У ВСЕХ УСПЕХ, У ВАС ПРОВАЛ
Сергей Александрович Комаров, 2020

Мы хотим успеть к определённой жизненной черте что-то своё, личное. В разном возрасте бессменные атрибуты успеха перестают иметь ценность. Атрибут успеха определяется фоном. Утопая в информационном шуме, пичкая себя «новостями» мы видим, что наши результаты на фоне чужих – ничто и не вызывают трепет. Да и какой смысл мы вкладываем в слово успех, не путаем ли мы его с счастьем или удовлетворением? В книге будет показана ограниченность рецепторного аппарата и мироощущения в целом. После же, что с этим всем богатством делать на пути к успеху? Где взять это заветное мышление УспешногоУспеха…

Оглавление

  • Пролог
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КОГНИТИВНЫЕ ИСКАЖЕНИЯ

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги У ВСЕХ УСПЕХ, У ВАС ПРОВАЛ предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

КОГНИТИВНЫЕ ИСКАЖЕНИЯ

Давайте признаемся — ФАКТОВ У НАС МАЛОВАТО!

Если бы мы понимали что вокруг происходит от и до, то мы бы не встречались с парадоксом из раза в раз. Не разочаровывались в жизни.

Ведь в реальности не может быть разочарований, мир вкруг нас логичен и строен. Он не имеет изъянов, а если и наоборот, то мы со своим арсеналом мироощущения не способны их уловить.

Все изъяны мира, все разочарования и уныния у нас в голове. И другого нам не дано. Всё граммы и нейроны, которые есть в мозге, поставлены «на кон». Мы в игре, но нам не объяснили правил.

Есть ли какой-то механизм успеха?

Успех — это что-то ваше личное, то, что вы желаете успеть к 20,25,35 годам жизни и так далее. То, что хотите успеть именно вы, смотря на этот мир через призму взглядов.

Взгляды — это набор убеждений, установок и культурного пласта, через которые мы смотрим на этот бренный мир. И именно поэтому — успех у всех разный.

«Одна журналистка решила побеседовать со мной на эту тему. Она сотрудничала с одним женским журналом, в котором часто публиковались материалы наподобие статей о том, как жить полноценной половой жизнью, будучи директором компании из списка Fortune 500. Мы поговорили с ней о стрессе и об управлении им, и я собирался вкратце изложить некоторые идеи о психологическом стрессе, представленные в этой главе. Беседа благополучно приближалась к завершению, когда журналистка задала мне личный вопрос, желая включить ответ на него в свою статью — о том, какие способы разрядки я использую, когда испытываю стресс. Я допустил ошибку, ответив ей честно: что я люблю работу, стараюсь ежедневно заниматься физическими упражнениями и счастлив в браке. Внезапно эта опытная нью-йоркская журналистка буквально взорвалась: «Я не могу написать о вашем счастливом браке! Не говорите мне о нем! Разве вы не знаете, кто мои читательницы? Это сорокапятилетние профессионалы, которые вряд ли когда-то сами состояли в браке и которые хотят услышать о том, как замечательно иметь такой свободный статус!» Меня также поразило, когда я вернулся к моим крысам, каким идиотом я был» из книги «Психология Стресса» Роберта Сапольского

Поскольку успеть у всех разное и личное. То и механизмы у всех могут иметь множество вариантов. Для кого-то моя книга будет хорошим механизмом или инструментом. А кому-то просто кров над головой еще десяток лет будет считаться успехом (к примеру, беженцам с района боевых действий). Не нужно даже предполагать, что для матери одиночки с 5-ю детьми, которая только что развелась, успехом будет дом на пляже и машина посолиднее. Также вряд ли об этом нужно говорить людям болеющими раком, для них успех — это на годик, а если повезёт, то и на два подольше прожить.

Нет мантры, которую следует советовать всем подряд на улице с улыбкой от уха до уха. Мы все разные. Зря нам никто не сказал…

Нам никто из родителей не говорил: «Всё что у тебя есть — это твой мозг. Реальность из-за него же тебе не подвластна. Что он сам создаёт всё что ты видишь, чувствуешь. Что мир вообще немного по-другому устроен. Но ты не должен унывать, ведь тебе выпал шанс родиться. Сколько не рождённых гениев — все кого мы не знаем (их нет в реальном мире, только в фантазиях) возможно изменили бы мир раз и навсегда? Но родился ты. Мы немного обманули тебя сначала, сынок, мозг окружает органика одетая на звёздную пыль. И с этим знанием тебе нужно самому сделать осмысленной твою жизнь».

Как? Как сделать жизнь осмысленной для вашего личного успеха?

На просторах всемирной сети (Internet) есть много исследований, техник, которые ровным счётом раздуты из воздуха. В интернете не считается из ряда вон выходящим (с какого-то времени?) написать, что мы исследовали успешных в своих сферах людей, и вот вам выводы. Исследовать успешных людей чревато ошибками:

1. Исследование от обратного — это хождение по костям. У успешных людей это есть, а значит это приведёт к успеху? Сомнительно. Кого-то приведёт, а кого-то и не сильно. На каком жизненном этапе появилась та или иная привычка, установка, мировоззрение? Всегда ли она была с ними на пути к счастью? Сколько людей с конкретно этими привычками в лигу успешных не вошли? Возможно не обладать ею (привычка, установка) с точки зрения статистики лучше, чем обладать?

2. Не все успешные люди вошли в эту выборку. Успех он ваш личный и немногие это понимают. Успех для женщины может быть выражен не в материальном достатке и социальном положении. Успех активиста в какой-то сфере так же не материален. В нашем мире полном хаоса успех, якобы, всегда материален. А как же те люди, которые увлечены своей профессией и из года в год оттачивают свои навыки? Далеко не факт, что благополучие в финансовой сфере их не обойдёт стороной.

Успех — это сумма факторов. Что-то одно не ведёт к нему.

************************

Успеть лично для вас это что?

И если мы начали отвечать или хотя бы подумали об этом, то что такое реальность, личность, сила воли? И сколько у нас еще когнитивных искажений на жизненном пути? Человечество всю жизнь пытается описать психологические состояния.

Говорить что нет сознания — неверно. У нас есть его луч и его сложно зафиксировать.

Сквозь главы первой части (не все) будет проходить еще одна важная идея из концепта (в прологе), приведённого выше, нам работа в этой схеме понадобится для более детального понимания понятия «Успех». Также эта идея будет продолжена других частях. Успех начинается с внутреннего диалога и избавления от иллюзий (работу же в нём оставим на третью часть книги), после же идёт оценка всего. Она изменчива, мало совпадает с действительностью. Оценка своих действий, эмоций, и жизни в целом даёт нам набор действий, которые приводят к навыкам и привычкам. А эти установки, в свою очередь, дают нам стабильный результат успеха или отсутствие его.

Стойкая иллюзия

Обыкновенный человек удивляется чудесам. Мудрый человек удивляется обычным вещам» Конфуций

«Есть такие события, которых мы не замечаем на осознанном уровне; они так сказать за порогом восприятия. Они произошли и были восприняты сублимально (под порогом)» Карл Юнг

Жизнь нам принадлежит лишь от части.

От той части себя, которую мы знаем.

М. Циммерманн в учебнике по психологии говорит, что наша сенсорная система отправляет мозгу за одну секунду 11 000 000 бит информации. Наше сознание просто неспособно переварить столько данных. Реальный же объём с которым можно управиться 16-50 бит информации. К примеру свет падает на фоторецепторы нашего глаза, затем они посылают сигналы в мозг, он как-то их фильтрует и выдаёт как пару бит информации. Эти биты (11 миллионов) создают в нашем сознании ощущения цвета и формы (этот механизм еще не до конца известен).

Опыты показывают, что время от стимула до реакции равно 75 миллисекундам. Довольно большая цифра относительно животных, которые нападают на обидчика за 1 миллисекунду. У нас от природы существует эта рассинхронность действий, огромное количество информации нужно «переварить». Холодно, жарко, светло, темно, влажно, больно и многое другое — это оценочные суждения и на их формирование уходит немало времени. Та же головная боль — её в природе не существует, это оценка вашего организма о физиологических процессах в нём же.

Это было бы еще довольно легко, если мы оперировали бы только оценками и эмоциями. Мозг еще выделяет трёхмерные объекты из множества затемнённых участков сетчатки и определяет что там. После этого мы на автоматизмах определяем из чего эти самые объекты сделаны, что из себя представляют. Поэтому не стоит удивляться цифре в одиннадцать миллионов бит информации, поступающей в один момент времени.

Ах, да, у нас так же есть рассинхрон в плане зрительной информации и речью. Фрагменты разговора, а именно собеседник (сама картинка) преподносится с запозданием, чтобы не было разрыва между тем как человек говорит, и когда мы это услышим (на восприятие слуха нужно еще больше времени). За координацию движения отвечает мозжечок, количество нейронов в 2 раза больше, чем в неокортексе (который мы ассоциируем с работой мышления).

«То, что нечто столь замечательное, как состояние сознания, является результатом раздражения нервной ткани, точно так же необъяснимо, как появление Джинна, когда Аладдин потер волшебную лампу» Томас Гекели

Наше восприятие мира специфичная энергозатратная вещь, которая подходит только для существования на Земле. То есть универсальным инструментом мышления является отчасти и только для нас. Немного поменяем условия существование — мозг уже будет не в состоянии решить задачу.

Мы выполняем сразу несколько задач:

1. Воссоздаём реальность, выхватываем её кусками.

2. Проецируем реальность на себя.

3. И всеми способами пытаемся, чтобы не было рассинхрона. Несоответствия того что мы выхватили, с тем что ощущаем.

Наш мозг сильно загружен автоматическими программами, масштаб которых мы неспособны осознать.

Опыт №6. Как мы воссоздаём информацию — загадка, похожая на глухой телефон. Нэнси Кэнуишер из Массачусетского технологического института выяснила какие именно участки мозга (и есть ли они вообще при этом процессе) работают, когда мы представляем на какие-то единицы информации. Испытуемым показали картинки дома и лица, через несколько секунд попросили представить увиденное (или дом, или лицо).

Этот опыт не единичный, мы уже примерно можем читать мысли людей, правда для этого нужно, чтобы они лежали в томографе. А об оценке этого мироощущения будет отдельная глава в первой части книги.

Остаётся вопрос — а как мы воспринимаем этот мир? Будет полезна модель набросков Дэниела Деннета. В своё время он сделал вывод, что все условные сигналы для мозга это лишь фрагменты, нежели полноценные образы. Поступающая информация на нашей внутренней сцене существуют не как отдельные образы, а как их варианты. Исследования Курта Коффки будут интересны (если будет желание изучить подробнее). В них описано то, каким образом формируется восприятие человека. После проведения серии экспериментов, ему удалось установить — ребенок рождается с несформированными гештальтами (установками), и нечеткими вариативными образами внешнего мира.

Всё что мы воспринимаем преподносится как вариант и не больше. Один из множества и эта наша реальность…

Нам кажется что мы воспринимаем мир мгновенно, точно и целиком (и в последнем, что картина целая, тоже не угадали — это иллюзия). Мы видим в подробностях и цвете только центральную часть поля зрения (это связанно с тем, что только в центре сетчатки имеются плотно упакованные светочувствительные нейроны).

Опыт №7. А пока еще одно исследование, к оценке своих образов оно еще не относится — в нём раскрыт вопрос о том, как мозг нас обманывает и жалеет даже в простых вещах. Пьер Фурнере в лаборатории Марка Жаннеро в Лионе просил испытуемых провести ровную линию курсором по экрану компьютера. Две тонкости — своей руки человек не видел, и компьютер мог вносить изменения в движения курсора.

У подопытных было задание провести ровную линию, компьютер хотел запутать участников и у него получилось. Если искажение было не сильно большое, то испытуемые даже не замечали и не осознавали, что рука их отклонялась в сторону, пытаясь вести курсор прямо.

Каждый отдельно взятый мозг — это прекрасное устройство для сбережения ресурсов, поскольку мы бы просто зависли, если бы на нас обрушить весь вал поступающей информации. Он нам помогает не думать об однообразной и скучной работе определения окружающих вещей, как двигаться, перемещаться, дышать и т.п.

Опыт №8. Даниэль Канеман и Амос Тверски избавили мир от представления, мифа, что человек принимает рациональные решения. Человек иррационален, к этому выводу они пришли через многочисленные исследования, вот что пишет сам Канеман в книге «Думай медленно, решай быстро»:

«Внимательная Система 2 — это то, кем мы себя считаем. Система 2 формулирует суждения и делает выбор, но часто одобряет или обосновывает идеи и чувства, возникшие в Системе 1. Вы можете сами не понимать, что проект вам нравится, поскольку автор проекта чем-то напоминает вашу любимую сестру, или что вы недолюбливаете человека за некоторое сходство с вашим стоматологом. Впрочем, если у вас потребуют объяснений, вы, порывшись в памяти, найдете удовлетворительные доводы. Более того, вы сами в них поверите. Однако Система 2 — не просто защитник Системы 1; она часто не дает прорваться на поверхность глупым мыслям и ненужным порывам. Пристальное внимание во многих случаях улучшает деятельность (представьте, чем вы рискуете, если при езде по узкой дороге ваши мысли блуждают неведомо где) и совершенно необходимо в ситуациях сравнения, выбора и обоснования. Однако Система 2 — не образец рациональности. Ее возможности ограничены, как и доступные ей сведения. Мы не всегда мыслим прямо и логически, а наши ошибки не всегда связаны с назойливой и неверной интуицией — зачастую они вызваны тем, что мы (наша Система 2) так устроены…

…Система 1 виновата во многом из того, что мы делаем неправильно, но зато именно ее заслуга во многом, что мы делаем правильно, — а это большая часть наших действий. Наши мысли и действия в нормальных условиях управляются Системой 1 и обычно правильны. Одно из великолепных достижений — богатая и подробная модель мира, хранящаяся в ассоциативной памяти: в одно мгновение она отличает неожиданные события от обычных, немедленно предлагает идею — что ожидалось вместо сюрприза — и автоматически отыскивает некое объяснение происходящих событий»

Можно было бы задаться вопросом: «без разницы как делаем выводы, но решения же мы принимаем сами?». Сами ли? В полной ли мере мы это бессознательное осознаём?

Опыт №9. Роберт Зайонц показывал испытуемым серию незнакомых лиц, каждое из которых было замаскировано сплетением линий (испытуемые не осознавали, что видят лица). После же показывал уже нормальные 2 фотографии, одна из которых была ранее замаскирована. Далее следовал вопрос: «какое из лиц вам больше нравится?». Ответом в подавляющем большинстве было то лицо, которое они только что видели бессознательно.

Опыт №10. Пол Уэлен провёл похожее исследование. Он на бессознательном уровне показывал испуганное лицо, а на сознательном нейтральное; в противовес была вторая группа, которым показывали только спокойные лица. Во всех случаях люди говорили, что видели только спокойные лица. Одна тонкость — у той группы, у которой на подпороговом уровне показывали испуганное лицо, увеличивалась активность миндалевидного тела (которое отвечает за агрессию и тревогу).

Этот феномен называется «эффект знакомства с объектом».

Можем ли мы точно осознать увиденное или «не увиденное»?

Более своевременный вопрос — как нам это мозг преподносит?

Опыт №11. Не из праздного интереса, а в целях лечения эпилепсии разделяли хирургическим путём мозг на 2 полушария, его изучал Майкл Газзанига. На этом расщеплённом мозге проводил эксперимент по выявлению различий до и после операции и пришёл к неожиданным результатам — после данной операции (комиссуротомия) мы получаем два мозга, каждый из которых способен осуществлять сложные психические функции.

Для нас важно не само это разделение, а особенности работы самих этих полушарий. Если предъявить правому полушарию эмоциональную картинку (левому глазу), то человек с помощью левого полушария сможет описать возникающие чувства, но сказать при этом ничего не сможет (из увиденного). Еще более интересно нам левое полушарие (правый глаз) этих испытуемых — не зная о причинах разных эмоций (которые возникли), человек способен описать словами и объяснить увиденное. Как работают эти полушария после операции изучено достаточно. А то, какие иллюзии и когнитивные искажения возникают когда они работают вместе — большой вопрос. На него частично пытались ответить Канеман и другие учёные в своих работах, общий же принцип можно обозначить так — если мозг определённое явление впитал на автоматизмах, то вы всеми силами объясните происходящее и притянете за уши. Наш мозг заинтересован в положительном больше, чем в отрицательном и ему без разницы на автоматизмах впиталась установка или нет. Если вкратце — что бы вы не делали, вы всегда считаете это правильным.

«Специфическая и вечная ошибка человеческого понимания — это то, что оно больше заинтересовано в положительном, чем в отрицательном» Френсис Бэкон

Это правильно, ведь когда вы напрягаете мозг, то расходуете много энергии. 1320 грамм расходует 20-25% всех ккал за день (при интенсивной умственной нагрузке). Не экономно будет думать обо всём подряд сильно то уж интенсивно.

Опыт №12. Иногда чтоб сосредоточится нужно что-то лишнее выкинуть из головы, ведь информации в один момент времени уйма, мозг еще и напрягаться-то сильно не хочет. Кристофер Шабри и Дэниэль Саймонс сняли короткометражный фильм баскетбольного матча. Испытуемых попросили посчитать количество передач команды в белых футболках и так хорошо попросили, или заплатили как-то уж много, что они не заметили как в середине ролика появляется человек одетый в гориллу. Новый персонаж проходит всё поле, бьёт себя по груди и уходит, находясь в кадре 9 секунд. Испытуемых было около тысячи и половина из них утверждали, что не видели ничего необычного.

Опыт №13. Ричард Уорен исследовал слух на похожую иллюзию, названную «реставрацией фонем». Двадцать испытуемых посадили в комнату, где они должны были прослушать аудиозапись и им озвучили, что сейчас на записи будет кашель, поэтому нужно его обвести (в каком месте он был по времени). После эксперимента испытуемых спросили: «заглушил ли кашель какой-либо из звуков?». Девятнадцать сказали, что нет. Даже когда вырезали целый слог в этом же слове и вместо него поставили кашель — никто не заметил.

Когда перед нами стоит сложная задача, которая занимает весь фокус внимания, мы можем и не увидеть много интересных вещей. АУ… где реальность, никто не видел? Потерялась реальность!! Просьба позвонить 8 800…

************************

Подводя итоги главы, вы всё еще верите что мир реальный, и нас с ним тесная связь?

1. Поступающей информации настолько много, что нам нужно действовать на автоматизмах.

2. Мы видим и воссоздаём информацию вариативно и неточно, что дополняется обманом зрения. Так же мозг готов вас обмануть в синхронизации движений и зрительного образа.

3. Мы большую часть информации упускаем из виду, но в черепной коробке она остаётся и может подействовать на вас при принятии решений.

4. Если одно полушарие не может объяснить, второе найдёт для этого слова (левое полушарие). Мы обречены везде искать чёткую причинно следственную связь, даже там где её нет.

5. Если перед нами стоит тяжёлая задача, требующая забрать всё внимание и ресурсы мозга, мы можем упустить ту самую реальность.

Мы из раза в раз думаем, что имеем дело с реальным миром. Всё что мы видим — у нас в голове и очень сильно уж повезёт, если это хоть как-то совпадёт.

Сознание это побочный продукт работы нашего мозга, а мышление эффективно только для нас и только в этих «земных» условиях. Хотя на данном этапе книги это больше похоже на игру слов.

Весь внутренний мир театр

Всё что мы видим и чувствуем производит наш мозг. Устойчивая иллюзия эта наша с вами реальность.

В этой главе речь пойдёт о том, как мы преобразуем интеллектуальные объекты. Мозг принял, и как он обрабатывает эту информацию? А если быть еще точнее, то будем говорить о тяжести интеллектуальных объектов.

Весь наш внутренний мир — театр. Актёры играют некудышно, какие-то переигрывают, какие-то уходят к более авторитетному и известному режиссеру. Все, от костюмера до мецената, себя считают пупами земли. И каждый из них… каждый… хочет внести какую-то свою сущность… о чём вообще эти, не побоюсь, люди творчества, говорят?

************************

«Не верю» К.С. Станиславский

Услышали бы избитую фразу, если бы сказали что мышцы можно качать силой мысли. Может это хоть на толику реально?

Опыт №14. Гуан Ю и Келли Коул исследовали тяжесть мысли в буквальном смысле. Люди были разделены на 3 группы. Первая тренировала мышцу (управляющую мизинцем, гипотенара) в течение 4 недель по 5 сеансов в неделю. Вторая группа должна была представлять, что выполняет эти же упражнения 4 недели по 5 сеансов. Третья группа жила своей жизнью — лучший заработок в жизни (ты просто существуешь, а тебе платят… пошутили и хватит). Итак, в группе, где тренировали мышцы сила возросла на 30%; в группе, где тренировали мышцы силой мысли, сила возросла на 22%; счастливые люди, которые ничего не тренировали (и получили деньги) — их сила возросла на 2,3%.

Как такое может быть, я это осознать до сих пор не могу. Можно придумать объяснения о мышечном чувстве и том, что силовые результаты контролировали спустя рукава, что любой мотивированный человек их переплюнет, но исследований подобного плана много…

К примеру, в медицинской практике замечено, что сравнивать просто 2 лекарства бесполезно. Нужно плацебо (это вещество без явных лечебных свойств). Эффект от этого вещества — улучшение самочувствия пациента. Лечебных свойств как таковых нет, а лечение идёт. Предположим, что если одно лекарство не показало никаких различий по эффекту между ним и плацебо, то оно не рабочее. Улучшения есть, но это лишь иллюзия.

Шутка природы — внушаемость человека и материальность мысли (в какой-то степени), именно поэтому если речь идёт о внутреннем мире, — «после» чего-то не значит «вследствие» чего-то. Возможно, мысли и факты не с чем не связанны и дополнительная тяжесть грозит разрушенными ожиданиями после.

Опыт №15. Уильям Харт провёл системное исследование по вопросу когнитивного искажения: мы в 2 раза чаще склоняемся к подтверждающей информации, нежели отвергающей первоначальное мнение. На мнение часто не лучшем образом сказываются автоматизмы, которые прописаны у нас в голове.

Опыт №16. Но в противовес предыдущему исследованию есть результаты эксперимента Хашера Гольдштейна. В 1977 году испытуемым предлагалось ответить на 60 вопросов, 20 из них повторялись через 2 недели. В тот момент когда испытуемый 3 раза сталкивался с ложными утверждением — он больше принимал его за правдивое. Тяжесть накапливается даже если мы сталкиваемся с ложным утверждением.

После того как вы поверили во что-то — вы начинаете «бредить» и видеть факты, которые подтверждают эту информацию. Они могут не соответствовать и быть притянуты за уши. Если вас попросить указать на красные объекты в комнате, то вы найдёте их великое множество, даже если это каралловый — всё ради успеха, ведь нам сказали найти красный.

Опыт №17. Ричард Талер открыл «эффект владения». Если у вас билет на концерт на хоккей (стоимостью 1000 рублей) и вы страстный фанат команды, которая играет, то вы захотите за этот (если скажут продать) билет 2000-5000 рублей. Также исследование Канемана позволили систематизировать и придти к выводу, что разница в цене двойная. В 2 раза больше ценим то, чем уже владеем.

Мы неосознанно наделяем дополнительной тяжестью интеллектуальные объекты в нашей голове только потому, что мы ими владеем.

К какой категории людей вы себя причисляли и причисляете, вспоминая школьные, студенческие годы, да и в рабочей деятельности?

Опыт №18. Рассмотрим одно исследование проведённое в режиме тестирования более одно миллиона школьников в США. Опрос был проведён перед поступлением в высшие учебные заведения. Их попросили оценить способность ладить с окружающими, а именно к какой группе они себя относят: верхний, средний или низший уровень. И подавляющее большинство выбрало верхний, а по оценке лидерских качеств лишь 2% признали свою некомпетентность. Все ученики старших классов — это лидеры и везунчики, с ними все хотят общаться и так далее. Но не могут быть все лидерами, это невозможно… есть 70-80% середнячков, к которым себя никто не захотел причислить.

Психологи это искажение назвали «эффект выше среднего». Исследование так же были проведены на водителях, менеджерах высшего звена, инженерах. Из последних 40% записали себя к верхним 5% (по умственным способностям).

Опыт №19. Интересно и то, как мы меняем тяжесть интеллектуальных объектов. Брайн Кнутсон изучил реакцию людей на порядок предоставления информации. Замерялись показатели изменения активности головного мозга в поведении покупателей. Выяснили, что цена в начале и конце предложения воспринимается по-разному (разными категориями покупателей). Цена на прямую влияет на участки мозга связанные с болью. Цена не изменилась, вам продали всё тот же товар (просто не сделали вилку цен, не описали необходимые достоинства) и вы можете испытать боль сравнимую с физической. Цена не изменилась, товар не изменился, а состояние изменилось. Тяжесть цены на вашей внутренней сцене изменилась.

Опыт №20. Так же мы меняем тяжесть интеллектуальных объектов в зависимости от того кто с этим объектом (или действием) связан. Роберт Йеркс провёл эксперимент над 2 группами обезьян: банан помещён в ящик, который без сложной моторики рук было не достать. Так вот, когда обучили обезьяну с высоким социальным статусом, ей стали подражать и учиться (что не сказать о том моменте, когда обучили обезьяну с низким социальным статусом — у неё бананы лишь отбирали и никто не обучался столь полезному навыку).

Авторитет на нас, людей разумных, действует крайне сильно. Одни и те же действия людей с разным статусом мы по-разному оценим. Одно дело, если вам подсказал что-либо в рабочей сфере директор фирмы, а другое дело — охранник супермаркета. Два одинаковых совета, две разные тяжести на внутренней сцене, два разных сценария действий после «совета».

Кроме всего прочего мы готовы воссоздавать тяжесть из ничего, буквально из воздуха ни на чём не основываясь… если мы взглянем на движения объекта, мы с точностью можем сказать жив он или мёртв, человек или кошка и т.п… можно увидеть, чем занят человек, а есть ли человек?

Опыт №21. Гуннар Йоханссон прикрепил 14 лампочек на теле одной из своих студенток и заснял её движения в темноте. В видео видны только сложные движения 14 маленьких точек, если посмотреть на каждую в отдельности, то они бессмысленны. Даже если посмотреть без движения на все, то уже можно примерно обозначить пол «объекта»? Как, это же просто 14 точек или нет? А если на просторах интернета найдёте подобные видео (коих много), то сомнений не останется — наш мозг врёт нам. Мы у себя в голове воссоздаём из ничего и наделяем сущностями то, чего и вовсе не существует в реальном мире.

Не про это ли говорил Платон?

«Человек существо бескрылое, двуногое, с плоскими ногтями, восприимчивое к знанию, основанного на рассуждениях» Платон

Так же он сказал, что мы заперты в пещере и определяем мир по теням. Пещера — это наша ограниченность реальности из-за мозга, тени — это наши репрезентации, то какую дополнительную сущность мы вносим в интеллектуальные объекты, абстракции.

«Определение ментальных репрезентаций — это путь к точности в психологи. Многие определения поведения производят впечатление чего-то несерьезного, потому что в них психологические явления объясняются в терминах других, не менее загадочных психологических явлений. Почему людям это задание труднее выполнить, чем то? Потому что первое задание «более сложное». Почему люди распространяют информацию об одном объекте на другой объект? Потому что эти объекты «похожи». Почему люди замечают одно событие, но не замечают другое? Потому что первое событие «более заметно». Все эти объяснения — сплошное надувательство. Сложность, схожесть, важность — все это зависит от обладателя мышления, и как раз это мы и должны попытаться объяснить…

…Но если мы опускаемся на уровень репрезентаций, мы сталкиваемся с менее эфемерными сущностями, которые можно точно сосчитать и сравнить» Стивен Пинкер

Сущность подразумевает совокупность таких свойств предмета, без которых его нельзя представить. Платон называл сущностями идеи, они же и вечны, и познаются только умом. Эйдос (та же сущность) у Платона подразумевается только как внешнее проявление, поскольку только люди приписывают вещи свою уникальность. У стола — стольность, у кружки — кружность и так далее. Это всё звучит нелепо только на первый взгляд. Если вы уже давно в своей профессии и следите за поведением людей, то замечали ли вы, что коллеги иногда близоруки ко многим вещам. Ответ на вытянутой руке, а люди думают как бы решить посложнее, только потому, что они не могут у себя в голове представить какой-то объект в другом амплуа (с другим эйдосом). Иногда это идёт вразрез с представлениями и опытом и можно убрать дополнительную сущность с предмета. В человеке мы часто ищем что-то человечное и для всех же разное. Кто-то озлоблен на весь мир и считает всех подонками и подлецами, кто-то считает всех славными малыми, каждый из нас найдёт что-то своё человечное и не усомниться в нём из-за праздности и лености мозга, и придумок какого-то из полушарий (Газзанига).

Опыт №22. Наделив сущностью человека или вещь мы начинаем в это верить. Роберт Розентал собрал коллекцию фотоснимков, которые раньше были оценены как нейтральные, но никому об этом не сказал. А обозначил для подопытных совершенно другое. Поделил на 2 группы. Сказал, что собирается повторить уже удавшийся эксперимент: 1 группе добавил, что все люди успешные; 2 группе, что все люди неудачники. После дал им задание — другим (посторонним) людям показать фотографии и записывать, что они скажут про этих персонажей. Нюанс — подопытным нельзя было говорить об успешности людей. Опрос выяснил, что успешные — успешные, неудачники — неудачники. Фотографии опытным путём были отобраны нейтральные…

Мы даже на невербальном уровне впихиваем сущность, которой располагаем.

«Во всем мне хочется дойти

До самой сути.

В работе, в поисках пути,

В сердечной смуте.

До сущности протекших дней,

До их причины,

До оснований, до корней,

До сердцевины» Борис Пастернак

Опыт №23. Этот механизм был с нами всегда. Пол Блум с сотрудниками создал «копировальную машину души» и эксперименты были проведены с детьми, поскольку они менее предвзяты. Машина эта — бутафория из пары ящиков и игрушечных кнопок, нажимая которые, якобы, копируем нечто из 1 ящика во 2.

По началу в машину помещали обезличенные предметы, после же повысили ставки и помещали животных. Дети отказывались верить, что одинаковые внешне хомячки и собаки одинаковы внутри. То есть одно дело кости и плоть, а другое дух. Дети не признавали оригинала в копии.

Учёные пошли еще дальше (хотя казалось бы куда). Помещали в первый ящик животных и «копировали» их в предметы. Выяснилось, что дети больше признают собаку в ложке, чем собаку в другой собаке. Удивительно? После они поместили их любимые игрушки в первый ящик, нажали на кнопки, и во втором ящике появились новые копии — которые дети не признали за таковые.

«Существует и такая языковая игра: изобретать имя для чего-нибудь» Людвиг Витгенштейн

У нас отчасти нарративное мышление. Отчасти того, что мы пытаемся придать сущность и назвать что-либо. Просто, чтоб проще жилось. Дали имя, внесли сущность. Красота, шаблон готов. Мозг понапрасну не напрягается, это эволюционно выгодно.

************************

Весь наш внутренний мир театр. Театр с паршивыми актёрами.

Тяжесть интеллектуальных объектов:

1. Наделяете сущностью, вносите характеристики предмету или существу то, чего в реальной жизни нет. Способны и готовы передать сущность на невербальном уровне.

2. Иногда внесение сущности в какой-то процесс влияет на результат (в опыте физический), насколько бы это удивительно не выглядело.

3. Мы с вами в 2 раза чаще склоняемся к информации, которая подтверждает наши мысли; мы частенько ищем сущности в вещах, чтоб оправдать какие-то доводы; но если нам из раза в раз повторять ложную мысль (лучше в СМИ) мы готовы в неё поверить, или хотя бы допустить мысль правдивости.

4. Мы в среднем в 2 раза больше ценим своё. И мы ни в коем случае не думаем, что мы середнячки. Никто так не думает, но 70-80% ими является.

5. Мы готовы менять тяжесть, к примеру, цены в зависимости от того когда она говориться и как нам её преподносят.

6. Если авторитет (для вас) сделал что-либо, то вы в большинстве своём будете у него учиться. Но если тоже самое сделает дворник, у вас не будет никакой реакции. Вы даже доводов никаких слышать не захотите.

Это только начало когнитивных искажений. Список этот дополнится в конце части книги, поскольку некоторые исследования нам нужны чуть позже.

************************

Весь наш театр, вся наша сцена — это ощущение созданное сейчас. В каждое конкретное «сейчас», и не больше. Мы по-разному оцениваем, вносим тяжести каждый раз. Это чувствование мира индивидуально каждый момент времени.

На данном этапе важно понимать — какую сущность вы внесли в слово успех? Успеть можно многое, но ваше ли это. Мы живём в осознании, что мир нам понятен. Откуда эта понятность взялась? Желаем какого-то универсального ответа на вопрос «что делать?». Мир сложен, многогранен, мы видим лишь отголосок его. И этот театр у всех по-своему одинаковый и разный одновременно.

Весь внешний мир гастроль театра

Любой человек может быть дико интересен. Этому можно научиться. Да мы все крайне одинаковы в своей природе. У нас есть 3 структуры мозга: мозг рептилии, мозг млекопитающего и мозг примата. Они нами руководят в плане борьбы инстинктов на нашей внутренней сцене (об этом мы еще поговорим в главе мотивация на успех). Сейчас важно понимание, что инстинктов немного и все их можно разделить условно:

1. Рептильный мозг — бегство или интерес.

2. Мозг млекопитающего — секс, власть, ресурсы.

3. Мозг примата — быть частью «стаи»

Еще есть один инстинкт, выделил Павлов — «любопытство мыслителя». Это в общем (каждая структура мозга еще будет рассмотрена более подробно дальше в главах). Ни у кого нет сомнений, что базовый набор у всех один? Так же у нас соотношение (пропорция) разных частей мозга разная, и поэтому мотивация на те или иные действия тоже разная.

При всей нашей одинаковости — мы все разные. И все крайне сложно устроены. Мироощущение у всех разное, тяжесть интеллектуальных объектов так же, каждый живёт в своём уникальном нарративе (истории), зачастую продиктованным культурным пластом, в котором воспитывались…

Мы все разные, и, возможно, все интересные.

Опыт №24. Британский антрополог Роберт Данбар исследовал 38 видов приматов и сделал (еще не раз подтверждённую версию), что человеческий мозг может вмещать в память 150-230 членов группы, но это была лишь сравнительная характеристика нашего мозга с мозгом других приматов.

В 2002 году Данбар вместе с Расселом Хиллом решил проверить теорию на людях. Посчитали скольким людям англичане шлют и получают открытки на Рождество. Открытки стоят каких-то денег и усилий написания. Поэтому сделали вывод — шлют только тем людям, отношения с которыми хоть как-то важны. Среднее число индивидов получилось 153,5.

В 2010 году учёный решил проверить свою теорию на социальных сетях (Facebook, Instagram и т.п.). Выяснил, что если даже у человека в «друзьях» 2 000-10 000 людей, то активно он сможет взаимодействовать со 150-200 из них. Выводы исследований Роберта Данбара подтверждались не раз, так же сводились к некоторым кругам общения. 150-230 знакомых, 50 коллег и единомышленников, 15 близкие родственники и друзья, 5 близкий круг.

И не просто может, а вмещает и стремится к этому. Это наш эволюционный механизм. В третьей части поймём, что и с мышлением этот инструмент имеет много общего.

Как минимум всех нужно считать сложными, чтоб неприятных неожиданностей не было. Уровень «их» сложности напрямую зависит от вашей личной сложной организации на внутренней сцене. Нам хоть и нужно пугать окружающих, чтоб сильно не окружали, но взаимодействовать нужно еще научиться.

Опыт №25. И мы же прибываем в уверенности из-за лености мозга, что мы то всё про всех знаем. А вот и нет. Элизабет Ньютон провела исследование на тему когнитивного искажения (иллюзии) открытости собственного опыта. Было предложено угадать мелодию по постукиванию пальцев о стол. Те, кто стучал, утверждали, что люди, сидящие напротив, точно угадают, а угадали только 3 %. Наш богатый внутренний опыт и тяжесть интеллектуальных объектов — только наши параметры и другим в голову они никаким образом не придут сами по себе. Понимание людей — это заблуждение.

У нас, если признаться, у всех промелькиваем мысль, что все вокруг тупые, а мы одни грааль нравственности, морали, знаний и чего бы то не было еще.

Опыт №26. Но когда мы лишаемся социальных связей, мы испытываем боль, которую можно сравнивать с физической. Наоми Айзенбергер исследовала корреляты социальной изоляции на виртуальную игру с бросанием мяча, в которой подопытные были исключены в какой-то момент. В момент изоляции от группы активность мозга была в тех отделах, которые отвечают за физическую боль.

Нужны ли нам эти люди все? Мы готовы испытывать боль!

Опыт №27. Не так всё просто. Джеймс Хаус и коллеги опросили 4775 взрослых людей в одном из округов под Сан-Франциско. Подопытные заполнили ответы на вопросы: семейное положение, контакты с родственниками, социальное положения и прочие. Все ответы перевели в показатель «индекс социальной сети». Высокий индекс — вы с социумом «на ты», низкий — вы с социумом «на вы, а лучше не мешайте мне никто». Учёные анализировали 9 следующих лет их состояние здоровья, а так же придумали как математических выделить эффект социальных контактов из остальных факторов. За всё время наблюдения (9 лет) у тех людей, чей индекс был определён как низкий, вероятность смерти оказалась в 2 раза выше, чем у подопытных со схожей жизненной ситуацией, но более социально активными.

Мы нуждаемся в других людях. Мы нуждаемся в их поддержке, даже если она не прямая. Мы социальные животные. Причём если у нас есть пару друзей на работе — увеличивается ваша вовлечённость, лояльность к компании и удовлетворённость от жизни в целом (Дональд Клифтон).

«Человек есть общественное животное» Аристотель

Опыт №28. Стенли Шехтер в своей книге описывает исследование о том под какими факторами незнакомые люди могут сплотиться. В Университете Минисоты собрали около 30 незнакомых друг с другом студенток и попросили не контактировать. В комнате их ожидал мужчина, который старательно наводил панику как словами, так и внешним видом. Сказал он, что пригласил их с целью изучения электрошока на человека, будет подвергать их электрошоку, вот собственно и весь эксперимент. Кроме одной детали: групп было 2. Первой он говорил какое-то время, что электрошок это больно и мы будем применять интенсивное воздействие. Второй сказал, что электрошок это не страшно, суть эксперимента в другом и больно не будет. Интересное же произошло дальше… он попросил выйти на 10 минут для подготовки оборудования. 63% запуганных студенток (1 группа) предпочли ожидать все вместе, а в незапуганной 2 группе 67% предпочли гордое одиночество.

Возможно, чтоб контактировать с людьми нам нужен толчок. Возможно, мы понимаем интуитивно внутренние механизмы только в экстремальных условиях.

Опыт №29. Если мы уже вписались в какое-то общество, то мы будем уж сильно этим дорожить. Люди нам в целом могут и не нравится… Маркус Брауэр испытуемых просил оценить по школе от 1 до 100 профессии людей, ну и все мы где-то работаем, поэтому люди сами к какой-то группе принадлежали. Собратьев по профессии все оценили более 70 баллов.

А уж если мы сплотились то УХХХ. Сейчас как покажем этому миру где раки зимуют, но нет. Когда мы сплачиваемся и работаем плечо к плечу, то нам не избежать социальной лености. Мы делим долю ответственности со всеми собратьями, в итоге работаем менее эффективно. И то как-то с «подковыркой» что ли…

Опыт №30. Де Вааль и Бросман исследовали шимпанзе на предмет принятия решения. Подопытные выбирали честный обмен только тогда, когда нечестный им ничем не грозил. Тяжесть решения в социальной группе меняется, если вам нечем рисковать.

Опыт №31. Стивен Харкинс завязал шестерым подопытным глаза, надел на них наушники. Участники не могли слышать себя и других. Далее попросили хлопать в ладоши и кричать овации то в одиночку, то сразу шестерым. Перед экспериментами они оценили, что кричать будут больше, ведь не будут стесняться… по факту, когда кричали «шестеро», шума стало от каждого на треть меньше.

В группе мы, зачастую, работаем не эффективно. Так же это зависит от того на сколько близко к нам человек и физически, и эмоционально.

Опыт №32. Питер Сингер описал в исследовании: если перед нами встанет выбор между тем, чтоб перевести деньги на лечение незнакомому ребёнку или спасти его же в реке (потеряв в стоимости костюма столько же), то выбор окажется в пользу второго.

Нам важно принять человека в свою стаю, хотя бы увидеть его, чтоб проникнулся и наделить в своей голове его какой-то тяжестью. Нам важно видеть человека и в этом процессе мы интуитивно начинаем ему подражать и повторять его движения.

Опыт №33. Густав Кун и Майкл Ленд провели эксперимент по работе нашего зрительного восприятия и движении глаз в разных социальных ситуациях. Учёные продемонстрировали роль социальных подсказок, демонстрируемых партнёром по коммуникации. Оказалось, что набросок лица человека или животного в какую-либо сторону, вызывает сдвиг внимания испытуемого в эту же сторону. А дальше больше… даже если взгляд направлен на предмет, которого нет в реальности или на видео, то мы его «увидим», додумаем и не заметим ошибку.

************************

Всё в мире отношения. Наш мир состоит из отношений, отношений кварков, атомов друг к другу, отношений планет и галактик. Всё отношения, и в нашей голове всё складывается из членов стаи.

Какие уже люди обитают в нашей голове, в этом сумасшедшем театре — это большой и глобальный вопрос. Они возможно не так умны, и вы для кого-то не так уж эрудированны, но сложны из нас все. Глава будет продолжена во второй части книги, где сделаем окончательные выводы, написана была же для избавления от иллюзии понятности и тупости других людей.

Сложность нашей внутренней организации определяет сложность людей вокруг. Если все вокруг идиоты, то вы центральный… с этим нашем внутренним идиотом нужно как-то придти к успеху или хоть к какому-то результату. Критичным вопросом становится понимание природы окружающих членов вашей группы.

Так уж вышло, хотим мы или нет, человек социальное животное, и качество социальных связей, зачастую, определяет качество жизни, счастье и всё вытекающее из этого.

Сила воли миф

Сейчас мы как перевернём мир!

Часто возникающая мысль, эмоции через край. Знаний хватает, но что-то до дела не доходит. Еще и всё время в новостной ленте социальной сети — приёмный ребёнок чистильщика вольеров в зоопарке выиграл миллион долларов; какой-то малец создал приложение, которое позволяет вызвать доставку еды на квадрокоптере; 3 одноклассницы вышли замуж; коллега по работе убил на охоте 3 кабана, а вы даже лицензию не купили в этом году. Все могут себя взять в руки, у всех есть сила воли, а в вас не то не сё…

Складывается впечатление что где-то подкралась иллюзия.

Если под ворохом исследований, которые пытаюсь попроще излагать, вспомним первые (Павлов, Анохин… тюремный эксперимент), то жизнь циклична. Динамическая стереотипия не обязательно для всех окажется сюжетом из фильма «День сурка». Мы высокой ценой платим за свою реактивность к сигналам внешнего мира. Знак — щёлк и зажужжало. Это может быть что угодно:

1. Мнение авторитета, начальника.

2. Обязательство перед социумом.

3. Игра с иерархическим инстинктом.

4. Игра с ресурсами или их дефицитом.

5. Игра с потребностью в восхищении.

6. Парадокс или незаконченность системы.

В моём понимании динамический стереотип и ситуативное мировоззрение практически одно и тоже. Две стороны одной медали.

Ситуативность мировоззрения или нарратив (история), в котором мы живём, проявляется при наличие сигнала извне. А при динамическом стереотипе этот сигнал уже есть в нашей жизни. Нарратив просто включается, иногда меняя наш привычный стереотипный мир.

Мы живём в истории. Мы себя считаем не середнячком и уж точно не лузером. У нас есть сила воли, только где она не знаем. Мы еще с детства впитали незамысловатые сюжеты и истории с культурного пласта, в котором находимся.

Мотивы по которым пишется наша личная история идёт по отголоскам культуры, в которой мы воспитывались. «Человеческие универсалии» такие как: власть и богатство, сексуальные нормы, статус и престиж, разделение труда по половому признаку, конфликты внутри группы, вражда между группами. Этот список вас вряд ли удивил? Мы всё это достаём из нашего бессознательного.

Можно вспомнить бессознательное Карла Юнга и представление об архитипах. У нас на счёт себя прям история и в каких бы передрягах мы не оказывались — она должна продолжаться и жить сама по себе. Мы всегда себя оправдаем, даже если оказались бы в тюрьме на месте охранника (и глумились над узниками). Даже если преподаватель, начальник, партнёр говорит что-то нелестное — мы себя оправдаем, история должна жить. Она переключается под действием знаков и меняется стратегия поведения, порой до неузнаваемости.

Эта враждебность человеческого рода внутри группы и тем более с другими — она запрограммирована. От какой то части генетически, от какой-то (большей) культурно. Конрад Лоренц: «Есть веские основания считать внутривидовую агрессию наиболее серьезной опасностью, какая грозит человечеству в современных условиях культурно-исторического и технического развития». Всё от развлекательного контента в интернете до научной сферы — борьба. Нам везде и всегда показывают борьбу за место под солнцем, и она (если себе честно признаться) нас нисколько не удивляет.

«Посмотрите, кого мы убиваем: комаров и мух. Потому что они вредители! Львов и тигров. Потому что это прикольно! Цыплят и свиней. Потому что мы голодны! Фазанов и перепёлок. Потому что это прикольно… и мы голодны! Ну и людей… Мы убиваем людей, потому что они вредители… и это прикольно!» Джордж Карлин

К превеликому сожалению тот факт, что мы агрессивные, тему мифа силы воли не заканчивает, а только приоткрывает…

Попробуйте подумать, что вы скажете о своей личной истории шефу, а девушке, жене/мужу, коллеге, незнакомому попрошайке… если у вас нет ситуативности мировоззрения, то почему вы каждый раз говорите про себя что-то разное?

Тюремный эксперимент (Зимбардо) показал, что когда нас наделили обязанностями, дали атрибуты какой-то профессии, то шторку то срывает. Шторку под названием мораль, нравственность, человечность и т.д.

Опыт №34. Музафер Шериф провёл исследование на подростках лагеря Робберз-Кейв, которых тщательно выбирали, чтоб они ничем не отличались друг от друга. Из 200 кандидатов, лишь 22 семьи согласились на участие в эксперименте своего чада. Поделили на 2 группы по 11 человек, чтобы 2 команды были равны по возрасту, весу, физическим данным, которые были нужны далее в ходе опыта. Поселили отдельно друг от друга, первое время они были не в курсе происходящего. Исследователи (вожатые) стали записывать тонкости взаимодействия в каждой группе, когда они играли в бейсбол, занимались пением, прочими делами. Группы за коллективным занятием, что не удивительно, начали сплачиваться, придумали себе название команды и т.п. но никакая из групп еще не знала о соседней.

Сами назвавшиеся «Змеи» и «Орлы» начали контактировать примерно через неделю. В первый день (от знакомства) «Орлы» проиграли в перетягивании каната. Чуть погодя, «Змеи» подняли свой флаг, а «Орлы» его сожгли (исследователи бдят, но не вмешиваются). Наутро «Змеи» (которым сожгли флаг) сговорились и устроили с визави потасовку, исследователи угомонили бунт. И дальше всё происходило в духе соперничества и ненависти к противоположной группе.

Мы ищем «своих», а когда находим мы пишем свою историю. Внутренний режиссер из театра сумасшедших находится в своем нарративе, наделяет тяжестью людей, которые нам сильно то могут и не нравится (просто так уж получилось, что они свои). Так или иначе, мы тешим своё самолюбие, что мы уж точно не ниже среднего, а скорее даже выше и выше, и выше. Тут бы не попасться на другой аспект ситуативного мировоззрения…

Опыт №35. Стэнли Милгрэм более подробно исследовал влияние авторитета на нарратив (историю), в котором мы находимся. В опыте участвовало 3 человека и немного аппаратуры. Актёр, который должен был играть чувство боли от удара тока (когда отвечал неправильно на вопросы). Подопытный, который должен был нажимать на «псевдоКнопку» за неправильные ответы актёра (задавал их учёный). И учёный, который должен был влиять своим авторитетом на то, чтоб подопытный нажимал на «псевдоКнопку», якобы, актёра бил ток. Испытуемый, конечно же не знал, что аппарат не работает, он знал лишь то, что с каждым разом аппарат актёра будет бить всё сильнее и сильнее, доходя до 450 В. На фоне всего этого учёный брал все последствия на себя. Авторитет учёный проявлял тем, что задавал вопросы актёру, а если тот не отвечает, он поворачивался к подопытному и убеждал нажимать кнопку (не выдавая хода эксперимента).

Перед обнародованием результатов спросил мнение экспертов. Последние склонялись к цифре 2%. Два процента людей дойдут до отметки 450 В. Сколько дошли? 65% подопытных под действием авторитета и той ситуации, в которой оказались, дошли до отметки тока, способный вызвать ожог, пробой кожи и так далее по списку вплоть до остановки сердца.

Мы становимся крайне опасны, если попали в ситуацию, которую только кажется, что можем контролировать.

А как мы на самом деле принимаем решения? Не то, какие факторы на него влияют и общая обстановка, создавая некоторые предпосылки, а что именно?

Опыт №36. Ухтомский. Собака съела «товар», он ей понравился точно (но Алексей Алексеевич в курсе не был). Узнал же он каких размеров был тот самый «товар», когда она опорожнилась прямо в середине эксперимента, а он не включал даже в мыслях столь экстравагантного результата или даже промежуточного. А теперь поподробнее. Исследование выявление скорости реакции животного на электрическую стимуляцию. Током били, а она (собака) должна была с какой-то скоростью отдёрнуть лапу и эту реакцию изучали. Пока с чем-то неприятно пахнущем ничего не связано, толи будет. Однажды после череды ударов током собаке «хоть бы хны» — и глазом не повела, и лапой не дернула. Ухтомский не долго думая пошёл проверять оборудование с соседнюю комнату, вернувшись его ждал «сюрприз» прямо в станке, где было закреплено животное.

Так ему и надо, живодёрина, скажут большинство сентиментальных людей (может и правы). Но интересно не это, хоть и наткнулся на это Ухтомский случайно. Принцип доминанты — это механизм работы мозга, благодаря которому в нём господствует единственный очаг возбуждения, все прочие не принимаются мозгом в расчёт и не реализуются в поведении, тормозятся и переориентируется (ускоряя работу) на господствующий. Если вы полны гнева, то по неизвестной причине вы злитесь из-за пустяков. Факт, что вас легко вывести из себя, лишь увеличивает злобу.

Праздность мозга диктует, что мы не сильно-то уж заинтересованы решать сложные задачи. Выберем лёгкий путь относительно сформировавшийся доминанты. Какие очаги возбуждения, доминанты у вас — стать богатым, вызывать всеобщий трепет и восхищение, максимально себя от всего обезопасить, счастливую семью или просто сексуальное желание, быть на верху иерархии и иметь друзей — всё то, что нужно мозгу. Исключить страх у рептильного; у лимбической системы — ресурсы, власть и репродукция; у неокортекса — социальность и любопытство. Так же авторы предлагают избавиться от приставки «самый» по отношению к себе и другим, это во-первых. А во вторых существует 2 конца доминанты: 1 — внутренний, когда физиологические потребности выходят на передний план; 2 — внешний, кода побеждает виртуальная доминанта (априори недостижимая). Мы хватаемся за часть реального мира, а из субъективной реальности — объективных мыслей не получится.

Мы уже как-то заходили с другого бока по поводу обработки и правдивости информации. У нас есть определённый набор убеждений по поводу чего-то конкретного, и согласно теории доминанты вы будете искать только положительное подкрепление всем фактам, а что не будет подходить под ваши данные, будет игнорироваться.

Мозг, вроде что-то хочет нам навязать, но во времени-то мы еще не связаны. Есть доминанты и мы их усилием свой могучей воли способны контролировать и направлять наши действия. Глава явно названа неправильно, так?

Оказывается нет. И на это есть множество опытов, на которые нельзя взять и закрыть глаза.

Опыт №37. Бенжамин Либбет доказал, что ощущение свободы воли является иллюзией. Еще одно когнитивное искажение. Человек сидел за столом, задание его было простое — пошевелить одной из рук (был эксперимент и с пальцами), на которых установлены датчики; участников так же попросили (часы стояли прямо перед ними) сказать, когда именно они приняли решение пошевелить той или иной рукой. Решение это должно было быть именно спонтанным. Изменение активности мозга замерялось при помощи электродов, прикреплённых к голове.

Анализ мозговой активности испытуемых показал, что решение пошевелить запястьем принималось ими за 3 секунды до того, как они осознавали, что произвели это движение. Физиологи к тому времени уже несколько десятилетий знали, что потенциал готовности в мозге возникает за доли секунды до того, как человек производит движение. Интересно то, что субъективное ощущение «принятие решения» возникало позже, чем потенциал готовности поднять руку.

У Бенжамина Либбета были последователи из Института когнитивной психологии и нейрофизиологии им. Макса Планка в Лейпциге. Людей просили нажать на одну из двух кнопок, в то время пока они следили за расположенными в случайной последовательности буквами, появлявшимися на экране. Вместо электродов на голове, ученые использовали магнитно-резонансную томографию, что дало более точные данные. Они сообщали, какую букву видят в момент, когда принимают решение нажать ту или другую кнопку. В результате эксперимента было обнаружено, что определенные участки мозга участников эксперимента уже содержали информацию о том, какую кнопку они нажмут за 7-10 секунд до принятия сознательного решения.

Опыт №38. Элоди Варрен исследовала подобное искажения в принятии решений. Суть эксперимента была в том, что группа людей ходила по беговой дороже, им сказали, что в какой-то момент нагрузка увеличится, поэтому нужно отследить точное время когда это произойдёт. Ничего не предвещало беды и общественного резонанса. Только вот одно «но» — люди правильно меняли характер ходьбы за несколько секунд до того, как осознанно это поняли. Бессознательно мы можем много, только вот сила воли тут где?

Опыт №39. Как оказалось — частенько мы выдаём (бессознательно приписываем) чужие решения за свои, как показал Дэниэл Вегнер. Условия эксперимента были несложные: у подопытного есть напарник (помощник исследователя), каждый из них (и подопытный, и напарник) клал руку на компьютерную мышку, перемещая которую — можно было двигать курсор на компьютере (на котором, в свою очередь, были некоторые объекты и на них нужно было навести этот курсор в ходе эксперимента). В начале опыта давалась команда сдвинуть курсор на один из объектов. Выяснилось, что если интервал между мыслью и движением курсора составляет 1-5 секунд, то подопытный будет уверен, что он совершил это действие (конечно же все эти люди были оцеплены датчиками где только можно было).

Удивительно то, что действий не было, а уверенность была. Действия совершали их напарники, но из раза в раз их мозг преподносил обратное. У нас есть ощущение, что собственное намерение — причина действия. Но это миф. Причинно-следственной связи нет.

Мозг можно поставить только в условия, когда он сам чего-то захочет делать или вы на бессознательном уровне будете принимать «ваши» решения и жизнь промчится мимо.

На каждого из нас действует свои обстоятельства, тут нет универсального рецепта. Жизнь как и подвержена динамическому стереотипу, с которого лучше бы выбраться; так и проживаем её в каком-то одном из вариантов.

Мы не можем контролировать мотивы своих действий, они чисто животные.

Мы не можем контролировать эти мотивы во времени, ведь зачастую они возникают раньше нашего осознания. Если мы не знаем наших мотивов, и не умеем «работать» со своим мозгом, то мы и не заметим ничего из этого. Мозг додумает на внутренней сцене всё что захочет, чтобы слишком много не переживать…

Сила воли — миф, который давно было пора развенчать.

************************

И всем нам кажется, что эти исследования не про нас. «Ну уж это не про нас, там дети, тут собаки, тут жители другой страны, тут крысы, там безвольные, тут завертевшиеся в жизни…» там еще кто-то, а после еще. Мы живём в иллюзии, что жизнь наша не случайна, что до неё есть кому-то дело, что наш нарратив (история) ну уж какой-то сильно отличающийся добром, нравственностью, силой воли, личностными качествами, да и реальность мы видим как-то уж по особенному правдиво. А если что-то не совпадает… Ну там-то идиоты, а мы-то умные. Всё понятно же как нужно было… Если учиться, то на своих ошибках… если бы я на его месте был… и так далее и тому подобное…

Мы каждый раз встречаемся с его величеством — Парадоксом. Вроде осточертела работа, но из раза в раз ничего не пробуем. Вроде сели на диету, но в 3 часа ночи едим в закусочной напротив или у холодильника с луковым батоном в зубах. Мы вроде были с человеком в одном месте, а помним ситуацию по разному: «я тебе про Фому, ты мне про Ерёму»…

Мы оправдываем свою историю, чтоб она продолжалась. Театр не должен быть распущен всеми силами, даже если актёры потасканные и переигрывают так, что для того чтобы снять один дубль нужно 20 раз сыграть, а они всё равно всё перепутают, поставят приоритеты как захотят…

Мы заложники своей природы. Эта ремарка лишь для того, чтоб следующую часть книги вы адресовали себе, только «своему Я». Она про вас, про меня, про всех. Книга полна исследований противоречивых или нет — это не важно. Может какое-то и выяснится, что ложно. Это не важно — общую тенденцию (ситуацию) не изменить. Такое большое количество исследований не из праздного интереса и не для того чтоб показаться «умным». Эта книга не от профессора, никакой докторской степенью не обладаю. Главы основаны на ряде опытов только для того, чтоб вы начали замечать свои когнитивные искажения и работать с ними. Ведь если бы один эксперимент растянутый на главу тоннами лишней воды, да так чтоб вы услышали вопль китов, то вы бы что сделали? Особенно, если это малоизвестный автор? Забили в строку google «опровержение исследования…» и нашли бы. Мы больше заинтересованы в положительном ответе на «свой вопрос», каждый из нас находит то, что он ищет.

Вы бы нашли доводы почему исследование ложь, почему вся книга чушь и продолжать читать не стали, остались со своими тараканами дальше. И возможно поняли бы через 10-15-20 лет, что жизнь то улетела, а осознанно вы прожили считанные мгновения…

То где мы находимся и что мы имеем — это результат работы нашего мозга.

На чём мы остановились? Ах, да…опять забыл… что ж такое…

Показания рассыпаются на глазах

Память, как бы вам сказать… тоже миф, её просто нет. Декорация и не более. Наших воспоминаний в том понимании, в котором вы их знаете — не существует. Многие же, в том числе психологи, уверены в обратном — что она ясна и содержит буквально запись всех событий. Возможно, я предвзят к их доводам, давайте разберёмся…

Так же является интересным, что мы помним на сознательном уровне, а что на бессознательном (исследования были ранее в главах).

Джозеф Леду, который проводил исследования с Майклом Газзанигой на расщёплённом мозге, интересен и многим другим. Он обнаружил, что часть воспоминаний хранится в подкорковых структурах (амигдале — таламусе), а другая часть в корковых, вовликающих корковую структуру (отвечающую за речь и язык). Учёные выделяют виды памяти: процедурную и декларативную. Первая бессознательно выдвигает на внутреннюю сцену ряд ассоциаций, которые (опять же бессознательно) толкают к определенным действиям и паттернам поведения. Вторая же «записывает» (хоть с искажениями и не полно) моменты жизни.

Опыт №40. В своей книге «На стенде для свидетелей: Эссе по психологии и преступности» Мюнстерберг описывает одно занимательное исследование. Идёт лекция по криминологии, один студент вскочил и начал спорить с профессором, второй студент сорвался и вступился за лектора. Конфликт разрастался, в разгаре прозвучал выстрел, в аудитории переполох. Профессор призвал всех к порядку и объявил, что всё было розыгрышем и заранее спланировано с подставными актёрами. После все «свидетели» были разделены на 3 группы: 1 — писала отчёт о случившимся; 2 — допросили лично; 3 — написали отчёт позже этого дня. В отчётах фактических ошибок оказалось от 26% до 80% (упущения, искажения, добавления).

Опыт №41. Мы еще частенько помним то, чего и не было вовсе. Дэвид Пейн предоставил группе подопытных 2 списка слов, один читал женский голос, другой мужской. После предоставили перед глазами список и попросили определить какие читались одним голосом, а какие другим. Только вот некоторые слова они добавили случайные. И вот эти случайные слова люди определяли с точностью, что читает или мужчина или женщина и в подробностях. Слов не было, а подробности были…

Видели где память потерялась? Воспоминания — это декорация и не больше.

Опыт №42. Гарри Бахлик с коллегами опросили студентов колледжей по вопросу их школьных оценок по всем предметам. Подопытным объяснили, что врать смысла нет — сверят с табелями. В конце эксперимента на руках было 3220 оценок, 70% из которых оказались точными (оценка 5 — 89%, оценка 4 — 69%, оценка 3 — 51 и оценка 2 — 29%).

Если вас гнетет ваше положение сейчас, смиритесь с мыслью, что пройдёт время и вы вспомните об этом лучше. Или если вам это кто повторит пару раз. Кимберли Уивер (так же как пару глав ранее Хашер Гольдштейн) своими исследованиями в области психологии показала, что если кто-то в группе повторяет одну информацию 3 раза, то с ним вероятно согласятся, или же если это из раза в раз повторяют по телевизору.

Интересным является то, что память динамична. То что она не верна, это понятно. Мы работаем в мире, который сильно-то и не понимаем.

Опыт №43. Ульрих Найссер после взрыва космического челнока «Челленджер» попросила студентов написать отчёт о том, что они услышали о данном инциденте в новостях. Через 3 года попросили их же (кто остался университете) снова вспомнить те события и написать. Ни одного попадания. Все отчёты разные.

Показательны все эксперименты Элизабет Лофтус, вот парочка из них.

Опыт №44. Священник Бет Рутерфорд, якобы, насиловал свою дочь. Выяснилось это, когда двадцатидвухлетняя дочь пошла на приём к психотерапевту. Последний, в свою очередь, опять якобы, из подсознательного вытащил сведения о насильственных действиях отца в детстве пациентки. Нашумевшее дело, но оно было ни одно, в период 1992-1995 в судебных слушаниях рассматривались еще 3 подобных случая с тем же исходом. А исход был не так страшен, как обвинение — не виновен, медицинская экспертиза установила, что дочь священника девственница.

Опыт №45. В качестве испытуемых отобрали тех, кто хотя бы раз в своей жизни побывал в развлекательном парке Disneyland, показывали рекламный ролик последнего. В эту короткометражку вмонтировали образ, который никак не мог находится в царстве Disney, кролик Баггз Бани (пожимавшего всем руки на входе, хоть и был собственностью конкурента). После же просмотра этого ролика у людей начали расспрашивать о реальном посещении этого парка. И между делом спросили — а жали ли вы руку кролику на входе? 36% ответили подтвердили факт того, что в Disneyland(е) встретили продукт «WarnerBrothers». Эксперимента наподобие этого были повторены множество раз, и охватили свыше 20 000 человек.

Казалось бы, что всё с памятью потеряно и добивать нас нечем. Но нет, нам еще можно в сознание внедрить ложные воспоминания. Вот тут уже становится не по себе как-то.

************************

Память и воспоминания:

1. Наша карта реальности и внутренняя сцена в общем разная с каждым отдельным человеком и выхватываем из реальности мы разные вещи, поэтому не нужно тешить себя иллюзией и гневиться, если человек напротив сидящий говорит, что «было вот так и так, ты не прав я там был». Это его правда, она имеет место быть в его мире. Он запомнил так, вы по-другому.

2. Ложны, мы выхватываем лишь часть реального и в попытках её запомнить лажаем каждый раз. А если идёт речь о долговременной памяти, то можете даже не опираться на эти факты, там больше лжи, чем вам кажется.

3. С памятью не всё так просто, она является суммой: бессознательного и сознательного.

4. Наши воспоминания как песок, из них Media и СМИ могут слепить что угодно, что уж говорить о психологах.

5. Наши воспоминания необратимы для нас. Это наша природа. Каждый раз мозг их собирает, практически, заново из образов имеющихся в нём же.

Оценка тенденциозна

Эта глава является неким продолжением главы «Весь внутренний мир театр», где в конце было обещано продолжение. На том этапе книги и понимания было в общих чертах про оценку самой ситуации, а сейчас — более подробно о нашей оценке происходящего.

Как бы наш мозг не был устроен под социум, он так же устроен и под автоматизмы. Наш мозг категоризирует входящую информацию, но не всегда правильно.

Опыт №46. Эволюционные психологи Дуглас Кенрик и Влад Гришкевичус показали одной группе мужчин ролик с пейзажами, а второй ролик с эротическим содержанием. После попросили оценить фотографии женщин, а именно — эмоции. Первая (с пейзажами) никаких эмоций не заметила, и правильно, они были нейтральны. А вот вторая в этих же снимках увидела эмоции страсти и возбуждения. Откуда они это взяли, непонятно.

Опыт №47. Джон Пол Джонс составил статистику кто на ком женился в 3 штатах США. 47% браков среди Смитов, где у обоих были фамилии Смит до свадьбы; та же ситуация у Джоуез — 38%; Браун, Уильямс — 36% и т.д. Что такое любовь? Как так вышло, что наибольшие показатели браков между теми, кто имел такую же фамилию (среди одной фамилии)… вряд ли это расчёт, чтоб не менять привычную строчку в паспорте.

Мы склонны в оценке ситуации большей тяжестью наделять членов «своей группы». Как бы нам лично не нравились «свои» индивиды, мы готовы им это простить и высоко их оценить.

Так же из главы про внутреннюю сцену мы помним — о социальной лености. В группе людей мы способны оценить свой вклад, как часть, и меньше сделать в итоге.

Мы испытываем боль при исключении нас из социальной группы, сравнимой с физической. Мы более положительно оцениваем вариант знакомства, если нас всех ждёт стресс впереди.

Опыт №48. Кроме «физической боли», и сплачивания в режиме стресса группы, люди которые оказались в ближнем круге могут на вас сильно повлиять. Кэрол Двек пропагандирует теорию двух полярных подходах к обучению: фиксированный и гибкий. В эксперименте участвовало 400 школьников, они проходили обычный тест (не психологический), им сообщили результат по разному. Одной группе сказали — вы молодцы, поскольку и так умные, другого и не ожидали. Второй группе сказали — вы с этим справились, потому что вы старательные. После же предложили второй тест на выбор, из первой группы 90% учеников выбрали тест полегче, чтоб сохранить свой статус умных. Дети из второй группы выбрали тест посложнее, который мог позволить проявить свой навык — старательность. Затем этим пятиклассникам предложили пройти тест за восьмой класс. Первая группа быстро разочаровалась в своих способностях (ума) и сдалась, вторая сидела до победного и проявляла старательность.

То как с вами общаются наставники сильно сказывается на ваши успехи. Мы животные социальные и кроме авторитетов нам нужны правильные мысленные конструкции от них же.

Опыт №49. Исследование связанное со знакомствами. Молодой человек подходил знакомиться с девушками на улице, и лишь 10% отвечали положительно и давали свой номер телефона. Как только парень «невзначай» начал прикасаться, немного за локоть или за ладонь, то шансы увеличились ровно в 2 раза и стали равны 20%.

Так же мы помним из главы про внутреннюю сцену, что оцениваем свои знания, как какое-то общественное достояние. Ваше мироощущение — это только ваше. Но из раза в раз и я, и вы сталкиваемся с парадоксом, а почему же человек нас не понимает. Мы же знаем, что знаем, значит и он должен, но это не так.

Продолжаем череду исследований…

Опыт №50. Это исследование говорит нам о важности авторитета, хотя уже было сказано ни раз. Соломон Аш дал тест из двух карточек: на первой была одна линия; на второй было 3 линии, с которыми нужно было сопоставить длину той одной. Испытуемые легко справлялись пока к нему не подсадили «актёров» с подставными ложными ответами, и треть испытуемых согласились с неправильными ответами.

Опыт №51. Предсказание легче, если нам его облегчает какой-то авторитет. Группа учёных из Университета Эмори в Атланте предложила испытуемым принять или опровергнуть финансовые утверждения, изначально предупредив, что будут помогать «эксперты». Начался тест, высвечивались или конкретная рекомендация, или рекомендация недоступна. Все участники в итоге дублировали мнение эксперта.

Внешние факторы так же влияют. Их действие, зачастую, на бессознательном уровне.

Опыт №52. Норберт Шварц изучил разные формы информации и наше восприятие их. Просили прочесть рецепт японского блюда, оценить объём усилий для приготовления и можно ли это соорудить в домашних условиях. Подопытные, которым выдали рецепт сложный для прочтения (с неразборчивым шрифтом) оценили его как трудный и не пригодный для домашнего приготовления. Психологи часто повторяли этот эксперимент и называют этот феномен «эффект беглости».

Есть еще череда не столь значительных исследований на тему оценки.

Увеличения размера порции закусочного продукта (типа попкорна) ведёт к повышенному потреблению на 30-45%.

Мы готовы платить за единицу фастфуда в половину больше, если упаковку показали живьём, а не на мониторе. Так же если этот фастфуд будет за стеклом, то желание потребителя падает до уровня показанной картинки.

Как-то раз испытуемым дали оценить (и купить) моющее средство, и в подавляющем большинстве они выбрали вещь с более красивой упаковкой.

Вы пришли в магазин вин за покупкой. Вы видите цены одинаковой категории, которые вам подходят, и о качестве вы их не знаете. Вы купите с более 70% вероятностью то вино, песня страны которого играет на фоне.

Если вам дать выбор между вином за 600 рублей и 3000 рублей, то выбор по вкусовым качествам будет в пользу второго. Только вот вина в именно этом эксперименте были с одной бутылки.

************************

Важный комплексный аспект оценки — возможная тяжесть интеллектуального объекта:

Во-первых, мы уже стали осознавать, что реальность нам недоступна.

Во-вторых, у нас в голове объекты, которые сложены из субъективной реальности.

В-третьих, память их всё время искажает, преподносит по-другому через промежуток времени.

В-четвёртых, итог — мы вспоминаем факты и вещи на своей внутренней сцене из субъективной реальности, которая еще и меняется как только мы из головы ситуацию выкинули (вспомним еще раз мы уже немного другое).

Если вы не помните второй мировой войны, то вы и не можете наделить тяжестью ту ситуацию, которая развернётся в третьей (возможный конфликт Трампа с Ираном). Можно отпускать шутки «скорей бы уже, ведь сессия скоро, работа надоела…». И это лишь от того, что мы вообще не понимаем с чем столкнёмся. А если даже и понимаем, то не осознаём. Ведь все представления о мире в нашей голове из личного опыта. Мы обожглись в детстве — у батареи, камина, костра, к конфорке больше не подходим.

Стой, мы же можем в голове представить то-то и то-то? Да, но только лишь представить, а осознать и принять последствия нет. Моя пробабушка при слове война бежала и не знала куда прятаться. Ситуация доходила до «смешного», как-то раз в день победы по телевизору услышала речь «ВНИМАНИЕ, ВНИМАНИЕ…», и она начала плакать. Её еле успокоили, ведь объяснить не получалось, что войны нет и это лишь по телевизору показывали документальный фильм. А сейчас молодое поколение шутит про третью, причём для них (как мне кажется) это даже уже не шутки. А готовы ли они к этим переменам?

И если мы уж имеем это в голове, то выдернуть не получится. Я, к примеру, почти не помню, что такое жить без сотового телефона, без такого количества транспорта на дорогах и без магазинов на каждом углу. Ведь нам нужна в современном обществе и коммуникация, и мобильность, и кушать-то хочется каждому. Но ведь не так далеко были те времена, когда ничего этого не было. Человечество развивается очень быстро, хотя на чудесах потребительской культуры уже и перестаёт (средняя масса мозга уменьшается из поколение в поколение).

************************

Кроме нашего бессознательного, которое облегчает и осложняет жизнь, какие-то мысли в черепной коробке, да и возникают.

Весь внутренний мир театр:

1. История должна продолжаться. Живём в некотором нарративе. Иногда все дураки, один я хороший. Жизнь борьба. Да, в какой угодно культуре, в которой вы воспитывались — всё притягиваем за уши к этому императиву (который на внутренней сцене), и не слушаем никаких доводов против.

2. Мы имеем дело с материальным миром, выхватываем из него какие-то части и только с ними работаем. То что нет в нашей голове — дополнительную какую-то тяжесть иметь и не будет. Мы работаем только с тем, что успели выхватить.

3. Если выхватили, то наделяете сущностью. Вносите характеристики предмету или существу — то, чего в реальной жизни нет. Способны и готовы передать сущность даже на невербальном уровне. Практически всегда внесение этих дополнительных характеристик в объект влияет на результат.

4. У нас есть некоторое противоборство своей «самости» и авторитета. С одной стороны мы наделяем себя характеристиками: что способны преувеличивать своё положение в обществе; свои когнитивные навыки; если предмет наш, то минимум в 2 раза ценность повышается; мы готовы согласиться порой лишь с тем, что знаем сами и что подходит под наши установки. Авторитет портит нашей внутренней обезьяне весь расклад так, что мы готовы пойти на уступки. Человек животное социальное, и готов под мнением группы или авторитета подстроится, готов к конформизму.

5. А какая у вас оценка происходящих вокруг процессов? Дворника мы не послушаем, даже если речи его адекватные. Мы готовы менять тяжесть информации в зависимости от того где она находится; каким шрифтом написана; как её оценили другие (даже если она аналогичная); какой свет и музыка в здании; как это подходит под общественное мнение; сколько мы съедим, если порция будет больше; с большей вероятностью купим, если можно будет потрогать или упаковка красивая; «свою группу» мы и оцениваем всегда лучше и более доброжелательны (даже если человек не нравится), и это еще не полный список.

6. Из-за того что реальность недоступна, хоть и находится ближе чем на расстоянии вытянутой руки, мы выхватываем и запоминаем изначально не всё относящееся к делу. Но пройдёт время и память под влиянием культуры, СМИ, и чего бы то не было еще исказят ваши познания о мире. Возможно кто-то из праздного интереса внедрит память, которой и не было вовсе. Это всё очень удивительно и чтоб осознать нужно время.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Пролог
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КОГНИТИВНЫЕ ИСКАЖЕНИЯ

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги У ВСЕХ УСПЕХ, У ВАС ПРОВАЛ предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я