Часовое имя
Наталья Щерба, 2012

Ключники вернули Время в Расколотый Замок, но еще не раскрыли тайны древних призрачных стен. Спасаясь от гнева Астрагора, Василиса отправляется учиться часодейству к Черной Королеве. Юная часовщица встретится с самыми загадочными механическими существами Эфлары, побывает на фабрике «Золотой Механизм», познакомится с настоящим зодчим и примет участие в темпогонках. Василисе и ее друзьям предстоит пройти через множество страшных испытаний, и с каждым разом ребятам все труднее будет сделать правильный выбор…

Оглавление

Глава 1

Чернолют

Вскоре после событий, произошедших в Расколотом Замке, Нортон-старший отбыл неизвестно куда, оставив детей на попечении своей подруги Елены Мортиновой.

К счастью, это назначение Василисы не касалось: она переезжала в замок Чернолют на целый год, чтобы обучаться часодейству у самой повелительницы лютов. Вскоре Черная Королева приехала за ней лично, в карете, запряженной малевалами. И сообщила, что Зеленая комната уже перемещена в ее замок, причем вместе с луноптахой. Во время сборов Василиса украдкой написала письма своим друзьям, отправив их через часолист. Ник, Диана и даже Захарра из Змиулана тут же откликнулись, пожелав ей удачи на новом месте. Не ответил только Фэш, по-видимому продолжавший злиться из-за странного происшествия в Зале Печальных Камней. Честно говоря, Василиса и сама сердилась на друга за такое поведение, поэтому решила больше ему не писать, — пусть дуется сколько влезет.

Всю дорогу Черная Королева молчала, уткнувшись в свой часолист — черную книгу с узорами тускло поблескивающих в темноте золотых лавровых листьев. В карете было полутемно, и вид плотной черной вуали, скрывающей лицо попутчицы, производил на Василису немного жутковатое впечатление. Девочка постаралась отвлечься, гадая, что за жизнь ждет ее в Чернолюте, но мысли то и дело возвращались к новогодней полночи, когда все ключники совершили путешествие в Расколотый Замок и Василисе вместе с друзьями удалось вернуть время в Часовую башню.

Черная Королева неторопливо водила остро заточенным ногтем по гладкой поверхности страниц, что-то бормоча про себя едва слышно, — наверное, с кем-то разговаривала. Василиса уже знала, что через часолист можно передавать сообщения мысленно, даже не прибегая к помощи часовой стрелы, но этому, конечно, надо учиться.

Сама Василиса пребывала в полном смятении. Невольно засмотревшись на таинственно мерцающий узор часолиста, она все думала и думала о том, что же будет с нею дальше. Забудет ли Астрагор, великий Дух Осталы, о синей искре, которую он так хотел заполучить? Перестанет ли Елена Мортинова ненавидеть и преследовать Василису? И встретится ли сама Василиса с Белой Королевой, своей мамой, хотя бы еще раз? Ведь повелительница фей хоть и запретила общаться с нею, но все же помогла Василисе, подсказав тогда через Диану, как правильно восстановить время. Ну и, наконец, Черная Королева. Кто она, во что верит, к чему стремится? Как на самом деле относится к Василисе? Конечно, повелительница лютов не раз помогала ей, но все же…

Черная Королева почувствовала ее волнение:

— Ты что-то хочешь спросить у меня, не так ли?

Василиса медленно кивнула: действительно, у нее накопилось много вопросов. Как вдруг она вспомнила совершенно о другом.

— Ваше величество… Скажите, пожалуйста, почему это в последнюю встречу мой отец назвал вас матушкой?

Черная Королева прикрыла часолист рукой и кинула на попутчицу короткий, изучающий взгляд.

— Интересный вопрос, — с ноткой иронии в голосе произнесла она. — А ты как считаешь?

— Честно говоря, я вначале подумала, что из уважения к вам. Но вы ведь так недолюбливаете друг друга…

Черная Королева фыркнула:

— О да! Сложно хорошо относиться к человеку, изуродовавшему тебя в битве… Ах, ты же ничего не знаешь! Твой отец оставил мне симпатичный шрам через всю щеку. Можешь представить себе, мой единственный сын. Родной сын.

Василиса пораженно молчала. Выходит, предчувствие ее не обмануло. Так вот почему Черная Королева так обеспокоена ее судьбой! Вот почему помогала… Значит, повелительница лютов — ее бабушка! Неожиданно Василису осенила еще одна важная догадка.

— Но как же так… вы ведь фея? Значит, и мой отец…

Василиса запнулась, припомнив, что Елена вообще называла Нортона-старшего духом.

— Мы все полудухи, милая. И я, и твой отец, и твоя непутевая мать, приходящаяся мне приемной дочерью, и ты, конечно.

Василиса спешно припоминала все, что ей рассказывали друзья о полудухах. Кажется, только полудухов можно обратить в духов или что-то вроде этого…

— Много ли ты знаешь о своем отце, дорогая? — внезапно продолжила повелительница лютов. — Поверь мне, Нортон Огнев — непростой… человек. Великие часы, как же он похож на своего отца… Я уж не говорю о его знаменитом деде, моем отце, а твоем прадеде. К сожалению, их всех погубила война, и этому не может помочь никакое часодейство.

Черная Королева помолчала и вдруг одним решительным движением захлопнула свой часолист.

— Я расскажу тебе всю правду, — спокойно начала она. — Твой отец — дух, Василиса Огнева. И возможно, будет одним из великих. Путешествуя по разным временам и параллелям, он забирает жизненные силы людей и за их счет приумножает собственную силу. Вот новость, да? Только он не делает это столь грязным способом, как Астрагор. Вот уж кто не церемонится! Но и хорошим твоего отца назвать нельзя. Тот, кто стремится к абсолютной власти, платит за это самую горькую цену. Когда-нибудь твой отец может оступиться… не выдержать. Он дойдет до самого края и все равно шагнет в пропасть. Как когда-то сделал Астрагор, проникающий в чужие временные коридоры, присваивающий чужие души… Нортон не будет в восторге, что я тебе рассказала об этом. Но я хочу, чтобы ты знала наверняка. Будущее, каким бы оно ни было, приближается с каждым мгновением, и надо быть к нему готовым.

Последние слова королевы прозвучали довольно зловеще.

— Как мой отец может быть духом? — изумленно возразила Василиса. — Он ведь перемещается на Эфлару! А духи этого не умеют…

Черная вуаль насмешливо качнулась из стороны в сторону.

— Потому что твой отец пока еще человек. Он не сделал последнего шага, как Астрагор. Не стал абсолютным Духом. Но грань эта тонка, она истончается, словно масло, которое долго размазывают по ломтю хлеба… Я вижу, ты мне не веришь? — Голос Черной Королевы неуловимо изменился. — Ну что ж, ты имеешь право…

— Нет-нет, я верю, — покачала головой Василиса. — Елена сказала то же самое во временной петле, когда хотела убить меня.

— О, да, в такие моменты люди выбалтывают много интересного… — Черная вуаль затряслась от беззвучного смеха. — Впрочем, я не советую тебе заострять внимание на этой информации. Просто знай, что твой отец… гм… непростой человек. И его поступки, даже самые странные, не должны особо волновать тебя. Ты все равно не сможешь его понять… Когда вырастешь, тогда, возможно, поймешь.

Василиса хмыкнула про себя. Интересно, что имеет в виду Черная Королева? Наверное…

— Вы не любите моего отца, правда? И он это знает… Я только не пойму как он разрешил мне жить у вас. Учиться, спрашивать обо всем…

Повелительница лютов приподняла край вуали и внимательно посмотрела на девочку. В полумраке кареты ее шрам не был отчетливо виден, но взгляд черных глаз все равно страшил.

— Только у меня ты будешь в безопасности. Астрагор никогда не простит тебе синюю искру, Василиса. Не простит удачи с Часовой башней. Ты умная девочка и давно обо всем догадалась, не правда ли? Великий Дух что-то знает о замке Эфларуса, но не хочет с нами делиться этой информацией. Ему было важно самому вернуть время в Расколотый Замок. Но ему снова помешала какая-то девчонка. Он зол, Василиса, и зол по-настоящему. Вот почему тебе лучше не попадаться ему на глаза… Во всяком случае, до нового похода к Расколотому Замку. Возможно, что к тому времени мы придумаем, как тебя обезопасить.

Василиса судорожно вздохнула, выдавая собственное волнение: слова Черной Королевы необычайно встревожили ее.

— А когда состоится этот поход?

— Когда вы будете готовы, конечно. В Расколотый Замок вернулось время, но неизвестно, как оно себя покажет. Что-то будет разрушено, что-то восстановлено, что-то обязательно изменится в его стенах. Нам следует быть осторожными. А еще вам придется говорить с душами вещей, — может, они что-то подскажут… О, вот мы и приехали!

Василиса хотела снова задать вопрос, на этот раз по поводу душ вещей, но тут малевалы сделали крутой поворот, и карету резко бросило в сторону, а потом в другую. Девочке пришлось уцепиться за поручни, чтобы не упасть. Через некоторое время карета все-таки приземлилась, дверца распахнулась, и Черная Королева первой спрыгнула на землю, опираясь на чью-то руку в перчатке из мягкой позолоченной кожи.

Василиса с интересом выглянула из кареты и замерла, увидев первого клокера в своей жизни, изготовленного по образу мальчика-пажа. У него было равнодушное металлическое лицо, абсолютно без эмоций, неестественно прямая осанка и одежда — короткий плащ, лосины и шляпа с пером. Все, из чего состоял клокер, блестело на солнце, пуская яркие солнечные зайчики на несколько метров вокруг. Если бы клокер ей не поклонился, то Василиса легко приняла бы его за статую из чистого золота.

Черная Королева внимательно наблюдала за Василисой из-под вуали.

— Это клокер, — ответила она на немой вопрос девочки. — Обыкновенная механическая кукла, впрочем, способная выполнять очень сложные работы.

Тем временем мальчик-клокер протянул ей руку, и Василиса с любопытством оперлась на нее, соскакивая с подножки кареты на плиты двора. Девочка еле сдержала себя, чтобы не прощупать получше эту руку — в ней не было ничего металлического, наоборот, она казалась живой и гибкой, человеческой.

У самых дверей их встретили новые клокеры — мужчина с блекло-золотой кожей, похожий на статую древнего бога, но одетый в старинный костюм слуги, и сребролицая девушка в аккуратном синем платье и белой косынке, прикрывающей две толстые платиновые косы.

— Это мой управляющий Ганс и экономка, ключница Эльза, — представила их Черная Королева. — Вообще-то клокеров обычно называют по идентификационному коду, выгравированному у них на спине, но я люблю человеческие имена, мне так привычнее.

— А почему вам не прислуживают обычные люди? — полюбопытствовала Василиса.

— Потому что человек может предать, а клокер — нет, — ответила королева будничным тоном, словно разговор шел о чем-то совершенно не поддающемся сомнению.

— Но ведь это механизмы, да? — Василисе почему-то захотелось поспорить. — Они ломаются, начинают барахлить…

Черная Королева фыркнула.

— Некоторые люди, признаться, тоже барахлят, причем с самого рождения, — пробормотала она. — Взять хотя бы Елену… Откровенно говоря, то еще бывает барахло.

Василиса весело хмыкнула, абсолютно согласная с последним утверждением.

— Клокер может прослужить очень долго, — неожиданно изменившимся, резким голосом произнесла Черная Королева. — А люди… они умирают. И к сожалению, чаще всего умирают самые верные, самые преданные… Я долго живу на этом свете, Василиса. Поэтому успела разочароваться во многом.

Василиса вдруг подумала, что абсолютно не знает, сколько же лет Черной Королеве, — пятьдесят, сто, двести? А может, и больше? Кто знает, сколько на самом деле живут фиры и люты… Но спросить королеву о возрасте девочка постеснялась.

Они шли по коридору с высоким, арочным потолком и рядами темно-коричневых деревянных дверей, похожих друг на друга, как плитки шоколада. Почти у каждой двери стояли клокеры, в основном мужчины с золотой или серебряной кожей. Правда, у одних она сверкала, а у других, наоборот, казалась старой, потемневшей от времени. Василиса спросила у повелительницы лютов, почему так.

— Самый старый клокер в моем замке — это Ганс. Ему исполнилось уже двести пятнадцать лет, представляешь? Поэтому его кожа давно потускнела, да и потерлась во многих местах, вся во вмятинах да царапинах. Таких клокеров стараются лишний раз не трогать, не ремонтировать без особой надобности. Ведь каждая частица его металлического тела сохраняет в себе время, поэтому лучше не заменять ее на новую.

Они свернули в боковой коридор и чуть было не столкнулись с вереницей странных механических существ, похожих на диковинные настольные часы, вдобавок с ножками. На их циферблатах крепилось около двух десятков стрелок самой разной длины, а каждая ножка, состоящая из нескольких суставов, завершалась на конце колесиком.

— А вот и «клок» — обычная машина для хозяйственных работ. Клоки — механизмы менее сложные, чем клокеры, и предназначены для простых дел. Они ездят по всему замку по самым разным поручениям, — перевозят небольшие грузы, чистят полы, охраняют некоторые помещения. Видишь, как они перемещаются?

И действительно, клоки передвигались по специальным колеям, похожим на железнодорожные рельсы: эти колеи вели в самых разных направлениях, пролегая по лестницам, стенам и даже потолочным сводам коридоров.

Они пошли дальше, и теперь Василиса внимательно присматривалась к окружающей обстановке, находя все новые и новые рельсы, удачно скрытые интерьером. К примеру, ей очень понравилось длинное, на всю стену галереи, прямоугольное панно, спаянное из разных железных деталей, трубок, часовых колес и циферблатов. Между ними, передвигаясь на своих быстрых ножках-колесиках, сновали клоки самых разных конфигураций.

Надо сказать, что, несмотря на техническое и в чем-то даже футуристическое оснащение Чернолюта, его внутренние покои больше всего походили на средневековую крепость: каменная облицовка стен, чадящие дымом факелы, вдетые в железные кольца, повсюду — массивные сундуки с замками и железные лавки, украшенные мягкими подушками. Клокеры, похожие на старинные статуи рыцарей, лишь усиливали впечатление: при встрече с хозяйкой все они кланялись, издавая легкий металлический шелест и щелканье, — наверное, внутри у них терлись друг о друга тысячи мельчайших шестеренок. Поначалу Василиса отвечала кивком на каждое приветствие, но вскоре у нее заболела шея — в замке оказалось невероятно много клокеров.

— А как они двигаются? — не удержалась от следующего вопроса Василиса, наблюдая, как очередная сребролицая девушка приседает в грациозном реверансе. — Неужели это полностью часовой механизм?

— Да, и не только, — живо откликнулась повелительница лютов. — Внутри клокера находится часовой механизм, который заводится от ключа со специальным числовым кодом. Но это еще не все, конечно. На фабрике клокерам передают немного энергии Времени и только поэтому они ходят, двигаются и разговаривают, как живые.

— Но они ведь не живые?

— Конечно нет. Клокер — это кукла, которая никогда не сможет стать человеком. Они бездушны. Как у всякой вещи, в ней есть слабая духовная сущность, определенная временем. Но не более. Про души вещей тебе куда лучше расскажет Астариус на очередном уроке для ключников, тем более что это его любимая тема.

— А когда будет следующий урок? — с замиранием сердца спросила Василиса.

— Надеюсь, что не скоро, — фыркнула Черная Королева. — Когда-нибудь я устрою тебе экскурсию по ЗолМеху, посмотришь, как изготавливают клокеров… О, мы увлеклись беседой, не заметив нашего письмоносца.

Оказалось, что за ними какое-то время следует мальчик-паж со свитком в вытянутых руках, терпеливо ожидая, когда на него обратят внимание. Повелительница лютов приняла свиток, сорвала с него печать и быстро пробежала его глазами.

— Ну вот опять! — изрекла она. — Извини, Василиса, вынуждена тебя покинуть. Срочное дело — на границе с феями случился какой-то переполох. Надеюсь, я управлюсь с этой проблемой до вечера и мы сможем поужинать в Каминной Зале — это на первом этаже. Да, еще одно… Василиса, ты можешь ходить по всему замку, купаться в пруду, гулять в парке. За ограду тебя и так не пустят — сама понимаешь, это для твоей же безопасности. Я прошу тебя запомнить одно лишь правило: не купаться в озере, даже не заходить в воду. В его глубине обитают русалки, водянки, болотники, хищные рыбы. Но не это самое опасное. Ты должна знать, что через воду Черного озера идут особые временные переходы, которыми я иногда пользуюсь. Поэтому туда нельзя. Во всяком случае, без меня. Понятно?

Василиса кивнула.

Черная Королева удалилась, а Василису повел дальше мальчик-клокер.

Зеленая комната, перенесенная из Черновода, располагалась в одной из самых верхних башен замка. В ней остался тот же камин, кровать с ярко-зеленым покрывалом, нуль-зеркало, шкаф с одеждой. Пожалуй, не было только серебряного блюда с крышкой, так поразившего Василису в первый раз. Наверное, здесь его часодейство не работало.

Убедившись, что Снежка преспокойно спит в корзинке возле ярко полыхающего огня в камине, Василиса подбежала к подоконнику и тут же пристроилась на нем, поджав колени к подбородку.

За окном раскинулся чудесный горный пейзаж. Вокруг видимой части замка мерцало темное зеркало озера, а вдали пролегал изломанный горный хребет, похожий на спину спящего дракона.

Прошел час, а Василису никто не беспокоил — возможно, ей дали время освоиться. Она решила спуститься в парк прямо через окно — девочке очень не хотелось встречаться на лестницах с клокерами.

Замковый парк делился на множество квадратных травяных клумб, украшенных рядами фигурно подстриженных кустов в виде шахматных фигур. Между ними шли дорожки, уложенные косыми серыми плитками разной величины. Кое-где в швах пробивалась ярко-зеленая трава, придавая величественному виду королевского парка некоторую запущенность, отчего он выглядел еще уютнее. У самой кованой ограды высились деревья с мелкими белыми и розовыми цветами. На фоне далеких заснеженных гор они смотрелись особенно необычно. Василиса в который раз подивилась часодейству фей: повсюду январский мороз лютует, а здесь, в королевском парке, все цветет и зеленеет.

В саду кипела работа: клокеры подстригали кусты, пропалывали клумбы, чистили дорожки, ухаживали за небольшими водоемами и фонтанами.

Василиса решила подойти к деревьям, надеясь, что хотя бы в самой дальней части парка будет поспокойнее. Кроме того, она хотела присмотреть себе укромный уголок для занятий гимнастикой по утрам.

Но лишь она ступила на густую, тенистую аллею, дорогу ей преградила девчонка весьма грозного вида. На ней была майка и юбка до колена — наряд, не скрывающий хорошо развитых мышц рук и ног, — она походила на спортсменку, занимающуюся борьбой или греблей.

Оглядев Василису сверху донизу и, видимо, найдя результат осмотра вполне удовлетворительным, девчонка выдала скороговоркой:

— Наконец-то в этом доме будет хоть одна ровесница! Меня Грозой все прозывают. А ты кто?

Голос у этой Грозы был мягкий, мелодичный и как-то не вязался с ее решительным и воинственным видом. Василиса не спешила отвечать, решив и сама присмотреться к новой подружке. У той было широкое, грубоватое лицо с широкими нахмуренными бровями, светло-серыми бесцветными глазами и недетским, жестким взглядом. Несмотря на мальчишеский вид, Гроза заплетала свои чернющие, цвета воронового крыла, волосы в толстую, короткую косу.

— Василиса Огнева.

— А, почетная гостья нашей повелительницы, — деловито кивнула девчонка. — Значит, будешь вместе с нами учиться. Это хорошо, веселее будет. Правда сейчас все разъехались, жалко.

Девчонка улыбнулась, разом теряя свою напускную жесткость, и Василиса расслабилась — здорово, что в Чернолюте у нее будет подруга.

— А тебя почему Грозой называют? — полюбопытствовала она.

— Драться люблю, — хмыкнула девчонка. — Только противников почти не осталось, меня все боятся, даже Маар. Но вообще-то меня Грезой зовут по-настоящему. Только какая из меня Греза? — Она демонстративно подвигала широкими плечами. — Ну а, кроме того, я умею управлять погодой.

— Что? — изумилась Василиса. — Это как так?

— Могу вызвать грозу, когда захочу. Вот поэтому и прицепилось — Гроза… У каждого из нас есть свой дар, да? У тебя наверняка тоже есть, раз ты тут… — Девчонка прищурилась, но расспрашивать не стала. — Я ветер научилась вызывать еще в детстве, когда жила в деревне. Мы с друзьями целыми днями пасли коров, гоняли на лошадях, кормили луноптахов ночью… — Она вздохнула. Наверное, те времена были для нее очень счастливыми. — Свободного времени было много, не то что сейчас. Сначала я научилась ветер вызывать: просто вспоминала тот день и час, когда начиналась ветреная погода. Представляешь, жарко, все загибаются от зноя. И тут — ветер, прохладный, осенний или зимний… Потом я смогла возвращать время дождя, ну а потом и грозу. Моя тетка узнала, что я так умею, и побила меня крепко. — Гроза поежилась. — Ребята всем рассказали, слухи пошли, меня стали избегать. Я хотела сама удрать из дома, но тут пришла Черная Королева и забрала меня сюда, в часовой мир.

— А раньше ты где жила?

— На Остале, как и ты.

— Погоди, то есть ты сама научилась часодейству?

— Королева говорит, что это у меня природное, — беспечно махнула рукой Гроза. — У меня же высшая степень часодейства. Но, признаться, я плохо владею часовой стрелой. Вот только с погодой получается… Эферы — это не мое. Королева говорит, это из-за того, что я много времени уделяю не урокам, а крылатому бою… Слушай, а у тебя крылья есть? А ну покажи, — неожиданно потребовала Гроза.

Василиса вызвала крылья.

— Хорошие, — одобрила девочка. — Но мои побольше будут. За ее спиной заклубилась голубоватая дымка, являя два ярко-синих крыла, окаймленных серебристыми узорами.

— Ты драться ими умеешь?

— Немного, — уклончиво произнесла Василиса. Невольно она вспомнила свой бой с Еленой во временной петле, но постаралась отогнать неприятные мысли.

— Ничего, я тебя научу, — заверила Гроза. — Так умеешь?

Она вдруг подпрыгнула и перевернулась вокруг себя — раздался свист, словно от рубящего удара острым стальным клинком.

Василиса без труда повторила трюк, правда у нее свист получился куда слабее. Но Грозу ее исполнение удовлетворило.

— У тебя есть потенциал, — авторитетно заявила она. — Теперь будем вместе тренироваться.

Василиса радостно кивнула. Она уже соскучилась по спортивным упражнениям, да и подучиться драться ей не помешало бы.

— Ты знакома с Риммой? — продолжила новая подруга.

Василиса задумалась: это имя она уже точно слышала.

— А кто это?

— Римма учится в астроградской школе часодейства, но приезжает сюда почти на каждые выходные.

— Я видела ее! — вспомнила Василиса. — Мы уже познакомились. С ней еще Цзиа была, кажется, так звать.

— Да ты уже почти всех наших знаешь, — хмыкнула Гроза. — Римма и Цзиа живут и учатся в Астрограде, но приезжают сюда на выходные… — Девочка смерила Василису задумчивым взглядом и продолжила: — Так вот, наша Цзиа умеет заглядывать в будущее. На один короткий шаг, причем очень быстро перемещается. Представляешь, раз! — и исчезла. И снова появилась. Поначалу она так доставала нас своими предсказаниями! — Лицо Грозы возмущенно скривилось. — Она многое знает про будущее, но в основном молчит, потому что не любит предсказывать. И правильно, ведь далеко не все сбывается. Раз она замерла, как обычно — ну, знаешь, застыла как статуя, и все это посреди урока. И вдруг как расплакалась, сообщив, что Черная Королева ровно через полминуты умрет, потому что захлебнется. Наша повелительница в это время как раз пила чай. Все растерялись, не знали, что делать. Черная Королева отставила кружку в сторону, терпеливо выждала целых пять минут, а потом позвала Цзию к себе в покои и о чем-то долго с ней говорила. Наверное, запретила ей прорицать. С тех пор Цзиа предпочитает помалкивать.

— Еще бы, — высказалась Василиса.

Она подумала, что не хотела бы обладать подобным даром. Лучше не знать будущего наверняка. Ведь если ты знаешь, что должно случиться что-то плохое, то и настроишься на плохое, и тогда уж оно наверняка произойдет! Лучше пребывать в относительном неведении и стараться думать о хорошем. Например, что Фэшу ничего не угрожает. Как только она об этом подумала, то тут же вспомнила об Астрагоре и вздрогнула.

— А вот у Риммы очень страшный дар… — продолжила Гроза, приняв обеспокоенное выражение на лице собеседницы за признак самого повышенного внимания. — Она умеет разговаривать с душами. — Девочка оглянулась и перешла на шепот: — С душами тех, кто давно умер, не только от зачасования. И даже тех, кто еще не родился… Представляешь?

У Василисы мурашки по коже побежали. Так вот почему у Риммы такие серьезные глаза… Она вспомнила, как однажды сама вела беседу с мальчиком Шаймом, затерянным во времени.

Получается, Римма могла бы поговорить с родителями Фэша… А может, даже узнать, как они умерли. И он перестал бы злиться на Огневых. Почему-то Василиса была уверена в том, что ее отец не причастен к гибели родителей Фэша.

— Только не вздумай что-либо у нее спрашивать, — проницательно подметила Гроза. — Нам всем запрещено, да и Римма ничего не скажет. Черная Королева учит ее управлять этим даром… Потому что дар этот все равно что проклятье.

Василиса кивнула.

— Я когда-то разговаривала с мальчиком, затерянным во времени, — доверительно произнесла она. — И знаешь, это было неприятное, жутковатое ощущение.

— Да ты что! — Гроза даже подпрыгнула на месте от удовольствия. — Расскажешь? Погоди, сначала покажи свою комнату, — перебила она саму себя. — А потом посмотришь, где я живу.

И, увлекая Василису за руку, потянула ее обратно к замку.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Часовое имя предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я