Восходящее солнце Астерии: Змеиный холм

Наталья Федюшина, 2017

Процветающие земли Астерии покинула магия друидов, и беды расползлись по ним, словно ядовитые змеи. Лишь древнее пророчество дает надежду, но кровь прольется вновь, заставляя древний огонь Беля обрушиться на столицу. Кейт была одной из тех, кто жил в эти смутные времена. Она, как никто другой, чувствовала тьму, также как и защиту мистического духа. Девушке придется пройти множество испытаний, а самое главное – сделать непростой выбор: разрушить Астерию до основания или возродить самую сильную из магий.

Оглавление

Пролог

Как только удлиняются безликие тени, воздух наполняется страхом. Живым мерещатся мертвые. Туман скрывает их, но силуэты мелькают в блаженной тьме. Это произошло, когда королевство стало куском мяса. Оно было брошено на растерзание львам. Брат пошел против брата. Сила превратилась в порок. Я тоже был далек до идеала. Даже звезды не могли осветить мое лицо. Я стал тенью. Отчаянием. Бременем, которое могло свести с ума любого. Но я давно утратил свой разум, а виной всему стала

ОНА

Нет, мы не были обручены. И даже друзьями никогда не являлись. Ради священного Беленуса, как можно было об этом подумать?! Такую чертовку стоило бы сжечь на костре и наслаждаться зрелищем. Смотреть, как она разбухает волдырями, которые трескаются, издавая музыку для ушей. Можно было вспороть ей горло и смеяться над танцем смерти. В ушах, будто играла бы свирель. Опьяняющая и ритмичная, пока алый поток струился бы на женское одеяние, как свежий источник из-под камней.

Но так получилось, что в первую встречу, она и меня обвела вокруг пальца. Смотрела глазами-бусинами, будто котенок, который валялся в дерьме. Синие пятна на руках походили на размазанный сок ягод. Одежда изодранна, а на лбу кровоточащая рана. Тогда я знал, что от девчонки будут проблемы, но не думал, что малышка станет точкой отсчета всех навалившихся бедствий. Ее называли разными именами. Шепотом. Еле уловимым звуком. Ни один архив не отважился заклеймить свои рукописи старой легендой. Дух девушки, будто впитался в земли Астерии вместе с кровью, которая тогда лилась рекой. Кости хрустели под ногами, а города превратились в склепы. Ни один из живых не должен был произносить ее имя, иначе навлечет проклятье на свою судьбу. Молчание стало лекарством. Суеверия ― защитой.

Но история еще свежа в моей памяти. Безмолвная легенда должна была когда-нибудь обрести ее голос, и сегодня она заговорит. Ненависть улеглась и сейчас я могу взглянуть на нее без тяжелого бремени на плечах.

Астерийцы имеют право знать, что без нее мы бы не выжили.

Из дневников Рейхтага, Старейшины друидов.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я