Лорд. Небесные дороги
Николай Степанов, 2015

Помните поговорку про бузину и про дядьку? Так вот, Леонид Царьков, ведущий специалист НИИ из Подмосковья, живет устоявшейся жизнью разведенного мужчины, а тем временем в королевстве Кардом из-за близкой смерти престарелого монарха, не оставившего после себя законного наследника трона, зреет заговор. Ну и как одно может быть связано с другим, если само королевство находится где-то за Мембраной? А, вы тоже не знаете, что это такое? Вот и Леонид ни о чем не подозревал до поры до времени…

Оглавление

Из серии: Лорд

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лорд. Небесные дороги предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Только не бойся, это очень опасно

Они постоянно меняются, преобразуясь прямо на глазах. Только что на причудливой льдине восседала белоснежная чайка, и вот уже вместо нее разворачивает паруса старинный корабль. Проходит несколько секунд — и парусник превращается в великана, уминающего сахарную вату…

И зачем человек изобрел телевидение? Лучшего зрелища, чем плывущие по небу облака, все равно не создать. Причем, в отличие от голубого экрана, небосвод не пытается задавить негативом, даже во время бури, когда свинцовые тучи буквально рвут друг друга на части и взрываются ослепительными разрядами.

А что может сравниться с красотой молний, с их неукротимостью и мощью? Вот тебе самый настоящий ужастик, если кому-то их не хватает в жизни. Смотри и пугайся. Или восхищайся, тут уж кому что нравится.

Ранним летним утром Леонид Царьков шел на работу и любовался «пушистыми обитателями неба» — так он называл облака. В подобные минуты проблемы повседневной жизни отступали, а душа стремилась ввысь. Казалось, еще немного — и ноги перестанут ощущать почву.

— Ё-мейл твою через вай-фай! — вскрикнул мужчина, ощутив резкий удар в затылок.

На мгновение солнце закрыла плотная тень. Леонид остановился. Победное «кар-р!» быстро вернуло его на грешную землю.

— Ах ты… птичка! — В голове пронеслось множество витиеватых эпитетов, но поскольку Царьков принципиально не ругался матом, ни один из них не был озвучен. — Опять?!

Буквально в десяти метрах от зазевавшегося созерцателя на дерево уселась знакомая ворона.

— Ты у меня дождешься! Сделаю рогатку и пристрелю, как бешеную собаку. Ишь, взяла моду — на людей бросаться. В третий раз, между прочим. Даже моему ангельскому терпению приходит конец.

По правде говоря, как внешне, так и внутренне с ангелом утренний пешеход имел мало общего. Особенно с тех пор, как расстался с женой. Теперь на многие моральные нормы он смотрел проще. Развлекался с молодыми девушками, не отказывался от стаканчика в подходящей компании, часами расписывал «пулю» с приятелями… От прежней жизни у него и осталась только любовь к облакам да упорное нежелание засорять собственную речь нецензурными выражениями. Леонид считал, что богатой палитры русского языка вполне достаточно для доходчивого изъяснения любой мысли.

Царьков приходил на работу раньше других, поскольку не любил шагать в толпе. Сегодня утром поблизости вообще не оказалось никого из коллег. Складывалось ощущение, что ворона специально выбирала момент, когда не будет свидетелей. Почему он считал, что его атаковала одна и та же птица? Из-за черной отметины на ее сером брюхе — будто кто-то выжег клеймо в виде ромба.

— Кар-р! — ответила пернатая и повернулась к мужику хвостом.

— Ни себе чего! — возмутился Царьков. — Эй, я с кем разговариваю?! В каком кабаке совесть пропила? Сейчас точно найду камень…

Он поискал под ногами хоть что-то и нашел смятую жестяную банку из-под пива.

— Лови!

Металлический блин пролетел гораздо выше цели.

— Как вам не стыдно, молодой человек! — раздался сзади скрипучий женский голос.

Леонид, недавно разменявший пятый десяток, хотел объяснить, что давно вышел из того возраста, когда тетеньки на улице имели моральное право читать ему нотации, но когда обернулся, понял — по сравнению с «тетенькой» он действительно очень молод. Та была почти вдвое старше.

— Прошу прощения…

— Ай-я-яй! Вроде прилично одет, при галстуке, а у самого ни стыда ни совести! Вместо того чтобы…

Есть люди, перед которыми ни в коем случае не стоит извиняться или оправдываться. Это все равно что подливать масла в огонь. Такой человек ощущает свою значимость на пустом месте и не говорит, а вещает, не считаясь ни с окружающими, ни со временем.

Просто взять и уйти Царьков посчитал бестактностью — старость его учили уважать. Однако не до такой степени, чтобы гробить на нее остатки настроения. Ему предстоял нелегкий трудовой день, так что стоило как можно быстрее закончить непредвиденную беседу.

— Извините, Мариванна, не приметил. — Мужчина скороговоркой заполнил небольшую паузу.

— Какая я тебе Мария Ивановна? — возмутилась женщина.

— Выходит, я обознался? Но вы оч-чень на нее похожи. Особенно приятным тембром голоса. Передавайте привет Сергею Макарычу. До свидания!

Леонид развернулся и пошел дальше. Старушка, сбитая с толку неизвестным Сергеем Макаровичем, не сразу вспомнила, за что отчитывала наглеца. Когда же пришла в себя, бесстыдник уже находился вне зоны действия ее голосовых связок.

Рабочий день как обычно завалил Леонида повседневными проблемами. К полудню он едва справился с вопросами, запланированными накануне вечером, а на столе уже скопились бумаги, которыми следовало заняться еще утром.

«Нет, обед — дело святое! Не хватало только язву заработать».

Он поднялся и направился в заводскую столовую.

— Кар-р! — раздалось сразу, стоило выйти на свежий воздух.

Отмеченная черным ромбом ворона сидела на клумбе среди цветов.

«Она что, вздумала меня преследовать? Неужели хочет отомстить за банку? Так ведь сама первая напала. И на случайность ее поведение никак не тянет — на моем затылке уже третья отметина».

Царьков, наслушавшись страшилок о птичьем гриппе и прочих напастях, которые угрожают человеку при близком контакте с дикой природой, придя на работу, сразу обработал ранку на темечке перекисью водорода. Пернатая отличалась завидной меткостью — буквально в паре миллиметров находилось еще две. Потом Леонид забыл об утреннем инциденте, но каркающая тварь снова напомнила о себе.

— Лучше отстань, — тихо предупредил он, проходя мимо. — Не доводи до греха.

— Леон, привет! — раздался знакомый голос.

— Привет, Виктор. В кормушку?

Шернин работал в соседнем отделе. Они нередко пересекались по работе, а иногда встречались на вечеринках по случаю юбилеев общих знакомых.

— Ну так самое время пополнить топливные баки.

— Полностью с тобой согласен. Давно из отпуска? — спросил Царьков.

— Две недели пролетели как один миг. Первый день сегодня на работе, — тяжело вздохнул Виктор.

— Соболезную.

— Ничего, переживем. Слушай, Леон, не поверишь, но я весь отпуск о тебе думал.

— А что, больше не о ком было? С чего это вдруг?

— Помнишь, ты рассказывал о наглой вороне?

— Было дело, — поморщился Леонид, бросив взгляд на клумбу.

— Я тут недавно со свояком общался, он в милиции служит. Знаешь, чего услышал?

— Рассказывай.

— В области найдены два трупа.

— Заклеванные насмерть воронами? — Слова приятеля нисколько не улучшили настроение Царькова.

— Нет, — махнул рукой Виктор. — Эти двое, по словам экспертов, погибли, упав с большой высоты.

— Выбросились из окна?

— Не угадал. Их обнаружили в чистом поле. До ближайшей высотки не один километр. И самолеты над этим местом не летают.

— И что? Уверяю — я их не убивал.

— Речь не о тебе. Обе жертвы незадолго до гибели жаловались на нападение ворон.

— Стая злобных птичек напала на человека и подняла несчастного в небо? А потом не удержала добычу в лапах? — с сарказмом в голосе произнес Леонид.

— Нет. Я думаю, это инопланетяне, — понизил голос Шернин. — Выпустили робота, похожего на птичку. Та отслеживает нужных им людей, которых затем похищают, а когда выкачают нужную информацию, выбрасывают за ненадобностью. Прямо из своего невидимого звездолета.

— Виктор, ты опять насмотрелся передач с мистического канала? Сам подумай — если у них есть звездолеты, то какую информацию они могут почерпнуть у нас? Для учебника истории про первобытное общество?

— Смотри, я предупредил. Если что — звони, приду. Чем смогу, помогу.

— Как только встречу зеленых человечков, обязательно с тобой свяжусь.

— Кстати, насчет зеленых человечков! Не сходить ли нам сегодня в бар? Моя половина на недельку к маме укатила, так что я почти свободный человек. Пригласим девочек… Как тебе идея?

— Я подумаю, — ответил Царьков.

Жена бросила Леонида пять лет назад. Елена была на восемь лет младше мужа, который в ней души не чаял. Эффектная стройная брюнетка всегда пользовалась успехом у мужчин. Как-то она познакомилась с заезжим топ-менеджером и укатила с ним к лучшей жизни.

Беда не приходит одна, и после первого шока последовал второй. Дед, которого Царьков любил даже больше, чем отца, попал в автомобильную катастрофу. Несмотря на свои девяносто, он был крепким стариком, но многочисленные переломы все-таки его доконали, и он умер на руках внука через месяц после аварии. Эти потрясения серьезно отразились на характере Леонида. При жизни дед часто повторял: «Не стоит создавать из женщины идола и поклоняться ему, как дикий язычник. Она ведь обычный человек и требует к себе обычного человеческого отношения».

Царькову понадобилось несколько месяцев, чтобы убедить себя — пяти лет супружества просто не было. После того лета он сильно изменился, особенно по отношению к слабому полу. Теперь холостяк мог заигрывать налево и направо, приводить девушек к себе домой или оставаться у них на ночь, при этом не чувствуя себя абсолютно ничем им обязанным. В голосе и движениях некогда зажатого человека появилась твердая уверенность, и даже осанка стала иной. А тут еще предприятие, на котором работал Леонид, начало выкарабкиваться из финансового кризиса. В том числе и его стараниями, появились выгодные заказы, так что Царькова заметило начальство и стало продвигать наверх. Из простого инженера-конструктора он вырос до заместителя начальника отдела с приличным окладом, наработал деловые связи… В общем, темная полоса жизни ушла вместе с супругой-брюнеткой. Единственное, где не предвиделось перемен, — в личной жизни. Переболев изменой, мужчина просто опасался заводить серьезные отношения.

Настроение после разговора с приятелем пропало вместе с аппетитом, поэтому Леонид купил в буфете пару булок к чаю и потопал прогуляться вдоль забора родного предприятия, стараясь отвлечься от тяжелых дум. В байку про инопланетян он, конечно, не верил, но два трупа… Вряд ли Шернин это придумал. Сослуживец любил поболтать, однако во вранье уличен не был. Да и зачем ему обманывать?

— Кар-р!

Ворона явно решила не оставлять свою жертву в покое. Она приземлилась на бетонную плиту забора и важно шагала по ней, провожая Царькова.

— Булку будешь? — спросил он и, отщипнув кусок, бросил на стриженый газон.

Птица от угощения не отказалась. Она спустилась, схватила сдобу и улетела прочь.

— Так бы и сказала, что жрать хочешь, — усмехнулся Леонид. — Значит, не робот.

В бар он в тот день так и не выбрался. Начальник подкинул срочную работенку, а в отделе сотрудников осталось — раз-два и обчелся. Двое в командировках, один на больничном, да еще и лето — сезон отпусков. Пришлось самому готовить данные для договора с выгодным заказчиком. К восьми вечера бумаги лежали на столе босса.

Теперь Царьков мог отправляться домой.

Телефонный звонок застал в дверях. Леонид не любил возвращаться, но подумал, что звонит начальник. Наверное, решил выяснить, все ли сделано.

— Да, слушаю.

— Здравствуйте, — раздался взволнованный женский голос. — У меня для вас очень важная информация.

— Вы куда звоните? — Царьков был уверен, что дамочка ошиблась номером.

— Вам, Лео. Не перебивайте. Просто запомните: что бы ни происходило вокруг — не бойтесь, это очень опасно. Вы меня по… — разговор оборвался на полуслове.

— Алло, алло. — Он положил трубку, подождал немного, пожал плечами и вновь направился к выходу, не забыв по пути взглянуть на себя в зеркало.

— И что она хотела? — спросил вслух. — Ничего себе предупреждение: «Не бойтесь, это очень опасно!» То есть, если бы было неопасно, можно и побояться. Да еще такое обращение — Лео… Нет, дамочка явно не того предупредила. Или это розыгрыш? Может, Виктор решил подшутить?! С него станется. Нарядится инопланетянином…

Леонид не выглядел на свои сорок и старался этим пользоваться. Высокий, стройный мужчина почти не имел седины в густой русой шевелюре, а небольшие морщины появлялись, лишь когда он смеялся или глубоко уходил в собственные думы. Женщины такого замечали сразу, а поскольку холостяк за словом в карман не лез, познакомиться с любой красавицей проблем не составляло. Когда Царькова спрашивали, как ему удается сохранять молодцеватый вид, он отвечал: «Я чувствую себя двадцатилетним, мозг пытается донести эту мысль до тела, а насколько это ему удается… Результат, что называется, на лице». В общем, дамы считали нового кавалера тридцатилетним или около того.

Шагая по длинному коридору главного корпуса, он пытался определить возраст женщины, с которой только что говорил по телефону. «Не школьница. Речь правильная, хорошо поставленная. Наверняка не меньше двадцати пяти. Почему Лео? Настолько мое имя еще никто не сокращал. Вряд ли ей больше тридцати пяти…»

Царьков миновал проходную, прошел опустевшую парковку и направился к виадуку. Из головы не выходило странное предупреждение. Может, еще и потому, что голос незнакомки ему понравился.

«Интересно, как она выглядит? Если это проделки Шернина, обязательно попрошу его познакомить…»

Удар по затылку оборвал мысль. На этот раз боль была настолько сильной, что в глазах потемнело. Леонид застыл на месте, чтобы не упасть. Когда зрение восстановилось, он увидел удалявшуюся птицу. Видимо, таким своеобразным способом наглая ворона решила поблагодарить за обед.

— Ну все! — крикнул мужчина. — Достала! Теперь пеняй на себя.

Он схватил подвернувшийся камень и бросился вдогонку.

Пернатая свернула направо в небольшой перелесок, Царьков — за ней. Он не смотрел под ноги, главное сейчас было не упустить цель, которая в любой момент могла скрыться среди ветвей молодых березок. Крылатая бестия явно решила поиздеваться над человеком. Она не отлетала далеко, оставаясь на виду, кроме того, не переставала каркать. Переполненный праведным негодованием, он все бежал, стараясь приблизиться на выгодную дистанцию, но где-то в глубине сознания росла тревога из-за затянувшегося преследования. Перелесок был совсем крохотным, его по краю пешком обойти — пяти минут хватит, пересечь — за минуту, однако деревья все не кончались.

Неожиданно березки расступились, открывая просторную поляну. Ворона не придумала ничего лучше, как приземлиться на высохший куст, росший на краю лужайки. Леонид остановился. С непривычки ноги ныли и дрожали от напряжения, в горле пересохло, легкие прокачивали воздух с невероятной скоростью, а сердце пыталось вырваться из груди. О том, чтобы нормально прицелиться, не могло быть и речи. К тому же Царьков боялся, что птичка снова улетит. Камень полетел в пернатую нахалку.

— Ну ни себе чего! Какого… — смачно выругался мужчина, хотя на протяжении многих лет до этого не проронил ни единого бранного слова.

Да и кто бы на его месте сдержался, когда в один миг вокруг исчезли деревья, трава, сухой куст, ворона… Под ногами — клубящаяся белая дымка, а вокруг только яркое голубое небо.

Леонид осторожно повернул голову вправо. Увиденное заставило быстро посмотреть в противоположную сторону, и от шока взгляд буквально приклеился к утопавшим в белом тумане ногам. Человек находился высоко над землей, скорее всего, на облаке. Внизу проплывало поле, но леденящий душу страх не позволял определить маршрут незапланированного полета. Он почувствовал, что начинает проваливаться, хотя еще совсем недавно опора казалась твердой.

— Кар-р!

Новый щелчок по голове немного отвлек Царькова.

— Опять? Ё-мейл твою через вай-фай!

Наглая птица появилась как всегда неожиданно. Она снова пролетела вперед, сделала плавный разворот и опустилась прямо на облако в нескольких шагах от Леонида.

— Тебе велели не пугаться — вот и не бойся! Сейчас нельзя.

Говорящая ворона ввела мужика в ступор. Страх улетучился, сменившись изумлением.

— Ты разговариваешь?

— И что? — с вызовом спросила каркуша.

— Но это невозможно!

Мысли путались в голове, он с трудом верил происходящему.

— Подумаешь, невидаль! Попугаю, значит, дозволено, а мне — нет?

Вопрос заставил задуматься, но ненадолго. Осознанная речь и звукоимитация — вещи абсолютно разные.

— Ты не попугай, — уверенно заявил Царьков. — Ты робот?

— Сам ты робот!

Версия Шернина сейчас уже казалась не столь абсурдной. Однако похищение с помощью облака… Гораздо проще усыпить, запаковать в капсулу и…

Рука Леонида потянулась к макушке и нащупала очередную ранку, которая кровоточила.

— А зачем было меня клевать?

— На это имеются две причины. Тебе с какой начать?

— С любой.

— Ладно, начну со второй. Когда ты за мной бежал, лес видел?

— Да.

— Откуда он мог там взяться, не догадываешься?

— Нет.

— Благодаря моему клюву в кровь попал галлюциноген… Дальше объяснять?

Вопросов у Царькова имелся не один десяток, однако хотелось прояснить всю картину произошедшего. Мужчина спросил:

— А первая причина?

— Внимание хотел привлечь. И у меня получилось.

— А просто сказать нельзя было?

— Чтобы ты себя в сумасшедшие записал?

— Да кто ты, в конце концов?!

— Посланник леди Каары.

— То есть ты не наглая приставучая ворона, а гонец знатной дамы?

— Вот именно!

— Я обязан ее знать?

— Она собиралась тебе звонить.

— Женщина с приятным голосом?

— Да что там голос, ты бы видел, как она выглядит! — восхищенно сообщил посланник.

— И мы направляемся к этой даме?

— Да, она хотела с тобой переговорить.

— А зачем было тебя присылать? Шкурку мне на черепе дырявить? Назвала бы адрес, я бы и сам приехал.

Когда несешься по небу верхом на облаке и мысли заняты поиском объяснения невероятного полета, думать о таких мелочах, как говорящая ворона, некогда, однако время на создание в мечтах привлекательного женского образа всегда найдется. Леонид уже нарисовал потрет обладательницы приятного голоса, что называется, в полный рост.

— Кое-куда ни по суше, ни по воздуху не доберешься, — огорошил пернатый.

Царьков попытался вспомнить:

— А по воде? Или под водой, на подводной лодке?

— Тем более.

— Ты меня пугаешь, посланник леди Каары. Остается только звездолет. Значит, все-таки инопланетяне.

— Нет. И не надо бояться, не то снова получишь по затылку.

— Не наглей, а? Если я увяз в каком-то облаке, это еще не значит, что не смогу постоять за себя…

— Вот и стой. Большего сейчас от тебя и не требуется!

— Слушай, птичка, а тебя хорошим манерам не учили?

— Учили, но они не пригодятся в том деле, которым я занимаюсь.

— Похищение людей?

— Не угадал. Потерпи, через пять минут ты обо всем узнаешь.

— Вот сейчас возьму и спрыгну с облака.

— Даже так?

— Конечно. Я не позволю, чтобы мною помыкала невесть что о себе возомнившая говорящая ворона.

— Странно, — птичка прошлась слева направо, затем вернулась, — а с виду на кретина вроде не похож. Ну ладно, прыгай. Дураки леди Кааре без надобности.

— А умные ей зачем?! — снова разозлился Царьков.

— Вот у нее и спросишь.

Неожиданно прямо на пути облака возник огромный мыльный пузырь. Леонид заметил его за секунду до столкновения, после которого два пассажира оказались внутри прозрачной сферы.

— Фу-у-ух! — протяжно выдохнул посланник. — Все-таки удержал я тебя от глупостей. Теперь можешь бояться, сколько влезет.

— Не понял?

— А чего тут непонятного? Человеческий страх в вашем мире создает слишком сильную вибрацию, из-за которой челнок не способен удержать груз.

— Погоди, я мог упасть, как те двое? — Царьков вспомнил о сброшенных с высоты. — Ты и их…

— Нет, Варио ошибок не делает. С теми несчастными работали дилетанты, которым лишь бы скорее получить результат. А в итоге и челноки сгубили, и груз. Кстати, об этих неудачниках больше ни слова.

— Это еще почему?

— Чтобы не подвести госпожу Каару. Ей и так несладко.

— Выходит, мне крупно повезло, что именно ты своим поганым клювом долбал мой затылок?

— Зря я, что ли, столько времени потратил на подготовку? Ты, когда злишься, создаешь мощное укрепляющее излучение. Челноку оно только на пользу.

— Тебя зовут Варио? — потерянно спросил Леонид.

Что-то из сказанного не давало ему покоя, но он не мог понять причину внезапно возникшей тревоги. То ли она была вызвана сообщением о возможности падения, то ли…

«…в вашем мире…» — обрывок фразы, которую мужчина пропустил мимо ушей, только сейчас дошел до сознания.

— Посланник, а где мы находимся?

— Долина Гроз! Дикое место. Здесь почти нет нормальных островов, мало дорог и они слишком низко над землей.

— Долина Гроз? А что это за пузырь вокруг?

— Переходная сфера. Она же служит для адаптации чужаков к нашему миру.

Царьков заметил множество мельчайших искорок на коже и одежде. Их покалывание заставило поежиться.

— Челнок… переходная сфера… ваш мир… Долина Гроз… Послушай, если я еще чего-нибудь соображаю, это я?

— Эй, не надо из себя идиота корчить. У меня имеется лишь один способ лечения.

— Ага, — мужчина ощутил, что губы расплываются в дурацкой улыбке, а ему хочется смеяться, — хи-хи.

Удар по затылку заставил вскрикнуть. И Леонид второй раз за день разразился отборнейшим матом. Две минуты словесного потока позволили отогнать помутнение рассудка. Человек замолчал.

— Помогло? — спросил посланник.

— Немного, ё-мейл твою через вай-фай! Варио, скажи, а леди Каара тоже ворона?

— Так вот чего ты испугался! Нельзя же быть таким впечатлительным! Возьми пилюли.

Из облака вырос белый столбик, на котором лежали три разноцветных капсулы. Мужчина осторожно положил их на ладонь.

— Ты не ответил на вопрос.

— Каара — женщина. По человеческим меркам очень красивая.

— Здесь тоже живут люди?

— Съешь пилюли.

— Зачем?

— Иначе тебя убьют наши микробы.

Леонид проглотил лекарство и сразу ощутил дискомфорт. В желудке возникла тупая боль и начала плавно распространяться по всему телу.

— Это яд?

— Конечно.

— За что? — Человек чувствовал накатывающую слабость.

— Думаешь, тебя решили убить? Проще и быстрее это было сделать еще до полета, не тратя время, силы и средства на доставку сюда.

— Тогда зачем?

— Яд в малых дозах лечит. Помучайся еще пару минут, и все пройдет.

Варио не обманул. Неприятные ощущения вскоре исчезли. И в этот момент пузырь лопнул.

— И куда мы полетим теперь? — спросил Леонид.

— Тут нельзя летать. Пойдем пешком.

Царьков вдруг осознал, что услышал незнакомую речь, однако прекрасно все понял. Свой вопрос он задал на том же языке.

— Но у нас же есть челнок! Погоди… Это что за тарабарщина? И почему…

— Твои мозги пришлось немного разогнать, заодно вложить знание парочки языков. Могут пригодиться. У нас мало кто знаком с вашими.

Посланник завис в воздухе неподалеку от человека. Между тем летательный аппарат пристыковался к продолговатому облаку, часть которого поражала своей белизной.

— Я не понял, когда у нас приземление? Ты же сказал — пешком пойдем.

— Ну так иди.

— Куда?

— Вперед.

Пожав плечами, Леонид сделал шаг. Второй, третий. Ноги не проваливались. Наоборот, ослепительная белизна по твердости оказалась сравнима с камнем. Правда, чуть позже, когда молочные тона подрастеряли свою яркость, «почва» стала гораздо мягче.

— Я не ошибся в тебе, чужак. Следуй за мной.

Ворона взлетела и направилась вдоль продолговатого облака, по которому шагал человек. Сначала он ступал осторожно, затем смелее и смелее.

Леонид не мог даже приблизительно определить, сколько метров разделяет его с землей. Не одна сотня — точно. Он видел внизу ворсистый ковер различных оттенков зеленого, разбитый тонкими темными нитями рек и усеянный бледно-синими пятнами озер. Но не это привлекло внимание Царькова. Самое интересное было непосредственно под ногами — продолговатое облако оказалось бесконечным. Оно уходило вдаль, словно дорога. Правда, Царькову непривычно было сознавать, что дорога пролегала в небе. Справа виднелась еще одна, под другим углом к земле. Если по этой человек двигался, поднимаясь в горку, то соседняя висела выше и имела уклон на понижение. Где-то впереди они, по-видимому, пересекались.

Леонид шагал и ощущал, как его тело наполняется энергией. То ли подействовали пилюли, то ли сказывалась обработка искрами, но он получал необъяснимую радость от путешествия. Боль в ногах исчезла, словно и не бывало, воздух с легкостью наполнял легкие, пропали неприятные ощущения в желудке, и вдруг прорезался зверский аппетит. Леонид пожалел, что остался без обеда.

— Варио, ты не ответил на мои вопросы. В Долине Гроз живут люди? И почему мы не полетели челноком?

— Летать нельзя из-за гроз. Нормальные разумные сюда забредают редко.

— А ненормальные?

— С ними лучше не встречаться.

— И как их распознать? Должен же я знать, к кому лучше не приближаться.

— Не забивай голову ненужной информацией. Ты просто ничего не успеешь сделать. Попадешься им на глаза — погибнешь.

Посланнику, похоже, надоело общение с чужаком, и он отлетел подальше от Леонида.

«Ну и ладно! — подумал человек. — Обойдусь и без твоих объяснений!»

Царьков замедлил шаг, любуясь синевой неба и облаками, которые проплывали внизу. Раньше подобное он видел лишь из иллюминатора самолета, почти как по телевизору, а здесь пушистые айсберги предстали во всей красе и величии. Действительно захватывало дух.

— Ты чего еле плетешься? Спешить надо. В любую минуту гроза может докатиться сюда, — вернулся Варио.

— Над головой ни облачка. Какая гроза?

— Самая обыкновенная. Видишь слева?

Мужчина заметил скопление серого тумана там, куда указывал провожатый.

Темные тучи затеяли разборки в нескольких километрах от небесной дороги. Ветвистые разряды вспыхивали с большой частотой, причем молнии били не только в землю — немало сверкающих стрел устремлялось к небу.

— Гроза надвигается на нас. Следуй за мной! Быстро!

Бежать по облаку без привычки — дело довольно сложное. Это не незыблемая твердь под ногами, а слегка пружинящая поверхность, как на болоте. При этом бегуна то и дело бросало из стороны в сторону. И все бы ничего, только вот дорога в ширину была не больше четырех метров и приближаться к краю как-то не хотелось.

Судя по возникшему вокруг Царькова туману, грозовой фронт настигал беглецов. Одежда стала сырой, видимость ухудшилась.

Человек старался не отставать от летящего впереди посланника, благо ноги не давали о себе знать, да и дышать стало намного легче. Парочка добралась до перекрестка и повернула на тропку, ведущую вниз. Свинцовые тучи к этому времени начали наступать на пятки. Леонид видел несколько разрядов, пронзивших путь, которым они следовали еще пару минут назад. В местах прострела из дороги вырвало по куску белоснежного материала.

«Ого! Хорошо, что мы уже не там!» — подумал он.

Пришлось приложить еще больше усилий, спускаясь по наклонной. Снижать скорость после увиденного не хотелось, чуть оступишься — и покатился, а там падать и падать.

— Поднажми. Чуть-чуть осталось. Скоро остров. Там и отдохнем.

— Какое там «поднажми»?! Не видишь — я еле держусь, — прокричал человек.

Вряд ли его услышали, поскольку крик перекрыл мощный громовой разряд. Леонид увидел ветвистую молнию впереди, в десяти шагах там, куда полетел Варио. Еще Царьков успел заметить, как белоснежное полотно разорвалось, образуя провал под ногами. Он сообразил, что затормозить не успевает, а потому резко оттолкнулся.

Приземление, радость от того, что долетел до другого края, снова бег. Неожиданно нога ударилась обо что-то твердое. Кувырок, столкновение, и — полная темнота.

Оглавление

Из серии: Лорд

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лорд. Небесные дороги предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я