Обожженные

Оксана Тарасовна Малинская, 2018

Продолжение истории, начатой в книгах «Новая жизнь» и «Сокрушенные». Раса из разумного света, гармонианцы, хотят захватить Галактику, вселяясь в людей. Благодаря их симбиозу с человеком они становятся практически неуязвимыми, и это несет угрозу жителям всех планет. Однако небольшой группе повстанцев на планете Дора, кажется, известно что-то об оружии, способном их победить. Но чтобы добраться до него, им требуется помощь. Кендис вместе со своими друзьями решает присоединиться к борьбе. Вот только оружие оказывается совсем не таким, каким они себе его представляли.

Оглавление

  • Часть 1
Из серии: Новая жизнь

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Обожженные предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 1

Дора

Глава 1

Небо вспыхнуло таким ярким светом, что большинство населения ослепло, глядя на него. А те, кто не ослепли, услышали, как жужжат двигатели гигантского корабля, входящего в атмосферу, и пораженно замерли на своих местах, не зная, что предпринять дальше. На сегодня не планировалось никаких кораблей, поэтому его появление могло означать только одно: они пришли. Об этом ясно говорил свет, такой пронзительный, что он озарил всю ту половину планеты, на которую приземлился. Поднятый ветер взметнул синий и белый песок, покрывавший землю, и вызвал бурю, отчего все дораны и другие жители планеты поспешили скрыться в помещении: песчинки были настолько острыми, что могли прорезать кожу насквозь и попасть в кровь, тем самым вызвав почти смертельное отравление. На самом деле у доранов была достаточно прочная кожа, чтобы защитить себя, но у большинства других существ она не такая.

Текодор завороженно смотрел в прозрачное стекло голубого оттенка, которым была отделана одна стена его дома. Он впечатал свой нос в стекло, а синие пальцы пытались протереть стену, в надежде, что среди бури он сможет разглядеть инопланетян. Так получилось, что с самого рождения его держали в изоляции, не позволяя общаться с другими существами, поэтому в свои десять доранских лет Текодор никогда не видел никого, кроме самих доранов. Выглядел он совершенно обычно — синяя кожа, темно-зеленые волосы, фиолетовые глаза, шесть пальцев на руках, немного более длинные, чем у людей, ноги, узкое лицо. Обычный мальчик-доран, которому до смерти хотелось увидеть хоть кого-нибудь из инопланетян вживую, ведь он о них столько всего слышал! Однако вся его семья продолжала твердить одно — это слишком опасно. Вот только никто не объяснял, чем именно.

Буря на улице стала утихать, стали четче видны длинные спиралевидные силуэты домов. Корабль приземлился всего в паре миль от дома Текодора, и сердце мальчика взволнованно билось, — так он нервничал перед перспективой увидеть хоть кого-то! Стекло дома было прозрачным только с одной стороны, так что он мог не бояться того, что его кто-то увидит с улицы. Вернее, он-то этого не боялся, этого боялась его семья, потому и сделала себе такую стену. Какое-то время ветер еще гонял песок по улице, создавая высокие барханы, но вскоре все затихло. Никого из живых существ снаружи не было, однако Текодор терпеливо ждал, уверенный, что вскоре кто-нибудь покажется.

И действительно, через пятнадцать доранских минут мальчик разглядел вдалеке силуэт. Поначалу он напоминал доранский, но, чем ближе он приближался, тем яснее становилось, что это человек: у девушки были черные волосы и бледная кожа, она была совсем маленького роста. Текодор не раз видел людей в кибернете, и его сердце забилось еще сильнее от того, что наконец-то он сможет увидеть человека вживую. Вот только почему она так странно светится? И разве у людей не должны быть глаза?

— Теки, что ты тут делаешь? — раздался взволнованный голос позади него.

Мальчик повернулся и улыбнулся, обнаружив свою мать: высокую красноволосую женщину с оранжевыми глазами, которая встревоженно за ним наблюдала. Увидев, что она беспокоится, Текодор и сам почувствовал укол тревоги: не связан ли прилет корабля с какими-то страшными событиями?

— Тут чей-то корабль прилетел и вызвал бурю, — сообщил он и снова повернулся к стене. — А теперь вот девушка из людей какая-то идет, и выглядит она как-то странно.

Женщина приблизилась к стене и нахмурилась, увидев эту девушку. Яркий свет говорил сам за себя: именно ее она видела в новостях около часа назад.

— К нам снова инопланетяне? — с любопытством спросил Текодор. — Но почему они не приземлились в космопорте? Разве они не знают, что, высаживаясь посреди города, устраивают бурю?

Женщина отчаянно постаралась сохранить спокойное лицо, чтобы не напугать сына, но у нее ничего не получилось: синяя кожа приобрела фиолетовый оттенок, как всегда происходило, если доран пугался. И, разумеется, Текодор об этом прекрасно знал, поэтому и сам почувствовал, что страх прорвал его кожу, подобно песчинкам, и распространяется по всему его телу, отравляя его.

— З-зачем они пришли? — дрожащим голосом спросил он.

Женщина посмотрела на него внимательным взглядом и решила сказать правду:

— Они пришли за тобой.

Атмосфера в воздухе тут же изменилась. Текодор начал трястись, как будто он стоял в чистом поле на холодном ветру, а со спины к нему приближались хищники. Инстинкт требовал, чтобы он бежал, но если он побежит, то не привлечет ли их внимание еще больше?

— Что нам делать? — постарался он спросить у матери спокойно.

Женщина посмотрела на него, и выражение ее лица стало решительным. Опустившись на колени и крепко обняв Текодора, она прошептала ему на ухо:

— Мы спрячемся. Они тебя не найдут.

И Текодор тут же почувствовал себя защищенным.

2 месяца спустя

Увидев яркую вспышку желтого света, я поспешно бросилась на землю и прижалась спиной к ледяной поверхности обломка здания. Свет пронесся прямо надо мной и врезался в столб, который тут же рассеялся. Я судорожно сглотнула, представив, что такое же могло произойти со мной. Собравшись и напрягши каждую мышцу на своем теле, я резко вскочила и выстрелила из своего бластера в ту сторону, откуда донеслась вспышка. Потом тут же присела обратно, проверяя, попала ли я, и шепнула сидящей рядом на коленях Лоре:

— Следующий твой.

Девушка кивнула, но я видела, что ее всю трясло от мысли встать и попробовать отразить атаку. Ко влажному от пота лбу прилипли пряди светлых волос, а глаза выглядели настолько испуганными, как будто ее выталкивали в открытый космос без скафандра. Я ободряюще сжала ее руку, но она не сжала мою в ответ. Тем временем секунды шли. Нервно сглотнув, на трясущихся ногах она поднялась и вытянула руки с бластером вперед. Я задрала голову вверх, наблюдая. Еще секунда, и я снова увидела вспышку света. Я дернулась, хоть знала, что надежно укрыта. Но вот Лора не так быстро поняла, что нужно делать. Луч света врезался в защитный костюмы и отбросил ее к стене, как волейбольный мяч. С той только разницей, что Лора была гораздо более хрупкой, а потому, ударившись об стену, она выпустила бластер и рухнула на пол.

— Черт, — ругнулась я себе под нос, а потом крикнула громче: — Остановитесь! Нам нужен перерыв.

Подождав на всякий случай пару минут и убедившись, что новых выстрелов не последует, я подбежала к подруге. К счастью, она не потеряла сознание, а всего лишь вывихнула руку.

— Я никогда не смогу этого сделать, — простонала она, здоровой рукой стягивая маску с лица и выпуская на волю копну белокурых волос. — Я полная неудачница.

— Ты не неудачница, — возразила я, тоже снимая маску и помогая ей встать. — Просто тебе нужно больше тренироваться.

— Я уже месяц тренируюсь, и все впустую, — вздохнула Лора. — Никудышный из меня боец.

— Не уже, а всего лишь месяц. У меня тоже не сразу стало получаться, но я не сдавалась. Вот и ты не сдавайся.

Но Лора промолчала.

— Что, опять что-то сломала? — подошел к нам Вадим и несколько презрительно посмотрел на мою подругу. Его русые волосы взлохматились после снятия маски с капюшоном, а голубые глаза смотрели с ехидной.

— Всего лишь вывих, — поспешила вставить я.

Вадим был нашим тренером, который уже около месяца, с тех пор, как мы прилетели на эту планету, учил нас выживанию, борьбе и защите от гармонического света. Каждый день мы по несколько часов проводили в этой полутемной комнате, имитирующей развалы Арджа — главного города Доры, когда-то одного из самых великих в Галактике, а теперь превратившегося в руины. А все эти чертовы гармонианцы. Вообще-то Вадим когда-то был одним из пилотов, возивших новичков по планетам тура «Новая жизнь», но теперь этот проект был приостановлен, а так как Вадим обладал превосходной физической подготовкой, то он решил присоединиться к нашему поселению повстанцев. Я, как он утверждал, была одной из довольно старательных учениц, а вот Лора слишком сильно боялась, хоть и знала, что костюмы не пропустят разрушительный свет.

— Отправляйся в медицинский отсек, — посоветовал Вадим Лоре, и та, обиженно насупившись и придерживая вывихнутую руку здоровой, направилась к выходу. До него было добраться довольно трудно, учитывая все эти довольно правдоподобные обломки зданий, разложенные по комнате, как попало, но ей это все-таки удалось, хоть она несколько раз и споткнулась. У выхода она столкнулась с Локи, но даже не поздоровалась, и он проводил ее удивленным взглядом.

Пробравшись через имитацию руин к нам, парень спросил:

— Опять не получилось, да?

Я огорченно кивнула, а Вадим вставил:

— Кендис справилась хорошо, а вот блондинка…

— У нее вообще-то есть имя, — заступилась я за подругу, но Вадим меня проигнорировал:

— Что тут говорить… эта девушка не воин. Сидела бы себе и дальше на Кристаллисе и на гитаре бренчала. На настоящем поле боя она и секунды не продержится.

Я раздраженно покрутила бластер в руках. На самом деле Вадим был не таким уж и плохим — обычно в пилоты идут добрые люди, которым не наплевать на то, как справятся новички в космосе. Да и сейчас мужчина довольно хорошо нас тренировал, я многому научилась за последний месяц у него. Просто я переживала за свою подругу. Вот и все.

— Тренироваться еще будешь? — спросил мужчина у меня.

— Было бы неплохо, — задумчиво протянула я. — Только мне нужен напарник.

— Я могу с тобой потренироваться, если хочешь, — предложил Локи.

— Давай, — согласилась я.

— Как насчет боя один на один? — спросил Вадим.

Мы с Локи взволнованно переглянулись, но кивнули. Мне никогда не нравились бои один на один — тяжело стрелять в своего напарника. А что, если костюм сломается, и луч сможет прожечь его? Но костюмы ежедневно проверяли, и за последний месяц пока ни один из них не подвел. Так что Локи надел свою маску, а я свою, после чего мы разошлись по разным концам комнаты. Я напряженно вытянула руки с бластером вперед. Локи сделал то же самое. Потекли мучительные секунды. Вадим долго не объявлял начало, и я стала терять терпение. Мои ноги начали нервно подергиваться, совсем как… совсем как у Криса. Сердце откликнулось на это имя болью нарывающей раны, к чему я была совершенно не готова, и именно из-за этого я пропустила сигнал к началу.

Локи выстрелил из своего бластера, уверенный, что я уклонюсь, но я, застигнутая врасплох своими чувствами, этого не сделала. Луч врезался в меня, сметя с места, как карточный домик, и я почувствовала, как он уносит меня прочь. Совсем, как только что Лора, я ударилась об стену и упала на пол. Голову поразила сокрушительная боль, она быстро окутала меня и унесла куда-то далеко. Реальность медленно от меня ускользала.

Едва погас светящийся экран, все окружающие меня люди начали возбужденно переговариваться. Не все поверили тому, что произнесла только что Маривонн. Клуб был набит тусовщиками и людьми, не привыкшими относится к жизни серьезно, поэтому все это напоминало им шутку. Но только не для меня.

— Я ничего не понимаю, — протянул Локи, который, кажется, опять был пьяный. — Какие к черту гармонианцы? Какие к черту повелители? Я что, так напился, что вижу галлюцинации или вы все это тоже видели?

— Все, — серьезно кивнул Дэнни.

— Везет нам, — процедила я. — Сначала миноры на Тиморе пытались превратить всю планету в энергию, потом эта чокнутая Офелия хотела слить всех людей в одного… Теперь вот еще эти гармонианцы какого-то черта решили захватить мир. В космосе всегда так, или это только нам повезло попасть в такое время?

— Всякое бывает, — пожал плечами Оди и тут же посерьезнел. — Нам нужно уйти из клуба. Как только до них дойдет, что нам только что пообещали конец света, начнутся беспорядки, возможно, появятся трупы. Вернемся в ваш отель, так будет безопаснее, а потом решим, что нам делать.

Я уже видела, как волна ужаса начинает проноситься по всей той толпе, что наполняла клуб, поэтому решила, что нам действительно стоит уйти. Подсветка прочно застыла на красном цвете, и это побуждало все мои инстинкты собраться, выдать в кровь порцию адреналина и приготовиться в любой момент начать драться или убежать. Ни у кого больше не возникло возражений по поводу возвращения в отель, так что мы всей компанией двинулись к выходу. Крис с серьезным выражением лица шел рядом со мной и крепко сжимал мою руку, из страха или желания приободрить меня — я не была уверена. Эх, вот надо было этим гармонианцам влезть со своим дурацким обращением именно сейчас, когда, кажется, между мной и Крисом что-то, наконец, промелькнуло!

Оди мгновенно принял на себя руководство в такой сложной ситуации, но мы не возражали — он работал в полиции, раскрыл не одно дело и, разумеется, знал, как вести себя в чрезвычайной ситуации. Мы вернулись в отель и, не сговариваясь, собрались в комнате парней. Все расселись, кто на кровати, кто на креслах. Так получилось, что мы с Крисом сели рядом, и я вдруг с удивлением почувствовала, как его рука обвивает меня за талию. Чего это он? Сначала назвал меня красивой, потом пригласил меня на танец, а теперь еще и это… Но, учитывая, что мир снова намеревался обрушиться на нас и разлететься на мелкие кусочки, я решила, что сейчас не время думать об этом. Поэтому просто доверительно положила ему голову на плечо и увидела, что неподалеку Лора и Дэнни сделали то же самое. Джейкоб и Оди держались за руки, Локи просто спокойно сидел, а вот Стив смерил меня и Криса ненавидящим взглядом, отчего я вздрогнула. Но нам сейчас не до разбитого сердца Стива.

— Итак, что нам известно, — начал Оди. — Гармонианцы слились с какой-то человеческой женщиной. Интересно, зачем?

— Эта женщина — Маривонн, — вставил Джейкоб. — Она еще один пилот, взяла на себя самую тяжелую работу: перевозить новичков с Земли на Тимор. Успела слетать всего только в один полет.

— Она уже не пилот, — возразила Лора. — На Тиморе, где, как вы знаете, миноры проводили все эти жуткие убийства и чуть не вернули Вселенную в первозданное состояние, она была очевидцем событий. Ее парень, Вин, годами работал на миноров, помогая им убивать, из-за того, что его семью взяли в плен на Гармонии. Маривонн приложила руку к окончательной победе над ними, активировав проводник, который врубил гармонический свет на полную мощность и убил почти всех миноров. Во время этого Вин погиб, и она отправилась на Гармонию выполнять его последнюю просьбу: вызволять его семью из плена.

— Н-да, похоже, она не очень-то преуспела, раз с ней произошло такое, — грустно вздохнул Джейкоб. — Как вы думаете, ее еще можно спасти?

Мы все пожали плечами. И только Оди снова во что-то погрузился в своем палме, а на лице его отражалось беспокойство.

— Что-то случилось? — Джейкоб сжал его руку.

Оди удивленно поднял глаза, как будто только сейчас заметил, что мы все здесь, и сказал:

— Свежие новости из кибернета. Корабль гармонианцев только что высадился на Доре. Причем не в космопорте, а в самом центре Арджа, хотя всем известно, что так делать запрещено.

— Почему? — удивился Крис.

— Дора — планета-пустыня, — пояснил Джейкоб. — Приземление в центре города неизбежно вызовет бурю, а песчинки очень остры и ядовиты. Кожа самих доранов слишком прочна, чтобы ее можно было прорезать, но на планете обитает куча других рас. Например, если нам, людям, пески Доры попадут в кровь, мы с вероятностью в девяносто процентов умрем. Именно поэтому сажать корабль можно только в космопорте, в котором песка нет.

— Интересно, почему именно Дора? — нахмурился Оди. — На данный момент это далеко не самая ближайшая к Гармонии планета. Почему они решили начать захват именно с нее?

— Погоди-ка, — Джейкоб вырвал палм у своего бойфренда. — Но они ничего не захватывают. Свидетели говорят, что по улицам идет черноволосая светящаяся женщина из видеообращения, и, похоже, она что-то ищет. Интересно, что?

Оди сердито вернул себе свой палм и мрачно заявил:

— Думаю, что скоро мы это узнаем. Какими бы умными не были дораны, от телепатов им не скрыться.

По моей коже пробежал холодок, когда я поняла, что он абсолютно прав.

Реальность снова навалилась на меня, заставив уплыть из воспоминаний и снова очутиться в тренировочной комнате среди развалин. К моему удивлению, голова совершенно не болела, только немного раздражало, что Локи тряс меня за плечи.

— Да очнулась я, очнулась, — пробурчала я, снимая маску и садясь на холодном полу.

— Кендис, ты в порядке? — встревоженно спросил Локи. — Я совсем не хотел тебя оглушить. Я был уверен, что ты пригнешься!

— Все в порядке, — махнула рукой я. — Сама виновата. Я задумалась на секунду, и пропустила сигнал к началу. Но все нормально, честно.

— Нормально? — Вадим опустился на колени рядом со мной и встревоженно на меня посмотрел. — Обычно ты всегда собрана на занятиях. Что-то случилось?

— Конечно, случилось, — окончательно разозлилась я. — Чертовы гармонианцы вдруг решили, что они короли мира, они собираются захватить всю Вселенную, но для этого им нужно найти кое-что на этой планете. Чего они до сих пор почему-то не сделали, хотя, казалось бы, они телепаты, они должны знать все. А это значит, что дораны надежно защитили это кое-что. А мы, кучка придурков, почему-то решили, что у нас хватит сил им помешать. По-вашему, это не что-то случилось?

Выпалив все это, я резко вскочила с пола, сжимая в руках свою защитную маску.

— Пожалуй, на сегодня с меня хватит, — процедила я сквозь зубы. — Пойду, прилягу, что ли.

И я, даже не оглянувшись, быстро перемахнула через кучу мусора и скрылась за дверью.

Глава 2

Полутемные коридоры слабо освещались световолоконными бра. Их огоньки манили меня, отвлекая от напряженной обстановки, царящей в лагере. Казалось, что я иду не по бункеру, а по какому-то красивому залу на поверхности, где устраивалось светошоу. Потолки были настолько низкими, что моя голова почти врезалась в них — несмотря на длинные ноги, дораны не отличались высоким ростом, к тому же они привыкли жить в спиралевидных зданиях, и смогли построить только то, что построили. В нашем бункере было всего несколько помещений с высокими потолками, но они использовались или для хранения каких-то больших вещей, или для тренировок. А все остальные комнаты и коридоры были очень маленькими и тесными. Впрочем, мне еще повезло — Дэнни, Джейкобу и Стиву приходилось ходить, пригнувшись. Стены были гладкими и прочными, сделанными из аджисера — специального материала, призванного защищать твои мысли от любого, кто на них посягнет. В таком свете они казались тусклыми и блеклыми, но я знала, что аджисер работает, потому что за все время нашего нахождения на планете никто из гармонианцев сюда не заявился.

Постепенно я успокоилась, и пошла уже медленнее. Окружающие меня создания потеряли ко мне интерес и вернулись к своим делам. Оглядевшись, я неожиданно поняла, где находилась, и решила заглянуть в одно место.

Легкое прикосновение к двери, и она поспешно скрылась в стене, открыв моему вниманию небольшую комнату, сплошь напичканную электроникой. Здесь освещение было ярче всего, потому что здесь работал Дэнни — наш самый главный технический гений, и ему нужно было много света. Прямо сейчас он сидел, уткнувшись в экран монитора, вмонтированного в стену, а рядом с ним стоял Джейкоб и что-то втолковывал.

Меня они даже не заметили, так что я тихо проскользнула к компьютеру и посмотрела на экран. На нем была изображена цифровая 3d-модель корабля, которую они получили от доранов и готовили к печати — именно на нем мы должны были совершить решительную вылазку, после того, как разберемся, где именно прячется то, что ищут гармонианцы.

Дэнни и Джейкоб вздрогнули, и я вспомнила, что они так и не заметили, что я зашла. Дэнни посмотрел на меня несколько сердито:

— Ты бы покашляла, что ли, когда заходишь. Вот случится у меня инфаркт, и кто вам тогда будет с техникой помогать?

— Прости, — бросила я, совершенно не чувствуя себя виноватой. — Вы закончили настройку модели?

— Да, — кивнул Джейкоб. — Более того, мы уже отправили модель на печать, так что вскоре корабль будет готов.

— Ага, — согласно кивнула я. — Осталось только понять, куда именно лететь.

— Разберемся, — серьезно сказал Дэнни. — Мы работаем над этим. А где Лора? Разве вы с ней не собирались на тренировку?

— Мы там были минут пятнадцать, — согласилась я. — Потом она, как всегда, не смогла увернуться от гармонического луча, врезалась в стену, вывихнула руку и пошла в медицинский отсек. Примерно через пару минут то же самое произошло со мной, только я ничего не сломала. Тогда я решила, что день для тренировки неудачный, и ушла. И вот я здесь.

— Не повезло вам, — грустно вздохнул Дэнни. — Знаешь, я ведь серьезно беспокоюсь за Лору. Она так переживает из-за того, что у нее ничего не получается. Ну, ничего, когда-нибудь она научится. Не всем удается овладеть боевым искусством сразу.

Они с Джейкобом принялись обсуждать то, как им обоим жаль Лору и что они оба думают о ее способностях к борьбе, но я их не слушала. Мое внимание неожиданно привлекло что-то типа светильника на столе, напоминающего букет из палочек. Огоньки были маленькие и голубоватые. Сама не знаю, почему, но они манили меня, заставляли хотеть их потрогать… Мир вокруг был таким тоскливым, а именно световолокно как будто служило украшением. Ну как можно сопротивляться желанию прикоснуться к прекрасному? Я просто протянула руку и коснулась светильника. И в этот момент по моему телу неожиданно пробежал заряд тока и остановился в голове. И тут, как будто мой мозг, который был разряжен, неожиданно подсоединили к зарядному устройству, и он вдруг заработал. Электричество сотрясло меня, и, под встревоженные возгласы Дэнни и Джейкоба, я начала падать в черную пропасть, наполненную чем-то, что я не могла разглядеть.

Я сидела на кровати в своей комнате в отеле «Альфа», а рядом был Крис, осторожно приобнявший меня, пока остальные вели жаркую дискуссию по поводу того, что же именно гармонианцы могли искать на Доре. Прошли уже сутки с того видеообращения, однако, похоже, существам из света не удалось осуществить задуманное — они до сих пор были в поисках. В ярости они начали разрушать здания, требуя, чтобы дораны что-то им отдали — но те этого не сделали. Гармонианцы полностью уничтожили выступившую им навстречу армию, сожгли правительство. Кибернет заполнился кадрами полнейшей разрухи. Кто-то выложил видео, на котором целая толпа народа от луча гармонианцев в мгновение превратилась в пыль. Раз — и как будто их там и не было.

Холодный ветер, прорывающийся через балкон, заставлял меня дрожать. Честно говоря, происходящее больше напоминало VR-симулятор, чем реальность. Казалось, в любой момент можно было нажать на паузу и сказать: «Я не хочу больше на это смотреть!», и все закончится. Но это было не так. Моя голова просто шла кругом от всего происходящего, и я со страхом ждала, когда вселенская катастрофа доберется до нас.

В обсуждении не участвовали только я и Дэнни, который с сосредоточенным видом скользил пальцами по палму. Пока что новости были неутешительные. И в этот момент Дэнни вдруг произнес:

— Стармэйтс, может, вы слышали, у доранов есть секретный киберканал. Так вот, мне удалось его взломать. Они распространили по нему сообщение, которое могут прочитать только их доверенные лица. Я, конечно, к таковым не отношусь, но когда-то я увлекался криптографией. И попытался его расшифровать.

Все тут же замолчали и с удивлением посмотрели на Дэнни. На лбу парня пролегла морщинка, мне показалось, что внутри головы у него скрипят шестеренки, настолько задумчивым он казался.

— Что ты сказал? — первым отошел от шока Оди. — Сообщение? Что в нем говорится?

— Я расшифровал его только частично, — пояснил Дэнни. — Вот сообщение: «Говорит Октодор… Я и мои… выжить…спрятались в бункере… координаты… 44.034716… 125.3559162… Существует оружие…»

— Оружие? — подозрительно нахмурился Оди.

— «Спрятано… мы ограничены в своих передвижениях… требуется помощь. Прилетайте на Дору… к сопротивлению… вместе мы избавимся… существ…», — спокойно дочитал Дэнни. Лицо его было непроницаемым, но я видела, что это сообщение его зацепило. Еще несколько секунд посмотрев на палм, он отложил его в сторону. Экран почернел, скрыв странные слова.

Какое-то время мы все в шоке переваривали произошедшее, пока Джейкоб недоуменно не спросил:

— Какое-то странное сообщение. Что оно означает? И зачем его отправили на все устройства системы?

И тут подал голос Крис:

— Я, кажется, понимаю зачем. Какие-то люди знают, как остановить гармонианцев. Они знают об оружии, способном сокрушить световых существ, но оно вне пределов их досягаемости. И им нужна помощь в поисках.

Мое тело медленно поднималось из пропасти, и чем выше я находилась, тем яснее становилось картина перед моим лицом, и тем более смутным становилось то море воспоминаний, в котором я только что побывала. Впрочем, эпизод с сообщением я помнила. И ведь действительно, это из-за того сообщения все мы были здесь. Не успела я как следует осмыслить произошедшее, как вдруг увидела встревоженные лица Дэнни и Джейкоба:

— Кендис, ты как? — спрашивали они.

— Я в порядке, — пробурчала я, неловко поднимаясь с пола. Это был уже второй отруб — сегодня явно не мой день. — Что у вас со светильником?

— Светильником? — спросил Джейкоб таким тоном, как будто сомневался в моем душевном здравии. — Это не светильник. Это светоскоп для корабля. Нам дали его дораны в ремонт. Там еще не везде изоляция. Наверное, мы должны были тебя предупредить.

— Наверное, — пожала плечами я. — Второй раз за сегодня сознание теряю…

— Сходила бы ты в медицинский отсек, что ли, — взволнованно покачал головой Дэнни.

— Ага, так и сделаю, — кивнула я и направилась к выходу.

Разумеется, ни в какой отсек я не пошла. У меня с больницами и врачами были связаны какие-то неприятные воспоминания, о которых я сейчас опасалась думать. Пойти к себе, поспать немного, что ли? Пожалуй, так и сделаю.

— Мисс Такер, доложите, пожалуйста, обстановку в лагере, — попросил Октодор, садясь за свой небольшой стол и пробегая шестью пальцами по монитору компьютера, вспыхнувшего в стене светящимся прямоугольником.

Эмили Такер, для своих просто Эм, быстро активировала свой палм, на котором специальная программа структурировала всю информацию, получаемую с разных мониторов во всем поселении, и вычленяла главные события.

— Дэниэл Рей и Джейкоб Оуэн закончили восстановление поврежденной программы по 3d-печати корабля и отправили модель для распечатки, — с готовностью произнесла девушка. — Наоки Китамура уже начал работу и сообщил, что у нас мало топлива для двигателей такой мощности, необходимо достать еще.

— Достанем, — уверенно кивнул головой Октодор. — Еще что-то?

— Ммм… у нас кончается белковый порошок. На тренировке было уже два травматических случая, а вчера вечером камеры зафиксировали, что в районе Арджа снова были гармонианцы. Это их уже пятый визит в этот город, так что, думаю, можно сделать вывод, что оружие находится там, — завершила Эм и довольно улыбнулась, как школьница, ответившая правильно на вопрос.

Октодор задумчиво просмотрел свои материалы. Ему было тридцать два доранских года, и именно он первым понял, что видеообращение гармонианцев не сулит ничего хорошего. Доран моментально начал эвакуацию своих подчиненных в бункер, который находился рядом с их организацией, а в это время световые существа напали на правительство и армию. Не успел Октодор понять, что происходит, как большая часть планеты оказалась разрушена. И, что самое ужасное, погибла его семья. Его жена, два сына и мать погибли, когда смертоносный луч прошелся по его району. Когда мужчина тайком прокрался к своему дому и увидел, что на его месте не осталось ничего, кроме пепла, который уже потихоньку уносился ветром, его охватила горечь утраты… Никогда он больше не увидит свою семью. Никогда.

Октодор и до этого вторжения никогда не любил гармонианцев, как собственно, и никто из доранов. Как ни странно, дораны были одной из первейших рас в системе Альфа Центавра, они накопили большой опыт, и всегда относились к телепатии гармонианцев и отсутствию у них материальной формы с опаской. Несмотря на весь свой большой интеллект, они не могли понять, как именно удается существовать созданиям из света, а то, что мы не понимаем или не знаем, всегда пугает. За несколько тысяч лет существования их расы дораны не раз воевали с гармонианцами, но всегда проигрывали. Взаимная неприязнь во многом мешала — в отличие от других планет системы Альфа Центавра, на Дору почти не поставляли свет (если только контрабандой), она была лишена их оружия. Но это не мешало планете развиваться и дальше, поэтому вскоре их технологии, основанные на взаимодействии электричества и особого песка планеты, а также глубокие познания в биологии были на высоте.

За все эти годы Октодор настолько привык ненавидеть гармонианцев, что даже не понимал, почему. В школе на уроках истории ему рассказывали о том, как дораны раз за разом вторгались на Гармонию, но ни разу не преуспели. Рассказывали о том, какой обособленный образ жизни ведут создания из света, что они почему-то не контактируют ни с кем из представителей других рас, кроме людей. Когда около ста пятидесяти лет назад люди впервые долетели до системы Альфа Центавра, гармонианцы сразу приняли их с распростертыми объятиями и даже разрешили терраформировать планету, которая раньше была покрыта сплошными кратерами и лишена какой-либо растительности и пригодной для дыхания атмосферы. Все остальные расы недоумевали, с чего бы это такая любезность, но вскоре привыкли.

Но только не дораны. Конечно, в открытый конфликт они не лезли, но тихо продолжали ненавидеть эту световую расу. И, разумеется, все дораны слышали эту легенду: якобы существует средство, которое может уничтожить гармонианцев раз и навсегда, и оно находится именно на Доре.

Поначалу Октодор не верил в это. Он считал, что все это сказочки для маленьких детей. Однако когда после слияния с человеком разумный свет высадился на Доре и начал что-то упорно искать, он начал понимать, что легенда правдива, и что это средство находится среди них, доранов. И тогда, когда все попытки армий Альфы Центавра остановить происходящее безумие кончились безрезультатно, он решил, что должен сам попытаться остановить световую расу. Но в одиночку ему с этим не справится. Он объявил поиск добровольцев, отправив сообщение в кибернете. Те, кто смог его прочитать и понять, захотели присоединиться к борьбе. Теперь все поселение занимается только одним — поиском этого оружия.

— Октодор? — нерешительно спросила Эм. — Вы хотите еще что-нибудь узнать, или я могу быть свободна?

Мужчина вздрогнул, возвращаясь из своих размышлений в реальность, взъерошил зеленые волосы и протянул:

— От Баррета что-то ничего не слышно… Сходи к нему, узнай, как продвигается тестирование новой доски.

— Уже иду, Октодор, — кивнула Эм, заправила выбившуюся из пучка прядь русых волос за ухо и поспешила покинуть помещение.

Доран проводил ее грустным взглядом и задумался о том, сможет ли он на самом деле осуществить свои начинания и спасти мир от всеобщего «слияния» со световыми существами.

Двигатели работали абсолютно бесшумно, пока в доске сжигался доранский песок, тем самым выделяя газ, толкающий доску вверх. Благодаря этому Стив мог удерживаться прямо в обычном воздухе и не падать. Ветра здесь не было, но он привык летать по воздуху без ветра, когда катался на доске, так что это было даже ничего. Он поднимал доску все выше и выше, стремясь улететь подальше от всех проблем…

— Эй, Стив, — раздался снизу знакомый женский голос. — Ты там поосторожнее, сейчас в потолок врежешься!

Парень вздрогнул и обнаружил, что его голова и в самом деле находилась всего в паре дюймов от потолка. Помещение для полетов было одним из немногих по-настоящему просторных в бункере, но даже здесь имелись свои пределы. Огорченно вздохнув, он надавил ногой в нужное место на доске и начал медленно снижаться, пока, в конце концов, не коснулся пола, имитирующего доранский песок.

— Ну чего еще тебе, Эм? — немного раздраженно протянул парень. — Весь кайф мне портишь…

— Я смотрю, доска работает, как надо, — довольно улыбнувшись, Эм проигнорировала его слова. — Почему ты до сих пор не написал отчет?

— Я не очень-то умею управляться со словами, — буркнул Стив. — Да и потом, стоит мне только написать, что все в норме, так ее тут же у меня отберут и дадут испытывать что-нибудь другое.

Эм пожала плечами и серьезно произнесла:

— Но мы же должны знать, как продвигаются дела. Мы тут не в игрушки играем, знаешь ли. У нас планируется серьезная миссия. А где твой друг, Локи, кажется?

— Он пошел на тренировку, — подняв доску с пола, Стив любовно на нее посмотрел и протер тряпочкой следы от ботинок.

— А ты почему не с ним?

— Там Кендис, — при упоминании этого имени Стив помрачнел. — У нас с ней сейчас не очень хорошие отношения.

— Кендис, говоришь? — нахмурившись, Эм быстро включила свой палм и просмотрела сводку новостей. — Хм, Вадим говорит, что Кендис ударилась головой и покинула тренировку. Сейчас там только Локи и еще несколько парней.

— Серьезно? — обрадовался Стив. — Тогда я туда, пожалуй!

Он напоследок протер поверхность доски, спрятал ее в углубление в стене, защитил паролем и собрался уйти, как вдруг остановился и спросил:

— А ты не пойдешь на тренировку?

— Я? — Эм неожиданно смутилась и покраснела. — Ну, вообще-то мне нужно доложить Октодору, что аэроборд 7 в прекрасном состоянии…

— Да потом доложишь, — отмахнулся Стив. — Тебе же тоже нужно поддерживать форму.

— Ну, — девушка немного помялась, но потом сдалась. — Хорошо, я пойду. Только мне сначала переодеться надо, — она с сомнением оглядела свое черно-синее деловое платье и туфли на небольшой платформе.

— Ладно, — улыбнулся Стив. — Увидимся в зале.

И он, насвистывая, двинулся по коридору, то и дело ударяясь головой об потолок. Эм тихонько рассмеялась и задумалась, почему ей вдруг стало радостно на душе?

Глава 3

Сон в одиннадцать часов утра совершенно не шел. Я тупо пялилась в чернильно-черный потолок над моей головой, и мне казалось, что надо мной зависла черная дыра, которая вот-вот затянет меня туда со всеми моими глупыми чувствами и эмоциями. Потолок был матовый, так что я даже не видела своего отражения. Да и была ли я на самом деле или то, что от меня осталось — лишь легкое эхо той, которой я была раньше?

Сейчас в нашей с Лорой комнате было тихо. У нас нет личного монитора, а палм я забыла ночью поставить на зарядку, так что заняться мне было решительно нечем. Ничто не отвлекало меня от моих грустных мыслей. Однако я все же вяло от них отмахивалась, разглядывая нашу небольшую комнату. По размерам больше напоминающая каморку, чем комнату, она была просто черной с белыми спинками наших кроватей и скучным серым постельным бельем. На небольшом прикроватном столике лежал мой палм, выглядевший совсем одиноко на этой гладкой черной поверхности, а в углу лежала сумка с моей немногочисленной одеждой. Шкафа не было, и наша одежда наверняка бы помялась, если бы не была из специальной ткани, которая просто физически на это не способна.

Дверь в комнату сдвинулась, и я увидела русоволосую голову Вадима, нерешительно заглядывающую внутрь:

— Кендис? Можно мне зайти?

Я сухо кивнула, даже не сменив позы и продолжая пялиться в потолок. Вот уже месяц я ходила на тренировки, где нас учили правильно сражаться с гармонианцами, выживать в условиях бури и всякому такому прочему, когда мы выберемся из этой мышиной норы на поверхность, чтобы отыскать, наконец, это средство поражения. Я всегда старалась выкладываться по полной, не давая ни одной мысли или чувству отвлечь меня от главной задачи: победить гармонианцев. Вот тогда я смогу подумать и обо всем остальном. Но пока нельзя. И сегодняшнее происшествие лишнее тому доказательство.

Когда я снова перевела взгляд с потолка на комнату, я обнаружила, что тренер пришел не один. С ним также пришел Локи, уже переодевший свой костюм, в отличие от меня.

— Как ты себя чувствуешь? — с легким беспокойством спросил Локи. — Тебя не сильно ударило?

— Ты не ходила к врачу? — с тем же тоном произнес Вадим. — Возможно, у тебя сотрясение мозга.

— Еще раз прости, я этого совершенно не хотел, — продолжил Локи.

Я лишь раздраженно закатила глаза и оставила их вопросы без внимания. Да, я ударилась головой, но это не значит, что нужно вести себя со мной так, как будто я больная.

Эта парочка по-прежнему была здесь, так что я устало перевела свое тело в сидячее положение. Теперь я больше не видела потолок, напоминающий кусок бездны, вырезанный прямо у меня над головой. Но легче мне от этого что-то не стало.

— Кендис? — кажется, мое молчание встревожило Вадима еще больше. — Ты точно в порядке?

— Да в порядке я, — выдохнула я. — Просто что-то настроения нет.

— Ну, раз ты в порядке, тогда, может, сходишь на сегодняшнее собрание? — спросил Локи. — Октодор объявил. Кажется, в этот раз он собирается сказать что-то важное.

— Хорошо, я приду, — кивнула я. — Это все?

— Пока да, — кивнул Вадим и потянул Локи за рукав комбинезона. — Пойдем, ей нужно отдохнуть.

Локи смерил меня подозрительным взглядом, но позволил себя увести. Я вздохнула с облегчением, снова легла на спину и посмотрела наверх.

Здравствуй, бездна.

Время шло к полудню, все больше и больше людей и доранов выходило из своих комнат и начинало передвигаться по поселению. У каждого из них были свои задачи. Кто-то отвечал за готовку, кто-то за уборку. Бытовые техники чинили неполадки. Некоторые дораны проводили занятия по аренологии — науке о песке, на которых люди изучали то, что можно было сделать с доранским песком. Специалисты по световолокну и компьютерам разрабатывали необходимые для жизни в бункере приборы, Октодор и его приближенные координировали деятельность лагеря. Смена Вадима закончилась, за тренировку боевой группы взялся другой человек, а сам мужчина тем временем направился в медицинский отдел.

Коридор, ведущий в медицинский отдел, пропах лекарствами, доносившимися из палат и ординаторской. К сожалению, врачей было не так много, работали тоже посменно, но и, в конце концов, здесь не так уж часто ранились — в большинстве случаев защитные костюмы предохраняли от травм, если только не застать человека врасплох, как постоянно происходило с Лорой. Вспомнив девушку, Вадим недовольно покачал головой: не то что бы она ему не нравилась, просто он не понимал, какого черта она упорно пытается пройти в боевую группу. Ясно было, что среди оперативников ей совершенно не место. Хотя, с другой стороны, какое применение в их колонии могло бы найтись певице? Если бы она еще хоть что-то умела, кроме как петь и сочинять музыку… Но увы, увы.

Дойдя до двери ординаторской, которая оказалась задвинута не до конца, он осторожно коснулся ее и заглянул внутрь.

За монитором, вделанным в стену, сидела женщина лет тридцати на вид со светлыми волосами, убранными в пучок. Ее тонкие руки порхали по экрану и, похоже, вбивали какие-то данные. Она, кажется, даже не заметила, что в помещение вошли, настолько она была погружена в работу. Вадим откашлялся, и она поспешно вздрогнула и обернулась.

— Вадим, ты меня напугал! — воскликнула она, моргнув глазами, одним серым, другим оранжевым.

Вадим невольно залюбовался ее идеальной формы овальным лицом, редким цветом глаз и тонкими пальцами. Однако он пришел сюда по делу, и не следовало об этом забывать.

— Прости, Грейс, — вздохнул он и приблизился. — Я только хотел узнать, приходили ли к тебе сегодня Лора Форман и Кендис Гиббс, и если да, то насколько серьезны их травмы.

Пока Грейс послушно поворачивалась к монитору и начинала проверять сегодняшние записи, Вадим задумался о нелегкой судьбе этой женщины. Около семидесяти лет назад ее отец, Джошуа Хогарт, покинул Землю для того, чтобы поселиться на планете Дора и изучать жизнь на ней. В то время многие дораны относились к людям с подозрением, принимали их, но неохотно, поэтому человеческой расе приходилось на планете нелегко. Джошуа долго приходилось завоевывать себе место под солнцем, доказывая всем, что он не просто турист, а самый настоящий ученый. Он устроился работать в одну фирму, специализирующуюся на производстве средств регенерации, способных отрастить вам руку, если вы ее потеряли, и именно там встретил Амодору. Плененный ее инопланетной красотой, он сразу же влюбился. К счастью, и она испытала те же чувства. Однако общество было настроено негативно против брака людей и доранов, так что им долго приходилось скрывать свои отношения, а когда родилась Грейс, то и ее. Грейс оказалась удивительным гибридом человека и дорана: у нее были человеческие лицо, кожа и волосы, но вот один глаз был оранжевым, на руках было по шесть пальцев. К какому виду стоило ее отнести? Родители этого не знали. Долгие годы девочка провела взаперти, пока однажды в результате неудачного эксперимента из одной из лабораторий завода, на котором работали ее родители, не вырвалось чрезвычайно опасное вещество. Оно поразило многих людей, в том числе Джошуа и Амодору. Они умерли. Девочку вскоре нашли и долгое время не знали, что с ней делать. В растерянности ее продержали год в больнице, изучая, а потом просто решили смириться с самим фактом ее существования. Ей разрешили пойти в школу и выучиться на врача. Что Грейс и сделала. Она смогла жить нормальной жизнью до тех пор, пока гармонианцы вдруг не решили захватить мир.

— Так, Лора Форман, — протянула Грейс, возвращая тренера из размышлений в реальную жизнь. — Простой вывих. Я ей его вправила и дала средство ускоренной регенерации. Через пару дней снова будет в форме. А вот Кендис… никакая Кендис ко мне не заходила. Ты уверен, что у нее травма?

— Уверен, — нахмурился Вадим. — Что ж, спасибо за информацию…

Вадим поспешно покинул медицинский отсек, недовольно что-то бурча под нос. Что это с ней сегодня происходит, интересно? Сдается ему, что он еще многого не знает об одной из своих лучших учениц…

— Эй, ты куда пропал с тренировки? — спросил слегка вспотевший, но довольный Стив, заходя в их с Локи комнату.

— Да что-то мне совсем тут тошно становится, — пробурчал Локи.

Вообще-то парню нравились тренировки: и он, и Стив всегда отличались хорошей физической подготовкой. Так что обучение боевым искусствам им нравилось. Разумеется, оба понимали, что это не школьные уроки физкультуры, где главная цель — получить хорошую оценку, а в крайнем случае, можно и забить. Здесь от того, как они выучатся, зависит их жизнь. Стив всегда подходил к этому с ответственностью. Поначалу Локи тоже с азартом принялся за занятия. Но вот прошел уже месяц, обучение плавно перетекло в оттачивание уже известных приемов. И Локи начал скучать.

Локи тяжело вздохнул, недовольный тем, как медленно и лениво текли секунды, как долго тянулись дни. Дело в том, что он не так давно пережил два тяжелых разрыва с девушками и до сих пор не мог оправиться от этого. На Тиморе, первой планете их тура, он начал встречаться с Лорой, и ему казалось, что их симпатия взаимна. Однако вскоре она изменила ему с парнем-заучкой Ансоном, а потом вообще оказалось, что у нее на Кристаллисе есть бойфренд Дэнни. Пытаясь забыть ее, Локи начал встречаться с Трейси, девушкой-дизайнером, но потом выяснилось, что она это делала только для того, чтобы вызвать ревность у другого парня, который ей нравился. В общем, у нее ничего не вышло, и они расстались. Перерыв между этими двумя расставаниями был довольно небольшим, так что Локи впал в депрессию, из-за которой на Кристаллисе даже сдуру связался с наркотиками. Впрочем, они не столько нанесли вред его здоровью, сколько обманом затащили его в «Перфектум лабс», где сумасшедшая женщина проводила опыты над людьми, пытаясь загрузить несколько разумов в одного человека. Он вышел живым из этой истории чуть ли не чудом, и с тех пор он стал немного умнее и уже не баловался ни алкоголем, ни наркотиками. Сначала он пытался получить удовольствие от тренировок, но теперь и они ему наскучили. Неужели ему опять придется взглянуть в глаза своей боли?

Бесцветная комната тоже начала действовать ему на нервы. В конце концов, на улице конец света в самом разгаре, какого черта они уже месяц торчат здесь и ни хрена не делают? У него уже руки чесались победить этих заносчивых световых существ. Стрельнуть бы в них из чего-нибудь, чтобы каждый атом их существования или из чего они там состоят, распался на еще более мелкие части, а он и еще на более мелкие, и так далее, пока они не исчезнут из этой Вселенной навсегда.

За то время, что Локи все это себе проговаривал, Стив успел сходить в душ и вернуться с мокрыми волосами. Его друг выглядел раздражающе счастливым, он даже что-то бодро насвистывал себе под нос.

— Там сегодня собрание будет по поводу чего-то, пойдешь? — жизнерадостно спросил он, как будто не замечая мрачного настроения своего друга.

Локи пожал плечами. Вряд ли там скажут что-нибудь интересное, но ему уже так надоело однообразие его будней…

Ему казалось, что он несся напролом через лес в бой так стремительно, что совершенно не заметил у себя под ногами зыбучих песков. И вот земля затягивала его все глубже и глубже, а все, что он мог сделать — это смотреть, как удаляется от него голубое небо…

Эти мысли действовали на него странным образом усыпляюще. Ему начинало казаться, что он и в самом деле стоит уже по плечи в песке, и его все тянет и тянет… Прежде чем песок окончательно засыпал его голову, он успел подумать: «А не так уж тут и плохо… по крайней мере, тепло…»

Он был в своем номере на Кристаллисе, собирался ложиться спать. Его голова жутко болела от так и не прошедшего похмелья, а по телу разливалась приятная усталость, вызванная свежим воздухом, врывавшимся в комнату с балкона. Сегодняшний день был наполнен таким количеством переживаний и нервов, что, несмотря на то, что по всей системе было объявлено чрезвычайное положение, ему было глубоко на все пофиг, так он устал от всех событий, произошедших за последние два месяца.

— Я в одной комнате с ним спать не буду! — раздраженно восклицал Стив, собирая свои вещи и гневно тыча пальцем в Криса.

Локи раздраженно поморщился: крики Стива только усилили его головную боль. Крис смотрел на своего друга с недоумением и непонятной обидой на лице.

— Я пойду в номер к Дэнни, — Стив, наконец, закончил собираться и покинул комнату.

— Не обращай внимания, — поспешно вставил Локи, не дав Крису рта открыть. — Он просто ревнует.

— Н-да уж, — процедил Крис и тут же сменил тему. — Слушай, как ты думаешь, может, нам самим полететь на Дору и попробовать найти это оружие? Я чувствую, что мы должны этим заняться! Эти люди просят о помощи, но я не думаю, что много кто решится отправиться сейчас на Дору, поэтому это должны быть мы!

Локи накрылся одеялом и задумался. Почему-то эта мысль не казалась ему такой уж дикой…

— Знаешь, я не против, — задумчиво протянул он. — По крайней мере, тогда мы сделаем что-то стоящее. Но сначала нужно поговорить с остальными. А сейчас спи.

Но предложение Криса разогнало весь сон. Локи лежал на кровати неподвижно, но внутри него бурлил целый вулкан, полный мыслей. Лава обещания чего-то на самом деле стоящего накрыла его с головой. Почему ему так хотелось участвовать в этой суицидной миссии? Что они могут против существ, умеющих читать мысли?.. Сможет ли вся система Альфа Центавра выстоять против них и не поддаться? На первый взгляд это казалось невозможным. Но даже если так, неужели сидеть здесь и в страхе ждать, когда они явятся на Кристаллис, лучше?

Крис, как обычно, ворочался на соседней кровати, не спя сам, и не давая уснуть Локи. Однако его присутствие странным образом успокаивало парня. Приятно было снова находиться в одной комнате с другом, а не в клетке, ожидая, когда тебя заберут, чтобы мучить.

Локи тоже перевернулся на другой бок и погрузился в размышления о том, стоит им лететь на Дору или нет. Возможно, новое приключение, полное опасностей, сможет помочь ему забыть Трейси. Что ж, тогда, если завтра Крис предложит полететь, он определенно проголосует за.

Секунды текли мучительно медленно, как будто кто-то набрал ложку, полную карамели, потом наклонил ее, а сладкая дрянь все никак не может до конца перелиться в тарелку. Фу, никогда не любила карамель. Я раздраженно металась по кровати, не зная, чем себя занять, чтобы не думать. Такое ощущение, что я упала в тарелку, полную этой карамели. Какая она приставучая — все липнет и липнет ко мне. Пытаюсь уйти из тарелки, но поскальзываюсь и снова попадаю под душ из времени, потраченного впустую.

Через пару часов в комнату пришла Лора с недовольным лицом. На руку ей наложили шину, и теперь она тоже плюхнулась на кровать и уставилась в потолок, не зная, чем себя занять. Я вспомнила, что до сих пор не сняла защитный костюм и, обрадовавшись, что нашлось хоть какое-то дело, поспешно вскочила с кровати. На занятия мы всегда надевали специальный комбинезон из дефена — единственного материала в известной Вселенной, который не может быть выжжен гармоническим светом. Я стянула его с себя и вместо этого надела просторные песочные штаны и белую футболку без рисунка. Слегка причесала волосы, чисто чтоб они не спутались в колтуны — кого волнует, как я выгляжу? Лора вяло наблюдала за моими движениями, как за не очень интересным сериалом, который смотрела просто потому, что кибернет завис, а это было единственное, что она закачала себе на палм. Мы обе пропустили обед, но в ящике у меня была заначка с чем-то хрустким наподобие сухарей, но не из хлеба — из синтетического порошка.

Время, наконец-то, сдвинулось с места, и приблизился час собрания. Мы с Лорой, не разговаривая друг с другом, так как каждая была погружена в свои собственные мрачные мысли, направились к Залу Собраний. Темные коридоры сейчас были наполнены людьми. У самого входа мы столкнулись с Локи, Дэнни, Джейкобом и Стивом — первые трое приветственно кивнули, Стив же скорчил недовольную рожу и поспешил убраться от меня прочь. Что, неужели до сих пор злится из-за того, что я его отшила тогда на Кристаллисе?

Зал был самым большим помещением во всем нашем поселении и одной из комнат с высокими потолками. Люди и дораны набились в него, как в переполненный автобус, и вскоре я оказалась зажатой с разных сторон между Лорой, Джейкобом, Локи и какой-то рыжеволосой девушкой сзади. Несколько минут тесноты и давки, а также ощущения нехватки дыхания, потому что мы находились в зоне, предназначенной для доранов, и на небольшое возвышение вышел Октодор — наш лидер.

— Добрый вечер всем людям и доранам этой колонии! — громко воскликнул он.

Октодор держался властно и уверенно, как будто руководил какой-то великой нацией, а не всего лишь кучкой болванов, почему-то решивших, что им под силу победить чуть ли не самую могущественную расу во Вселенной. Одетый в голубой костюм, почти сливавшийся с его синей кожей, он казался мне неясным синим пятном — мы стояли довольно далеко. В своих руках он сжимал небольшой палм, в который то и дело косил глазами — похоже, заранее себе написал речь. Вот ведь работа у человека, то есть, прошу прощения, дорана — сочинять речи. А мы весь день уклоняемся от световых лучей, пытаясь подготовиться к финальной вылазке, которой, похоже, не дождемся.

— Вот уже два месяца, как существует наш лагерь. Все эти два месяца мы упорно тренировались и готовились, чтобы найти то самое оружие, способное сокрушить гармонианцев. И я могу вас обрадовать, мои друзья: сегодня мы наконец-то выяснили, что оно находится в Ардже, — с широкой улыбкой продекламировал Октодор.

Локи слева от меня облегченно выдохнул, да и я обрадовалась: как-то мне не улыбалось обыскивать всю планету. Дора размером с Нептун, если не больше.

— Также наши техники наконец-то закончили восстановление 3d-модели корабля, на котором мы полетим на поиски, и его печать уже началась. Обещается, что в ближайшие дни аппарат будет завершен, — продолжал вещать Октодор. — И тогда мы, наконец, завершим нашу миссию и спасем мир от гнета гармонианцев!

— Ну, Слава тебе Господи, — сказала я так, чтобы меня услышали только мои друзья. — А то я уж думала, что мы тут застрянем навечно.

Я чувствовала, как тяжесть потолка с землей над нами, давившая на меня весь этот месяц, потихоньку начинала меня отпускать. Целый месяц я, как проклятая, отрабатывала боевые приемы и стратегию выживания в пустыне. Целый месяц я запрещала себе думать о том, что я оставила позади, боясь, что я сломаюсь и не смогу. Теперь мы, наконец-то, выходили на финишную прямую. У доранов были удивительные технологии, так что корабль мы на самом деле могли построить буквально за пару дней. А как только его построят, мы вырвемся наружу, на свободу, на воздух. То есть, кислорода в атмосфере не очень-то много, но у нас есть запасные баллоны, справимся. С этой минуты мы либо победим, либо умрем, пытаясь выиграть.

— Прошу вас всех, в эти последние дни тренируйтесь как можно лучше — ведь нам предстоит наш финальный бой, — напоследок завещал нам Октодор.

— Черт, а у меня вывих! — выругалась себе под нос Лора, но я ее услышала.

— Я верю в то, что у нас все получится, — продолжал Октодор. — Пусть гармонианцы и телепаты, обладающие самым разрушительным оружием во Вселенной, зато мы с вами — две самые продвинутые расы. У нас самые передовые технологии, самые натренированные бойцы и воля к победе. Мы их победим!

Я нетерпеливо переступила с ноги на ногу:

— Поскорее бы.

Октодор завершил свою речь:

— А теперь идите, поужинайте и как следует выспитесь, ведь с завтрашнего дня у вас начинаются самые упорные тренировки!

Октодор спустился с возвышения, и толпа начала расходиться.

— Ну что ж, стармэйтс, кажется, мы наконец-то сдвинулись с мертвой точки! — довольно объявил Дэнни.

— Да, — кивнула я. — А то в последнее время мне уже начинало казаться, что мы просто бьемся лбами в бетонную стену, вместо хоть какого-нибудь прогресса.

— Поскорее бы в бой! — как-то слишком жизнерадостно воскликнул Локи, чуть не напомнив мне о том, о чем я поклялась себе не думать до завершения миссии.

Даже коридоры с черными стенами уже не казались мне такими напряженными. Световолокно как будто ярче засияло, обещая нам светлое будущее. Будущее, в котором я, возможно, смогу забыть обо всей этой боли. Мое настроение стремительно поползло вверх, и даже прошедший мимо с мрачным лицом Стив не мог испортить его.

Так как настало время ужина, мы двигались к пищеблоку. Это была комната средних размеров с кучей металлических столов и длинным рядом автоматизированных окон раздачи.

Вскоре мы уже по одному получали свои порции. Нам дали по тарелке грибного супа, две мясные котлеты и рассыпчатую крупу, что-то типа каши. Вау, котлетки! Обычно они просто печатали на 3d-принтере прямоугольники непонятного вещества практически без вкуса — гадость жуткая.

И напиток сегодня был каким-то необычным, по виду напоминающим очень крепкий черный чай, но с гораздо более сложным вкусом. Сделав глоток, я обнаружила сладковатые и цитрусовые нотки. На языке остался приятный привкус. Понятия не имею, что это, но оно мне нравится. Хм, что-то они сегодня расщедрились, — наверное, чтобы поднять настроение перед тяжелой миссией.

Я со своей компанией, кроме Стива, села за свой обычный столик у самого края и тут же набросилась на еду, как будто не ела целый месяц.

Настроение за столом царило воодушевленное. Я в разговорах не участвовала. Едва мой желудок перестал сигналить о том, что пора бы в него что-нибудь закинуть, я начала жевать медленнее и оглядываться по сторонам. Вскоре мой взгляд зацепился за Стива. С того нашего разговора на Кристаллисе между нами теперь всегда сквозила неловкость, и из-за этого нам приходилось избегать друг друга. За последний месяц он всего пару раз сидел с нами — такое ощущение, что он отдалился. Зато, как я посмотрю, он очень сблизился с Эмили Такер, помощницей Октодора, с кем он сидел сейчас вместе. Эмили было всего двадцать лет, однако она уже успела показать свою компетентность в структурировании информации и координации всего поселения. Симпатичной я бы ее не назвала — на мой взгляд, у нее было слишком широкое и немного грубоватое лицо и очень мощные для девушки плечи, однако, если она Стиву нравится, то я была совсем не против того, чтобы они общались. Возможно, она поможет ему, наконец, успокоиться, и забыть обо мне.

Я перевела взгляд на свой стол и наткнулась на какой-то странный взгляд Локи, впрочем, он тут же смущенно отвел его. Он выглядел, как всегда, грустным. В отличие от своего друга, он не так легко справлялся со своей депрессией. Возможно, это было оттого, что Стив никогда не встречался со мной на самом деле, а Локи именно расстался с двумя девушками. Терять то, что ты на самом деле имеешь, всегда больнее, чем расставаться с иллюзией.

Пока я задумывалась о том, как тяжело всем нам приходилось на личном фронте в последнее время, к нашему столу неожиданно подошел Вадим. Его голубые глаза были, как никогда, серьезны и сосредоточены, обычно взлохмаченные русые волосы аккуратно причесаны, спортивный костюм тот, что я никогда на нем не видела, а руки в карманах явно были сжаты в кулаки. Меня кольнула тревога. Что, что-то случилось?

Когда остальные заметили Вадима, они тоже заметно напряглись и отложили еду. Особенно напряженной казалась Лора, наверное, потому что она до сих пор не освоила даже элементарных приемов.

— Мне нужно с вами поговорить, — начал Вадим, убедившись, что мы все на него смотрим. — Октодор сказал, что среди всех групп, которые рассредоточатся по всему Арджу, нам нужна будет самая сильная, чтобы проверить ту зону, в которой располагается корабль гармонианцев. Я решил, что это будете вы. Вы же не возражаете?

— Нет, конечно, — за всех ответил Локи, который оживился при упоминании вылазки. — Как по мне, так чем опаснее, тем лучше!

— Я решил так, потому что вы на самом деле сильная группа, — пояснил тренер. — Кендис и Локи превосходные бойцы, Дэниэл настоящий технический гений, Джейкоб первоклассный пилот, — Лору он проигнорировал. — Было бы неплохо, если бы вы еще взяли с собой Стивена — я слышал, он отлично справляется с аэробордом, он мог бы вам пригодиться.

Я недовольно скривилась — не была я уверена, что Стив захочет в нашу команду, но говорить ничего не стала. Нам предстояло серьезное дело, так что стоило забыть всю личную неприязнь и обиды и объединиться. Придется ему с этим смириться.

— То, что я вас выделил — не значит, что вам предстоит увеселительная прогулка, — серьезно продолжил Вадим. — Вам предстоит самое сложное — работа под самым носом гармонианцев. Конечно, у нас есть специальные костюмы, но они могут нас обнаружить не только чтением мыслей. Так что с завтрашнего дня именно вам предстоят самые тяжелые тренировки. Я буду заниматься с вами индивидуально. Жду завтра вас пятерых в моем личном кабинете. Спокойной ночи вам всем, — и Вадим удалился. Что-то мне подсказывало, что в понятие «пятерых» он включал не Лору, а Стива. Хм, а что же с ней-то будет?

Мы все опять собрались в комнате парней, чтобы обсудить наши дальнейшие действия. Дэнни пораскинул мозгами и объявил, что Крис прав. Обнаруженное в кибернете сообщение призывает добровольцев присоединиться к некой группе сопротивления, располагающейся в бункере на Доре. Едва Крис про это услышал, как заявил, что мы должны откликнуться на этот призыв. Его неожиданно поддержал Локи, что было странно — мне казалось, что после всего пережитого он захочет немного отдохнуть. Но он заявил, что не может просто сидеть и ждать, пока нас убьют. Стиву все происходящее не нравилось, он злился на меня с Крисом, а потому без конца ворчал и обзывался. Джейкоб с Дэнни же стали спокойно обсуждать возможные риски. Несомненно, существует проблема с чтением мыслей. Гармонианцы могут узнать о том, что мы собираемся сделать. Но, скорее всего, они не воспринимают нас всерьез, потому что мы не военные и не можем оказать им сопротивления, и не следят за нами.

Я не высказывала никакого мнения, предпочитая сначала выслушать других. Однако, похоже, большинство склонялось к тому, чтобы ответить на призыв. Они что, совсем с ума посходили? Или решили, что после того, как мы волей случая спасли две планеты, то превратились в супергероев, способных победить все на свете? У нас даже и способностей никаких толком нет. Разве что, у Криса. Правда, чтобы они заработали, ему нужно…

Ворвавшийся через балкон холодный ветер набросился на меня и пробрал до костей, заставив задрожать. Ногти до боли вцепились в ладони. Черт, как я раньше этого не поняла? Возможно, нам действительно стоило отправиться туда, но в этом мире была одна вещь, которой я ни в коем случае не могла допустить.

— Крис, можно тебя на минутку? — влезла я посреди дискуссии о том, каковы у нас шансы туда добраться, учитывая то, что корабли во всей системе больше не летали.

Крис удивленно на меня посмотрел, но кивнул. Мы вышли в коридор, где я сначала какое-то время помолчала, разглядывая любимые черты лица. Они были такими же привычными, как и мои собственные, и такими же родными. Жизнерадостные голубые глаза, вытянутое лицо, тонкие губы, длинный нос… Его худощавое телосложение, высокий рост — он был выше меня, чем, на самом деле, могут похвастаться довольно немногие парни. А внутри него была такая воля к жизни, такой интерес ко всему вокруг… Он был как солнце, освещавшее мою тусклую жизнь. Я знала, что без него все меня окружающее потеряет смысл, именно поэтому раз за разом спасала его жизнь. И тогда, на Тиморе, и здесь на Кристаллисе… Может, нам и стоит отправиться на поиски того оружия. Но могу ли я рисковать ради спасения мира его жизнью?

Крис начал нетерпеливо подергивать ногами. Когда я и после этого ничего не сказала, он раздраженно спросил:

— Так о чем ты хотела со мной поговорить?

Я понятия не имела, как ему это сказать, как сделать так, чтобы он меня послушал. Иногда Крис напоминал мне маленького неусидчивого мальчика, лезшего, куда не следовало. Я знала, что одних моих слов не достаточно. Но что еще я могла сделать? Я обязана была попробовать достучаться до него хотя бы так.

— Крис, — как можно более уверенно произнесла я. — Тебе нельзя туда лететь.

— Чушь, — отмахнулся мой друг. — Если мы все летим, то и я лечу. Это, в конце концов, была моя идея. А мы летим, потому что все остальные решили сдаться. Если не мы, то кто?

Я тяжело вздохнула и осторожно взяла его за руки, наслаждаясь теплом, заскользившим по моему телу. Разумеется, я понимала, что оказавшиеся в ловушке на Доре выжившие хотят помощи. Но также я знала, чего хочу я. Точнее, чего я НЕ хочу.

— Крис, пойми, я говорю это не просто так, — серьезно сказала я. — Возможно, ты забыл, но в тебе все еще жив магнур, ты по-прежнему переходник. Вдруг эти гармонианцы захотят это как-то использовать? Может, нам и нужно лететь, но тебе нельзя! Я просто не переживу, если с тобой что-то случится, — ну вот, я опять заплакала. Смахнув кулаком слезы, я продолжила. — Крис, я прошу тебя, не делай этого! Это слишком опасно именно для тебя!

Крис посмотрел на меня тоже невероятно серьезными глазами, которые я видела у него только один раз — на Тиморе, перед тем, как он принял тот поток энергии, который должен был выжечь всех магнуров, на себя. А потом он сделал одну странную вещь: он вдруг осторожно взял меня ладонями за лицо, отчего я испуганно замерла, почему-то решив, что он хочет меня поцеловать. Но он этого не сделал. Вместо этого он сказал вот что:

— Я прекрасно понимаю, почему ты это говоришь. Я знаю, что ты беспокоишься обо мне. А теперь пойми вот что: я беспокоюсь о тебе! Возможно, тебе это кажется странным, потому что обычно это тебе приходится меня спасать, а не наоборот. Но мне тоже не наплевать, что с тобой случится. А пока эти гармонианцы разгуливают на свободе, ни один человек или другое существо в этой Вселенной не будет в безопасности. Мы должны их остановить, а для этого нужно найти то оружие, про которое упомянули в сообщении. И я должен быть там, как раз по той причине, по которой ты не хочешь, чтобы я это делал: потому что во мне еще жив магнур и, возможно, я смогу его как-то использовать в борьбе с ними. Я не могу знать, что могу как-то повлиять на ход событий, и сидеть в стороне, надеясь, что все это сделает кто-то за меня. Ты это понимаешь?

— Понимаю, — опустив голову, выдохнула я.

Крис обхватил меня руками и крепко прижал к себе. Я обвила его руками за плечи, радуясь тому, что могу коснуться его, почувствовать его тепло рядом со мной. Разумеется, я не рассчитывала всерьез, что мне удастся его убедить одними разговорами. Не так он был устроен, чтобы на это поддаться. А это значит, что мне оставалось только одно. Каждая клеточка моего тела протестовала против этого, но если это был единственный способ спасти его, то я это сделаю. Как бы больно мне не было потом.

Глава 4

Стив, Локи и Дэнни находились в своей комнате, и ни один из них не мог уснуть. Так же там была Лора, которая сидела с упрямым лицом рядом со своим парнем, держа его за руку, но ничего не говоря. Все они нервничали по поводу предстоящей вылазки: все-таки от того, удастся она или нет, зависела судьба всего мира, а не только их жизни. А Стиву было неловко из-за того, что в последнее время он почти не общался со своими друзьями, а теперь ему предстоит быть в одной группе с ними. Он чувствовал себя так, как будто он единственный на каникулах остался в городе, в то время как все его друзья разъехались, а теперь они вернулись, переполненные впечатлениями, а ему было нечего им сказать.

— Значит, нам предстоит работать в одной группе, — наконец, нарушил молчание Стив.

— Да, — кивнул Локи и добавил: — По-моему, это не так уж плохо.

— Не так уж плохо? — неожиданно взъярился Стив. — Как я смогу работать в одной группе с Кендис, вот вы скажите мне, пожалуйста?

— Стармэйт, хватит вам уже ругаться, — покачал головой Локи. — Да, она тебя не любит, ну и что дальше? Она же в этом не виновата.

— Это глупо, и Кендис вовсе не такая уж стерва, какой ты ее считаешь, — добавила Лора.

— К тому же прошло уже два месяца! — воскликнул Локи. — Сколько ты еще будешь злиться на нее из-за того, что она тебе отказала?

— А сколько ты еще собираешься ныть из-за Трейси? — злобно бросил Стив.

Лицо Локи исказила боль:

— Это было подло с твоей стороны.

Но Стиву было уже плевать на все. Никто из его друзей его не понимал, и он не собирался больше оставаться с ними в одной комнате. Именно поэтому он поспешно выскочил за дверь, оказавшись в темном и одиноком ночном коридоре. Сам не зная, почему его до сих пор так все это цепляет, он направился к единственному месту, в котором он чувствовал себя спокойно — к комнате тестирования аэробордов.

— Все двигатели работают нормально, Эм! — раздался из-за двери голос Ребекки, одной из проектировщиц тех самых аэробордов, на которых так любил летать Стив. — Почему я должна их проверять сейчас?

Стив неожиданно замер у двери и прислушался. Хм, что это тут происходит?

— Потому что они должны быть в порядке! — воскликнула Эм.

Стив покачал головой и зашел в помещение. Там он с удивлением обнаружил помимо Ребекки Эм, разглядывающую ту самую доску, на которой он летал. Стива они пока не заметили, так что он остановился в отдалении.

Ребекка, девушка лет двадцати пяти с яркими рыжими волосами, раздраженно осматривала двигатель, вытащенный из доски. Разобранный аэроборд казался Стиву покалеченным животным, и его сердце неожиданно сжалось от тоски. Убедившись, что здесь не происходит ничего криминального, он подошел ближе и спросил:

— Сегодня ночью что, никто не спит?

Девушки вздрогнули, как будто из стены неожиданно вылетели приведения, и только потом до них дошло, что это всего лишь Стив.

— Тьфу ты, Стив! — воскликнула Эм, хватаясь за сердце. — Ты меня до смерти напугал. Нельзя же так подкрадываться! Что ты здесь делаешь среди ночи?

— То же я могу спросить и у вас, — он недовольно покосился на разобранную доску в руках Ребекки. — Какого черта вы разобрали мой аэроборд?

— Потому что эта чокнутая…, — начала Ребекка, но Эм на нее шикнула. — А чего ты шипишь-то? Или ты Стиву тоже не доверяешь?

— Не в этом дело, — покраснела Эм, но сохранила решительный вид. — Просто так безопаснее!

— Что безопаснее? — продолжал вопрошать ничего не понимающий Стив. — Что здесь вообще происходит?

Девушки переглянулись, но промолчали. В полутемном помещении их лица были практически не видны, и это выглядело жутковато. Однако Стив пришел сюда не для того, чтобы пугаться. Он решительно произнес:

— Что конкретно безопасно или нет? Я никуда отсюда не уйду, пока вы мне не скажете!

Эм тяжело вздохнула, но, в конце концов, произнесла:

— Ладно. Возможно, так будет даже лучше. Дело в том, что ко мне поступила информация, что именно вашу группу собираются саботировать. Я не могу сказать, откуда именно это узнала, однако это стопроцентный источник. Я не знаю, в чем именно будет состоять саботаж, поэтому решила на всякий случай проверить доски. Но с ними вроде бы все в порядке…

— Но с какой стати кому-то нас саботировать? — растерялся Стив. — Разве мы все здесь не хотим одного и того же — чтобы гармонианцы проиграли? Какой прок в этом саботаже?

— Я не знаю, — развела руками Эм. — Возможно, где-то среди нас прячется агент гармонианцев, призванный сорвать все наши планы и не дать найти оружие раньше них.

Ребекка на этих словах протестующе хмыкнула. Она закатила глаза вверх и заявила:

— Какой еще агент гармонианцев? Ни одному дураку в этой Галактике не захочется слияния с этими мерзкими существами! Единственное, что могло произойти — это если кто-то уже слился с ними, и они прячутся здесь. Но это маловероятно.

Однако Эм выглядела как никогда серьезной. Ее серые глаза стали стальными. Именно к помощнице Октодора стекалась информация со всего поселения, так что если кто-то и знал что-то, так это была она. И, насколько Стив успел ее изучить за то недолгое время, что они провели вместе, она со всей серьезностью подходила ко всему, что имело отношение к этой миссии. Неожиданно парень впервые задумался, что, несмотря на то, что они успели стать друзьями, он не знает причин, по которым девушка здесь оказалась. Ну, Октодор понятно — он организовал всех против гармонианцев, которых дораны всегда ненавидели, а сам руководитель особенно, ведь они уничтожили его семью. Стив с компанией прилетели сюда, потому что считали, что их опыт борьбы с энергетическими существами на Тиморе может пригодиться. Вадим просто, как и многие пилоты, сильно переживал за тех новичков, которых он перевозил на планеты, потому не мог оставаться в стороне. Многие пришли сюда в результате трагической истории — гибель близких могла заставить многих возненавидеть световых существ. Но что заставило присоединиться к ним Эм?

Девушка выглядела огорченной, но тут вставила свою реплику Ребекка:

— Если они и хотят как-то саботировать группу, то они повредят что-то в корабле, а не в доске. В конце концов, поломанный аэроборд выведет из строя только Стива. Ты же не считаешь, что это действие направлено именно против него?

— Ой, да просто скажи, что хочешь увидеться с Наоки! — фыркнула Эм. — Впрочем, ты права. Пожалуй, стоит наведаться к месту строительства корабля и убедиться, что печать проходит, как надо. Справишься?

— Разумеется, — усмехнулась Ребекка, встав в эффектную пользу, но на Стива это не произвело впечатления. — Ладно, увидимся, ребятки, — и она эффектно продефилировала мимо них к выходу.

Стив недовольно покачал головой:

— Как ты можешь полагаться в таких серьезных вопросах на Ребекку? Серьезно, она, конечно, здорово шарит в двигателях и всем таком прочем, но она же настоящая дьяволица, только и думающая о том, как кого-нибудь соблазнить. Ты говоришь, что среди нас может прятаться агент гармонианцев. Откуда ты знаешь, что это не она?

— Бекка? Я тебя умоляю, — Эм закатила глаза. — Если бы она была агентом, она бы не вела себя так подозрительно. К тому же я ее уже сто лет знаю. Ты мне лучше вот что скажи: всем ли ты доверяешь в своей группе? Я заметила, что вы весь последний месяц почти не общаетесь, и в пищеблоке ты все время сидишь со мной. Кто-то из них ведет себя странно?

Стив поморщился: ему не хотелось сейчас общаться на темы, связанные с его друзьями. Он в последнее время чувствовал себя среди них не в своей тарелке, но это было не потому, что он им не доверял. Наоборот, из всего остального лагеря именно они были теми, кто точно не агент гармонианцев. Однако взгляд Эм был таким пронзительным, она как будто видела его насквозь, да и они в последнее время довольно сильно сблизились. Почему бы не рассказать ей о том, что его так гложет?

— Я им доверяю, — начиная рассказ, Стив осторожно присел на небольшой металлический ящик неподалеку. — Просто я тебе говорил, у меня сейчас не очень хорошие отношения с Кендис.

— Кендис? — переспросила Эм, делая шаг ближе, отчего ее лицо осветилось световолокном и отразило некоторое смятение. — Да, ты говорил, но я так и не поняла, почему.

Стив тяжело вздохнул и вытащил руки из карманов спортивных штанов. Настала пора все рассказать Эм. В последнее время она была единственным его настоящим другом, и ему не следовало скрывать от нее такие важные вещи:

— Дело в том, что… Кендис мне очень сильно нравится. Или нравилась, я уже не знаю, — смутился парень. — Но, к сожалению, она не испытывала ко мне того же. Она любит одного парня, еще одного нашего друга, его зовут Крис. Полный придурок, если честно, и я совершенно не понимаю, что она в нем нашла. В общем, я знал, что она его любит, но все равно не смог сдержаться и признался ей в своих чувствах. Она, разумеется, мне отказала. С тех пор между нами какое-то напряжение. Мне с ней некомфортно в одном помещении, а ей некомфортно со мной. Так что я стараюсь избегать ее, а вместе с тем и моих друзей. Вот почему я в последнее время так редко с ними общаюсь.

Эм кивнула с понимающим видом:

— Да, наверное, это очень тяжело. А кто этот Крис? Я его знаю?

— Нет, его нет здесь с нами, — покачал головой Стив. — Но это не имеет значения, потому что Кендис все равно его любит, и никогда не посмотрит ни на кого другого. Вот только… почему? Чем я хуже его? — парень сжал руки в кулаки, чувствуя, как внутри него все начинает кипеть от злости.

Эм качнула головой:

— Я не знаю этого Криса, не знаю, какие у него достоинства и недостатки, но одно я знаю точно: ты замечательный парень, — она опустила руку ему на плечо и посмотрела прямо в глазах. — Эта Кендис просто дура, она не понимает, от чего отказывается. Это я могу сказать тебе точно.

— Спасибо, — выдохнул Стив, неожиданно млея от прикосновения девушки. Как будто сделанный из пластмассы, почувствовав тепло, он начал таять. В нем загорелось жгучее желание поцеловать ее, и он бы так и сделал, если бы она не выпрямилась и не сказала:

— Тебе нужно поспать. Я говорила с Вадимом, и знаю, что он собирается вас завтра гонять, как проклятых. Все-таки вам предстоит самое опасное.

Стив разочарованно вздохнул. Настроение сдулось, как воздушный шарик. Он снова вспомнил о том, что счастливые дни, когда они могли просто гулять по планетам и не париться, закончились. Они на войне, и сейчас не время заводить с кем-то отношения и излишне погружаться в пучину своих страданий. Здесь всем больно по какой-то причине. Но сейчас они воины, а значит, они должны забыть обо всех цепях сожалений и прошлых ошибок, что тянут их назад, скинуть их, и пойти к цели. И именно это и собирался сделать Стив. А значит, ему нужно перестать обижаться на Кендис, как бы ему не было неприятно, что она его не любит. И на своих друзей, которые не понимают, из-за чего он переживает, тоже.

— Хорошо, — Стив поднялся с ящика и направился к выходу. — Спокойной ночи, Эм.

— Спокойной ночи, Стив.

Грейс сидела на ночном дежурстве в медицинском отсеке и нервно вертела в руках какую-то склянку. Сообщение о том, что вылазка состоится уже совсем скоро, сильно напугало ее. Гармонианцы всегда внушали ей опасение — как можно доверять тем, кто мог читать мысли, кого ты не мог потрогать? В этом лагере она очутилась волей случая, на самом деле, ей совсем не улыбалось противостоять одной из самых могущественных рас во Вселенной. По сравнению с этими существами, чьи способности гораздо превосходили ее, она чувствовала себя мерзким тараканом. Тараканы хотя бы были более или менее естественным видом, в чьей полезности никто не сомневался — они поедали разлагающиеся органические материалы. Она же была просто мутант, ошибка эволюции. Посредственный врач, такой она себя считала. И, тем не менее, именно ее почему-то Октодор назначил врачом к той группе, которая собирается выполнять самое опасное задание — обыскивать ближайшую к кораблю местность. Интересно, почему?

Дверь в отсек сдвинулась, и из темноты коридора в помещение зашел Вадим. Помятое лицо с резко перекошенным ртом, волосы взлохмачены. Подойдя ближе к женщине, он простонал:

— Грейс, я не могу уснуть! У меня завтра важная тренировка, я не могу быть разбитым и плохо работающим, как не заряженный палм. Ты не можешь мне дать какое-нибудь снотворное?

Грейс тяжело вздохнула:

— Конечно, сейчас посмотрю.

Встав и подойдя к шкафчикам, она начала шарить шестипалыми руками по полкам. Пока она перебирала таблетки, выискивая нужные, Вадим решил поддержать беседу:

— Слышал, ты будешь врачом в моей группе.

— Ага, — бросила Грейс. — И чем только думал Октодор? Я что, самый лучший врач, что ли?

— Ну, вообще-то да, — удивился Вадим. — Ты спасла жизнь тем неудачливым охотникам в прошлом месяце, помнишь?

— Ну, может, и было такое, — буркнула себе под нос Грейс и уцепилась за одну из баночек, читая название. — Вот, держи, — она протянула ее Вадиму.

Тренер принял ее, но уходить не спешил. Посмотрев на смущенную Грейс взглядом, полным сочувствия, он произнес:

— Не нужно считать себя монстром только из-за того, что ты гибрид двух рас. Ты уникальна, Грейс, и ты на самом деле замечательный врач. И, если Октодор определил тебя в мою группу, значит, он верит в тебя. Верит, что ты лучше других сможешь справиться, если мы все-таки столкнемся с гармонианцами. И я в это верю.

Грейс недоверчиво посмотрела на него своими двухцветными глазами, и произнесла:

— Спасибо тебе за это, Вадим. Я постараюсь тебя не подвести. А теперь спи. Достаточно будет одной таблетки, но принять ее надо будет в постели: она подействует очень быстро.

— Я так и сделаю, Грейс, — пообещал Вадим и покинул медицинский отсек.

А Грейс снова уныло опустилась на свое место и уставилась на темное покрытие стен, чувствуя себя так, как будто она болталась в открытом и бесконечном космосе. Несмотря на теплые слова мужчины, почему-то она не чувствовала себя достойной. Вот только почему? Неожиданно ей показалось, что причина ее расстройства не только в том, что она мутант. Но почему же тогда?

Когда Стив вернулся в свою комнату, Локи и Дэнни уже спали. Лора, видимо, вернулась к себе, так что в комнате стояла тишина. Приободренный разговором с Эм, парень быстро уснул.

Утром он проснулся от того, что на соседней кровати зашевелился Локи. Хмурый и мрачный, со следом подушки на лице, он натягивал спортивные штаны. Когда Стив открыл глаза и посмотрел прямо на него, он ничего не сказал, лишь еще больше нахмурился. Понимая, что вчера обидел своего друга ни за что, Стив поспешил вставить:

— Привет, Локи. Слушай, прости меня за то, что я вчера сказал. Мне не стоит тебя упрекать за то, что ты переживаешь из-за Трейси. Это было грубо с моей стороны.

Локи недоверчиво на него посмотрел, но потом его лицо разгладилось:

— Ладно, забудь. Мне самому не стоило наезжать на тебя из-за Кендис, когда я сам все никак не могу оправиться от разрыва.

— Вот и отлично, — Стив откинул одеяло и спустил ноги с кровати. Осмотрев комнату, он заметил, что третья кровать пуста. — А где Дэнни?

— В ванную пошел, — сообщил Локи. — А что?

— Мне нужно с вами обоими поговорить, — серьезно сказал Стив. — Я этой ночью кое-что узнал.

Когда Дэнни, уже умытый, причесанный и одетый, вернулся в комнату, Стив поспешил рассказать о том, что именно вчера ему рассказала Эм. Локи непонимающе нахмурился:

— Но с какой стати кому-то препятствовать нам? Мы же все хотим разобраться с гармонианцами, разве нет?

— Я знаю, — сказал Стив. — Но Эм считает, что среди нас может быть гармонианский агент. Вообще-то она занимает второй по важности пост в колонии, вся информация стекается к ней, и она на самом деле может знать что-то, чего не знаем мы.

— А по-моему, это бред, — заявил Дэнни. — Если бы гармонианцы знали, что мы здесь, они бы давно захватили все наши тела, и мы бы с вами тут не сидели. С какой стати им позволять нам тут мешать им? Это полностью противоречит их плану. Не знаю, кто это сказал твоей Эм, но он определенно ее одурачил. Если только кто-то из нас не нажил врагов здесь, может, кто-то хочет кому-то отомстить?

Парни переглянулись и покачали головами. Когда на улице конец света, а ты прячешься в бункере чуть ли не под самым носом у существ, которые читали мысли, как-то не до мелких распрей становится. Все наоборот, стараются сплотиться и поработать на благо общей цели, а не вставлять друг другу палки в колеса, даже если у кого-то есть неприязнь.

— В общем, не знаю, с чего твоя Эм это взяла, но гармонианцев среди нас нет, а кто-то из своих вряд ли возьмется нам мешать, — подвел итог Локи. — Хотя, наверное, небольшая осторожность нам не помешает. Давайте так: ты, Стив, еще раз убедись в исправности всех досок в испытательной комнате. Дэнни, ты возьми Джейка и наведайся к месту строительства корабля, проверьте, чтобы там никто не ошибся и делал все строго по вашим чертежам. А я, пожалуй, поговорю с Кендис, и мы вдвоем проверим все оружие, которое нам выдадут. Но мы все обязательно должны сегодня побывать на тренировке: все-таки нам предстоит серьезное дело. Всем все ясно?

— Да, — кивнули Стив и Дэнни.

— Тогда за работу, — и Локи поспешил занять ванну.

К кабинету Вадима я сегодня пришла первая. В последние дни у меня было очень плохо со сном, я подолгу валялась в кровати, не способная уснуть, а когда засыпала, то все время просыпалась. Так что, когда я в очередной раз пробудилась утром, я решила не пытаться поспать еще, а встать. Я тихонько выскользнула из кровати, натянула спортивные штаны и футболку, взяла с собой защитный костюм, умылась, причесалась, собрала волосы в хвост и выскользнула в пищеблок. Лору я не стала будить: все равно ей нельзя тренироваться, пока рука окончательно не заживет.

В этот ранний час коридоры были практически пустынны, лишь кое-где попадались люди и дораны, вяло передвигающие ногами после ночных смен. Они шли в свои комнаты, надеясь урвать несколько часов сна перед тем, как им снова предстоит встать и заняться тем, чем они там обычно занимались. Даже освещение в целях экономии энергии было тусклым, так что дорога была почти не видна.

Впрочем, я за месяц успела запомнить все пути, и без труда нашла пищеблок. К счастью, окна выдачи еды работали круглосуточно. Я быстро получила свою порцию синтезированной каши, съела ее и направилась к кабинету Вадима. Никого еще не было, и я приготовилась к долгому ожиданию, стараясь не вспоминать причины, по которым мне так хреново в последнее время, а вместо этого думать о том, как мне лучше справиться со своей ролью в этой миссии.

Очевидно, что нашим командиром будет Вадим. Джейкоб — пилот. Дэнни — главный техник. Еще нам должны были выделить врача, но я не знала, кто это будет. Я, Локи и Стив, видимо, должны были составить оперативную разведывательную группу. Что будет с Лорой, я не знала, скорее всего, ее не возьмут. Она, наверное, очень расстроится из-за этого, но из нее не вышло бы убедительного бойца.

Прошло полчаса моего ожидания, как вдруг к кабинету подошел Локи. Кажется, он не удивился, обнаружив меня здесь в такую рань. Зато я удивилась, увидев его. Наверное, ему тоже не терпится приступить к делу.

— Привет, — сказал он. — Так и знал, что найду тебя здесь. Что, не спится с утра пораньше?

— Мне вообще сейчас не спится, — вяло отмахнулась я. — А ты чего-то хотел?

— Ты знаешь Эмили Такер? — спросил парень.

Я кивнула. Еще бы не знать — это была главная помощница Октодора, и именно с ней все последнее время проводил Стив, прячась от меня.

— Сегодня ночью она сообщила Стиву о том, что…

И он пересказал мне разговор Эм и Стива. Я недовольно нахмурилась и покачала головой:

— Чушь собачья. Нет здесь никаких гармонианцев. И врагов у нас точно нет. А если и есть, то мы все сейчас в одной лодке. Вредить нам — значит, вредить и себе.

— Я тоже так считаю, — согласился со мной Локи. — Однако решил, что осторожность нам не помешает. Не на пустом же месте она все это взяла.

— Хорошо, что ты предлагаешь? — устало зевнула я, прикрывая рот рукой.

— Ну, Стив еще раз проверит аэроборды, Дэн с Джейком убедятся, что с кораблем все в порядке. А нам с тобой остается проверить все оружие.

— Отлично. Только как мы это сделаем? Оно наверняка хранится в сейфе у Вадима.

Локи неожиданно огляделся по сторонам, но в небольшом закутке около коридора никого не было, кроме нас двоих. Глаза его хитро и задорно сверкнули, напомнив мне что-то, о чем я не хотела сейчас думать.

— А давай проникнем туда и проверим? — предложил мне Локи. — Все равно сюда еще часа два никто не придет. Надо же нам как-то убить время до тренировки?

— Ты что, спятил? — возмутилась я. — А что, если нас кто-то поймает?

— Ну и что? — пожал плечами Локи. — Здесь все свои. Ясно же, что мы не хотим ничего плохого. Давай, пока никого нет!

— Дверь и сейф под паролем, — вяло попыталась возразить я, но уже понимала, что это бесполезно.

— Я знаю их: видел, как Вадим набирал. Ну, так что? — Локи уже несло: как и мне, ему до жути надоело бездействовать, а такое задание, да еще приправленное адреналином запретности, до жути его будоражило. Мне гораздо больше нравилось видеть его таким, чем тем безвольным и ко всему безразличным депрессивным парнем, каким он был на Кристаллисе. Действительно, почему бы и нет? Вряд ли нас как-то серьезно накажут, даже если поймают.

— Хорошо, — кивнула я, чувствуя, что и сама загораюсь этой идеей.

Локи еще раз осмотрел закуток, как в каком-то фильме про шпионов, затем сказал мне постоять на стреме, а сам быстро ввел пароль к кабинету Вадима. Никто в такую рань сюда не заходил, так что вскоре я присоединилась к нему.

Кабинет Вадима был довольно просторным, хоть и с низким потолком и темными стенами, как и весь лагерь. Помимо стола с личным компьютером здесь были беговая дорожка, длинный шкаф, полный защитных и спортивных костюмов, небольшая серая дверь, ведущая в личные туалет с ванной и, собственно, сам сейф во всю стену, в котором хранились гармонические бластеры. Мы не стали трогать ничего лишнего, сразу поспешили к сейфу. Локи быстро ввел пароль, и передняя стена сейфа скрылась.

Перед нашими глазами появились длинные ряды бластеров, таинственно и даже зловеще блестевших в электрическом свете. У Октодора долгое время были сомнения насчет того, стоит ли нам пользоваться оружием гармонианцев, но вскоре он пришел к выводу, что лучше бластеров мир еще не придумал. Поэтому он контрабандой приобрел небольшое количество света в одном из мест в Ардже, и тщательно следил за тем, как он расходуется. Я знала, что Вадим каждую ночь перед тем, как уйти, проверяет, чтобы они были заряжены. Можем ли мы доверять Вадиму, учитывая то, что сказала Эм? Но Вадим был нашим командиром, если уж мы ему не могли доверять, то этой Эм тем более.

— Ты же помнишь, что нам рассказывали о том, как они устроены, да? — спросил у меня Локи, чьи глаза загорелись, как лампочки. Почему-то глупо хихикнув, я кивнула.

Следующий час мы тщательно осматривали каждый бластер, убеждаясь в том, что среди них нет неисправностей. Их не было, так что с каждым новым оружием мы все больше расслаблялись. Даже шутливо изобразили бой под конец, предварительно убедившись, что бластеры стоят на предохранителе. Наконец, когда последние оружия были проверены, Локи сказал:

— Ладно, скоро может появиться Вадим. Давай закроем все и выйдем, пока нас не поймали, — он заговорщицки мне подмигнул, и я снова тихо рассмеялась, но потом поспешила прогнать следы улыбки и нахмурить брови, как будто меня на самом деле беспокоило то, что произойдет, если тренер нас здесь обнаружит.

Все с такими же серьезными лицами мы покинули кабинет, задвинули дверь и запечатали ее паролем, а потом рассмеялись.

— Мы с тобой настоящие преступники! — шутливо воскликнул Локи. — Вот, наверное, кого имела в виду Эм, когда говорила, что среди нас прячутся гармонианские агенты.

— Ага, — кивнула я. — Сейчас же вернусь к себе в комнату, и по специальному устройству доложу Маривонн о том, что мы сейчас узнали.

Отсмеявшись, я почувствовала, как расслабляется каждая клеточка моего тела, избавляясь от напряжения, державшего меня последние два месяца. Кажется, я не смеялась и не улыбалась с того самого дня, как…

— Знаешь, приятно видеть тебя улыбающейся снова, — перебил мои размышления Локи.

— В последние дни у меня было немного поводов веселиться, — пожала плечами я.

— Как и у меня, — немного грустно вздохнул Локи.

Вспомнив, что ему пришлось пережить, я почувствовала себя обязанной как-то его обнадежить:

— Мы обязательно победим их, Локи, — со всей уверенностью, на которую я сейчас была способна, сказала я. — А после этого все остальное покажется ерундой, не стоящей наших переживаний.

— Очень на то надеюсь, — улыбнулся парень.

Глава 5

— Привет, Дэнни, — грустно сказала Лора, заходя в комнату, которая по праву считалась кабинетом ее парня. — Чего ты хотел?

— Привет, — Дэнни поднялся со стула, встал и поцеловал ее. — Как ты себя чувствуешь?

— Отвратительно, — девушка осторожно от него отстранилась. — У меня ничего не получается. Я не умею драться, меня слишком пугает все происходящее, я не разбираюсь в оружии. Если на меня выскочит гармонианец, я замру от испуга и не смогу ничего сделать. Я не умею лечить раны, и я ничего не понимаю в технике. Я даже на доске летать не умею! Я абсолютно бесполезна здесь, — не выдержав, девушка всхлипнула.

Дэнни осторожно прижал ее к себе и погладил по спине. Но ее это не успокоило. Ее Дэнни был техническим гением, он подготовил проект модернизации корабля, на котором они полетят. Джейкоб — первоклассный пилот. Стив держится на аэроборде так, как будто он родился в воздухе. Кендис и Локи, оба подогреваемые желанием убежать от боли, достигли верха в изучении боевых искусств и навыков выживания. И только она, Лора, ничего не умела, кроме как петь и играть на различных инструментах. Она даже готовить не умела, что могло бы хоть как-то исправить положение в сложившейся ситуации. Но нет. Она чувствовала себя ленивцем, который совершенно чужой на земле настолько, что с трудом волочит собственное тело и даже не может схватить врага. Она тоже смотрелась здесь совершенно нелепо. Не совершила ли она ошибку, полетев на эту планету за Дэнни? Но она просто не могла допустить мысль о новой разлуке после того, как они только-только встретились.

Когда ее рыдания немного утихли, Дэнни сказал:

— Лора, ты не бесполезна. Просто у тебя все получается чуть хуже, чем у других. Но это не повод опускать руки! Я уверен, что если ты приложишь больше усилий, то обязательно сможешь все.

— Спасибо, конечно, Дэнни, но это неправда, — грустно вздохнула Лора. — Ты видел, как вчера Вадим с вами разговаривал? Он меня игнорировал, как будто меня там вовсе не было. Он совершенно не верит в меня. Не удивлюсь, если он вовсе не возьмет меня на вылазку. Оставит здесь.

— Какое тебе дело до Вадима? — Дэнни осторожно взял ее лицо в руки и посмотрел ей прямо в глаза. — Главное, что я в тебя верю. А теперь смотри, что у меня для тебя есть.

Лора была настолько расстроена, что даже не попыталась понять, что это такое лежало на столе среди проводов. Это было что-то длинное, с белыми и черными прямоугольными кнопками, выстроенными в ряд, и динамиками по бокам. Очевидно, Дэнни построил еще какой-то прибор, но это вовсе не подняло ей настроение, если он на это рассчитывал. Она только почувствовала, что недостойна такого умного парня, как он.

— Что это? — равнодушно спросила она.

— А ты как думаешь? — Дэнни, улыбаясь, надавил на одну из кнопок, и из динамиков вырвался сочный звук. Он был синтетическим. Потом Дэнни нажал другую клавишу, соседнюю, и звук тут же поднялся на тон.

Лора изумленно расширила глаза:

— Это что, синтезатор?

— Что-то типа того, — кивнул Дэнни. — Я хотел тебя порадовать и решил, что интересно будет сделать какой-нибудь ретро-инструмент, и распечатал на 3d-принтере синтезатор, потому что он похож на пианино. Ты же любишь пианино, правда?

— Да, люблю, — Лора попробовала несколько аккордов, наслаждаясь сочностью звука и вдруг поняла, что он похож на эффект дисторшн на гитаре. — Ты сделал гитарный звук!

— Ага, — рука Дэнни обвила ее за талию. — Я подумал, что это поднимет тебе настроение. Может, ты что-нибудь сыграешь?

Лора ненадолго задумалась. На пианино она нечасто играла, хоть оно ей и нравилось, в основном потому, что в 22 веке этот инструмент отмер, как ненужный, в отличие от гитары, которая ввиду своей компактности до сих пор пользовалась популярностью. Лора в основном на ней и играла. Однако она могла легко перенести гармонию с гитарных струн на клавиши. Что бы ей сыграть?.. Прямо сейчас ей пришла на ум только одна песня. Она была мало известна, однако Лоре всегда почему-то нравилась.

Она начала играть вступительный проигрыш, с легкостью воспроизводя его на клавишах. Звук был очень громким и действительно звучал, как гитара. Позволив музыке подхватить ее волной и понести дальше в бесконечный океан звука, она запела:

— I try to face the fight within

But it's over

I'm ready for the riot to begin

And surrender

I walked the path that led me to the end

Remember

I'm caught beneath this nothing left to give

Forever

Ей показалось, или звук стал громче? Похоже, пока она играла, Дэнни немного подкрутил настройки, чтобы синтезатор зазвучал громче. Хм, для нее это был настоящий вызов! Если нужно, она умела петь очень громко, благо голос у нее на самом деле мощный. Поэтому на припеве она смогла спеть так, что ее голос плыл поверх музыки, как маленькая, но очень прочная лодка, чудом удерживающаяся на волнах бушующего океана. Несмотря на огромное напряжение, она смогла попасть в каждую ноту, и при этом не уйти в писк или рев.

— When angels fall with broken wings

I can't give up, I can't give in

When all is lost and daylight ends

I'd carry you and we will live forever

Forever1

Захваченная потоком, она не смогла остановиться и допела песню до конца. Едва отзвучала последняя нота, она откинула со лба прилипшие к лицу светлые пряди и довольно повернулась к Дэнни, как маленькая девочка, впервые рассказавшая стишок наизусть и жутко этим гордившаяся, как вдруг услышала другого человека:

— Ничего себе! Вот это голос!

Испуганно вздрогнув, девушка повернулась и обнаружила, что, пока она играла, в кабинет Дэнни зашел Вадим. Смутившись, она заметила, что дверь задвинута, а снаружи толпятся люди и дораны, с изумлением смотревших на нее. Конечно, Лора уже не раз выступала перед людьми с песнями, но здесь все привыкли ее считать никчемной, да и она сама давно поняла, что хуже всех, кто здесь собрался. Поэтому явное восхищение в их глазах привело ее в замешательство.

— Хорошо поешь, да и песня вдохновляющая, — одобрительно сказал Вадим. — Как называется?

— «Angels Fall» группы «Breaking Benjamin», — растерянно пробормотала Лора, совершенно не знающая, как себя вести в этой ситуации.

— А откуда у нас этот инструмент? — продолжал удивляться тренер.

— Это я для Лоры распечатал синтезатор, — вставил Дэнни. — Подумал, что ей это будет приятно.

— И мне приятно, правда, — поспешила его заверить Лора.

— Хм, — Вадим задумчиво смотрел на девушку. — А ты что-то можешь. Гармонианцев этим, конечно, не победишь, но такие песни, они… призывают к борьбе. Очень вдохновляет. Ну, ладно, еще увидимся, — спохватился тренер. — А тебя, Дэнни, я жду сегодня на тренировке.

— Обязательно, — кивнул парень с серьезным лицом.

Вадим вышел в коридор, и дверь за ним сдвинулась, отрезав от Лоры толпу народа, смотрящую на нее так, как будто она только что совершила какое-то чудо. Устало выдохнув, она с укором посмотрела на Дэнни:

— Ты специально включил динамики по всему бункеру, чтобы меня весь лагерь услышал!

— Конечно, специально, — довольно усмехнулся Дэнни. — Мне не нравилось, что все они смотрели на тебя, как на пустое место. Пусть знают, на что ты способна!

Лора покачала головой, но улыбнулась. Она просто не могла на него злиться в такой момент.

— Спасибо тебе, — сказала она и наградила своего парня страстным поцелуем.

Октодор сидел в своем кабинете и морщился, барабаня пальцами по столу под ритм музыки, доносившейся откуда-то из глубины колонии. Разве у них тут были музыкальные инструменты? Интересно, кто это поет? Не то чтобы ему не нравилось… просто, похоже, все побросали свои занятия и отправились слушать эту неведомую певицу. Ладно, он знал, что нужно делать.

Надавив на кнопку вызова на своем мониторе, он отправил сообщение Эм Такер, чтобы она к нему зашла.

Дверь тут же сдвинулась, и в кабинете появилась невысокая русоволосая девушка. Как всегда, на ней было предельно строгое деловое платье, волосы гладко зачесаны в узел на затылке, а на лице выражение решительности и готовности выполнить любое поручение.

— Вызывали, Октодор? — услужливо спросила она.

— Что там происходит? — недовольно спросил лидер. — Кто это пел только что?

— Сейчас узнаю, — тонкие пальцы быстро заскользили по поверхности палма, и через минуту ответ был готов. — Это Лора Форман, одна из группы борцов. Ее парень, Дэниэл Рей, наш техник, отвечающий за корабль, распечатал для нее синтезатор, чтобы поднять настроение. Всем очень понравилось, и они вернулись к работе, воодушевленные.

— Серьезно? — Октодор удивленно поднял брови. — Ладно, пусть поет тогда, если ей хочется. Как в целом обстановка в лагере?

— Оперативные группы приступили к тренировкам, — с готовностью отрапортовала Эм. — Вадим проводит усиленную программу для тех, кто высадится рядом с гармонианцами. Печать корабля производится очень быстро, уже готова одна треть. Больше пока ничего важного не произошло.

— Отлично, — кивнул Октодор. — Тогда я хочу поручить тебе вот что: присоединись к группе Вадима, пусть он тебя тоже потренирует. Что-то мне подсказывает, что оружие находится поблизости корабля гармонианцев. Но я в этом не уверен, и мне нужен надежный человек, который доложит мне правду о том, есть оно там или нет. Справишься?

— Конечно! — довольно воскликнула Эм. Она была рада, что руководитель счел ее компетентной настолько, что отправлял в самую горячую точку. Драться девушка всегда умела, в критических ситуациях не терялась, так что она могла справиться с этим заданием.

— Хорошо. И попроси Вадима, чтобы он отправил мне список людей, которых он возьмет с собой с указанием их сильных сторон. Хочу убедиться, что все они способны справиться с тем, что им предстоит.

— Обязательно, — кивнула Эм и покинула кабинет.

Октодор же задумчиво стал разглядывать черные стены, размышляя, смогут ли они преуспеть в этом предприятии. Не ошибся ли он, поверив, что они и вправду способны победить гармонианцев? В конце концов, они действуют на основании легенды, много ли легенд становились правдой? Дораны были всегда расой реалистов, они все основывали на науке и материализме. Не было ли то, чем они занимаются последние два месяца, слабым трепыханием мыши, уже пойманной в мышеловку? Они и вправду были, как мыши. Сидели под землей, в темноте и тесноте, лишь изредка выныривая наружу, хватая кусок пропитания и тут же ныряя обратно. Вот только какие они мыши? Не лабораторные ли, которые просто бегают по клетке и даже не осознают, что за ними наблюдают, и что их судьба давно решена?

После принятого ночью снотворного Вадим проснулся разбитый и хотящий спать. Наверное, нужно было принять его сразу, как только он лег, а не за четыре часа до подъема, но кто же знал, что так будет?

Немного оживился он, когда услышал пение Лоры — разумеется, он и раньше знал о том, что она певица, но никогда не видел и не слышал, как она поет и играет вживую. Честно говоря, после этой песни он даже почувствовал прилив сил, ему хотелось идти, совершать подвиги…

Поэтому на тренировке он, несмотря на то, что не выспался, выложился по полной, и заставил свою команду попотеть. Впрочем, все они работали усердно, и у всех получалось, даже у неожиданно заявившейся Эм, которую, как оказалось, прикрепил к ним Октодор. Честно говоря, помощница их лидера его немного раздражала, но Вадим был настоящим профессионалом своего дела, чтобы этого не показать.

За час до обеда они устроили перерыв, чтобы успеть принять душ и переодеться. Вадим направился к своему личному кабинету и решил проверить, на месте ли оружие: во второй половине дня следовало поработать с ним. Привычно коснувшись холодной поверхности двери и введя пароль, он вступил в полутемное помещение. Едва он зашел, ему тут же показалось, что что-то не так. Как будто любимый напиток вдруг стал ощущаться как-то по-другому, словно в него добавили новый ингредиент, и это его раздражало. Но что изменилось? Стол, монитор, беговая дорожка, сейф — все на месте. И все-таки что-то неуловимое было не так. Каждый день он заходил в свой кабинет и ощущал его как-то по-другому, а сейчас…

Так и не определив, что именно изменилось, тренер приказал себе не поднимать панику из-за непонятно чего. Просто он не выспался, оттого и ощущения не привычные. Глубоко вдохнув воздух в попытке расслабиться, он неожиданно замер: что-то не так было в воздухе. Обычно, приходя после ночи в кабинет, он натыкался на затхлый запах, пропитанный еле заметными нотками аджисера. Застоявшийся за ночь воздух вызывал ощущение, что он заходил в дом, в котором давно никто не жил. Но не сейчас. Кто-то побывал в его кабинете, запустив систему жизнеобеспечения, которая впустила струю свежего воздуха. Но кто? И зачем?

Сердце Вадима бешено заколотилось. Зачем кому-то из своих заходить в его кабинет без него? А в том, что вокруг все свои, он не сомневался. Может, они его просто искали, а, когда обнаружили, что его нет, ушли. Но откуда они знали пароль от его комнаты?

Почему-то это происшествие настолько взволновало Вадима, что он больше не мог ни на чем сосредоточиться. Он рассеянно ввел пароль от сейфа и, дожидаясь, пока дверца скроется в стене, задумчиво теребил рукав своего костюма. Бластеры зловеще засверкали в электрическом свете, напоминая о том, что они не детские игрушки, а серьезное оружие, требующее внимательного обращения с собой. Они все лежали на месте, однако тренера вновь поразило ощущение неправильности. Недовольный и изрядно раздраженный, он уставился на самый левый бластер в среднем ряду, размышляя, кажется ли это ему или он на самом деле лежит под немного неправильным углом.

— Здравствуйте, Вадим! — в кабинет неожиданно вошла Эм, неведомым ему образом успевшая за пять минут принять душ и переодеться.

Вадим вздрогнул и неожиданно почувствовал, что тревога нарастает. Возможно, это все было связано с тем, что он не выспался. Может, ему стоило отменить послеобеденную тренировку и отправиться в постель. Но они занимались не для далекого будущего, как дети в школах или студенты в университетах, а для того, что случится буквально через несколько дней. Они не могли пропускать тренировки из-за того, что он, видите ли, не выспался. Да и все равно он был сейчас в слишком взвинченном состоянии, чтобы уснуть.

— Чего тебе, Эмили? — немного раздраженно спросил тренер.

Девушка недовольно нахмурилась, уловив нотки неприязни в его голосе:

— Я просто зашла сказать, что Октодор просил, чтобы вы ему отправили список людей, которых возьмете с собой во время вылазки, — заметив, что Вадим не сводит глаз с одного из бластеров, она поспешила спросить: — Что-то случилось? Вы какой-то странный сегодня.

Тренер лишь устало опустил ладони в лицо. Он просто сходит с ума. Тем не менее, он не мог не спросить:

— Тебе не кажется, что в моем кабинете что-то не то?

— В каком смысле не то? — не поняла Эм.

— Нет ли у тебя ощущения, что… что-то неуловимо изменилось? — Вадим не знал, почему он пытается расспросить об этом девушку, которая была в его кабинете всего пару раз. Просто ему отчаянно хотелось получить подтверждение того, что все в порядке. — Или того, что здесь кто-то был?

— Вы считаете, что в вашем кабинете кто-то был в ваше отсутствие? — округлила глаза Эм.

— Да… нет. Не знаю, — раздраженно отмахнулся Вадим. Зря он об этом спросил.

Однако Эм Такер неожиданно посерьезнела и как-то воровато огляделась, как будто опасалась, что их подслушают. Затем она чуть пожевала губу и сказала:

— Знаете, ко мне недавно поступила информация о том, что вашу группу собираются саботировать. Возможно, кто-то заходил в ваш кабинет затем, чтобы подпортить оружие или еще что-то?

— Саботировать? — с сомнением протянул Вадим. — Но кому это надо? Кто вам это сообщил?

— Я не могу сказать, — девушка качнула головой. — Но хочу, чтобы вы знали, что источник стопроцентный. Дело серьезное, Вадим. Я бы на вашем месте внимательнее присмотрелась к членам группы. Возможно, кто-то из них агент гармонианцев.

Услышав это, Вадим рассмеялся. Вот уж в чем в чем, а в своих ребятах он был уверен на сто процентов! Они пришли сюда, чтобы найти оружие и победить, а если бы кто-то из населения был на стороне световых существ, они бы тут не сидели.

— Эмили, по-моему, вы переработали, — Вадим покачал головой. — Может, вам пропустить послеобеденную тренировку и пойти немного поспать? Говорят, долгий сон вправляет мозги.

Девушка обиженно поджала губы:

— Вы можете мне не верить, но то, что я говорю — правда. На вашем месте я бы проверила еще раз все оружие и снаряжение, которое вы планируете использовать, а еще, просто на всякий случай, не доверяла бы никому в этом поселении.

Затем она развернулась и ушла, стуча каблуками на туфлях. Вадим задумчиво посмотрел ей вслед. Могла ли она действительно знать что-то такое? На первый взгляд ее слова казались чушью, но, в конце концов… В его кабинете кто-то был. И это не плод его воображения и не последствия бессонной ночи. Именно поэтому Вадим принялся аккуратно брать каждый бластер и рассматривать каждую деталь на нем, убеждаясь в их исправности.

Приняв душ и сменив защитный костюм на штаны и футболку, я вяло поплелась в пищеблок. Утренняя тренировка отняла почти все мои силы, и больше всего на свете мне сейчас хотелось спать, но я не могла этого сделать. От самого исхода этой миссии зависело то, смогу ли я в дальнейшем спать нормально, не валяясь до утра и не просыпаясь каждый час. Поэтому я пришла в пищеблок одной из первых, взяла тарелку с супом и мясным салатом, а также какой-то местный фрукт, все распечатанное на 3d-принтере, и принялась быстро есть, почти не замечая вкуса пищи.

Сегодня что-то изменилось. Я не знала, что именно, но чувствовала себя как-то по-другому. Я ощущала… волнение, что ли. Наверное, это неудивительно, ведь всего через пару дней мы собирались высадиться в самой опасной зоне и отыскать какое-то неведомое оружие. Естественно, что я немного нервничаю. Но это ничего. Мне нужно потерпеть всего несколько дней, а потом так или иначе, но все закончится. Я или умру, пытаясь спасти мир, или выживу, и тогда смогу…

Ну, вот… зря я об этом подумала. Ноющая тоска разлилась по всей моей груди и заставила прекратить жевать. Рано я об этом подумала, рано! Мысли о том, что будет, когда все это закончится, могут совершенно выбить меня из колеи. А мне нельзя сейчас давать себе слабину. От того, как я буду тренироваться, сейчас зависит все. Поэтому я должна закрыть мрачные мысли на замок, а сейчас сосредоточиться на том, чтобы добиться цели.

Именно поэтому я заставила себя насадить на вилку кусок мяса из салата, положить его в рот и тщательно пережевать, прежде чем проглотить. На послеобеденной тренировке мне понадобятся силы.

Пока я давилась салатом, в пищеблок набежала толпа. Из моей компании, как ни странно, опять первым появился Локи. Увидев меня, он приветственно махнул мне рукой. Я махнула ему в ответ, неожиданно смутившись. Не понимая, чем это вызвано, я уделила все внимание салату и остаткам супа. Когда парень приземлился со своей порцией еды на соседний стул, моя рука странно задрожала, когда я пыталась подцепить вилкой лист салата.

— Ну что, как у тебя дела? — беспечно спросил Локи, как будто он совершенно не переживал из-за того, что через пару дней мы все можем умереть.

— Да нормально, — сказала я, проглотив кусок еды. — Только нервничаю немного, если честно. А ты?

Локи лишь усмехнулся и начал на бешеной скорости хлебать свой суп. Я удивленно расширила глаза, глядя на то, как уже через минуту его тарелка полностью опустела. Я за это время едва успела прожевать кусок мяса. Хм, где-то я уже такое видела…

— Нет, я не нервничаю, — промокнув губы салфеткой, сказал Локи. — Чего нервничать-то? Все самое страшное в моей жизни уже случилось.

Я недоверчиво на него покосилась:

— А ты хоть понимаешь, что мы на самом деле можем умереть? Мы все-таки не на экскурсию собираемся…

— Можем, — согласно кивнул Локи. — Ну и что? Зато хоть наконец-то появится какое-то нормальное занятие, а не тупо тренировки с утра до вечера. Эх, поскорее бы наружу…

Я снова принялась за свой салат, медленно и тщательно пережевывая каждый кусок. Локи и в самом деле казался непривычно спокойным и чуть ли не радостным. Я же неожиданно начала волноваться еще больше, а еда показалась совершенно безвкусной, хотя раньше мне нравился этот салат. Я постаралась успокоиться, несколько раз глубоко вздохнула, говоря себе, что у нас есть еще несколько дней, а сама миссия вряд ли растянется больше, чем на сутки. Потом нам просто останется применить оружие на гармонианцах, а потом мы будем все свободны и сможем полететь домой. Где бы наш дом ни был.

Однако почему-то меня это не очень-то успокоило. Задумавшись, я поняла, что причина моего беспокойства вовсе не предстоящая вылазка. А что же тогда? Внезапно встретившись взглядом с Локи, я почувствовала, что заливаюсь краской. Погодите… что?

Я тут же нервно отбросила вилку для салата. Ну, уж нет! Решив, что мне стоит отправиться к себе и немного полежать перед тренировкой, я поспешно встала и что-то невнятно пробормотала в свое оправдание. Не уверена, что Локи разобрал хоть слово из того, что я ему сказала, но мне уже было все равно. Я хотела уйти отсюда. Или, на самом деле, совершенно этого не хотела, но именно поэтому мне следовало это сделать. Так что я быстро направилась к выходу из пищеблока, нервно сжимая руки в кулаки и отчаянно пытаясь прогнать мерзко-приятное чувство из моего живота.

Глава 6

Ребекка чувствовала себя совершенно расклеившейся. Обычно по ночам она предпочитала спать, но сегодня Эм заставила ее отправиться проверять, нормально ли строится корабль. Честное слово, почему это не могло подождать до утра? Теперь Ребекка чувствовала, что под веками как будто песок насыпан, а мозг протестующе ныл. Сейчас бы отправиться в постель, но она не могла этого сделать посреди рабочего дня.

Конечно, ей было приятно увидеть Наоки — он интересный мужчина, но ни один мужчина в этом мире не стоил ее здоровья. Чувствуя, что работать в таком состоянии невозможно, она решила наведаться в медицинский отсек и спросить там что-нибудь для бодрости.

Во второй половине дня в дежурство снова вступила женщина-доран, к которой многие, честно говоря, относились с опаской. Таинственный гибрид, необычная внешность, некоторая нелюдимость — все это вызывало подозрения. Ребекка и сама ее немного побаивалась почему-то, поэтому, когда, заглянув в отсек, увидела женщину-дорана, она даже подумала пойти обратно и тупо вернуться к работе, но почему-то она этого не сделала. Сделав глубокий вздох и почувствовав запах тысячи лекарств, некоторые из них наверняка успокаивающие нервы, она расслабилась и вошла внутрь.

Женщина с мрачным видом смотрела на монитор в стене, читая записи о том, кто наведывался в отсек в первую смену. Поначалу она не заметила, что в помещение кто-то зашел, так что Ребекка успела оглядеться: ей нечасто приходилось здесь бывать, поэтому она плохо помнила, как выглядело медицинское отделение. Но оно выглядело обычно: черные стены, длинные шкафчики, несколько коек. На стене крючок для халата. Сейчас на враче был простой серый комбинезон, настолько растянутый, что скрывал ее фигуру, не позволяя понять, толстой она была или худой. Ребекке неожиданно показалось, что это неправильно, что на женщине должно быть простое свободное платье какого-нибудь пастельного цвета. И что стены не должны быть такими мрачными, и что лекарствами тут пахнуть не должно… Девушка покачала головой: что за странные мысли приходят ей в голову?

Кажется, пол под ней скрипнул, потому что женщина-доран вдруг повернула голову и посмотрела на нее одним оранжевым, и одним серым глазами, что должно было напугать Ребекку, однако она почему-то не испугалась. Несмотря на такой необычный внешний вид, сидящая перед ней женщина показалась ей знакомой. Как будто это старая школьная подруга, с которой они не виделись много лет. Но как такое возможно?

— Здравствуйте, — раздался голос врача, неожиданно низкий и глубокий. — У вас что-то случилось?

Ребекка покачала головой, стряхивая наваждение, во время которого ей показалось, что она знает эту женщину. Разумеется, она ее знает, не раз видела издалека, все-таки уже два месяца живут в одном лагере. На нее нашло какое-то умиротворение, и девушка сообщила:

— Я плохо спала этой ночью, и чувствую себя на работе вялой. Возможно, у вас есть что-нибудь, что поможет мне взбодриться?

Доранка странно на нее посмотрела, как будто считала, что она и так достаточно бодра, безо всяких лекарств, но ничего не сказала. Женщина медленно, не спеша поднялась со своего стула и направилась к шкафчикам. Едва она сдвинула дверцу одного из них, как на Ребекку повеяло сильным приторным запахом какого-то лекарства. «Это неправильно! — заговорило что-то внутри нее. — Она не должна так работать!»

Но Ребекка лишь отмахнулась от своих непонятных ощущений. Что это сегодня с ней? Она всего лишь хотела немного взбодриться перед работой.

Найдя среди баночек нужную, женщина протянула ее девушке.

— Вот, держи. Только не принимайте больше двух таблеток в день, а то уснуть не сможете.

— Спасибо, — Ребекка осторожно приняла лекарство из шестипалой руки. Обычно ее раздражал такой явный дефект у доранов, но сейчас почему-то нет.

— Как ваше имя и фамилия? — женщина вернулась к своему монитору. — Мне нужно записать в отчет, что вы приходили.

— Ребекка Уотерс, — пересохшими губами проговорила девушка. Почему-то свое имя показалось ей неправильным. — А вас как зовут?

Вбив данные в специальную графу на мониторе, женщина вновь повернулась к ней и грустно пожала плечами:

— Просто Грейс. Я родилась на Доре, а здесь не принято давать вторых имен и фамилий. Мне всегда это почему-то казалось несправедливым. Когда у тебя есть фамилия, это значит, что у тебя есть семья. Впрочем, у меня и в самом деле нет семьи, — вздохнула она. — Мои родители умерли.

Ребекка кивнула, не зная, что еще тут можно сказать. Почему-то ей не хотелось уходить из медицинского отсека, возвращаться к работе и снова заниматься какими-то делами. Все это ни к чему, бесполезно и неправильно. Правильней было бы здесь остаться. Почему? Девушка вовсе не чувствовала себя какой-то больной. Наоборот, после короткого разговора с необычной женщиной ей как будто стало легче. Хоть они и не сказали друг другу ничего такого.

Глаза Грейс смотрели на нее без удивления, как будто к ней каждый день приходят девушки, просят что-нибудь для бодрости, а потом стоят и пялятся на нее, как на какое-то редкое животное, и не желают уходить. Атмосфера, висящая в воздухе, была какой-то странной. Казалось, что перед ними находится лишь мираж, навеянные кем-то галлюцинации, и в любой момент изображение поплывет, и они увидят то, что есть на самом деле.

Однако время шло, и ничего не происходило. Молчание из многозначительного стало просто неловким. Ребекка, смущенно улыбнувшись, поблагодарила Грейс, и покинула комнату. Грейс же еще долго смотрела ей вслед, размышляя о том, почему эта рыжеволосая девушка показалась ей знакомой и незнакомой одновременно?

Локи, Стив, Дэнни и Джейкоб собрались в комнате парней, обсуждая, что им сегодня удалось выяснить. Обстановка в воздухе была напряженная: чем ближе был день, когда им предстояло выбраться наружу и выхватить оружие прямо из-под носа гармонианцев, тем сильнее они переживали. Дэнни с Джейкобом, побывавшие на месте печати корабля перед сном, сообщили, что аппарат почти готов. Скорее всего, завтра будут внесены последние штрихи и проведены проверки функциональности, а послезавтра им уже предстоит вылет.

— Знаете, стармэйтс, что-то мне как-то страшно, — выдал Стив. — Одно дело — летать на аэроборде в тренировочном зале, когда тебе не угрожает никакая опасность, и совсем другое — делать то же самое, но прямо около корабля гармонианцев. А что, если мы поднимем бурю? Выдержат ли наши костюмы тысячи песчинок, которые будут пытаться прорвать нашу кожу? Да и нам же иногда придется останавливаться на привал и снимать их ненадолго. Что, если нас засекут?

— Да, я тоже побаиваюсь, если честно, — согласно кивнул Дэнни. Его зеленые глаза сейчас напоминали траву во время грозы. Казалось, это внутри него сейчас бушевала буря. — Только не за себя, а за Лору. Она совершенно не готова к этой битве, но, по-моему, полна решимости отправиться с нами. Я не смогу ее остановить. А вдруг с ней что-то случится? Я этого просто не переживу.

Локи как-то странно вздохнул. В отличие от своих друзей он не чувствовал страха. Не сошел ли он с ума? Не довели ли его два разрыва с девушками, а потом затяжная депрессия и та история с «Перфектум лабс» до того, что он вообще потерял инстинкт самосохранения? Почему при мысли о скором завершении миссии он чувствовал только радостное возбуждение? Ему хотелось почувствовать этот адреналин и опасность того, что тебя поймают. Ему хотелось, наконец, что-то делать. Не свихнулся ли он окончательно? Или же он просто хотел умереть?

Но даже эта мысль его не напугала. Не желая больше заниматься копанием в себе, он решил вернуться к разговору.

— Мы с Кендис проверили бластеры — все чисто, — сказал он.

— С кораблем полный порядок, — кивнул Дэнни.

— С досками тоже, — тяжело вздохнул Стив.

Локи удовлетворенно кивнул:

— Похоже, твоя Эм ошиблась, Стив. Если кто-то и собирается нас саботировать, то как-то по-другому. Но я лично в этом сомневаюсь.

— Да, наверное, ты прав, — грустно кивнул Стив.

Джейкоб все это время просидел молча и с мрачным видом. Его серо-зеленые глаза казались какими-то грустными, подернутыми тиной. Под глазами чернели круги, да и вообще каким-то он в последнее время был тихим. Локи осторожно спросил:

— Джейк, ты в порядке? Выглядишь как-то не очень…

Мужчина вздохнул и посмотрел на него со знакомой тоской в глазах. Кажется, у Кендис в последние дни был именно такой вид, если не хуже. Эх, как же тяжело им всем приходилось…

— Просто я скучаю по Оди, — как-то хрипло, как будто с трудом сдерживаясь, чтобы не заплакать, сказал Джейкоб. — Я уже очень давно его не видел, а чем ближе конец всего этого, тем чаще я начинаю о нем думать. И переживаю: а что, если мы на самом деле умрем? Что, если у нас ничего не получится? Как же тогда он будет без меня?

Локи успокаивающе положил руку ему на плечо:

— Мы победим, Джейк. Обязательно победим. Не может быть иначе. И тогда ты снова встретишься с Оди, и все уже будет хорошо.

— Наверное, — грустно вздохнул Джейкоб и поднялся с места. — Ладно, пойду к себе, попробую хоть немного поспать. Завтра будет тяжелый день.

— Давай, — кивнул Локи и проводил понурую фигуру мужчины сочувствующим взглядом.

Джейкоб вернулся домой, задвинул дверь, закрыл ее на пароль, снял кардиган и прошел в гостиную. Разумеется, Оди был дома. Он в последнее время всегда либо на работе, либо дома — погруженный в монитор. Стараясь сохранить улыбчивый вид, Джейкоб подошел к своему бойфренду и положил руки ему на плечи, а потом быстро чмокнул в губы:

— Привет, дорогой. Я договорился — нам выделят корабль, чтобы мы смогли долететь до Доры, хотя владелец компании прочитал мне длинную лекцию о том, как это опасно. Это хорошие новости, правда?

— Да, хорошие, — рассеянно сказал Оди, глядя усталыми карими глазами в экран.

Джейкоб тяжело вздохнул: привлечь внимание своего бойфренда ему в последние дни становилось все тяжелее и тяжелее. Он перевел взгляд на экран, чтобы понять, что же так привлекло внимание Оди, и наткнулся на фотографию зеленой ящерицы с Элаойса. Крипи. Понятно теперь, из-за чего детектив был так мрачен в последнее время.

— Что ты решил с Крипи? — попытался поддержать беседу Джейкоб.

— К сожалению, оправдать ее не получится, — сокрушенно покачал головой Оди. — Все понимают, что Офелия делала страшные вещи, но смерти она не заслужила. Через неделю будет первый суд. Я, конечно, попытаюсь за нее замолвить словечко, но…

Пока Оди все это говорил, Джейкоб кивал головой и гладил его по спине, но на словах про суд замер. И тихо произнес:

— Но мы собирались лететь через неделю.

— Знаю. Я не полечу, — помрачнел Оди.

Джейкоб с минуту смотрел на него непонимающим взглядом, а потом выдал:

— Ладно. Тогда я тоже останусь.

— Нет, ты должен лететь, — Оди развернулся и взял его лицо в свои руки. — Послушай, это сообщение было отправлено не просто так. Мы должны помочь тем бедным людям и доранам в бункере, Джейк, иначе наступит конец не только Доре. Однако никто туда не полетит по доброй воле, пока там разгуливают гармонианцы, как у себя дома. А ты единственный пилот, что у нас есть. Без тебя они не справятся.

Лицо Джейкоба исказилось, в его глазах неожиданно заблестели слезы, и он заговорил отчаянным голосом:

— Оди, ты же понимаешь, что в этот раз мне предстоит не обычный полет по перевозу новичков с планеты на планету? Я могу на самом деле НЕ ВЕРНУТЬСЯ в этот раз. Я могу умереть. И больше никогда тебя не увидеть.

— Ты вернешься, Джейк, — уверенно заявил Оди. — Ты всегда возвращаешься. А я буду тебя ждать здесь. Главное — помни, что я люблю тебя. И всегда буду любить, что бы ни произошло.

Джейкоб впился в его губы страстным поцелуем. Оди оторвался от монитора и позволил себе погладить мускулистые плечи своего бойфренда, насладиться его неповторимым запахом. Да и сам Джейкоб в этот раз был гораздо требовательнее, чем обычно. В этот раз его не удовлетворил бы быстрый поцелуй, как происходило постоянно в последнее время. Поэтому, не отрываясь друг от друга, они встали и повалились на диван. Если Джейкоб не вернется из этой поездки, то они никогда больше друг друга не увидят. Поэтому им нужно запомнить друг друга как следует.

Вадим шел по мрачным и душным коридорам к Октодору. Он только что получил сообщение о том, что корабль окончательно готов. Он уже утвердил состав своей группы, скрепя сердцем приняв туда и Лору — у девушки недавно был вывих, и она не хватала звезд с неба, но очень уж она просила. Да и ему так понравилась песня, что он подумал, что она вдохновит своего парня, и тот будет стараться только еще больше. Вот, сегодня был последний день, когда они могли еще что-то решить. Он собирался получить последние указания. А также пояснения о том, как именно ему стоит искать оружие.

— Здравствуйте, — нерешительно произнес Вадим, заглядывая внутрь. Едва ступив внутрь, он почувствовал нехватку кислорода из-за того, что в кабинете их лидера была установлена атмосфера, близкая к доранам, но он знал, что за те несколько минут, что он собирался пробыть здесь, ничего страшного не случится.

— Здравствуйте, Вадим, — синекожий мужчина выступил из-за своего стола и пожал ему руку. — Присаживайтесь, пожалуйста.

Вадим сел на низенький черный стул и посмотрел на севшего рядом с ним дорана. Он казался очень собранным и напряженным, и это неудивительно, все поселение сейчас нервничало перед тем, что должно было произойти завтра. Доран несколько раз сжал и разжал кулаки, а потом сказал:

— Давайте начнем с того, что разберемся, правильно ли я понял ваш состав команды. Вы, Вадим Семенов — командир, — Вадим кивнул. — Джейкоб Оуэн — ваш пилот. Одного пилота иметь очень опрометчиво и, хоть я и знаю, что вы в прошлом тоже пилот, я взял на себя ответственность назначить вам еще и Наоки Китамуру. Вы же не против?

— Нет, мы с Наоки хорошо общаемся, — согласно кивнул Вадим. — Его помощь для нас будет очень кстати.

— Далее, Дэниэл Рей — техник. Одного техника тоже мало, поэтому с вами отправится также Ребекка Уотерс.

— Хорошо, — кивал Вадим.

— Медицинский работник — Грейс. И оперативная группа: Стивен Баррет, Локи Милтон, Кендис Гиббс и Лора Форман. Вы уверены насчет последней? Насколько мне известно, у нее недавно был вывих. Она справится?

— Справится, — кивнул Вадим, хотя в глубине души вовсе не был в этом уверен. Но что еще ему оставалось? Дэниэл его очень сильно просил, да и после той песни в нем проснулось некое уважение к девушке. Ну, может, она хоть боевой дух им поднимет, если что.

— Ну, также я отдаю вам свою личную помощницу, Эмили Такер. Скажу вам по секрету, есть основания полагать, что оружие находится именно в вашей зоне, — серьезно произнес Октодор. — Именно поэтому Эмили пойдет с вами. Она сообщит мне, как только вы его обнаружите.

— Непременно, — постаравшись не показать внутреннего недовольства, сказал Вадим.

Необходимость тащить с собой Эм Такер ему не нравилась. В последнее время девушка успела достать его своими сообщениями о предстоящем саботаже и необходимостью не доверять никому из его группы. Честное слово, Лора вызывала у него меньше беспокойства, чем эта противная помощница! Ой, будут у него с ней большие беды, большие…

— В общем, состав группы мне ясен, — тем временем продолжал Октодор. — Значит, теперь, собственно, о миссии. Ваш мини-корабль высадится в самом центре Арджа, неподалеку от корабля гармонианцев. Вам нужно будет соблюдать большую осторожность, чтобы они вас не заметили. Дэниэл с другими техниками разработали специальное устройство, способное засечь излучения предполагаемого оружия, но мы не уверены, сработает ли оно, ведь все было основано лишь на теории. Поэтому вам лучше всего самостоятельно обыскать каждый обломок, каждое обрушенное здание. Остерегайтесь песчаных бурь и пустынных животных, которые, как мне сообщают, сейчас свободно разгуливают по городу. Как только найдете оружие, немедленно пошлите сообщение мне и всем остальным группам, после чего срочно улетайте. Вся миссия должна занять сутки, но, возможно, поиски займут гораздо больше времени. Если вы вдруг отойдете далеко от корабля и не успеете вернуться до того, как стемнеет, то будьте готовы к тому, что вам придется ночевать снаружи. Держитесь подальше от гармонианцев и соблюдайте большую осторожность в передвижениях. Вам все понятно?

— Да, — серьезно кивнул Вадим. После того, как лидер перечислил все опасности, с которыми они могут столкнуться, у него засосало под ложечкой, но он постарался сохранить спокойный и уверенный вид. Он капитан. Он не может бояться. Именно на него будет равняться вся команда. Он должен подавать пример.

Октодор задумчиво перевел взгляд на чернильно-черные стены. Хотелось бы ему верить, что аджисер работает, и что гармонианцы не в курсе того, что они замышляют, но почему-то в последнее время доран ощущал странную тревогу. Он никак не мог определить ее источник, не понимал, что именно внушает ему опасение, но он все время чувствовал, что что-то вокруг было не так. Он не знал, нужно ли еще больше пугать и так перепуганных донельзя бойцов, но что-то ему подсказывало, что завтра начнутся все их главные беды.

Именно поэтому он сделал глубокий вздох, скрестил пальцы на руках и как можно серьезнее произнес:

— Не хочу вас пугать, Вадим, но у меня очень нехорошее чувство насчет этой вылазки. Я не знаю, с чем оно связано. Согласно нашим данным, гармонианцы еще не нашли оружие, значит, дело не в этом. Однако будьте вдвойне осторожны. На самом деле мы нигде не защищены, а снаружи — тем более. У вас очень сильная команда, однако гармонианцы превосходят нас по многим пунктам. Так что… просто будьте осторожны. И возвращайтесь с победой.

— Обязательно, Октодор, — решительно сказал Вадим. — Обязательно.

Локи со Стивом раньше других закончили ужин и отправились в свою комнату. В воздухе по всему лагерю висело большое напряжение. Как будто кто-то перетянул струны на гитаре — того и гляди, одна из них лопнет, стоит только ее коснуться. На Джейкобе просто лица не было, и Локи потратил целый вечер, утешая его. Но пилот лишь сокрушенно покачал головой и удалился в свою комнату, даже не прикоснувшись к ужину. Дэнни собирался провести вечер с Лорой, так что парням ничего другого не оставалось, кроме как вернуться в комнату в одиночестве.

Час был еще достаточно ранний, и спать никому из них не хотелось. Однако других занятий ни у кого из них не было, поэтому они молча переоделись, почистили зубы и легли в свои постели. Черный потолок, напоминавший кусок бездны, вырезанный прямо над головой, угнетал Локи, поэтому он перевернулся на бок и заговорил:

— Понимаю, что глупый вопрос, но… как ты себя чувствуешь? Может, тебя что-то беспокоит? Давай поговорим об этом, пока у нас есть время.

Стив раздраженно примял подушку под головой и пробормотал:

— Не знаю. У меня на душе скребутся кошки. Я имею в виду… завтра мы собираемся прыгать прямо перед носом у этих существ, в надежде, что они нас не заметят. Они умеют читать мысли! Как мы от них скроемся?

— Да, знаю, — тяжело вздохнул Локи. — Но у нас же есть защитные костюмы и всякое такое.

— Но мы же не можем ходить в них все время, — покачал головой Стив. Потом вдруг тяжело вздохнул: — Не знаю, почему, но мне что-то сейчас вспомнился Крис. Интересно, как он там?

— Ты же его возненавидел под конец, — усмехнулся Локи.

— Я просто ревновал, — проворчал Стив. — Но сейчас я понимаю, что это глупо… Кендис никогда не станет ни с кем встречаться, кроме Криса. На что я рассчитывал?

— Влюбленные часто ведут себя, как придурки, — пробормотал Локи, отметив про себя, как потеплело у него внутри при упоминании имени девушки. — Но это ничего. На самом деле, все это не так уж важно. Накануне таких вещей начинаешь это понимать. Завтра мы или умрем… или нет.

— Крис никогда не боялся умереть, — вдруг сказал Стив. — А даже если боялся, то все равно шел вперед, как бы страшно ему не было. Эх, он бы нам пригодился…

— Теперь я за него, — усмехнулся Локи. — Знаешь, хоть все это и опасно, я почему-то не очень боюсь. Наконец-то мы вырвемся из этой подземной клетки и что-то сделаем! В конце концов, мы с тобой уже месяц на планете, а до сих пор ничего не видели. Разве тебе не интересно, что там, на поверхности Доры?

— Почему это не видели? — неожиданно сел Стив. — Мы же не сразу в подземный бункер приземлились, правда?

Локи задумчиво нахмурился. Вообще-то действительно, они не сразу очутились здесь. Однако воспоминания казались смутными, подернутыми туманом. Чем сильнее он махал рукой, пытаясь разогнать его, тем сильнее он сгущался. Что же там на поверхности? Странно.

— Это все неважно, — отмахнулся Локи. — Завтра все решится…

— Ага, — кивнул Стив, но снова ложиться не спешил. На его лбу появилась морщинка. — Как ты думаешь, права ли была Эм, что нас собираются саботировать? Но каким образом? Мы же все проверили…

— Я не знаю, — сонно пробормотал Локи. — Не думаю, что кто-то из наших хочет нам помешать. Если мы не найдем это оружие, то застрянем здесь навсегда… Не думаю, что кому-то этого хочется…

— Наверное, — Стив задумчиво посмотрел на друга. — Скажи, Локи, ты совсем не боишься?

Локи лениво зашевелил мозгами, пока пелена сна не накрыла его с головой. Боялся ли он? Вообще-то последние четыре месяца были каким-то адом, нескончаемым потоком мучений, подхватившим его и несшим прямо к водопаду. Завтра он свалится с него вниз и или выживет, или нет. Пугало ли его это? Нет. Наоборот, он ощущал небывалое ранее спокойствие. Все эти четыре месяца вялости и аморфности он словно собирал и копил в себе энергию, а завтра он выплеснет ее на правое дело. Он с нетерпением ждал того момента, когда можно будет снова начать действовать, и снова почувствовать себя живым. Наконец-то он отпустил Трейси и понял, что его больше не беспокоит то, что она совсем его не любила. Он теперь абсолютно свободен. Свободен жить, и свободен умереть.

— Я не боюсь, — сказал Локи. — Нам осталось потерпеть всего несколько часов. И тогда уже все будет в порядке… Не нужно, Стив, бояться того, что так или иначе произойдет. А сейчас спи… Нам завтра потребуются все силы, какие только у нас есть.

— Наверное, ты прав, — сказал Стив и снова завернулся в одеяло.

Глаза Локи закрылись, но он еще не спал. Легкое ощущение адреналина будоражило его и обещало что-то незабываемое. Завтра все закончится. Закончится…

Лора и Дэнни сидели в небольшом закутке рядом с кабинетом Дэнни. Был ранний вечер, но большинство жителей лагеря отправились спать, так как завтра должен был быть очень тяжелый день. Но Лора не могла сейчас уснуть. Ей было жутко страшно, как будто она стояла на краю пропасти, но отступить она не могла: она ни за что не оставит Дэнни. Она пройдет этот путь вместе с ним, каким бы он не оказался. Умрут ли они или выживут — они это сделают вместе.

Дэнни провел своей рукой по ее щеке, любуясь тем, как она краснеет под его нежным прикосновением. Девушка рядом с ним казалась невероятно хрупкой, как фарфоровая статуэтка. Казалось, одно неосторожное движение — и она разобьется на тысячи осколков, и обратно не соберешь. Разве можно было брать с собой в бой фарфоровую статуэтку?

— Лора, — еще раз начал парень. — Ты не можешь завтра пойти с нами. Ты совершенно не готова к тому, что там с нами может произойти.

Но девушка упрямо поджала губы и протестующе качнула головой, крепко при этом сжимая ладони Дэнни. Хоть ей и было глубоко страшно внутри, ее голос не дрожал, когда она говорила это:

— Я готова, Дэнни. Пусть я и совершенно плохо проявила себя на тренировках, и не умею ничего делать, кроме как петь, что вряд ли нам пригодится в завтрашнем путешествии… Зато у меня есть кое-что другое: я люблю тебя, и сделаю все, что угодно, чтобы ты остался в живых. Когда с нами случилось самое первое… ну, назовем это «приключением» за отсутствием более подходящего слова… Кендис тоже тогда не умела драться. Однако именно ее любовь к Крису помогла ему спастись. И я буду как Кендис.

Сказав это, она впилась в рот парня требовательным поцелуем. Как бы сильна и безгранична ни была ее любовь, ей хотелось чувствовать его рядом с собой, ей хотелось напиться той нежностью и страстью, что переполняла их обоих. Ведь неизвестно, что случится завтра. Если они умрут, ей хотелось провести с Дэнни как можно больше времени, испробовать его на вкус… С тех пор, как они вновь воссоединились после разлуки, у них было так мало времени, чтобы провести его друг с другом… Эх, жаль, что здесь нигде не было комнаты, в которой они могли бы уединиться…

Лора посмотрела своему парню прямо в глаза. Сейчас она почувствовала необходимость сказать еще кое-что.

— Я знаю, что я тебя недостойна, — начала она. Дэнни попытался что-то протестующе вставить, но она не дала это сделать. — Не нужно, я знаю, что это правда. Ты технический гений, ты проектируешь космические корабли и прекрасно управляешься с 3d-принтером… А все, что могу я — сочинить песню. Наверное, ты скажешь мне, что это тоже очень неплохо. В обычной жизни — может быть. Но не здесь. Здесь это неважно. Зато я люблю тебя, Дэнни. И всегда буду любить, что бы ни случилось.

На этот раз она предоставила возможность Дэнни высказаться по этому поводу, если он того захочет. Но он лишь сказал:

— Я тоже люблю тебя, и всегда буду любить.

И они снова слились в страстном поцелуе, позволяя языкам пламени окутать их. В эту минуту ни он, ни она не думали о том, что произойдет завтра. Найдут ли они оружие или нет, засекут ли их гармонианцы или нет, умрут ли они или останутся в живых… Самое главное — что они есть друг у друга сейчас. А с остальным они справятся, что бы им судьба не готовила.

Глава 7

Сообщение о том, что ее прикрепили к группе, которая подвергнется самому большому риску, смутило и напугало Ребекку. Как-то ей не улыбалось копошиться под самым носом гармонианцев, как мыши, в надежде, что они не обратят своего внимания на такую мелочь, как она. Это заставило ее изрядно нервничать.

Плюс ко всему, перед сном к ней снова пришла Эм. Вообще-то у помощницы Октодора была своя отдельная комната, поэтому странно, что она постоянно заглядывает к ней. Тем более что в последнее время у нее развилась паранойя по поводу того, что кто-то собрался саботировать группу Вадима. Поэтому, увидев на своем пороге Эм, Ребекка устало простонала и накрылась одеялом с головой.

— Хватит стонать, Бекки, — сердито сказала Эм, подходя ближе и стягивая с нее одеяло. — Ты же понимаешь, что завтра нам предстоит серьезное дело. Мы должны это обсудить.

— Что там обсуждать? — пробурчала Ребекка. — Поисками оружия займется оперативная группа. Я всего лишь запасной техник, моя задача — исправить неполадки в корабле, если они будут. Мне даже не нужно подставляться под огонь, если того не будет требовать крайняя необходимость.

— Я сейчас говорю не о твоей роли в команде, — Эм присела на стул рядом с кроватью. — А о том, что эту группу собираются саботировать.

Из горла Ребекки снова вырвался стон. Вот уже несколько дней Эм носилась с этой идеей, и вот уже несколько дней это действовало ей на нервы.

— Слушай, Эм, мы все уже десять раз перепроверили! — заявила Ребекка. — Все оборудование в полном порядке. Оружие функционирует нормально. Что еще ты от меня хочешь?

— То, что ничего не произошло сейчас, — уверенно сказала Эм. — Не значит, что ничего не произойдет позднее. Возможно, кто-то хочет подпортить оборудование перед самым взлетом или, что еще хуже, во время миссии. Мы должны быть абсолютно уверены в том, что находимся в безопасности. В конце концов, от этого, возможно, зависит твоя жизнь, раз уж ты летишь с нами.

Ребекка уставилась на нее хмурым взглядом:

— Скажи, кто тебе сообщил такую чушь, что ты до сих пор с этим носишься?

Лицо Эм окаменело:

— Не могу.

— Ладно. Хорошо, — голос Ребекки стал напоминать ножницы, которые четкими движениями отрезали ровно то количество бумаги, которое было необходимо. — Ты считаешь, что нас собираются саботировать? Прекрасно. Полагаешь, они будут действовать сегодня ночью? Вперед, давай, осмотри все в миллионный раз. Можешь хоть всю ночь этим заниматься, мне все равно. Ты только ответь мне на один вопрос: при чем тут я?

Эм состроила оскорбленный вид:

— Никто мне не верит. А одна я просто физически не смогу за ночь проверить все.

— Почему ты не скажешь об этом Октодору? — немного мягче спросила Ребекка.

Эм странно оглянулась, как будто подозревала, что ее босс стоит прямо у нее за спиной. Но его там, разумеется, не было. В комнате не было никого, кроме двух девушек. И тишина стояла такая, как будто во всем поселении больше не было никого. Почему-то Ребекке вдруг показалось, что все, происходящее вокруг — не более чем кошмарный сон, от которого они вот-вот проснутся. Но этого не произошло. Хм, даже странно, потому что на какую-то секунду ее посетило ощущение такой нереальности…

— Я не уверена в том, что могу ему доверять, — наконец, произнесла Эм.

Ребекка непонимающе на нее уставилась. Эм, личная помощница их лидера — и не доверяла ему? Как такое могло быть?

— Если ты ему не доверяешь — что тогда вообще тут делаешь? — медленно протянула Ребекка, как будто ожидая, что Эм в любой момент рассмеется и заявит, что все это шутка, и что она таким образом просто пыталась поднять ей настроение перед вылазкой.

Но Эм ничего такого не сказала:

— У меня просто не было выбора. Вот и все. Ну, так что? Поможешь?

Сообщение о том, что Октодору, тому, собственно, кто их всех здесь собрал, нельзя доверять, совершенно выбило ее из колеи. Какого черта они вообще тогда собираются делать завтра? Откуда они знают, что отправятся искать оружие, а не прямо в руки гармонианцев? Что за чушь тут несла Эм? И с чего она, черт побери, взяла, что кто-то собирается их саботировать?

В голове царила полная путаница, но у нее не было никакого желания разгребать этот бардак. Ребекке вообще не хотелось грузить себя лишними мыслями. Их и так уже так много, что скоро они должны были начать переливаться через край.

— Ладно, — устало выдохнула она. — Я пойду с тобой и проверю все еще раз.

В конце концов, осторожность не помешает, правда?

Проснувшись утром, Локи первым делом ощутил радостное волнение. Ему казалось, что сегодня произойдет что-то хорошее, что-то такое, что изменит его жизнь навсегда. А потом вспомнил: сегодня все свершится. Сегодня они, наконец-то, выберутся на поверхность, увидят вживую, что же произошло с городом за то время, что они прятались под землей, отыщут оружие, и тогда все будет хорошо. Все будет просто замечательно.

Однако его друзья, похоже, не разделяли его мыслей. Лица их были бледными и мрачными, как будто на сегодня была назначена смертная казнь, и не было никакой надежды на помилование. За завтраком никто из них не притронулся к еде. Дэнни с Лорой сидели, взявшись за руки, как будто готовясь вместе прыгнуть в пропасть. Взгляд Джейкоба был отсутствующим: очевидно, он размышлял об Оди. Стив вообще куда-то пропал. Локи попытался поговорить с Кендис, но она сегодня была какой-то рассеянной и без конца роняла вилку на пол. Чувствуя себя дискомфортно на фоне явно переживающих друзей, он быстро прикончил завтрак и отправился в свою комнату, чтобы собрать вещи.

Он не собирался брать много всего: защитный костюм, комплект сменной одежды и белья, жвачку, мыло, заначку с печеньем и бутылку воды. Черные стены и потолок сегодня, как никогда, давили на него, и ему жутко хотелось вырваться на свободу. Он не стал анализировать свои желания. Сейчас перед ним стояли гораздо более важные задачи.

Когда он упаковал вещи в небольшой рюкзак, в комнату влетел Стив с широко открытыми глазами.

— Локи, — выдохнул он и схватился руками за стол, на который чуть не налетел, когда вбегал внутрь. Его лоб покрывали капельки пота, а темные волосы были взлохмачены. — Это конец, — добавил он.

Локи встревоженно посмотрел на друга, который выглядел так, как будто за ним кто-то гнался. Отложив рюкзак в сторону, он постарался сказать как можно более спокойно:

— Так, вдохни, выдохни, а потом скажи, что именно произошло.

Стив постарался последовать совету своего друга, хотя это было трудно, ведь его сердце колотилось так, как будто собиралось выпрыгнуть из груди. Однако вскоре ему удалось восстановить дыхание, и он произнес:

— Аэроборды. Все до одного. Не работают. Эм была права.

— Что? — Локи очень удивился, услышав это. — Но как такое возможно? Вчера же еще все было нормально.

— Я не знаю, — Стив покачал головой. — Наверное, кто-то сломал их, пока мы спали. Как же мы без аэробордов-то? Как же я без аэробордов, я же больше ничего не умею! Теперь я буду бесполезен!

— Так, тихо, — Локи постарался сохранить спокойствие. — Конечно же, не бесполезен, ты вполне сносно дерешься и в состоянии увернуться от гармонического луча. Этого достаточно. А что касается аэробордов… нужно поговорить с Вадимом. Может, у него есть запасные?

Но Стив выглядел так, как будто умер какой-то член его семьи. Как же он справится теперь? Без аэробордов он был, как без рук. Но самое главное… он уже начинал думать, что Эм перегнула палку со своей паранойей на тему саботажа, но после того, что произошло… Похоже, что их действительно собираются саботировать. Но кто? И зачем?

— Стив, — Локи взял друга за плечи. — Все будет в порядке. Это всего лишь аэроборды. Наверняка их можно починить. Мы справимся. Эта маленькая поломка нам не помешает.

Стив растерянно кивал, потому что не знал, что он еще мог сделать в такой ситуации. Вот только Локи не верил в то, что говорил. Похоже, их ждут сегодня большие неприятности.

Вадим смотрел на величественный корабль из особого доранского материала, который на самом деле был вместилищем для целых семи маленьких кораблей, в каждом из которых будет прятаться своя небольшая группа. Группы отправятся в одну из семи частей Арджа — самого главного города на Доре, в котором, согласно их сведениям, и спрятано оружие.

— Вадим! — в помещение влетел Стив, один из членов его команды, специалист по полетам на аэроборде.

— Стив! — удивленно воскликнул Вадим, глядя, как парень с трудом восстанавливает дыхание и откидывает со лба прилипшие к нему пряди темных волос. — Что случилось?

Стив лишь тяжело дышал и хватался руками за поручень моста, на котором сейчас, собственно, и находился Вадим. Тренер непонимающе смотрел на него: выглядел член его команды так, как будто произошла какая-то ужасная катастрофа.

— Аэроборды, — наконец, выдавил из себя Стив. — Выведены из строя.

Вадим словно окаменел, услышав это. Кажется, зловещее предсказание помощницы Октодора начинает сбываться. Однако он изо всех сил постарался сохранить хладнокровие:

— Как такое могло быть? Ты же запер их на ночь?

— Честное слово, запер, — отчаянно воскликнул Стив. — Я не знаю, как такое могло произойти! По-моему, главный двигатель не работает, но я не уверен.

— Так, — сказал Вадим и замолчал, не зная, что сказать дальше.

И в самом деле, что они могли предпринять в этой ситуации? Всего через час они должны были вылетать на миссию. Они к этому так долго готовились, что почти все уже дошли до точки кипения. Скажи кому-нибудь что-нибудь не то, и они же просто взорвутся! Например, Вадим точно знал, что Кендис и Локи уже чуть ли не сходили с ума, находясь здесь, они не выдержат еще одной задержки. Да, но безопасно ли им отправляться без аэробордов? Эти доски специально были разработаны на тот случай, если нужно будет быстро удирать, а до корабля не будет возможности добраться. Если они их лишатся, то, возможно, в критический момент у них не будет возможности спастись.

Что ему, как командиру, предпринять в такой ситуации?

— Вы уверены, что их нельзя починить? — все-таки спросил Вадим, надеясь, что все не так плохо, как прозвучало.

Но Стив покачал головой:

— Дэнни с Ребеккой уже все осмотрели. Им непонятно, что вызвало отказ двигателя, а разбирательство с причиной может занять много времени. Сегодня мы ими воспользоваться не сможем. Я считаю, что нам нужно отложить миссию, и как следует в этом разобраться.

Вадим тяжело вздохнул. Только он подумал, что, сегодня, возможно, все закончится, как случилось это! Честное слово, хоть он и был командиром, он совершенно не знал, как поступить в этом случае.

Зато знал, кто может знать.

Октодор нервно расхаживал по своему тревожно-черному кабинету туда-сюда. Воздух, казалось, гудел от напряжения и был пропитан коктейлем из страха, предвкушения и желания победить. Лидер сжимал и разжимал кулаки на пальцах, надеясь хоть немного расслабиться, но он был слишком встревожен предстоящим мероприятием, чтобы думать о чем-то другом. Сам он не отправлялся на вылазку — как командир лагеря, он должен был остаться внутри и проследить, чтобы все оставалось в порядке, пока другие отыскивают оружие.

Вылет должен был состояться уже через сорок минут, и Октодор собрался пойти и произнести последнюю напутственную речь, как вдруг дверь его кабинета сдвинулась, и внутрь вошел Вадим с очень обеспокоенным лицом.

Доран почувствовал, что его прошибает холодный пот, когда понял, что Вадим пришел вовсе не затем, чтобы объявить, что вся команда находится в боевой готовности и готова к отбытию. О нет, по лицу тренера было видно, что произошло что-то страшное, что-то, что может свести все их усилия к нулю, если они немедленно с этим не разберутся.

— Что случилось? — пересохшими губами спросил Октодор.

Вадим сокрушенно покачал головой:

— Все аэроборды выведены из строя. Мы не можем ими воспользоваться.

— Что? — поразился Октодор. — Но еще вчера все работало! Я видел отчеты Стивена — все доски прекрасно функционировали! Как такое может быть?

— У меня только одно предположение — кто-то специально их вывел из строя, — развел руками Вадим.

Октодор непонимающе на него уставился, как будто он заявил, что кто-то добровольно вышел из лагеря и согласился на слияние с гармонианцами. Это был просто бред. Это невозможно. Абсолютно каждый человек здесь был против того, чтобы эти световые существа правили всем миром!

— Такого не может быть, — отрезал доран.

— Но это единственное объяснение тому, что случилось, — возразил Вадим. — Ладно бы, если одна поломка, ну, две, ну максимум три — но не во всех же! Кто-то явно пытается вывести нас из строя, сделать так, чтобы мы не были способны найти оружие. Я предлагаю отменить сегодняшний вылет и провести тщательное расследование того, что произошло.

Октодор задумчиво прикусил губу. Отложить полет? Возможно, это и правильно, но что, если за то время, что они чинят доски, сломается что-то еще? Что, если Вадим прав, и кто-то в их лагере — хоть Октодору и казалась эта мысль ужасной — желает провала их миссии? Тогда он ни перед чем не остановится, чтобы помешать им снова, и снова, и снова…

— Нет, — решительно сказал доран. — Мы не можем откладывать эту поездку. С аэробордами или без них, но она состоится.

Вадим, кажется, был в шоке от такого решения их лидера.

— Но Октодор! Как же мы тогда справимся? А если нас засекут гармонианцы? Что, если нам нужно будет быстро убежать от кого-то, а мы не сможем этого сделать? Это же может привести все к провалу!

Октодор тяжело вздохнул:

— Вадим, мне жаль это вам сообщать, но, похоже, вы не понимаете, что, если гармонианцы вас засекут, то аэроборды вам не помогут. Это существа из света. Они могут передвигаться с его скоростью. Если они вас обнаружат, то вам уже ничего не поможет.

Вадим хмуро на него посмотрел, но лишь сжал руки в кулаки:

— Я это понимаю. Но гармонианцы — не единственная угроза снаружи. Вам же, без сомнения, доложили о том, что пустынные животные сейчас свободно бродят по городу? Теперь, когда он разрушен, ничто их не останавливает. Они тоже могут представлять опасность.

— Я все это знаю, Вадим, — кивнул Октодор. — Но мы не можем более откладывать. Миссия состоится, но вам придется быть вдвойне осторожными. Так и передай своей команде.

Тренер недовольно посмотрел на него, но понял, что ему не остается ничего другого, кроме как подчиниться.

Глава 8

Несмотря на то, что все аэроборды оказались по какой-то причине выведены из строя, вылазку не отменили. Я лично была этому только рада: мне уже надоело сидеть взаперти, и, если я хоть что-нибудь не сделаю, то сойду с ума. Поэтому лучше всего было бы отправиться прямо сейчас, что мы и сделали.

После последней напутственной речи Октодора мы по одному зашли в корабль. Честно говоря, несмотря на это неприятное происшествие с аэробордами, я чувствовала себя вполне нормально. Ночью мне все-таки удалось выспаться, так что сил у меня хватало. Я оглядела своих спутников, надеясь понять, находятся ли они в боевой готовности. У Вадима был хмурый и недовольный вид: он явно считал, что без аэробордов нам не следует выдвигаться. Он зашел в корабль первый и сразу направился к нашей личной капсуле. Рядом с ним шли Джейкоб и какой-то японец — как мне объяснили, это Наоки Китамура — именно под его руководством был распечатан наш корабль. Эта троица пилотов зашли внутрь капсулы, чьи стены были точно так же, как и все вокруг, отделаны аджисером, дабы предотвратить влезание в наши мысли. Убедившись, что все в порядке, они позволили зайти и нам.

После пилотов внутрь прошествовала Ребекка, рыжеволосая девушка лет двадцати пяти, запасной техник после Дэнни. Под глазами у нее чернели круги. Эмили Такер в защитном костюме зашла с бодрым видом и улыбкой, а за ней мрачный Стив — он очень расстроился из-за того, что мы лишились аэробордов. Лора и Дэнни держались за руки, при этом Лора выглядела испуганным зверем, как будто была готова в любой момент дать деру. На эту пару я посмотрела с завистью: хорошо, когда твой любимый рядом. И вот, все зашли, остались только я, Локи и странная женщина непонятной расы Грейс.

— Ну что, как настроение? — бодро спросил у меня Локи, когда мы направились ко входу в капсулу.

Я задумчиво пожала плечами. Как у меня настроение? Я не знала. Нервничать я уже перестала — по-моему, мой организм просто устал это делать. Да и смысл? Мы вышли на финишную прямую. С этого момента или все, или ничего.

— Я в порядке, — просто ответила я.

Локи кивнул, соглашаясь, и зашел внутрь. Я поспешила за ним.

— Так, оперативная группа вон в тот отсек, быстро, — приказал нам Вадим, не успели мы прийти в себя и осмотреться.

Я только мельком увидела уже привычные черные стены капсулы, а потом проследовала за Локи в указанный отсек. Там уже сидели, держась за поручни, Стив, Эм, Дэнни, Лора и Ребекка. Отделение было совсем небольшим, в нем почти ничего не было, кроме стульев с поручнями, которые, насколько я знала, легко трансформируются в кровати, и пары ящиков, куда мы могли спрятать наши вещи. Заняв свободное место рядом с Локи, я пристегнула металлические ремни, взялась руками за холодную поверхность поручней и стала осматриваться. Окна в этом отсеке были, но прямо сейчас за ними была только чернота: мы все еще находились в большом корабле. Больше ничего интересного мне разглядеть не удалось. Ну, не считая того, что у Лоры был такой вид, как будто ее сейчас вырвет.

— Так, Грейс, садись тоже пока что здесь, — напоследок сказал Вадим, и странная женщина уселась по левую сторону от меня. — Ну что, все на месте? Ну, тогда держитесь, мы скоро взлетаем.

И он удалился в пилотскую кабину, где его уже ждали Джейкоб и Наоки. Какое-то время ничего не происходило. Мы все сидели, молчаливые и напряженные. Очень хотелось как-то подбодрить своих друзей, но что я могла сказать, кроме того, что уже было произнесено за этот месяц? Мы подошли к тому, ради чего мы все, собственно, и прилетели в это место. Мы собирались отыскать таинственное оружие, украсть его прямо из-под носа гармонианцев, а потом победить их. Сможем ли мы? Я не знала. Но пути обратно уже не было.

Я почувствовала, как пол под моими ногами начинает вибрировать. Кажется, заработал главный корабль. Я изо всех сил стиснула поручни, не зная, насколько резким будет подъем, но в результате ощутила лишь, что у меня заложило уши, а все тело как будто что-то тянет вниз. А я-то боялась, что меня вдавит в пол. Улучив минуту, я показала Дэнни большой палец, мол, отличная работа, но он лишь кивнул с обеспокоенным видом: гораздо больше его волновала Лора, которая была настолько напугана происходящим, что даже закрыла глаза, как будто мы смотрели фильм ужасов.

Постепенно движение выровнялось и словно замерло, но я знала, что в данный момент большой корабль сейчас подлетает к первой зоне, в которой он должен будет высадить первую капсулу — увы, не нас. Наверное, вы удивляетесь, как это мы рассчитывали вылететь на таком большом корабле и остаться незамеченными? Двигатели работали абсолютно бесшумно, а стены корабля были покрыты тем же материалом, что и наши костюмы — благодаря этому энергия, при помощи которой гармонианцы узнавали информацию о внешнем мире, искривлялась и скользила по поверхности, не отражаясь от нее. Для световых существ корабля как бы не существовало.

Мы сидели молча в своей капсуле еще какое-то время. Никто ничего не говорил, за окнами по-прежнему была чернота, так что мне приходилось судить о том, что происходит, по легким вибрациям, доносившимся до меня через пол и поручни. Похоже, корабль развез остальные шлюпки без происшествий. Я насчитала где-то шесть остановок, а это значило, что следующими посадку должны были совершить мы.

— Внимание! — раздался из динамиков в стенах голос Вадима. — Мы вылетаем из главного корабля!

Я быстро осмотрела свою команду Стив и Эм выглядели собранными, как будто были готовы в любой момент вскочить и броситься в драку. Дэнни смотрел на испуганную Лору успокаивающим взглядом, а еще я заметила, как он одними губами прошептал ей «Я люблю тебя». Ребекка покрепче схватилась за поручень. Шестипалая рука рядом со мной стиснула металлическую палку с такой силой, что, казалось, кости сейчас прорвут кожу. Напоследок я посмотрела на Локи. Он тоже посмотрел на меня и ободряюще улыбнулся. Смущенно отведя взгляд, я тоже улыбнулась.

И в следующую секунду пейзаж за окнами вдруг сменился на кристально чистое голубое небо. Кажется, такой пронзительной глубины цвета я еще никогда не видела, у меня даже глаза заболели. Сердце учащенно забилось, когда я осознала, что мы наконец-то вырвались на свободу. По моему телу разлилось поразительное спокойствие… А в следующую секунду нас сильно тряхнуло.

Металлический ремень удержал меня на месте, больно впившись в тело, а по динамикам раздался встревоженный голос Джейкоба:

— Кажется, с одним из двигателей что-то не в порядке. Мы падаем!

Не успели мы как следует осознать весь ужас этого происшествия, как наша капсула изо всей силы впечаталась во что-то, ремень неожиданно сам по себе отстегнулся, и я отлетела к стене. С остальными, кажется, произошло то же самое, потому что через секунду я почувствовала, как на меня кто-то навалился. Раздался громкий треск, нас в последний раз тряхнуло — а потом все затихло.

С трудом повернув голову, я посмотрела в окно, — и застыла. Снаружи вертелся ворох синих и белых песчинок, которые, как я знала, вполне в состоянии прорезать человеческую кожу, если мы только попробуем выглянуть наружу. Мои друзья стонали — кажется, шлюпка приземлилась набок. С трудом выбравшись из клубка тел, в который мы превратились, и, убедившись, что ничего не сломано, я, цепляясь за сидения, подползла к окну и завороженно уставилась на песчаный танец. Это было так величественно и красиво, что я даже забыла, зачем мы здесь.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Часть 1
Из серии: Новая жизнь

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Обожженные предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Я пытаюсь выстоять во внутреннем бою,

Но он уже окончен.

Я готова поднять бунт

И сразу сдаться.

Я прошла путь, который привел меня к концу.

Запомни.

Оказалось, что я больше ничего не смогу дать

Никогда.

Когда падают ангелы со сломанными крыльями,

Я не могу все бросить, я не могу сдаться.

Когда все потеряно, и день подходит к концу

Я понесу тебя, и мы будем жить вечно,

Вечно.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я