Восхождение к власти: Начало

Степан Витальевич Кирнос, 2019

Будущее. Италия. Некогда прекрасный и ласковый край превратился в ад. Некогда единая страна стала воплощением средневекового наследия – полуостров разорвали враждующие государства, чьей бытностью стала бесконечная война и заключение ненадёжных перемирий. Но истинными правителями падшего края стали крупные и жестокие кланы, взявшие в руки право решать судьбы миллионов людей. Кажется и нет спасения и вечен кошмар. Но средь безнадёжного мира, ставшего оплотом безумия и смерти суждено возвыситься тем, кто будет решать по какой стезе пойдёт мир. Различные силы уже рвутся к власти над полуостровом, но победить над роком суждено только одному.

Оглавление

Предисловие

Эта книга часть литературной вселенной «Мир серой ночи», история в произведении откинет вуаль тьмы, прольёт свет на события, произошедшие задолго до начала сюжета книги «Под ласковым солнцем: Империя камня и веры», ведя повествование со стороны молодого парня, который попал в самую гущу событий и которому предрешена великая судьба.

До построения великой Империи Рейх ещё несколько десятков лет. Мир находится в последней стадии великого кризиса, разгоревшегося века назад и опрокинувшего мир во мрак. Центром событий становится территория бывшей Италии, теперь там раскинулось множество государств, ведущих неустанную борьбу против друг друга. Земля, где зародилась великая Римская Империя, пребывает в запустении и не знает покоя, ибо те, кто возвысился над обычными людьми, преследуют лишь алчные цели, терроризируя собственный народ. Их зовут неофеодалами, ставшие костяком новой формации или периода развития — постапокалиптического феодализма.

И как в любой мрачной сказке про средневековье тут есть свои лорды, плевавшие на закон, есть наёмники, готовые продаться за монету и есть просто бедные и несчастные, страждущие и голодные люди, ожидающие светлого момента, когда им перепадёт краюха чёрствого плесневелого хлеба. Мир пребывает в полном соответствии с мрачными и пугающими предсказаниями о будущем, где человек станет человеку волком.

Молодой парень, которому уготована великая судьба, находится посреди социально-экономического ада и с отвращением смотрит на происходящее вокруг, хотя многие окружающий мир находят островком стабильности. В этом мире — друзья слово такое же номинальное, далёкое, как и надежда, верность, любовь, радость и вера. Однако, невзирая на жестокость мира, парень ещё верит в светлое будущее и счастье для тех, кто его окружает. Тщетная надежда…

Что-то надвигается на загнивший мир, который уже не способен сам измениться и стать чем-то большим, чем помойная яма. Что-то, что отчистит его огнём и словом и смоет всю нечисть огненным приливом. Но выдержит ли парень те экзамены, уготованные ему вестниками судьбы? Сможет ли столь юный дух выдержать испытание новыми идеалами, которые только собираются перекроить мир по своему усмотрению? И главное испытание впереди — стерпеть зиждущийся свет нового солнца восходящий каменной рукой над разодранным миром и несущий жгучий свет и испепеляющее тепло.

Рис. 1 — Карта постапокалиптической Италии.

1. Сицилийское Княжество; 2. Южно-Апеннинский Ковенант; 3. Сентирольская Демархия 4. Сиракузы-Сан-Флорен 5. Италия; 6. Торговая Директория; 7. Чёрный Епископат; 8. Национальное государство Сардинии и Корсики; 9. Республика Сардинии 10. Республика Альмети; 11. Торговая Республика; 12. Аурэлянская Информакратия; 13. Северная Коммуна Этронто 14. Южная Монархия Этронто; 15. Конфедерация Вольных Городов; 16. Вольный Союз; 17. Тириолий; 18. Лига Севера; 19. Техно-Конгломерат; 20. Венецианская Аристократия; 21. Дирская Уния

«Перековка — самое главное для клинка. В тот момент, когда оружие меняет форму или чинится, оно укрепляется, становится качественнее, готовясь к новым битвам. Плохие клинки выкидывают. Так же и с человеком. Только личность проходит перековку новыми идеалами, воззрениями и испытаниями. Те, кто всё переносят, вбирая в себя мудрость нужного или отторгая душе рушащий яд, становятся крепче и сильнее. Ну а есть — ломаные люди, не перенёсшие болезненных изменений. От них мир избавляется, как от ненужных элементов».

— Сарагон Мальтийский. Чёрный Оракул. Философ времён Великого Кризиса.

«Да, Сарагон, прав. Наш мир — мир удивительный. Где-то существуют информакратии с крайне продвинутым социальным устройством, и, причём по соседству с ними могут развиваться сектантские религиозные общины, живущие как нищие в канаве, с примитивной организацией. Диктатуры и абсолютные монархии соседствуют с анархистами и демократами. Развитие государства с мощной экономикой живут рядом с нищими и убогими странами. Удивительно. Но такая разрозненность и сыграет роковую роль в их жизни, ибо никто не сможет поодиночке противостоять монолитному и идейному механизму. Я его пока не вижу, но говорю — если он появится, то свет его идей сожжёт всякого, кто встанет у него на пути».

— Ламес Иллирийский. Философ времён Великого Кризиса.

«Каждому поколению свойственно считать себя призванными переделать мир».

— Альбер Камю. Писатель эпохи задолго перед всеобщем благоденствием.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я