Конец империи
Николай Андреев, 2006

Чтобы не умереть от находящегося в крови препарата, земляне напали на космодром «Песчаный» и захватили крупную партию стабилизатора. Наемники, наконец, обрели долгожданную свободу. Оставаться в пустыне Смерти больше не имело смысла. Отряд воинов направился в Морсвил за продовольствием и водой. В ряды землян оказался внедрен шпион из так называемого легиона Бессмертных. Он предал наемников. При выходе из города группа угодила в западню. Об этих удивительных и захватывающих приключениях вы можете прочитать в романах «Лучшие из мертвых», «Яд для живых», «Сектор мутантов», «Стальная кожа», «Глоток свободы».

Оглавление

Из серии: Звездный взвод

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Конец империи предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

ВЕСТНИКИ БЕДЫ

«Лендвил» совершенно не изменился за прошедшие три года. Развалины зданий, заросшая посадочная площадка и мертвая, давящая тишина. Посторонний человек вряд ли догадался бы, что перед ним космодром. От былого могущества и совершенства не осталось и следа.

Отряд остановился в тени чудом уцелевшей стены здания на северо-западе «Кенвила». Когда-то здесь находились ремонтные боксы. Но знали об этом лишь Храбров и Аято. Только они видели полностью журналы, найденные русичем на «Звездном».

Сейчас обе книги лежали в надежном тайнике. Брать их с собой земляне не решились. Цена древних раритетов необычайно высока.

Информация, содержащаяся в журналах, очень важна для аланцев. Ведь в записях дежурных есть секретные сведения, которые неизвестны даже Великому Координатору. Если бы эти журналы были обнародованы, то многие тайны перестали бы существовать. Но время для такого открытия еще не пришло.

Группа самурая показалась спустя три часа. Вместе с наемниками двигался и Олан. Судя по выражению лица юноши, клон был расстроен.

— Что-то случилось? — взволновано спросил русич.

— И да и нет, — произнес японец, доставая флягу. — В оазисе все тихо. Весть о скором приходе аланцев оливийцы восприняли спокойно. Люди устали в одиночку бороться с разного рода захватчиками. Ассимиляция для них — лучший выход. Деревня уже отправила посланцев к передовым частям десантников.

— Предупредить нападение? — кивнул Храбров. — Разумно. В чем же проблема?

— В нем, — показал на тасконца Тино. — Олан не хочет жить вместе с колонизаторами, пусть даже цивилизованными. Он воин, а потому просится в отряд.

— Наши ряды увеличиваются не по дням, а по часам, — улыбнулся Олесь. — Могу тебя обрадовать. Карс обратился ко мне с такой же просьбой.

— Интересная новость, — выдохнул самурай, сделав несколько больших глотков воды. — Сомневаюсь, что эти двое уживутся. Они слишком давно и долго воюют. Старший брат Олана погиб от руки властелина. Клоны не мстительны, но ситуация складывается щекотливая. Последствия абсолютно непредсказуемы.

— Собирай людей, — вымолвил русич. — Надо принять решение сейчас.

Уже через пять минут земляне и аланцы сидели возле костра. Их было тринадцать, а потому обсуждение обещало быть долгим.

Впрочем, кандидатура клона много вопросов не вызвала. Многие воины знали об участии юноши в первой экспедиции, о помощи, которую он оказал наемникам.

Некоторые опасения вызывал возраст Олана, но оливиец выглядел достаточно крепким молодым человеком. На Земле во многих армиях служили и более юные солдаты. Семнадцать лет — неплохой возраст, чтобы посмотреть мир.

Гораздо труднее оказалось принять решение, касающееся властелина. После вступительной речи Храброва, высказавшего все свои доводы «за» и сомнения, наступила томительная пауза. Выступать никто не решался.

Аланцы, за исключением Салан, с мутантами ни разу не сталкивались. Наемники же встречались с властелинами пустыни лишь в бою.

Это были сильные, смелые, уверенные в себе воины. Они сражались и умирали с презрительной усмешкой на губах.

Тасконцы не боялись смерти. Иметь такого союзника хорошо, а скрытого врага — крайне опасно. Что перевесит — вера в честность Карса или осторожность?

Олесь терпеливо ждал. Спор начался неожиданно, после короткой реплики Дойла. Мануто предложил дать мутанту шанс.

Кто-кто, а он знал, как относятся к чернокожим пленникам на Востоке. Их всегда использовали как рабов, как рабочий скот, никогда не считая за людей.

Подобное отношение вызывало озлобление невольников. Во время мятежей бунтовщики убивали врагов, не разбираясь, кто прав, кто виноват.

В таком же положении сейчас находился и властелин. Ему не доверяли только потому, что он мутант-каннибал.

Дойла поддержал Стюарт, зато Воржиха яростно возражал. К поляку присоединились Азамат и Саттон.

Некоторые доводы звучали нелепо и даже абсурдно, но ни Храбров, ни Аято, ни де Креньян не вмешивались. По сложившейся традиции, ветераны завершали обсуждение и выносили окончательный вердикт.

Спустя час споры стали утихать. Противники выдохлись. Силы распределились следующим образом: четверо — «за», шестеро — «против». Судьба Карса зависела лишь от одного голоса. Если кто-то из троих оставшихся воинов скажет «нет», мутанту придется покинуть отряд. Олесь, Тино и Жак напряженно смотрели друг на друга.

— Пусть клянется, — наконец произнес японец. Русич и француз прекрасно поняли, о чем говорит Аято. Это была последняя проверка. От нее зависело практически все.

Взмах руки — и властелин неторопливо двинулся к наемникам. Он остановился в двух метрах от людей. Внешне невозмутимый, он ждал оглашения итогов голосования.

— Карс, — негромко проговорил самурай, — мы обсудили твою просьбу. Решение еще не принято. Воины хотят услышать от тебя клятву верности.

— Я готов, — гордо поднял голову мутант. — Клянусь, никогда в жизни больше не брать в рот человеческого мяса. Буду предан моим новым друзьям и всегда приду им на помощь в трудную минуту. Я подчинюсь любому человеку, который возглавит отряд. Теперь моя судьба зависит только от вас. Я скорее убью себя, чем подниму руку на своих товарищей!

По всей видимости, вождь долго обдумывал текст клятвы. Он отчеканил ее быстро, твердо и лаконично.

Самое важное было сказано. Мелочи и детали значения не имеют.

Впрочем, слова сейчас землян мало интересовали. Наемники внимательно следили за действиями Карса.

Чуть помедлив, воин достал из-за пояса небольшой, но очень острый кинжал. Это было не боевое оружие, а ритуальное.

Уверенное движение руки — и над сердцем появился глубокий, кровоточащий разрез. Приглядевшись, Храбров заметил на груди два зарубцевавшихся шрама.

Тем временем властелин поднес лезвие ко рту и слегка надрезал себе губу. Подобным образом мутант показывал, что произнесенная клятва неразрывно связана с сердцем, с его дальнейшей жизнью.

Пожав плечами, Аято вымолвил:

— Ритуал выполнен, я — «за».

Де Креньян и Олесь его поддержали. Карс сделал все как положено. Он не лгал, говоря о своем желании остаться в отряде.

Даже сильному и смелому мутанту тяжело одному во враждебном мире. Тем более, когда ты являешься ненавистным изгоем. Выжить можно только в одном случае: если рядом есть плечо верного друга.

После объявления итогового решения, Олан чуть не набросился на властелина. Юноша рассчитывал на скорый уход Карса, но ситуация складывалась совсем иначе. Они оказались в группе на одинаковых правах.

В отличие от клона, вождь воспринял известие сдержанно. Чуть склонив голову в знак благодарности, мутант отошел далеко в сторону.

Оливиец прекрасно понимал — наемникам и гетерам нужно время, чтобы привыкнуть к нему. А пока не стоит слишком часто попадаться воинам на глаза. Назойливость раздражает людей.

Взглянув на удаляющегося Карса, Тино с нескрываемым уважением сказал:

— Сильная личность, могущественная раса. Если бы не агрессивность властелинов и привычка поедать себе подобных, они достигли бы многого. Такие народы предпочитают смерть унижению и рабству. Природа не зря создала мутантов на этой планете. Возможно, через тысячелетия Таскона принадлежала бы им.

— Но Алан вмешался в ход истории, — заметил Жак.

— И уже во второй раз, — кивнул японец. — Великий Координатор дорого заплатит за свои преступления. Боги имеют терпение, но оно не беспредельно.

— Надеюсь, когда начнется страшный суд над аланцами, мы останемся в стороне, — с улыбкой вымолвил Саттон.

— Замолчи, богохульник! — воскликнул Воржиха и начал часто креститься.

Глубочайшая набожность поляка вызывала у друзей удивление. Его веру не смогли поколебать ни звездные перелеты, ни полученные знания, ни чудеса местной планеты. Впрочем, в религиозные убеждения товарищей наемники никогда не вмешивались. Личная жизнь воинов не подлежала обсуждению.

День прошел спокойно. Люди отдыхали после длительного, тяжелого перехода. Они достигли цели, и теперь спешить было некуда.

Найти гетер земляне рассчитывали в течение суток. Вряд ли Тиун увела женщин далеко от пустыни.

Воительница надеялась, что защитницы сектора уцелеют и воссоединятся со своим народом. Оливийка не просила наемников совершать второй рейд, но в ее словах явно чувствовался подтекст. Несколько месяцев она точно будет ждать.

На закате Сириуса, когда небо окрасилось в багровые тона и начало темнеть, наблюдатель подал тревожный сигнал. К отряду приближалась группа вооруженных людей.

Незнакомцы действовали уверенно, даже нагловато. Храбров приложил к глазам бинокль и невольно улыбнулся. Закинув на плечо автомат, русич громко прокричал:

— Отбой! Это разведчицы гетер.

С радостным возгласом мутантки бросились навстречу подругам. Девушки обнимались, целовались, жали друг другу руки.

Надобность в поисках тасконок отпала сама собой. Спустя пять минут к наемникам вернулась Мелоун. Девушка занимала высокий пост в иерархии гетер, и ей следовало вести себя сдержаннее.

— Лагерь Зенды на северо-востоке, примерно в двадцати километрах отсюда, — вымолвила Рона. — Часа через четыре мы туда доберемся.

— Нет, — покачал головой русич. — Мы останемся здесь, а вы отправляйтесь. Время нашего совместного похода закончилось. Раненых помогут донести разведчицы Тиун.

— Жаль, — искренне расстроилась мутантка. — Вашему возвращению гетеры будут очень рады…

— Я знаю, — вымолвил наемник. — Но у нас другие планы. Хотя от помощи друзей не откажемся. Передай Зенде, что я хочу ее видеть. Лучше завтра утром. Надолго отряд здесь не задержится. Пополним запас воды и продовольствия — и в путь.

— Думаю, проблем не возникнет, — улыбнулась Мелоун.

Вскоре гетеры двинулись по проложенной тропе. Оливийки несколько раз оборачивались и на прощание махали руками. Некоторые вытирали набежавшие слезы. Женщины, даже если они бесстрашные воины, всегда остаются женщинами.

Тем временем Аято вновь собрал людей. На этот раз возле костра расселись все пятнадцать человек. Вопрос один — как жить дальше?

Воевать никому не хотелось. На своем веку воины пролили немало крови. Пора остановиться и взглянуть на мир иными глазами. Ведь он не так уж и плох.

Обсуждение проходило бурно. Иногда казалось, что точка зрения де Креньяна побеждает. Маркиз торжествовал.

Однако итог оказался совершенно противоположным. Большинство решило идти к Лендвилу. Там есть хоть какие-то признаки цивилизации.

Начинать жизнь с нуля — крайне сложно. Было и еще несколько весомых причин. Во-первых, хорошо изученная территория на пути следования.

Олесь, Тино и Жак знают, где и от кого исходит опасность. В других местах враг может напасть неожиданно. Подобные просчеты всегда ведут к тяжелым потерям.

Во-вторых, сильные союзники еще никому не мешали. Лемы уважают чужаков, они считают их друзьями.

И, в-третьих, не надо забывать, что все земляне являлись мужчинами. Воины нуждались в представительницах прекрасного пола. Фактор отнюдь немаловажный.

При обсуждении предлагался и еще один интересный вариант — присоединиться к гетерам. Тиун сама обещала наемникам женщин.

Но эту идею никто не поддержал. Земляне понимали — в среде мутанток они будут чужими. Услуга услугой, а между обычными людьми и гетерами лежала пропасть. Другой уклад жизни, другая физиология, другие нравы.

Решение было принято. К удивлению де Креньяна, сторону японца приняла даже Линда.

Само собой разумеется, француз не стал вести на раскол. Жак смирился с поражением и, обняв аланку, ушел спать.

Следом за ним потянулись Стюарт, Саттон и Воржиха. Впереди путешественников ждала трудная дорога. В лесах гораздо больше хищников и врагов. Кто знает, когда еще им удастся так спокойно провести ночь?

У костра остались лишь Храбров, Аято и Эриксон. Последний нес дежурство и через час должен был разбудить Дойла.

В степи быстро темнело, в небе вспыхнули тысячи звезд, легкий ветерок колыхал высокую траву.

— Мы пойдем прогуляемся, — небрежно сказал русич, вставая. — Если задержимся, тревоги не поднимай.

— Хорошо, — пожал плечами наемник. Перекинув через плечо автоматы, Олесь и Тино не спеша двинулись на юг. На этот раз они твердо знали, куда идти.

Днем самурай уже провел разведку местности. Он внимательно осмотрел развалины зданий и теперь вел товарища довольно уверенно.

Как только друзья удалились на безопасное расстояние, Аято тихо спросил:

— Ты не боишься наткнуться на тех парней в гермошлемах?

— Нет, — ответил Храбров. — За последний год я несколько раз перечитывал журнал со «Звездного», долго анализировал, вникая в каждую строку. Вывод один: тасконцы перед катастрофой создавали подземные города. Сколько в них живет людей, я не знаю. Может быть, тысячи, может — миллионы. Наличие у планеты странного излучения — вовсе не случайность.

— Значит, солдаты с лазерными карабинами — не местные аборигены, а потомки могущественной цивилизации, живущие глубоко под землей? — догадался японец.

— Именно, — произнес русич. — Блок «Z-7» — это экстренный путь эвакуации. Он никогда не использовался как убежище. Вот почему мы не нашли там следов пребывания людей.

— И что ты собираешься обнаружить сейчас? — спросил Тино.

— Отпечатки ног, — усмехнулся Храбров. — В блоке замкнутое, герметичное помещение. Помнишь, какой слой пыли мы видели? Те парни должны были оставить следы. Благодаря им реально найти вход в подземелье. В его существовании я не сомневаюсь. Ведь откуда-то они появились!

— Рассуждаешь логично, — вымолвил самурай. — Но тасконцы тоже не дураки. В прошлый раз они ошиблись и отреагировали на ложный сигнал. Дважды на одни и те же грабли наступает только полный болван.

— Посмотрим? — возразил Олесь.

Земляне приблизились к небольшому холмику. Рядом виднелись точно такие же бугры, но Аято твердо указал:

— Здесь.

Расчистка люка много времени не заняла. Вскоре перед наемниками предстала почерневшая гладь металла. Откинув крышку шифрового механизма и перекрестившись, русич едва слышно прошептал:

— С Богом.

Храбров быстро набрал код. Теперь они точно знали последние цифры. Люк начал медленно, со скрипом подниматься. Это означало, что тасконцы не сменили шифр.

— Довольно глупо с их стороны, — заметил японец. Луч фонаря осветил пол и лестницу, уходящую вниз. На полу отчетливо виднелись многочисленные отпечатки.

Радостно подтолкнув товарища в плечо, Храбров стал не торопясь спускаться. Следом за ним двинулся Тино.

Внимательно оглядевшись по сторонам, Олесь направился вдоль стены. Оливийцы уходили куда-то на юг, за стеллажи.

Русича охватил охотничий азарт.

В отличие от своего молодого товарища, Аято действовал гораздо рассудительнее. Он немного задержался возле лестницы и в тот момент, когда хотел уже идти в глубь помещения, услышал странный звук.

Что это такое? Самурай поднял фонарь. Его лицо исказилось гримасой ужаса. Люк закрывался.

— Олесь! Ловушка! — отчаянно закричал Тино и бросился назад.

За доли секунды он взлетел на поверхность. Следом стремительно бежал Храбров.

Однако русич был еще достаточно далеко. Открытая на девяноста градусов крышка опустилась уже почти наполовину.

Японец опасался, что Олесю не удастся выбраться через узкий проем. Однако Аято недооценил силу страха. Юноша пулей выскочил из подземелья.

Сидя на холме, Храбров тяжело дышал и судорожными движениями рук пытался найти флягу с вином.

Сделав несколько глотков, он начал приходить в себя. Между тем люк окончательно закрылся. Сработали механизмы блокировки.

Тино попытался вновь набрать код, но его попытка не увенчалась успехом. Глядя на мучения товарища, Олесь истерично рассмеялся:

— Болван, тупица, думал — ты умнее всех? Тасконцы провели меня, как мальчишку! Они знали, что мы вернемся, и решили поймать непрошеных гостей. Секрет блока «Z-7» подрывает их безопасность. Значит, надо узнать, с кем имеешь дело. Подобный вариант я даже не рассматривал!

— Нельзя недооценивать противника, — проговорил самурай, садясь рядом с русичем. — За двести лет оливийцы научились прятаться. Ведь до сих пор никто не знает о подземных городах. Следовательно, ошибок за прошедшие два века тасконцы не допускали.

— И тут появляются два идиота-дикаря, которые хотят одним движением руки вскрыть надежную секретную систему, — продолжил Храбров. — Признаю свою опрометчивость и самоуверенность. Будем считать, что нам повезло.

— Пойдем к лагерю, — успокаивающим тоном вымолвил Аято. — Нас уже заждались. Жизнь еще предоставит шанс раскрыть загадки этой планеты. Рано или поздно все тайное становится явным.

Ранним утром на горизонте показался большой отряд воинов. Он двигался с северо-востока. Судя по быстроте и уверенности, это могла быть только Тиун.

Действительно, спустя полчаса на космодром вступила Зенда. Женщина была в своих лучших одеждах, на шее сверкали золотые украшения, из-за спины виднелась рукоять меча. Оливийку сопровождали пятьдесят телохранительниц.

Сегодня глава гетер предстала во всей своей красе. Величественно ступая, мутантка с интересом рассматривала развалины «Кенвила».

— Признаюсь честно, — произнесла тасконка, — я разочарована. Так много слышала о космодромах, а что я вижу здесь? Все те же разрушенные здания, заросшее поле, непонятный вал на юге. Жалкое зрелище.

— Первое впечатление часто бывает обманчиво, — усмехнулся Тино. — «Центральный» выглядел не лучше, однако аланцы за короткий срок превратили его в неприступную крепость. Подобное может случиться и с «Кенвилом», хотя на восстановление посадочной площадки потребуется гораздо больше сил и времени.

— Будем надеяться, это произойдет не скоро, — проговорила Тиун.

— Кто знает? — философски заметил Олесь. — Колониальная политика Алана развивается скачкообразно. У нас довольно неприятные новости, Зенда. Несколько дней назад десантники преодолели долину Мертвых скал и разгромили оазис властелинов пустыни.

— И какие следует сделать выводы? — спросила гетера.

— Через два-три месяца они появятся здесь, — вставил де Креньян. — Вам надо уходить дальше на север.

Мутантка выжидающе посмотрела на Храброва и Аято. Женщина привыкла, что последнее слово всегда остается за ними.

С Олесем и Тино она была знакома гораздо лучше. Когда-то русич спас ей жизнь. Без сомнения, именно эти двое наемников возглавляют отряд.

— Жак несколько предвосхищает события, — сказал Храбров. — У Алана почти не осталось землян, да и подразделения десантников изрядно потрепаны. Нельзя забывать и о протяженности пустыни. Но в целом его вывод верен. Через полгода противник наверняка достигнет полосы лесостепей. Саванна — превосходное место для развития скотоводства. Сюда хлынут тысячи поселенцев. Само собой, армия пойдет впереди.

— Проклятие! — выругалась Тиун. — Янедумала, что аланцы прорвутся так быстро. Мы только начали обустраиваться на новом месте.

— Может, это и к лучшему, — вымолвил самурай. — Легче отправляться в путь. Если вы уйдете на пару тысяч километров от пустыни Смерти, то появится шанс лет десять не опасаться нападения захватчиков. К сожалению, колонизаторы используют машины и быстро проникнут в глубь материка. Не случайно они так активно взялись за восстановление дорог. Транспортная сеть Оливии считалась лучшей на планете. Данное обстоятельство представляет серьезную проблему для всех тасконских народов.

Заложив руки за спину, гетера задумчиво расхаживала по поляне. Такого развития событий она явно не ожидала.

Ее клан вновь столкнулся с угрозой уничтожения. Принимать решение надо немедленно.

Взглянув на землян, Зенда с горькой улыбкой произнесла:

— Мы уйдем. Воевать здесь не имеет смысла. Хотя я все отчетливее понимаю, что критический момент неминуемо приближается. Нельзя убегать вечно. Рано или поздно нас прижмут к океану. Хотя я даже не представляю, что это такое…

— Бездна соленой воды, — пояснил японец. — Он бывает и красив, и спокоен, и ужасен. Его нельзя представить, пока не увидишь. У меня океан всегда вызывал восхищение. Он — словно огромный, сильный зверь, затаившийся в своей норе. Пока его не тронешь, хищник ласков, тих, миролюбив. Но горе тому, кто забудет о грозящей опасности! Огромные пенящиеся волны поднимаются вверх и яростно обрушиваются на берег, сметая корабли, дома и людей. Я видел, как целые города исчезали с лица Земли за считанные секунды.

— Твой рассказ впечатляет, — кивнула мутантка. — Но меня сейчас волнует совсем другой вопрос. Мелоун сообщила мне о вашем уходе на север. Так не легче ли вам будет пойти с нами?

— Нет, — твердо ответил русич. — Я сожалею, Зенда, но наши пути отныне разошлись. Гетеры двигаются медленно, а время для землян — главное богатство. Не будем создавать друг другу сложности.

— Понимаю, — чуть высокомерно проговорила Тиун. — Кое-что клан знать не должен. Мы — тоже воины и представляем определенную угрозу!

— Именно так, — подтвердил Олесь. — Расстанемся как друзья. Мир тесен. Возможно, дороги землян и гетер еще пересекутся!

— Пусть будет по-твоему, — согласилась оливийка. — В знак дружбы я передаю вам продовольствие и воду. Этого запаса хватит дней на десять. Ну а дальше рассчитывайте на себя.

— Спасибо, — поблагодарил мутантку Храбров.

— У меня есть маленькая просьба, — уже уходя и оборачиваясь, вымолвила Зенда.

— Какая? — спросил русич.

— Возьмите с собой Рону, — проговорила тасконка. Земляне удивленно переглянулись. Что-то в словах гетеры настораживало. Не подвох ли это? Не будет ли Мелоун оставлять ориентиры, по которым и двинется армия мутанток?

Сейчас от Тиун можно ожидать чего угодно. На ее хрупкие плечи легла ответственность за судьбу клана, а в такой ситуации все средства хороши.

Зенда догадалась о сомнениях наемников и с болью в голосе продолжила:

— Не думайте, что я хочу внедрить в ваш отряд шпионку. Дело совсем в другом. Рона — хороший воин, она способна командовать сотнями бойцов. После удачной обороны сектора ее авторитет резко вырос. Я люблю и уважаю Мелоун. Но эта девушка чересчур честолюбива. Уже сейчас у меня с ней много проблем.

— Боишься обострения борьбы за власть? — догадался Стюарт.

— Не исключен и такой вариант, — кивнула Тиун. — В случае открытого конфликта к Роне присоединятся самые агрессивные гетеры. Раскол будет неизбежен. А внутренний конфликт пагубно отразится на моем народе. Я даже не говорю, о тех бедах, которые она принесет другим людям. В отличие от меня, Мелоун не склонна решать споры мирным путем. Чтобы не допустить войны, ее придется убить. Иначе Рона займет мое место.

— Поэтому ты оставила ее в Морсвиле, — усмехнулся де Креньян.

— Да, — честно призналась мутантка. — Во-первых, только она могла достойно организовать сопротивление аланцам. Во-вторых, я надеялась, Мелоун навсегда останется в городе. Живой или мертвой — не имеет значения.

— Но как ты заставишь ее пойти с нами? — спросил Аято. — Рона будет бурно возражать, и ситуация резко обострится. Ты сама спровоцируешь переворот.

— Не думаю, — возразила оливийка. — Пока еще моя власть достаточно сильна, Рона не решится на открытое неподчинение. Наказание за подобный проступок — смерть.

Отойдя чуть в сторону, земляне приступили к обсуждению новой проблемы. Они попали в трудное положение.

Отказать Зенде — значит, окончательно испортить отношения с тасконками и обречь Мелоун на верную гибель.

Тиун и так сильно раздражена. Женщина не ожидала, что наемники не захотят присоединиться к клану и на север отправятся другой дорогой.

— А если мутантка блефует? — предположил Жак.

— Вряд ли, — произнес Пол. — В среде гетер идет постоянная, невидимая постороннему глазу драка за лидерство. Они еще не забыли, как жили разными кланами. Зенде удалось объединить весь сектор лишь год назад. Оливийка обидела многих. Мелоун наверняка попытается воспользоваться благоприятной ситуацией. Я давно слышу разговоры о трениях между ней и Тиун. Рона принадлежит к северным семьям, которые всегда считались наиболее агрессивными и нетерпимыми. Вряд ли Тиун лжет. Она хочет избавиться от опасной и непредсказуемой конкурентки.

— Послушайте, — вставил Воржиха. — Чего мы спорим? Уж если мы взяли к себе властелина пустыни, то девушку следует брать и подавно. Как от женщины от нее толку нет, но сражается тасконка неплохо. В крайнем случае, я присмотрю за Мелоун.

— Даже не надейся на это! — рассмеялся Саттон. — Твой топот слышен за километр, а бас разносится еще дальше. Лучше за ней прослежу я…

— Пусть будет так, — подвел итог Аято. — У нас получается весьма колоритная компания, хотя, может, это и к лучшему…

Никто из землян и аланцев не возражал. Храбров приблизился к Зенде и негромко сказал:

— Мы согласны.

На лице гетеры появилась довольная и чуть злорадная улыбка.

Тиун была неплохим человеком, но власть заставляла ее совершать неблаговидные дела. Чтобы остаться на вершине, ей приходилось плести интриги, избавляться от соперниц, карать неугодных.

Увы, такова участь всех лидеров. Нет ни друзей, ни близких. Стоит правителю дать слабину, как его трон тотчас зашатается. Завистники своего шанса не упустят.

Спустя полчаса Зенда отправились в обратный путь. С тяжелым грузом оливийки двигались очень медленно.

Наемники отдали мутанткам на хранение часть оружия и боеприпасов. Тащить с собой весь запас не имело смысла, да и силы людей не беспредельны.

Снаряжение воинов весит не меньше тридцати килограммов. Наемники взяли с собой по тысяче патронов россыпью и восемь оставшихся одноразовых гранатометов.

До сих пор сильно хромал Тино, имели раны Дойл, Азамат и Эриксон. А путь предстоял неблизкий.

Плотно подкрепившись и отдохнув, отряд неторопливо готовился к путешествию. Выход назначили на восемнадцать часов. Это время, когда жара начинает спадать, и дышать становится гораздо легче.

До наступления темноты земляне рассчитывали пройти километров двадцать. Им предстояло перестроить привычный ритм жизни. По джунглям ночью далеко не продвинешься.

Взвалив на плечи рюкзак, де Креньян с пафосом проговорил:

— С Богом! Начинается новая жизнь. Надеюсь, она принесет нам счастье, покой и благополучие. — Чуть подумав, француз добавил: — Хотя бы года на три.

— Сильно сомневаюсь в этом, — возразил Стюарт. — Мир Оливии ничем не отличается от земного. Войны, грабежи, убийства… Быть в стороне, не вмешиваться в события просто невозможно. Либо ты поддерживаешь одну сторону, либо другую. Третьего не дано.

— Что верно, то верно, — согласился с шотландцем Мануто. — Спрятаться в лесу и в страхе ждать прихода бандитов или завоевателей — удел слабаков и трусов.

Мы — не такие. Призвание солдата — острый клинок и крепкое копье. Смерть достойна лишь тогда, когда у тебя в руках есть оружие!

— Красивая речь, — без малейшей иронии вымолвил Аято. — Но вы забыли еще об одном немаловажном обстоятельстве. Мы несем народам Тасконы плохую весть. Ведь ни долы, ни лемы не знают о вторжении Алана. А это — не войска Яроха, вооруженные грубо сделанными кинжалами, копьями и арбалетами. Новый противник куда опаснее всех остальных агрессоров вместе взятых. Мы — вестники беды. За нами по пятам движутся машины захватчиков. Никакие стены, валы, рвы не спасут защитников городов.

— Будем надеяться на лучшее, — произнес Олесь.

Русич двинулся в путь первым, за ним следовали самурай, Дойл, Воржиха и Троул. Завершали колонну Жак и Линда.

Отряд постепенно вытягивался в цепочку. Воины были наслышаны о местных «сюрпризах» и потому старались держаться поближе друг к другу. Стать жертвой хищников или дикарей никому не хотелось.

Из-за тяжелой ноши разговоры быстро стихли. Каждый предпочитал думать о чем-то своем.

В который раз линия жизни людей делала крутой поворот. Куда она выведет? Это было известно лишь Господу Богу.

Подобного объяснения хватало большинству наемников. Они предпочитали верить в высшие силы и не забивать мозги научной чепухой. И тем не менее…

Дорога через зону саванн оказалась не столь уж сложной. На протяжении шестидесяти километров путешественников никто так и не потревожил.

За двое суток они не видели ни одного опасного зверя. Мелкие грызуны, большие стаи птиц и абсолютно непуганные стада стройных, длинноногих животных, отдаленно напоминающих земных оленей. Грациозное, легкое и невероятно быстрое существо. Как и все исконно тасконские обитатели, оно имело три глаза.

При приближении путников животные тревожно прислушивались, оборачивались и внимательно наблюдали за странными чужаками. Лишь когда до людей оставалось метров тридцать, стадо резко срывалось с места и за считанные секунды преодолевало огромное расстояние.

Земляне с удивлением смотрели им вслед. На беду несчастных существ, в каждом мужчине живет охотник.

Первым не выдержал Крис. Вскинув карабин, англичанин прицелился и выстрелил. Промахнуться с такой дистанции по неподвижной мишени невозможно. Одно из животных рухнуло на землю, остальные испуганно устремились на север. На этот раз они скрылись из виду, предпочитая держаться подальше от опасных соседей.

Мясо оливийского оленя оказалось очень вкусным и нежным. Умело приготовленная на костре Стюартом и Саттоном сочная мякоть буквально таяла во рту.

Впервые за последние три года некоторые наемники ели натуральную пищу. На «Центральном» их кормили синтетическими продуктами, может, и полезными, но не блистающими вкусовыми качествами. В «Грехах и пороках» тоже начались проблемы со снабжением.

Десантники, за исключением Салан, вообще никогда не пробовали настоящую дичь. Охота на их родной планете категорически запрещена.

Впрочем, солдаты довольно редко бывали на Алане. Их доля — прозябание на космических станциях.

Постепенно редкие кусты превращались в густые, труднопроходимые заросли. Все чаще попадались высокие стройные деревья.

Отряд достиг леса. Здесь следовало соблюдать максимальную осторожность. Олесь, Тино и Линда помнили, как на группу напала стая одичавших зверолюдей.

Сейчас воинов гораздо больше и вооружены они лучше, но угроза со стороны местных обитателей по-прежнему остается. Каждый толстый ствол дерева, каждый развесистый куст представляли серьезную опасность.

Природа сделала мутантов очень сильными физически. Внезапная атака, мощный удар — и человека не спасет ни бронежилет, ни кольчуга.

Люди замедлили темп и шли очень осторожно, внимательно осматриваясь по сторонам.

В первые сутки все было тихо, но к вечеру второго дня между стволами замелькали мрачные тени.

— Здесь ничего не изменилось, — горько усмехнулся японец. — Лес по-прежнему принадлежит ужасным подобиям человеческих существ. Они давно превратились в хищников. Мы для них — очередная жертва…

— Наш отряд этим тварям не по зубам, — откликнулся Пол. — Придется дьявольским созданиям немного поголодать.

— Может, подстрелить парочку? — предложил Крис, перекладывая карабин из одной руки в другую.

— Ни в коем случае, — возразил Храбров. — Неизвестно, что это за племя. Смерть своих сородичей они могут воспринять как сигнал к активным действиям. В прошлый раз дикие были ужасно голодны. Но ведь ситуация постоянно меняется…

— И все же следует припугнуть уродцев, — проговорил де Креньян. — Чудища подбираются с каждой секундой ближе и ближе. Они не чувствуют в нас сильного врага. Надо показать им, кто здесь хозяин.

— Хорошо, — кивнул русич. — Но только смотри, не задень никого.

Француз перевел предохранитель на одиночный огонь и сделал из автомата пять выстрелов.

Пули со свистом улетели вглубь леса, рикошетируя от деревьев и срезая ветки. Вряд ли дикие твари реально оценили угрозу, но оглушительный звук произвел впечатление.

Два десятка особей, забыв о маскировке, в ужасе бросились врассыпную. Наемники невольно рассмеялись.

— Словно дети от рассерженного окрика матери, — вымолвил Воржиха.

— У этих «детей» острые когти и мощные клыки, — произнес Аято. — Меня настораживает то, что я видел лишь половину из бежавших за группой мутантов. Остальные спрятались, и довольно надежно. Как любые хищники, они научились незаметно подбираться к добыче и нападать в самый неожиданный момент. Это серьезная опасность.

— Теперь дикие долго не появятся, — весело сказал Саттон.

— Сомневаюсь, — проговорил самурай. — Они — повелители леса и так просто своих позиций не сдадут. Маленький отряд хилых людишек, вторгшихся на их территорию и умеющих издавать громкие звуки, мутантов не напугает. Уверен, проверка на прочность у нас еще впереди. Кроме того, здесь наверняка обитает не одна стая.

— Тино прав, — поддержал товарища Олесь. — Держитесь плотнее, оружие снимите с предохранителя, будьте готовы отразить нападение.

Солдаты двинулись дальше. На время колонну возглавил Карс. Могучий, широкоплечий гигант легко и непринужденно прокладывал дорогу, наводя страх на лесных обитателей.

Мутант оказался в отряде единственным воином, вооруженным только мечом. Но властелина пустыни данное обстоятельство ничуть не волновало. С каждым днем он чувствовал себя все лучше и встречи с сильным противником не боялся. Прочную кожу на его груди не в состоянии разорвать никакие когти.

Следом за вождем шли Дойл, де Креньян и аланцы. Завершали колонну Храбров, Аято и Олан. Они часто оборачивались назад, пытаясь разглядеть в кустах затаившихся тварей.

Вокруг царила удивительная блаженная тишина. Лес жил собственной жизнью, как будто не замечая пришельцев.

День прошел без происшествий. На закате Сириуса солдаты начали готовиться к ночлегу.

Земляне прекрасно осознавали, что одичавшие потомки человеческой расы попытаются под покровом темноты незаметно подобраться к их лагерю. Глаза дикарей наверняка адаптировались к ночной охоте, не исключены и другие специфические мутации.

Выбранное разведчиками место стоянки пришлось сменить. Оно оказалось слишком уязвимым.

Преодолев еще два километра, наемники нашли подходящую поляну. Надеяться на лучший вариант не имело смысла, да и Сириус уже наполовину скрылся за горизонтом.

Первым делом наемники разожгли костер. Люди ужасно проголодались, а потому Линда и Рона немедленно занялись приготовлением пищи. Гетера отчаянно протестовала, но привычка видеть в ней женщину осталась.

Мужчины занялись оборудование лагеря. По периметру воины натянули три линии веревок на разной высоте. Сверху набросали траву, ветки, листья.

На краях поляны разложили четыре больших костра. По предложению Вацлава, наемники нарубили тонких колышков, заострили их и под наклоном вкопали в землю, направляя в сторону леса.

К моменту окончания работ звезда уже полностью исчезла за верхушками деревьев. Темнота стремительно наступала.

Учитывая длительность перехода, силы многих были на исходе. Сразу после ужина людей потянуло в сон.

Чтобы обеспечить необходимую безопасность, Олесь и Тино усилили дежурство. Отряд разбился на пять троек.

Первыми заступили на пост русич, самурай и властелин пустыни. Сделано это было неслучайно. Оставаться с Карсом аланцы и земляне еще побаивались.

Вскоре лагерь затих. Завернувшись в легкие одеяла, солдаты крепко спали.

— Всю жизнь мечтал о таких минутах, — негромко вымолвил Тино. — Лес, тишина, треск горящих веток, деревья скрыты в таинственном полумраке. В отблесках костра окружающий мир выглядит фантастически. Покой и внутреннее равновесие — вот что нужно человеческой душе. Мы постоянно куда-то бежим, чего-то добиваемся… Никчемная человеческая суета. Богатство, роскошь, власть с собой в могилу не утащишь. На Страшном Суде и император, и нищий равны. Каждому воздастся по грехам. Де Креньян прав: порой хочется просто жить, наслаждаться чистым воздухом, прозрачной водой, девственной природой, красотой женщины…

— Почему же ты не поддержал маркиза? — спросил русич.

— Я реально оцениваю ситуацию, — улыбнулся японец. — Желать чего-то вовсе не значит получить это. Когда имеешь дело с Аланом, понимаешь — спрятаться от войны не удастся. И Таскона, и Земля слишком малы. Другие масштабы, другие возможности. Мануто как-то рассказывал о странной птице на его родине. Она не летает, а бегает по поверхности. В момент опасности глупое создание прячет голову в землю. Таким образом, птица хочет скрыться от врага. Жак предлагает нам нечто подобное. Мы найдем на Оливии тихий, забытый Богом уголок. Но где гарантия, что на нас не нападут бандиты, мутанты или аланцы? Ее нет. Я привык упреждать удар, всегда быть готовым к надвигающейся опасности.

— Хорошие слова, — вставил властелин. — Как правило, побеждает тот, кто наносит удар первым. Достойно ответить враг часто не успевает.

— Нет, Карс, — отрицательно покачал головой Аято. — Ты неправильно меня понял. Я стараюсь первым не нападать. Предотвращенная схватка — выигранная схватка. Жизнь подтверждает это правило. Убить человека несложно, вопрос в том — зачем? От покойника толку нет. Кроме того, агрессивность слаба и уязвима. Разум наполнен злобой и гневом, теряется контроль над движениями, руки и ноги трясутся от напряжения. Упредить удар — значит, показать противнику, что тебе известны его намерения. Действует безотказно.

— Сомневаюсь, — пожал плечами вождь. — Я предпочитаю иметь врагов мертвыми. Только в таком состоянии они неопасны.

— В твоем утверждении есть доля истины, — согласился самурай. — Особенно когда имеешь дело с отъявленными негодяями. Некоторые понимают только закон силы. Я же тебе говорил о войнах между народами. Люди должны находить разумный компромисс.

— Может быть, может быть… — проговорил мутант и подбросил большую кучу веток в костер.

Пламя резко вспыхнуло и взметнулось вверх. Раздался учащенный треск разгорающихся сучьев.

Карс приподнялся на коленях и посмотрел куда-то в глубь леса.

— Кажется, у нас «гости», — произнес через несколько секунд оливиец. — Я чувствую посторонний запах. Если не ошибаюсь, дикие наступают с двух сторон: с востока и запада.

— Поднимай людей! — скомандовал Храброву японец.

В этот момент раздались угрожающие вопли. Орда хищников бросилась в атаку.

Твари находились в каких-то пяти-шести метрах от добычи. Победа так близка! Один рывок — и с жадностью впиться в горло жертве, упиваясь ее теплой, питательной кровью…

Неожиданно дикие существа наткнулись на прочные заградительные веревки. Часть из них повалилась назад, остальные были вынуждены остановиться.

Впрочем, препятствие надолго нападавших не задержало. Осознав, что порвать тросы не удастся, хищники начали пролезать под ними.

И тут они нарвались на колья. Послышались душераздирающие крики боли и ярости.

Наемники вскакивали с земли, тотчас хватаясь за оружие. Постепенно отряд собрался возле костра.

Рискуя собой, Карс схватил факел, пробежал по кругу и поджег угловые костры. Мгновение спустя красноватые языки пламени осветили поляну.

Люди увидели, как десятки кошмарных тварей с оскаленными клыками пытаются прорваться через преграду.

Из леса доносилось грозное рычание. Под напором своих сородичей два существа рухнули на колья. Одно еще шевелилось и отчаянно ревело, второе уже лежало без движения.

Промедление грозило серьезными неприятностями.

— Огонь! — громко крикнул Олесь.

Раздался дружный залп. На этот раз воины стреляли не в воздух, а по реальным целям.

Первый ряд хищников был буквально сметен. Мертвые твари повалились на землю. Часть существ безжизненно повисла на веревках.

Наступавшие на мгновение замерли, а спустя пару секунд с воплями ужаса бросились обратно в чащу. Близлежащие кусты быстро опустели.

— Кажется, все, — предположил Азамат.

— Надо проверить и заодно убрать трупы, — сказал Дойл, высоко поднимая факел.

Земляне осторожно приблизились к месту побоища. Залитая кровью трава, остекленевшие зрачки и пена на губах покойников… Двое диких оказались ранены. Рыча и огрызаясь, они отползали за линию веревок.

— Что с ними делать? — поинтересовался Саттон. — Вряд ли мерзкие твари теперь причинят нам вред.

— Добейте их, — приказал Аято. — Этим вы окажете беднягам большую услугу. Хищники в любом случае станут пищей для соплеменников. Раненых эти существа безжалостно разрывают на куски. Поверьте, я видел это собственными глазами.

Раздалось пять одиночных выстрелов. Ночной бой благополучно завершился.

Еще полчаса ушло на перетаскивание трупов. Весили твари немало, и люди изрядно помучались, пока перекидывали окровавленные тела за линию тросов. К счастью, племя убежало достаточно далеко и работе не мешало.

Вскоре отряд снова начал укладываться спать. Воины давно привыкли к ночным боям, подобная мелкая стычка не могла нарушить их обычный распорядок жизни.

На посту остались де Креньян, Салан и Эриксон.

Засыпая, Храбров невольно подумал о Карсе. Властелин пустыни несколько раз пробовал на вкус кровь диких. Оливиец с трудом отвыкал от старых привычек. Тем не менее, мутант не стал ни о чем просить.

Местные существа ужасно далеки от рода человеческого, но они все же являлись потомками древнейшей цивилизации. Выдержка вождя удивляла и радовала, нарушать клятву тасконец не собирался.

Остаток ночи прошел без происшествий.

Дикие были так напуганы стрельбой, что даже не утащили трупы. Страх перед грозными чужаками оказался сильнее голода.

Безжалостная бойня, устроенная наемниками, послужит им хорошим уроком. Опустившиеся до уровня животных, дикие твари надолго запомнят эту встречу с людьми. Хищник должен знать свое место.

Группа двинулась в путь прохладным ранним утром. Люди хотели побыстрее покинуть место боя.

Возле тел мертвых мутантов бродили мелкие падальщики. То и дело раздавалось жадное угрожающее рычание. Приближалось пиршество могильщиков.

Где-то на западе завыл тапсан. А ведь их в здешнем лесу не так много.

Свернув веревки и собрав колья, земляне уверенно зашагали в северном направлении. Предстоял длинный нелегкий путь.

Минуло еще двое суток. Нападений со стороны диких больше не было. Среди густой листвы изредка мелькали силуэты мерзких тварей, но подходить близко к отряду мутанты не решались.

Опасных незнакомцев просто сопровождали, стараясь держаться подальше. Впрочем, воины не расслаблялись и каждую ночь устанавливали заграждения, вкапывали колья и разжигали несколько костров.

Люди прекрасно понимали, что любая оплошность приведет к непоправимым последствиям. Природа жестока, но справедлива. Выживает самый сильный, самый умный, самый предусмотрительный.

Постепенно путешественники находили друг с другом общий язык. Подружились Крис и Олан, нашли общие интересы Стюарт и Мелоун, отличные отношения сложились у землян с Троулом и Белауном.

Мало того, почти половина отряда нормально разговаривала с Карсом. Пожалуй, лишь между властелином и клоном по-прежнему пролегала пропасть. Но это и понятно — многолетняя вражда так просто не забывается.

К полудню третьего дня пути воины услышали странный рокочущий шум. Земляне и аланцы замерли в нерешительности и потянулись к оружию. Ситуацию разрядил де Креньян.

— Это река! — радостно воскликнул маркиз.

Солдаты бросились вперед. Жак не ошибся. Холодный бурный поток стремительно несся с востока на запад.

Люди спустились к берегу и начали плескаться в воде. Далеко никто не заходил. Скорость течения и острые камни служили предупреждением отчаянным смельчакам.

Но как же приятно скинуть куртку, бронежилет и подставить разгоряченное тело под прохладные брызги реки!

Рона в очередной раз поразила землян. Мужчины гетеру не интересовали, и потому Мелоун спокойно, без стеснения, обнажилась до пояса. Наемники удивленно замерли.

Воины не сводили глаз с крепкой высокой груди мутантки. Не обращая внимания на спутников, девушка неторопливо умывалась.

Заметив вытянувшиеся лица землян, Линда весело расхохоталась:

— Очень сожалею, господа, но эти прелести не для вас! Только сейчас Рона поняла, что поступила крайне неосторожно. В Морсвиле оливийки жили обособленно, и скрываться под одеждой не имело смысла. При необходимости женщины раздевались без лишних раздумий. Увидеть их обнаженное тело все равно ни один мужчина не мог.

Но здесь, в окружении наемников и аланцев, ситуация совсем иная. Тасконка забыла об этом. Быстро накинув на себя куртку, она смущенно улыбнулась.

— Я не хотела, — негромко вымолвила Рона.

— Ерунда, — с ироничной усмешкой на устах махнул рукой Аято. — Мы, как последние идиоты, выпучили глаза…

— Надо признать, фигура у тебя великолепная, — произнес Стюарт. — От такой девчонки я сейчас бы не отказался!

— Помолчи лучше! — выкрикнул Олесь и толкнул шотландца в спину.

Пол не ожидал такого поступка от товарища и, неловко взмахнув руками, рухнул в холодную воду. Послышались отчаянные ругательства.

Когда промокший до нитки землянин выбрался на берег, отряд буквально рыдал от восторга. Стуча зубами, Стюарт шутливо погрозил Храброву кулаком.

— За мной должок.

Слова шотландца вызвали новый взрыв смеха. Впрочем, Пол хохотал вместе со всеми. Он обладал неплохим чувством юмора и, когда воины успокоились, философски заметил:

— Вот так охлаждается страсть.

После обеда люди сменили воду во флягах и двинулись вверх по течению реки. Впереди шел де Креньян. Жак лучше других знал эти места, ведь он блуждал здесь довольно долго. Маркиз считал, что отряд отклонился на запад, и до переправы не больше десяти километров.

Найти бревно, по которому переходила группа разведчиков три года назад, крайне важно. Ведь только там можно обнаружить тропу, ведущую к Аусвилу. В противном случае придется прорубаться через джунгли.

Француз не ошибся. Через полтора часа земляне увидели знакомое место. За прошедшее время оно практически не изменилось.

Хотя нет, кое-что выглядит иначе. В прошлый раз наемники разрушили переправу, скинув бревно в бурлящий поток. Сейчас с берега на берег был перекинут аккуратный мост. Три крепких, хорошо обтесанных дерева уложены рядом и надежно соединены. По краям, на уровне груди, натянуты прочные веревки, позволяющие преодолевать водную преграду без усилий.

На этом строители не остановились. Весь мост они опутали лианами и вьющимися растениями. Маскировка получилась великолепная. Неопытный путник пройдет мимо переправы и даже не заметит ее. Но землян не проведешь. Они прекрасно знали, где следовало искать.

— Хорошая работа, — проговорил, ступая на бревна, Воржиха. — Сделано на долгие годы.

— Согласен, — вымолвил Дойл. — Вопрос в том, кто здесь трудился. Не приведет ли эта удобная переправа нас прямиком в ад?

— Не думаю, — покачал головой де Креньян. — Скорее всего, мост построили долы. Совершив вместе со мной поход на юг, воины племени решили расширить контролируемую территорию.

— Будем надеяться на лучшее, — вставил Тино. — Иначе неприятностей не избежать. Местные жители не очень радушно встречают вооруженных чужаков. Даже имея огнестрельное оружие, отряд находится в постоянной опасности.

— Вышлем вперед головной дозор, — задумчиво произнес русич. — Первыми пойдут Жак, Пол, Крис и…

— Можно я? — попросил властелин. — Для меня внезапный удар человека не столь страшен.

— Нет, — поспешно возразил Олесь. — Долы уже имели дело с дикими мутантами. Твое присутствие они неправильно истолкуют. Четвертым пойдет Азамат. Остальные будут двигаться на расстоянии двухсот-трехсот метров от передовой группы. В случае засады мы успеем занять круговую оборону.

Разведчики проверили оружие, перезарядили магазины и спустя десять минут ступили на бревна моста. Они быстро преодолели препятствие и, оказавшись на противоположном берегу, скрылись в густой чаще.

Выждав некоторое время, Храбров дал сигнал следовать за ними. Тревожно озираясь по сторонам и не снимая пальцев со спусковых крючков, воины неспешно двигались вперед.

Их окружало невероятное буйство растительности. Сквозь переплетенные ветви низкорослых деревьев и кустарников ничего не было видно уже в пяти шагах.

Для большинства данное обстоятельство стало полной неожиданностью. Ведь всего в полукилометре отсюда рос совершенно другой лес. Там просторно, светло, трава не оплетает ноги, а могучие стройные деревья устремляются далеко ввысь.

Здесь же царствуют хаос и неразбериха. С разных сторон доносились дикие пугающие звуки. Кто их издавал, знал только Господь Бог, или его отступник-дьявол. В любом случае, слушать подобную какофонию — удовольствие не из приятных.

Настороженно оглядывавшиеся по сторонам солдаты все крепче и крепче сжимали в руках оружие.

Даже в жаркий, знойный полдень, в джунглях было сумрачно и влажно. Размашистые темно-зеленые листья растений плохо пропускали лучи Сириуса.

Ничтожное расстояние в пять километров отряд преодолел за два часа. Несмотря на широкую, хорошо утоптанную тропу, люди шли неторопливо. Осторожность — превыше всего.

Храбров двигался во главе основных сил и первым услышал тревожный свист. Это был условный сигнал. Его должен подать Саттон в случае опасности.

Земляне замерли. Взмах руки — и наемники тотчас рассредоточились. Стволы автоматов и карабинов направлены в сторону джунглей. В любой момент воины готовы открыть огонь.

Наступило тревожное, томительное ожидание. В зарослях послышались чьи-то учащенные шаги, надрывно хрустнула ветка.

Солдаты взяли тропу на прицел. Напряжение достигло предела.

Ветки раздвинулись, и перед группой предстал Крис Саттон. Тяжело дыша и вытирая пот с лица, англичанин громко проговорил:

— Впереди пост долов. Они требуют пароль.

— Слава богам, — облегченно выдохнул Аято.

Оглавление

Из серии: Звездный взвод

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Конец империи предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я