Десмод. Продолжение серии «Хлеб насущный»
Павел Карелин

Книга «Десмод» является продолжением серии «Хлеб насущный». Автор рассказывает о невероятных приключениях сотрудника милиции. Иногда невымышленная история может показаться ложью оттого, что становится страшно от правды, которую она раскрывает… Все события, рассказанные этой книгой, являются вымыслом автора.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Десмод. Продолжение серии «Хлеб насущный» предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Павел Карелин, 2017

ISBN 978-5-4474-9474-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Уставший с лукавым прищуром взгляд пронизывал каким — то неведомым чутьем всю округу. Генерал, с опытом бывалой ищейки практически за километр вычислил направлявшегося в его сторону полковника.

— Ах, ты ж чертяга… — Подобрался практически незаметно… — произнес он, протягивая руку своему подчиненному. Это была не игра. Так уж заведено и наверное выработано в крови у любого оперативного сотрудника. Умение не обнаружить себя раньше времени, проявлялось всегда и везде.

— Ну, товарищ генерал… — улыбнувшись, пролепетал полковник. — Вы же, наверное, за километр меня срисовали…

— Да ты что…? — генерал неуклюже скорчил удивленную гримасу на лице. — О, чем ты говоришь… — Я тебя вообще не видел…

Полковник засмеялся и вслед за ним наигранным смехом залился генерал.

— Так к чему такая конспирация товарищ генерал?

— Да, ни какой конспирации… — Знаешь, люблю это место…

Природа действительно жадно впитывала в себя теплую весну и с полной самоуверенностью расправляла зеленое покрывало, уютно скрывающее под своей защитой возрождающуюся, новую жизнь леса. Прозрачность воды не широкой речушки придавала оконченный пейзаж существовавшего блаженства.

— Красотища… — начальник вновь оглядел округу, жадно внюхиваясь в лесной воздух. — Чувствуешь…? — Воздух — то какой…! — Эх, нам бы с тобой сюда на недельку… — Да на рыбалочку…

— Это да… — подыгрывая генералу, полковник глубоко затянулся лесным воздухом и тут же закашлялся…

— Ну, вот… — Это все от того, что ты куришь много… — генерал как — то заботливо произнес эту фразу и указал рукой на поваленное дерево. — Пойдем — ка присядем… — Поговорим…

Полковник прокашлялся и, достав сигаретку, затянулся сладковатым дымком.

— Можно, наверное, и в кабинете поболтать товарищ генерал… — Мы же практически крайний орган власти… — полковник запрокинул голову вверх и выпустил струйку сизоватого дыма… — Никого над нами…

— Ну, дельце понимаешь очень уж, скажем так… — неординарное… — генерал вновь огляделся по сторонам… — вдали стоял его служебный Мерседес, возле которого, маясь от безделья, бродил водитель.

— Обстановка в стране прямо скажем не очень… — продолжил начальник перебирая пальцами сухую траву.

— Есть предположение, что наш враг, предпримет в недалеком будущем действенные шаги… — Ты понимаешь меня, Сережа…? — генерал замолчал, ожидая ответа полконика.

— Товарищ генерал…? — Какой враг…? — Я, если честно… — То не совсем… — Вы уж простите…

— Ну, что ты, полковник, ей богу… — Если тебе говорят, что есть враг, значит есть… — Понимаешь… — Если врагов не будет… — То мы с тобой тоже, нахрен кому нужны… — Так тебе понятнее…? — начальник жестко смял траву в кулаке и откинул ее в сторону. — Народ, не все понимает… — И далеко не все согласны с политикой нашего государственного правления…

— Понимаешь…?

— Так — точно… — полковник попытался привстать…

— Ой, не прыгай ты… — осадил его назад генерал и по —

дружески положил руку на плечо. — В общем ситуация такая… — Тебе, Сережа, необходимо подобрать кандидатуру из органов, чтобы он мог возглавить группу учебно — диверсионного направления…

Полковник слегка вздрогнул и хотел — было, что-то сказать. Генерал понял, что у подчиненного много вопросов.

— Ну, давай…? — Спрашивай…? — выпалил он

Товарищ генерал… — Меня смущает название группы… — Это как-то согласованно…? — У нас же нет такой формы оперативной работы…

— Конечно нет… — Но с этого момента она появляется… — И твоя задача полковник, эту группу создать… — А что бы тебя ничего не смущало, то имей ввиду, что группа учебная, а не боевая… — Сам посмотри, что вокруг происходит… — Менты, военные, МЧС — расслабились… — Если чего коснись…, — не дай бог конечно… — Так они как слепые котята не будут знать чего делать надо… — А нам с помощью группы надо все эти структуры расшевелить и скоординировать… — Терроризм кругом… — А мы практически не готовы… — Цель и задачи группы будут определяться по мере политической обстановки внутри нашей страны… — генерал замолчал, похлопал полковника по плечу. — Пойдем — ка, прогуляемся…

Сергей внимательно слушал пояснения генерала по поводу работы группы. Начальник, не торопясь, четко ставил задачи по отбору кандидата на должность руководителя.

— Главное, чтобы не из наших… — Если что, потом не отмажемся…

— А менты, если, что… — Пусть расхлебывают… — недобрая ухмылка скользнула на лице генерала. — Сделай все красиво и правдиво… — Пусть кандидат сам к нам придет… — Желательно матерый мент, с волчьим чутьем… — Ну, не мне тебе объяснять, как людей вербовать… — В общем Сережа задачу ты понял… — В виду особой степени секретности на эти темы мы с тобой с этого момента не общаемся… — Как только отберешь кандидата, дашь мне знать… — Я скажу, что делать дальше… — Да, вот еще что… — Самое главное, чтобы этот мент в доверие входил, как раскаленный нож в масло…

— Первый раз такое выражение слышу… — полковник заулыбался. — Обычно говорят… — Как нож в масло… — А про раскаленный…, — первый раз слышу…

— Мало нам просто ножа Сережа… — Мало… — Ох и потрясем ментов… — генерал подернул плечи, улыбаясь протянул руку полковнику, чтобы попрощаться… — Работай Сережа…

Полковник некоторое время провожал взглядом удаляющийся по лесной дороге мерседес. Уселся снова на поваленное дерево и уставился куда-то в даль. — А ведь действительно красивое место…

…..

Время заполненное серой рутиной неумолимо бежало вперед и оставляло отчетливые, неприятные следы в памяти.

Я уже оброс милицейской щетиной и с огромным опытом работы продвигался, как непотопляемый крейсер к своему заветному причалу, который звался — пенсия по сроку службы. Да-да, именно к этому стремиться каждый сотрудник органов внутренних дел, проработавшей более десяти лет на благо Родины.

….

В кабинет постучали. Дверь слегка приоткрылась.

— Можно войти? — приглушенный голос выражал явное нежелание общения и скорее всего ожидал, что ему откажут.

— Да входите уже… — крикнул я, одновременно пытаясь разглядеть своего тайного собеседника через приоткрытую дверь.

На пороге искрящийся застенчивой и как мне показалось, немного усталой улыбкой появился молодой паренек. Новенькая милицейская форма, начищенные до блеска форменные ботинки. На погонах отчетливо красовалась буква «К», что означало только одно: обладатель сего мундира был курсантом милицейской академии и соответственно, именно его отправили ко мне на стажировку.

— Товарищ капитан… — заорал курсант, глядя мне в глаза и вытянувшись по стойке смирно.

Нет, ну конечно, было понятно, что он собирается рапортовать мне о своем прибытии и назначении…, но я абсолютно не готов был к такой уставщине и более — того, не хотелось нарушать созданный мною утренний покой после разноса на пятиминутке. Удобно развалившись в уютном, кожаном кресле с большой спинкой, закинув ноги на стол, я пил свой традиционный кофе, пуская при этом ленивые колечки сигаретного дыма.

Увидев меня в таком неестественном для курсанта положении, он потупил взгляд и замолк в растерянности.

— Ну, че ты орать перестал? — сделав маленький глоточек кофе, тихим голосом проговорил я.

— Так… Я… — Это… — курсант не понимал, что от него ждут. Переминаясь с ноги на ногу, он оглядывал кабинет. Потом недоверчиво спросил практически шепотом — Это Вы капитан Кротов?

— Ну, я…

— Курсант Молчанов для прохождения стажировки… — вновь вытянувшись по стойке смирно, снова проорал он и резко замолчал, уставившись на подошвы моих туфлей.

— И че ты замолчал? — пробубнил я слегка покашливая, выпуская очередное колечко дыма.

— Товарищ капитан… — Вы меня простите конечно, но согласно устава вы должны встать и принять мой устный доклад, как подобает…

Я конечно ожидал все, что угодно…, но чтоб меня курсант поставил… — это уже было через чур…

— А давай товарищ Молчанов, лучше сделаем так… — Ты сейчас выйдешь из кабинета и погуляешь, пол часа… — А потом снова постучишь в дверь и войдешь… — Хорошо…?

Курсант ничего не ответил. Резко развернулся и вышел, тихонько закрыв за собой дверь.

Разглядывая пустующий стол напротив, нахлынули воспоминания о тех, кто его занимал, тех с кем мне пришлось работать рука об руку, да и отдыхать в свое время… — Эх… и времена же были… — ностальгия обычным образом обратила мой взгляд в окно, где оживала картина весеннего пробуждения. Легкий ветерок обнимал деревья и как умелый музыкант слегка трогал струны самых тоненьких веточек с молодой листвой, которая лихорадочно трепетала под лучами яркого солнца, отбрасывая яркие блики в мое окно.

В какое — то мгновение я даже прищурился от слепящего света и ту же задернул занавеску, дабы не впасть в депрессию от таковой несправедливости, когда я тут… — в сыром и темном кабинете, а там…

В общем, допив кофе, я отложил сигаретку и прибрал со своего стола пепельницу. Разложив хаотично документы, создал практически рабочую обстановку.

— Н — да курсант… — еле слышно прошептал я и налив чашечку горячего кофе, поставил ее на пустующий стол. Туда же проследовала пепельница с моей, не до конца затушенной сигаретой. Упав в кресло, с умным и более того вдумчивым видом стал изучать материалы о задержании фуры с грузом кожи, без сопроводительных документов на груз.

— Ну, где же Вы…? — думал я, поглядывая на часы и ожидая, что курсант явно побежал жаловаться и приведет с собой либо моего непосредственного шефа…, либо начальника РОВД…

Молчанов был пунктуален. В дверь постучали, и он снова появился на пороге. Абсолютно один. Оценив изменившуюся обстановку в кабинете паренек снова стал вытягиваться по стойке смирно. Я понял, что он снова начнет орать, и опередил его.

— Так! — Успокойся! — Иди, вон присядь… — Я тебе уже и кофейку сделал… — неестественно широко улыбаясь, я указал ему на свободный стол.

— Ага… — И бычок добить оставили…? — промямлил Молчанов, глядя на пепельницу.

Усевшись удобнее, он как — то неуклюже схватил маленькую чашечку кофе и одним глотком ее опустошил.

— Я товарищ капитан не из этих… — Я нормальный… — начал паренек, глядя куда — то в пол. — И проверять меня не надо…

— Ты чего…? — Обиделся…? — некоторая доля жалости и даже уважения стали зарождаться в моей душе.

— Нет, просто уже заколебало все это… — Куда не придешь, везде тебя проверяют, подкалывают… — Чувствую себя, как разведчик в тылу врага…

— Так и ждешь, что вот — вот попадешься на чью то уловку и все… — Со второго курса отправляют на стажировки… — И так каждый раз и везде… — У меня уже складывается ощущение, что я не в милицию работать пришел, а в хорошо организованную банду, где проверяют на вшивость, что б не сдал, если что…

Молчанов взял практически погасший бычок из пепельницы и несколькими короткими затяжками вновь заставил его дымиться. Затягиваясь дымком, всякий раз, поднося ко рту сигаретку, было видно, как у него слегка трясутся руки.

— Тебе лет то сколько? — нарушил я зависшую паузу, которая отправила нас обоих в раздумья.

— Двадцать пять…

— Меня без свидетелей называй — Паша… — Понял? — подойдя к Молчанову, протянул ему руку. Он встал, улыбнулся и облегченно выдохнул.

— А меня Костя… — И можно при свидетелях…

Мы рассмеялись. Костя достал свою пачку сигарет и небрежно бросил ее на стол. Снова курили и еще долго разговаривали. Он узнавал меня, а я узнавал его.… И как бы там не казалось со стороны… Мы все — равно оставались ментами. И в разговоре задавали вопросы, которыми прощупывали друг — друга исследуя слабые и сильные места.

…..

Утро выдалось, как обычно лихорадочным от истеричных выпадов со стороны руководства в адрес оперов, которые, по их мнению, зря проедают государственный хлеб и поэтому, всех нас… — до одного, нужно уволить.

— Ага… — А работать за нас будут полковники… — вставил спокойным тоном кто — то из офицеров сидящих на последнем ряду.

— Не надо тут умничать… — немедленно парировал начальник РОВД. — Мы все были на Вашем месте и уж поверьте на слово… — Если надо будет, то поработаем…

Каждодневная утренняя разборка придавала некоторый стимул в работе. Ну, по крайней мере, ты каждый день осознавал, что тебя могут уволить за малейший проступок. Те, кто проработал более пяти лет в органах, уже не обращали внимания на психоз руководства и делали свое дело, не взирая на угрозы. Ну а молодые офицеры воспринимали вполне серьезно все, что доводилось на пятиминутках, собраниях, совещаниях и многих других мероприятиях, где то и дело высокое начальство, вставая за трибуну, брызгало злобной, руководящей слюной в адрес подчиненных.

Курсантам не разрешалось посещать таковые мероприятия. И я, абсолютно уравновешенный и немного уставший от бестолковой болтовни, рухнул в своё любимое кресло после очередного утреннего разноса.

— Ну, что там новенького…? — поинтересовался Костя

— Ни — че — го… — ответил я, ни грамма не слукавив, как мне показалось. Да и трепаться лишний раз не хотелось. Включив чайник и, бессмысленно уставившись в окно, стал ожидать привычное бульканье закипающей воды.

— Что сегодня будем делать? — Костя явно рвался в бой и ожидал от меня конкретных задач.

— Сейчас попьем кофейку… — Покурим… — А заодно и подумаем… — проговорил я не оборачиваясь.

Чайник щелкнул. Курсант подскочил со стула и уже как-то по свойски налил мне в чашку горячий кофе. Я сделал вид, что мне безразлично его рвение — услужить и взяв аккуратненько чашечку, поднес ее к носу, дабы прочувствовать аромат способный разбудить во мне краски грядущего дня. И к тому же было приятно осознавать, что Костя и действительно простой, обычный парень… — как говориться без понтов и лишнего высокомерия.

— Слушай, Костян…?! — А ты не мог бы съездить на обувную фабрику и там одного дядьку опросить…? — Возьмешь с него кратенькое объяснение… — Мол…, — где был и чего делал… — А? — А может, видел кого или чего…?

Костя аж вздрогнул от такого на его взгляд ответственного поручения и заискрился от удовольствия. — Конечно, опрошу… — Не вопрос…

Передав ему материалы по грузу без документов, мы еще раз, вместе их пролистали и решили, какие именно нужно задать вопросы и какие ответы необходимо получить. Костя все кропотливо записывал в свой блокнот, и было понятно, что он готов из штанов выпрыгнуть, что бы скорее уже приняться за работу.

— Ладно… — Беги уже… — А я пока водилу грузовика переопрошу… — подбодрил я курсанта, закрывая за ним дверь.

— Ох уж эти молодые, неугомонные и верящие в правосудие милиционеры… — подумал я, закуривая очередную сигаретку. Затягиваясь сладковатым дымом, вспомнил себя, как десять лет назад пришел в этот РОВД. Вспомнил, как работая в патрульно — постовой службе и воодушевленный напутствием

начальства я буквально охотился на тех, с кого можно было поиметь протокол, чтобы государство смогло взыскать штраф и пополнить казну за счет невнимательного, под хмельком бедолаги, оказавшегося на моем пути. Мне было абсолютно все — равно есть ли у этого бедолаги семья и дети. А в результате моего рвения по службе он лишался возможности приобрести обувь для ребенка или банально купить сладкого… — Главное протокол…! — Главное штраф…! — именно такие мысли и идеология, привитые в школе милиции, преследовали меня в то время. И, как маленький ребенок, я, не задумываясь, беспрекословно готов был исполнить практически любой приказ на благо… — Ох уж это на благо…

Вспомнил, как первый раз нарушил закон по исполнительской дисциплине и что бы не получить выговор подделал подпись начальника. Меня спасло в тогда только то, что начальник был в хорошем настроении и утвердительно заявил, что его подпись в моем исполнении более достоверна, чем та, которая принадлежит ему. Потом вспомнил, как первый раз допрашивал человека и реально пытал его, запихивая ладонь подозреваемого под ножку стула и со всей дури давил на него коленом… — Господи, сколько же человек я заставил признаться…? — Сейчас уже, наверное, и не сосчитать количества сломанных и отправленных мною в места…, — не столь отдаленные…

— А ведь именно такой я им и нужен… — Я именно тот мент… — Именно на таких и держится вся государственная власть… — Эх… — Теперь вот и смена молодая подросла… — И она тоже будет всех ломать…

…..

Водила появился на пороге кабинета буквально через пять минут после звонка.

— Ты че…? — Телепортировался…? — удивленно спросил я — Ты как, так быстро здесь очутился…?

— Да я у Вас тут дежурю можно сказать… — Уже третий день в машине сплю…

Заросший и плохо пахнущий здоровенный мужик явно был полностью угнетен ситуацией, в которой он оказался.

— В смысле дежуришь? — Машина же на стоянке РОВД… — Закрыл на ключ и все… — Спи дома…

— Не, я не могу так… — На мне ответственность… — Там груз на такую сумму, что мне и жизни не хватит, чтобы расплатиться, если что…

— Ты чего…? — Милиции не доверяешь…? — Тебя звать — то как…?

— Лешка… — то есть… — Алексей… — Алексей Иванович Закревский… — водитель явно нервничал, то и дело, поглядывая в окно. — А ментам… — простите… — милиционерам, — Я не доверяю… — Вы уж простите… — Но не доверяю… — водитель фуры повторил о своем недоверии так убедительно, что больше вопросов по поводу ночлега в кабине машины я ему задавать не стал.

— Ладно… — это твое дело… — Спи, где хочешь… — А меня интересует, конкретное место, где ты эту кожу грузил…

— Так на фабрике… — На «Красном ноябре»…

— А, как и чем ты можешь подтвердить, что грузился именно на этой фабрике…?

— Так документы у меня есть… — Простите… — Были документы — Алексей выгнулся и снова посмотрел в окно.

— Да кого ты там высматриваешь… — мне уже самому стало интересно и приоткрыв занавеску я увидел на улице женщину, которая медленно отмеряла шаги внутреннего дворика РОВД.

— Понятно… — Твоя…?

Леша молча кивнул.

— Она все знает…?

— Почти все… — водила умоляюще на меня посмотрел и добавил… — Про шлюху я ей конечно же, не говорил…

— Ну а мене то хоть расскажешь…? — А то гаевые рапорт написали такой, что я без поллитры вообще ничего не разберу…

— Конечно расскажу… — Только жене ни слова… — Договорились…?

— Договорились? — Твою мать…! — Он мне еще условия ставит… — немного обескуражено произнес я.

Алексей оживился и подробно рассказал, как он получил груз с кожей. Как подцепил на трасе проститутку. И как впоследствии оказался в нашем РОВД.

— Интересненькое получается… — Обычно дальнобойщиков грабят и груз исчезает… — А в твоем Леша случае, странно исчезли только документы…

— Может еще, что — то в машине было…? — Ты ничего не скрываешь…?

— Да Вы что товарищ… — Алексей запнулся, глазки забегали в поисках погон на моих плечах.

Я понял, что его интересует мое звание и что на плечах моего свитера погон он не найдет.

— Капитан…! — подсказал я Закревскому.

— Товарищ капитан…! — Честное слово…! — Да чтоб у меня на дороге сплошные бугорки были, если вру хоть слово…

— Да, ладно… — Верю… — достав чистый лист бумаги, я записал все показания. Про проститутку не упоминал…, — вряд ли поможет делу, а мужика подставлять не хотелось. Написал в объяснении, что он уснул на обочине, а кто-то неизвестный тихонько пробрался в кабину и стащил документы на груз и деньги, которые лежали в папке.

— Так, наверное, будет логично и более убедительно — произнес я вслух и протянул водиле объяснение.

— На, учи наизусть… — И других показаний по этому факту никому не давай… — Понял…?

Алексей большими грязными ручищами схватил листок и стал внимательно читать написанное и при этом постоянно кивая в знак согласия.

Подписав объяснение и оставив жирный след от соляры в нижнем углу бумаги, Закревский встал и направился к выходу.

— Подожди… — окликнул я его. — Пойдем я тебе машину отдам… — А то устроил тут ночлежку…

— Как отдашь…? — Капитан… — Ты серьезно…?

— А мы с тобой уже на — Ты..? — Я че — то не помню, что бы мы вместе на брудершафт пили… — заметил я Алексею и скорчил серьезную мину.

— Прицеп опечатаем с тобой вместе и опломбируем, а грузовик забирай…

— А так можно…? — водила явно растерялся от такого скорого освобождения.

— Нужно так… — рявкнул я, что бы Леша больше не задавал глупых вопросов

Мы вышли к машине. Фура до отказа была набита тюками с кожей. Как мне показалось, очень хорошего качества. На всякий случай я отрезал тонкий кусочек и поджег его. Запах горящей кожи ни с чем мне спутаешь.

— Точно кожа… — проговорил я затирая подошвой тлеющий огарок.

— Даже странно, что третий день груз висит без документов, и никто даже не пытается заявить о краже… — Да, Алексей…?

Закревский кивнул в знак согласия. — А может назад на фабрику отвезти…?

— А на каком основании ты ее туда отвезешь…? — Ты куда должен был этот груз доставить…? — Помнишь…?

— Конечно помню… — В поселок Лобань… — Я туда часто езжу… — Там фабрика маленькая — обувь делают…

Составив протокол об ответственном хранении груза до окончания разбирательства, я передал копию водиле. Грузовик обдал практически всю

окрестность едким выхлопом и сделав несколько неповоротливых маневров внутри маленького дворика, исчез за воротами.

…..

Костя козырнул удостоверением курсанта и с деловитым видом прошел через проходную.

— Я Вас провожу на склад материалов… — сухо, хрипловатым голосом проговорил начальник охраны и кивком головы указал, что нужно идти за ним.

Глубоко пожилой мужчина неуклюже следовал впереди курсанта и время от времени, не останавливаясь, оглядывался, пронзая колким и холодным взглядом молодого паренька. Старые, заношенные милицейские брюки и затертый воротник форменной рубашки, выглядывающий из под телогрейки были явными признаками, указывающими на отставника органов внутренних дел.

— Вы тоже служили…? — негромко спросил Костя, поравнявшись с охранником.

— Служил…

— А где…? — Если не секрет конечно…? — курсант явно хотел завести беседу.

— Секрет… — отчетливо и злобно бросил мужчина и остановился.

— Тебе чего от меня надо…? — Ты чего мне вопросы задаешь…?

Костя не ожидал такого ответа и растерянно огляделся по сторонам. Пытаясь сгладить диалог на повышенных тонах, подошел практически вплотную к охраннику.

— Я чего — то наверное не понимаю… — Может, подскажите в чем дело…?

— Чем я Вас так взбесил…?

— А Павел Егорович где…? — неожиданно спросил начальник. — Он ведь нас курирует… — Почему Вы вместо него…?

— Да он в кабинете у себя… — Вы не волнуйтесь… — Просто работы много…

— Вот меня и попросил… — Костя буквально оправдывался из-за отсутствия куратора по линии БЭП.

— Да…? — Ну, тогда ладно… — Туда иди… — Там найдешь своего Терехина…

— начальник указал рукой на большие железные двери и, развернувшись, поплелся обратно на проходную.

— Ну и люди… — Костя недоумевал от такого отношения к себе.

— Точно мент — бывший… — подумал он и дернул на себя металлическую ручку. Дверь не поддалась. Дернул еще раз, сильнее. Результат тот же

Все последующие попытки так же были тщетны.

— Вот блин… — Теперь снова придется к этому старику тащиться… — переминаясь с ноги на ногу, он закурил и стал осматриваться вокруг.

— Бычок брось и затуши…! — откуда — то сверху раздался мужской голос.

Костя поднял голову и увидел в окне молодого парня. Тот, улыбаясь, крикнул.

— Курить на территории запрещено… — Ты чего тут делаешь…?

— Да мне на склад надо… — А он закрыт… — крикнул в ответ Костя

— Ну, ты, чудо в перьях… — парень залился хохотом и, отдышавшись, уже не громко сказал. — Маленькая стрелочка сбоку… — Видишь…?

Костя внимательно еще раз глянул на дверь и обнаружил стрелочку, указывающую на звонок.

— Тьфу ты… — Блин… — Стою тут, как дурак, уже пол часа…

— Можешь не звонить… — Я сейчас открою… — снова смеясь, крикнул уже знакомый собеседник и пропал в окне.

Дверь распахнулась. На пороге стоял тот самый паренек и все еще подсмеивался над Костей.

— Проходи… — улыбаясь, пригласил он курсанта.

— Прости, что я тут курил… — А где мне найти гражданина Терехина…? — вглядываясь в глубину здания, спросил Костя.

— Гражданина…? — паренек явно был немного шокирован таким обращением к Терехину. Улыбка пропала и до селе приветливый взгляд угас.

— Ты че…? — Мент…?

— Ну, во — первых — не мент, а милиционер… — А во — вторых — курсант милиции…

— Значит точно мент… — уже, более утвердительно, проговорил паренек.

— Терехин тебе зачем…?

— Костя уже был буквально на грани нервного срыва из-за постоянного хохота, обзывания и подколов. Ему хотелось высказать этому парню все, что он о нем думает. — Нет, буду держаться… — думал он и хладнокровно продолжил диалог.

— Нужен… — Поговорить с ним хочу…

— Ты, наверное, по поводу фуры с кожей…? — А Кротов чего не пришел…?

— Так в отпуске он… — На Мальдивы уехал… — решил поиздеваться Костя и этим ответом немного уравновесил силы со своим постоянно подкалывающим оппонентом.

— Вот менты живут… — очень громко произнес парень. По тону было понятно, что он был обескуражен таким ответом и даже немного помрачнел.

— Так тебе и надо… — порадовался мысленно Костик и добавил.

— А после Мальдив за машиной в Германию поедет… — Нового мерса брать решил…

Паренек грустно посмотрел на курсанта и молча махнул рукой в сторону стеклянной кабины или будки в дальнем углу склада.

— Там твой Терехин…

Свет тускло проникал сквозь горы упакованного материала. Запах натуральной кожи буквально бесил Костю. — Господи, как же они тут работают… — думал он, почесывая нос.

Терехин сидел за столом и что — то записывал в грязный затертый журнал.

— Здравствуйте… — поприветствовал Костя мужчину, войдя в кабину.

— Проходите, товарищ курсант… — Присаживайтесь… — указав на стул, Терехин явно дал понять, что уже в курсе того, что к нему пришли из милиции.

— О как…? — не удивленно произнес Костя и уселся на стул.

— Да Вы не волнуйтесь… — У нас так положено… — Мне начальник охранный о Вас сообщил… — Терехин приветливо улыбнулся и почесал ручкой сверкающую между редкими черными волосами лысину.

— Вы по поводу задержания машины с кожей…? — осведомленность Терехина говорила о том, что он полностью готов к разговору.

— Да именно по этому случаю… — ответил Костя и добавил. — Или еще есть какие — то, о которых Мы не знаем…?

Терехин притворно хихикнул и отодвинул журнал в сторону. Развернувшись в пол оборота к Молчанову, произнес — И чего ж Вы от меня то хотите сударь?

— Ну, во — первых, я не сударь… — Костя приветливо улыбнулся в ответ.

— А, во — вторых, мне надо знать грузилась ли у Вас на складе фура вот с этим государственным номером…? — курсант придвинул листок бумаги с номером машины и вопросительно посмотрел на Терехина.

— Сейчас гляну… — А на проходной Вы разве не могли эти данные получить…? — мужчина лениво открыл дверцу стола и достал подшивку товарно — транспортных накладных.

— Мог, конечно… — Но кожа же с Вашего склада… — А Вы заведующий этим складом… — поэтому к Вам и пришел…

Терехин замер и не по — доброму, глянул на Костю.

— Что значит… — с моего склада…? — Кто Вам такое сказал…?

— Вы не волнуйтесь… — Это всего — навсего предположение… — Молчанов уже сам был не рад, что так трактовал свой приход к Терехину.

— А я и не волнуюсь… — Нет такой машины… — крикнул он в лицо Костику и бросил пачку накладных обратно в стол.

— Вы же еще не все просмотрели… — завопил в ответ Костя. — И мне надо с Вас еще объяснение взять…

— Ничего с меня брать не надо… — Я Вам все сказал… — До свидания…

— Терехин вскочил и открыл дверь кабины, указывая Молчанову на выход.

Костя даже не дернулся. Держа себя в руках, он открыл папку и достал чистый лист бумаги и практически приказным тоном выдавил из себя

— Мне надо взять с Вас объяснение!

— Бери… — Попробуй… — буркнул Терехин и уселся на стул.

Самое тяжелое, это преодолеть себя и не показать свою слабость. Костя понимал, что Терехин его морально давит. Как минимум в два раза старше… — А это козырь… — И то, что кожа с его склада, тоже не доказано. — Вот же вляпался… — думал Молчанов. — А Паша, наверное, за это в порошок сотрет…

— Заполнив шапку объяснения, не глядя в глаза Терехину, Костя четко и вопросительно проговорил — Фамилия, Имя и Отчество ваше, — пожалуйста…

— Терехин Андрей Алексеевич… — язвительно ответил Терехин и добавил — Пожалуйста…

— Число, месяц, год рождения… — продолжил Костя.

— Одиннадцатого марта тысяча девятьсот шестьдесят пятого года рождения… — натужно произнес Терехин.

Диалог был похож на перетягивание каната. Каждый выдавливал из себя слова с такой силой ненависти, что казалось, вот-вот у кого — то из них лопнет терпение и начнется драка.

В таком же жестком темпе Костя заполнил шапку со всеми данными Терехина.

— С какого времени Вы занимаете должность заведующего складом кожи на этом предприятии? — Костя задал вопрос и в ожидании ответа стал вертеть ручкой.

— Не понял… — Это че сейчас такое было…? — Терехин возмущенно и вызывающе откинулся на спинку стула и запрокинул ногу на ногу.

— В смысле… — Молчанов удивленно посмотрел на завскладом.

— А где пояснения о том, что я имею право не давать показания в отношении себя, своих родственников и близких…? — Ты че забыл…?

Костя заерзал на стуле, понимая, что начинает проигрывать.

— Да, пожалуйста… — не смело начал он и зачитал Терехину конституционное право о правомерном отказе от дачи показаний. Дав разъяснения по этой статье, Костя протянул листок

— Распишитесь о том, что я Вас предупредил о том, что Вы имеете право отказаться от дачи показаний… — Курсант все прекрасно понял и уже ждал заключительного удара.

Терехин взял листок, внимательно его изучил, поставил подпись под номером статьи, которая дает ему право не давать показания и отдал обратно Молчанову.

— До — сви — дос… — сквозь зубы процедил Терехин и вновь открыл дверь своей кабины. — Со мной даже Кротов так не разговаривает… — добавил он, указывая курсанту на выход.

Это был удар ниже пояса. Костя ничего не мог поделать. Терехин прекрасно знал, что имеет право не давать показания в отношении себя и воспользовался этим.

Молчанов медленно вышел из стеклянной кабины и направился к выходу. Хотелось бежать от этого стыда, но он нашел в себе меру самообладания и неторопливой, на сколько это возможно, походкой, вышел на улицу. Опрашивать охранников по поводу машины уже не хотелось. Низко опустив голову, Костя зашел на проходную и направился к выходу. Ему казалось, что уже вся фабрика знает как он облажался.

— Как успехи курсант? — этот голос Костя сразу узнал. Обернувшись, он увидел начальника охраны.

— Все нормально… — сухо ответив, Молчанов отвернулся и направился к выходу.

— Да стой же ты… — снова хриплый голос, уже повелительно указал курсанту.

Костя неохотно развернулся. Он не хотел встретиться взглядом с начальником охраны. Взволнованно стал шарить по карманам в поисках пачки сигарет и выронил папку. Все содержимое разлетелось по проходной. — Да что же это такое? — бубнил Костя, собирая документы. — Меня тут прокляли что ли…?

Начальник охраны подобрал два листка из папки курсанта и протянул ему. Костя схватил их, но они не поддались. И вот он этот взгляд. Глаза уже не отвести. — Чувствуется опыт… — Прямо в мозг смотрит… — именно так показалось Молчанову в тот момент. Крепко держа бумагу пальцами, отставник проговорил, как будто специально наигранным тоном.

— Передай Кротову, что профилактическую беседу с работниками предприятия я провел…

Костя кивнул, листки поддались, и он сложил их к остальным.

— Обязательно передай… — уже вслед крикнул ему начальник охраны.

— Да пошли Вы все… — пробурчал под нос Костя и закурил. Все его мысли были о том, как он будет разговаривать с Пашей. Он уже представлял, тот не добрый и издевательский взгляд. — Ох, и угораздило же меня…

….

Помявшись немного возле кабинета, Костя продумывал ход беседы с Кротовым.

— Ну, как там Терехин…? — услышал он, переступая порог.

— Плохо все…

— Это чего так вдруг… — плохо?

— В общем… — немного замявшись, Костя продолжил — в общем, не дал он показания и вообще, сделал меня как котенка… — Наверное, я все испортил…

Паша заулыбался — Не боись… — Так и должно было быть… — Все продумано… — Ты ничего не испортил…

— Не понял… — курсант недовольно и заинтересованно глянул в глаза своего начальника.

— Все нормально… — Я опросил водилу и он подтвердил, что грузился на складе именно этой фабрики и именно на складе у Терехина… — Понимаешь?

— Нет, не понимаю… — У водилы же нет документов на груз… — Это все слова, и не более.

— Правильно говоришь… — капитан бросил на стол курсанта объяснение водилы. — Читай…

Костя внимательно изучил написанное — И че…? — Ну подумаешь, документы пропали… — А как доказать, что кожа с этой фабрики, а не с какого — то другого предприятия…? — Терехин же в отказе… — Говорит, что не было такой машины…

— Стоп… — Стоп… — мой дорогой… — С чего ты взял, что Терехин в отказе…? — Кротов уселся на край стола, за которым сидел Молчанов. — Ну, покажи мне, где написано, что Терехин не видел эту фуру…?

Костя достал из папки объяснение Терехина, где тот поставил подпись, отказываясь давать показания. — Вот… — Отказался он говорить… — И заставить я его не смог…

Ожидая что Кротов устроит разнос, Молчанов склонил голову и глянул исподлобья на капитана — Не вели казнить барин… — Вели слово молвить…

Паша вновь заулыбался — Да фигня это… — Главное, что у нас есть фура с кожей и уже два человека завязанных на этой истории. — А вернее — три человека…

— А кто третий? — В объяснении нет третьего лица… — Костя снова принялся изучать текст.

— Да, какая — то шлюха с трасы… — Она документы и стащила с машины… — Я про нее пока ничего не писал… — А то отправят на трассу девок трясти… — А я этого не люблю… — Да и вообще ей документы не нужны… — Документы нужны еще кому — то… — Понимаешь, какой сыр — бор закручивается…? — Паша воодушевленно потянулся, помял сигаретку и закурил.

— Вообще — то не понимаю… — честно признался Костя. — Я не могу понять, почему Терехин отказался давать объяснение…?

— А это элементарно… — Он просто не знает что говорить… пока ситуация для него полностью не прояснится, он будет молчать… — А потом начнет выкручиваться… — Ну или ему скажут, что и как говорить…

Костя облегченно выдохнул — Ну слава богу, а я то думал, что он конкретно мне отказался давать объяснение… — а он просто повод искал, чтобы ничего не говорить…

— Именно так… — Кротов похлопал Костика по плечу.

— Завтра поедешь к директору фабрики и опросишь ее…

— Я? — Молчанов подскочил со стула… — Паш, а можно я туда больше не поеду…?

— Это не обсуждается… — Если тебя и директор пошлет…

— Значит Мы на верном пути.. — Будешь в роли мячика для битья… — У нас нет другого выхода… — В противном случае мы просто должны будем сдать кожу в доход государства и все… — И на водилу протокол составим за перевоз груза без сопроводительных документов… — А это, как ты понимаешь, мелочь… — А нам дельце уголовное нужно… — Да еще желательно с большим количеством участников… — А я чувствую, что тут что то есть… — Не может груз без хозяина у нас тут болтаться… — Вообще странно все как — то…

— Ну, так водила тут точно не причем… — возмутился Молчанов — его реально подставили…

— В правильном направлении дышишь Костян… — Водила теперь завис с этой кожей… — Паша снова дружески улыбнулся и осекся. — Хотя теперь не водила завис… — Теперь кожа у нас без документов… — Блин… — Куда ее девать…? — В общем, нам нужно размотать этот кожаный клубочек… — Накинув куртку на плечи Кротов подмигнул курсанту и вышел из кабинета.

— Павел Егорович… — Постойте… — орал на все РОВД Костя, догоняя своего шефа. — Я забыл… — Там начальник охраны говорил, что профилактическую беседу с кем — то провел… — запыхавшись, выпалил курсант.

— Что же ты… — Это же самое главное… — Паша скривил гримасу недовольства и ушел.

— Так не знал я… — буркнул Костя вслед и поджав худощавые плечи, побрел в кабинет — Откуда я знаю, что тут главное, а что не главное…

……

Вечер был прохладным. Сумерки тяжело наступали на город, таща за собой тяжелые, черные облака. Весенняя полноводная река медленно и плавно огибала побитые ледоходом берега, как бы поглаживая их рваные раны.

Василич не заставил себя долго ждать. Полковник в отставке несколько неуклюжей походкой двигался в направлении Кротова. Его нельзя было не узнать. Старик…, а именно так называли его за глаза, всю свою сознательную жизнь посвятил органам внутренних дел. Опыт, с которым он вышел на пенсию, можно было бы передать сотням юнцов, таких, как Костик. Но, увы система пережевала человека и выплюнула подарив в торжественной обстановке спиннинг и звание полковника в запасе. И вот со всем этим багажом, Василич, как и большинство отставников, нашел свое пенсионное рабочее место у вертушки на проходной обувного предприятия. Всякий раз, пытаясь быть нужным, он назначал встречу Павлу незамысловатой, условной фразой о проведении профилактической беседы…

— Егорович привет — шепотом произнес он, подойдя вплотную к Кротову.

— Привет — привет… — Давно не виделись… — Паша улыбнулся и поприветствовал пожилого мужчину жестким рукопожатием.

— Слушай Паш…, а че за курсантик вместо тебя по фабрике бегает…?

— Так практиканта дали… — Я его к вам и запустил.

— Понятненько… — Ну, как там у вас дела в РОВД…?

— А че там..? — Ничего не меняется… — Ты же Василич и сам все знаешь…

— Ну — да… — Ну — да… — хрипло пробасил мужчина. — Наверное дождь будет…

— Слушай Василич… — Ты вот нахрена меня вызвал…? — Про погоду поговорить или…? — Я между прочим с другого конца города к тебе езжу… — Че за конспирация…? — Нельзя было по телефону сказать…? — Паша явно негодовал от законспирированной встречи с агентом. — И почему обязательно в одиннадцать вечера…? — Че за прихоть такая…?

— Не ори Егорович… — Успокойся… — Бессонница у меня… — И я тебя не просто так вызвал… — Звонить я не люблю, ты это знаешь… — Сейчас по телефону можно и место и время определить, не говоря уже о том, что эти долбанные мобильники слушают тебя, когда им вздумается…

— Ай, Василич… — Ты уже перегибаешь… — Кому мы нужны…?

— Ой, Паша не скажи… — Я вот всегда на чеку… — А твой мобильник где?

— В кармане конечно… — Кротов достал мобильник и повертел в руках, перед глазами оставника. — Вот он… — Всегда при мне…

— Иди и положи в машину, а потом говорить будем…

Василич развернулся в сторону реки, давая понять, что пока мобльник не проследует в машину, он говорить не станет.

— Твою же мать… — буркнул Кротов и поплелся в машину. Бросив на сиденье телефон, он подошел к отставнику и демонстративно вывернул карманы… — Вот, — на, смотри…

— Ой, Паш… — Не выпендривайся… — Молод еще…

— Ну, давай уже ближе к теме… — Что там по поводу кожи…? — Ты же для этого меня сюда позвал…?

— Василич огляделся и, удостоверившись что рядом никого нет, прошептал — Была машина… — Грузили кожу со склада… — Информация точная…

— Так я и сам понимаю, что грузили… — Так что с того…? — Паша явно начал нервничать.

— Понимаешь… — У нас в журнале машины этой нет… — Но она точно грузилась.

— Как нет, если грузилась? — Я чего — то не понимаю… — Кротов достал сигаретку и закурил.

— В том то и фокус, что вышла с фабрики фура, как фантом… — Но самое интересное… — Я заметил, что в журнале место оставили для записи… — Мол, если что… — то машина эта всплывет, когда надо…

— А вот это уже интересно… — Кротов нервно сбивал кончиком пальца пепел с сигареты — Это что же получается…? — Фура загрузилась и вышла с документами и грузом — все вроде, как надо… — А теперь нет документов и фуры, как бы тоже не было… — Но есть вариант, что она появится… — Ничего не понимаю… — Зачем? — Паша посмотрел на Василича. Тот подернул плечи и замотал головой.

— Паша, я сам понять не могу… — Загадка…

— А кто дежурил, когда машина выезжала?

— Да там баба одна… — вроде родственница, кого-то из руководства фабрики… — Сам понимаешь, вопросы я ей задавать не стал… — Смену проверил… — Журнал проверил и как будто ничего не заметил…

— Ну, это понятно… — Что-то странное происходит Василич… — А понять что и зачем не могу… — Да еще Терехин ваш, показания давать отказывается…

— А это еще тот жук… — Я его хорошо знаю… — Не зря он складом командует… — Ой, Паша, — не зря его на эту должность поставили… — Прослушать его надо… — Походить за ним… — Может чего и нароешь…

— Ай, Василич не говори глупости… — Как я его послушаю…?! — У меня материал проверки, а не дельце с которым можно к прокурору идти и оперативную разработку включать… — Тут завтра или послезавтра начальство прикажет списать материал и все… — Им вааще пофиг…, — откуда кожа и куда ехала…

— Так может проверку по складу провести…? — Отставник явно недоумевал.

— Оснований нет… — Василич, — Пойми… — Сейчас такое время, когда я на фабрику только по служебным основаниям войти могу… — А в любом другом случае ты же передо мной двери на проходной и закроешь… — А не закроешь… — Уволят…

— Это так… — Тут ты правду сказал… — Эх… — мать их… — Воруют и сидят спокойно… — В мое время такого не было…

— Еще чего-нибудь скажешь…,а то мне ехать надо… — Кротов придавил бычок носком ботинка и протянул Василичу руку, чтобы попрощаться — Спасибо Андрей Василич… — Я правда ничего не понял… — Но все — равно спасибо…

— Думай Паша… — Думай — прохрипел отставник — Если что дам знать… — Да вот еще, что…, — Василич снова огляделся, полез в карман и достал мятую бумажку.

— На вот… — Позвонишь по этому номеру и скажешь одно слово — Степь…

— Не понял… — Это че такое…? — Паша наивно улыбнулся, взял скомканный листок и стал его разворачивать.

— Бери, потом спасибо скажешь, что с таким человеком я тебя связал… — Он меня не раз выручал… — И тебе поможет…

Отставник вжал голову в воротник куртки и тихонько побрел в известном только ему направлении.

— Хм… — Чудит старик на старости лет… — Конспиратор блин… — подумал Кротов и прыгнул в машину.

…..

Ночной город в свете фонарей, казался более угрюмым и безликим. Пустые улицы и редко снующие по дворам машины такси тщетно пытались реанимировать не живую панораму умирающего городишки. Казалось, что люди не спят, а просто прячутся за окнами в ожидании чего-то нехорошего. Озлобленное и беднеющее с каждым днем население городка постепенно угасало. Меркли краски фасадов домов. Потрепанные ветром рекламные плакаты зазывали кривыми, улыбающимися лицами за покупками.

— Хорошо хоть в ментовке платят стабильно, — думал Павел, неотрывно следя за дорогой. — До чего же людей довели… — Все в долгах… — кредиты, ипотеки, займы… — обобрали же уже всех до нитки… И все — равно ненасытный банковский толстяк смотрящий с огромного плаката на город, упорно зазывает взять кредит. — Вот же суки… — Не говорят же, что потом на всю жизнь рабом этого банка станешь… — А человек же живой… — Ему детей кормить надо… — Он и идет за этим кредитом, что бы пожрать хоть несколько дней… — И прекрасно понимает, что отдать деньги не сможет…

Работы в городе уже давно нет. Редкие коммерческие структуры с трудом отбиваются от налоговых поборов и всевозможных сборов. — А может так и надо…? — Может кто-то так и задумал, превратить население в рабов…? — Может поэтому этот главный хозяин пустил в страну банки и разрешил им брать грабительские проценты… — Может мы уже рабы…? — А все тешим себя надеждой о том, что свободны…

— Б-р-р-р… Паша встряхнул головой и остановил машину. — Целая фура натуральной кожи… и ни кому не нужна… — Может слить ее потихоньку и свалить из этого дерьма с баблом…? — подумал он и тут же поймал себя на мысли, что никогда не сможет этого сделать… То ли слабость, то ли трусость… — То ли нам привили с детства что — то такое, что мешает самим принимать решения… — Ну, хоть помечтать то можно… — Паша улыбнулся, подмигнул сам себе в зеркало заднего вида, повернул ключ зажигания и машина послушно двинулась в направлении дома.

……

Снова новый день и все тоже самое… — Беготня, суета, нервы… со стороны можно подумать, что по РОВД бегают сотрудники в надежде догнать кого-то невидимого… — Господи, как же это все надоело… — оказавшаяся не запертой, дверь кабинета послушно поддалась… — На столе стояла чашечка кофе из которой поднимался парок от горячего содержимого.

— О-о-о… — Уважаю… — приветливо проговорил Кротов, протягивая руку Костику.

— Паш, ну может не поеду я директора опрашивать… — Че-то стремно мне… — Еще жалобу напишут… — курсант смотрел на своего шефа взглядом побитого щенка.

— Хорошо, уговорил… — Но тогда сгоняй на то место, где гаевые фуру обнаружили…

— А где это? — Костя явно растерялся от такого плана действий.

— Тридцать пятый километр в направлении поселка Лобань…

— А где это? — снова спросил Костя.

— Слушай, у тебя навигатор в машине есть?

— Есть..

— Ну, вот у него и спросишь… — Он тебе все и расскажет…

— Паш, ну че ты прям не в настроении..? — курсант явно прочувствовал, что капитан не в духе.

— Ай, не обращай внимание… — Депресняк у меня весенний…

— Так это вроде удел женщин, а не мужчин… — Костя попытался шутить.

— С мое поработаешь… — Потом скажешь… — А сейчас едь давай… — Осмотрись там хорошенько… — Может папка с документами где валяется… — Понимаю, что ерунду говорю, ну, а вдруг… — В общем на месте сориентируйся… — Если что… — Мне звони… — тут Паша осекся, вспомнив вечерний разговор с Василичем.

— Нет, не звони… — Вообще не звони… — Приедешь и все с глазу на глаз расскажешь…

— Как скажешь начальник…

Костя выскочил из кабинета, оставив Кротова один на один с чашкой кофе и присущей для этого времени года депрессией.

….

Молчанов под громкую музыку практически летел к месту, где задержали фуру с кожей. За окнами машины пробегали маленькие деревушки, поля и еще не ожившие после зимней спячки леса. Капли скупого, холодного дождя настойчиво боролись с дворниками лобового стекла.

— А вот и приехали… — курсант выключил музыку и не выходя из припаркованной на обочине машины стал оглядывать окрестности. — Во глушь… — Ни одной деревеньки рядом… — глянув на навигатор, Костя убедился, что до ближайшего населенного пункта не менее двадцати километров. — Хм… — Странно, что проститутка именно в этом месте стащила документы и пропала. — За ней явно кто — то приехал. В противном случае она должна была либо идти пешком, либо поймать попутку…

На улицу из машины выходить не хотелось.

— Погода, как назло… — кисло пробормотал сам себе Костик и, подняв воротник куртки, вышел на улицу. Вжимая голову в плечи, он аккуратно

шагнул на край дороги, где глина вперемешку с землей и гравием плавно сползала по склону обочины. — И чего я здесь должен найти…? — снова заговорил Костик, как бы рассуждая. — Может он вообще не на этом месте стоял… — Молчанов глянул вперед, потом обернулся назад. — Ладно… — Для самоуспокоения прогуляюсь вдоль трассы… — подумал он и двинулся вперед.

Пройдя примерно сто метров вперед и порядка трехсот метров назад, Костя убедился, что ничего интересного здесь он не найдет и двинулся к машине. И на самой малой скорости еще несколько раз проехал указанный километр, изучая дорогу и все, на чем можно заострить внимание. Безрезультатная поездка оставила неприятный осадок в душе. Ну, работа есть работа… — Начальник сказал… — Надо исполнять… — приободрив себя этой мыслью Молчанов развернул машину и направился в РОВД.

….

В кабинет постучали и сразу вошли. Паша не успел даже дернуться, чтобы успеть скинуть ноги со стола. На пороге появился начальник РОВД — Лесков Андрей Сергеевич и непосредственный начальник отдела БЭП — Харьков Коля. Лесков увидел ноги на столе и тут же, обернувшись к Николаю, произнес: — Вот видишь Харьков…! — Я же тебе говорил, что совсем уже оборзели… — Всех уволю к чертовой матери…

Полковник, глядя на Харькова, выпустил в него еще несколько нецензурных фраз по поводу работы отделения и указаний главы государства. Потом подошел к Кротову и постучал его широкой ладонью по спине.

— Слезай нахрен с кресла и давай мне материал по задержанной коже.

Кротов, повинуясь и немного пригибаясь, как бы ожидая удара по голове, встал из — за стола, достал материал и аккуратненько положил перед начальником, который чуть ли не подпрыгивая в кресле, пытался подстроить его под свой зад.

— Там рычажок сзади… — Паша попытался помочь настроить кресло, но взгляд шефа заставил его заткнуться.

— У тебя у самого скоро будет рычажок сзади — рявкнул полковник, злобно глянув на Кротова, и вновь уткнулся в материал, жадно поглощая взглядом написанное.

Харьков смотрел на Пашу таким взглядом, как — будто тот совершил особо тяжкое преступление и по странному стечению обстоятельств пока еще на свободе.

— Вы хоть поясните, товарищ полковник, в чем дело — то…? — Кротов попытался прояснить ситуацию.

— Ты чего машину держишь? — полковник задал вопрос и отодвинул небрежно материал в сторону.

— В смысле — держу…? — Я чего — то не понял… — Кротов растерянно, поочередно посмотрел на Харькова и начальника РОВД. — Да объясните в чем дело — то…?!

— Отдай груз сегодня же… — приказ полковника буквально прозвенел в ушах и, наверное, разнесся по всему зданию. — На тебя уже жалоба с фабрики пришла…

— Какая жалоба…? — На что тут можно жаловаться…? — Паша растерянно пытался объяснить, что на груз нет соответствующих документов и что ситуация очень уж странная…

— Нашли документы… — тихо на выдохе произнес полковник. — Придет грузовик… — Передай ему прицеп с грузом… — И чтоб там все чин — чинарем было… — Понял…?

— Как нашли…? — Их же украли…?

— Все капитан… — Выполняй…! — начальник неуклюже вылез из кресла и проследовал за дверь, которую услужливо приоткрыл Харьков.

— С документами все в порядке…? — спросил Коля, провожая взглядом исчезающую в коридорах фигуру шефа.

— Ну, да… — А че там может быть не в порядке…? — Паша слегка взволнованно стал восстанавливать в памяти события по передаче груза с кожей на ответственное хранение в РОВД. — Протокол осмотра составил… — Водила сдал… — Я принял…

— Все..

— Ну, раз все в порядке… — Значит в порядке… — в голосе Харькова появились нотки паники. — Там сколько кожи было…? — приглушенным голосом спросил он, глядя в глаза Кротову.

— Я откуда знаю… — Документов же не было…

— Мо — ло — дец капитан…! — Ты че первый день работаешь…? — Харьков нагнетал и без того неприятную обстановку.

— Коля да чего ты бесишься…? — Все будет нормально… — Там же все, как было, так и осталось… — Водила свидетель, а жена его в качестве понятого была… — Груз опечатан…

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Десмод. Продолжение серии «Хлеб насущный» предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я