Грани игры. Жизнь как игра

Самусев Андрей, 2018

«Жизнь как игра» – фантастический роман Андрея Самусева, вторая книга цикла «Грани игры» по миру Андрея Васильева «Файролл», жанр LitRPG, боевое фэнтези. Файролл перестал быть для Тёма тем идеальным местом, о котором он мечтал, начиная игру. Как и сама игра для него давно перестала быть просто игрой. Слишком яркие краски, слишком честные чувства. Но и реал через призму игры тоже стал другим. Каким? На это Артем ответит после битвы. Сейчас не до этого. Его клан и союзники, которых он пригласил, чтобы выполнить квест, готовы вступить в бой. А ещё рядом с ним готовы ринуться в схватку друзья. Инквизитор, ведьма, шаман, гном и фея. Славная компания. В такой приятно пить мед после победы. С теми кто выживет…

Оглавление

Из серии: Грани игры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Грани игры. Жизнь как игра предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Андрея Васильева (Мир Файролл, его устройство и терминология)

© Самусев Андрей

© ИДДК

* * *

Глава 1.

Юг. Наверно, в следующей жизни…

Такой оборот дела совсем не понравился харжитам, они начали настороженно озираться, а десятник, уже не так уверенно, повторно огласил свои требования:

— Вы нарушили границу Харжистана, предлагаю вам добровольно сложить оружие и подняться к нам. Обещаю, что наше разбирательство по этому факту будет скорым и справедливым. Иначе вы будете незамедлительно причислены к врагам царя Хапи и уничтожены.

— Грозилось наше теля волка съесть, — Тём оценивающе смотрел на противников и прикидывал, какую из двух ранее отработанных с Эшшу боевых связок эффективней задействовать против патруля.

Надо ли ему поднять руку с одним оттопыренном вверх пальцем, позволив ведьме атаковать любого из харжитов на своё усмотрение, сбивая наиболее опасные атаки, или показать два пальца буквой «v», сосредоточив её атаки на бойцах дальнего боя?

— Брат Вит, ты не знаешь, кто это пытается нас прижать?

— Береговая стража, Львы пустыни. Это они так официально называются, а как по мне так мяукающие цепные псы царя и не более. Живут с того, что грабят и убивают чужестранцев, пытающихся добраться до Харжистана морем мимо единственного порта, в который разрешён заход кораблей иноземцев. Не брезгуют, впрочем, и своими соплеменниками. Так что, их скорый и справедливый суд для всех встречных, кто слабее их, заканчивается всегда печально для подсудимых.

— Примерно так я и думал. Видимо, ты уже встречался с этими псами?

— Да. Мне уже приходилось уходить от них с боем. Тианис, хоть и открытый порт, но размер пошлины, которую Хапи там вздымает не только с купеческого, но и с любого другого иностранного судна, заставляет любого разумного искать обходной путь.

— Что скажешь об их силе, тактике и вооружении?

— Стандартная десятка. В прошлый раз я со своей пятёркой легко вышел из боя победителем. — Брат Витус довольно усмехнулся. — После того как их после первой же стычки осталось семь псов, за нами погони не было. Вооружение стандартное для береговой стражи: ятаганы, алебарды, арбалеты. Десятка состоит из шести мечников, двух копейщиков и двух арбалетчиков. Десятник — самый крепкий орешек в таком летучем отряде, универсал, владеет разным оружием. И в отличие от своих подчиненных, всегда назначается из ветеранов. Тактика боя против пешего противника — это почти всегда клин, на острие которого десятник, за ним мечники, которых по краям прикрывают алебардщики. Арбалетчики выцеливают тех, кто может атаковать с дистанции. Плохо то, что такие отряды обычно состоят из нескольких десятков. Есть большая вероятность, что следом за этими идут ещё один, или два десятка псов.

— С этим всё понятно: стая принимает бой! — Тём поднял вверх руку с двумя растопыренными пальцами. Но, увидев, что вопрос на лице брата Витуса, добавил: — Я прикрываю твою спину. Эшшу действует из невидимости, начинает с арбалетчиков.

— Это дело! А то что-то у меня счёт сегодня не сходится, надо бы его увеличить.

Десятник летучего отряда, видимо сообразил, что добыча сдаваться не хочет и намерена кусаться, начал спускаться с бархана. Осыпающийся под ногами песок не позволял разогнаться, зато руки ничего не сдерживало, и в них, словно самолетные пропеллеры, устрашающе вращались два ятагана.

Тём отметил про себя, что ятаганы очень популярны здесь, на крайнем Юге, и хорошо, что оружием с двух рук владел только командир стражи, а у остальных мечников, старающихся по мере спуска не ломать рисунок построения, в пару к ятагану были небольшие щиты.

Брат Вит повел шеей, как борец перед выходом на ковер, и оглянулся на Тёма. Особой необходимости повторять план не было, но противник осторожничал, боясь не удержаться на ногах и скатиться им под ноги, и норд проговорил вслух, о чём думал:

— Десятник мимо тебя не пройдёт. Если мы немного отступим к полосе прибоя, то сзади нас прикроет корпус шаланды, справа, по воде они вряд ли будут атаковать. Оставшийся узкий сектор атаки ты перекрываешь полностью. Я работаю Змеёй Крови из-за твоего плеча. Нам надо продержаться пока Эшшу уберёт арбалетчиков. Дальше война покажет.

Выслушав норда, брат Вит согласно кивнул и продолжил буровить взглядом старшего из псов, обдумывая уже свой личный план боя.

До атакующих харжитов оставалось метров десять, когда Вит едва успел отклониться от прилетевшего с бархана арбалетного болта. Второй арбалетчик, к счастью, выстрелить не успел — ведьма своей плетью сработала раньше. Но не успел Тём порадоваться этому успеху, как стальной вихрь из двух ятаганов столкнулся с таким же вихрем от мечей брата Вита, и всё стало очень плохо. Десятник оказался по силам равным соперником брату-счетоводу, а Тём, в ответ на свой выпад глевией, получил два алебардных выпада, второй из которых опустил уровень жизни норда в жёлтую зону. Тело пронзила реальная боль, к которой каждый раз, сцепив зубы, приходилось привыкать заново. А вот не бояться ранений, даже зная, что его ждёт боль, Тём уже научился.

Где-то в другом мире интенсивно заработали датчики, анализирующие его состояние, и готовые при достижении опасного порога скомандовать автоматический ввод в его тело инъекции того или иного лекарственного препарата, а затем и принудительно понизить болевой порог. Именно так, а не наоборот было прописано в непрочитанном им до конца договоре с Радеоном. И пока поводов жаловаться на отсутствие благосклонности Всевышнего к своей персоне, у Артёма не было.

Тём, краем глаза заметил, как второй арбалетчик огромными заячьими прыжками несётся с бархана к ним. А значит, пока Эшшу стрелка не достанет, помощи от ведьмы он не получит. Ни сбивающего атаку алебардщика удара хлыстом, ни целительного заклинания.

Брата Вита десятник оттеснил уже по колено в воду, и вдвоём с одним из мечников норовил загнать его ещё глубже, так, чтобы максимально усложнить монаху-счетоводу возможность уклониться от этих ударов и контратаковать.

Норд, чтобы не оказаться в воде по пояс, вынужден был разорвать связку ещё раньше. Стараясь засечь, куда делся второй арбалетчик, Тём сквозь красноватый туман увидел появившийся на вершине бархана ещё один десяток харжитов.

При их виде у Тёма, лопатками прижатому к борту шаланды, но продолжавшему глевией отчаянно блокировать большинство выпадов против себя, наступило холодное равнодушие. Отстраненно подумалось, что второй раз брат Юр с ними уже точно никого не пошлёт. Глупо получилось, что ни он, ни Эшшу так и не успели создать точку привязки портала на этом берегу. Может ведьма всё же сообразит это сделать до того, как алебарды харжитов отправят её на респаун?

Два арбалетных болта вонзились в спину наиболее рьяно достававшего норда алебардщика, ещё по одному достались ноге и шее скачущего арбалетчика, который после этих попаданий, неловко перекувыркнувшись через голову, остался лежать на песке. Спустя мгновение, вылетевшая из невидимости плеть «ужалила» правую кисть десятника, заставив того разжать пальцы и выронить на песок ятаган. И тут же Брат Витус двумя контратаками с лишенной защиты стороны несколько раз быстро вонзил в бок командира Львов оба своих меча. Последнего колотого удара мечом хватило, чтобы добить уже сильно израненного десятника.

Воспользовавшись последовавшим за этим замешательством своего противника, Тём, вложив все оставшиеся силы в рывок, поднырнул под его алебарду. Мгновенная комбинация из двух уколов и секущего удара, последний из которых был критическим, прикончила фехтовавшего с нордом алебардщика.

Накатившие сверху ровной волной неизвестные харжиты добивали ещё живых, но уже полностью деморализованных атаками с двух сторон, Львов пустыни. Тём, глотнув зелье здоровья, безучастно следил за этим избиением, когда возле него задрожал воздух и «проявилась» ведьма.

Эшшу выглядела неважно и тут же упала на песок рядом с нордом:

— Всё, я пустая. Последнюю ману влила в исцеление Вита, выносливость тоже на нуле. Этот долбанный песок буквально сосёт из меня силу. Я готова расцеловать ребят, что сейчас деловито дорезают патруль. Они вновь заставили меня поверить, что мире есть место чуду, а в Харжистане воевать с каждым встречным не обязательно.

То как жара и бой на песке быстро «посадили» выносливость, Тём и сам ощутил в полной мере. И привычной ловкости в бою не было. Тоже ушла в минус? А что касается остального сказанного ведьмой…

— Ты уверена, что, когда эти, — он повел взглядом на спасителей, — добьют патрульных, они не прирежут нас?

— Не на все сто. Больше ориентируюсь на поведение Вита. У приставленного к тебе телохранителя нюх на опасность, а сейчас он расслабился.

Тём скосил глаза на их цалмейстера.

Брат Вит, не глядя по сторонам и ни на кого не обращая внимания, сидел на корточках там же, где и вышел из боя — на кромке песка и воды и, опершись спиной на борт шаланды, чистил свои мечи. Тём отметил, что хоть внешней угрозы для них нет, но счетовод занял позицию удобную для резкой низовой атаки. И к тому же он был единственный из оставшихся в живых членов их отряда, кто хоть как-то разбирался в ситуации. К нему норд и обратился:

— Я уже решил, что это второй патрульный десяток и нам капец. Но свезло. Ты знаешь кто эти внезапные союзники?

— Конкретно этих — нет. Кто-то из местных повстанцев. Их достаточно много, и в них сложно разобраться. Сходятся они все только в одном, в том, что нынешний формальный правитель Хапи и его фактически царствующий отец Хаба оба узурпаторы. А вот дальше каждый сам по себе. Но, в отличие от псов, к иностранцам относятся терпимо, и я не слышал о случаях грабежа и разбоя с их стороны.

Между тем, победители патруля, убедившись, что живых врагов на берегу больше нет, молча развернулись, чтобы уйти.

Эшшу с недоумением посмотрела на норда. Тём ответил таким же взглядом и окликнул уходящих харжитов:

— Эй, куда вы уходите? А как же мы? Вам что, скрипач не нужен?

Старший остановился и оглянулся.

— А я не знаю, что с вами делать. И кто такой этот «скрипач», тоже не знаю.

«Вот же, нашёл с кем умничать!». Тём напряжённо обдумывал, чем они могут приобрести расположение вожака повстанцев. Но оказалось, что тот ещё не закончил разговор и, выдержав небольшую паузу, продолжил:

— С одной стороны — патруль мы уничтожили, сделали свою работу и попутно вас спасли. А с другой стороны, благодаря вам, мы это сделали без потерь. Хотите, я вам справку напишу, что вы оказали нам помощь в свержении власти узурпатора. После нашей победы она поможет вам стать друзьями законной власти.

— Ага, и она тут же станет для нас не пропуском, а уликой. И найденная у нас представителями нынешней власти, прямиком отправит нас на плаху, — Эшшу скептически поморщилась.

Тём достал кинжал принцессы, и как бы невзначай покрутил им перед глазами старшего из повстанцев. Тот никак на кинжал не отреагировал. Задача становилась более сложной, чем норд себе это представлял.

Что ж, если не получилось издалека в окно, попробуем зайти через дверь.

— Командир, а как нам безопаснее, учитывая отсутствие всякого гостеприимства у местной стражи, добраться до города Вариэл?

Харжит, которого Тём назвал «командиром», задумался. Лицо его при этом оставалось неподвижно, и работу мысли выдавали только доставшиеся от предков, подрагивающие острые уши.

— Двадцать пять золотых монет с человека и идёте с нами. Завтра близнецы должны идти в Вариэл, с ними договариваетесь отдельно. Если сторгуетесь с близнецами, то отведут коротким путем и под охраной. Если нет, то я вас выведу за пределы лагеря и попрощаюсь.

«А если не договоримся?», но об этом Тём только подумал, протягивая руку для скрепления договора, рукопожатием.

— Согласен. Меня зовут Тём. Моих спутников — Эшшу и брат Витус.

— Бата, — при этом представлять своих бойцов он не счёл нужным. Но добавил: — Монеты давай сразу.

Монеты в руку Тёму для передачи сопровождающему, высыпала ведьма, при этом притворно застонав:

— Всё нажитое непосильным трудом отдаю! — И уже по-деловому зашептала в ухо норду. — Это всё, что я собрала с патруля. Там ещё пару колечек, позже определимся кому какое и гора железа: доспехи, щиты, ятаганы. Хочешь — загружай себе. Приятно, конечно, что местные воины мародёркой не занимаются, вот только в данном случае и нам от этого никакой пользы. Потому что я эти трофеи на себе переть по пустыне не буду.

— Согласен. Денег за эти доспехи мы не заработаем, а груз в пустыне будет жрать выносливость быстрее, чем Dodge Viper топливо.

— Что за Dodge Viper?

— Самое мощное авто. Когда-то интересовался в реале. — И, обращаясь к Бату, спросил: — Долго добираться до ваших верблюдов?

Тот недоуменно посмотрел на норда.

— Каких верблюдов?

Под этим взглядом Тём почувствовал себя очень глупо, но ещё глупее было не спросить.

— Транспорт такой двугорбый. На чём-то же вы по пустыне передвигаетесь?

— На своих ногах.

Эшшу хихикнула, но как-то не очень весело, Тём просто махнул рукой.

— Тогда тем более время дорого. Пошли.

Брат Вит, так и не обменявшись с харжитами ни единым словом, одним плавным движением поднялся на ноги и занял в готовой к движению колонне место за спиной норда.

* * *

Всё что запомнилось Тёму в пути по пустыне это — жара и быстро наступающая усталость. Если с усталостью в начале пути справился эликсир, то жара с каждым шагом давила всё сильнее.

Сначала в рюкзак-инвентарь была отправлена кольчужная рубаха, а оттуда без сожаления выброшен на песок всё-таки прихваченный с десятника ламинарный доспех. Тём уже давно присматривал себе что-то более статусное, чем имеющаяся на нём кольчуга. И этот доспех-жилетка, в котором стальные пластины крепились заклёпками к кожаным ремням, идущим внутри доспеха, был норду очень симпатичен. На то, что этот доспех обеспечивает одновременно и хорошую защиту, и свободу движения, Тём обратил внимание ещё во время боя десятника с братом Витусом. Жаль, что доспех уж слишком «на вырост». До возможности надеть его на себя норду надо подрасти ещё на полтора десятка уровней. Да и простенький он слишком, без всяких дополнительных свойств.

Сделанное Тёмом не прошло мимо глаз Баты, который осуждающе покачал головой, подошёл и поднял выброшенную броню, довольно при этом рыкнул, а затем сунул добычу в свой походный мешок. Очень интересно, после боя брать трофеи с убитых врагов для них «табу», а тот же доспех, но прошедший через руки игрока уже можно брать беспрепятственно. Вот отчего так?

Вслед за кольчугой в мешок Баты отправились наручи, поножи и поддоспешник, а Тём остался в лёгких штанах и в лёгкой, купленной ещё у Мизуки, рубахе.

Глядя на совершившую похожие манипуляции с одеждой ведьму, Тём отметил, что куда-то совсем пропала её привычная лёгкая, «летящая» походка. Брат Витус тоже шёл тяжелее, чем обычно, но от аборигенов не отставал, и снимать свои доспехи не собирался.

Оставалось только удивляться стойкости харжитов, легко идущих под палящим солнцем без головных уборов. А густая, хоть и короткая шёрстка, покрывающая их головы, положение только ухудшала.

Пока добирались до лагеря повстанцев, то Тём, то Эшшу попеременно полностью теряли выносливость, и Бата, ворча и негромко ругаясь, вынужден был командовать внеплановые привалы.

* * *

Близнецы Анат и Анти оказались братом и сестрой, молодыми и смешливыми, которым кошачья игривость досталась от предков полномерно. Они разительно отличались своим поведением от делового и сурового Бата и сразу согласились отвести людей в Вариэл. Анти была второй харжиткой, встреченной нордом и обладала такой же притягивающей взгляд не людской грацией и красотой, что и Мизуки. Если все остальные харжитки такие же, то для глаз Тёма во время путешествия по этой стране наступало время непрерывного отдыха.

Когда Тём спросил у Аната о размере денежной награды за услуги проводника, тот лишь презрительно фыркнул.

— Не надо обижать нас с Анти предложением денег. Мы в отряд не на заработки пришли, а по зову сердца. А если чужеземцы расскажут в дороге о народах и обычаях той страны, из которой они пришли, то долг будет уплачен с лихвой.

И бойцы в десятках у близнецов были под стать своим командирам. Десятки состояли из молодых и очень молодых харжитов, которые проявляли повышенный интерес к нежданным гостям. Они всё время то по одному, то группками в несколько особей как бы невзначай проходили мимо отдыхающих Тёма и Эшшу, и шлифующего свои мечи Вита. Видно было, что люди для них в диковинку. И это было странно. Игроки то должны тут бывать. Или как? Тём решил обязательно глянуть на форуме, что там по игровому доступу в эту локацию пишут.

Особенно досталось любопытных взглядов ведьме. Тём сквозь полуприкрытые веки наблюдая за этим променадом, лениво протянул:

— Эшшу, интересно как они догадались, что тебе тоже очень дорог месяц март.

Девушка повернулась к парню и очень нежно спросила:

— Ты сейчас о чём, дорогой мой человек?

Интуиция сработала вовремя, а вот расслабленное тело Тёма подвело и его рывок был остановлен впившимися в тело ногтями.

— Зачем когтями в плечо, реально больно же!

Девушка покаянно склонила голову:

— Ой, извини, промазала. Я вообще-то в твой язычок целилась.

Ответом ему стал девичий смех, но не Эшшу, а неслышно подсевшей к ним Анаты.

— Вы классные. Я не знала, что люди так похожи на нас, и тоже любят играть в жёсткие игры. Мы точно с вами подружимся.

— Угу, только пузырек йода в инвентарь брошу, и сразу начнем дружить.

И снова ответом ему стал девичий смех. Теперь Эшшу.

* * *

На ночь близнецы выделили им из своих запасов два небольших шатра. Один шатёр для Тёма и брата Вита, второй для ведьмы. Тём помог установить ей шатёр и, немного подумав, никуда из него уже не ушёл. Эшшу не возражала. У них до намеченного близнецами выхода из лагеря оставалось чуть более пяти часов и провести они это время собирались с максимальной пользой и удовольствием.

Через минуту после того, как, пожелав близнецам и Витусу «доброй ночи», Тём задёрнул полог, первой в реал ушла Эшшу. Ещё через пару минут из капсулы в своей квартире выбрался и Артём.

Конечно, им уже приходилось оставлять в игре свои аватары под присмотром сначала Клауса, а затем Вита и Жюста. Но мысль оставить на первую ночь в лагере повстанцев свои тела в одном шатре понравилась обоим.

* * *

Когда Тём вернулся в Файролл, вокруг ещё стояла глухая ночь и до оговоренного с Эшшу времени возвращения оставалось более получаса. Ведьмы ожидаемо не было и норд решил подождать её снаружи.

Единственный тёмный человеческий силуэт на краю оазиса имел очень знакомые очертания. И чего счетоводу не спится? Тём неслышно подошёл к брату Витусу.

— Бессонница?

— Я мало сплю. Не то, что вы, сони. А здесь на звёзды смотрю.

Тём поднял глаза и обалдел. Зрелище было не просто красивое, оно было завораживающее. И пусть огромные, яркие точки не складывались в знакомые земные созвездия, но рассыпанные щедрой рукой Демиурга, один раз притянув к себе взгляд, уже его не отпускали. Норд зачаровано вздохнул. За эти звёзды можно было не бояться, что они потускнеют, если их не протирать каждый вечер. Лучшая из когда-нибудь виденных в его жизни картинок звёздного неба была у Тёма сейчас перед глазами.

Вот так ходишь на работу, с работы, в магазин, в гости, и на звёзды взглянуть не догадываешься. Да и здесь, в Файролле, вот так он никогда на звёзды не смотрел. А если и смотрел, то не видел. А очень-очень напрасно. И где-то глубоко в сознании мелькнула нотка сожаления, что Эшшу сейчас нет рядом, а вместо вредины-ведьмы в шатре лишь пребывающая в летаргическом сне её аватарка. Почему-то именно с Эшшу очень хотелось разделить этот нежданный восторг.

Счетовод непривычно робко спросил у Тёма:

— Правда ночное небо красиво?

— Брат Вит, это потрясающе красиво.

— Хорошо, что ты меня понимаешь. Да, у нас ни в Предгорье, откуда я родом, ни на Севере, ни в Западной Марке нет таких звёзд. Я могу всю ночь просидеть вот так, радуясь красоте сотворенного Им мира.

Следующие несколько минут они просто сидели в тишине, впитывая в себя красоту южной ночи.

Но вот разом небо посветлело, и сказочность ночи резко сменилась былью наступающего дня. Тём внезапно подумал, что совсем не знает брата Витуса, и с новым интересом посмотрел на счетовода-монаха, которого приставил к нему брат Юр.

— Брат Вит, а у вас есть какое-то увлечение помимо счётных дел во имя Плачущей Богини?

Вит неожиданно застеснялся:

— Я поэзию люблю, сам пишу стихи. Немного.

Сюрприз, однако. Беспощадный и прямой брат Витус и вдруг: я поэт, зовусь я Цветик, от меня вам всем приветик!?

Брат Вит, ободренный вниманием норда, между тем продолжил:

— Вот, послушай, моё последнее. Сегодня сочинил.

Он крепко, как перед схваткой, упёрся ногами в землю, левую руку положил на сердце, и вместе со взмахом правой, сжатой в кулак руки громко продекламировал:

Надо и трудно близнецы братья!

Если тебе трудно, скажи себе надо,

Если тебе надо, значит, будет трудно!

— Ну, как?

— Замечательно! — Тём почти не погрешил против истины. Этот знакомый по школьной программе поэтический стиль хоть не выбивал брата Вита из образа сурового монаха. Да и по существу прозвучавших строк возражений не было. Эта гадская пустыня ещё и не такое могла навеять.

— Правда? — Вит искренне обрадовался похвале, но тут же забеспокоился.

— Ты только в Ордене никому не говори, хорошо? То, что уместно для обычных рыцарей Ордена, нам счетоводам, не допустимо.

— Знаешь, Вит, после разговора с братом Юром, я думаю, нет, я уверен, что он не будет возражать против этого твоего необычного для казначейства увлечения.

— Тём, ты правда так думаешь?

— Конечно. А если брат Юр будет не против иногда послушать твои стихи, то и остальные суровые коллеги-счетоводы тоже не будут противиться твоему увлечению. Я прав?

— Прав. А ты не поговоришь с братом Юром, когда мы выполним его поручение? Я думаю, что у него будет как раз хорошее настроение.

Резкое и настойчивое «дзынь» некстати испортило душевность разговора. Тём заглянул, что там на этот раз упало ему в дневник заданий.

Вам предложено принять задание «Меценат».

Условие — вам следует поговорить с казначеем Ордена Плачущей Богини братом Юром о занятиях поэзией братом Витусом и заручиться одобрением этих занятий братом Юром.

Награды:

650 опыта;

Признательность рыцаря — монаха Ордена Плачущей Богини брата Витуса (репутационный бонус).

Это был тот случай, когда полученное задание показалось лишним куском торта в конце обильного праздничного ужина. Он бы и так, без этой подсказки поговорил с братом Юром.

Хотя сам по себе квест очень даже ничего. При минимуме награды обещает максимум удовольствия от выполнения.

Полог их маленького шатра откинулся и из него в наступающий день легко выпрыгнула Эшшу.

Как будто ожидавшие этого события, следом распахнулись два больших шатра выпуская на свет Аната и Анти вместе с их десятками бойцов. Убедившись, что люди готовы к походу, близнецы сразу же дали команду своим бойцам на выдвижение.

Анти со своей десяткой встала во главе цепочки, людей поставили в середину, Анат замыкал походный строй.

Отряд двигался по пустыне легко и быстро. Тём и Эшшу, чтобы вписаться в эту лёгкость и темп движения время от времени прикладывались к бутылочкам с эликами. Ведьма ворчала: «На эту пустыню никаких эликсиров не напасешься».

Тём молчал, но чувствовал, что медленно закипает и с каждым шагом начинает ненавидеть белый песок и жгучее солнце всё больше и больше. А дующий в спину самрун успевал высушить мокрую повязку, которой он хотел охладить голову едва ли не раньше, чем она касалась волос. Каким образом справлялся с дорогой брат Витус, так и парившийся в своей броне, никто не интересовался. Главное, что счетовод вписался в заданный харжитами темп.

Первый оазис, а с ним и долгожданный привал, встретился им только через три часа пути и был воспринят людьми, как манна небесная.

А ещё через три часа отряд, наконец, достиг точки, намеченной под лагерь и расположился в живительной тени густых прибрежных зарослей огромной и плавной реки, полностью соответствующей своему названию «Великая». Противоположный берег был виден, но не чётко, а далёкими, размытыми контурами.

До Вариэла, растянувшегося длинной колбасой вдоль берега и уже просматривающегося с вершины холма, было не более получаса ходьбы.

На холме было оборудовано место для постоянного дозора и от него к подошедшему отряду направился маленький, юркий, седоусый харжит. Подойдя к ним, он тепло поздоровался с близнецами.

О чём говорили близнецы и седоусый, и то, с какой целью привели под Вариэл свои десятки брат с сестрой, люди не слышали. Но это совещание продлилось не долго и Аната, как и было обещано Тёму, представила норда связному из города.

Тём не стал ходить кругами, а напрямую спросил, знает ли связной харжита по имени Нобуо?

Реакция на названное им имя у седоусого была очевидной, и теперь при любом ответе, Тём уже знал главное — связной нужного Мизуки харжита знает. Но седоусый своё знакомство с нужным Тёму лицом отрицать не стал.

— А зачем тебе господин Нобуо?

— У меня к нему поручение. Очень важное, как для того, кто меня с поручением послал, так и для самого Нобуо.

— Я знаю этого харжита и спрошу у него, интересно ли ему будет тебя выслушать. Но я не думаю, что ответ будет благоприятным для тебя. Это очень занято́й господин, так что ты можешь уже сейчас отправляться в обратный путь.

Однако, какой самоуверенный засранец. Совсем не проникся загадочностью речи. Тём будто ненароком попробовал ногтем остроту кинжала и спрятал его в ножны. Без успеха. Реакция седоусого на клинок принцессы была нулевой в обоих смыслах. Кому принадлежал этот кинжал раньше, он явно не знал, и как угрозу для своей жизни его тоже не воспринял. Ну и ладно, есть ещё один аргумент. Хоть Мизуки и предупреждала, чтобы он не размахивал перед всеми отданным ему кольцом, но седоусого из списка всяких всё же придётся исключить.

— Хорошо. Но кроме того, что с ним хочет встретиться чужеземец опиши ему подробно вот это кольцо.

Тём, потянув за шнурок, достал из-за пазухи квестовый предмет.

— И поторопись, я не шучу. Я буду ждать ответа ещё три часа. Потом мы уходим.

Это был блеф, рассчитанный на седоусого. Если через три часа Нобуо не появится, то Тём действительно собирался уходить. В город, искать адресата послания принцессы самостоятельно.

Через два часа связной вернулся. Вместе с ним стремительной походкой на холм поднялся уже очевидно не молодой, с выцветшими глазами и испещрённым морщинами лицом, но при этом удивительно резкий и подвижный харжит.

Седоусый кивнул пришедшему с ним харжиту на близнецов, однако тот оставил эту подсказку без внимания, а лишь задумчиво переводил взгляд с одного человека на другого, решая для себя кто же из них посланник принцессы. Связной тем временем подозвал близнецов и что-то им пошептал. Те разом стали серьёзными, с уважением и почтением посмотрели на пришедшего из города харжита. Куда и девалась их постоянная игривость? Ануб направилась к отдыхающей в тени своей десятке бойцов и короткой, рыкающей командой подняла их на ноги. Рыка оказалось достаточно, чтобы коты приняли боевую стойку, превратившись то ли в охранный отряд, то ли в почётный караул для неожиданного гостя. Тем временем, виновник торжества последний раз с сомнением посмотрел на счетовода и, окончательно определившись с выбором, шагнул к норду.

— Я Нобуо, ты меня искал. Покажи то, что мне описал Ранеб, — он держался величественно, но при этом, было всё равно слишком очевидно, что он сильно волнуется, боясь разочароваться.

Тём снял с шеи шнурок с кольцом и вместе с письмом протянул его харжиту.

Тот с благоговением принял кольцо.

— Благодарю тебя чужестранец за добрую весть.

После чего провёл пальцами по сургучовой печати на свитке. При этом прикосновении лёгкое свечение, исходящее от печати, погасло, и Нобуо резко и нетерпеливо сломал печать и развернул свиток.

По мере прочтения послания, от природы тёмное его лицо светлело, а в уголках губ появился лёгкий намёк на улыбку. Закончив читать, он передал письмо стоящему рядом с ним Ранебу. Тот принял свиток осторожно, двумя пальцами, и тут же выронил его на песок. От начавшего гореть ещё в руках письма через секунду осталась горка пепла. Тём только подумал, что система защиты от чужого внимания сработала как надо.

Нобуо втоптал ногой в песок пепел и неожиданно сделал лёгкий поклон в сторону Тёма.

— Ещё раз благодарю тебя норд. Несколько лет назад мы потеряли одновременно трёх наших товарищей, которые знали местонахождение принцессы Мизуки. Доверить это знание кому-то ещё, было слишком рискованно. Ищейки узурпатора плотно сидели у нас на хвосте. Двое были выслежены охранкой Хаба и погибли при попытке их задержания. Ещё с одним случился несчастный случай. И мы лишились связи с нашей законной правительницей. Всё, что я знал, это то, что принцесса укрылась на Севере. Но Север большой. Мы пробовали искать самостоятельно, но это трудно, не привлекая к себе внимание ищеек Хаба. Время шло, и мы постепенно начали терять надежду. Слава Великой Матери, чудо свершилось! Теперь у нас есть тот, кто поведёт нас в бой, имея неоспоримые права на трон Харжистана.

Слушая рассказ Нобуо, Тём про себя порадовался, что не пришлось демонстрировать кинжал принцессы. Пусть Мизуки и обещала, что он по желанию сможет оставить кинжал себе или обменять на что-то топовое. Вот только менять с любой стороны царский подарок Тём не собирался, и искушать Нобуа фамильным клинком правителей Харжистана тоже не хотелось. Кинжал с заключенной в него душой патриарха всё ещё не был изучен до конца и мог принести приятные сюрпризы. И вообще, норд считал кинжал своим, а с тем, что он считал своим Тём расставаться не любил. Точка! А вот произнесённая Нобуа аллилуйя Великой матери тут же породила в голове Тёма интересную догадку. Тём сразу же захотел её проверить и достал из инвентаря Чашу, внимательно наблюдая за реакцией харжита.

Не сработало. Чаша оставила Нобуо совершенно равнодушным. Тём отправил Чашу обратно в рюкзак, не сильно расстроившись своим промахом. То ли про Чашу знали не все, то ли Великая мать харжитов не была хозяйкой Чаши, то ли просто у него лимит халявы исчерпался.

Между тем, Нобуо хорошо поставленным голосом привыкшего отдавать распоряжения аристократа, обратился к Тёму, при этом протягивая ему вышитый бисером кошелёк:

— Прими вместе с моей благодарностью и эту малую награду за твою помощь. А сейчас я прошу тебя поторопиться. Нам надо немедленно отправляться за принцессой Мизуки. Мой народ слишком долго жил под властью тирана и самозванца. Каждая следующая минута его власти губительна для моей страны. Как быстро ты сможешь нас отвести к принцессе, норд?

Тём сверил последний вопрос с квестом, «прилетевшим» в дневник заданий:

Вы выполнили задание «Кольцо незнакомки».

Данное задание являлось первым в цепочке скрытых заданий «Воцарение на престол».

Награды за задание:

1 300 опыта;

900 монет;

Руна 'Вейрд' — одна из набора рун, которые в древности, по слухам, придумали Боги.

В том случае, если руна находится в инвентаре, игрок получает +7 % к защите от ментального воздействия.

Бонусы, которые эта руна даёт в сочетании с другими рунами, смотрите в соответствующей таблице.

Ограничения к классовому использованию предмета — только воины.

Минимальный уровень для использования — 45.

Ух, ты! В кошельке не только монеты, но и руна! Нужно будет поискать по аукционам другие руны. По сравнению с первой, полученной им в игре, эта просто жемчужина! Жаль, что самому этим заниматься пока некогда. А в клановом хранилище он тоже не сообразил пошарить на предмет наличия интересных рун. Надо при следующем посещении замка обязательно основательно перетрусить запасы рун у кланового интенданта.

А что там нам говорит новое задание о том, как быстро надо вернуться к принцессе? Тём быстро пробежал его глазами.

Вам доступно скрытое задание «Опальная принцесса и её сторонники».

Данное задание является вторым в цепочке скрытых заданий «Воцарение на престол».

Условие: Провести подданных принцессы Мизуки к месту её нынешнего пребывания.

Награды:

1500 опыта;

1650 золотых;

+20 единиц к уважению у харжитов;

Признательность принцессы Мизуки (репутационный бонус).

А ничего не говорит. Значит, поторгуемся!

— Я могу вас отвести очень быстро.

Тём достал свиток портала, повертел его перед глазами и спрятал обратно.

— Но не думаю, что это надо делать немедленно. Прежде я хотел бы решить с вами ряд вопросов, ради которых с нами прибыл мой защитник и хранитель Веры брат Витус из Ордена Плачущей Богини.

Теперь Нобуо внимательно посмотрел на спутников Тёма, причём его внимание досталось в равной мере счетоводу и ведьме.

— Я хранитель истории своего народа, и знаю, что напряжённые моменты с сообществами Веры были только в наших отношениях с коллегией инквизиции, отрицающей существование всех Богов, в том числе и нашей Великой Матери.

Эшшу метнула на Тема выразительный взгляд. Тот кивнул, мол, понял, не дурак. О том, что они ученики инквизитора — молчок.

Нобуо между тем продолжил:

— Мало кто знает, что до Второй Войны Ненависти наше царство называлось Камерией и зелень пальмовых рощ, ныне сохранённая только вдоль речного берега и в нечастых оазисах в пустыне, тогда простиралась на много миль по оба берега Великой реки.

И ещё меньше тех, кто помнит, что первое отделение Ордена Плачущей Богини, созданное рыцарями — основателями на Юге, было именно в Харжистане.

— То есть, уважаемый Нобуо, если я правильно вас понял, то вы лично и люди, стоящие за принцессу Мизуки, не будут возражать, если Орден Плачущей Богини откроет своё отделение в Харжистане?

— Мне трудно отказать человеку, сделавшему так много для возрождения надежды в борцах за светлое будущее Харжистана.

Тём незаметно поморщился. Это словосочетание «борцы» и «светлое будущее» так часто звучавшее в их реальной жизни, не вызывало раздражения, похоже, только у сценаристов корпорации «Радеон».

Нобуа на реакцию Тёма не обратил внимания и вдохновленно продолжил:

— В настоящее время место создания первого отделения Ордена — это заброшенный форпост в Большом Оазисе, который приходится всем караванам обходить окольным путем. И это несмотря на то, что он расположен на перекрестке основных караванных путей Харжистана. В пустых, обветшалых зданиях поселились духи. Мы не можем воевать с духами. Заповеди нашей Матери нам это запрещают. Если вы возьметесь развоплотить духов, подарив им покой и очистите место, то ни у меня, ни у нашей будущей царицы не будет возражений, чтобы восстановить отделение Ордена там, где оно когда-то процветало. Согласен?

Прежде чем ответить, Тём заглянул в дневник заданий. А то этот хранитель похоже ещё тот пустынный фрукт, и очень просто может подсунуть им фигу в кармане.

Вам предложено принять задание «Новый форпост Веры».

Условие — очистить заброшенные строения в Большом Оазисе от духов, обитающих в них и передать эти здания под новое отделение Ордену Плачущей Богини.

Награды за прохождение задания:

3000 опыта;

1800 золотых;

+20 единиц к репутации с Орденом Плачущей Богини;

+10 единиц к репутации с харжитами;

Титул «Друг Ордена Плачущей Богини».

Вы можете пригласить с собой для выполнения задания не более десяти помощников, включая НПС с уровнем не выше 110-го.

Уровень защитников Большого Оазиса будет определяться средним уровнем приглашенных вами помощников.

Вниманию игрока: задание будет считаться выполненным только после завершения активированного вами квеста «Воцарение на престол».

Пока Тём с затуманившимся взглядом вчитывался в строчки задания, Нобуо, Эшшу и Витус не сводили с него ожидающего взгляда. Норд продолжал держать паузу. Предложение «стулья вечером» он уже получил. А вот, чтобы деньги сразу, а не утром требовалось ещё поработать. И прямо сейчас. Этот Нобуо, хоть и аристократ, но по духу брат-близнец казначея Ордена. Вот у кого надо учиться вершить государственные дела: чужими руками решить свою старую проблему так, чтобы все при этом оказались не в проигрыше. Самое время сделать свой следующий ход.

— Я согласен с вашим условием, уважаемый Нобуо.

И тут же последовало три облегченных выдоха.

— И раз мы уже заговорили о помощи и доверии друг к другу, то не могу не вспомнить что лучший чай, который я пил в этой жизни был родом из Харжистана.

— Ты видимо говоришь о белом чае? — И, дождавшись подтверждающего кивка, Нобуо продолжил: — Это мой любимый чай. Увы, сейчас его легче найти в других странах, чем в Харжистане. На сегодня все плантации и торговля чаем контролируется царской семьёй. И доходы, получаемые от его продажи, тоже оседают в её сундуках. Но ведь ты не просто хотел похвалить этот чудесный напиток?

— Вы правы, мне и моим друзьям очень хочется иметь возможность пить этот великолепный чай и делиться им со своими друзьями не от случая к случаю, а постоянно.

— Понимаю. Ты должен знать, что белый чай выращивается в пограничных долинах Южных гор, отделяющих пустыню Харжистана от джунглей остального Юга. Таких долин всего семь, и сегодня мы частично контролируем только одну из них. Вот о чае из этой долины мы можем разговаривать.

— Мы с представителем Ордена братом Витусом готовы взять на себя продажу этого чая за пределами Харжистана в том количестве, которое вы можете нам предложить.

— Вы хотите иметь эксклюзивную торговлю, я так понимаю?

— В будущем. Только в будущем, после возвращения принцессе Мизуки её законного трона. Сегодня мы просто хотим поломать монопольную торговлю узурпатору. Это со всех сторон в наших общих интересах. Я всё правильно говорю, брат Витус?

— Всё так. От себя добавлю, что за стандартный трёхкилограммовый пак чая я готов заплатить золотом прямо сейчас. Могу я на это рассчитывать и не кормить деньгами Ордена Плачущей Богини вашего врага?

— Очень, я бы даже сказал очень-очень правильный подход. Сейчас я вернусь в город, чтобы дать соответствующие распоряжения на время своего отсутствия, а когда вернусь, чтобы вместе с вами отправиться за принцессой Мизуки, я принесу то, что вы хотите.

— Не так быстро, уважаемый Нобуо. Сейчас уже почти вечер, и мы никуда не пойдём.

И так удивительно долго молчавшая Эшшу, тут же шепнула Тёму: «Ага. Мы же не можем лететь сквозь портал не поужинав!», но тот, лишь улыбкой ответив на аллюзию, закончил свою мысль:

— Мы не станем лезть к духам в гости на ночь. Завтра с первыми лучами солнца я хочу быть в Большом Оазисе. Успеем до утра туда добраться?

— Успеть то вы успеваете. Но, может всё-таки, сначала, проведёте нас к принцессе? А по возращении в Харжистан я дам вам проводника до Оазиса.

— Нет. Стулья вперед, — Тём покрутил головой, отгоняя прилипчивую фразу. Всё-таки вставил часть её в ответ, вызвав ступор у Нобуо.

— Сначала разбираемся с духами, а потом сразу, не задерживаясь, идём за принцессой. Вам нечего бояться, что духи убьют меня или ведьму. Мы из бессмертных.

— Я знаю, и я не скажу, что меня радует. Но я понимаю, что выбор такого посланника как нельзя лучше показывает мудрость нашей будущей государыни. Хорошо, будь по-твоему.

Получив вынужденное согласие и двух проводников в Оазис от Нобуо, явно недовольного таким решением Тёма, норд проведя несложный подсчёт «Раз — это я, два — это ведьма, три — это брат Витус, четыре и пять — это близнецы, Анат и Анти. До перегрузки парома остаётся ещё пять мест!», залез в свою почту.

Первая весточка ушла на Север.

«Игор, я сейчас на Юге, в Харжистане. Есть квест на освобождение заброшенного форпоста от духов. Надо не более 5 бойцов. В плюсах репутация с Орденом Плачущей Богини и харжитами. Ограничение по уровню 110. Если интересно, срочно отпишись.»

Ответ не заставил себя ждать:

«Интересно. Харжистан это всегда интересно, но я занят. Ты меня чудом застал в игре, через два часа у меня самолет. Но, это во-вторых. А во-первых — по уровню я уже не пройду. Так что удачно тебе разобраться с духами. Если не найдёшь никого в команду, напиши, я подключу к тебе ребят из своего хирда.»

Ха. Чего это «не найду»? У меня теперь целый клан для набора бойцов в команду имеется. Клан, это же почти семья. Или Глену это задание будет не интересно?

Тём не мудрствуя, скопировал послание, отправленное несколько минут назад Игору, только поменял в нём имя адресата.

Ответ от Глена пришёл так же быстро:

«Ребята будут готовы минут через тридцать. Воспользуйся свитком портала для перехода в замок, возьмёшь у казначея другой взамен использованного.»

Ну, вот! Совсем другое дело. Нет, всё-таки клан — это точно семья.

Оглавление

Из серии: Грани игры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Грани игры. Жизнь как игра предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я