Линия на стекле. Сфера 2
Николай Иванов, 2015

Продолжение романа «Сфера». События происходят спустя несколько сот лет после катастрофы. На магистра ордена совершено покушение, он смертельно ранен необычной стрелой. Кому выгодна его смерть? А на планете тем временем происходят странные события, и люди, пережившие катастрофу, пытаются разобраться в происходящем.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Линия на стекле. Сфера 2 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Фарг воткнул меч в песок, определил время по отброшенной тени, посмотрел из-под руки на солнце, определяя стороны света, наметил путь, и тронул уставшего коня. Животное тоскливо всхрапнуло и стало медленно подниматься на возвышенность. Фарг и сам едва держался в седле. Глаза невольно шарили по голым верхушкам одинаковых холмов в поисках удобного места для бивака и не находили: всюду выжженная слегка холмистая степь, Мертвая степь. Ни клочка тени, лишь испепеляющее солнце. Степь затаилась в ожидании предстоящего пиршества, она ждала, и Фарг понимал, что ждать ей осталось недолго. Преследователи упорно шли по следу, а последние два дня их можно было наблюдать на самом горизонте. Сзади заскрипел песок, и рядом тяжело задышала лошадь десятника.

— Господин! Погоня совсем рядом! Пора уходить! — прохрипел он пересохшим горлом. Опаленные солнцем губы растрескались и кровоточили. Воспаленные глаза с ненавистью смотрели на зависшее над линией горизонта испепеляющее светило. Радовало одно: путь солнца до линии горизонта был короток, скоро опустятся густые в этих широтах сумерки, быстро переходящие в ночь, — их единственная надежда на хотя бы временное спасение. Всегда хладнокровный степняк на этот раз нервничал. Да и было от чего: у них за спиной совсем близко обозленный враг, не знающий пощады, и не дай бог быть им захваченным в плен. Лучше умереть в бою…

Фарг наметил очередной невысокий холм, маячивший на горизонте безграничной Мертвой степи и, обернувшись к небольшой группе людей, все, что осталось от его отряда, скомандовал, указывая плеткой направление движения:

— Вперед! Скоро должен быть колодец! — тут он почти не лукавил. Колодец действительно должен быть, об этом ему успел сказать перед смертью проводник, которого они наняли для перехода через Мертвую степь. Но где его искать, если перед глазами бесконечные невысокие холмы и глазу не на чем задержаться? Где тот холм с каменным истуканом, о котором говорил проводник? И от которого, если двигаться на север, до оазиса полдня пути. Он обернулся, на горизонте расползалось пыльное облако, — погоня приближалась слишком быстро.

— Господин, надо уходить! — напомнил десятник. — Они сменили лошадей. Хотя — нам не уйти, — в голосе степняка звучала обреченность.

— Жаг, — назвал Фарг степняка по имени, — проводник что-то говорил о каких-то руинах… Это где-то недалеко…

Степняк дернулся в седле, резко повернул голову, и Фарг увидел в глазах десятника вначале недоумение, а затем страх:

— Нет, господин! — в голосе всегда хладнокровного степняка слышался ужас. — Нет, туда нельзя! Это верная гибель!

— А у нас что, есть выбор? — устало произнес Фарг, он и сам был наслышан о мрачной славе этих руин. — Что нам терять. — Он обернулся, и поразился, — погоня была ближе, чем он ожидал увидеть. — Жаг, так ты знаешь, где эти руины? Там можно держать оборону? — ударил коня плеткой.

Десятник пришпорил своего скакуна, догнал, проговорил хмуро:

— Я знаю, где руины замка Мертвых! Надо ехать на юг. Если продержимся до сумерек, то, — он осекся, помолчал, оглянулся и продолжил почему-то шепотом: — Хотя, даже если они и не решатся нас преследовать в замке, то мы все равно обречены! Оттуда еще не один человек не возвращался!

Они вернулись к отдыхающим воинам, десятник встал в голову маленького отряда и круто повернул на юг.

Фаргом овладевало отчаяние: каждый раз, когда он оглядывался, то видел, что погоня медленно, но неотвратимо приближается. Лошадь под ним шаталась от усталости и обезвоживания, часто спотыкалась, но все же им удалось продержаться до быстро густеющих сумерек. А потом к его удивлению, разрыв между ними и маленьким отрядом стал увеличиваться. Фарг вначале обрадовался этому, но когда в густых сумерках копыта шатающегося коня зацокали по камню, и он упал, споткнувшись о торчащие из песка остатки стен каких-то строений, то понял, где оказался, и почему отстала погоня. Он остановил изможденного еле плетущегося коня, и спрыгнул с загнанного животного; не давая остановиться, повел в гущу едва видимых в сумерках каменных нагромождений. Оживился и конь, он всхрапнул, его ноздри жадно втягивали воздух, он подталкивал Фарга в спину, и тот понял, что животное почуяло воду. Волна радости прошла по телу, он судорожно глотнул пересохшим горлом, поперхнулся. Из темноты возник Жаг.

— Хорошо, что нет луны, — тревожно прошептал он, тоже ведя на-поводу своего изнуренного скакуна.

— Почему? — не понял Фарг.

— Потому что мои люди не знают, куда я их завел! — злость и обреченность слышались в его голосе. — Иначе они или убили бы меня, чтобы спасти мою душу или просто не пошли за нами!

Жаг ошибся. Из глубины ночи донеслись яростные вопли и звон металла. Воины отряда поняли, куда их вели, и остались на границе, отделяющей замок Мертвых от мира живых. Не решились пересечь ни видимую границу, предпочтя умереть с оружием в руках, но спасти душу. Десятник заскрипел зубами, в бессильной ярости, упал на камни и заколотил руками, завыл зверем, оплакивая своих соплеменников.

Фарг растерялся, не зная, что делать дальше. Идти на помощь воинам и погибнуть в неравной схватке, и тем самым провалить задание, ради которого он столько перенес, и почти успешно выполнил? Он с болью в сердце вслушивался в замирающие звуки битвы: через четверть часа все было кончено. Остатки отряда пали под мечами преследователей, но больше тишина ночи ничего не доносила, враг не решился идти в замок Мертвых! Он вздохнул с облегчением, понимая, что это всего лишь короткая отсрочка.

— Жаг! Мы получили передышку! — он тронул степняка, — Надо напоить коней и приготовиться к прорыву! Мы можем прорваться! — и тут Фарг вспомнил, сунул руку за пазуху и нащупал мешочек с камнем. В пылу погони он совсем забыл о главном — камне, ради которого и был совершен этот безумный набег на святилище свирепых людей предгорья.

Десятник медленно поднялся, его шатало:

— Где остальные? — спросил он, оглядываясь по сторонам. — Где? — повторил он в отчаянии, зная ответ. Фарг ждал взрыва дикой ярости, и его рука незаметно легла на рукоять меча, но степняк внезапно успокоился, долго смотрел во мрак ночи, навсегда поглотившей его соплеменников: — Значит мы одни. Доживем ли до утра? — Зябко повел плечами.

— Жаг, тут есть вода, — напомнил Фарг, — надо приготовиться к прорыву! На исходе ночи попробуем уйти! Их кони не поены! Они не решаться войти на территорию замка Мертвых, а для плотного окружения — их мало! Мы прорвемся, Жаг! — пытался воодушевить он последнего соратника

Степняк равнодушно кивнул головой и повел коня, вернее конь, почуявший воду, нетерпеливо потянул хозяина за собой.

Оставив десятника с лошадьми, Фарг осторожно двинулся в сторону, где принял последний бой их отряд. Прячась за руинами, он достиг незримой границы, и, укрывшись за обломками стен какого-то сооружения, стал всматриваться в темноту. Невдалеке светился скудным пламенем костер, вероятно, их преследователи везли с собой и топливо для приготовления пищи, или сумели где-то его найти. Судя по расстоянию, на котором они расположились от замка, уходить преследователи не собирались, на что в тайне так надеялся Фарг. Он крадучись, и тщательно маскируясь, обошел руины по периметру, в поисках пути, и, к своему разочарованию, везде обнаруживал наблюдателя. Их убежище взяли, пусть не плотное, но кольцо, решив довести дело до конца, лишь наступившая ночь или страх пока удерживал преследователей от прямого вторжения на территорию разрушенного в незапамятные времена замка. Значит, точно знают, бой приняли не все, и кто-то решился укрыться в проклятом всеми месте. Фарг тяжело вздохнул и повернул назад.

Он нашел Жага безучастно сидящим у вяло бьющего ключа. Напившиеся лошади стояли в сторонке и доедали остатки овса в торбах. Фаргу стало ясно, что десятник даже не приник к живительному источнику. Он склонился к Жагу, положил руку на плечо воину:

— Жаг, они взяли нас в кольцо, они знают, что кто-то решил укрыться в замке. Надо уходить немедленно, пока темно! Этого они не ждут! — Но Жаг молчал. Фарг встряхнул его, и он безвольно повалился на камни. Фарг наклонился, приложил ухо к груди степняка, — сердце было мертво. Накопленный несколькими поколениями страх перед этим местом убил бесстрашного воина.

Фарг остался один. В первое мгновение он растерялся. Потом решил, что если хорошо укрыться в руинах, то утром, преследователи, если решаться войти на территорию замка, обнаружат мертвого степняка, могут подумать, что это последний воин отряда и уйдут. Но, подумав, понял, что на такой исход не стоит надеяться, — им нужен камень, а его они не найдут. К тому же увидят двух коней, а они знают, что сменных лошадей в отряде не было, значит, в руинах укрылись двое. Нет, надо придумать что иное, но что? Фарг с тоской посмотрел на бледнеющую луну, времени осталось не так уж и много, скоро наступит рассвет, а там…

Преследователи решились войти на территорию замка, когда солнечный диск полностью оторвался от горизонта, и осветил руины еще бледным светом. Фарг затаился в своем укрытии, и спешившиеся враги не заметили его, впрочем, они смотрели не под ноги, а по сторонам, ожидая нападения. Редкой цепью прошлись по территории замка и обнаружили источник, а рядом мертвого степняка и двух лошадей.

Фарг услышал их радостные крики, сменившиеся вскоре воплями ярости. Вопли приближались. Его хитрость была быстро разгадана. Камня на трупе они не нашли, и теперь начали более тщательное прочесывание руин. Фарг еще больше вжался в каменную стену своего ненадежного укрытия. Звуки приближались медленно, но неотвратимо. Воины тщательно проверяли каждый камень, заглядывали в каждую щель, ища следы второго человека, и вскоре, нашли. Фарг услышал гортанный крик и топот людей. Он еще больше согнулся в тесной нише и стал с помощью меча закапываться, отсекая себя грудой песка от входа. На удивление копать было легко, словно грунт незадолго до него кто-то разрыхлил, но он опоздал, — его убежище обнаружили. Второпях он не тщательно уничтожил за собой следы, и они привели преследователей к его тайнику. Фарг понял это по приближающимся шагам и лязгу оружия, но копать не перестал, только делал это осторожнее, стараясь не шуметь, и, надеясь на чудо. Но чуда не произошло…

Голоса зазвучали прямо над головой. Потом что-то насторожило их, и Фарг услышал скрежет вытаскиваемых из груды камней.

«Все, нашли!» — лихорадочно пронеслось в голове, и отчаяние на секунду лишило его воли, но в следующее мгновение он уже вытащил меч из песка и направил в сторону узкого лаза.

Ждать пришлось недолго, сквозь щели в камнях заложенного им лаза он видел мелькание теней его преследователей. Вот откинут последний, тщательно обработанный прямоугольный камень и в его убежище заглянул воин. Фарг замер, затаил дыхание, но все оказалось напрасным. Воин не удовлетворился внешним осмотром и стал протискиваться внутрь тесного пространства. Скрывающегося беглеца он еще не видел, но это было делом времени, и Фарг нанес удар первым. В тесном пространстве замаха выполнить было невозможно, и он просто ткнул мечом вперед, но рука в перчатке зацепилась за выступ камня, уведя клинок в сторону, и удар не поразил цель. Противник оказался бывалым воином и не растерялся. Он выставил перед собой меч, готовясь отразить следующий удар, и, радостно крича, пятился назад, спеша выбраться из тесного пространства. Ослепленный отчаянием Фарг нащупал ногой камень и, оттолкнувшись от него, бросил тело на противника, но броска не получилось, камень под ногой ушел в сторону, он услышал шелест струящегося песка. Почувствовал, как он уходит из-под него, втягивая тело в образовавшуюся воронку. Все произошло столь неожиданно и быстро, что Фарг не успел ни за что зацепиться, и песчаный водопад втянул его в отверстие. Пролетев метра три, упал на груду песка, а сверху на него обрушился песчаный поток. Было темно, точнее он не видел ничего, кроме тусклого пятна над головой, и оттуда продолжал извергаться песок, и доноситься крики. Крики радости и злобного удовлетворения. Они считали, что он уже в их руках, но Фарг так не думал. У него появилась надежда. Он с трудом разгреб придавивший его грунт и скатился куда-то вниз. Ткнул мечом в темноту — темнота отозвалась пустотой, и Фарг не раздумывая, шагнул туда. Больно ударился головой о низкий свод. Несколько секунд приходил в себя. Потом, осторожно нащупывая в темноте путь рукой, двинулся вперед. Уперся в стену, остановился. Почувствовал легкое дуновение воздуха в лицо, и, не отрывая руки от холодной поверхности стены, пошел навстречу воздушному потоку. Вскоре рука провалилась в пустоту, а сила потока возросла. С минуту возился в темноте, пытаясь выяснить, что же перед ним. Это оказался проем в стене, из которого ощутимо дул ветерок. Ход был примерно полтора метра в высоту, метр в ширину и выполнен из хорошо подогнанных каменных блоков. Подумав, Фарг решился войти в него. Миновав проем, он успел пройти с десяток метров, когда сзади донесся шум падения и возгласы преследователей, погоня не отставала.

Воздух в туннеле был свеж и сух. Фарг шел по ходу держа меч перед собою, но опасность пришла снизу, — делая очередной шаг он не почувствовал твердого камня пола и полетел вниз, к счастью падал не долго и с небольшой высоты. Некоторое время сидел неподвижно, настороженно вслушиваясь в тишину, и услышал мелодичное журчание, которое невозможно ни с чем спутать, — где-то впереди была вода! Он сразу ощутил жажду, облизнул пересохшие растрескавшиеся губы. Фарг повел мечом по сторонам и определил, что ход из колодца, в который он упал всего один и вел туда, оттуда и доносилось журчание. Этот туннель имел еще меньшую высоту, и Фаргу пришлось лезть на четвереньках. Метров через сорок он ощутил возросший ток воздуха, и остановился, стараясь точнее определить направление, откуда дул ветер, и, определив, медленно пошел туда, стараясь не терять прохладную струю. Вскоре скорость потока резко возросла, и приходилось прилагать усилие, чтобы преодолеть напор воздуха. Поток привел его к узкому проему, из которого и дул освежающий воздушный поток. Фарг остановился. Ему совершенно не хотелось лезть в неизвестность, но сзади, откуда он только, что пришел, доносились звуки погони. Преследователи нащупали его следы, и осмелились последовать за ним. Это придало ему решительности, и он двинулся вперед. С трудом пролез в узкий ход, который вывел его в слабо освещенную пещеру. Свет шел от висящих на стене странных цилиндров. Фарг осторожно прошелся вдоль стены и остановился под одним из них, и с изумлением заметил, как яркость цилиндра начала равномерно усиливаться. Вскоре пещера превратилась в ярко освещенный огромный зал. Зал был круглым в плане, в центре которого, находился черный постамент в виде диска метра три в диаметре. Фарг крадучись направился вдоль стены, надеясь найти еще одну галерею, и его надежды оправдались. Он нашел ход, причем не один, а целых три! Не считая того, который привел его сюда. Он замкнул круг и оказался у проема, через, который попал в этот странный зал. Для чего предназначалось подземелье, он мог только догадываться: то ли это был зал храма древнего бога, то ли ареной какого-то действия. Его ухо уловило нарастающий шум, шум доносился из галереи, которую он миновал несколько минут назад. Значит, преследователи решили довести погоню до конца и вернуть камень. Что ж, ему есть куда уходить. Фарг сунул руку в карман, нащупал кристалл. Камень стал заметно теплей. Он не удержался и достал камень из мешочка: на ладони лежал большой изумруд. Он был завораживающе прекрасен! Взгляд не мог оторваться от мерцающего кристалла, казалось, он весь был пронизан светом! Он сам излучал приятный мягкий свет, создавая вокруг себя радужный ореол! Кристалл манил, притягивал к себе, и Фарг не смог противиться его магии, время остановилось, перестало существовать для него!..

Тишину нарушил с оглушительный грохот. Это упал ослепленный необычно ярким светом, ворвавшийся в зал воин. Фарг слышал лязг металла, скрип песка под сапогом приближающегося воина, но не мог оторвать глаз от камня, лежащего на ладони. В зал с шумом ворвались еще несколько человек. Они сбились в кучу и растеряно озирались. Настороженно рассматривали необычные светильники на стенах, черный постамент в центре помещения. Заметили Фарга, мерцающий камень у него на ладони. Первый воин медленно шел к похитителю, и когда до него оставалось не более пяти шагов, Фарг пришел в себя. Резко повернулся в его сторону, неосознанно протянул руку с камнем навстречу. Воин остановился, как вкопанный, его взгляд был устремлен на мерцающий кристалл на ладонь Фарга, их разделяло всего несколько шагов, но что-то не давало ему сделать эти последние шаги. Взгляд воина с трудом оторвался от камня, их глаза встретились:

— Господин, пощади! — воин пал на колени, проговорил благоговейно, не отводя глаз от кристалла: — Камень признал тебя, господин! Теперь ты его хозяин, а мы твои рабы!

Слова воина с трудом дошли до сознания Фарга, и он, преодолев притягательную силу камня, осознал их смысл. Осознал и обрадовался! Значит, он будет жить! Но тут же, на смену радости пришла тревога, а если это ловушка. Фарг, озираясь по сторонам, отступил назад. Глазами нашел ближайший вход в галерею.

— Господин, приказывай нам! — начал воин, но не успел закончить, — в зале появился еще один человек. Откуда он взялся, Фарг не заметил. Это был высокий худощавый мужчина средних лет в черном балахоне. Он уверенно направился к Фаргу. В его движении чувствовалась зловещая сила, смертельная угроза и беспощадность. Фарг каким-то чувством осознал идущую от него опасность и пришел в смятение. Судорожным движением, ничего не соображая, он вытянул ладонь с камнем в сторону неизвестного, но на того это не произвело никакого впечатления. Он все также уверенно шел к Фаргу. Лицо незнакомца не было похоже на лица людей предгорья: белая кожа не знала горного солнца и иссушающих ветров степи. Нет, он был не с ними, — не с воинами предгорья, и Фаргу стало страшно. Глаза человека смотрели на похитителя камня, и в них он не прочитал ничего хорошего для себя. Впрочем, нет: жуткий взгляд незнакомца был направлен не на Фарга, его внимание тоже привлек мерцающий кристалл! И ему нужен был камень! И еще Фарг ощутил, как взгляд человека буквально гипнотизировал его, подчинял себе, и он не устоял, сделал навстречу незнакомцу шаг, небольшой, через силу, еще пытаясь бороться. Рука с камнем бессильно опустилась. И лишь спустя мгновение Фарг понял, что это конец. Понял, пришел в ужас, и это привело его в себя. Собрал в кулак всю свою волю, преодолел на мгновение чары человека в черном, и опять направил сверкающий камень в его сторону, с облегчением увидел, как дернулся незнакомец! Камень действовал на него! Но это продолжалось считанные мгновения. На лицо незнакомца легла тень, но не страха! Нет! Лишь легкого недовольства! Он жутко оскалился, отвел взгляд от мерцающего камня. Их глаза встретились, и сердце Фарга сковал жуткий холод, оно почти остановилось, а незнакомец взмахнул правой рукой, балахон раскрылся, и он стал похож на огромную летучую мышь. На груди блеснул черный диск с оттиском, и умирающий Фарг узнал его по этому диску. Нет, не самого незнакомца, а тот орден, к которому он принадлежал! И стужа сковала все его тело. Об этом ордене мало было известно, — лишь то, что встреча с его адептами не приносила ничего хорошего, потому что свидетелей таких встреч, как правило, не оставалось. Отчаяние охватило Фарга, и это на короткое мгновение придало силы. Он не стал противиться воле противника, понимая, что это ему не по силам. Отступать было некуда, и он сделал шаг навстречу незнакомцу, держа камень перед собой. По-прежнему Фарг не сводил глаз с лица человека, но теперь давление незнакомца значительно ослабло. Камень защищал своего нового владельца! Фарг с удовлетворением заметил, как тень легкого беспокойства вновь прошла по лицу страшного противника. Он сделал шаг назад и Фарг решил, что выиграл этот странный поединок, но человек в черном поднял вторую руку, (что сделало его еще больше похожим на летучую мышь), в которой оказался короткий жезл. Жезл показался Фаргу очень древним, и им вновь овладел страх. Человек направил жезл на своего противника и на его конце запылал нестерпимо ярким огнем рубин. Ауры двух камней встретились, обозначив границу яркой изломанной линией. Фарг действовал неосознанно, по наитию, но человек в черном этого не знал. На его лице промелькнуло удивление. Он явно не ожидал такого сопротивления от противника, но не ожидал от себя такого и Фарг. Он вообще ничего не понимал: ни почему похищенный камень подчиняется ему, ни как его нашел этот адепт могущественного ордена среди необозримой выжженной степи? И почему он выбрал целью именно Фарга, а не воинов? Неужели и ему нужен именно этот камень?

В это время граница контакта двух аур сдвинулась в сторону Фарга, ощущение было таково, словно по руке ударили плашмя мечом. Он едва удержал камень, и это, возможно, спасло ему жизнь. Человек в черном удовлетворенно осклабился, теперь шло так, как и должно было идти. Фарг под давлением противника отступал, лихорадочно соображая, что делать дальше, но противник был опытен и не дал ему времени на обдумывание. Он прокричал что-то на незнакомом Фаргу языке и резким движением выбросил руку с жезлом вперед. Фарг едва удержался на ногах, голову охватил раскаленный обруч, он с трудом сдержал крик боли. Он не мог больше сопротивляться. Собрался с силами и произнес едва слышно:

— Тебе нужен камень? Возьми! — он был согласен на все, лишь бы прекратилась эта непереносимая боль.

Человек в черном, улыбнулся краешком хищно очерченных губ и уверенно шагнул к похитителю камня. Фарг потерял способность мыслить, все закрыла боль. Подавленный мощью противника он продолжал отступать, и отступал до тех пор, пока нога не коснулась черного постамента. И боль мгновенно ушла! К нему вернулась способность мыслить! Он понял причину произошедших перемен, — аура его камня пересилила воздействие камня в жезле противника! Фарг ожил. Со злорадным чувством шагнул навстречу человеку в черном, и нестерпимая боль пронзила все тело, лишила сознания, а неведомая сила отбросила его назад — к черному дискообразному постаменту! И опять к нему вернулась ясность мысли. Не раздумывая он вскочил на диск, и ситуация мгновенно изменилась: могущественный противник был совсем рядом, но теперь он не улыбался. Растерянность и… страх читались на его лице. Он отступил от постамента, опустил погасший жезл. Его губы что-то шептали, но Фарг не слышал, словно находился в прозрачном куполе, и еще он отметил, что движения человека в черном стали замедленными, вялыми. Казалось время для него застыло, растянулось. В следующее мгновение все пространство вокруг Фарга замерцало яркими сполохами. Их рождала поверхность диска, но сполохи не обжигали и не ослепляли. Было ощущение, что он, Фарг, растворяется в этом огненном пространстве, становится им! Сполохи пламени становились с каждой секундой все ярче, все плотнее. Он действительно растворился в этом пламене, стал огненным вихрем, вознесся над черным постаментом. Столб света, рожденный черным диском и похищенным камнем, ударил в свод зала и унес Фарга в неведомые дали…

Человек в черном в отчаяние вознес к своду зала руки; короткий тоскливый вопль вырвался из его уст, и наступила мертвая тишина. Воины предгорья в ужасе упали на пол, и лежали, боясь пошевелиться и тем самым обратить на себя внимание страшного незнакомца. Человек в черном стоял неподвижно еще какое-то время, подавленно наблюдая, как затихает огненный вихрь на опустевшей поверхности черного камня. Лишь когда погас последний сполох, он шевельнулся. Страшно заскрежетал зубами. Не обращая внимания на поверженных на пол воинов, он усталой походкой пошел к входу в ближайшую галерею, шагнул и исчез в темноте…

С пола стали подниматься потрясенные невиданным зрелищем воины. Молча собрались вокруг постамента, с суеверным страхом смотрели на черный диск, поглотивший человека и камень из их капища. Возвращение без кристалла означало для них смерть, как, впрочем, и для всего племени. Нужна была жертва. Это понимали все воины, поэтому вожак первым вытащил кинжал, подошел вплотную к камню и, пронзив свою грудь, упал на холодную поверхность постамента. Струйка крови медленно потекла по черной поверхности, заполняя неровности, и на камне проступила какая-то надпись. Но никто в этом мире не мог бы прочесть эту, проявленную кровью, надпись, не наступило еще для этого время…

Через минуту пять трупов обагрили своей кровью жертвенный камень…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Линия на стекле. Сфера 2 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я