Наследник в довесок, или Хранитель для дракона

Ная Геярова, 2019

Я хасраши, воин одного из самых элитных подразделений самой тьмы. Но, видимо, тьма отвернулась от меня или я воин никудышный. Но после не по моей вине провального задания меня отправили… Присматривать за племянником наследника престола. Кто же знал, что придется следить еще и за будущим владыкой. Ведь его вот-вот коронуют. Если только я успею спасти их будущее владычество от рук недоброжелателей и возможной смерти.А я спасу!Главное при этом – не потерять свое сердце.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Наследник в довесок, или Хранитель для дракона предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Я не привыкла оправдываться. Хасраши к оправданиям не приучены. Мы привыкли отвечать твердо, четко и по делу.

Потому на вопрос Мастера Дамая Вестера: «То есть вы утверждаете, что убили двух магов и уничтожили депешу, спасая малыша дракона?» — я ответила утвердительно и кратко:

— Да. Утверждаю.

— Какая поистине невероятная и удивительная история, — слащавый тон, которым было проговорено последнее, не мог меня обмануть. Слишком долго я знаю Мастера. Именно таким голосом он отправил меня на последнее задание академии, на почти верную смерть, — достать шкуру аракарны, которая, по его словам, обладала какими-то просто магическими свойствами. И была остро необходима академии. А достав ее, я могла получить высшие оценки по всем зачетам. Кто такая аракарна, я узнала чуть позже из письма, данного мне в дорогу. Но даже тогда до конца не понимала, на что иду.

А шла я в ад. Самый настоящий.

Уже очутившись в песках тьмы и столкнувшись с трехголовой тварью с пушистой золотой шерстью, острыми как бритва когтями и скорпионьим хвостом, я мысленно попрощалась с жизнью. Это был долгий, изнуряющий бой, когда время перестало существовать. Воздух обжигал легкие. Когти рвали мое тело. А от яда твари я едва соображала. До сих пор все происходящее в тех песках казалось мне жутким, нереальным сном. Потому что выжить там в реальности я не должна была. Именно в тот день ко мне на помощь впервые пришла тьма. Принимающая, дающая силы и возможности истинного хасраши. Я с трудом помнила, как провалилась в нее, и думала, что это смерть. Оказалось, это только начало жизни. Жизни воина тьмы.

Я вернулась в академию через неделю. К самым воротам приползла с раскроенным лицом и распоротым животом. Трясясь в лихорадочной горячке и с золотой шкурой в руках.

Нашим бойцам пришлось хорошо постараться, чтобы разжать мне пальцы и забрать шкуру аракарны.

А потом я потеряла сознание. Пришла в себя через месяц, тощая, больше похожая на скелет. У ног моих стоял Мастер.

— Радуйтесь, Эсми Норей, — он произнес это медленно и как-то величественно. Я тогда впервые услышала в его голосе гордость. За меня. — Совет Тьмы заинтересовался вами. Ваша судьба решена.

Развернулся и вышел.

Но то, что он сказал, — это были самые важные слова. То, к чему я стремилась все годы обучения в академии Шаркароха. Если бы в тот момент я была способна хоть что-то произнести, я бы сказала:

— Счастлива служить Совету!

Но я не могла. У меня были надорваны связки от воплей, когда погибающая аракарна вырвала куски мяса из моей плоти.

Ту магическую шкуру я больше не видела. Может, и не нужна она была, а меня лишь проверяли. Главное, что я выжила. Одна из немногих, отправленных в разные части песков тьмы для последнего академического испытания.

Сейчас я слушала голос Мастера и пыталась предугадать, куда теперь меня направят. Уже ученая, я прикидывала, что необходимо будет взять с собой. И…

Мои мысли были жёстко и кратко прерваны.

— Можете собираться, Эсми. Вы свободны.

— Что? — Я не поверила своим ушам. Тьма не может меня отпустить. О чем он говорит?

Мастер откинулся на высокую спинку кресла и сложил руки на груди. Взгляд его темных глаз был необычайно мрачен.

— Воин хасраши не имеет право на жалость, — медленно и очень тяжело произнес он. — И уж тем более на ложь. Вы очень разочаровали меня, Эсми Норей. Я всякое готов был выслушать. Но то, что говорите вы! Я ведь не ошибся, маленький дракон имел темно-сиреневый окрас? — Губы Вестера скривились в недоверчивой усмешке.

— Да, — глухо отозвалась я, внезапно поняв, что все мои упования на хоть какой-то шанс прощения хоронятся прямо здесь и сейчас ледяным голосом Мастера.

— Вам должно быть известно, — продолжил он, вдребезги разбивая мои надежды, — что подобная расцветка присуща только детям главенствующего рода. Рода черных драконов. Так неужели вы думаете, я поверю, что дитя кого-то из высших спокойно разгуливало в глуши Шаркароха? Да его бы и к пределам граней не подпустили. Вокруг такого дитяти должен был находиться минимум десяток стражников и нянечек, не принимая в расчет мамочку-дракониху.

Слова Мастера отзывались гулом в моей голове. Я прекрасно поняла, что он хочет мне сказать. Я вру. Бессовестно, нагло, цинично, неподобающе для любого хасраши.

Я! Вру!

Самое низкое, что может сделать воин тьмы, — опуститься до лжи, спасая собственную шкуру от наказания.

Кровь отхлынула от моего лица. Я сцепила руки за спиной, до боли вонзив ногти в кожу, и смотрела себе под ноги, упрямо сжимая губы. У меня нет доказательств правдивости своих слов, а значит, и оправдываться нечем, да и незачем. Хасраши не научены оправдываться. Мы можем изложить происходящее четко, строго и по делу. Но не оправдываться. В конце концов, бросаясь к дракончику на помощь, я осознавала последствия. Правда, не понимала, насколько они станут катастрофическими для меня. Но все же.

— Недопустимо… — донеслись до меня слова Вестера. — Вы понимаете, о чем я, Норей?

— Да! — глухо произнесла, не узнавая собственного голоса. — Я могу быть свободна.

Судорожный вздох Мастера заставил меня поднять на него взгляд. Даже через привычное для его лица равнодушие я видела сожаление.

— Я не могу вам помочь, Эсми, — произнес он строго. — Вы не просто испортили задание. Вы сорвали дело нескольких месяцев. Вы, лучшая ученица, поставили под сомнение все обучение нашей академии. Хуже того, вы пытаетесь себя выгородить, придумывая совершеннейшие небылицы. Это недопустимо.

— Я поняла, — ответила ровно, без запинки, старясь держать лицо. — Я принимаю свое наказание с честью и достоинством, как и подобает воину хасраши.

Плечи Мастера заметно опустились.

— Вы больше не воин хасраши.

Ком подскочил к горлу, я с трудом его проглотила. О тьма, за что ты так со мной?

Все следующее, сказанное Вестером, звучало словно набат в моей голове.

— Совет отказывается от ваших услуг, а я не имею права оставить вас в рядах хасраши, позоря тем самым доблестное имя воинов тьмы. — Он поднялся и, смотря прямо мне в глаза, произнес с убийственной суровостью: — Прощайте, Эсми.

***

Из кабинета я выходила на ватных ногах. Так плохо мне не было даже после встречи с аркарной. Тогда я болела телом, и это можно было перетерпеть. Теперь же у меня убили душу. Разбили и уничтожили. Я не знала, куда мне идти и что делать.

Орочье вымя, если бы сейчас я встретила того дракончика, то еще неизвестно, кинулась бы его спасать или нет. Стоила ли шкурка одного чешуйчатого всей моей жизни? И куда только темные боги смотрели? Не позорить доброе имя… Тьфу! Как после этого верить в догмат, что за спиной каждого хасраши стоит истинная тьма и сила ее. Где она была, когда я уже почти выполнила задание и мечтала стать всецело преданной Совету? Как она могла допустить этого чешуйчатого на моем пути? Видимо, я чем-то не угодила тьме. Или обидела? Чем я могла ее обидеть? Знать бы.

Шла к стенам академии задумчивая. Почему к стенам академии?

В здание Совета меня не пустили, молча прикрыли ворота после стука и мрачно сказали в окошечко:

— Вас ожидает Мастер Дамай в академии Шаркароха.

На этом все. Совет закрыл передо мной двери.

Но, даже пересекая площадку академии и понимаясь по ступеням в кабинет самой высокой башни, где и ожидал меня Мастер, я все еще не теряла надежду, что отправили меня для получения наказания. И уж Вестер постарается, найдет толковое, такое, чтобы у меня мозги зашевелились и я больше не кидалась спасать чужеродных детей. Да и отбить остатки жалости не мешало бы. Мастер прав: хасраши не ведают что это такое. Для них нет ничего важнее приказа. Может, я неправильный хасраши? Или Мастер что-то упустил в моем обучении? Эх, я так и знала, при битве с аракарной та мне голову повредила. Видимо, лекари академии не смогли полностью залечить, а мне не сказали. Пожалели. Разве кто больного на голову хасраши возьмет в Совет? А оно вот и вылезло теперь. Выходит, это не тьма виновата. Это я с поврежденными мозгами.

Совсем мрачно. И кому же я теперь, больная на всю головушку, нужна?

Примерно с этим вопросом я и достигла ворот академии, размышляя, чем могут подрабатывать убогие. По всему выходило, ничем. Может, мне в монастырь тьмы податься?

Вроде как за городом был какой-то приход. Для начала туда направлюсь, а потом решу, как быть.

Никакой охраны у ворот не было. Да и зачем? В военную академию Шаркароха разве что совсем дурак решит полезть.

Потому я сама открыла тяжелые ворота и уже шагнула за порог, когда на всю академию раздалось властное и громогласное голосом ректора Картара:

— Эсми Норей, сейчас же вернитесь в кабинет своего Мастера.

Ого! Сам ректор ко мне обращается. Неужели все же решили дать шанс? И наказание придумали жуткое? Я готова все выполнить. Хотите, в песках тьмы еще одну аракарну достану. Или двух. А можете и вовсе меня на месяц выкинуть в сумрак для обучения большей выдержке. Я выдержу!

Неслась огромными скачками. Впервые за мою жизнь несдержанно, с отчаянно отстукивающим в висках пульсом. Бегом поднялась по ступеням, заскочила в кабинет.

И здесь замерла. Предчувствие кольнуло тонкой иглой где-то между ребер.

В кабинете кроме моего Мастера, стоящего у окна и хмуро смотрящего на вошедшую меня, находились еще непосредственно сам ректор Гортер и двое мужчин. Крупные, с хищными чертами на немного вытянутых лицах. Бледность кожи перекрывали очень яркие глаза, изумрудные, с вертикальными, будто у змей, зрачками.

Драконы! Орочье вымя! Это же драконы!

— Эсми, будьте любезны, — непривычно напряженно произнес Мастер Дамай, — расскажите ректору Картару и двум… Гм-ммм… — Растерянно посмотрел на драконов. — Господам о том, что произошло в окраинах Шаркароха, когда вы выполняли задание Совета.

Я непонимающе плечами пожала.

— Я сорвала задание. На поле, где находился объект моего слежения, в момент передачи депеши вышел детеныш драконов.

При слове «детеныш» один из мужчин как-то неприязненно поморщился. И сухо поправил:

— Драг.

— Что? — не поняла я.

— Детеныш дракона, как вы изволили выразиться, зовется драгом.

— Пусть будет драг, — согласилась я. Хасраши не спорят. Они либо головы рубят, либо соглашаются с фактами. Драг — это факт. Мне же об этом драконы сказали. — Он вышел из леса, — продолжила я.

— Один вышел? — нагло перебил меня второй дракон.

— Один, — спокойно подтвердила я. Хасраши не нервничают по пустякам. Перебили — это пустяк. За это нужно либо голову рубить, либо не обращать внимания. Если собеседник достоин, чтобы на него не обращали внимания. Драконы явно были достойны.

— Судя по действиям мага и магистрата, они собирались избавиться от свидетеля.

— Убить? — решил уточнить первый дракон, и лицо его стало совсем хмурым. — Вы точно поняли их намерения?

— Совершенно, — твердо ответила я. — Если только нож в руке мага не означал его желания посвятить юного драга в основы работы с острыми и колющими предметами.

Мою иронию не поддержали. Хотя я, можно сказать, была на высоте. Ведь хасраши далеко не ироничны. Можно даже сказать, очень мрачны.

— Дальше, — последовало строгое.

— А дальше мага и магистрата я убила, драга спасла. Потом появился хран и привел за собой дракона. Они забрали малыша.

Мужчины переглянулись.

Ректор сухо откашлялся.

— Вот, собственно, и все. Я могу поручиться, что наша бывшая студентка никак не могла быть вовлечена в кражу высшего драга. В это время она была занята заданием Совета. И позволю вам сказать, ни один хасраши не опустится до воровства детей. Не имеет значения, кому они принадл… — он споткнулся на полуслове от пронзающего холодом изумрудного взгляда.

— Хватит, — грозно оборвал один из драконов. — Мы услышали то, что хотели услышать.

Он встал. Я с достоинством оценила гостя. Крепкое, хорошо сложенное тело. Уверенные движения. Высокий. Я ему едва ли по плечу.

Дракон окинул всех быстрым, леденящим взглядом и приказал:

— А теперь покиньте кабинет. Все, кроме леди Эсми. Я желаю с ней поговорить.

Леди? Я впервые удивилась. Еще никто не называл меня леди. Вайром называли, как и любого темного воина наших земель. Но леди!

Пока думала, кабинет опустел — второй дракон тоже его покинул, оставив меня наедине с зеленоглазым хмурым и, судя по всему, отчего-то недовольным мною драконом. А что я сделала? Этот вопрос, видимо, очень четко отразился на моем лице.

Дракон заложил руки за спину и, угрюмо смерив меня взглядом, произнес:

— Что вы сказали маленькому драгу? О чем говорили?

Ни о чем мы не говорили.

— Жаловались? — настойчиво поинтересовался мужчина.

Я, хасраши, — жаловаться?! Да за кого… И прикусила собственный язык. Но разве ж я жаловалась? Та самая фраза, сказанная малышу: «Знаешь, что теперь со мной будет?»

Это был просто поток мыслей и…

— Если вы хотя бы отдаленно в курсе жизни драконьей империи, то должны знать, что в скором времени произойдет выдвижение нового владыки, — проговорил дракон, не дожидаясь моего ответа.

— Вас? — Я вдруг четко осознала, кто передо мной стоит. Принц собственной персоной. Тот самый будущий владыка.

Он поморщился, явно не желая отвечать и вообще говорить на эту тему.

— В связи с этим, — продолжил не слишком-то довольно, — у меня нет времени заниматься своим племянником.

— А его родители? — спросила я, как мне казалось, обыденное.

Дракон плотно сжал зубы, все его выражение лица говорило о том, что я задаю очень много вопросов. Ответа мне не последовало. Вместо этого было сухо сказано:

— Маленький драг отказывается принимать любую стражу или няню, требуя вас.

Кто сказал, что хасраши не умеют удивляться? Я это сделала уже дважды за несколько минут.

— У меня сейчас нет времени разбираться с характером Хэйвена, — продолжал принц.

— Хэйвена?

— Так зовут вашего подопечного.

— Моего подопечного?

Уровень ошалелости меня зашкалил.

— Да. И отказы не принимаются, — холодно резанул дракон. — Насколько я понимаю, вы сейчас не в самом выгодном положении. Можно даже сказать, в очень гнусном положении.

В этом дракон прав. Гнуснее некуда.

— Потому я предлагаю вам самый выгодный вариант выхода из вашей ситуации.

Предлагает? По-моему, меня просто ставят перед фактом.

— Вы в течение года, до момента становления Хэйвена, занимаетесь с ним, охраняете, потом вольны уходить. Уверен, после того как вы отработаете на императорскую семью черных драконов, вас с руками и ногами заберут обратно в Совет.

Я все еще не верила услышанному.

— То есть я буду…

— Гувернанткой, охранницей, учителем… Гм-ммм… Няней. Как угодно можете называть ваше новое назначение.

Няней? Я, хасраши, воин тьмы, буду няней мелкого дракона! Уму непостижимо. Орочье вымя, лучше бы меня отправили в пески тьмы. На год. А лучше на два. Познавать темный дзен.

— Или можете отказаться и идти, — с ноткой злой язвительности произнёс дракон. — Куда вы там собрались? Скорее всего, в какой-нибудь темный монастырь — разносить свечи и зажигать лампадки. Самое то для хасраши. Может, вы думаете, что это намного престижнее, чем воспитание будущего наследника драконьей империи?

Ишь, какие речи! Не дракон, а демон, прогрызающий путь к моей темной душе.

— На год? — уточнила я.

— До момента становления Хэйвена, — еще более точным был принц.

— Когда отправляться?

Краткость — сестра талантов любого хасраши. А еще мы очень быстро умеем оценивать ситуацию. В данный момент предложение дракона было практически моим спасением.

— Сейчас, — холодно бросил принц.

— Мне нужно собрать вещи, — согласно кивнула я.

— Вам ничего не надо, — отрезал дракон. — Во дворце вам дадут одежду и все необходимое.

— Но…

Суровый взгляд пригвоздил мой язык к небу, и я замолчала.

Принц сощурил глаза и довольно грозно позвал:

— Элкар!

В кабинет вернулся второй дракон.

— Мы уходим, — возвестил будущий владыка.

Тут же в дверь вошли Мастер и ректор.

— А как же?.. — начал Каранар и был сурово прерван принцем:

— Леди Эсми уходит вместе с нами. Документы и договор с Советом вам доставят вечером. Надеюсь, вы постараетесь сделать так, чтобы уже утром все было подписано.

— До, но…

Под взглядом чёрного дракона ректор потерял да речи. Сухо сглотнул и кивнул.

— Чудесно, — произнес дракон и щёлкнул пальцами.

Портал возник прямо посреди кабинета, вихрем смело со стола какие-то бумаги и опрокинуло чернильницу.

Тот, кого назвали Элкар, взял меня за руку и уверенно втянул в воронку.

На секунду закружилась голова, подурнело, мне перестало хватать воздуха.

— Задержите дыхание и закройте глаза, — отчего-то мягко и сочувствующе сказал Элкар.

Я послушно закрыла глаза и перестала дышать.

Раз, два, три.

— Открывайте.

Я распахнула веки.

Мы стояли в огромной зале. Высокие окна пропускали яркий солнечный свет. Искристые блики играли на позолоченных стенах. В центре зала бил радужный фонтан. Рядом склонялась плакучая ива. А высоко-высоко играл бликами полуовальный хрустальный купол.

Я никогда не видела ничего подобного. Стояла и потрясенно смотрела по сторонам.

— Вам нравится? — полюбопытствовал будущий владыка, находившийся в паре шагов от меня.

— Красиво, — сдержанно призналась я.

Дракон одарил меня скупой улыбкой.

— Добро пожаловать в Харнаргор, леди Эсми Норей.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Наследник в довесок, или Хранитель для дракона предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я