Исповедь волка

Сергей Витальевич Никитин, 2022

Антон никогда не был умелым охотником. Он не привык к суровым сибирским условиям. Но в один миг его беззаботная жизнь богатого мажора сменилась на деревенский быт. Но он даже представить не может, что именно готовит ему судьба за дерзость и непокорный нрав. Одна встреча перевернет его жизнь, втянув в межвековую борьбу древнеязыческих Богов и Хтонических существ. С этого момента будущее тайги и родных городов зависит от Антона. От того, сможет ли он заботиться о других, заново любить и правильно использовать свой дар. Содержит нецензурную брань.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Исповедь волка предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Пролог: Долгие сборы.

— Ну, ты где там? Идёшь? — окликнул меня отец.

— Да, пап! Уже встаю! — нехотя пробубнил я и, поднявшись с кровати, стал одеваться.

Мы собирались брать зверя, в идеале кабана или оленя, а там кого получится. Я подошёл к окну, отодвинул занавеску. На небе всё ещё светились самые яркие звёзды.

— Так ночь же ещё! — прокричал я отцу, направляясь в ванну, чтобы умыться и привести себя в порядок. Зайдя на кухню, я налил себе кружку бодрящего кофе. Но не успел даже сделать пару бутербродов с колбасой и сыром, как услышал голос отца. Чтобы расслышать его получше, я открыл форточку, чего пап?

— Я говорю, зато в лесу никого нет, а то эти военные замучили винтовки отбирать. Хорошо, у Тимофеевича осталась одна, земля ему пусть будет пухом. — отец снял шапку, ему было жалко соседа, который погиб при странных для всего посёлка обстоятельствах. Потом он грустно посмотрел на винтовку Тимофеевича и, закинув её в фургон, крикнул: — Ну я, блин, тебя долго ждать буду?

— Уже иду! Чё так кипишуешь? Осмотр начнётся только в восемь утра, мы можем ещё часочек поспать! — я собрал завтрак на поднос и вышел в беседку, которая возвышалась перед домом. Сделав маленький глоток ещё горячего кофе, я вдохнул полной грудью. Утренний запах росы и горной свежести. Чтобы расслабиться, я закрыл глаза, но тут же услышал ворчание отца.

— Умный ты какой! А дорога, а сама охота? Или ты всё на блюдечке ждёшь?

— Да чё там той охоты? Главное выйти на след, подстрелить и не дать сбежать. — ответил я, принимаясь за бутерброд.

— Как же у вашего поколения всё просто! Взяли в руки оружие — всё, мастера! Но это вам не игрушки, вы не в тир вышли пострелять. Лес не прощает глупостей и самонадеянности, тут сноровка, нужна. Да и помимо зверей в нём живут множество духов, богов и древних существ, — продолжал бубнить отец, попутно собирая рюкзак.

— Бла-бла-бла. Эту сказку ты рассказывал не один раз, — пренебрежительно высказал я.

— Это отнюдь не байки у костра! А рассказываю постоянно, чтобы вбить в твою дурью башку три простых правила. — батя подошёл вплотную ко мне и стал указательным пальцем тыкать мне в лоб. Я увернулся и ответил:

— Прекрати! Знаю я твои правила: не убивать молодняк, не убивать ради забавы и не убивать больше полутоны.

— Антон, дело не только в цифрах, а в мотивациях. Можно убить сотню зайцев и не набрать пятьсот килограмм, но при этом ты причинишь вред лесу. Дело в целях, понимаешь? Как определить возраст, вес? Никак! Но если ты проявляешь великодушие, доброту и в твоём сердце нет жадности, агрессии и азарта, то ты не нарушишь эти правила.

— Это всё очень интересно, — зевая протянул я. Мне хотелось, как можно быстрее перевести тему, поэтому я подвинул вторую кружку на противоположный край стола, — остынь! Вот, выпей кофейку, я и тебе налил, а то поди ещё не завтракал.

— Мелкий это не шутки! — отец ударил кулаком по столу. Я успел поймать кружку, но пару капель горячего напитка всё-таки попали ему на руку. Хотя он не придал ожогу внимания, а продолжил ругаться, — где твой друг Яшка? Или хочешь сказать, что он с оружием не умел обращаться?

Поставив руки в бок, отец говорил очень убедительно. Меня же от воспоминания той страшной картины даже затошнило. Да я видел как свежуют животных. После охоты, когда отец ложился отдыхать, мне приходилось готовить еду, разделывая туши. Но речь же шла о моих друзьях, о невинной беременной девушке. Во рту была горечь и обида. Я не выдержал и отбежал к огороду. Переводя дух после рвотного процесса, я выдал отцу:

— Чёрт! Я же ел! Мог и не напоминать о том происшествии. — меня снова вырвало, после чего я вытер с губ остатки пищи. — Если тебе интересно, то я не верю во всех этих духов. И вот как я вижу произошедшее: выпивали, захотелось выехать на природу, в лесу наткнулись на медвежью берлогу, — я подошёл к летнему умывальнику, который стоял возле беседки. Руки дрожали, становилось всё сложнее сдерживать эмоции и сохранять равнодушие.

— Ты себя слышишь? Яша опытный охотник, мы не раз с ним гнали бурого или красного. Он бы не растерялся, встретив хищника. Да и ты вообще видел, что медведь может сделать с человеком? Позвоночник может сломать, или вырвать клок мяса, но я ещё ни разу не видел, чтобы плод вытаскивали из утробы матери. Нет, ни один зверь не мог этого сделать! — после таких слов сам отец побледнел. Его тоже затошнило, но он захотел перебить рвотные позывы большими глотками бодрящего напитка.

— Ну, а версия следователя? О ней ты не думал? Яша не поделился с Егерем, за это тот убил всех троих, поэтому Иван Егорович и придумал эту историю с духами леса. — я вернулся в беседку, продолжая гнуть свою линию, бессовестно обманывая отца. Разбуженный желудок урчал, желая получить завтрак, но от запаха еды меня тошнило ещё больше. Поэтому я решил отодвинуть тарелку ближе к отцу.

— Да и как ты объяснишь появление Явора? Он возник из неоткуда и также исчез! А машину тоже Егерь разбил? На крыше вмятины, будто по ней слоны прошлись! А жертвенник? Тысячи лет он был частью нашей культуры и поклонения. Из чего сделан никто не знает. И вот, разрушен, тоже стариком скажешь? Наш окладчик скользкий тип, но Иван Егорович не способен распотрошить человека.

— Конечно, не способен, — стал спорить я. — Он же только распять может. Прям на Яворе. Или ты забыл, что он говорил про обладателей чёрной метки?

— Антон, не путай: жестокое убийство и верховный суд — это разные вещи! Егерь хотел утихомирить гнев Пантеоны. Если она будет занята местью, то не кому будет охранять лес. Никто не станет защищать людей. Начнётся хаос. От вечных оков освободиться самое страшное существо.

— Кабанчик, — с насмешкой выдал я. — Слышал, знаю. То самое зло и добро. Которое никто никогда не видел.

— Антон, если ты не видел не значит, что их нет. Легенды просто так не рождаются. Да и я видел Императрицу… — отец, выйдя из беседки, направился к машине проверить уровень масла. Я последовал за ним.

— А вот этого ты не рассказывал.

— Дело было лет двадцать назад. Я тогда с соседом, земля ему пусть будет пухом, на охоту собрался, — отец показал рукой на противоположный дом, — ты скорее всего не застал его.

— Нет. Но я знал его дочку, — тоскливо вздохнул я.

— Эх, Эля, славная была девчушка и тоже пропала в этих лесах. Ну, так вот, мы собрались гнать красного ради пушнины. Нам встретилась необычная лисица. Ярко-красного цвета, а на солнце она переливалась янтарным оттенком. Воротник пушистый, такой яркий, словно вишня. Раньше мне не доводилось видеть столь прекрасного зверя, поэтому появилось желание поймать лисицу на подарок твоей матери.

— Мама рассказывала, как вы познакомились. Ты подарил ей воротник и перчатки. Наговорил много лестных слов. Ну она и растаяла. Только причём тут подарок и Королева?

— Я думаю это была западня. Очень умный зверёк манил нас в хвойную чащу. Мы преследовали её по полю, через болото. Она ловко увиливала от пуль, словно игралась с нами. Когда же зверёк скрылся за деревьями в охраняемом лесу, я стал уговаривать Игоря нарушишь запрет. Я знал, тут живут боги, одно неловкое движение и можно освободить древнейшее зло, поэтому и действует древний договор: люди могут охотиться везде кроме этого участка. Но желание удивить твою маму, покорить её сердце перебарывало любой страх. Я понимал — мы не ровня, разные сословия, а так бы у меня появился шанс на свидание… — в зрачка отца отражалась грусть, он едва сдерживал слёзы. На миг мне даже показалось, что он до сих пор любит мать и скучает по ней, только не признаётся. Хотя если это так тогда почему допустил развод, почему не поехал за ней в город? Все эти вопросы крутились в голове, но я не хотел перебивать отца, поэтому продолжил слушать. — Долго мы бежали. Нами двигал азарт, из-за чего мы потеряли бдительность. Игорь даже умудрился запнулся об трухлявый пень. Но нас не останавливали ни препятствия, ни странные возгласы. А зря! Совсем внезапно мы оказались в окружении стаи волков. Лисицы и след простыл. Я понял, придётся отвечать за неповиновение. Сосед же пытался отстреливаться, но хищники повалили его на землю. Мне тоже вцепились в ногу, — отец задрал штанину и показал шрам от укуса, — я бросил в сторону ружьё, выбросил нож и произнёс: «Пощади, я не желаю вам вреда!». Вдруг все волки замерли. Они стали преклонять голову и передние лапы. Я повернулся. Приближался туман, который имел форму огромного волка. На вопрос: «Что я делаю так далеко от места «выложи»», я честно рассказал свои мотивы. Тогда мы только познакомились с твоей матерью и мне хотелось хоть как-то удивить городскую красотку. Императрица понюхала меня и ответила, что в моих словах нет лжи, а в целях — коварства. После она лизнула рану на ноге, и кожа стала затягиваться. Правда шрам остался и хромота, но благо что вообще без ноги не остался. Затем она приказала закрыть глаза. Я чувствовал, как вихрем меня уносит из леса. Я словно парил в воздухе. Когда мои ноги коснулись земли, я открыл глаза. В руке были две лисицы. А стоял я перед жертвенником…

— Звучит как сказка, или пьяный бред. Да и почему ты столько лет скрывал это?

— А ты как бы поступил? Ты думаешь мне бы поверили? Люди как стадо, реакция была не лучше твоей. Тело Игоря так и не нашли, народ кто что говорил в те годы. Пока всё не утихло версий много, но если бы узнали, что я был с ним, то повесили бы на меня убийство соседа. Самосуд куда проще, чем поверить в легенды.

— Да согласен, такое хочется скрыть, — подтвердил я, осознавая, что моя не досказанность отцу может вызвать ещё больше бед. Но так сложно признать в своих поступках. Поэтому молча я направился к норе, которая словно тоннель соединяла фасад дома и мою комнату. Совсем недавно её сделали звери, ища что-то в доме. Возможно, я слишком много накручиваю и это был обычный крот. Пьянствуя с друзьями, я мог и не заметить, как устроили бардак. В любом случае, меня с отцом не было дома. А когда начались обыски, то я спрятал в нору арбалет, болты, патроны. Накрыл дыру досками и присыпал землёй. Так мне удалось сохранить единственное бесшумное оружие.

— Сынок, ты можешь не верить мне, можешь не доверять легендам, можешь не подчиняться правилам, но это не избавит тебя от ответственности! — нежно произнёс отец, пытаясь достучаться до моего разума.

— Богов, как и правила, придумали люди. К чёрту это всё! — нагрубил я в ответ.

— С таким настроем ты можешь вообще никуда не ехать! Без тебя справлюсь! — продолжал говорить на повышенных тоннах отец, со психу он хлопнул капотом и сел за руль.

— И что ты будешь с винтовкой делать? Ты хоть и используешь бекасинник, на шум от выстрела это никак не повлияет. Облава линией растянулась по всему лесу, поэтому без моего арбалета там делать нечего. — я пошарил рукой в этой норе и достал бесшумное оружие.

— Э, чёрт с тобой, полезай в машину, но давай в лесу без глупостей!

Я направился к машине. Это был старенький пикап Форд Раптор. Его преимущество — это вместительный багажник, в который запросто влезала, туша оленя или лося. Ну и куда же по нашим калиям без внедорожника? Поэтому отец так трепетно к нему относится.

Я прислонился к окну, но так и не смог уснуть. Тревоги, жуткие мысли не давали покоя: говорящие волки, убитые друзья, десятки трупов матёрых охотников. Всё это свалилось как снежный ком. Но отцу я так и не признался, что все эти события из-за меня. Я не переставал думать над рассказом отца, если бы мы поступили по-другому. Если бы не было агрессии и жадности, то можно было всего этого избежать. Одна ошибка изменила мою жизнь на «до» и «после». Усаживайтесь поудобнее и я расскажу историю, от которой кровь стынет в жилах.

*Это не окончательная версия книги, поэтому главы будут меняться, сдвигаться и переделываться. На первый взгляд это не связанные сюжетные линии, но я их буду исправлять. Спасибо за понимание. Приятного чтения.

Глава 1. Новоиспечённый охотник!

Было начало мая. С приходом весны я тренировался обращаться с винтовкой. Обычно моей добычей были зайцы, лисы. Но в тот день я смог подстрелить кабана. Мне захотелось похвастаться Анютке.

— Приветик, солнышко, не разбудил? — спросил я, смотря на часы.

— Милый, уже девять часов, я на работе.

— Блин, я-то думал, что сегодня праздничный выходной. Совсем уже счёт времени потерял в этой глуши.

— Ну а что мешает в город вернуться? — спросила Аня.

— Ты же знаешь, я отца не брошу. Возраст уже не тот, чтобы в одиночку по лесам мотаться.

— Как будто от твоего умения ставить капканы много толку, — с издёвкой произнесла Анна, но я стал спорить с ней.

— Не скажи! Я уже уверенно держу ружьё. Сегодня борова подстрелил. Сам! Отец на рыбалке. Может, ты отпросишься с работы, а я ужин приготовлю? Проведём вечер вдвоём? — я хотел сгладить её недовольство.

— Посмотрим, — грубо, обижено ответила она и отключила телефон.

Я продолжил разделывать тушу, попутно жаря мясо на костре. Прошло несколько часов. Я уже никого не ждал, как подъехали кроссовер.

— Ну, кто сегодня стал настоящим охотником? — из-за руля вышел высокий блондин — мой лучший друг детства — Слава.

— Да, вот, зацени! — горделиво воскликнул я, рукой показывая на разделочный стол.

— И это, по-твоему, кабан? Так, свиночка маленькая! — с подковыркой засмеялся Петлинский. Со Славчиком мы всегда соперничали, поэтому такие шутки норма для нас.

— Конечно маленькая! Головы нет, ляжек нет, кишок нет! — оправдываясь ответил я.

— Да ладно, молодец ты! А пахнет-то как! — выходя из машины Славы, Аня сделала глубокий вдох, наслаждаясь запахом жареного мяса.

— Солнце, ты приехала! — я подошёл к ней, чтобы поцеловать.

— Ну нужно же отпраздновать твой дебют. Все приехали тебя поздравить.

Я пожал руку выходящему из машины Пашке, чмокнул в щёку Веронику и обернулся к Ане.

— А где Кузя? — так мы называли Яшку, он был чем-то похож да домовёнка из мультика. Конопатое лицо, нос картошкой, непослушные, торчащие во все стороны волосы.

— Скоро подъедут, — махнул рукой Славик, — они с Надюшкой еле ползут на своей машине.

— Конечно, сравнил его колымагу и свой внедорожник, — подметил, смеясь Паша.

— Ой, мальчики, у него, вообще-то, есть повод медленно ехать по колдобинам. И дело не в машине, — двусмысленно, с некой загадкой сказала Аня.

— Что? Ещё повод? Не только день Победы? — тут же я стал засыпать любимую вопросами.

— Потом. Приедут сами расскажут! — ещё больше заинтриговала Аня. — О, а вот и они. — где-то вдалеке послышался звук дребезжащего мотора, а через пару минут в воротах показался простенький седан универсал.

— Здорова, Кузька! — я хлопнул друга по плечу.

— Ну, привет, охотничек! Поговаривают, ты сегодня настоящим мужиком стал. Перестал с рогаткой охотиться на зайчиков! — подколол Домовой, открывая Наде дверь.

— И как это Пётр Михайлович ружьё тебе доверил? — поддерживая шутку, спросил Слава.

— Да дома его нет, уже сутки на рыбалке. Это у меня терпения не хватает за поплавком следить, — не обращая внимания на колкости, я сам засмеялся.

— Вот ты и воспользовался ситуацией. А не страшно было одному в лесу? — продолжал издеваться Петлинский.

— Не знаю, у меня глаза были завязаны. Ладно, чего мы стоим, давайте к столу в беседку. Мяса на всех хватит. Милая, может гарнир, салатики организуете? — обратился я к Ане.

— Конечно, сейчас что-нибудь придумаем, — ответила она и вместе с девочками пошла в дом.

— Ну, что ребята, отца до вечера не будет, а то и до утра, поэтому предлагаю по маленькой, но у меня это… Только медовуха, — предложил я, переворачивая шампуры с мясом.

— Братан, не беспокойся, у нас всё с собой! — произнёс Батон, так мы прозвали Пашку. Широкоплечий, упитанный добряк с круглым лицом и пухлыми щеками. А с фамилией Сдобный все мучные изделия сразу становились его прозвищами. — Вот, любуйся, — широко улыбаясь, он достал из багажника две бутылки коньяка и поставил их на обеденный стол, в беседке.

— Другое дело! — я сбегал в дом за рюмками. Только мы разлили, как вышли девчонки. — О, а вот и закуска, — выпив залпом, я схватил помидор у Ани с тарелки.

— Так, не хватай! Наложи себе и ешь! Паш, я не поняла, а нам налить?

— Ох, простите, забыл, — Батон вернулся к машине и принёс бутылку вина.

— Надюшке не наливай, ей сок! — убрав бокал, сказал Яша.

— Так, а это уже интересно, почему? Анюта намекала, но я так и не понял.

— Ну мы… Это… Ждём ребёнка… — как-то смущённо пробормотал Кузя.

— Ого, поздравляю! Мужик! — я пожал ему руку.

— На днях предложение ей сделал, — обняв за талию Надежду, уверенно стал говорить Домовой, — свадьбу решили в июле отыграть!

— Рад за вас ребята! Молодцы! Ну, как говорится, между первой и второй, — снова я стал всем разливать алкоголя.

— Теперь только вы с Аней холостяки остались, — подметил Слава.

— Мы просто не торопимся.

Друг явно пытался серьёзно поговорить со мной. Только у него это не особо получалось, я то и дело переводил тему. Изрядно подвыпив, Слава смекнул, что для откровений хорошо подойдёт тет-а-тет. Для этого он встал из-за стола, вышел из беседки и направился к костру, где дожаривалась последняя партия шашлыка. С криком: «Не лезь, а то сожжёшь!» я выбежал за ним.

— Хорошо в этих краях. Свежий воздух, лес. Даже небо другое. Тох, ну ты же понимаешь, что это идеальное место для отдыха, но не жизни, — сбивчиво и издалека начал друг детства.

— Слав, не сейчас, — перебил его я, снимая мясо.

— Братан, о себе не думаешь, так об Ане подумай. Вам уже пора семью создавать, детьми обзаводиться. А где жить? Не в этой же халупе!

— Слав, мы уже говорили. Прогибаться не хочу! — я нахмурил брови, убрал руку друга со своего плеча и высказал: — У меня сейчас нет начальников, директоров. А что касается Ани, то я сам решу! — строго я посмотрел на любимую, понимая «откуда ветер дует».

— А вот, вернулся бы, пошёл ко мне на завод, уже б моим помощником стал! — не слушая меня, продолжал настаивать Петлинский.

— Петля, отстань! — громко произнёс я. Заметив мой недовольный взгляд, а также как я напрягся, Аня подошла к нам.

— Милый, ты чего ругаешься? Я уверена, Слава не хотел тебя обидеть. Просто мы в машине обсуждали, как было бы здорово, если бы ты вернулся в город. Ты же понимаешь, я тоже хочу свадьбу, детей, засыпать и просыпаться с тобой рядом!

— Любимая, я же не против! Посёлок развивается: в нём уже есть детский сад, школа, пара магазинов, — доказывая свою правоту, я живо жестикулировал руками, — я скоро буду охотиться лучше отца. Накоплю денег. Купим домик. Потерпи, — я притянул Аню к себе, чтобы поцеловать, но она подставила щёку и строго ответила:

— Ладно, я поняла! Закрыли тему!

Закончив снимать мясо, мы вернулись ко всем. Пропустив ещё рюмку, Слава поднялся и попросил тишины.

— У меня тост! Тошка, мы с тобой братаны с детства. Помнишь, когда в индейцев играли? Мы тогда у твоей бабушки в Ростове гостили, а твой батя нам из акации лук сделал. Помнишь?

— Конечно, помню! Мы друзья навек!

— В память о тех днях, я хочу сделать тебе подарок, — друг отошёл к машине, достал из багажника длинную коробку без надписей и этикеток, — Ну, Тошка, открывай!

С жадным любопытством я стал отрывать скотч. Там лежал облегчённый арбалет, длиной в тридцать сантиметров. Игрушечный, наверное, и то лучше, массивнее. Со стороны это выглядело, как издёвка, типа: «Рано тебе, Тоха, с ружьём бегать, на попроще и поменьше, только не поранься». Я натянул неискреннюю улыбку одним уголком правой стороны.

— Ребята, за дружбу! — я чокнулся со всеми, а после перевёл тему на будущих родителей.

Глава 2. Неожиданный спор.

«Ну и что в этом плохого?» — спросите вы. Подумаешь, молодые люди выпили, расслабились, легли спать. Эх, если бы так всё закончилось, тогда я был бы самым счастливым. Мне бы хоть грамм проницательности, тогда я смог бы отговорить всех от безумия. Но тогда мной двигали соперничество и жажда лидерства. Что ж, нужно уметь признать свои ошибки, поэтому слушайте, что произошло дальше.

Разная соседская живность всячески мешала нам веселиться. То собака брехала на моих гостей, но её я смог занять косточкой. То козёл блеял, как резанный. То петух кукарекал каждый час. По началу мы не придавали этому значения, но с каждой новой рюмкой мы доходили до стадии: мата, агрессии и выяснения кто круче.

— Бля, Тох, твоя гриль кукарекает? Заебал уже, угомони его, — возмутился молчаливый Пашка.

— Бублик, тебе пить вообще нельзя! Где твои манеры? С нами же леди, а ты материшься!

— Милый, ты бы музыку включил, а то и вправду уши закладывает, — обратилась Анютка.

У меня не было современных колонок, или магнитофона с хорошим звучанием. Единственное, что хранил отец, это простенький приёмник, который был настроен на одну волну. Едва хриплое пение петух с лёгкостью перекрикивал. Пашка не выдержал, бросил камень, но промазал, попав в забор.

— Тоже мне, охотник с большой дороги! Попасть не в силах! — засмеялся я, а потом решил показать всем мастер-класс. Я взял арбалет, прицелился, в глазах ещё не двоилось, поэтому с первого выстрела я попал в надоедливую птицу.

— Антошка, ты крут! — сказав это, Аня стала обнимать меня за шею со спины, нежно кусая за ушко. От её дыхания по моему телу пробежала лёгкая дрожь! Я развернулся, и наши губы слились в нежный поцелуй. — Ты только взял арбалет в руки, а такое ощущение, как будто ты учился с ним общаться! — продолжала льстить моя подруга.

— А чего тут учиться? Я же говорю, что профессиональный охотник!

— Так, Тошка, ты не преувеличивай! Подумаешь, петуха подстрелил. Он не двигался, сидел на столбе. Так любой дурак сможет! — друг встал из-за стола и стал тыкать мне в грудь пальцем.

— Не ну а чё, Слав, давай в лес сходим? А? И посмотрим кто из нас мастер, а кто крыса канцелярская!

— Тихо, мальчики, не ссорьтесь! — встала между нами Аня.

— Да кто ссорится? Просто некоторые возомнили о себе много! — возразил я.

— А ну, дай сюда! — Слава выхватил у меня арбалет и стрельнул прямо в столб, где сидел петух. — Видал! Я не только бумажки умею перебирать, но и многое другое. Я лучший!

— Так что нам мешает в лес пойти? Пойдём, посмотрим кто лучше! — уговаривал всех я.

— Ой, выпили уже, давайте завтра! — лениво, наливая коньяка, встрял в разговор Яшка.

— Ты чего, струсил? — подколол его Славик.

— Да не трогай его, он за Надю переживает, ей не место в опасном лесу. Да и это наш с тобой спор, пойдём разберёмся по-мужски, без девчонок.

— Пиздец расклад! А с какого это хуя вы за меня стали решать? Может, я тоже хочу с вами? — качаясь, Паша встал со стула. Выплёскивая недовольство, он стал бить кулаком по столу.

— Батон, тебе-то куда? Ты на ногах еле стоишь, а ещё куда-то собрался. Я бы и своего не отпускала. Да, Славик, пошутили — хватит! Останемся дома, а завтра на трезвую голову решим, что и как. Хорошо?

— Нет, Ника, не хорошо! Это дело чести! — Слава убрал руки любимой со своей шеи, подошёл снова ко мне. — Итак, выскочка, есть одно условие: я буду с ружьём, а ты с арбалетом.

— Идёт! — я протянул ладонь для рукопожатия. К нам подошёл Пашка, чтобы разбить спор.

— Ну, а ты, чего, блядь, расселся? Останешься трусливым зайцем с бабами или с настоящими мужиками пойдёшь? — обратился Сдобный к Якову.

— Так, я не потерплю такой дискриминации! Девушки на многое способны, я пойду с вами и докажу это! — строго посмотрев на нашу троицу, Аня пошла в дом за ружьём.

— В лесу хорошо, свежий воздух, малышу полезно будет. Мы тоже пойдём! — наивно произнесла Надя.

— Это вам не туристический поход, не экскурсия по лесу! — возразил я.

— Тош, не нагнитай! Что может случиться? Ведь она будет с самым смелым и мужественным парнем, — заступился за свою девушку Яша, поняв, что в лес она идёт только ради него — чтобы парни не высмеявали.

Снарядить всех оружием, было невозможно, поэтому я направился к соседу. Отец дружил с Тимофеем Тимофеевичем, поэтому я был уверен: старик не откажет в моей просьбе. Хотя для подстраховки я взял с собой медовуху и несколько шампуров с мясом. Старик будто не почувствовал перегара, не придал значения неадекватному поведению моих друзей, поэтому вынес два ружья: двустволку и винтовку. Так мы разделились: я, Аня, Кузя и Надя ехали в одной машине, Слава, Батон и Вероника в другой.

Глава 3. В погоне за трофеем.

Возле ларька Пашка попросил остановиться. Видимо, для полного опьянения он купил ещё пива.

— Бублик, тебе мало выпивки? Ты не развлекаться едешь, мог и дома остаться! — осадил его Слава, переживая за кожаный салон. — Сейчас поедем по просёлочной дороге, так что не пей, а то испачкаешь мне машину.

Мы остановились на поляне, которая буквально делила хвойный и лиственный лес. Туда дальше дом егеря, а за ним болото.

— Как же здесь красиво! — воскликнула Анютка, осматриваясь по сторонам.

— Вон, смотри, родная. Видишь в дали Верблюжью гору? — я обнял её со спины и указательным пальцем показал в даль чащи, хвойного леса.

— И почему же она Верблюжья? — поинтересовалась Анна.

— А там, блять, верблюды водятся! — с пивной отрыжкой рявкнул Паша и засмеялся.

— Сука, если ты рот не закроешь, я тебя тресну! — строго я посмотрел на друга, а после продолжил рассказывать про ландшафт своей любимой. — Видишь две возвышенности? Кедры высокие, из-за них не видно, но если отойти сюда, то можно разглядеть, что у холмов в основании одна большая гора. — продолжая обниматься, мы сделали несколько шагов в сторону. — Вот, отсюда лучше видно. Эти возвышенности образуют вид горбов верблюда. Если подойти ближе, то можно увидеть третий холм, он похож на голову. А пещера в нём копия пасти зверя. Именно из неё вытекает один из самых красивых Алтайских водопадов. Но я туда не ходил…

— Это ещё почему? — спросил Петлинский.

— Говорят, там опасно. Ну, медведи, рыси, если повезёт то можно и снежного барса увидеть.

— Тош, это что получается, этот водопад впадает в озеро, где Эля погибла? — спросила Надя.

— Да, его мы и видели с озера.

У Паши заблестели глаза — горькие воспоминания тяготили его. После гибели Эльвиры он так и не нашёл себе никого. Спился, поправился, изменился сильно. Скрывая скупую слезу, Сдобный, повернувшись на северо-восток, спросил:

— Это за тайгой начинается Алтайский хребет?

— В той стороне, куда ты смотришь, расположилась Белуха, самая высокая гора, покрытая вечным снегом. Около пяти тысяч метров.

— Ребята, смотрите, её видно! Облака рассеялись, и показалась вершина! Класс! Туда нужно на лыжах ехать кататься! — воодушевлённо предложил Славик.

— Ага, чтобы ещё кого-нибудь потерять? Похоронить под снежной лавиной? Слава, хватит с нас авантюр и приключений! Паш, ты как? — Надежда подошла к Сдобному, похлопав его по плечу.

— Спасибо, всё хорошо. Просто иногда скучаю по Эльвире. — Бублик сделал глоток пива и подошёл к багажнику за ружьём.

— Может хватит нюни распускать? Это тоже своего рода авантюра, поэтому можете оставаться возле машины! — огрызнулся Петлинский.

— Оставь их в покое, пошли. — рукой я указал на берёзовую рощу, которая плавно смешивался с другими лиственными деревьями.

Плохой была идея идти всей толпой. Батон и Домовой продолжили пить, девчонки Надя и Ника не переставали доставать меня детскими вопросами, наподобие: «А это что за дерево? А как зовут этого зверька?». Хотя мне и удалось выследить кабана, Слава спугнул его диким ором и расстрелом кустов. Вскоре мне это надоело, и я сжульничал, поставив ловушки на зайцев. Славе такой расклад не особо понравился, и он всячески пытался оскорбить моё мастерство. Через пару часов мы вернулись к машине.

— Ну, я доказывал, что являюсь настоящим охотником? Двух зайцев поймал.

— Ничего это не значит! Ты мошенник! Мы договаривались, что подстрелим дичь, поэтому твой улов не в счёт! — стал спорить Славчик.

— Ой, мальчики, не ссорьтесь! Просто признайте, вам моего Тошу никогда не переплюнуть! — сказала Аня, обняв меня.

— Это вызов! Я требую реванша! — не унимался Петлинский.

— Ты спятил? Вы всю живность в лесу перепугали! — вспылил я.

— Тогда пойдём в сосновый бор. Хвойный лес больше, а значит шанс кого-то подстрелить выше, — рукой друг показал на Верблюжью гору.

— Слав, уже вечереет, девчонки устали, да и пиво кончается. Может, Антон победил и по домам? — взмолился Кузя, приводя весомые доводы.

— Обделаться боишься, да Яш? Что же вы такие послушные? Сказали нельзя, там опасно и всё? Теперь ни на шаг за черту? — не видя отклика в наших глазах, Славчик обратился ко мне. — Ладно цыплята, если Тоха признает себя трусливым обманщиком, тогда мы поедем домой.

— Не дождёшься! — моя гордость просто не позволила признать этого. В тот момент я не думал об Ане или о друзьях, только оскорблённая честь была в уме. Так мы нарушили запрет.

Глава 4. Забавы ради.

Путь в чащу был неблизкий. Мы решили, что Яша на своей машине вместе с девчатами объедет дом егеря и выйдет к болоту. Я, Слава и постоянно пьющий Паша пошли напрямую: через болото, по узким тропам. Друг детства не захотел бить машину о колдобины и бездорожье. Кузьке же я объяснил, как не увязнуть в трясине и не попасть на глаза Ивану Егоровичу, дом которого стоял прямо посередине поляны.

Мы пришли первыми, так как направлялись напрямки. Дождавшись остальных, вся наша группа отправились покорять непроходимые заросли елей.

— Ребята, вы слышали этот шум? — перепугано спросил Павел.

— Да это дятел стучит, успокойся, Батон! — ответил ему я, но Сдобного как будто подменили, он стал стрелять по верхушкам елей. Из-за этого упала увесистая ветка.

— Я попал! Смотри! — радостно он стал бегать вокруг ветки, подняв небольшую птичку.

— Это щегол. И его убила не пуля, а падение с высоты. Поэтому побереги патроны! — пригрозил ему я.

— Зато я попал первый! Кто крут? Я крут! — довольно повторял Пашка.

— Ты бы ещё воробью так радовался. В нём есть нечего. Учись! — я сел на корточки, стрельнул в кустарник. После вернулся с фазаном в руках. Но в этот момент отличился Кузя, который с криками «Я хозяин мира!» стрелял по верхушке кедра. Я бросил деликатесную птицу и побежал к друзьям. — Вы чё творите? Идиоты! Белка чем тебе помешала? — вспылил я.

— Так, это… Можно воротник сделать, перчатки. Всё, чтобы моему сокровищу было тепло зимой, — оправдываясь, Яков подошёл к Наде и стал целовать.

— На ней дыр больше, чем у тебя в голове! — я аккуратно поднял окровавленного зверька, чтобы показать тупость друга.

— Зато попал! А значит, я лучший охотник! И это лучше, чем какой-то щегол.

— Ты если хочешь перчатки, то делай это без лишних дыр, — я стрельнул ещё раз, попал со второго раза белке в голову. Вытащив болты из дерева и из зверька, я заметил как меж сосен бегает Слава. Желая быть лидером, он направился вперёд. Крича, Петлинский непрерывно стрелял в лося, но животное умудрились убежать.

— Чего это с тобой? — бросив и эту добычу, я побежал вслед за другом.

— Антилопа! Я подстрелил её! — стал хвастаться Петлинский. — У меня самая крупная добыча, это даже лучше, чем твоя свинка.

— Сам ты антилопа! Это лось вообще-то. И ни чёрта не лучше, его ещё догнать нужно, — хлопнув его по плечу, я сел на корточки, чтобы разглядеть след крови на листьях и траве.

— Он ранен, далеко не убежит. Сейчас догоним и я докажу, что лучше тебя, Тошка! — гордо заявил Слава.

— Мечтай, я уже подстелил белку, а значит, я лучший охотник! — хвастливо заявил Яков.

— Зато я стал первым, кто убил дичь! — заявил Паша и кинул пустую бутылку из-под пива в трухлявый пень. Оттуда повылазили всякие насекомые. Батон и Кузя стали давить жуков ногами, считая, кто убил больше.

— Дебилы, чего считаете? Смотрите как нужно, — со всем пафосом Слава стал стрелять в пень. Но насекомое были невредимы в отличие от семейства ежей, для которых жуки были кормёжкой.

— Патроны нужно экономить! И хватит мусорить в лесу! — приказал я ребятам.

— А, что это? Убейте его! — Сдобный поднял бутылку на которой уже сидел паук с красным узором на брюхе. Паша стал трясти бутылкой, но насекомое продолжало ползти к его руке.

— Замри, не шевелись! Напугаешь его и всё! Ты труп… Это самый ядовитый паук, которого только можно встретить в этих лесах. — я сломал ветку и убрал насекомое на землю. — Чёрная вдова, красавица, я видел её только на картинках. Батон, давай без глупостей, а то ты сломал её жилище, лишил еды и вынудил к агрессии. Так, двигаемся дальше. Лося нельзя оставлять раненым. Не выживет.

Мы продолжили углубляться в чащу, идя по следу крови. Через двести метров мы смогли настигнуть животное, которое выбилось из сил и лежало на траве. Мы подбирались всё ближе, направив на него оружие. Вдруг из-за кустов выпрыгнул волчонок и стал рычать на нас.

— Вы только поглядите, какой хорошенький! — Аня приманила его куском хлеба и стала гладить. — Антош, ты хоть раз видел такую окраску?

Я подошёл к ней ближе, чтобы рассмотреть щенка. Золотистый цвет, чёрные ушки, серое брюшко и белые, как носочки, лапки.

— Он больше похож на овчарку.

— Да, чё вы с ним церемонитесь? — Паша выхватил щенка, взяв его за хохолку, и кинул в дерево. — Ещё минуту назад он рычал на вас. Как ни крути: волк — он и в Африке волк! — резко Сдобный снял с плеча ружьё и стал стрелять в щенка.

— Он свой обед защищал, дурень! Не убивай его! — вмешалась Надя.

Волчонок поднялся несмотря на раны и, рыча, вцепился в брючину Батона. Друг пытался его откинуть. Но на рык выползли другие щенята. Один из них — чёрного цвета — был крупнее остальных.

— Гаси их! Кто убьёт больше, тот и хозяин леса! — крикнул Слава.

— Не нравится мне это! Молодняк никогда не гуляет в одиночку! — произнёс я, но, видя, как ради забавы стреляют девчата, сам принялся пускать болты.

Беззащитные животные стали лёгкой добычей, хотя и не умирали от одной пули. Бедняги не могли навредить или остановить нас. Но вскоре смех сменился на визг, забава на страх. Скулёж щенков привлёк внимание стаи. Мы были окружены с трех сторон. Прямо передо мной встал либо вожак стаи, либо мать выводка. Щенки прибежали к нему. Вылизывая их раны, волк не переставал смотреть в мои глаза. Остальные не нападали, ждали команды. А главарь давал нам шанс убежать. Шанс, который мы проигнорировали…

Глава 5. Королева не дремлет!

— Мне кажется, они не отпустят нас живыми, — дрожащим голосом высказался Петлинский.

— А не хрен было в потомство стрелять! Аня, Надя, медленно отходите назад. Как только я махну рукой, бегите.

Но снова Павлу снесло крышу, он первым шмальнул в вожака. Волк завыл, подняв голову. Его поддержали остальные звери, после чего вся стая стала кружить вокруг нас, кусая за ноги и отбегая. Лишь главарь сделал молниеносный прыжок, повалив Павла на землю. В Сдобном килограмм сто, не меньше, но волк без труда сбил его с ног. Яшка струсил. Он ринулся назад у машине, подгоняя Надежду. Вероника и Аня бежали следом, они часто оборачивались и отстреливались от волков.

— Слава, давай к Батону, ему явно нужна помощь! — приказал я, хаотично пуская болты.

— Заклинило! Дробь наверное кончилась!

— Ну да, точно! Мы же все патроны потратили на белок и жуков! Дебилы!

— Возьми мою винтовку, я не дотянусь, — хрипнул Сдобный.

Уже чисто по инерции Паша отбивался от вожака. Несколько волков вцепились ему в ноги. С каждым новым укусом Батон кричал всё сильнее. Послышался хруст кости.

Я отбивался как мог. Сделав кувырок, я сократил дистанцию между мной и Бубликом. Я пнул вожака и, застав зверя врасплох пустил болт.

— Да что с тобой не так? Сдохни сука! Подохни мразь! — кричал я, выпуская один болт за другим.

Видимо, из последних сил волк сделал прыжок. Поскольку я стоял на коленях, да и был легче Батона, то хищнику не составило труда завалить меня. Держа в руках арбалет я сунул его в пасть зверя. Животное мотало головой во все стороны, пытаясь обезоружить меня. Но я крепко держался за арбалет.

Вовремя подоспел Слава, который прикладом ударил вожака по голове. До этого он уже успел отогнать хищников, которые атаковали Павла. Друг подал мне руку.

Сдобный сидел и качался взад — вперёд. У него тряслись руки. По бормотанию мы определили, Батон не в себе — болевой шок. Но неожиданно для нас он подполз к вожаку, улегся на него и стал бить ножом в горло.

— Паша, блядь, успокойся! Вожак мёртв! Поднимайся, уходим! — я облокотил его на себя. — Слав, мне помощь не помешала. Батон тяжёлый.

— Я слегка занят! Осталось всего-то пара волков, — ответил Петлинский, поднимая винтовку Сдобного.

— Без главаря, они нас не тронут, уходим!

— Нельзя рисковать, — произнеся это друг стал стрелять в деревья, в землю. Но вскоре у него получалось убить остатки стаи.

Казалось, что мы в безопасности. Но в дали послышался крик девчат. Мы посадили Сдобного у дерева. Он согласился остаться, только с винтовкой в руках. Слава не стал спорить, и мы побежали на звук. Аня вывихнула ногу и застряла в зарослях. Вероника пыталась ей помочь, но пока бежала назад сломала каблук. Я достал нож и стал освобождать любимую из зелёного плена.

Волосы в разные стороны. На лице ужас. Она не говорила не слова. Лишь маячила, показывая в сторону Паши. Я обернулся и замер. Ведь зверь от которого бежали девчата выходил за рамки реальности. Огромная волчица, которая по росту и массе превосходила сенбернара или того же чёрного собрата. Удивительным был и цвет: белоснежный с голубоватым оттенком.

— Всего три простых правила! Не убивать ради забавы. Не убивать жестоко. И не трогать потомство. Это так сложно? — зарычала она.

— Ты глюк? Белочка? Не, не пойдёт, я протрезвел ещё в схватке со стаей. Убирайся! — Павлу явно снесло крышу и он стал стрелять в зверя.

Волчица встала на задние лапы и со всего размаха ударила по земле передними. Земля содрогнулась от такого шлепка. Некоторые деревья, переломившись, упали в нашу сторону. Я едва успел накрыть своим телом Аню. Сдобный находился ближе всех к говорящему хищнику.

— Ты и представить не можешь, во что ввязался. Двое уже пытались меня убить. Где же они? Ах, да вспомнила! Они пытались бежать на машине но от меня не скрыться! Поэтому они увязли в трясине.

— Они были моими друзьями. Ты за всё ответишь падла! — невзирая на боль в руке, продолжал стрелять Павел.

— Батон, она настоящая! Мы тоже её видим. Это не твой глюк. Прекрати стрелять! — хотел успокоить его Слава.

— Я скажу больше: я Королева и я вижу, слышу и знаю всё! Я не дремлю!

Глава 6. Побег из ада!

Паша впал в ярость. На какое-то время мы даже подумали, что кровь убитого вожака предала другу мощь берсека. Но долго раздумывать и предаваться разным теориям не представилось возможности, так как нужно спасать Аню. Я стал вырывать корень, чтобы освободить ногу своей любимой.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Исповедь волка предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я