих глазах выступили слёзы. Девушка хотела посмотреть на отца в последний раз. Она ожидала увидеть его, целящегося в мага, но вместо этого застала старика, летящим в сторону хижины. Мужское тело пробило окно домика и скрылось за разрушенной стеной.

А затем Хантер почувствовала, как друг положил руку ей на рану. Место, куда попала пуля, начало обволакивать теплом. Сам боеприпас куда-то исчезал, растворяясь в мясе и костях. Истязающее давление больше не ощущалось. А вся боль постепенно спадала. Наконец Блэк смогла вздохнуть полной грудью — какое же приятное чувство!

Смертная с помощью Кристофера поднялась и уставилась на полуразрушенную хижину. Ноги стали ватными.

— Ты только что кинул моего батю в грёбанный дом?! − мгновенно повернулась с возмущением девушка к ведьмаку.

— А что я должен был делать?! Он не давал мне спасти тебя! − истерично оправдывался Уильямс, поправляя рубашку.

— Что угодно, кроме причинения ему вреда, колдуна ты кусок! − всё не унималась Хантер.

Хотелось заехать Крису по лицу. Но обстоятельства на его стороне — кроме него всё равно никто не поможет старому охотнику. Пришлось расставить приоритеты.

Прекратив спор, Блэк побежала в здание. Поломанные бруски дерева завалили проход. Пришлось пробираться через препятствия, царапая руки об торчащие повсюду гвозди. Всё, чего хотела девушка, это хотя бы увидеть, что отец жив. Убедиться. Лишь бы услышать его недовольные вздохи.

Периодические перегибания палки друга не были секретом. Его импульсивность не раз приводила к чьей-то смерти. И сейчас оставалось надеется, что это не тот случай.

Когда Хантер нашла старика, он корчился от боли и матерился. Батя лежал в луже крови, а из колена торчала кость, обтянутая рваными кусками мяса. Смертная тут же позвала мага:

— Крис! Тащи сюда свой зад!

И он не подвёл. Парень мгновенно переместился к ней. При виде колдуна пожилой охотник схватил дочь за руку и стал отползать назад. За ним оставался кровавый след. Взор отца бегал по сторонам. И Блэк поняла — он ищет оружие.

— Дай ему исцелить тебя, — мягко начала девушка, смотря в поблёкшие глаза старика.

— Никогда! — проревел мужчина.

Его взгляд был прикован к Кристоферу. Тот же в свою очередь ничего не предпринимал, ожидая указаний от подруги. Пыль вздыбилась над ними от напряжения.

— Разве я не обещал тебе, нечистое семя, что убью, если ещё раз увижу рядом с моей девочкой? Я намерен сдержать это обещание, — старик потянулся к арбалету, лежащему рядом.

Однако, как только он схватился за рукоять, Хантер ударила его по запястью.

— Не смей! — пригрозила она отцу, а затем чуть повернулась назад. — Крис, уходи.

Но Уильямс медлил. Девушка слишком хорошо знала выражение лица, которым в этот момент её одаривал друг — сведённые брови и блеск в глазах. Он хотел помочь. Ему отчаянно нужно было помочь. Он должен.

— Уходи! Сейчас же! — прогоняла Блэк.

Парню пришлось исчезнуть. На его месте осталась пустота и разреженный воздух.

Раненный мужчина неодобрительно смотрел на дочь. Он будто бы олицетворял само разочарование. Впрочем, это определение не так уж далеко от истины.

— Этот маг — нечисть, — сквозь зубы процедил охотник.

— Он мой друг. И ты не сможешь этого изменить, — твёрдо и решительно ответила Хантер, попутно шаря по шкафам в поисках бинта.

— Ты должна убивать таких, как он.

— Я никому ни хера не должна, — сказала девушка, наконец найдя аптечку.

Однако этого недостаточно. Предстояло ещё отыскать что-то, чем можно перевязать ногу пострадавшего вместе с палками. К сожалению, рядом лежали лишь огромные брёвна.

— Я что, рассказал тебе правду о семье, чтобы ты продолжала ошиваться рядом с этими Уильямсами?! — мужчина и не собирался сдерживать ненависти к колдунам. Его даже кровопотеря не исправит.

— Они помогают людям, спасают их, рискуя своими грёбанными жизнями! — от злости смертная оторвала подлокотники у деревянного кресла, будто бы они держались не сильнее ягод на дереве.

— Они убьют тебя! В этом их натура!

— Не убьют! — упрямо произнесла Блэк, уже занимаясь обработкой раны отца.

Она знала, что нужно отвезти его в больницу, но была слишком зла на родителя. Пусть помучается хоть немножко. Он это заслужил.

— Ты должна выбрать, девочка. Колдуны или семья, — вдруг выпалил старик, отмахиваясь от первой помощи.

— Нет, не должна. Я не перестану общаться с Крисом и Джейсоном. Они — мои лучшие друзья, мои единственные друзья, твою мать, — девушка не обращала внимание на сопротивления мужчины и всё пыталась хоть что-то сделать с ненатурально торчащей костью.

— Выбирай. Семья или колдуны.

Заявление со стороны охотника огорошило Хантер. Она и подумать не могла, что он будет серьёзно требовать от неё решить. Да ещё и в такой момент! Хуже и не придумаешь!

— Я не откажусь от друзей! Они никогда от меня не отказывались! — Блэк и сейчас не верила, что отец настроен решительно.

— Тогда у тебя больше нет семьи, — охотник толкнул рыжеволосую девушку и наставил на неё арбалет.

Хантер не знала, что делать. Родной отец смотрел на неё, как на предательницу. В его глазах она больше не отличалась от ведьм, которых он уничтожал каждую неделю.

Глава

V

Особняк Уильямсов в вечернее время преображался. Повсюду парили магические книги, сопровождаемые толстыми белыми свечами. Неподалёку шумел вентилятор ноутбука, моля хотя бы о спящем режиме. По примятому ковру вереницей проводов тянулись кристаллы, мигающие всеми цветами радуги, словно неоновые вывески.

Об одну из таких связок запнулся уставший Джейсон, наконец вернувшись домой. Вытянутое лицо уже не излучало свежесть. Вся энергия молодого человека осталась где-то среди использованных уток и кровавых бинтов. Колдуна хватило только на укладку причёски. Хирург-резидент хотел лишь отдохнуть, развалившись на диване, но в жилище магов никогда не появлялась такая возможность. Да и всю мебель занимал брат с кипами свитков и артефактов.

Джейсон только зашёл, а Крис уже что-то тараторил про монстров, людскую погибель и предназначение, но светловолосый колдун слушал вполуха. Своеобразный голос брата то мелодично взвизгивал, то громыхал бархатным басом. Старший Уильямс очень хотел принять участие в разговоре, но рот будто бы онемел. Сонливость давила на грудь, а глаза постепенно слипались от лёгкого пощипывания. Однако маленькая шаровая молния, прилетевшая парню в плечо, мгновенно взбодрила.

− Infernum! Зачем ты это сделал? — вяло возмутился ведьмак, выпуская тяжёлую сумку из рук.

Рюкзак с глухим стуком встретился с полом. Нет сил его поднять. Ещё и фантомные боли в некогда оторванных и приросших обратно ногах напомнили о себе.

— Ты меня не слушал! — брюзгливо ответил Кристофер.

Он оторвался от ноутбука лишь для того, чтобы силой мысли притянуть какой-то фолиант. Вот, кого точно ничуть не беспокоила плата за использование магии. Складывалось ощущение, что тот даже наслаждается болью.

— Братишка, ты снова одержим идеей по спасению человечества. Когда ты в последний раз спал? — молодой хирург не решался сесть на что-либо.

Он пытался выглядеть бодро и оптимистично. Для него слабость духа означала одно — показать плохой пример младшему брату. А ведь так хотелось глотнуть чего-нибудь алкогольного в мягком кожаном кресле.

— Я не одержим! Я пытаюсь спасти чьи-то жизни!

— Круто, круто, круто. Но ведь ты не сможешь никого спасти, если помрёшь, кидаясь то на одного монстра, то на другого. Тебе просто нужно отдохнуть.

— Отдохну, когда уничтожу всех dræpr. Ты мог бы присоединиться, а не играть в эфемерного.

— Как ты наткнулся на dræpr? — старший Уильямс на секунду опешил.

В голове тут же начали скакать воспоминания всех историй, которые он когда-либо слышал о тех, кого надлежало убить. Измученный разум пытался придумать план, как можно победить сверхъестественных существ, чтобы при этом Крис не погиб. Хотя такими темпами скоро придётся заказывать ещё одну плиту в семейном склепе.

— Это неважно. Проблема в другом. Короче: я убил последних, но целевой кристалл показывает ещё четыре точки, — курносый маг начал тыкать пальцем в экран.

Руки неугомонного парня бешено тряслись, что сердце Джейсона аж сжалось. Наэлектризованные волосы охотника на монстров торчали во все стороны, словно собирали заряд со всех электростанций. Его бы причесать.

— Великая Хель! Ты себя видел? Иди спать, сейчас же, − резидент указал пальцем в сторону лестницы.

— Чёрта с два! Джей, перестань вести себя как мамочка и будь мне братом! Короче: пошли сейчас со мной в лес. Вдвоём мы расправимся с dræpr в два счёта! — младший колдун загорелся азартом.

Мешки под глазами и впалые щёки так и норовили захватить всё лицо парня. Ещё чуть-чуть и перед Джейсоном станет сидеть скелет. Не самый яркий пример семьи Уильямсов, хоть и весьма точная метафора.

— Хорошо. Я помогу, но завтра. И то при условии, что сейчас ты пойдёшь спать.

— Завтра?! Завтра может быть ещё одна жертва! Ещё одна жизнь может быть отнята, а ты предлагаешь мне идти спать?! Как ты можешь бездействовать?! Даже после того случая?! Ты ничего не сделал тогда и ничего не делаешь сейчас! Ты не спас того мотоциклиста, а сейчас не спасёшь ещё кого-то! Не этому нас учили родители!

— Несколько… десятков эфемерных увидели… увидели бы мою магию, — светловолосый маг пытался оправдаться, но заикание, взявшееся из ниоткуда, мешало сосредоточиться. — Там был… был рядом парк…. Просто…. Мне было пятнадцать….

— Но у тебя уже были твои силы! Силы, которых мне никогда не достичь! Ты мог сделать всё, что угодно, чтобы спасти его! Ты же чёртов Избранный! Sá valinn!

— Я сохранил наш секрет, спас семью. Это то, чему нас учила мать! — голова Джейсона отбивала чечётку тензионных болей. А по вытянутому лбу побежала капелька пота. Щёки загорелись от стыда.

— Это всё чушь! Нас учили защищать людей любой ценой. И как мы можем помочь человечеству, если постоянно думаем только о сохранении тайны?! — Крис вскочил на ноги, переворачивая со стола всю электронику и магические артефакты. Его лицо покраснело от злости. — Короче: я иду убивать dræpr. Ты со мной или нет, bróðir?

— Прости, но нет, — старший Уильямс подбирал слова, чтобы не обидеть брата и объяснить свою точку зрения.

Но было уже поздно. Кристофера и след простыл. По кончикам пальцев пробежал морозец, оставшийся от недостаточного количества кислорода. А груз вины брякнулся на плечи.

Хирург-резидент потёр глаза от изнеможения. В гостиной остался жуткий беспорядок. Разбросанные тут и там вещи стали уже визитной карточкой младшего из магов. Джейсон обречённо вздохнул, борясь с низким давлением, и принялся прибираться в особняке.

С каждым поднятым с пола предметом мигрень расширяла внечерепные артерии, коварно пульсируя с обеих сторон головы. Яркие кристаллы атаковали светочувствительные зрачки, вынуждая то и дело закрывать лицо широкой ладонью. А желудок ревел, как голодный лев, требуя пищи. Но парень не разрешал себе расслабиться. Он превозмогал боль в натренированных мышцах и продолжал уборку. Всё, ради того, чтобы навести порядок.

И пока Уильямс расставлял магические принадлежности по местам, он не мог, как ни пытался, выкинуть из головы слова младшего брата. Крис вскрыл старую рану, и даже начинающий хирург не мог залатать её. Джейсона накрыли красочные воспоминания о том, что произошло девять лет назад. Колдун помнил всё так хорошо, будто бы это случилось только вчера.

Мчащийся мотоциклист. Визг тормозов. Хруст разламывающегося черепа. Образы вспыхнули в разуме парня, будто вновь пришлось всё пережить. Маг никак не мог избавиться от навязчивого эпизода. Теперь он раз за разом прокручивал в памяти то, как ездок врезается в стальную цистерну. И в очередной раз ведьмак заставлял себя придумывать сотню планов, как можно было спасти того, чьё имя побоялся узнать.

Сопротивление инерции с помощью потока воздуха, перемещение уже летящего тела куда-то в парк, создание невидимого щита вокруг мотоциклиста — всё это прекрасно бы сработало. Но тогда Джейсон ничего не сделал. Слишком много людей вокруг. Слишком рискованно. Слишком страшно. И сейчас эта вина впивалась в то место, где должна быть душа, словно игла капельницы с раствором греха.

Внезапно и жажда сна оставила хирурга. На смену ей пришло волнение за Кристофера. Младший брат безрассудно отправился сражаться с четырьмя монстрами. Вероятно, он точно так же, как и мотоциклист, летит навстречу смерти, а ему никто не может помочь.

Уильямс больше не мог до тошноты жалеть себя. Открыл ноутбук, посмотрел на карту. Отчаянно захотелось узнать, куда отправился Крис. Мучительные секунды в ожидании загрузки системы, а затем ещё более тягостные мгновения выполнения поисковой программы. Пока, наконец, местоположение не засветилось на мониторе.

В этот момент птичьи трели разлетелись по гостиной. Сработал дверной звонок. Джейсон не мог допустить бескультурья в доме. В грудине боролись две крайности, которые ему запрограммировала мать. Брат или воспитание. Спустя мгновение парень отправился открывать дверь. На пороге стояла испуганная Хантер. Видок тот ещё. Что, во имя Асов, с ней приключилось?!

Глава

VI

Единственное место в городе, где в это время года всегда темно и холодно, — лес. Никогда не просыхающие лужи размягчили почву под ногами до такой степени, что вода в кроссовках беспардонно хлюпала с каждым шагом. Оттого бродить по чащобе, заполненной влажным туманом, становилось ещё унылее. Крис то и дело перешагивал через поваленные стволы деревьев, стараясь не наступить на мох. Он помнил рассказы матери об обитателях сфагнума. И сейчас колдуну совсем не хотелось встречаться с озверевшими феями.

От озноба зуб на зуб не попадал. Лёгкая чёрная рубашка совсем не предназначалась для подобных прогулок. Стоило подумать об этом раньше. Но назад дороги нет. Кристофер не собирался показываться Джейсону на глаза, пока не уничтожит всех dræpr. Парень дышал огнём себе на ладони и продолжал искать. Мониторинг зла не мог обмануть. Здесь кто-то должен обитать. Кто-то, кого следует убить, прежде чем этот кто-то убьёт кого-нибудь.

За пределами леса бесконечно орали сигнализации машин, у которых, наверняка, уже откручивали колёса. Аккомпанементом им служили скользящие шины по асфальту ближайшей автострады.

Понадобилось три часа, чтобы наткнуться хоть на что-то, кроме грязи и мрачных растений. Уильямс увидел пламя горящего костра и тут же поспешил к источнику. Если не убить нечисть, то хотя бы погреться. И интуиция не подвела.

Вокруг жарника сидела целая семья dræpr. Двое взрослых существ обнимали тех, что по размерам не превышали самого Криса, что для них являлось признаком детства. От неожиданности колдун даже позабыл о холоде. Спрятался за широким дубом, примкнув к земле, и не мог поверить в то, что слышал. Dræpr разговаривали! Мало того, на человеческом языке!

− Хакон и Берси сами виноваты. Ведь предупреждал, чтобы не питались людьми, только животными. А они не послушали! И поплатились за непослушание! — говорил грубым баритоном один из взрослых.

− Мог бы и посочувствовать, нас осталось совсем не много! — спорило с ним другое создание женским, как показалось магу, голосом.

Никогда ещё Кристофер не видел и не слышал, чтобы dræpr разговаривали, поскольку считал, что монстры давным-давно перестали быть людьми. По всей видимости, он ошибался. Ведьмак знал, зачем он здесь, но никак не мог перестать подслушивать.

− Мы обещали тому магу, что не будем убивать, и он нас отпустил, за что и сдох, − рассуждал мужской представитель подопытных кроликов. Его мимика так напоминала человеческую, что у Криса засосало под ложечкой. − А эти идиоты нарушили обещание, поэтому от них остался лишь пепел! И с каких корешков я должен им сочувствовать? Нашей семье это не поможет. Мы живём не ради того, чтобы умереть. Я пообещал вам это несколько лет назад. А теперь нас осталось только четверо…. Если этот колдун найдёт нас, убьёт всех без разбора! Эти колдуны не менее жестоки, чем монстры, которыми они нас называют!

Уильямс потерял мысль разговора, задумавшись, как же легко можно сейчас убить всех оставшихся подлежащих. Нет dræpr — нет убийц. А нет убийц — нет убийств. От него сейчас зависело, будут ли люди продолжать бессмысленно умирать. Стоит ли тут вообще размышлять?! И сомнений больше не осталось.

Маг уверенно вышел из-за дерева. Возможно, даже слишком уверенно. Что тут поделаешь, богатый опыт. Идеально отработанное движение рук, и мужская особь загорелась. Так-то! Эйфория забила в груди.

Дети бросились врассыпную. Крис попытался запомнить, куда они побежали. Но тут что-то большое повалило его на землю. Мокрая земля забилась в ноздри. Парень задержал дыхание. Вероятно, женская особь. Секундная паника тут же затмилась ненавистью. Кристофер чувствовал, как огромная звериная пасть впилась ему в плечо. Пронизывающая боль отдалась треском ломающейся кости. Но он не издал и звука.

Первым делом Уильямс выдохнул глину из носа. Следовало держать всё под контролем. Даже тогда, когда над ухом раздаются рычащие потуги перегрызть ему руку. Колдун стал копить в ладонях электрический заряд. Одна мысль, и dræpr улетело в сторону. Не дожидаясь следующего нападения, Крис запустил молнию туда, куда приземлилась тварь. Липкие от влажности волосы лезли в глаза, но Крис смог всё же увидеть, как тварь сгорает от термической атаки.

Оставалось ещё двое. И никуда без мигрени. С трудом парень встал на ноги. Левая рука отказывалась слушаться. По предплечью стекала густая кровь. Но медлить нельзя. Найдя в слякоти следы одного из детей, ведьмак отправился за ним.

Сердце бешено колотилось. Ноги запинались друг об дружку. Однако маг продолжал бежать по лесу. Манила жажда убийства монстра. Чем меньше нечисти на свете, тем живее эфемерные. И, как следствие, больше уважения со стороны Совета девяти миров.

Он не первый год занимался подобными вылазками, а потому точно знал — напуганный ребёнок далеко не уйдёт. По счастливой случайности, а также неспрятанным следам, Кристофер нашёл маленького dræpr в овраге. Чёрные глазёнки оробело пялились на колдуна. И вновь человеческая мимика.

Ведьмак замешкался. Так похожи на смертных. Ведь когда-то они ими и являлись. Но всё равно как-то жутковато.

— Как они могут размножаться? − вдруг промелькнуло в голове.

В этот самый момент на него что-то налетело. Второй подлежащий. Атаковавшее создание выглядело крупнее того, что пряталось в зарослях. Хотя рассмотреть особо не удавалось. Яростные когти так и резали плоть. И дыхания не перевести. В этот раз не стоит долго ждать, чтобы отбросить от себя противника.

Треск поломанных ветвей. Существо врезалось в дерево. Кора многовекового дуба надломилась от веса. Разозлённый Крис всё сильнее упирал монстра в ствол, выпрямив перед собой единственную работающую руку. Из оврага раздался детский визг. Казалось, что dræpr плакал. Главное слово: казалось.

Жалость к тому, кто пытался тебя убить? Не этому учат молодых магов. Крис сжёг тварь. Палёный силуэт создания зейдовых магов отпечатался на коре. Запах горелого мяса и шерсти ударил в нос — лучший запах на свете.

Наконец Кристофер вновь смог обратить внимание на самое младшее существо. Ребёнок людоедов вжался в метровый слой почвы. Сморщенные ручонки держались за корни деревьев, выступающие из земли. И вдруг dræpr запищал по-человечески:

− Каждый имеет право на жизнь, так мне папа говорил.

Старается призвать к состраданию? Чёрт, как же это непривычно. Маленький монстр не пытался убежать. Только раскрыл рот, из которого стекал какой-то густой раствор. Будто бы из бракованной пробирки.

Уильямс уже давно всё решил. Он убивает нечисть. Это то, чему его учили. И плачущее существо загорелось. Над головой пролетела стая чёрных воронов.

От усталости Крис упал на колени. Холодная почва успокоила ноющие ноги. К сожалению, с головой такой фокус не проходит. Боль за использование телекинеза неустанно сопровождает каждую попытку поколдовать.

Парень выдохнул. Бесцветный пар вылетел изо рта. Какое же облегчение! Колдун улыбнулся.

Глава

VII

Утомлённый, но довольный Кристофер вернулся домой. Организм изнеможённо молил об отдыхе, но первостепенной задачей являлся Джейсон. Крис хотел найти старшего брата, чтобы упрекнуть того в бездействии. Но как только младший колдун оказался в особняке, он услышал знакомые голоса, тихо переговаривающиеся между собой. Парень мигом отправился на звук.

В аккуратно убранной гостиной горели все лампы. От такой яркости даже тени покинули привычные углы. Блистательный свет отражался от всех стеклянных поверхностей, слепя измученного мага и вынуждая морщиться от боли. В центре лучистой комнаты сидели Джейсон и Хантер. А рядом на столе, словно в бельэтаже, красовались бутылки пива.

Рыжеволосая подруга уютно устроилась в заботливых объятьях хирурга-резидента. Крис соврал бы, если б сказал, что это зрелище не вызывало чувства ревности. Но не он был центром событий, а Блэк. Явно чем-то расстроена. Словно случилось что-то действительно ужасное. Ведьмак никогда не видел её такой.

Победная улыбка пропала с лица Кристофера. Его миндалевидный разрез глаз заметно расширился от удивления, даже скорее от испуга. По одному виду опухших очертаний маг понял — она страдает. И в то же мгновение парень захотел вывернуть весь мир наизнанку, лишь бы девушка вновь задорно ухмыльнулась.

— Хантс, ужасно выглядишь! Что случилось?! — обеспокоенно спросил Крис, подходя ближе и хмуря брови при каждом шаге.

Он уже и позабыл о том, как сильно тело требовало покоя. Никакого отдыха, пока обидчик не сгорит дотла.

— Могу спросить тебя о том же, — Блэк подняла глаза на друга и нахмурила тонкие брови. — Выглядишь, будто вылез из кучи навоза.

— Что-то вроде того…. А с тобой-то что?!

Хантер не ответила. Она закрыла лицо ладонями и наклонилась чуть вперёд, высвобождаясь из объятий старшего Уильямса.

— Её отец… пытался её убить, — пояснил светловолосый колдун.

— Что?! Почему?!

— Потому что я выбрала вас, а не его! — выпалила девушка, вскакивая с дивана.

В порыве она чуть не снесла журнальный столик. Но несмотря на отвратительное эмоциональное состояние в серо-голубых глазах не виднелось и слезинки. Как всегда, стойкая эфемерная.

— Что?! Зачем тебе выбирать нас?! — Кристофер не знал, как подбодрить подругу.

Искренне желая, чтобы у неё всё наладилось, маг предпочитал пожертвовать дружбой, лишь бы у Блэк всё ещё осталась какая-никакая семья.

— Вы — два дебила — мои друзья. Как я могу начать охотиться на вас?!

— Охотиться? — на резком вздохе переспросил Джейсон.

Он обескураженно поднял брови, а затем тоже встал на ноги. Потянулся к бутылке. Остановился на полпути. Положил руку на голову.

— Ох, парни, вам лучше присесть. Сейчас я скажу вам такую лютую херню, что вы упадёте…. Моя семья — потомственные охотники на ведьм. И батя хотел, чтобы я продолжила это дело. Но я не стала. И вот он послал меня в жопу, — Хантер виновато поджала губы.

— Так вот, почему он нас ненавидит? — вдруг осознал обстоятельства хирург-резидент.

— Я знал, — спокойно произнёс Крис, скрестив руки на груди.

Брат и подруга ошарашенно уставили на него. Колдун подошёл ещё ближе к девушке. Его ничуть не пугало то, на что способен отец подруги. Пусть только попробует!

— Откуда? — старший Уильямс развёл руками, будто бы даже не хотел знать ответ.

Да Кристофер и не собирался делиться какой-либо историей. Он прижал к себе Блэк. Мокрая рубашка прилипла к телу от внешнего давления. Но парня это не волновало, как и то, насколько неприятны эти объятья для Хантер, нелюбящей грязь. Ведьмак поглаживал её по волосам, стараясь показать, что девушка в безопасности.

— Я никогда не оставлю тебя, — гладким тенором промурлыкал Крис, а затем посмотрел на Джейсона. — Мы никогда не оставим тебя.

Не стоит выходить за рамки дружбы. Пускай и чувства затмевали рассудок.

— Я предложил Хантс пожить в комнате родителей. Надеюсь, ты не против, братишка? — оповестил светловолосый маг, от чего заставил младшего брата отстраниться от гостьи.

— Нет, конечно же, нет. Это хорошая идея. Хантс, можешь оставаться настолько, насколько нужно. Здесь тебе ничто не угрожает, — Крис встретился взглядом с Хантер.

— Кроме периодически появляющихся тёмных магов, — съязвила полицейская.

От её наглой ухмылки в сердцах Уильямсов потеплело. Нотки радости вдруг взбудоражили струны души.

— Кстати об этом. Короче: я уничтожил последних dræpr! — похвалился Кристофер.

— Да у тебя каждый демон последний, пока не появится новый!

— На этот раз точно, — парень уселся на подлокотник кресла, и ноги осыпали его ватной благодарностью. Больше никаких прогулок. — Короче: это была целая семья dræpr! Они могут размножаться, можете в это поверить?! И да, раз их было четверо, то мне бы пригодилась помощь моего bróðir. Но кое-кто отказался пойти со мной, поэтому я справился один.

— Четверо?! Не может быть! — Джейсон неожиданно стал более нервным, чем обычно.

Это смутило Криса. Он и не думал, что что-то может вывести Избранного из равновесия. Неужели боится конкуренции? Боится потерять превосходство? Боится стать хоть в чём-то не лучшим?

— Да. А что такого? Бывало и хуже. Мог бы сам посмотреть, если бы пошёл со мной. А ещё ты бы мог послушать, как они разговаривают на человеческом языке. На человеческом, Джей!

— Кончай шпынять Джея! — Хантер стукнула друга по плечу и уселась на кресло рядом с ним.

Мышцы мага напряглись от боли, но он сдержался. Ни к чему показывать слабость. Хотя сломанная кость так и норовила выдать его состояние. А между тем кровь смешалась с грязью, изображая идеальную маскировку от чересчур заботливых глаз друзей.

— Логично, что они разговаривают на человеческом языке, — делал тем временем выводы светловолосый ведьмак. — Они ведь родились когда-то людьми. Но вот размножение…. Не знал, что они на это способны. Как они могут размножаться? Как пить дать какое-то колдовство.

— Да так же, как и люди, наверное, или тебе подробнее объяснить? — предположил младший Уильямс, голосом играя возбуждённые аккорды.

Он всё ёрзал на подлокотнике. Для него будто бы весь мир был недостаточно мягким. Всё не то. Всё не так. Нужно куда-то бежать, что-то делать.

— Я не об этом, Крис. Если бы ты лучше слушал преподавателя по истории магии, ты бы помнил, что зейды лишили их способности к репродукции себе подобных. Вероятно, чтобы они не создавали проблем.

— Да?! Подожди, а я где был в этот момент? Я же помню рассказ о Диком фикусе.

— Если бы ты чаще ходил на пары, много бы чего ещё помнил.

— Это точно! — решила поддакнуть девушка. — Меня всегда бесило, что этот хитрожопый засранец и в обычную-то школу не ходил особо. А когда заглядывал, списывал у меня. И в итоге он получал пятёрку, а я — тройку!

— Это мастерство! — возмутился Кристофер. Он стремился поддерживать шутливый тон, чтобы не обидеть подругу. — Но сейчас не об этом. Короче: если dræpr научились размножаться, значит, у нас много новых проблем!

— Они эволюционируют, — задумался хирург-резидент, падая на диван.

Его веки безнадёжно опускались, и это не скрылось от взора Криса.

— Эти dræpr сказали, что они последние, но кто знает….

— Все маги, убивавшие dræpr, сообщали об этом Совету. Как они могли выжить? Список же кончился ещё на утреннем.

— Насколько я понял, их отпустил какой-то идиот. Наверняка он уже мёртв.

— Я одного не пойму, — вступила в разговор гостья. — А вы-то на кой хрен над этим паритесь? У вас же есть Совет. Доложите им обо всём, они сами разберутся.

— Чёрта с два! — запротестовал младший из братьев. — Я не собираюсь им что-то докладывать! Они все лицемерные ублюдки! Терпеть их не могу!

— Это ты поэтому взорвал зал заседаний и наградил одного из советников черепно-мозговой травмой в последний раз, когда встречался с ними? — потирая глаза поинтересовался Джейсон, и так знавший ответ.

— Ну, я же не сказала, что туда должен тащить свой зад именно Крис, — постепенно Блэк становилась всё более весёлой, и это не могло ни радовать хозяев дома. Хотя, возможно, она всего лишь хорошо маскировалась.

— Круто, круто, круто. Ладно, я пойду, — согласился старший Уильямс, облокачиваясь на подушку, теряясь в сонных грёзах.

— Так, сиамские колдуны, сегодня уже никто никуда не пойдёт дальше кровати, — скомандовала Хантер, хлопая в ладоши, подгоняя братьев. — Живо спать, оба!

Кристофер рассмеялся оттого, как быстро полицейская превратилась в ответственную мамочку. Хотя он и не торопился поддаваться богу сна Оле Лукойе. Колдун предпочёл сперва обнять охотницу на прощанье, отправляя её во временную комнату. И только она скрылась на втором этаже, Крис направил взор на брата. Тот уже мирно посапывал на диване. От этой картины боль в плече мага противно заныла. Придётся разбираться здоровой рукой. Взмах, и Джейсон переместился прямиком в кровать.

Глава

VIII

Просторную кухню, на которой любая хозяйка мечтала бы потанцевать со сковородкой, уже оккупировал Кристофер. Он нюхал отвратительно пахнущий отвар и продолжал штурмовать экран ноутбука в надежде поймать сигнал зла. Запах горького кофе бодрил одним своим присутствием. Несмотря на это рука продолжала невольно тянуться к кружке. Один лишь этот напиток мог удержать мага от падения во власть Оле Лукойе.

Уильямс никак не мог смириться с тем, что на свете не осталось dræpr. Всё казалось, что ещё парочка спряталась в какой-нибудь канаве и замышляет новые убийства. И парень намеревался найти каждого, чтобы уничтожить. От отчаяния он уже подумывал обратиться к знакомой вёльве.

Но тут послышались знакомые шорканья ног. Лестница скрипнула пару раз, оповещая о приближении кого-то. И на кухню задорно забежала Хантер. Игривый хвостик рыжих волос так и скакал из стороны в сторону. Девушка, словно пружина, разминалась для чего-то. И спортивный костюм, украшающий тонкое тело, явно показывал, что же задумала Блэк.

Следом за гостьей в комнату вошёл Джейсон. Он не забыл надеть кроссовки, которые то и дело скрипели на паркете. Однако весь радостный настрой старшего брата тут же исчез от вида бессонного колдуна.

— Фу, чем это воняет? — поморщилась Хантер, зажимая нос пальцами.

Её голос приобрёл интонацию пищащей резиновой игрушки. Тоненький фальцет поломанной скрипки.

— Улавливаю вкус когтя дьявола, — светловолосый ведьмак стал принюхиваться, чем неимоверно взбесил Криса. — Это что, спазмолитическое снадобье?

— Не суй свой нос в мои зелья! — прошипел Кристофер.

Его руки затряслись. С плеча капала кровь, пачкая свежую рубашку.

— Братишка, ты в порядке? Ты вообще спал?

— На том свете высплюсь!

— Ну, судя по кровавой луже у тебя под ногами, долго ждать не придётся, — подметила девушка.

Миниатюрная фигурка прошмыгнула за спину раненого колдуна. И как он ни старался увернуться от любопытных пальчиков, рана открылась всем. Боль взвыла вокруг сломанной кости.

— Почему ты не сказал, что травмировался во время вылазки? — сопереживающий тон Джейсона так и давил своей правильностью.

Старший брат не стал дожидаться ответа. Положил руку на повреждённое плечо. Жар пронзил всю конечность, заставляя её срастаться обратно. Исцеление не заняло много времени, и Крис вновь мог не сдерживаться в движениях.

— Я не просил тебя это делать! — взбунтовался упрямый Уильямс. — И куда это вы собрались?

— На пробежку! — задиристо оповестила Блэк, подходя к порогу кухни.

Она вела себя чертовски беззаботно, и это не могло не насторожить младшего колдуна. Быстро же оправилась от вчерашнего потрясения.

— Джей, и ты тоже?! Ты же уже давно не бегаешь!

— Ну, почему бы не возобновить эту привычку, когда есть приятная компания, — наивное лицо хирурга-резидента засияло.

— Лесть тебе не поможет, Уильямс, — упрекнула его девушка. — Смотри не отставай!

— Ты пожалеешь, что это сказала, — светловолосый парень поддерживал жизнерадостную сонату, будто подстрекал подругу в том, чтобы забыть все проблемы. — У меня ноги длиннее, чем ты.

Крис закатил глаза. А в это время друзья с азартом направились к главному выходу. Ну уж нет! Кристофер телекинезом притянул шкаф с верхней одеждой к двери, преградив путь. Он выбежал в прихожую, забыв о том как обычно стучит в висках от магии. Но нет, никто не выйдет из дома.

— Нет времени на эту чертовщину! Эфемерные умирают! Мы должны что-то сделать! — Кристофер был на взводе. Желание поскорее покончить с dræpr сводило с ума. — Короче: Джей, ты поговорил с Советом?

— Да. Слава пескам времени, я рано встаю, — старший Уильямс продолжал сохранять оптимистичность. — И, к счастью, большинство из них бессмертные создания, которые никогда не спят. Они просмотрели мою память, и… приняли это к сведению

— Приняли к сведению?! Эфемерные умирают, а они принимают это к сведению?! Вот меня там не было, я бы им объяснил, насколько важна человеческая жизнь, пока они просиживают мантии в зале заседаний!

— Крис, успокойся, пожалуйста. Кстати, тебе запретили там появляться…. В любом случае они обсудят dræpr, и, я уверен, что-нибудь предпримут.

— Запретили?! Ну, видимо, заботятся, чтобы их робы не помяли. Ублюдки! Ничего они не предпримут. Ты же знаешь это, bróðir. Да пока они обсуждать это будут, могут ещё кого-нибудь убить! Короче: надеюсь, в этот раз они хотя бы не поставили нам ограничений?

— Мне нет… а вот тебе… — молодой медик виновато опустил взгляд.

— Что?! — парень вдарил арпеджио так громко, что у него заболело горло.

Возмущения бурлили, словно зейдовое зелье в котле. От злости Крис начал поднимать в воздух все мелкие предметы в прихожей. Вот бы всадить зонтик в глотку каждому из Совета.

— Послушай, они велели держать тебя подальше от всего этого, если ты злишься. Поэтому, прошу тебя, успокойся. Устраивая в доме беспорядок, братишка, делу не поможешь.

— Велели держать?! Да кем они себя возомнили!

— Советом девяти миров? — предположила Хантер, озираясь по сторонам и хватая парящие вещи.

— Хантс, не встревай, — колдун перестал контролировать объекты интерьера, и они с грохотом попадали на обыденные места. — Я не злюсь! Уж об этом точно не им судить! Чёрт! Вот поэтому я никогда не одобрял этот Совет! Они слишком высокого мнения о себе и слишком ленивы для спасения других!

— Крис, нельзя так говорить, — попытался вразумить его старший брат. — Они были собраны для защиты всех существ, для сглаживания конфликтов, для решения магических проблем, для…

— Знаю я, для чего они были созданы! Но что-то ничего из этого они не выполняют, не думаешь?! Сколько эфемерных мы спасли, пока они принимали к сведению?! Они только говорят, что что-то обдумывают, а на самом деле…. Из-за их медлительности умерла Лизи, Джей, и ты это знаешь! — Кристофер внезапно осёкся, осознав, что затронул излишне болезненную тему.

В комнате повисла угнетающая тишина. Парень знал, что должен извиниться, но никак не мог сказать и слова. Мучительные воспоминания встали комом в горле.

— Кончайте, парни! — нарушила молчание Блэк. — Ваша кузина умерла не ради того, чтобы вы грызли друг другу глотки.

Её голос заметно ломался. Видать, тоже вспомнила обстоятельства смерти Лизи. Не мудрено, она ведь оказалась невольным того свидетелем.

— Хантс права, — согласился Джейсон, чей вид уже не мог вернуться к счастливой ауре. — Надеюсь, Сэм что-нибудь расскажет. Должен же хоть кто-то знать, что происходит… где бы то ни было.

— Вечно у тебя знакомые в других городах. И где ты их только находишь? — вновь вступил в разговор младший Уильямс.

Он делал вид, что даже и не упоминал имя Лизи. Вина оказалась слишком горькой. Хотя и знал, кто на самом деле ответственен за это. Опустил взгляд, уставившись на грязные носки.

— Я общаюсь, в отличие от некоторых.

— Я тоже общаюсь, но только тогда, когда это нужно, чтобы спасти кого-нибудь.

— Да, Крис, ты и общение с другими — это гиблое дело, — подытожила девушка, облокачиваясь на шкаф, что всё ещё преграждал выход.

Пока хирург-резидент разговаривал по телефону, остальные принялись за наведение порядка. Колдун не стеснялся использовать магию для передвижения предметов. Чаще всего он делал это не для уборки в доме, а лишь чтобы поиздеваться над подругой. Так парень пытался прощупать, насколько легко та смирилась с проблемой вчерашнего дня.

Крис не сомневался в силе Хантер справляться с трудностями, но что-то в её поведении вызывало подозрения. Казалось, что гостья чего-то не договаривает. Паранойя надёжно дала всходы в его голове. Заговоры так и кружились вокруг, словно надоедливые мухи.

Но девушка всё отказывалась разговаривать по душам, а вещи в комнате заканчивались. И Кристоферу пришлось придумать иной способ общения. Он выпустил из ладоней парочку светящихся шаров. Этому фокусу его ещё в детстве научил старший брат. Сферы, озарившие комнату аквамариновым сиянием, парили в воздухе. Они словно начали исполнять вальс, желая привлечь внимание Блэк. Но та лишь недовольно хмыкнула.

Тогда колдун сам стал двигать руками, изображая импровизированный танец. И шары повторяли за ним, изменяясь в размерах и преображаясь в какую-то фигуру. Хорошо, что хотя бы это не вызывает кислородное голодание. Парню не хватало орбит уже имеющихся сгустков энергии. Он выпустил ещё парочку сфер, и они преобразовались в человеческую фигуру.

При виде того, что получилось у мага, на девичьем лице застыла ненависть. Гостья прищурилась, будто хотела испепелить друга в то же мгновение. Хантер нахмурила брови и от этого стала похожа на разъярённую сову. Казалось, что она хочет что-то сказать, но побелевшие сжатые губы не собирались размыкаться. И чем дольше охотница смотрела на проекцию родного отца, тем шире становились её ноздри.

Заметив, что Блэк уже сжала кулаки до бескровно выпирающих костяшек, Кристофер взорвал сферы. Силуэт рассыпался на мелкие частички чистой энергии, издав мелодичную фортепианную трель.

Реакция подруги помогла Уильямсу всё осознать. Он не считал себя выдающимся психологом, но в этот момент в голове закралась подобная мысль. Парень и не догадывался обо всех подробностях произошедшего между Хантер и её отцом. Однако было достаточно гнева в родных глазах девушки. Колдун схватил Блэк за руку и повёл в соседнюю комнату.

Несмотря на явное сопротивление гостьи Крис всё же дотащил её к кирпичному камину, придававшему помещению старинный вид. Поставив нежелающую что-либо делать полицейскую спиной к себе, маг произнёс:

— Ты хочешь почувствовать силу?

Голос придерживался низких тонов, стараясь вселить уверенность в охотницу. Та озадаченно слегка повернула голову в сторону друга, но при этом продолжала смотреть в углубление в стене, наполненное поленьями. Поняв, что ему полностью доверяют, Кристофер вплотную подошёл к девушке. Её затылок облокотился на грудь парня. Свежесть хвойного мужского шампуня ударила ведьмаку в нос.

Хантер стояла неподвижно. И это позволило Уильямсу руководить. Он выпрямил левую руку перед собой, чуть приобняв смертную.

— Положи ладонь сверху моей, − прошептал хозяин дома. — Только не переплетай наши пальцы, а то обожжёшься.

Блэк медленно и настороженно выполнила то, что требовал ведьмак. Шершавая ладонь легла сверху, щекоча волосы на запястье.

— Посмотри в камин. Представь на месте этих дров лицо отца, − продолжил младший из братьев.

Гостья недоумённо поворачивала голову то на очаг, то на Криса. При этом отходить она не решалась. Это уже хорошо. Начало положено.

— Ты ведь доверяешь мне? − спросил колдун, будто бы для собственного успокоения.

Девушка кивнула.

— Тогда посмотри на дрова. Ты не должна скрывать своей ненависти. У тебя есть сила победить гнев. Я докажу, − маг использовал настолько заворожённые ноты тембра, на который только был способен.

Наконец Хантер устремила взор в камин. Обычные объятья бы не помогли подруге. Кристофер это прекрасно понимал. Слишком уж хорошо знает рыжую девчонку.

— Готова? — получив утвердительный кивок, парень продолжил речь. — Скажи — огонь.

Охотница медлила. Её трясло, как болванчика. Затем она тяжело выдохнула. Потом вновь. И всё же произнесла:

— Огонь.

Из ладони Уильямса выскочило пламя. Поленья молниеносно охватил огонь. А комнату заполнил громкий треск дерева. Блэк ухмыльнулась. А от этого и хозяин дома не смог сдержать улыбки.

Глава

IX

Разговор по телефону закончился как нельзя благоприятно. И Джейсон не мог скрыть счастья. Хотелось бегать и прыгать по дому, лишь бы выплеснуть всё ликование, что переполняло его. От восторга он и вовсе позабыл о человеческой работе. Дофамин хитро передавал сигнал по мозгу, заставляя частоту сердечных сокращений увеличиваться лишь от мысли предстоящего решения проблемы. Внезапно Уильямсу и самому не терпелось расправиться с оставшимися dræpr. Но вместо этого он лишь счастливо поправил причёску.

Скатившись по перилам на первый этаж, парень почувствовал запах гари. Такой аромат не являлся чем-то из ряда вон в особняке. Даже наоборот. Пока в других домах пахло пирожками и кондиционером для белья, тут требовалось вызывать пожарных изо дня в день. Впрочем, это ничуть не испортило настроение колдуну. Хирург-резидент всё ещё жаждал поделиться новостями с близкими. От улыбки уже начинала болеть челюсть, но чувство ликования лишь сильнее стучало в груди.

Наконец хозяин дома нашёл младшего брата и гостью в одной из комнат. Он не удивился тому, как близко те стояли друг к другу. Это тоже относилось к одной из весьма обыденных вещей в их жизнях. Да это и не имело значения, когда мага переполняла эйфория.

− Чего это вы камин зажгли? Лето же на дворе. А, впрочем, неважно. Я поговорил… поговорил с… Сэм. Много о чём… про dræpr, конечно же. Многого из этого я и не знал. Но самое главное, теперь знаю, как решить эту проблему! Ведь здорово! — начал тараторить Джейсон. Отчаянно не хватало воздуха, но желание всё рассказать оказалось настырнее. — Круто, круто, круто! Сэм говорит, что dræpr уже распространились по всей стране, они во всех больших городах. Они размножаются, эволюционируют и продолжают убивать. Это, конечно, совсем не здорово! Но! Теперь я знаю, что нужно делать! Нам просто нужно попасть в лабораторию… ну, то есть то, что осталось от неё…. Неважно. Там можно найти то, что породило их. Какое-то устройство или прибор. В общем обратным процессом мы уничтожим всех dræpr. Нам только лишь нужно понять, где находится Дикий фикус. И мы спасём всех! Просто спасём!

− Отлично! Джей, ты единственный, кто не прогуливал здесь школу. Знаешь, как найти эту лабораторию? Как попасть туда? — Кристофер заметно оживился, отходя от Блэк.

Всё его внимание оказалось приковано к старшему брату. Даже как-то непривычно. Парень причесал пальцами светлые волосы.

− Да! Ну, то есть не совсем. Я получил от Сэм координаты, но они лишь приблизительные. Но это не заморочка! Заморочка в другом… нам понадобиться свежая человеческая кровь, немного, но всё же…

− На кой чёрт?! — Крис скрестил руки на груди.

Он недоумённо смотрел на рассказчика, взглядом, который никогда не нравился Джейсону.

− Чтобы попасть в главную лабораторию. Сэм говорит, что там весьма необычная система безопасности. Но это ерунда!

− Ну, что ж. По счастливой случайности мы знаем кое-кого с человеческой кровью, − младший колдун ехидно повернулся в сторону Хантер.

− Хантс, не волнуйся, в случае чего мы прикроем тебя…. Конечно, никакого такого случая не будет, ведь… ведь лаборатория давно заброшена. Просто мы всегда тебя прикроем, − медик говорил всё быстрее и быстрее, запинаясь на каждом слове.

− Да брось ты, Джей. Она и сама может за себя постоять.

— Ладно, хрен с вами. Но можно хотя бы переодеться? Тайные лаборатории никогда не бывают там, где светит солнце, — с наигранной жалобностью проскулила охотница.

— Нет! Ты и так отлично выглядишь, — Кристофер выставил ладонь вперёд, будто приглашал девушку на танец.

И Блэк с ухмылкой взяла друга за руку. Вылитая лисица.

— А я как выгляжу? — шутливо спросил Джейсон, улыбаясь до ушей.

— Ужасно, как всегда, — в той же манере раскритиковал его брат.

И особняк опустел.

Втроём они переместились в холодные горы. Окрестности полнились хромтурмалиновой зеленью деревьев, мягкой серостью пород и целым переливом оттенков перманганата на горизонте. Все яркие цвета покорно переходили в тёмные. И даже нависший туман не мешал наслаждаться красотой природы. Где-то неподалёку задорно журчала речка, придавая миссии более человечный характер.

Тем временем Крис уже вовсю искал вход в лабораторию. Он стучал по горам, словно играл на пианино, приподнимал камни, срывал ветки с пихт и мял свежую траву. По большей степени, просто создавал видимость работы.

— Какого хрена ты делаешь? − поинтересовалась у него Хантер, уперев руки в боки.

Но младший Уильямс не ответил. Всё продолжал ворошить окружающую среду. Кому-то потом придётся убирать беспорядок.

— Братишка ищет какое-нибудь устройство, чтобы открыть вход, − учтиво пояснил Джейсон. — Видишь ли, Дикий фикус надёжно защищён от посторонних. Нельзя просто переместиться внутрь. Лаборатория закрыта от магии. Это прям круто, круто, круто.

Кристофер начал двигаться быстро и упёрто. Понятно, к чему всё идёт. Ничего не удавалось найти, и брата охватывала злость. А затем гнев и вовсе завладел нетерпеливым магом. Крис ударил по горе голой рукой. Раздал хруст костяшек. И неожиданно тяжёлые камни скалы раздвинулись, словно двери общественного транспорта. Вот это новости! Удивились все.

Кулак младшего колдуна превратился в размозжённый кусок тканей. Травматический некроз уже сейчас бросался в глаза молодого медика. И это не сулило ничего хорошего. Джейсон хотел исцелить руку брата, но тот скрылся в темноте прохода. Гордый и решительный.

Внутри не доставало фонарей или хотя бы факелов. Мгла заставила на секунду поверить, что они ослепли. Однако Крис быстро сообразил запустить в воздух два светящихся шара. Им можно гордиться. Сферы тут же озарили необходимый радиус бирюзовым оттенком. Троица двинулась дальше, и сгустки энергии покорно следовали за ними, кружа вокруг.

Коридор казался бесконечным. Сырость и грязь добавляли мраку пугающую атмосферу. Светловолосый ведьмак не чувствовал холод, но изо рта то и дело вылетал пар горячего воздуха. Под ногами чувствовалось что-то мягкое, и Уильямс пытался убедить себя, что это всего лишь старая почва, являющаяся частью горы. Но внезапно раздался глухой стук, и земля под кроссовками превратилась в металл.

− Судя по всему, мы дошли до Дикого фикуса, − оповестил хирург-резидент. − Я узнаю звон, что издаёт пол. Этот материал прочнее любого, что можно найти в периодической системе. Не знаю, какое название ему дали зейды, но никто и ничто не сможет его сломать.

− Короче: хорош читать лекции, − недовольно фыркнул Кристофер.

− И на кой хрен я с вами попёрлась?! — устало задала риторический вопрос Хантер.

Девушка держалась рядом с Крисом и вела себя заметно храбрее, чем днём ранее. Уже больше не нуждалась в объятиях и алкоголе. Джейсон не мог не отметить такой перемены. И это несказанно радовало парня. Что бы младший брат ни сделал с Блэк, это помогло.

Чем дальше продвигалась троица, тем уже становился коридор. А затем перед ними и вовсе предстала металлическая дверь. Маги подошли поближе. Смертная осталась позади, она и не пыталась открыть дверь. На стене красовалась потёртая панель управления. Сомнений не было — механизм уже давным-давно не работает. Всё сломано.

− Dræpr постарались. Всё теперь заблокировано. Проклятье! Нужно как-то открыть эту штуку, − пробурчал Кристофер, беспардонно тыкая на кнопки.

− Может, просто взорвёте дверь? — предложила лисица, устало облокачиваясь на стену.

− Тебе всегда лишь бы что-нибудь взорвать?!

− Кто бы говорил! — рассмеялся Джейсон, попутно прощупывая дверь на предмет уязвимости.

Он попытался открыть голыми руками металлический затвор. Думал, что сможет раздвинуть части железной преграды. К сожалению, ничего не вышло. Однако так просто сдаваться никто не собирался. Они ведь только пришли!

Младший Уильямс же решил действовать более импровизированно. Нередко именно такой подход к делу спасал им жизни. Крис подошёл к двери и всего лишь приложил к ней руку. Медик знал, что у брата вряд ли что-то выйдет. Магия не действовала, и это не являлось секретом для неуёмного ведьмака. И всё же Джейсон подметил, что делать хоть что-то — всё же лучше, чем не делать ничего. По крайне мере у них есть надежда.

Мышцы на лице Кристофера изнеможённо скривились, будто причиняли хозяину боль. Поразительно: после долгих мыслительных усилий дверь начала поддаваться! Старший колдун ошарашенно глядел на происходящее чудо. Металл гнулся и душераздирающе скрипел. По пластинам пошли серебристые трещины. Это удивило даже Блэк, повидавшую за всё это время бесчисленное множество странностей. Необъяснимо, но в конце концов врата разорвались пополам, разрешая любому желающему пройти.

— Круто, круто, круто. Да ты у нас просто специалист по дверям! − поразился Джейсон, не понимая, как что-то подобное могло произойти.

Не к добру это. Ничего не даётся слишком легко, даже магам. Особенно магам. Особенно Уильямсам. Но хотя бы путь оказался свободен.

Настороженно друзья проникли туда, куда жизнь уже давно оставила попытки наведаться. Джейсон то и дело поглядывал на Хантер. Всё время казалось, что девушка замёрзнет от холода. Но та спокойно преодолевала коридор за коридором, даже не подавая виду. Сосредоточенное лицо эфемерной покрылось тенью от сфер, придавая ей ещё более серьёзный вид.

Наконец троица добралась до входа в основную лабораторию. Однако их вновь встретила недружелюбная дверь. Проход надёжно защищал пульт управления с кодовым замком. Но не всё так плохо. Колдуны, благодаря своему росту, могли видеть сквозь длинное и прочное стекло то, что творилось внутри. Помещение не просто забросили. Спешно покинули, оставив бескультурно разбросанными машины для экспериментов. Даже в больнице Джейсон не видел такого вида установок. Аппараты напоминали пыточные приборы, нежели плоды науки.

Времени любоваться агрегатами зейдовых магов не было. Крис то и дело недовольно жужжал что-то под ухо. Его голос становился всё больше и больше похожим на визг. И старший брат прекрасно понимал, что родственник нервничает. Не желая мучить Кристофера ожиданием, хирург-резидент ввёл код на древней плите. Он смог добраться до пульта управления. Знания, полученные в ходе разговора с Сэм очень пригодились.

Вместе с панелью для активации двери из стены вылезла и фарфоровая чаша. Следом Крис повернулся к Хантер. В левой руке появился атам, а десницей парень взял ладонь девушки. Светловолосый ведьмак видел, как безгранично Блэк доверяет Крису. И у него что-то защемило в груди. Необъяснимое волнение победило все гормоны счастья.

Тем временем младший Уильямс уже успел порезать руку подруге. Кровь сразу же оказалась в специальном сосуде. Густая жидкость всё заполняла и заполняла чашу, но ничего не происходило. Дверь так и не открылась.

Кристофер ударил ногой врата в лабораторию, от чего заставил охотницу вздрогнуть. Его голос ревел, словно разъярённый зверь. Громыхания раздавались на весь коридор, как пить дать, и дальше. И пока упрямый колдун вымещал злость на металлической преграде, Джейсон залечил рану Хантер.

− Там заперто, братишка, − констатировал факт медик.

− А то я не понял! — закричал Крис, продолжал стучать по двери всем, чем мог. — Почему не сработало?! Почему, чёрт возьми?!

− Может, хотя бы эта хрень открывается магией? — размышляла Блэк, оттаскивая парня от стены.

− Короче: Джей, ты знаешь заклинание? — мгновенно повернулся к старшему брату маг и почесал нос.

В глазах читалась огромная надежда. Словно просил старшего брата починить сломанную машинку. С какой же горестью пришлось обмануть его ожидания.

− Если бы знал, что-то уже сделал, − с сожалением произнёс хирург-резидент. — Но я что-нибудь придумаю. Обязательно!

Кристофера такой ответ не устроил. Он всё пытался прощупать дверь вдоль и поперёк. И когда окончательно убедился в том, что её не взломать, начал использовать все возможные способы. Из его рук стали вылетать огненные волны. Одна за другой тепловые энергии поражали металл, подвергая его термической обработке. Жар от пламени, напоминавший костёр от сожжения ведьм в средневековье, мог ощущать даже Джейсон, стоящий позади. Столб такой силы должен был бы разрушить всю лабораторию, но дверь не заимела и царапинки.

− Может, поможешь, bróðir? − раздражённо обратился Крис к старшему Уильямсу.

− Не думаю, что наша магия сработает, − медик виновато почесал затылок.

Он не знал, что делать, но пытался не унывать ради брата. Хоть кто-то из них должен. Это всё, что остаётся.

− Тогда на кой чёрт тебе вообще такая сила?! Ты даже не пользуешься магией! Даже ради спасения жизней! А ведь сейчас на кону именно они!

Крис рубил воздух ладонью.

− Крис, не бурчи на него, − встала на защиту друга Блэк.

Она отвернула молодого колдуна от преграды, чтобы успокоить. Погладила по предплечью. Заглянула в глаза. Помяла рукава рубашки парня.

− Короче: я ничтожен по сравнению с какой-то чёртовой дверью, − огорчённо сделал вывод Кристофер, опуская голову.

Он не желал смотреть на девушку и даже отвёл сферу подальше от себя, скрываясь в тени. Как неприлично!

− Необязательно! — запротестовал Джейсон. — Если лаборатория защищена зейдовыми магами, значит, и открыть её может только тёмная сила. Ты ведь понимаешь меня, братишка?

− Да…. Эй! Погоди, чёрт возьми! — парень воинственно подошёл к светловолосому колдуну. − Я знаю, о чём ты думаешь. И это не самая лучшая твоя идея! На самом деле, это самая тупая идея из всех, что когда-либо приходили тебе в голову! Даже при всей твоей избранности, у тебя не получится….

− Знаю, но у тебя получится, − старший Уильямс положил руку на плечо Кристоферу и улыбнулся в знак поддержки.

− Ты с ума сошёл?! Если она охватит меня, будет проблема похуже dræpr! Ты забыл, что было в прошлый раз?!

− Что вы тут нахрен несёте?! — нахально вступила в разговор Хантер, топая ножкой.

− Мой гениальный брат предлагает мне воспользоваться проклятой тьмой! — в центральной части лба Криса появилось углубление морщин.

Тяжело задышал. Его поразил страх. Чистый и всепоглощающий. Чтобы это определить, и эмпатия не требовалась.

− Извините. Знаю, как это звучит. Правда! Но ещё знаю, что она не сможет охватить тебя, братишка. Я ведь знаю тебя, ты не позволишь этому случиться. Я не позволю этому случиться! Ты мой младший брат, и в тебе немерено добра, которое сможет противостоять любой тьме. Ты всегда мог это! Пожалуйста, просто поверь мне. Ты борешься с этим каждый день, и не знаю, насколько это тяжело, даже представить не могу…. Но я не встречал никого другого, кто бы ещё столько всего делал для людей. И разве это не показатель? Да, это безумно мучительно, понимаю. Но она не смогла охватить тебя за столько лет, и сейчас не сможет. Ведь ты сильнее этого! Обещаю тебе, всё будет в порядке. Просто верь мне, − на глазах медика начали выступать слёзы, но он смог их сдержать.

Комок встал в горле. Парень не хотел, чтобы брату стало ещё тяжелее на душе. А потому одарил того самой тёплой и жизнерадостной улыбкой. Сферы засияли ещё ярче, озаряя весь коридор.

− Нет, нет и нет! Я хочу тебе верить…. Но не хочу пробовать, — Крис сделал глубокий вдох. — Попробую, но… если что-то пойдёт не так, если она хоть на секунду завладеет мной, ты убьёшь меня, Джей. Нельзя, чтобы то, что произошло в Альвхейме, повторилось. Ты всегда сдерживаешь обещания, так пообещай, что убьёшь.

− Нет! И не проси! Давай так, ты замолчишь и откроешь эту дверь, а мы через неделю посмеёмся над этим!

Кристофер удручающе хмыкнул и повернулся к двери. Проглотил слюну, закрыл глаза и начал произносить тёмное заклинание:

— Exorcizamus te…. Adjuro vos audieritis me miseram servitutem… Non est qui resistat me non impedit.

Его ладони покрылись мрачным пламенем. Дверь начала дрожать и светиться рубиновым оттенком. Между магом и металлом возникла необъяснимая связь. Глубокая и уважительная. Каждый скрип напоминал сердцебиение. Вот только чьё?

Врата покорно отъехали в сторону, будто бы Крис был их повелителем. И как только колдун закончил произносить заклинание, он открыл глаза. Они покрылись абсолютной чернотой. На органах зрительной системы совсем невозможно было разглядеть ни одного светлого местечка.

Стало страшно. По-настоящему страшно. Казалось, тьма и вправду охватила ведьмака. Джейсон ошибся. В этот раз брату не удалось. Она оказалась сильнее. Или же парень сам поддался ей? Так или иначе, борьба оказалась проиграна.

Но через мгновение глазные яблоки пришли в норму. Вновь появился белок, а радужка вернулась к зелёному цвету. Ничто не выдавало недавнее использование запретной магии. Ничто, кроме страха в груди и потных ладоней.

Джейсон облегчённо выдохнул. Он и сам до конца не верил, что брат действительно сможет преодолеть тьму. Но в этот момент парень лишь ещё раз убедился, насколько упрямым бывает родственник. Даже тьма не сможет одолеть Криса. Однако неожиданно младший Уильямс начал валиться с ног. Светловолосый маг тут же подхватил парня. Волнение вновь защемило в груди.

Глава

X

Каждая клеточка тела подвергалась тысячью разных пыток одновременно. Это истязало и опьяняло одновременно. Даже лучше зелий «для настроения». Безумный мрак безграничной власти, сопровождаемый назойливым басом контроктавы.

Уничтожение. Страдания. Мука. Мощь. Наслаждение. Тьма.

− Прими свою судьбу, − замурлыкало что-то в голове.

Но по воле богов всё в этой жизни рано или поздно заканчивается. Наступает тишина. Гнетущая. Душная. Сухая. Остаётся лишь беспомощность, бессилие, безразличие.

Кристофер открыл глаза, с трудом понимая, где очнулся. Но раздражающий запах одеколона Джейсона быстро привёл колдуна в чувства. Тимьян и розмарин ударили в нос не хуже нашатыря. Старший брат поддерживал Криса, не давая тому поближе познакомиться с полом. И что-то необъяснимое внутри мага вынудило оттолкнуть медика подальше. Словно от смердящего монстра.

На мгновение младший Уильямс встретился взглядом с недоумевающей Хантер. Девушка выглядела озадаченной, будто бы видела друга в первый раз. И это выражение лица смутило самого парня. Он словно трещал по швам под гнётом серо-голубых глаз.

— Короче: давайте заканчивать с этим, − голос ведьмака, одолевшего тьму, зазвучал в миноре.

Он ощущал вину за то, что так грубо пихнул брата прочь. Однако что-то противно нашёптывало ему не извиняться. Начало казаться, что Джейсон не член семьи, а колоссальная угроза. Оставалось понять: верить этому или нет.

Как только троица прошла в комнату, что так чертовски сильно хотели скрыть зейды, перед ним предстал генератор. Агрегат тянулся до потолка, заставляя обоих Уильямсов почувствовать себя низкорослыми двергами.

Огромный аппарат заполнял большую часть пространства и делился светом с окружением. Каждая кнопка на нём горела отдельным цветом. Панель напоминала радугу, на конце которой лепрекон спрятал бы горшочек с золотом.

Рядом с генератором на стене красовался массивный рычаг. К нему кто-то учтиво прикрепил записку: «Никогда не трогать». Что в принципе не смутило Джейсона, который пытался привести что-то неизвестное в действие.

— Эй, Крис, помоги мне! − позвал хирург-резидент брата.

На долю секунды Кристофер задумался: нужно ли подходить к колдуну? Но затем, как ни в чём ни бывало, приблизился к стене. Джейсон — семья. Не монстр. Без сомнений.

Заржавевшая рукоять с трудом поддавалась. Медленно, но уже хоть что-то. И пока младший Уильямс давил что есть мочи на рычаг, начал жалеть, что не обладает такой развитой мускулатурой как брат. Хилое тело колдуна едва ли действительно помогало в движении переключателя, но хотя бы позволяло парню чувствовать себя полезным. Вдвоём они всё же активировали странное приспособление. И комнату поглотил яркий свет.

Крис закрыл глаза рукавом рубашки. Элементарно запаниковал, ожидая, что это очередное проявление тьмы. Но только помещение вновь погрузилось во мрак, ведьмак понял: дело совсем не в этом. Из ниоткуда по всей комнате начали появляться мужчины в дорогих костюмах. Их длинные чёрные плащи с белой вышивкой не скрывали происхождения незнакомцев. В лабораторию пожаловали зейды.

— Твою мать! − расстроенно воскликнула Хантер.

Гости немедля стали атаковать друзей. Красные лазеры из амулетов, навязанных на руках, то и дело свистели над головой. Ничего нового. Но это никогда не надоест.

Кристофер переместился к Блэк. Не хватало ещё, чтобы она превратилась в труп. Уильямсам приходилось изворачиваться, словно змеям, избегая смертельных лучей. То влево, то вправо, то присесть, как будто урок физкультуры.

В комнате мгновенно раздалось эхо от пальбы. Затхлый воздух наполнился ароматом пригоревшего металла. Уворот и телекинез — залог успеха. Вот только Крису надоело защищаться. Он начал выстреливать молниями по противникам, будто являлся самим Тором.

В пылу битвы парень совсем отошёл от охотницы. Знал, что Джейсон прикроет её. И не ошибся. Ощутил уплотнение магии в воздухе. Звон лазеров об что-то твёрдое. Однако ведьмак не мог себе позволить не убедиться в том, что он прав. Зейды могут и подождать. Младший Уильямс оглянулся и увидел, как брат оберегает девушку от стрельбы прозрачным щитом, созданным из чистой силы. Отлично сыгранная партия.

А сам Кристофер поплатился за секундную слабость. Он отвлёкся, и зейды с удовольствием воспользовались этим. Жгучая боль пронзила живот мага. Парень загнулся, пытаясь прижать рану. Но при этом он не давал возможности себе расслабиться ни на секунду. Продолжал пулять молнии. Только бы поразить врагов. Если бы ещё прицел работал, как надо.

А вот старший брат лишь защищался. Как обычно, вся работа по уничтожению зла ложилась на тощие плечи Криса! И с чего ради кто-то решил назвать Джейсона Избранным?! Кристофер выпустил из рук шаровую молнию, которая под его чутким управлением поразила всех оставшихся врагов. Наконец можно выдохнуть. Или выхаркать кровь.

Раненый колдун упал на пол. Силы покинули его. И рядом тут же повеяло знакомым одеколоном. Тимьян и розмарин. Джейсон не слушал отговорки настырного ведьмака. И чудесное исцеление вернуло упрямому Уильямсу боевой вид.

− Ненавижу этих ублюдков! — подвела итог Хантер, подходя к другу и перезаряжая пистолет.

− Что дальше по плану? — поднимаясь на ноги спросил Кристофер, готовый уничтожить ещё хоть сотню зейдовых магов.

− Сэм никогда не ошибается, поэтому рычаг должен был включить самоуничтожение dræpr. Генератор просто сотрёт их всех. А мы сможем спать спокойно, − пояснил с хирургической точностью резидент.

− Значит, мы можем вернуться домой? — воодушевилась девушка, вытирая платком лицо от крови. — Я бы приняла пару-тройку душей.

− Да. Круто, круто, круто. Но сначала нужно окончательно уничтожить это место. Чтобы такое не повторилось.

Троица возбуждённо выбежала из лаборатории наружу. Всё-таки запах мёртвых не располагал к себе. Свежий воздух опьяняюще проник в лёгкие. Все вместе друзья повернулись в сторону здания, спрятанного в скале. Оно всё ещё выглядело заброшенным. Ведь таким оно и являлось, разве что полное трупов.

— Может, хоть здесь поможешь? − потребовал Крис у брата.

Джейсон устало взмахнул рукой то ли в знак отказа, то ли от скуки. Всё вокруг дебютировало ужасающим взрывом. Разрушительная мощь заставила горы затрястись. Точь-в-точь извержение вулкана в Муспельхейме. И от этого деспотичного содрогания всего и вся Кристофер с Хантер еле держались на ногах. Парень схватил подругу за руку, пытаясь устоять. Сокрушительная магия повергла в прах детище зейдов. Сыграла последняя партия dræpr. И окружение превратилось в пустыню, словно Дикого фикуса никогда и не существовало.

Глава

XI

Особняк Уильямсов покорно ждал хозяев. И они прочувствовали верность дома, расположившись в гостиной. Диваны заскрипели от приземления.

Джейсон вместе с Хантер яро обсуждали то, как воинственно они справились с зейдами. Девушка каждый раз перебивала колдуна. Они не удержались и от издевательств в сторону Совета.

Крис слушал вполуха. Всё обдумывал, как сильно на него могла повлиять вновь разбуженная запрещённая магия. Пытался избавиться от мысли того, как же чертовски приятно его наполнила власть тьмы. Это одурманивало. В кой-то веке мог посоперничать по силе с братом на равных. Кто бы устоял?

И тут Кристофер остановил самого себя. Он не хотел думать о чём-то подобном. Колдун разбирался в собственном разуме, всё больше и больше разрывая моральные устои, привитые ему родителями. В какой-то степени стал бояться того, на что был способен. Казалось, что он не сможет противостоять тьме. А потеря контроля над магией всегда сулила лишь больше смертей.

Маг посмотрел на Джейсона и Хантер. Два самых важных человека в жизни выглядели счастливыми. Нужно ли что-то ещё? Но Крис не мог перестать накручивать в голове целый моток пугающих событий, которые рано или поздно обязательно случатся с друзьями. И во всех вариантах происходящего виновным всегда оказывался сам Кристофер.

Былая радость от огромной силы помутнела угрюмостью будущих смертей. Парень стал бояться не только тьмы, но и самого себя. И даже не помогали воодушевляющие речи медика, который без продыху восславлял способность младшего брата противостоять злобной соседке. Всё же звучало весьма фальшиво.

Непоколебимая вера хирурга-резидента вынудила колдуна вспомнить самую первую встречу с тьмой. Безмятежная детская комната. Мирно сопящий семилетний Джейсон. И лёгкий ветерок из приоткрытого окна.

Вдруг зазвенел телефон. Блэк подскочила с дивана, отвлекая Криса от воспоминаний. Девушка судорожно стала искать смартфон по комнате. И почему она не хранит его в рюкзаке или карманах, как нормальные люди? Как только гостья наконец нашла средство связи, к ней присоединился старший Уильямс. Вдвоём они что-то разглядывали на телефоне, тыкая пальцами в сенсорный экран, как обезьянки.

Крис не понимал, что их так заинтересовало. Да и не хотел знать. Реальный мир будто бы стал беззвучным. А вместо двадцатичетырёхлетнего лица брата колдун видел маленького мальчика, которому хотел подражать и чью силу жаждал иметь. И именно это желание и побудило тогда Кристофера произнести заклинание под кровавой луной. Он до сих пор хранит амулет, который наполнил в ту ночь энергией спутника Земли, в качестве напоминания о величайшей ошибке в жизни.

Внезапно в ведьмака прилетела подушка. Это выбило парня из партитурной хронологии. А затем Хантер воскликнула:

− И почему красивых парней всегда убивают какие-то маньяки?!

− Есть что-нибудь по нашей части? — полюбопытствовал Джейсон, не отрываясь от смартфона.

− Не, ничего интересного. О, хочешь посмотреть фотку? Сергей из криминалистов скинул. Он пишет, что внутренние органы были вырезаны точно и аккуратно. Говорит, филигранная работа.

− Нет, спасибо. Мне этого, знаешь ли, и на работе хватает.

− Жопой чую, что орудие убийства — нож, − в голосе девушки появился пугающий азарт.

− Это слишком очевидно, Хантс, − не удержался от профессионального спора хирург-резидент. Он пригладил волосы. — Какого вида раны на кровеносных сосудах?

− Хер его знает. Сейчас спрошу. Но место преступления — квартира жертвы. Кстати, тут рядом, в пятиэтажке. А что под рукой у всех в квартире? Конечно же нож!

− Да, но, может быть, был взлом, тогда убийца мог просто прийти со своим оружием, − протараторил колдун, а следом раздалась незатейливая мелодия.

− Не, взлома не было. Жертва явно знала убийцу. Почему ты продолжаешь спорить? Я тут коп, в конце-то концов! — возмутилась гостья, спрятав телефон за спиной.

− Быть может, это предчувствие? Так, что пишет Сергей?

− Ты, мать твою, не поверишь! — поскольку собеседник лишь уставился на неё в предвкушении, Блэк продолжила. — Да, орудие — нож, но дело не в этом. Угадай, что нашёл патологоанатом на месте сердца? Чёрный порошок неизвестного происхождения! На кой хрен кому-то вообще класть вместо сердца грёбанный порошок?!

− Что ты имеешь в виду под «неизвестным происхождением»? Насколько неизвестным?

− Настолько, что в нём нет ни единого знакомого материала для кого бы то ни было. Всё ещё не хочешь посмотреть фотки?

Слушая разговор, Кристофер задумался, как бы легко он смог предотвратить все подобные убийства, воспользовавшись тьмой. Её могущество так и призывало к действию. Будь подобная сила на стороне добра, родителей бы не убили, никого бы не убили.

Затем в голову колдуна вновь пришли видения прошлого. Вид истинной тьмы встал перед глазами. Безмерная фигура чистой мглы, возникшая рядом с кроватью ничего не подозревающего старшего брата, и жуткий страх, поразивший пятилетнего Криса в тот момент. Но в ту ночь юный маг сумел побороть эмоции, бросившись на тьму ради спасения Джейсона. И больше ни на секунду не пожалел об этом.

В свете кровавой луны Кристофер принял удар на себя, дабы не позволить злу убить члена семьи. Точно так же он поступал и сотню раз после. И всё же только сейчас, наблюдая, как медик и полицейская спорят о расследовании, к которому не имеют никакого отношения, Уильямс внезапно начал ощущать непреодолимое желание подвергнуть Джейсона всей боли, что пришлось пережить ему самому. И эти мысли напугали самого Криса. Парень понимал, что не собирается причинять светловолосому колдуну вреда. Но разобраться, чьи же мысли вдруг возникли у него в разуме, хозяин дома не мог.

− Эй, Крис, а ты что думаешь? — вывел его из размышлений игривый голос Хантер.

− Что? — переспросил ведьмак, приоткрывая рот и ёрзая на диване.

− Ты опять ни хера не слушал?! Ну ты даёшь, Уильямс!

− Что думаешь насчёт ведьмовской смеси? — повторил вопрос хирург-резидент.

− Что я думаю? — неожиданно маг стал теряться в собственной голове. Не знал, охватывает ли его в этот момент тьма. Но зато твёрдо был уверен в том, как сильно из-за неё он способен навредить тем, кого любит. — Я думаю, что всё это чушь собачья!

− Ты об убийстве или о нашей теории? — недоумевающе спросила девушка, покусывая большой палец.

− Я обо всём этом! — ведьмак подскочил на ноги, размахивая руками. Это помогло набраться сил для того, чтобы совершить задуманное. — Всё это «общение» магических созданий и эфемерных! Это чушь!

− Братишка, о чём ты говоришь? — Джейсон растерянно смотрел на члена семьи.

Его выражение лица потеряло прежнюю улыбку. Уголки широкого рта опустились. Быстро заморгал.

− Ты серьёзно, Джей?! Хочешь и дальше продолжать притворяться?! Как будто колдуны и вправду могут дружить с людьми?! — парень знал, на какие клавиши души нужно нажать, чтобы обидеть родных посильнее. — Да брось ты!

− Не знаю, что на тебя нашло Крис, но лучше тебе перестать вести себя, как мудак, − высказалась Блэк, посильнее сжимая в руках телефон.

− Так я теперь мудак?! Что ж ты не сказала так своему отцу, когда он прострелили тебе грудину?! — слова обжигали горло Уильямса, но он продолжал, еле сдерживаясь оттого, чтобы тут же извиниться и обнять подругу.

− Иди в жопу, Крис! — гостью начинало трясти, а её жалостливый вид резко превратился в красочно звучащую ненависть.

− Ой, да ладно тебе, Хантс. Ты как-то пообещала мне, что я никогда не увижу твоих слёз, так что сдержи слово. Не хочу, чтобы ковёр отсырел от выделений смертной.

Голос периодически взвизгивал, словно треугольник, пропустивший все репетиции оркестра. Для уверенности Кристофер скрестил руки на груди.

− Крис, заткнись! — процедил сквозь зубы старший брат, подходя ближе и чуть закрывая девушку собой. Он погладил шею сзади.

− Благотворительность окончена, Джей. Расслабься, − Хантер никак не уходила, и это вынудило мага прибегнуть ко всему жестокому, что копилось внутри него. — Короче: bróðir, с меня хватит притворяться! Тошнит уже от человеческого запаха в этом доме! Тем более от охотничьего смрада! Чёрт возьми, мы члены древнего рода колдунов, а не приют для неудачниц, у которых нет друзей!

− Знаешь, Крис, с меня тоже хватит. Я не собираюсь выслушивать это дерьмо, − подруга не выдержала и направилась к выходу. Наконец-то!

Джейсон попытался её остановить, но получил лишь в ответ целую тираду нецензурной брани. Задорный хвостик рыже-русых волос стремительно удалялся по коридору. Если бы причёски могли убивать, весь особняк превратился бы в груду хлама.

Кристофер страстно хотел вернуть Блэк. Побежать за ней и извиниться на всех языках, что знал. Однако понимал: ей безопаснее будет вдали от него. Парень не мог допустить, чтобы его тьма как-то повлияла на подругу. Продолжал убеждать себя, что поступил так исключительно для её блага. И всё же что-то внутри него жалобно играло на расстроенной скрипке. Он уже скучал по Хантер.

Раздумывать о том, как будет лучше для Блэк, Крис больше не мог. Он оказался прижат спиной к стене. Старший брат схватил его за воротник, не позволяя двинуться. На больших руках медика угрожающе вздыбились вены. Ещё чуть-чуть, и он бы поднял парня в воздух. Взгляд сверкал злостью, которую прежде Кристофер никогда не видел. И даже овальное лицо Джейсона приобрело новую форму. Более угловатую.

− Какого чёрта, Крис?! — рявкнул обычно спокойный Уильямс.

Он сжал идеальные зубы до тихого скрежета. На щеках выступили желваки.

− Она просто очередная эфемерная, bróðir. Успокойся, − оправдывался маг с каштановыми волосами, пытаясь высвободиться из мёртвой хватки.

− Просто очередная эфемерная?! Та сама очередная эфемерная, которой ты рассказал, кем являешься на самом деле в первые же десять минут знакомства?!

− Я был наивным ребёнком. Но я вырос из этого, и тебе советую.

Неожиданно хирург-резидент отлетел через всю комнату. Крис и сам не понял, как воспользовался магией. Тело брата ударилось об обгоревший сервант, а затем повалилось на пол. Кристофер посмотрел на ладони. Их охватило чёрное пламя. Но головной боли не было.

Глава

XII

День выдался тяжёлым. Пациенты один за другим умирали в собственных палатах. Новый наркотик, словно электрический ток, поражал по цепочке жителей города. Джейсон устал слушать последние слова бьющихся в агонии больных. Ни одно лекарство не помогало, и морг пополнялся всё новыми и новыми клиентами.

Уильямс с трудом сдерживался, чтобы не использовать магию. Он обладал даром исцеления, но так ни разу и не применил его на умирающих людях. Не осмеливался нарушить запрет. Ни один смертный не должен был узнать о существовании колдовства. Это то, что упорно и долго вдалбливала мать обоим сыновьям, пугая сожжением на костре и гневом Совета. И ведьмак помнил об этом каждое мгновение.

Ещё один пациент перестал дышать. Ещё один пульсометр-оксиметр перестал снимать показания. Ещё одна кривая превратилась в ровную линию смерти. А Джейсон всё так же ничего не сделал, чтобы помочь ему. И чувство сухой бездушности кололо хирурга-резидента в самое сердце. Это вынудило колдуна выйти на улицу.

Моросил лёгкий дождь. Глаза слипались. Отрезвляющая сырость назойливо опускалась на плечи медика. Рабочая футболка тяжелела с каждой каплей, вынуждая Уильямса сесть на мокрую лавочку. Наблюдая за тем, как суетятся другие работники больницы, маг начал думать о поведении брата. Раз за разом он прокручивал в голове грубость Криса, анализируя голос и лицевые мышцы.

И чем больше мелочей прошлого восстанавливала лимбическая система, тем страшнее становилось парню. Но несмотря на это колдун отказывался верить в то, что Кристофер действительно ненавидел Хантер. Это не могло быть правдой. Только не в этой вселенной. По крайне мере в такой мир пытался убедить сам себя Джейсон.

Неожиданно прямо к главному входу подъехал дребезжащий джип. Водителя явно не интересовал бордюр или пешеходы. Неопрятный мужчина лет тридцати выскочил из автомобиля, расталкивая медбратьев, решивших напомнить ему о нормах приличия. Он бешено вытащил с пассажирского сиденья девушку в бессознательном состоянии.

Мгновение, и на улице уже оказался заведующий отделением. Крыльцо наполнилось криками и спорами. Вокруг замельтешили коллеги в характерных цветных костюмах. Хирург-резидент не слушал пререкания, а пытался сообразить, чем может помочь.

— Доктор Уильямс! − хрипло позвал старший ординатор.

И вся бравада медиков забежала внутрь.

Джейсон привычно осматривал очередную жертву наркотиков. Тщательно проверял, как раствор вливается по каплям внутривенно, возвращая пациентке ровное дыхание. Ещё пару минут назад врачи не могли стабилизировать состояние девушки, и вот она уже бездвижно лежит на койке. Хирургу-резиденту всё ещё приходилось утирать пену около её рта, но он желал удержать наркоманку на этом свете любыми способами. Почти любыми. Уильямс за целый день достаточно насмотрелся на любителей психотропных веществ, испускающих последние дух каждую секунду, чтобы за ранее предугадать исход. Прогноз не утешал.

А рядом всё надоедал тот, кто привёз в госпиталь новую зависимую душу. Из нервных и некультурных восклицаний колдун понял, что этот мужчина никуда не уйдёт. Уж чересчур много он повторил это. Парень подметил, что человек и сам не был трезв. Но лезть в чужую жизнь не любил. Лишь надеялся, что незнакомец не устроит беспредел. Люди, обитающие в нижнем городе, отнюдь не ценили порядок.

− Вы могли бы пока заполнить форму о страховке, − посоветовал Джейсон, лишь бы избавиться от переживающего мужчины.

− У меня нет чёртовой страховки, − прогремел прокуренный голос.

− В таком случае вам здесь не место, − строго ответил заведующий отделением.

Ведьмак и не заметил, как коротконогий наставник оказался в палате.

− Вы бы всё равно сходили в регистратуру. Уверен, там придумают, как вам помочь. Может, просто дадут рассрочку, − не унимался маг, искренне стремясь помочь. А как по-другому?!

− Доктор Уильямс! — остановил его старший в больничной иерархии. — Тем, у кого нет страховки, здесь не место. Таков закон.

− Это была ближайшая больница, что я должен был делать?! Просто спасите мою сестру! Это всё, о чём я, чёрт возьми, прошу. Я заплачу любую сумму, − карие глаза пьяного водителя излучали жалость и отчаянную мольбу.

− Попробуйте просто договориться в приёмном отделении. Всё-таки узнайте, что да как. Я уверен, вам помогут, − настаивал парень, приглаживая волосы и избегая гневных взглядов коллеги.

Мужчина согласился. В компании заведующего отделением он направился к лифту, с каждым шагом всё больше напоминая подстреленного волка. Так обычно и выглядела необеспеченная часть города. Эти люди сражались с тем, что страшнее зейдовых магов. Они боролись с зависимостью.

Джейсон перевёл взгляд на пациентку. Сквозь впалые щёки и заплывшие глаза резидент разглядел пугающий факт — девушка была не старше Криса. Совсем ещё юная и беззащитная брюнетка, чей брат не находит себе места.

Яркая лампа, висящая на середине палаты, одаряла умирающую невинной тенью. На секунду показалось, что наркоманка перестала дышать. Медик судорожно начал проверять то электрокардиограмму, то систему. Тысяча возможных сценариев стучали в голове. Джейсон уже готовился решать любую возникшую проблему. Однако мониторинг оповещал о слабой, но всё ещё жизни.

Другие пациенты с интересом наблюдали за доктором, не отходящим от очередной гнилой души. Парень слышал, как они еле слышно обсуждали его поведение, ехидно смеясь над собственными шутками. Маг спокойно предоставлял им это. Верил, что таким странным образом им станет лучше, а потому не смел отбирать у больных хоть какой-то намёк на радость.

Колдун вдохнул запах хлорки, которую тут и там разбрызгивала медсестра, а затем задвинул ширму вокруг койки. Оливковые глаза вновь устремились на брюнетку. Перед ним лежала чья-то младшая сестра. Неважно, по какой причине она оказалась на смертном одре, ей нужна помощь. Джейсон и представить себе не мог, что бы чувствовал, окажись в таком состоянии Крис.

В голове всё ещё вертелся властный голос матери. Маг помнил слово в слово историю о сожжённых ведьмах. В детстве каждое предложение пугало его до чёртиков. Но внезапно он больше не боялся. Уильямс наплевал на страх ради чьей-то сестры.

Всего один раз, всего одно пренебрежение закона, всего одно исцеление и девушка вновь сможет обнять брата. Хирург-резидент поднёс руки к изломанному молодому телу. Знал, что нужно действовать быстро, чтобы его не застукали. Однако пойти против правил матери оказалось тяжелее, чем всего лишь думать об этом.

Могущественная сила уже собралась в ладонях ведьмака. А рядом на соседних койках в этот момент лежали ещё с десяток точно таких же больных. От осознания этого у парня засосало под ложечкой. Он начал думать, не должен ли помочь и остальным. Но между ними и одной умирающей наркоманкой существовала значимая разница — она лежала без чувств.

И горячий поток целительной энергии вырвался из рук мага. Джейсон смог продлить жизнь чьей-то сестре хотя бы до следующей передозировки. А всё остальное больше не имело значения. Брюнетка открыла глаза. И тут же, словно по необъяснимой семейной связи, штору одёрнул пьяный мужчина.

В конце рабочего дня Уильямс из последних сил плёлся по подземной парковке. Несмотря на хроническую усталость, он не мог перестать улыбаться. Счастливые лица жителей нижнего города так надёжно отпечатались в памяти, что придавали дополнительные силы.

По пути к машине маг продолжал убеждать себя, что угрозами мать старалась защитить обоих отпрысков. Она не хотела напугать сыновей, а лишь предупредить. И это навело резидента на мысль о том, что, быть может, тоже самое делает сейчас и Крис. Младший брат никогда не боялся страшилок, даже наоборот, любил и сам их выдумывать. Вероятно, в этот раз Кристофер решил таким образом напугать Хантер, чтобы от чего-то оградить. Но вот от чего?

Дойдя до любимого доджа, колдун заметил проколотые шины. Спортивная сумка выскочила из рук и с разочаровывающим стуком приземлилась на бетон. А затем парень услышал глухое эхо:

− Доктор Уильямс!

− Доктор Деви, − определил собеседника по голосу Джейсон. Он повернулся к заведующему отделения. Скулы уже начинало сводить от радости.

− Я простил тебе ту выходку на операции чиновника только потому, что твой профессор хорошо отзывается о тебе, − угрожающий тон мужчины угнетал мага. — И теперь ты вновь меня подводишь. Думаешь, что можно так просто идти против меня при пациентах?

− Извините. Я… я просто хотел помочь…. Извините….

− Ещё одной такой фортель, и ты будешь далеко не первым белым мальчиком, вылетевшим из этой больницы. Подумай об этом. А пока будешь работать без выходных, полными сменами. Когда медсёстры будут уходить домой, ты будешь продолжать менять утки. Ясно? — наставник бросил на Уильямса ядовитый взгляд и удалился, исчезнув среди дорогущих автомобилей.

В горле пересохло. Ведьмаку ничего не оставалось, кроме как достать запаску из багажника. Его не волновала ненависть коллеги. Все невзгоды меркли по сравнению с тем, насколько благодарно на него смотрел тот пьяный незнакомец.

Глава

XIII

Игра на пианино расслабляла Криса. Лёгкие перебирания пальцев по клавишам из слоновой кости очищали разум. Каждая нота вибрировала на подушечках, пробуждая магию в конечностях. Мелодия сама по себе лилась по комнате, ведомая лишь врождённым талантом.

Нет лучше места для раздумий, чем кожаная банкетка перед чёрными и белыми кнопками. Безмятежность и полный контроль над движениями. А больше ничего и не требовалось. Вот только музыка всё чаще уходила в минор. И ничего не поделаешь. Комок встал в горле.

Есть что-то такое в игре на столь простом инструменте. Чёрные — это чёрные; белые — это белые. Свет и тьма. Существовала чёткая граница между ними. Однако только когда пальцы затрагивали и те, и те, звучала душещипательная мелодия. Полный контроль. А ведь родители с детства учили братьев о том, что магия хорошая, если направлена на добро, и дурная — если на причинение вреда.

Сколько ещё плохой магии в мире? Где те, которые в этот самый момент планируют очередное убийство? Как быстро случится ещё один штурм спокойной жизни?

К сожалению, насладиться ферматой в кульминации ему не дали. Около правого уха раздалась свирель. Запах горелого дерева заполнил комнату. И уже перед глазами, на корпусе фортепиано, зияла чернота, даже темнее самого дерева.

Не раздумывая, Крис переместился к окну. Так он смог увидеть, кто на него напал. Посреди спальни стояло трое зейдов. Хантер оказалась права: те ещё тараканы.

И лишь в голове промелькнула мысль об уничтожении врагов, те тут же разорвались на маленькие мясные кусочки. Чёрная кровь заляпала всю комнату, а прямиком на кровать приземлилась светловолосая голова. Точь-в-точь человеческая.

Кристофер перевёл взгляд на ладони. Их будто кто-то покрыл углём. Агатовое пламя играло между пальцами. Такого уже не случалось лет семь, если не считать происшествия в Диком фикусе. Это тьма. Ровно как тогда, в Альвхейме.

Прошлое не должно повториться. Ни за что. До тех пор, пока Крис не издаст последний вздох. Он пообещал это себе ещё стоя на руинах эльфийского мира.

Однако, какими бы сложными ни были школьные годы, рядом всегда крутилась одна эфемерная. Шутки и издёвки — вот, что отвлекало парня от тьмы, живущей внутри.

Отчего-то, находясь в окружении ошмётков зейдовых магов, все мысли занимала только Хантер. То, как он с ней обошёлся, терзало колдуна. Ведь, чёрт возьми, Джейсон прав! Кристофер выдал ей секрет в первые же минуты знакомства. Тот поворотный перерыв на обед в школе навсегда проник в укромный уголок сознания и не собирался оттуда вылезать.

Последовав за маленькой рыжей девчушкой прочь из класса, десятилетний Крис и не ожидал, что найдёт её сидящей на подоконнике в коридоре. Мальчик крепко держал в руках коробку для ланча, надеясь избежать вопросов смертной учительницы.

Юный маг уверенно направился к однокласснице, минуя стену из разноцветных шкафчиков. Но по одному взгляду девочки понял, что ему совсем не рады. Большие серо-голубые глаза угрожающе уставились на маленького ведьмака. От страха Уильямс остановился и опустил голову, уставившись на синие кроссовки. Но желание пообщаться с одной из эфемерных не пропало.

Незнакомая в тот момент школьница поджала ноги, и Уильямс расценил это как приглашение. Подсел рядом. Вместо возмущения раздалось лишь шмыганье носом. Уже хоть что-то.

− Привет, я Крис, − мальчик дружелюбно протянул руку однокласснице, как учил Джейсон.

Девочка взаимностью не ответила. Она испуганно уставилась на колдуна, чем вынудила покраснеть от стыда. Ладони неприятно вспотели.

− А тебя… как… зовут? — с последней нотой надежды спросил Крис, сжимая кулачки.

И каково же было его удивление, когда он таки услышал ответ:

− Хантер.

Так далеко он не планировал свои действия. Понятия не имел, что делать дальше. А ведь уходить совсем не хотелось. Однако он промедлил слишком долго, и одноклассница уставилась в окно.

Тут-то Кристофер и вспомнил о заветной коробочке с едой, которую мама упаковала со всей необъятной любовью. Как только он открыл ланч-бокс, оттуда повалил запах печёных фруктов. Услышав дико урчащий желудок Хантер, колдун протянул ей один кусочек. К счастью, от съестного зашуганная эфемерная не отказалась. В эту секунду ведьмак не смог сдержать улыбку.

− Ты грустная, − наивно протянул Уильямс, выбирая в коробке кусок послаще.

− Мой батя не умеет так варганить. Реально вкусно…. Спасибо, − ещё не прожевав поблагодарила девочка, вся измазанная во фруктах.

Поразительно, как это её не обжёг только что подогретый магией кусочек. Неужели можно быть настолько голодной?

− Хочешь увидеть что-то интересное? — предложил беззаботно колдун.

Крис ещё сомневался, демонстрировать ли способности обычной смертной, но как только та начала быстро кивать, дилемма решилась сама собой. Он смог завладеть вниманием одноклассницы, теперь отступать уже нельзя. Казалось, что даже веснушки на широких скулах ожидали представления.

Кристофер слегка подпрыгнул на месте от предвкушения. Он сложил одну ногу на другую, но всё продолжал суетиться. Ведь что будет, если об этом узнает мама? Пальцы нервно застучали по коленям, словно по клавишам пианино.

Но тут мальчик наконец собрался и начал медленно поднимать левую руку, направляя телекинез прямиком на бокс. И в то же мгновение коробка стала вздыматься вверх. Боль в висках запульсировала.

Уильямс внимательно следил за поражённой Хантер. Она протёрла глаза. Смесь радости и шока на её лице внушила ему ещё больше уверенности. Потому, как только ланч-бокс приземлился обратно на подоконник, юный маг решил сыграть по-крупному. Он поднял вверх саму девочку.

Одноклассница плыла по воздуху, звонко смеясь. В кой то веке и на её мордашке засияла улыбка. Вот, ради чего он жил все эти годы. Чтобы как можно чаще вынуждать грустную девчонку улыбаться. Хотя, опять же, ей сложно будет улыбаться, если тьма убьёт её. Нет. То, что случилось в Альвхейме, не может повториться.

Осознав правильность сделанного выбора, Крис вернулся к реальности. К грязной, смердящей тухлым мясом и серой реальности. К той, где одно лишь заклинание может очистить комнату от мёртвых врагов, где головной боли почему-то нет.

Глава

XIV

Очередное утро началось с чтения новенького учебника по сосудистой хирургии. Ординаторская была пуста. Конечно, кому же захочется сидеть на работе за два часа до смены. Никому. Кроме наказанного за доброту Джейсона.

Медсёстрам уже не требовалась помощь, а потому парень мог расслабиться, погрузившись в воспаления стенок артерий. Возможность помочь людям без использования магии казалась чересчур привлекательной. Ради этого Джейсон и пошёл в медицину. Если бы ещё зрение не падало в геометрической прогрессии от каждой прочитанной книги.

Предназначение, для которого он был избран, никогда не нравилось Уильямсу. Даже наоборот. Пугало. И хотя к ответственности медик уже давно привык, само исполнение, которое требовалось для поддержания гармонии в мире — хуже переполненной утки.

Диван, на котором сидел хирург-резидент, оставлял желать лучшего. Твёрдый. Скрипящий. Колючий. Прямо как доктор Деви. Но после отработанной смены и такой сгодится для уставших ног.

И раз есть ещё минутка тишины, самое время размяться. Хотя Джейсон уже давно не занимался волейболом, он не желал, чтобы все мышцы с концами атрофировались. Надо же как-то убивать зейдов без магии.

Вот только стоило колдуну встать с дивана, в глазах тут же потемнело. Звон в ушах до боли. Сухость во рту. Нет, это явно не обморок. Тому подтверждение протяжный голос, стучащий в голове:

− Джейсон Хальфсен Уильямс, Совет ожидает Вашего немедленного присутствия в зале заседания.

Если доктор Деви не застанет парня на месте, из дополнительных смен Джейсон уже до конца своих дней не вылезет. Однако, если идти против богов и гигантов, избранности и предназначения, можно столкнуться с ещё более ужасными последствиями. На чаше весов оказались два долга. Медика и Избранного. Смертного и потомственного колдуна. Деваться некуда.

Просторный светлый зал не часто принимал у себя гостей, но Уильямсы всегда считались безрассудным исключением. Они являлись одними из тех, с кем Совет девяти миров не гнушался встречаться лично. Тысячелетняя история фамилии и избранность одного представителя записала колдунов в список особо важных персон. Будь они не ладны.

Стены палаты украшали редкие цветы, собранные со всех сообществ. Некоторые из них даже такой опытный ботаник, как Джейсон, не узнавал. Неудивительно. В конце-то концов, он посещал далеко не все биогеоценозы. Да и в саду на заднем дворе посадишь не так уж и много. Но вот молодую луговую дернину, покрывающую пол, парень приметил ещё в первое знакомство с Советом. Вместо потолка всё также царствовало голубое небо. Бесконечный день, вероятно, сводит с ума парламентёров. Оттого они и вечно серьёзные.

Обычно встречи со всемогущими существами начинались с просмотра памяти ораторов. Этим, как правило, занималась богиня Эйр. Несмотря на полнейшее вторжение в личную жизнь, парень симпатизировал представительнице Асгарда. И не мудрено, она ведь покровительствовала врачам. Но в этот раз всё было по-другому.

Изменения в протоколе — полбеды. Никто так и не начинал говорить — вот, что пугало. В предыдущие разы посланники семи миров не скупились на словах. Им только дай волю, обвинить в чём угодно Уильямсов. Хотя, конечно, небезосновательно.

Захотелось воды. В горле будто поселилась пустыня. Но боги никогда бы не снизошли до просьбы обычного мага. Даже Избранного. Слишком уж они эгоистичны и горделивы. Оставалось только смотреть на целительницу. Она, как и все остальные, восседала за мраморным полукруглым столом. Васильковые глаза устремились куда-то в сторону. Будто богиню что-то смущало.

Тут холщовая повязка на лбу Эйр загорелась светло-голубым сиянием. Вероятно, вторглась в лимбическую систему остальных парламентёров. Вот только зачем?

Тонкие и длинные руки врачевательницы взмыли вверх, звеня браслетами. Она установила телепатическую связь, как пить дать. Но разве это стоит присутствия Избранного?

Джейсон молчал. Не смел начать разговор раньше, чем Совет. Это было бы грубейшим нарушение правил приличия. А мать воспитывала его не таким. К сожалению, Криса воспитать так и не удалось.

Вдруг грубые очертания лица представительницы Асгарда стали более напряжёнными. Толстый нос сморщился от недовольства. Что бы ни обсуждали парламентёры, это явно не нравилось покровительнице врачей.

Затем дочь главного эльфа, восседающая за столом лишь из-за родственных связей, кашлянула. Джейсон словно вышел из комы. Наконец хоть какой-то звук! Он облизнул губы и расчесал пальцами волосы.

И, как гром среди ясного неба, альв Рэгнволд всё же начал диалог:

− Совет призвал тебя, Джейсон Хальфсен Уильямс, для того, чтобы ты оправдал возложенные на тебя при рождении надежды. Сейчас требуется твоя помощь не только Совету, но и мне лично. Будущее всего Альвхейма в опасности. Над нами навис дамоклов меч. И хочу напомнить тебе, что отчасти в этом виноваты вы с братом. Впрочем, вы далеко не первые маги, которые пожелали нарушить целостность общины эльфов.

Великое существо, издревле заведующее Советом, вдруг осеклось. Представитель того, что осталось от Альвхейма, сглотнул слюну. И даже остальные члены Совета опустили головы. Наступила минута молчания. Неудивительно, геноцид светлых эльфов незадолго после войны поверг в шок всё магическое сообщество всего лишь пять лет назад.

Резидент потупил взгляд. Кровь оперативно прилила к щекам. Горький стыд ни с чем ни спутаешь. Позор. Вина за весь колдовской вид. Парень выглядел, словно нашкодивший щенок. Впрочем именно так он себя и чувствовал.

А затем тонкая фигура в зелёном плаще посмотрела на Джейсона сверху вниз, одним взглядом выражая столько презрения, что маг счёл себя низким и недостойным. Все хорошие поступки внезапно испарились. Остался лишь провал во всех ипостасях.

− Что было, то было, − неожиданно сказала богиня Хель невероятно низким голосом. Она сутулилась, как всегда. — Мы здесь не ради умерших. Им уже не вернуться из Хельхейма. Сейчас куда важнее будущее.

Ледяной и огненный гиганты, сидящие по бокам стола, одновременно сплюнули. Кристаллики и языки пламени посыпались с обеих сторон. Уильямс не знал, радоваться этому или нет.

− Не нужно спешить, − по-старчески протянула богиня Фрейя, заплетая медные волосы в бесчисленные косички. — Я всё же призываю Совет ещё раз всё обдумать. Даже передумать! Мы столько усилий приложили и ради чего? Чтобы позволить магу вновь участвовать в судьбе альвов?! Сначала люди своими кострами добились того, чтобы парламентёра Мидгарда исключили из Совета, затем доккальвы устроили войну с альвами, и мы потеряли ещё одного посланника…. Неужели вы не видите закономерности, уважаемые послы? Раз маги устроили тотальное истребление альвов, они должны завершить свой путь….

− Путь ненависти? — решила принять участие в консилиуме богиня Йорд. От её слов даже трава на земле слегка почахла. — Против природы идти не позволено никому, но не стоит же ускорять дорогу в Хельхейм. Я согласна с тем, что будущее Альвхейма следует уберечь, но не этому юноше. Обратите внимание на порывы Избранного пойти против самой природы. Самой природы! Он вновь и вновь пытается отказаться от своего предназначения, своей судьбы, своей сущности…. Немыслимо. Немыслимо. Немыслимо. Непозволительное безрассудство! Безрассудство! Избранность — это то, с чем рождаются, точно так же, как с сердцем и другими органами. Нельзя отказаться от этого. Нельзя!

Повелительница земли не на шутку взбесилась. Ещё чуть-чуть и давление подскочит, как пить дать. Никакие лекарство потом не помогут успокоить саму природу. Её нефритовые длинные волосы разлетались в разные стороны, словно живые лианы по джунглям, ищущие жертву.

В груди Уильямса возникла неожиданная боль. Мышцы или всё же сердце? Тяжело одновременно знать строение собственного тела и в тот же момент не ведать вовсе. Неужели это так подействовали слова посланницы Йотунхейма.

− Мы вызвали его сюда не для того, чтобы судить, − вступила Фрейя.

Её худощавое лицо выглядело устрашающе. Однако от впалых щёк оторваться оказалось сложно. И это несмотря на то, что под багряной тальмой не наблюдалось никакой другой одежды, кроме золотого ожерелья. Страх приковывал к богине любви. Сострадание, которым славилась представительница Ванахейма, ни с того ни с сего проявилось самым невообразимым образом.

− Мы уже лишили его способности оживлять мысли. Он понёс достойное наказание былым ошибкам, − в очередной раз прорезался голос у Рэгнволда. — Отбросьте все предрассудки. Я лично выбрал его. При всём уважении, это напрямую касается лишь меня.

Гиганты вновь сплюнули. Их политики Джейсон никогда не понимал.

− Джейсон Хальфсен Уильямс, − продолжал светлый эльф. − Ты назначаешься личным берсерком для моей дочери — Анники.

Дочь главного альва недовольно съёжилась. Демонстративно отвернулась. Фыркнула.

А в этом время плечи парня вдруг заметно потяжелели. Ещё одна ответственность. Ещё один долг. И при всём этом поручительстве колдун чувствовал себя абсолютно беспомощным.

− Это… это большая честь, − начал заикаться хирург-резидент. — Извините… извините меня…. Простите…. Но…. Просто…. Могу… могу я узнать… пожалуйста…. При… при всём уважении…. Зачем?

− Разумный вопрос, − вмешалась в разговор богиня Хель. — Поистине твоя матушка наделила тебя выдающимся умом.

По надменному и монотонному голосу повелительницы туманного царства сложно было определить, издевается она или действительно делает комплимент. И её наполовину мёртвое лицо не упрощало задачу.

Все мышцы медика напряглись. Лучше бы придерживаться тактики согласия, лишь бы поддержать мир с парламентёрами. Однако бездумно соглашаться на что бы то ни было у Джейсона не входило в привычку.

− Я разъясню, − устало выдохнул Рэгнволд. — Неужели ты не следишь за новостями всех девяти миров? Это твоя прямая обязанность, Джейсон Хальфсен Уильямс. Обязанность Избранного!

Ну вот. Опять это слово. Обязанность. А где обязанность, там и избранность. Будто от них кому-то станет легче. В горле пересохло уже настолько, что резало горло. Требовалось что-то, содержащее этиловый спирт. Желательно градусов сорок.

− Моя дочь — единственная наследница трона всего Альвхейма, − продолжал тем временем эльф. — И доккальвы объявили на неё охоту. Если они преуспеют, после моей смерти в Альвхейме наступит смута и анархия. Не позволю! Аннику следует уберечь любой ценой. Даже если для этого придётся довериться колдуну!

И вновь минута молчания.

− С этого мгновения, − не унимался альв. − Я передаю под твою защиту мою единственную дочь. Твоя задача не только уберечь Аннику от доккальвов, но и уничтожить всех, кто осмелится тронуть хоть волос с её головы. Тебе ясно, Джейсон Хальфсен Уильямс?!

− Да, уничтожать эльфов колдуны мастера! — вдруг выпалил огненный великан Сурт.

Смех разразился на весь зал, оглушив ведьмака.

Глава

XV

Готовка никогда не удавалась Хантер. Она не понимала, как сделать, чтобы не подгорало то, пропеклось это, как не пересолить или же наоборот засахарить. Всё это не для неё. Удачно смешение всего подряд получалось лишь у Криса. Вот кто уж точно мог стать великим шеф-поваром. Будь он проклят!

Желудок могильно заурчал. К счастью или сожалению, но сейчас от неё требовалось приготовить далеко не ужин. А зелье, блокирующее силы колдунов. Отец сказал, что оно должно выглядеть оранжевым. Но у девушки в кастрюле кипело что-то очень близкое к свежему дерьмецу.

Блэк в сотый раз тыкала измазанными в грибах пальцами в тетрадку с рецептом. Ну, подумаешь, пересыпала того, не добавила этого. Какая разница? Зелье должно быть зельем, оружием смертных против всемогущих магов.

− Сенный ты навозник! — выругалась горе-повариха.

Холодильная камера всё тарахтела, будто бы дико ржала над баландой и самой кухаркой. Если не лишить сил, так убить ведьм уж точно удастся. Хотя бы это старый пердун обязан оценить.

Чего уж говорить о запахе. Выпотрошенные трупы и то приятнее пахнут. Выходит, не все грибы можно нюхать.

Порез от попытки покромсать ингредиенты защипал.

− Грёбанная какашкина лысина!

Но разве можно винить девушку в неспособности приготовить что-то при отсутствии плиты? Конечно, Крис бы справился и с этим. Грёбанный ведьмак. Чтоб ему иглы под ногти воткнулись!

Рядом на обшарпанной табуретке расположись шприцы. Закруглённые. Металлические. Словно из средних веков. Того и гляди, придут чумные доктора. Хотя именно этим, по словам отца, пользуются охотники.

Ноги уже тряслись от напряжения. Хантер провела за этим занятием почти двенадцать часов. Такова учесть семейного дела. Вторую и последнюю табуретку в доме забрал батя. Ему удобно ставить на неё ящики с пивными бутылками. А садиться на дряхлый и скрипящий, словно стая жуков, стол не хотелось. Ещё развалится. Тогда-то огребёшь от старика так, что мало не покажется.

− Навозник дятловый!

Когда всё варево не очень-то аккуратно расплескалось по стальным цилиндрам, настал час суда. Девушка и не догадывалась, как именно отец будет определять готовность грибовницы.

Начинающая охотница отправилась в комнату, которую в приличных семьях принято называть гостиной. Конечно, в полуразваленной халупе любая каморка считалась гостиной, если там можно было споткнуться об пустую банку из-под пива.

Полицейский в отставке восседал на прожжённом сигаретами диване. Если так можно назвать автомобильные кресла, связанные вместе изолентой.

— Задание выполнено, — отчиталась Блэк младшая, отсалютовав.

Вместо ответа она получила лишь протяжную и смачную отрыжку.

Сквозь огромную дырень в полотке, там, где раньше располагалась комната Хантер, светило садящееся солнце. Одинокий луч освещал электрогенератор, который взорвался ещё неделю назад. В тот проклятый момент девушка как раз заливала в старенький агрегат бензин. Порыв разогреть консервированный суп в микроволновке дорого обошёлся. Чудо, что от огня пострадала лишь разорванная по бокам рубашка да штаны. Хотя теперь вещи выглядят прямо чертовски модно.

Хорошо, что пять лет назад Джейсон перестроил микроволновку так, чтобы та работала на аккумуляторе от ноутбука. И даже без магии!

− Теперь мне можно передохнуть? — спросила охотница.

Усталость — это слишком мелкое слово, чтобы описать то, как ужасно ныли все конечности. Горели. Отёк давил на мясо так, будто пытался сделать из девушки отбивную. А про еду и заикаться не стоит. Не есть хотя бы час — уже пытка, чего говорить о двенадцати. Блэк попросту валилась с ног.

− А твои дружки уже высрали последнюю каплю крови? − огрызнулся отец. — Протестируем зелье.

− Сейчас?! — огорчённо переспросила полицейская.

− Сейчас!

Кто ж знал, что сейчас означает не «после плотного ужина». Живот зарычал. Крис мог бы придумать для этого какое-нибудь дурацкое сравнение из мифологии. Но по факту это было лишь рычание голодного желудка. Тошнота встала в горле.

Всё больше думая о сочных рёбрышках, Хантер и не заметила, как уже ехала на пассажирском кресле отцовского пикапа.

− Я всё равно не вкуриваю, почему это не может подождать? — уныло протянула девушка. — Один хер до утра все ведьмы мира не исчезнут.

− Что на небе? — ответил старик, как обычно, вопросом на вопрос.

− Небо? — молодая охотница поморщилась и прищурилась.

− Полнолуние, − бывший коп не сбавлял скорости даже на поворотах.

− И нам на него не насрать потому….

− В полнолуния всегда шабаш. Мы точно знаем, где. Не нужно искать.

− Так, я, конечно, новенькая во всём этом дерьме, но разве это не означает, что у них будет сил хер да маленько?

− А зачем, по-твоему, ты наварила столько растворов?

На мгновение отец повернулся к дочери. Лишь на секунду, но в стеклянных бесцветных глазах промелькнул азарт. Дело пахнет керосином.

Пикап остановился возле автомобильной свалки. Не самое волшебное место. Вряд ли здесь вообще кто-нибудь собирается, не говоря уж о ведьмах. Хантер частенько бывала на тусовках магических созданий. Сборище железа и мусора — совсем не то, что предпочитали сверхъестественные существа. Даже при всех иллюзиях и заклинаниях, скрывающих вечеринки колдунов, друзьях Уильямсов никогда бы не выбрали свалку. Чересчур напыщенные эти индюки-чародеи.

− Иди и разберись с грязными отродьями, − приказал охотник.

− Батя, даже если здесь где-то бродит шабаш, в чём я сильно сомневаюсь…. Ты спятил, если думаешь, что я пойду к ним. В одиночку. С одним пистолетом.

− Убей ведьм. Или не возвращайся домой, − мужчина потянулся и открыл пассажирскую дверь.

Он не шутил. Как всегда. Лёгкий холодок потянулся по ляжкам. Желудок вновь попытался вывернуться наизнанку, пожирая самого себя. Девушка помяла в руках рюкзак со шприцами.

Даже со всей полицейской подготовкой идти маленькой смертной на целый шабаш — самоубийство. Маги обладали исключительным мастерством взрывать всё, что движется. А уж во время полнолуния их силы и того больше!

Джейсон как-то рассказывал Хантер о том, как они с Крисом еле управились с ковеном тринадцати ведьм. Хорошо, что в те времена Джея ещё не лишили силы исполнения желаний. Если уж Уильямсам пришлось потрудиться, что же ждёт простую эфемерную? И ведь тогда не было полнолуния. А сейчас….

Сейчас Блэк пришлось вывалиться из пикапа. Как только обе тоненькие ножки ступили на твёрдую землю, автомобиль сорвался с места. Отец уехал, оставляя дочь в одиночестве разгребать свалившееся на неё дерьмо.

Вот только помимо голода и сомнений в багаже охотницы звенела злость. Как бы ей хотелось всадить одну иглу в Криса. Чтобы он хоть на пару минут почувствовал, какого это быть смертным. Чтобы больше не пришлось думать об этом грёбанном колдуне.

Что более важно, что за чертовщина произошла в Диком фикусе с этим сукиным сыном? Она так и не успела спросить, что же значит «использовать тьму». Что это за тьма такая?

Ещё бы мысли перестали освобождать постоянно место для Уильямса. Он смог выбросить Хантер, как сломанную игрушку. Почему же ей не сделать того же?

Полицейская засеменила, почёсывая руки. На плече стучал рюкзак с припасами и брелоком, подаренным Крисом для защиты. Жаль, что в нём не найдётся тёплой кофты, как ни ищи. Одной рубашки с кожаной курткой оказалось недостаточно этой ночью. Сучий холод. И это в середине лета!

Но хотя бы девушка приняла одно верной решение — надела митенки. И мозолей от перезарядки не натрёшь, и в ледяную ночь не замёрзнешь. Удивительно, правда, как это они до сих пор живы. Их связала ещё лет десять назад мать Криса и Джейсона — Линда. Но женщина давно умерла, а перчатки без пальцев всё так же верно служат хозяйке.

Пиная по пути куски бамперов и фар, Блэк всё проверяла пистолет. Он не может дать осечки. Только не тогда, когда придётся воевать с целым шабашом. Хотя зачем ей воевать?

У Уильямсов есть кредо — убивать тех, кто убивает других. Они никогда первыми не нападали на сородичей. А если делали это, то только с неопровержимыми доказательствами. И разве ведьмы, мирно совершающие обряды в полнолуние, могут оказаться кровожадными похитителями детей? К сожалению, отца такие вещи не волновали.

Горы раздолбанных машин скрывали за собой коридоры из мусора. Настоящий лабиринт ржавчины и гнили. И никакой вечеринки. Но тут девушка услышала голоса:

— Þér er ætlað að deyja í þágu ísasáttmálans!

— Lit dro an undan vid tik!

Полицейская не знала этого языка. Но он чем-то напоминал то, что вечно гундели Уильямсы. Голоса неизвестных звучали мужеподобно. Как слесари на шиномонтажке.

А затем прозвучал отчётливый женский крик:

— Пожалуйста, не надо!

Дилемма разрешилась сама собой. Хантер сорвалась с места. Спотыкалась об пивные бутылки. К счастью, балансировать на них она научилась ещё лет с пяти. Охотница мчалась туда, откуда доносились голоса.

Как только Блэк добежала до нужного места, она поняла, что оказалась в самом центре лабиринта. Расставленные по кругу тачки огородили поляну, усыпанную горящими бочками, от остального мира. А среди всего этого три женщины. Такой себе шабаш.

Чёрные платья в пол — отличительный признак ведьм-самоучек. Так говорит Крис. И вот опять. Снова он в голове. А ведь дело сейчас не в нём. Он тут вообще ни при чём!

Вокруг был разбросан пепел. Лишь бы не человеческий. Магический знак, как пить дать. Жаль полицейская в этом ничего не смыслила.

— Помогите! — закричал кто-то справа.

Хантер обернулась. Возле одной из железных бочек сидела девочка. Подросток со синяками под глазами. Ноги и руки связаны каким-то оранжевым свечением. Дело дрянь.

Инстинкт стража правопорядка вынудил подбежать к заложнице. Вот только она так и не добежала. Её ветром унесло. Позвоночник чутко ощутил удар. Треск. Скрежет. Холод.

Багряная пелена застелила глаза. Стопы замёрзли даже в армейских ботинках. Ноги покрылись льдом. А местонахождение пистолета и вовсе неизвестно. Чёртовы ведьмы!

Отдышавшись, Блэк широко раскрыла глаза. Лысая и толстая колдунья направлялась к истощённой заложнице. Другая, курящая две сигареты за раз, закидывала в бочку окровавленные куски рук и ног. Расчленёнка как она есть.

Но самой страшной оказалась третья — она приближалась к Хантер. Зефирно-белые волосы, бледное лицо, тощая фигура. Будто смерть во плоти. В руке ведьма держала посох из чистого льда. Смертная сглотнула слюну.

Тут же мысль в голове: позвать Уильямсов. Но она тут же была выброшена куда подальше. Вторая мысль: шприцы. Девушка мгновенно потянулась к рюкзаку. Жужжание молнии. Хорошо, что железные. Не разбились.

Охотница вытащила один. Такое себе оружие против снежной королевы. Но лучше, чем ничего.

— Нет! — крикнула заложница.

Хантер перевела взгляд на то, что творилось позади ведьмы. Девочк перерезали горло. Толстуха умывалась в молодой крови. А смерть расхохоталась и облизнулась. Явный сигнал действовать. Блэк подскочила на ноги.

— Veiðimaður! Blót-veizla! — зашипела тощая и страшная.

Блэк покрепче сжала шприц. И как только ледяной посох ударил по земле, девушка отскочила в сторону. Тактика, хреновее не придумаешь, зато сработало. Лишь бы добраться до тела.

И тогда на охотницу повалил целый град. Острые льдины впивались в кожу, вынуждая закрывать голову руками. Выход оставался один — девушка побежала. Она ловко маневрировала между ведьмами, надеясь не умереть. Но тут полицейская поскользнулась, словно на катке без коньков. Грохнулась на землю. Чуть не вколола в саму себя иглу. Вот был бы фортель!

Кто-то схватил за хвост. Волосы то и дела рвались прочь из головы. Враг сзади. Холодное дыхание ощущалось над шеей. Пульс бешено забил в виски. Страх. Ах, как хотелось бы продолжить бежать.

— Ambótt, — зашипело возле уха, точно спускающая шина.

Хантер закричала. А затем шприц оказался полностью вставлен в ногу ведьме. Нажатие на поршень. Дерьмовый раствор введён.

Колдунья замешкалась. Самое время, чтобы сбежать. Блэк оттолкнула от себя снежную королеву. Свобода. К чёрту этот шабаш! Жизнь дороже, чем батино одобрение!

Вот только в это же самое время к ней приближались остальные члены ковена. Ураган поднял девушку в воздух. Страх высоты задубасил в уши. Все конечности тряслись. Лучше уж умереть, чем провести так высоко над землёй ещё секунду.

Тут полицейская вспомнила о складном ноже в ботинке. Мышцы все напряглись. Даже слишком. Плечо защемило. Хотя девушка-таки смогла дотянуться до обуви. И холодное оружие тут же полетело в курягу, повелевающую ветром.

Зад почувствовал падение. Могло быть и хуже. Хотя уж куда уже! Ляжки тряслись, как припадочные. Как же страшно!

Воспользовавшись промедлением ошарашенных колдуний, Хантер побежала к рюкзаку. Ещё двоих осталось лишить сил. Знать бы ещё, где пистолет. Тогда бы жизнь наладилась!

Прыжок. Ещё один. И все замёрзшие лужи оказались позади. Нужно бежать зигзагом. Только так они не попадут. Наверное. Уильямсы бы попали. Чёрт, а могут ли ведьмы?

Запорошила снежная буря. Сугробы вырастали прямо перед носом. Маневрировать становилось всё сложнее. И вот охотница впечаталась в один из них. Хотя, благодаря адреналину, холода девушка уже не чувствовала.

Она вскарабкалась по снежной куче. И тут же кубарем слетела вниз. Быстро и эффективно. Ладонь ощутила шероховатую ткань рюкзака. На ресницах таяли белые хлопья. Теперь Хантер стала предусмотрительнее. Она взяла шприцы в обе руки. Спряталась за разбитой машиной. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. По щекам побежали слёзы, или, быть может, растаявший снег.

Вдруг заметила под автомобилем родной Смит-Вессон. И это тут же придало сил. Последний заход. Всё или ничего. Жизнь или смерть.

— Dauði! — раздавалось позади.

Тогда Блэк взяла один шприц в зубы, а другой в левую руку. В правой же законное место занял пистолет.

Заглянув в ненатурально изогнутое зеркало заднего вида, Хантер удалось выцепить взглядом снежную королеву. Не долго осталось стерве. Одна секунда на прицеливание. Снятие с предохранителя. Выстрел. В яблочко. Дырка в башке. Мертва.

Осталось две. Но затем укрытие поднялось вверх. Блэк оказалась, как на ладони. Плохо дело. Зелья-то не работают. Девушка вновь пустилась в бега. Дыхание перехватило. В боку заболело. Не к таким марафонам готовилась девушка в академии. Благо охотница бежала достаточно быстро, что успела толкнуть горящую бочку на повелительницу ветра. Куряга тут же загорелась. Добивающий выстрел. Чтоб уж наверняка.

Осталась одна. Самая неповоротливая. Самая загадочная. До сих пор не проявляющая никаких сил.

Хантер остановилась, не в силах больше бежать. Оглянулась. Толстуха стояла на месте, с ног до головы покрытая молодой кровью. И тут с ней начали происходить какие-то метаморфозы. Тело усыхало. Весь жир таял на глазах. Она худела и молодела, оставляя под собой лишь бежевую лужу.

Досматривать представление до конца охотнице не хотелось. Выстрел. Ещё одна лежит. Молодая и худая. Можно выдохнуть.

Спасти заложницу не удалось. Лишь собственную шкуру. Что, собственно, тоже не плохо. Но не идеально. Победа и поражение одновременно.

Выйдя туда, откуда пришла, Хантер увидела отца, лениво облокотившегося на пикап. Он вернулся. Чёрт побери, вернулся!

— Я знал, что ты справишься, девочка, — громче, чем обычно, произнёс старик, открывая дверцу машины.

Девушка улыбнулась. Сама не зная отчего. Он вернулся.

Блэк подскочила к бывшему полицейскому. Она прижалась к нему, словно малютка. Стало тепло. Слёзы потекли по щекам.

— Я понимаю, почему мы делаем то, что делаем, — вдруг сказала Хантер, отстраняясь от отца. — Только одно условие: прежде чем опять отправишь меня уничтожать кого-либо, расскажи мне об их преступлениях. Я коп, в конце-то концов.

Глава

XVI

В семейном склепе стояла умиротворяющая тишина, нарушаемая лишь воем волка Фенрира с небес. Ни фантомов, ни смотрителя. Только старые добрые демоны в голове. Крис уставился на две соседние плиты. Линда Сигрун Уильямс. Себастьян Колльбейн Ландау.

− Привет, − мягко начал парень. — Я не знаю, с кем ещё поговорить. Джей бы поднял панику, расскажи я ему. Зря вы воспитали его таким дотошным. А с Хантс мы… больше не друзья. Да, знаю, папа, ты этому только рад. Но…. Короче: я использовал тьму. Да, именно то, что вы просили меня никогда не делать. И самое страшное, что… это не в первый раз. Ну, вы и сами знаете. Короче: у меня появились… новые силы. Я смог взорвать зейдов одной лишь мыслью. И чёрт, это было так классно, что… теперь мне страшно. Зейд не зря ж называют запрещённой магией. Не хочу, чтобы то, что случилось в Альвхейме, повторилось. Хорошо, что вы не дожили до того момента. Жаль, что дед….

Кристофер отвёл взгляд в сторону. Ещё одно имя. Теодор Вальгард Уильямс. Ещё один Уильямс, который так и не увидел, как Джейсон и Крис закончили школу.

− Короче, − прокашлялся колдун. — Я не знаю, что делать. Мама, ты всегда могла дать отличный совет. Сейчас он бы мне не помешал. Короче: мне так сильно вас не хватает, что я не вижу другого выхода. Вы нужны мне.

Маг щёлкнул пальцами, и тут же загорелись с десяток свечей, расставленных то тут, то там. Затхлый воздух стал пахнуть плавящимся воском. Парень закрыл глаза. Лишь бы тьма не высунулась в самый неподходящий момент. Нельзя позволить ей завладеть телом. Ведьмак встал на колени, склонив голову.

— Ég fagna þér, andi. Taka líflegt svip, — стал отчётливо проговаривать Кристофер, порезав ладонь атамом. — Búa.

По кончикам пальцев пробежал лёгкий электрический заряд. Однако, как только Крис открыл глаза, ничего не произошло. Он прожигал взглядом две соседние плиты. Линда Сигрун Уильямс. Себастьян Колльбейн Ландау. Ни трещинки.

Ему так и не удалось ни оживить родителей, ни хотя бы вызвать их души. Как и сотню раз до этого. Очередное заклинание не сработало. Очередной ритуал оказался провальным. Злость закипала в жилах.

Уильямс сжал кулаки до белёсых отметин. От напряжения даже на щеках появились желваки. Ладони объяло чёрным пламенем. И тогда маг ударил кулаком о серый мрамор.

Невидимая сила отбросила парня в противоположное направление. Костяшки оказались размозжёнными до крови. Часть костей и вовсе вываливалась из конечности. Хантер назвала бы это отдачей тьмы.

Капли дождя застучали по каменной крыше. Аромат сырости потихоньку стал проникать и в склеп. Пришлось смириться с сотым поражением. Хотя, честно говоря, Крис уже давно сбился со счёта. Парень оглянулся. Убедился, что никто не видел провала. Прислушался. Отчего-то сразу же перемещаться домой не хотелось. Что-то тянуло на улицу.

Пока эфемерные мчались в укрытие, раскрывая однообразные зонтики, маг прогуливался по мокрой дорожке вдоль кладбища. Шаг за шагом. Капля за каплей. Словно все грехи смывались в канализацию. Чёрная рубашка уже успела прилипнуть к спине. Но холод парень не ощущал. Он думал совсем о другом. Багряные капли падали на лужи. Ведьмак знал, что это может привлечь вампиров. Но его это не заботило. Он мог с ними расправиться в два счёта. А вот с собственной соседкой — нет.

Мысли крутились в голове, как паста в лапшерезке. Кристофер втянул голову в плечи. Руки спрятались в карманах джинс. Чересчур уж много веселящихся смертных на улице. Что, если они смеются над ним? А ведь в это время зейды наверняка планируют принести их в жертву тьме.

Людей не смущал поливающий, как из ведра, дождь. Целая толпа молодёжи скакала по проезжей части, обращая руки к хмурому небу. Стопроцентно под чем-то. Впрочем, неудивительно. Этот район не славился достойными членами общества. Дикий смех. Шлёпанье по лужам. Хлопки. Наркоманы постепенно начали снимать с себя одежду. Кажется, их вообще ничего не смущает. В отличие от Криса.

Ему так сильно хотелось зарядить в них шаровыми молниями. Малюсенькими. Только проучить. Но это бы противоречило как минимум двум законам магического сообщества. Во-первых, демонстрация силы на глазах у эфемерных; а во-вторых, причинение вреда невинным. Эти каноны мама вдолбила им с Джейсоном с такой яростью, что не думать о них никак не получается. Можно лишь закатить глаза.

А ведь как было бы хорошо, используй колдуны магию всегда и везде. Смертные бы начали им поклоняться, словно ведьмаки — Асы — боги, сошедшие с небес. Хотя ни один бог не стал бы менять Асгард на эту помойку, полную грешников и идиотов.

Тут перед Кристофером откуда-то сверху упало чьё-то тело. Глаза Уильямса мгновенно расширились. Перед ним на мокрой земле лежал мальчик лет десяти. Белокурые локоны смешались с мозгами и расколотым черепом. Из носа кровь. Один глаз на вылет. Синюшное лицо. А изо рта виднелся непонятный порошок грязно-серого цвета, размываемый дождём.

Смех затих. Криса затошнило. Он прикрыл рот предплечьем. Начались чьи-то истошные крики, словно песня банши. Стук капель по железным крышам.

Колдун посмотрел наверх. Он не влезал в дела эфемерных. Этим занималась Хантер. Но прежде чем переступить тело мёртвого ребёнка парень хотел убедиться, что сверхъестественное тут ни при чём.

Маг забежал во дворы. Туда, куда бы не сунулись трезвые люди. В смердящий туман от сигарет с марихуаной. А затем исчез.

Крис переместился на здание, мимо которого проходил ещё минуту назад. И каково же было его удивление, когда на асфальтированной крыше стояла парочка зейдов. Длинные плащи и фетровые шляпы. Невзрачные. Безликие. Только белая вышивка Валькнута. Приспешники зла толкали друг друга и о чём-то спорили.

Неужели у них совсем не осталось дел? Совсем не их стиль. Но задавать вопросы врагам Уильямс не любил. Он направил руку на одного из магов. Из ладони тут же выскочила серебристая молния. Однако поразила она обоих противников одновременно. И место, где только что стояли зейды, загорелось. Это совсем не то, что хотел сделать Кристофер. Но тем не менее, сработало. Хотя в голове и начался целый фестиваль боли. Каждый шаг вынуждал страдать барабанным оркестром. Ничего не оставалось. Крис переместился домой, оставив после себя разреженный воздух.

Глава

XVII

Особняк Уильямсов мог по праву носить звание проходного двора. Сверхъестественные создания выстраивались в очередь, лишь бы получить помощь от древнего рода или же, наоборот, уничтожить его. Бывало, что и одна смертная оставалась тут с ночёвкой, засыпая за просмотром ужастиков.

Ничего удивительного в том, что Джейсон переместил себя и гостью из народа светлых эльфов домой. Придётся пропустить смену. К сожалению, всё усложняло то, что никто не стал бы его подменять. Доктор Деви позаботился об этом. Как бы не вылететь из программы.

Но жизнь невинной девушки всегда дороже карьеры. По крайне мере так всегда говорила мать. Вот только сейчас самый молодой хирург-резидент на курсе уже не думал об этом, как о чём-то само собой разумеющемся.

Анника — так звали дочь светлого эльфа — презренно оценивала интерьер гостиной. Тонкие губы скривились в недовольстве.

− От такого знатного hús, как Уильямс, ek ожидала, − эльфийка сощурила платиновые глаза. — чего-то более rausn.

− Прощу прощения, − искренне извинился Джейсон. — Просто зарплаты у медиков не ахти.

Девушка не ответила. Лишь приподняла с одной стороны уголок рта.

− Здесь Вы будете в безопасности, Ваше Высочество, − парень поклонился, как того требовал этикет.

− Не называй mér «Ваше Высочество». Нельзя сесть на трон поверх руин. Hvé бы сильно faðir þat ни желал. Alvheim ekki aftur, − голос девушки звучал металлически.

− Как скажете. Извините….

− Þú странный, − прищурилась Анника. — Впрочем, все маги… alf-rek, мягко говоря.

Парень понял оскорбление, но виду не подал. Лишь краем глаза посмотрелся в зеркало, стоящее на полу.

− Круто, круто, круто. В общем, Вы останетесь здесь, а я просто побегу на работу, пока меня не уволили, − по пути к выходу хирург-резидент снял молескиновую куртку с крючка.

− Nei! Ещё чего! — все мышцы на безупречном лице альвы окаменели. — Эти dvergr охотятся за ek. Ek не собираюсь сидеть и ждать, пока ek убьют! Þú должен защищать ek, вот и защищай, ber-serkr!

Всё оказалось сложнее, чем рассчитывал Джейсон. Начальство уже как пить дать заметило его отсутствие. Надо бы появиться на работе.

− Хорошо, − устало выдохнул Уильямс. − Тогда я просто.…

− Никаких заклинаний! — выпалила утончённая эльфийка. — Ek не доверяю er, колдунам. И тем более þú, sá valinn!

− Круто, круто, круто. Я хотел сказать, что… − под гнётом длиннющих ресниц заикание вернулось. — Вы… могли бы… могли бы… просто….

− Да что þú заикаешься, как feig! — Анника приподняла одну бровь, середина которой была тщательно выщипана шрамом. — Не верится, что судьба девяти миров зависит от brún-áss.

− Извините, − руки медика затряслись. — Infernum….

− Выдохни, колдун, и segja, что хочешь segja. Терпеть не могу недосказанности, − альва тряхнула золотистые кудри.

− Круто, круто, круто. Я хотел Вам предложить пойти со мной. Вы бы могли просто посидеть в кафетерии.

− Экскурсия по Мидгарду? Пас. Varna!

Да, она знает себе цену. Крис бы уже давно затолкал её в мешок и спрятал в подвале. К счастью, ей достался не Крис.

Проблему следовало решить. Так или иначе. Уговоры не действовали, но и применять магию Уильямс отказывался. Нужно же соблюдать приличие.

− Смотрите, как насчёт сделки? Королевским особам ведь приходится заключать сделки? — с воодушевлением предложил маг.

− Þú должен убивать всех, hverr приблизится ко ek. Это þú á-byrgðar-hlutr. Ведь faðir уже заключил с þú сделку.

Придётся потрудиться. Вероятно, даже воспользоваться фирменным взглядом. И на девушку тут же уставились щенячьи глаза. Обычно зелень с ореховыми крапинками действовала безотказно.

Однако, пока ведьмак строил глазки, эльфийка уже отправилась гулять по особняку. Деваться некуда. Гостья не собиралась идти на компромисс.

Джейсон, разочарованный обстоятельствами, полез за телефоном в карман штанов. Потянулись гудки. В горле пересохло. Знакомый голос. Просьба. Мольба. Жалость. Торг. Товарищ-таки согласился подменить! Слава Асам!

В то время, как Анника оосматривала ценности дома, резидент аккуратно и тихо подобрался к серванту. Из нижнего ящика, в который никогда не лазил Кристофер, парень достал недопитую бутыль пива. Тут же опустошил. Охлаждённый, конечно, лучше, но приходится работать с тем, что есть. Пенный напиток приятной теплотой потёк по горлу. Теперь можно и выполнить долг.

А затем раздались крики:

− Ты ещё кто такая?!

− Не прикасайся, колдун!

− Это мой чёртов дом!

− Sá valinn!

− Джейсон!

Судя по всему, младший брат уже познакомился с гостьей. Та ещё встреча!

На кухне, где пахло разнотравьем, развешанным между шкафами для сушки, началось нешуточное противостояние. Крис телепатией отбрасывал во все стороны летящие в него яблоки из вазы.

— Bana-maðr! — свирепо закричала эльфийка, принимаясь за ножи. Если бы Кристофер не отбил хотя бы один, никакое исцеление не помогло бы. — Þú уничтожил мой friðr!

— Это было семь лет назад! Вы уже давно успели отстроиться! — парировал младший Уильямс, скрестив руки на груди.

Дыхание сбилось. Вены на висках вздыбились. Повороты кистей не такие быстрые. Для медика всё очевидно. Крис устал.

— А потом маги endr всё разрушили! Bana-maðr! — лицо альвы заметно покраснело.

Избранный не винил гостью в ненависти. Колдуны это заслужили. К сожалению, младший брат эту точку зрения не разделял.

— Вот им и предъявляй претензии!

Кристофер выставил руку перед собой и поднял девушку в воздух. У Анники закончились снаряды. Она бултыхалась над столешницей, разгневанно шипя и проклиная всё вокруг.

— Прекратите! — вмешался наконец Джейсон.

Гостья аккуратно опустилась на землю. Похоже, придётся запастись выпивкой! Целой тележкой, не меньше!

— Нам надо поговорить! — в один голос сказали Уильямсы.

Вот только разговор не заладился. В ту же секунду, как медик объяснил в мельчайших подробностях всю ситуацию, на него мгновенно обрушилась целая лавина истерии. Желваки на щеках. Грубость в голосе. Крики. Дёргает руками, рубит воздух. Ещё немного и будут судороги. Казалось, что даже родинка на носу младшего брата злостно глядела на резидента.

— Ты же сам хотел, чтобы я занялся делами магического сообщества. Это они и есть. Пожалуйста, помоги мне. Можешь посидеть с ней? Тебе просто придётся сделать то, что ты так любишь — уничтожать любого, кто придёт по её душу. А я смогу отработать те два часа, что пропустил, — Избранный звучал удивительно хрипло, но времени не хватало даже чтобы подумать об этом.

— Забудь ты о работе! — злобно пискнул двадцатидвухлетний парень, размахивая руками. — Люди умирают!

— Люди всегда умирают, именно поэтому я и работаю, — пытался вразумить Джейсон.

Он сохранял спокойствие. Лишние крики в доме ни к чему. Вдруг умиротворяющая аура благоприятно подействует на младшего брата.

— Но тут замешаны зейды! Короче: они осуществляют какой-то новый план! Не знаю какой, но это точно заговор! Я не могу сидеть сложа руки, пока они творят свои злобные делишки!

— А в моём деле замешан Совет, — сохранять тихий и умеренный тон становился всё труднее.

— Плевать мне на Совет! — вдруг пропел Крис.

— После всего, что мы натворили в Альвхейме, мы… мы просто обязаны… обязаны подчиниться.

— Это ты виноват в том, что произошло в Альвхейме! Ты решил избавиться от своей Избранности! Ты не рассказал мне о смерти деда! — на секунду глаза брата почернели.

— Крис, успокойся, пожалуйста.

Медик поднял руки, будто сдавался. Фаланги тряслись. Электричество парило в воздухе. Джейсон сглотнул. Боялся. Не Кристофера, а то, что младший брат может быть прав. Впрочем, оно так и есть. Старший Уильямс винил себя изо дня в день все эти долгих семь лет.

— Вечно ты не ценишь свою силу! Бедный, несчастный Джей! Корона ему спать мешает! Ты прекрасно знаешь, если б мог, я бы давно уже поменялся с тобой силами! Потому что мне никогда самому не достичь того, что можешь ты!

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Повелитель Тьмы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я