Пепел любви. О сущности недвойственности

Руперт Спайра, 2016

Эта книга представляет собой сборник высказываний современного учителя недвойственности Руперта Спайры. Ее вдумчивое медитативное чтение погружает читателя в глубины познания нашей истинной природы. Книга послужит бесценным указателем и проводником для искреннего искателя Истины.

Оглавление

Из серии: Не-2. Серия недвойственности

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пепел любви. О сущности недвойственности предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Введение

Осознание и свет чистого Осознавания

В книге «Пепел Любви» слово «Осознание», так же как и фраза «свет чистого Осознавания», используется для обозначения нашей подлинной природы. Хотя они указывают на тот же безобъектный опыт — знание нашего собственного Бытия, какое оно есть по сути, — и поэтому являются идентичными, они используются в различном контексте для обозначения разных стадий понимания. Ниже приводится описание этих двух этапов с пояснением контекста, в котором эти слова появляются в данной книге.

С обычной точки зрения опыт представляется состоящим из двух основных элементов:

1) субъект — тело/ум;

2) объект — вещи, другие и мир.

По этой причине мы можем назвать этот взгляд на опыт обычной двойственностью, которой присущи субъект-объектные отношения.

В обычной двойственности тело/ум — субъект переживания — представляется соединенным с вещами, другими и миром — объектами переживания — актом осознания, чувствования или восприятия. Как таковое тело/ум рассматривается осознающим, а «вещи, другое и мир» считаются тем, что «я», тело/ум, осознает.

Это убеждение является базовым предположением, на котором основана наша культура, и это отражается в нашем языке в таких фразах, как «я знаю то и это», «я люблю тебя», «я вижу дерево». В каждом случае существует субъект — «я», осознающий, чувствующий или воспринимающий объект — «тебя» или «это». Фактически это убеждение настолько внедрилось в нашу культуру, что большинство людей вовсе не замечают это верование и принимают его без сомнений за факт абсолютной истины.

В качестве первого шага в сторону понимания истинной природы нашего опыта учение недвойственности указывает, что это не «я», тело/ум, осознает вещи, другое и мир, но, скорее, Осознание осознает тело и ум, так же как вещи, другое и мир. Как таковые тело и ум понимаются в качестве объектов переживания, а не как субъект.

В этом случае понимается, что субъект, или знающий переживание, не сделан из чего-то объективного, такого как мысль, образ, чувство, ощущение или восприятие. Он просто присутствует и осознает и поэтому обозначается как «Осознание». Существительное «Осознание» в отличие от глагола «осознавать» означает «состояние, бытие или присутствие». Таким образом, «Осознание» значит «состояние осознавания», или просто «бытие осознанным», или «осознанное Бытие».

Будучи лишенным всех объективных характеристик, субъект переживания — чистое Осознание — называется изначально пустым: без мыслей, образов, чувств, ощущений и восприятий; прозрачным, бесцветным, бесформенным, незаметным и в конечном счете непостижимым; хотя если мы хотим говорить или писать об окончательной природе опыта, то должны согласиться временно как-то ее представить.

Процесс, с помощью которого мы обнаруживаем, что это не «я», тело/ум, осознает вещи, другое и мир, а Я, Осознание, осознает тело и ум, так же как вещи, другое и мир, иногда относится к отрицанию, нети-нети — я ни это, ни то. Я не мои мысли; я осознаю мои мысли. Я не мои чувства; я осознаю мои чувства. Я не мои телесные ощущения; я осознаю мои телесные ощущения. Я не мое восприятие — виды, звуки, вкусы, запахи и текстуры; я их осознаю.

Как таковое нети-нети является процессом различения или исключения, с помощью которого мы движемся от убеждения, что я — это «что-то» — смесь тела и ума, — к пониманию, что Я — это не что-то — не мысль, не образ, не чувство, не ощущение или восприятие.

Таким образом, кульминацией пути нети-нети — Пути Исключения — является познание нашего истинного Я как чистого Осознания. Однако этот процесс не говорит нам ничего иного о природе Осознания, кроме того, что Оно просто присутствует и осознает. Как таковое это не то, что традиционно называется пробуждением или просветлением. Пробуждение или просветление — это не просто раскрытие присутствия Осознания — хотя это является первым шагом, — но раскрытие его природы.

* * *

Для того чтобы перейти от понимания того, что Осознание присутствует и осознает, к реализации его истинной природы, в большинстве случаев требуется некоторое исследование. Однако кто или что может исследовать или знать Осознание? Осознает только Осознание, и поэтому только Осознание может знать что-либо о cебе. Таким образом, исследовать Осознание означает осознавать Осознание. Однако для того, чтобы осознавать cебя, Осознание не нуждается в каком-то новом знании. Просто будучи Собой, Осознание уже и всегда естественно и безусильно осознает cебя, так же как солнце естественно и безусильно освещает себя, просто будучи собой.

Таким образом, по-настоящему исследовать нашу подлинную природу, хотя это всегда начинается с процесса мышления и вопрошания, — это в конечном счете просто осознанно пребывать в качестве нашего неотъемлемого Бытия, чистого Осознания. В этом процессе направленный вовне или на объекты ум лишается своих объектов и, не имея чего-то, на чем можно сфокусироваться или к чему можно было бы примкнуть, естественно, безусильно и спонтанно течет назад к своему источнику, чистому Осознанию, и осознанно им пребывает.

Именно в этом пребывании в качестве нашей неотъемлемой природы, чистого Осознавания, пробуждается память о нашей всегда присутствующей и неограниченной природе, память о нашем вечном, бесконечном Бытии. Конечно, это не память «о чем-то». Однако слово «память» является подходящим, потому что это знание нашего собственного Бытия — его знание себя, какое оно есть по сути, — всегда было с нами и, следовательно, это не что-то, что познается впервые. Оно просто было как будто бы потеряно, сокрыто, не замечено или забыто.

Эта память о нашей всегда присутствующей, неограниченной природе по-разному называется в различных духовных традициях пробуждением, просветлением, сатори, освобождением, озарением, нирваной, воскрешением, мокшей, бодхи, ригпа, кенсё и т. д. Во всех этих примерах ссылаются на один и тот же опыт: избавление от отождествления со всем, что мы ранее считали присущим нашему истинному Я и неотъемлемым от него. В традиции дзен это называется Великой смертью, в христианской традиции это изображается как Распятие и Воскресение — растворение границ, которые мысль наложила на наше истинное Я, и раскрытие его вечной, неограниченной природы.

Это пробуждение к нашей неотъемлемой природе всегда присутствующего безграничного Осознания может оказывать, а может и не оказывать, немедленный и драматический эффект на тело и ум. Фактически во многих случаях это распознание происходит так спокойно, что ум может даже не заметить, когда оно началось.

Однажды я слышал историю, в которой ученик хорошо известного учителя дзен спросил его: «Почему вы не рассказываете о вашем опыте просветления?» В этот момент в задней части комнаты встала жена учителя дзен и сказала: «Потому что у него его никогда не было!» Другие оказываются настолько дезориентированными простым распознанием их собственного неотъемлемого Бытия, что, например, акклиматизируясь, проводят следующие два года сидя на скамейке в парке!

Так или иначе, распознание нашей истинной природы является только промежуточной стадией: подлинная природа нашего истинного Я — чистого Осознания — распознается как вечный, бесконечный субъект всех переживаний, но объекты тела, ума и мира еще не включены в наше новое понимание.

На этом этапе наша подлинная природа реализуется как трансцендентальное Осознание; свидетельствующее присутствие Осознания на фоне всего опыта; всегда присутствующее, беспредельное пространство, в котором появляются временные ограниченные объекты тела, ума и мира, с помощью которого они известны; пустота, в которой возникает полнота переживания.

Однако с этой точки зрения опыт все еще состоит из субъекта — хотя и просветленного — и объекта. Субъект — вечное, бесконечное Осознание — иногда становится подобным открытому пустому пространству, как небу, в котором объекты переживания — мысли, образы, чувства, телесные ощущения и восприятие — появляются и исчезают, подобно облакам. Как таковое Осознание все еще является «чем-то», хотя и прозрачным, пустым «чем-то». Мы все еще в сфере двойственности — которую можем назвать просветленной двойственностью, — где вечный, бесконечный субъект, как кажется, знает временный конечный объект.

Именно в этом контексте слово «Осознание» используется в книге «Пепел Любви».

* * *

Для того чтобы счастье и покой, присущие осознанию нашего собственного Бытия — его знанию себя, — проживались и чувствовались в полной мере во всех аспектах жизни, наше просветленное понимание должно быть включено во все сферы опыта, что означает: в то, как мы думаем, чувствуем, действуем, воспринимаем и взаимодействуем.

Поэтому существует второй путь — путь включения, или тантрический путь, — в котором способ, как мы думаем, чувствуем, действуем, воспринимаем и взаимодействуем, постепенно перестраивается в соответствии с нашим новым пониманием. На этом пути включения, или, как он называется в традиции дзен, — Великом перерождении, а в христианской традиции — Преображении, мы обнаруживаем, что наша неотъемлемая природа, чистое Осознание, не просто присутствует как свидетель всего опыта, но является самой субстанцией или реальностью всего опыта. Как таковое оно не просто фон переживания, но также передний план; не просто трансцендентное, но также имманентное.

В этой реализации двойственность, то есть различие между субъектом — чистым Осознанием — и объектами тела, ума и мира разрушается. Фактически оно не разрушается, поскольку, прежде всего, его никогда по-настоящему не было. Скорее, стало ясно, что двойственность остается и всегда оставалась совершенно несуществующей: в реальности нет ни какого бы то ни было «я» — ни временного и ограниченного, ни вездесущего и безграничного, — которое знает, ни любого конечного объекта, другого или мира, — который знается. Есть только чистое Осознавание — одно сокровенное, бесшовное, нераздельное, вездесущее, безграничное Целое.

Именно в этом смысле понятие «Осознавание», или «свет чистого Осознавания», используется в книге «Пепел Любви»: для описания чувствования-понимания того, что растворилось все различие между кажущимся субъектом и кажущимся объектом, другими или миром, в противоположность понятию «Осознание», или «чистое Осознание», в котором все еще есть кажущийся субъект и объект.

И подобно открытому пустому небу, в котором объекты тела, ума и мира плавают, как облака, что используется как метафора для взаимоотношений между Осознанием и опытом, так же и метафора экрана с изображением или фильмом используется для чистого Осознавания, в котором нет субъекта или объекта.

Однако экран в этой метафоре является осознающим экраном: он видит, или осознает, изображения, появляющиеся на нем, и одновременно является субстанцией, из которой они сделаны. Как таковой он знает их в качестве себя, а не как объекты или других. В этом случае на экране нет фактического независимо существующего объекта, называемого «изображением». Нет двух вещей — а-двайта, не-два — экрана и изображения; есть только экран. Именно экран, вибрирующий внутри себя, проявляется как изображение, никогда не становясь чем-то иным или не зная ничего, отличного от себя.

Таким же образом чистое Осознавание, вибрируя внутри cебя, принимает форму мышления, чувствования, ощущения, слышания, осязания, вкуса и обоняния и кажется становящимся умом, телом и миром, но никогда не становится чем-то отличным от cебя и не знает ничего иного, кроме cебя.

Поэтому с точки зрения чистого Осознавания не существует «объектов». Объекты и личности существуют только с иллюзорной точки зрения одного из персонажей фильма.

Общепринятое название отсутствия какого-либо различия между субъектом, который знает, и знаемым объектом, другим или миром — Любовь или Красота. Любовь — это переживание того, что нет других; Красота — это опыт того, что нет объектов.

На самом деле нет слов для достоверного описания реальности переживания, которое остается невыразимым, всегда за пределами досягаемости мысли и в то же время предельно близким. Именно по этой причине также нет слов, чтобы описать Реальность, равно как великое их множество используется в попытке ее передать!

* * *

Путь исключения — я ни это, ни то — уводит нас от убеждения «я есть что-то» к пониманию «я есть ничто». Путь включения — я есть это, я есть это — уводит нас от понимания «я есть ничто» к чувствованию-пониманию «я есть все».

Путь исключения — это путь различения, когда мы различаем, что является сутью нашего истинного Я, а что — нет. Путь включения — это путь любви, в котором все подобные различия видятся несуществующими и мы обнаруживаем нашу врожденную близость со всеми кажущимися объектами и другими людьми. Этот путь любви ведет к тому, что может быть названо воплощенным просветлением, в котором понимание истинной природы вездесущего неограниченного Осознания постепенно просачивается во все сферы жизни, пропитывая и насыщая тело, ум и мир своим светом. Этот процесс никогда не заканчивается.

Мы используем путь исключения, путь различения, двигаясь от обычной двойственности к просветленной двойственности; мы используем тантрический путь включения, путь любви и красоты, двигаясь от просветленной двойственности к воплощенному просветлению.

Эти три стадии — обычная двойственность, просветленная двойственность и воплощенное просветление — обнаруживаются во всех великих духовных и религиозных традициях: в христианстве (распятие, воскресение и преображение); в алхимической традиции (различение, озарение и преображение); в буддизме ( самсара, потом нирвана, затем самсара равна нирване: сначала форма, затем пустота, потом пустота есть форма и форма есть пустота). Как говорил Рамана Махарши: «Мир не реален; реален только Брахман; Брахман есть мир».

Вначале мы обнаруживаем, что весь опыт появляется в открытом пустом пространстве Осознания и знается им же. Затем мы обнаруживаем, что Осознание — это не просто вместилище и знающий, а сама субстанция и реальность всего опыта.

Когда разрушается различие между Осознанием и кажущимися объектами тела, ума и мира, или, более точно, видится совершенно несуществующим, приходит понимание, что все, что мы знаем или с чем взаимодействуем, является осознаванием переживания. В действительности это не осознавание «переживания», потому что переживание, независимое от Осознавания, никогда не может быть обнаружено.

Мы просто знаем Осознавание. Однако «мы» или «я», которое знает Осознавание, не отделено, или не отлично, от него. Осознавание не знается чем-то, отличным от себя.

Все, что когда-либо известно, — это Осознавание, и это Осознавание, знающее само себя.

Есть только свет чистого Осознавания.

Руперт Спайра

Сентябрь 2014 г.

Оглавление

Из серии: Не-2. Серия недвойственности

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пепел любви. О сущности недвойственности предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я