Эльфийский для любителей

Наталья Мазуркевич

Хуже дипломатии может быть только… высокая дипломатия! Только удалось наладить свою жизнь на новом месте, как принесло эльфов. И гномов. И конечно, на мою голову. И всем что-то от меня надо. Кому-то – лояльность и доносы, написанные ровным почерком неудавшегося юриста. Кому-то – моральная поддержка и надежные тылы, чтоб от папы-Владыки бегать и от невест прятаться. А кому-то и вовсе – вся моя персона с ее достоинствами, недостатками, тремя томами брачного договора и молотком в комплекте. И вот как теперь со всем этим разбираться?

Оглавление

Из серии: Академия Магии

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Эльфийский для любителей предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Посвящается моему папе.

Глава 1

Страшнее эльфа зверя нет

Суета, воцарившаяся в доме с прибытием высоких гостей, могла посоперничать с ажиотажем в первый торговый день Великой ярмарки. От тишины и размеренности не осталось и следа.

В первый миг мне показалось, что духи штолен рассердились на меня и перенесли в другой, сумасшедший мир. Только лицезрение мрачной физиономии Алеста удержало меня от падения на колени и замаливания грехов. Повлиять на эльфа злопамятные духи не могли, а мысли, что они договорились с Эсталианом, были крамольнее всех иных предположений.

— Началось, — кисло повторил эльф, медленно перебираясь к стеночке.

— Дом выдержит? — практично осведомилась я. Мысли мои вились вокруг старшего эльфа. Что же должно было произойти, чтобы он не явился и не построил в три ряда подчиненных. Гости? Слишком мелко. Магистр Реливиан был способен одним взглядом усовестить аудиторию, неужели не справился бы с обычными гостями? Но пол продолжал дрожать…

— Должен, — так же мрачно отозвался Алест и натянуто улыбнулся: — Не хотелось бы оказаться под завалами вместе с папиной свитой. Не так я мечтал жизнь закончить.

— Вот и отлично.

Я потянулась и подошла к двери. Эльф не рискнул. Пришлось самой выглядывать в коридор, ворочать головой и выбираться к лестнице.

— Ну что там? — не выдержал остроухий, подползая ко мне спустя две минуты. На коленках, приникая головой к ковру и попой устремляясь в потолок.

— Еще не доползла, — шепотом озвучила очевидное я. В отличие от трусишки, я решила не позориться и не собирать пыль с пола. Вместо этого прилипла к стеночке и ни разу от нее не отлипла до самых перил. Тут уж пришлось перегруппироваться в упор лежа и едва-едва высунуть нос из-за угла.

В холле обнаружилась Мирабель, которая радостно повизгивала и хватала одну из эльфиек за уши. Она липла к бедной женщине, как колючки лопуха, тормошила ее волосы, разрушая высокую прическу, и я не представляла, как бедное создание собирается избавляться от внезапного вредителя. Впрочем, улыбка на лице женщины и нежность, с которой та удерживала тяжелую малышку на руках, явно свидетельствовали о другом ее желании.

— Мирабель, покажи леди свою комнату, — нарушил какофонию выкриков магистр Реливиан.

— Брат, рад тебя видеть, — кивнул эльф не замеченному мною мужчине. Отвлекшись на семейную сцену, я не уделила ему должного внимания. Зато, судя по сбившемуся дыханию Алеста, младший эльф заметил только его.

Морально готовясь, я глубоко вдохнула и перевела взгляд на предел мечтаний среднестатистической обитательницы нашего курса для эльфонут… любительниц высокой эстетики. Папочка не уступал сыну в росте, но и каланчой его назвать язык не поворачивался. Было в нем что-то притягательное, несмотря на острую нужду в каблуках у дамы. Я даже вздохнула завистливо: наверняка не испытывает проблем с доставанием книг с верхней полки! Вторым пунктом притягательных качеств значились волосы. Блондинистые, как и у сына, длинные, гладкие и шелковистые, как у порядочного эльфа. Так бы и получить их в свое безраздельное пользование с правом дальнейшей перепродажи. Это же сколько за эльфийский парик бы отвалили… Говорят, их даже моль не берет.

Мечтательное выражение на моем лице, кажется, испугало Алеста. Он глянул на меня с укоризной, как будто понял, о чем я думаю, и обреченно вздохнул. Пожав плечами, ибо лишние звуки могли нас выдать, я вернулась к прерванной оценке представителя ушастых и едва не выдала нас с потрохами сладострастными стонами.

Я хотела! О, как я хотела… Если бы в этот момент нас не разделял вероятный перелом конечностей, ничто не помешало бы мне сигануть вниз и повиснуть на эльфе. Повиснуть, обвить за шею, склониться к самому уху и спросить. Задать самый сокровенный вопрос в жизни каждой девушки: кто посмел передрать этот фасон? Он же только осенью был представлен в последней коллекции мастера Штрата. И что я вижу? Великолепный, выдерживающий арбалетный выстрел камзол красуется на остроухом, а вместо гномьих рун на манжетах и воротнике рубашки — какие-то финтифлюшки сомнительного качества.

Кажется, Алест что-то заподозрил. Не нужно было мне с такой ненавистью смотреть на его родителя. Лучше бы притворилась влюбленной. Вот только здравый смысл подсказал, что в таком случае Алест заподозрил бы неладное еще раньше и постарался бы утянуть меня в комнату для разъяснительной беседы. Духи штолен, что же Алест таким внимательным стал? Пусть бы привычно задумался и все пропустил. Духи, ну что вам стоит?

— Тари? — шепотом обратился эльф, перехватывая меня за запястье.

— Тс! — Вот еще! Нельзя позволять ему нарушить концентрацию — я тут мантры повторяю, чтобы не сорваться, а он выдает наше присутствие из-за слабости характера.

— Поздно! — обнаружил наше присутствие магистр Реливиан. Эсталиан, возлюби своего подопечного, чтобы сил не оставалось чужие засады раньше времени раскрывать. — Алестаниэль, Антарина, спускайтесь. Отсюда вид лучше!

В последнем я даже не сомневалась. Еще бы он был там плох. Из холла выпрямившаяся фигура Алеста просматривалась великолепно. От мятой пижамной штанины до шерстинок ковра, отпечатавшихся на щеке подельника. А уж не заметить сияющие смущением красные кончики ушей на белоснежном фоне истинно эльфийских волос не смог бы даже самый близорукий эльф.

— Отец, — слабо проговорил Алест, позоря честь и достоинство настоящего гнома.

Скорбно возведя очи к потолку, я отработанным движением вытянулась по струнке и демонстративно отряхнулась. Взгляд эльфа перекочевал с сына на мою скромную персону. Но, видимо, ничего примечательного для эльфа в моем лице не оказалось, и он решил вернуться к созерцанию сына. В корне неверное решение.

— Позвольте доложить?! — хорошо поставленным голосом, от которого даже Мирабель сбилась с рассказа, отрапортовала я.

— Докладывай, — хмыкнул глава делегации, промышлявший промышленным шпионажем.

— В преддверии прибытия высоких гостей нами было получено ответственное задание, о выполнении которого я бы хотела отчитаться. По приказанию вышестоящего начальства…

Начальство в лице магистра Реливиана усмехнулось и подбадривающе кивнуло.

–…мы, студент первого курса отделения лингвострановедение, специализация «гномы и гномье дело» Алестаниэль и студент первого курса отделения лингвострановедение, специализация «эльфоведение» Антарина, проверили результативность двух методик очищения предметов интерьера. «Гномьей особой», — я кивнула на Алеста, — и «эльфийской обыкновенной», — указала на себя. — Описание обеих методик будет сдано в оговоренный срок, — уточнила я, не давая никому вставить и звука. — В ходе проверки были выявлены следующие факты: методика «гномья особая» полностью оправдала доверие. Вы только взгляните на него!

Я взмахнула рукой, отчего закатанный рукав слегка удлинился и едва не огрел подельника по носу.

— Несмотря на все усилия, которые этот самоотверженный эльф приложил, дабы доказать превосходство эльфийской методики очистки ковров над гномьей, он не смог найти ни единого аллергена. Взгляните, как он спокоен. Ни красных глаз, ни свербения в носу, ни следов пыли и грязи на лице. А каким чистым остался его рабочий костюм! — Я понизила голос и приказала: — Медленно покрутись, чтобы все оценили.

И уже зрителям:

— Видите! То ли дело «эльфийская обыкновенная»!

Я обличительно вздернула указательный палец и повернулась к эльфам спиной. Я знала, что они там увидят. Недаром, пока они любовались крутившимся Алестом, старательно ковыряла грязь из-под перил и вытирала руки о спину пижамы. Хоть маленькая, но все же капелька грязи должна была обнаружиться, если за время протирания стен я ничего не успела насобирать.

— Таким образом, — вновь являя эльфам свой лик, объявила я, — мы пришли к выводу, что для содержания дома в чистоте лучше подходят гномьи методики очистки помещений. Алест, ты согласен?

Эльф быстро закивал и выдохнул с облегчением. На лице его облегчение мгновенно сменилось гордостью за выполненную работу. Даже уши перестали алеть, так что смущение можно было списать на неожиданность, с какой нас представили, а не на стыд за то, что нас обнаружили в неподобающем месте и виде.

— Что ж. — На лице старшего эльфа мелькнула улыбка, но тут же скрылась, испугавшись более авторитетных насупленных бровей. — Мастер Энтарэль, возьмите у юной девы материалы эксперимента и посмотрите, по какой методике ведется очищение дворца. Думаю, после такой демонстрации мы должны серьезнее отнестись к гномьим техникам.

— Как будет угодно милорду, — поклонившись, ответил названный эльф и бросил в мою сторону пару недружелюбных взглядов. Зря, пробить мой щит восторга и обаяния не смог ни один вредный клиент, что уж говорить об эльфах.

— Алест, — вернулся к сыновьей кандидатуре остроухий батюшка, — представь мне свою спутницу, — и, бросив на меня оценивающий взгляд, добавил: — И идите, переоденьтесь.

— Да, отец, — воспрянул духом младший эльф. — Отец, это моя подру… соратница, — поправился Алест, верно истолковав мой взгляд. — Антарина Тель-Грей, дочь лорда Никлоса Тель-Грея. Он — главный поставщик гномьих товаров в Ле-Сканте.

— Вот как… — проговорил мужчина, по-новому рассматривая мою скучающую персону. И его «новое видение» мне не слишком понравилось. Было в нем что-то такое, матримониальное, с душком и сверкающими камнями на обручальных кандалах. Совсем не мой тип.

Алест, видимо, почувствовал что-то похожее и, вцепившись в мое запястье, поволок в обратном направлении. Приводить себя в порядок и одеваться, как того требуют приличия.

Хлопнув дверью, отчего даже самый далекий эльф насторожился, парень завыл и вцепился себе в волосы. «Хорошо хоть рвать не начал», — заметило мое дружелюбие. «Жаль, что не выдрал», — погрустнел делец и ушел восвояси. Дружелюбие покачало собой и поплыло следом — успокаивать и заверять, что уж в следующий раз мы начнем собирать эльфийские волосины на парики.

— Духи штолен!.. — сквозь зубы выдал Алест и стукнул кулаком по дивану. Поднявшаяся пыль еще раз подтвердила первенство гномьих методик.

— Будут милосердны, — заверила я друга, подходя ближе и опираясь локтями на пылесборник. — Чего так расстроился? Подумаешь, отправили переодеться. Так сейчас вернемся, и никто не усомнится, кто здесь принц, а кто чучело огородное.

— Если бы проблема в этом была, — хмыкнул мрачный Алест. — Ты видела, как он на тебя смотрел?

— Ну, если бы мне кто-то испортил лучшее жизненное достижение, я бы тоже злилась, — попыталась свести к минимуму грядущие неприятности.

— Думаю, отец расскажет, как ты можешь загладить свою вину.

— С папой свести? — прикинула я варианты своей полезности. — Без проблем. Выйдем на эльфийский рынок — папа только спасибо скажет. Так что твоему только заикнуться нужно — и я все устрою в лучшем виде!

— Боюсь, речь пойдет не об этой торговле, — хмуро ответил эльф.

— Другой мы не ведем, — напомнила я, перебираясь поближе к другу и обнимая его за плечи. В нос ударил запах трав, намекая на неплохой шампунь.

— Это пока. А вот придет мой папа к твоему, угостит эльфийским бальзамом, распишет преимущества торгового союза и…

–…и подпишут договор о сотрудничестве. Не бойся, мы своего не упустим. Ради такого дела можно даже потерпеть остроухих гостей. К тебе же у меня хорошо отнеслись, так что и твоего папу угощать ничем гномьим национальным не будут. Не переживай ты так.

— Тари! Ты специально так говоришь, чтобы меня утешить? — Алест вздохнул и посмотрел мне прямо в глаза. — Ты же понимаешь, что я имею в виду. Помнишь, зачем я сюда сбежал?

— Чтобы замуж не выходить, — фыркнула я. Формулировка цели до сих пор не оставляла равнодушным никого.

— Вот-вот. Думал, хоть здесь достойных, по мнению папы, кандидатур не найдется. А тут ты. И вместо того чтобы вознегодовать, увидев нас вместе, отец смотрит с интересом.

— А нечего было о моем папе заикаться. Соврал бы, и меня б выставили под благовидным предлогом. С меня бы не убыло, а ты не переживал бы понапрасну.

— Отцу просто так не соврешь. Он почувствует и еще больше заинтересуется. Хочешь, чтобы за тобой эльфы волочились и свой нос везде совали?

— Духи штолен…

— Именно. Приятного мало.

Алест съехал по спинке дивана, покачался немного, устраиваясь поудобнее, и уставился в потолок. Я мимолетно взглянула туда же, но ничего стоящего не обнаружила. Зато у собеседника настроение падало стремительнее, чем акции эльфийского банка в кризис.

— Достаточно! Не время предаваться унынию, когда нужно работать. Мы ничего не можем изменить в прошлом, но будущее еще не предопределено. А я не собираюсь всю жизнь мучиться с инфантильным остроухим, который даже не знает, как уклониться от папенькиных кандидаток. Думаешь, я, вкусив свободной общажной жизни, позволю кому-то разрушить все мои завоевания? Давай посчитаем.

— Давай, — без особого энтузиазма согласился Алест.

— Сколько у вас в среднем длится ухаживание?

— Смотря за кем…

— За девушкой, которую выбрали в невесты.

— Если родители согласны, то можно и сразу. Брак-то политический.

— А ты политический? — насупилась я, понимая, что опять придется пересчитывать.

— Самый что ни на есть.

— Ладно, этот вариант отбрасываем. Придется по старинке отдуваться девушке. Значит, слушай. Если девушка выходит замуж, едва заключив помолвку, то слухи о ней пойдут не самые приятные. Чтобы таких слухов не допустить, нужно выждать хотя бы месяцев пять, чтобы все злопыхатели убедились, что причиной свадьбы стала не необходимость узаконить будущего отпрыска, а настоящая любовь или слияние капиталов. Если твой папа будет настаивать — ты ему это объясняешь.

— А если твой?

— А своему папе я сама объясню. Пять месяцев в любом случае выбьем.

— Пять выбьем — а дальше? Все равно жениться придется! Так уж лучше сразу.

— Алест, достаточно, — оборвала я начинающуюся истерику. — Ты сам себе напридумывал страшилок и сам в них поверил. А если это только в твоей голове? С чего ты вообще взял, что твой отец должен сюда являться и женить тебя на первой встречной?

— Ты не первая встречная, — вступился за мою честь эльф.

— Не первая, — устало согласилась я, больше не желая спорить, чем принимая точку зрения собеседника. — А потому давай подумаем, прежде чем устраивать панику. Через пять месяцев я смогу принимать любые решения без согласия родителей. Как думаешь, что я отвечу на беспокоящий нас вопрос? При условии, конечно, что желания твоего родителя действительно имеют место, а не ты придумал их на ровном месте.

— Не знаю… — уныло протянул эльф.

— Брачный договор дам почитать! — рявкнула я, устав доказывать другу, что опасения его беспочвенны. — Вряд ли твой отец на него согласится. А если и согласится, то я откажу и уеду в Заколдованные горы образование продолжать. И так собиралась это сделать, а тут еще один повод будет.

— А если не получится? — не унимался Алест, которого по мере беседы мне все больше хотелось стукнуть. Ну что за ребячество?! Как маленький. Напридумывал себе не пойми чего и лег помирать. Не такой уж и страшный у него отец, не пойдет же он с лескантским монархом договариваться? А если и пойдет — гномы своих не выдают: добежать до границы я успею, «вольные подмастерья» помогут, а без невесты свадьба даже если и состоится, так гномы тут же все расторгнут. Еще и уважением ко мне проникнутся!

От возможной перспективы у меня даже руки зачесались попробовать, но без повода сбегать глупо и недальновидно. Еще окажется, действительно, что это Алесту показалось, а мне красней потом: поверила недостоверным сведениям и бросила все. Позорище сплошное.

— Все получится! — уверенно заявила я и прищурилась. — Но если ты сейчас не поднимешься, не возьмешь себя в руки и не перестанешь хныкать, я заору на весь дом, что ты ко мне пристаешь, и если у твоего папы действительно есть какие-то планы, он их тут же выложит. Времени на подготовку у нас, конечно, не останется, но ты перестанешь лежать и стонать. Так что, я ору?

Я набрала в грудь побольше воздуха и едва не взорвалась, когда эльф молниеносным движением поднялся и зажал мне рот. Только получив локтем в живот, он вспомнил, что с девушками так не обращаются, и виновато проговорил:

— Прости…

— Пришел в себя? — отплевываясь от эльфийских бактерий, осведомилась я. Диван с облегчением скрипнул, освобождаясь от наших тел.

— Почти. — Эльф вздохнул и поплелся в гардеробную. Ну хоть чему-то научился, хотя и не факт, что от меня.

— Девочки вперед. — Подхватив принесенное Мирабель платье, я заступила эльфу дорогу. — А ты и здесь можешь переодеться. Я подглядывать не буду. Крикнешь, когда закончишь, — я выйду.

Алест не стал спорить, быстро выбрал себе наряд и оставил меня одеваться. Мудрое решение с его стороны: длинные юбки, рассчитанные на компанию каблуков, я ненавидела. Единственным их применением было красиво рваться под заинтересованными взглядами собравшихся, но выбирать не приходилось. Эльфийская мода в эльфийском доме требовала соблюдения эльфийских правил даже со стороны адепта гномьих искусств. Медленно вдохнув, я успокоилась и принялась одеваться.

Алест как сглазил. Стоило спуститься, как мы оказались в плотном кольце из соратников самого главного эльфа. Никак иначе назвать этих существ, перекрывших все пути к отступлению, у меня язык не поворачивался. Тот факт, что Алест поздоровался с каждым из свиты, также не добавлял оптимизма; и сомнений в первой версии у меня не осталось: случайных эльфов здесь не было.

Радовало одно: в гостиной остроухие рассредоточились, оставляя сына наедине с отцом и со мной. Но я не слишком прилежно грела уши на разговоре родственников — знания пока не позволяли, а беседа шла быстро и на эльфийском.

На мгновение их разговор утих, а потом старший эльф вновь подал голос, обращаясь уже ко мне:

— Антарина, позвольте выразить вам свое восхищение.

Припомнив уроки торговли, я радостно и восхищенно воззрилась на эльфа и ничего не ляпнула. Это было непозволительно в сложившихся обстоятельствах.

— Благодарю вас, милорд, — сбивчиво поблагодарила я.

Эльф удивленно приподнял брови, но, не добившись пояснений, лукаво улыбнулся. Профессионально сцапанная конечность и последовавшее лобзание выдавали его крайнее желание подружиться. Я восторженно выдохнула.

Причина такого поведения была весьма проста: несмотря на мои явные несоответствия канонам эльфийской красоты, со стороны старшего эльфа не промелькнуло ни одной эмоции, выдававшей бы его пренебрежение или презрение по отношению ко мне. А врал он профессионально, искренне — гномы бы оценили. Наверняка представлял себе что-то прекрасное и достойное восхищения. Уважаю профессионала!

— Ну что вы, — усмехнулся старший эльф и повернулся к сыну, позволив мне лицезреть собственный точеный профиль. На монетах смотрелся бы неплохо, а в жизни выглядел немного резковато, отчего в моей душе поднималось удовлетворение: эльфы и те не идеальны! — Алест много о вас рассказывал.

Будь я наивнее, может, и поверила бы. Если бы не поймала испуганный взгляд младшего эльфа, в очередной раз решившего опровергнуть наглый поклеп.

— Благодарю вас, милорд, — как попугайчик, повторила я, опуская очи в пол и изучая подол. Платьишко было весьма неплохим, шелковым, струящимся. Этикетка обещала отсутствие статического электричества, но мне не верилось в ее честность.

— Это я должен вас благодарить. Мой сын никогда раньше не уделял столько времени учебе. Вы не дадите мне пару советов, как вам это удалось?

Эльф предложил мне руку, намекая на прогулку и конфиденциальный разговор.

— С удовольствием. — Расплыться в оскале мне удалось лучше, чем изображать святую простоту.

Алест молитвенно сложил руки — я кивнула, якобы чтобы поправить прическу. Старший эльф наблюдал за нами с улыбкой довольного родителя. И это эльф? Сомнения в моей душе набирали обороты, а остроухий не делал ничего, чтобы как-то сбавить темп.

В центре гостиной Мирабель трещала на ухо матери, от чего эльфийка уже слегка поумерила родительскую любовь и не душила чадушко в объятьях. У гобелена, посвященного Светлому Эсталиану, магистр Реливиан убеждал мастера Энтарэля не гневаться на племянника. За их беседой внимательно следили еще три эльфа. Вот уж кто не считал нужным сдерживаться — их мое присутствие беспокоило. Еще одного я никак не могла разглядеть: он стоял то спиной, то боком, то его закрывали другие эльфы, то он и вовсе выходил из комнаты. К тому моменту, как мы пересекли комнату и вышли в сад, он единственный никак не выразил свое отношение ко мне.

— Вы интересуетесь эльфами? — проявил любопытство отец Алеста.

Мы шли по мокрой после дождя дорожке.

— Всегда мечтала внести вклад в развитие межрасовых отношений, — уклончиво ответила я, почти не соврав. Уточнять о гномьем векторе этих самых отношений я не собиралась. Вместо этого старалась ступать как могла аккуратно: вероятность, что платье позволит мне правильно упасть и не уронить помимо себя еще и репутацию, стремилась к отрицательным величинам. Как же все-таки скользко после дождя на гладком камне!

— Весьма похвальное стремление для юной девы, — то ли похвалил, то ли унизил меня старший эльф. Наверное, все же похвалил, раз уж до этого в благодарностях рассыпался.

— Благодарю вас, милорд.

Мысленно я отвесила себе подзатыльник, чтобы удержать лицо. Разнообразие реплик, которые я могла сказать эльфу, просто поражало. Но какая беседа — такие и ответы. Спросил бы он меня о чем-то полезном…

— Не стоит, ваша светлость. — Тон, каким велась беседа, сменился. Пришло время говорить откровенно. — Полагаю, здесь, в отсутствие зрителей, мы сможем говорить прямо.

— Вероятно, так оно и есть, — оскалилась я, поднимая на эльфа глаза и не скрывая своего интереса. — Что бы вы хотели обсудить? Сожалею, но Алест не упоминал свой титул, поэтому я не обладаю информацией, какое обращение к вам будет приемлемо.

— Милорда достаточно, — разрешил эльф. — Давайте поговорим начистоту, Антарина.

— О чем же?

— О моем сыне, как вы могли догадаться. В каких вы отношениях с Алестом?

— В дружеских? — предположила я, не отводя взгляда от зеленых глаз собеседника.

— Только ли в дружеских? — усмехнулся эльф, разворачивая меня лицом к себе. И нечего так глазами сверкать и улыбкой сражать. Сейчас ножки мои подломятся, и вместе упадем. Я так и платье сохраню, и репутацию: вряд ли эльф будет распространяться, при каких обстоятельствах испачкал свой дивный наряд.

— Конкурентно-дружеских, — исправилась я и прищурилась в ответ, хотя полумрак аллеи не слишком располагал.

— Конкурентных?

— Алест занял мое место на специальности. Из-за этого мне пришлось заняться изучением вашего народа. — Я не удержалась от обвинительных ноток в голосе. — Милорд, прошу меня извинить, но спрошу откровенно: поясните суть ваших претензий. В противном случае я не смогу удовлетворить ваше любопытство в полном объеме.

— Ты знаешь, кто я?

— Конечно. Вы — отец Алеста и брат магистра Реливиана. Этого достаточно для того, чтобы я вас уважала, поскольку именно эти чувства испытываю к известным мне членам вашей семьи. Что-нибудь еще?

— Алестаниэль испытывает к тебе какие-нибудь чувства, кроме дружеских?

— Возможно, братские. Но мне сложно судить, у меня нет младших братьев, а он ведет себя именно как младший. Я удовлетворила ваше любопытство?

— Зачем тебе мой сын?

— Он помогает мне с эльфийскими языком и традициями. В свою очередь я учу его гномьему быту и помогаю выжить в среде, в которую он попал, неосмотрительно поругавшись с вами. Подробностей не будет, если вы хотите знать больше по этому вопросу — обратитесь к своему сыну.

— Тебе известно, что у него есть невеста? — не прекращал задавать дурацкие вопросы старший эльф.

— Конечно.

— И тебя это нисколько не смущает?

— А должно? — Я совершенно неподобающим образом ехидно усмехнулась. — Простите, но я не имею никаких матримониальных планов на вашего сына, поэтому мне абсолютно все равно, есть у него невеста или нет. Хотя нет, вру. Мне не все равно. И когда мой друг будет радоваться — порадуюсь вместе с ним. А если он решит жаловаться — выслушаю все, что он захочет мне сказать.

Нового вопроса не последовало. Эльф о чем-то думал, не сводя с меня немигающего взгляда. Знал бы он, как осложняет судьбу своему сыну. Я же теперь не отстану от младшего, пока мы не замеряем время, которое эльф может не моргать. Мелочь, но в разработках может пригодиться.

— Если вы не возражаете… — моя рука выскользнула из пальцев собеседника, — я пойду.

Давать советы существу во много раз старше меня я не стала. Не чувствовала у себя такого права. Нет, не из уважения к сединам эльфа — из-за Алеста. Совет мог дать зацепку, намек, а я не хотела рисковать доверием своего друга.

Чудом не украсив дорожку алыми пятнами, я зашла в дом.

— Ты в порядке? Что он хотел? — не давая мне времени прийти в себя, потребовал ответа Алест, уволакивая меня в дальний угол и загораживая от любопытствующих.

— В порядке. Поговорить о тебе. Можешь выдохнуть, матримониальных планов у твоего папочки нет. По крайней мере, в отношении меня. Мне было четко сказано, что у тебя есть невеста, так что выдохни и вдохни. Не знаю, как ты с ней договариваться будешь.

— Никак, — хмыкнул Алест. — Нет у меня невесты. Она сломалась на втором томе «твоего» брачного договора. Отец мне уже высказал свое неодобрение перед тем, как уводить тебя.

— Значит, ты свободен и можешь больше не переживать, — не слишком дружелюбно хмыкнула я.

После беседы со старшим эльфом настроение испортилось, как после провала. Вот так и действуют обманутые ожидания, хотя, духи штолен соврать не дадут, быть невестой Алеста у меня не было никакого желания.

— Не знаешь, моя одежда высохла? Я бы покинула изысканное общество…

— Сейчас узнаю, — пообещал Алест, выискивая взглядом кого-нибудь из слуг. Но как назло никого из них в помещении не было. — Подожди здесь, я быстро.

Умчался он действительно быстро, оставляя меня в одиночестве, сдобренном уличной сыростью, впитавшейся в платье. И как только не замерзла без верхней одежды-то? Впрочем, благодарить за это можно было эльфа. Хотя и у него был свой, шкурный интерес. Стучащая зубами, я вряд ли поведала бы ему что-нибудь охотно и многословно, скорее, обчихала и сдобрила соплями, ради такого случая появившимися в самый ответственный момент.

Определенно, отец Алеста был старым и продуманным эльфом без явных недостатков.

Вздохнув, я проследила за бегством друга и уткнулась взглядом в гобелен напротив. Наверное, это было батальное полотно времен очередного расцвета эльфийских земель. По центру возвышался мужественный эльф, которому кровь изрядно разбавили человеческой наследственностью. Ветер трепал его волосы и отросшую за время похода бороду. Поверженный враг выражал победителю свою радость от их встречи, а на заднем плане сновали гномы, проверяя доспехи павших и выживших. Чтоб потом знать, кто из них лучший мастер, а кому пора скидки делать и товар распродавать по акции. Рядом с гномами стоял еще и тролль, но он вряд ли имел прямое отношение к бизнесу. Скорее, должен был собирать металл на переплавку.

Я хмыкнула и подалась вперед, чтобы разглядеть гобелен получше. Подписи у него не имелось, но автор был настоящим профессионалом — на одном из доспехов имелось клеймо, а вот по нему любой уважающий себя гном с ходу может определить, кто сотворил доспех и в каком году. По всему выходило, что случилась данная потасовка мирового масштаба не позднее тысячи лет назад и в истории носила имя «Валенской кампании». По имени зачинщика конфликта, который не любил статистику и был не эльфом, а человеком. Амбициозным, но не слишком умным, хотя крови всем в свое время попортил… Такие пошлины ввел, что гномы до сих пор сплевывают, когда его имя слышат. Жил князь Вален недолго, но за свою стремительную жизнь успел оставить за собой дурную славу и неплохие капиталы, поделенные Ле-Скантом и Аори. Как более прагматичная сторона, Ле-Скант забрал себе территории бывшего княжества. Эльфам же пришлось согласиться на денежную компенсацию. Странно, конечно, и без шантажа там явно не обошлось… Знать бы еще, что такого ценного оказалось у монарха, что он своего остроухого коллегу оттеснил и ограбил.

— Тари?

Из раздумий о великом меня вывел Алест. Он не выглядел слишком довольным, но и расстроенным его можно было назвать с трудом. Скорее, досада поселилась на его лице. Досада и легкое недоумение, сдобренное хорошей дозой подозрительности.

— М-м? — отозвалась я, не отрываясь от картины. Мало ли что там еще интересного окажется.

— Еще не высохла, — повинился парень и шепнул: — Отец доволен. Перехватил меня по дороге и похвалил за достойный выбор друзей.

— Видишь, а ты беспокоился! — напомнила я и, пользуясь тем, что эльф и так склонился к моему уху, спросила: — Это же Валенская кампания?

Алест бросил быстрый взгляд на гобелен и кивнул.

— Она самая. Желаешь узнать подробнее?

И прежде чем я успела изобразить равнодушие, эльф бросил быстрый взгляд в сторону отцовской свиты, нашел там кого-то и громко попросил:

— Лорд Даналан, не могли бы вы уделить нам пару минут?

Судя по неторопливому повороту эльфа, означенные пару минут он мог только ворочаться, но проигнорировать сына своего начальника не смел, а потому, коротко извинившись перед собеседниками, направился к нам. И по мере его приближения, мои волосы начинали рваться к потолку.

С каждым шагом эльфа он виделся мне все отчетливее, и сличать это лицо с собственным описанием становилось все легче. Высокий, с длинной темной косой неясного плетения, с бледной кожей и носом с горбинкой. Миндалевидные глаза смотрели на меня с досадой, отчего я, не желая встречаться с эльфом взглядом, посмотрела чуть левее и заметила ее — искомую сережку артефактника.

— Это он, — тихо сказала я Алесту, хотя сомнений, что оба эльфа меня услышат, не было.

Парень нахмурился, смерил эльфа цепким взглядом и покачал головой.

— Да быть не может, — фыркнул он. — Магистр — историк и маг, зачем ему артефакты?

— Незачем, — подтвердил старший эльф, но чтоб я его вранья не распознала?! К тому же сережка свидетельствовала об обратном. — Ах, вы об этом? — Магистр коснулся рукой мочки уха. — Семейная реликвия. Так уж вышло, что мой дед увлекался артефактикой, а поскольку и магом был неплохим, сделал из цехового знака защитный амулет. Прошу прощения, — извинился эльф, заметив, как вспыхнули интересом мои глаза, — но снимать ее я не намерен.

Мне не оставалось ничего другого, кроме как смириться с неизбежным. К тому же трогать грязными руками чужие артефакты… Жизнь мне еще дорога. Дорога она была и Алесту, поэтому и он воздержался от просьб. Но вот от выжидающего взгляда не удержался и выразительно покосился на историка. Дескать, спрашивай уже, а то магистр уйдет и ничего нам не расскажет.

— Это же Валенская кампания? — вздохнув, перевела тему я, указывая на гобелен.

Эльф мельком глянул на картину и кивнул, подтверждая мои догадки. На мгновение наши взгляды пересеклись, и мне показалось, что магистр не рад моей любознательности. Более того, мой вопрос его изрядно напряг, как будто допрос с пристрастием продолжился переходом на новую тему. Интересно, однако. Не может ли это значить, что его появление в моем доме — а в этом я не сомневалась, несмотря на заверения Алеста — как-то связано с княжеским походом? Звучало абсурдно, но проверить стоило. Лишний повод наведаться в библиотеку и книги сдать.

— А правда, что эльфы предпочли территориальному присоединению денежное вознаграждение? — начала подводить я к интересующему меня вопросу. Алест хмыкнул, выдавая все свои мысли о моей дальновидности. Магистр Даналан тоже не сдержал улыбку, но вот натягивал он ее с ощутимыми проблемами. Сначала правый уголок растянул, потом левый — а вот в глазах ни капли добродушия.

— Факты это подтверждают, — сухо ответил эльф. Мой друг недоуменно воззрился на собеседника, как будто тот вел себя неправильно.

— А почему эльфы не выбрали территорию? Для Аори было бы выгоднее…

— Об этом вам лучше спрашивать не у меня, а у Владыки, — перевел стрелки эльф и кивком головы указал на папу Алеста.

— У Владыки? — переспросила я, тоже косясь в обозначенную сторону.

— Именно. Только его величество может решать вопросы о разглашении государственных тайн. Без его прямого указания я не могу поведать вам причины, побудившие нас отказаться от княжества.

— Мы спросим, — пообещала я, понимая, что на сей раз быстрого ответа не будет. Ничего, если прямой путь недоступен, всегда есть обходной.

— В таком случае я вас оставлю. — Эльф поклонился и быстро скрылся за спинами своих соплеменников.

Я оглядела зал, оценивая обстановку, и коснулась холодной ладони друга.

— Идем, нам нужно кое-что обсудить. И лучше это сделать у тебя, — шепотом закончила я, первой покидая комнату.

В гостиной Алеста было темно и тихо. Мне даже не хотелось зажигать огоньки, чтобы не портить иллюзию тайного логова, в котором с минуты на минуту начнет плестись тайный заговор. Прокравшись в дальний угол, я устроилась на украденной по пути диванной подушке и приготовилась ждать.

Эльф не ударил в грязь лицом — зрение позволяло ему обходиться и лунным светом. Судя по шороху, он повторил мой маневр с подушкой. И, опустившись рядом, заговорил первым:

— Прости, я хотел тебе сказать…

— Тс-с, — оборвала я, прикладывая палец к его губам. В теории так оно и должно было получиться, но, судя по недовольному стону, попала я куда-то не туда. — Владыка он или нет, нам с ним не работать. Не хватит у меня пока дохода, чтобы его в долю брать. Да и рассталась я уже с мечтами о личном поголовье Лельских червей. Разве что Жижи меня порадует, но этого еще ждать и ждать.

— Члену семьи он бы сделал скидку, — устало заметил Алест.

— Опять двадцать пять, — недовольно буркнула я. — Не заставляй меня повторяться. И не обижай: ради скидки я интересами друга не поступлюсь. Так что не трать напрасно наше время.

— Не буду, — пообещал эльф, и, хоть я не видела его лица, почему-то решила, что он улыбается. — О чем ты хотела поговорить?

— Магистр врет, — сухо сообщила я. — Шкатулку точно украл он. Я его лицо запомнила, потом еще портрет видела — стражница нарисовала. Точно он, разве что сейчас у него волосы длинные, а там он свой хвост прятал. Сережка опять же. И то, что она ему по наследству досталась, объясняет, почему мы его так и не нашли, хотя пытались. Конечно же, его в списке не будет, если он сам не признанный артефактор.

— Не признанный?

— Сомневаюсь, что дед любимого внука ничему не научил. Шкатулка-то нигде не всплыла. А она сейчас вещдок. Объявилась бы, мне б уже сообщили. — Тут я покривила душой, но какая разница, кому придет уведомление, мне или папе? Но сведений не поступало.

— Все равно я не верю, что магистр пошел на кражу.

У меня по коже пронесся легкий ветерок. Видимо, Алест по привычке еще и головой покачал, подтверждая собственные слова.

— А если, с его точки зрения, это была не кража, — предположила я. — Если когда-то давно — сколько ему, кстати, лет? — шкатулка принадлежала ему или его семье, а потом в результате каких-нибудь катаклизмов затерялась и оказалась в том доме? В таком случае он бы мог считать, что просто возвращает ее своей семье. Странно другое: почему он не попросил отца вернуть свою собственность? Да, папа не любит пыльные помещения, но кого-то из слуг можно было бы и послать. Да хоть бы и самого просителя проводить, раз уж он знает, что и где спрятано. Но он ничего из этого не сделал: просто пришел и забрал. И теперь я прямо умираю от любопытства: что такое должно было находиться в шкатулке, что он пытался скрыть сам факт ее существования?

— Я не знаю, — спустя какое-то время проговорил Алест. — Могу у отца спросить, но ему нужно будет объяснить, почему меня это интересует. И потом, он сейчас не слишком мной доволен. Наверняка выставит встречное условие.

Продолжать он не стал. И так было ясно, чего может потребовать старший эльф от сына, если почувствует, что Алест готов уступать. А он не для того к гномам шел, чтобы сдаваться под давлением и жениться на ком скажут.

— Тогда я спрошу, — решила и хлопнула в ладоши. — Свет.

Эльф поднялся следом. Выглядел он виноватым.

— Не переживай, это просто мое любопытство. Ради него идти на такие жертвы, как ты себе нарисовал, глупо. Подумаешь, не получу ответ на свой вопрос — придумаю другой и буду жить дальше. Поверь, если гномы что-то и умеют, так это ценить время. И биться головой об стену просто ради того, чтобы разгадать несущественную загадку, — это не для меня. Но если ты готов помогать, я буду благодарна за помощь в библиотеке.

— Библиотека?

— Конечно, — пожала плечами я. — Не только же у эльфов спрашивать. Думаю, сохранилось что-нибудь и в общем доступе. А там можно попросить у Дикарта приглашение и наведаться в императорскую.

— Придется и его посвящать в дело.

— Не думаю, что он болтлив. Да и вряд ли захочет, чтобы кто-то узнал о его положении…

Алеста передернуло.

— Он будет молчать, — уверенно заявил эльф и с оптимизмом добавил: — Отец будет вне себя!

Я пожала плечами: старшего эльфа я знала пару минут, так что не мне судить о его психологической устойчивости. Вместо этого я поинтересовалась:

— Алест, а моя одежда действительно не высохла?

— Высохла, — вздохнул парень и признался: — Но я не хотел, чтобы ты бросала меня на растерзание папиной свите.

— Отсрочка вряд ли что-то изменит, — нравоучительно изрекла я, скрываясь в гардеробной. Так и есть, сухое и аккуратно сложенное: в отличие от хозяев, слуги во время вечера встреч продолжали работать. — Подожди немного, я переоденусь.

— Я позову дядю, — вздохнул Алест.

Хлопнувшая дверь возвестила о его уходе. Я привычно провела ладонью по животу, нахмурилась, не обнаружив шнуровки, и выругалась. Как я могла забыть! Платье же было не мое собственное и не из тех, что берут для надевания в отсутствии прислуги. Напротив, оно было самое правильное, статусное, шнуруемое сзади. И если одеться мне помог Алест, пусть и подшучивал над вывертами, с помощью которых я пыталась сама управиться, то вот раздеваться следовало самой. Эльф-то удрал! Как чувствовал, что его услуги понадобятся, и решил не давать поводов для сплетен.

Прокравшись к двери, я осторожно выглянула в коридор. Если в доме и были служанки, то этим вечером они решили сбросить все дела на сильную половину, а сами играли в благородных дам. Желание в целом достойное, и старание я бы оценила, если бы прямо сейчас их услуги не требовались мне самой.

Так и не дождавшись никого, я вернулась в гардеробную и повернулась к зеркалу так, чтобы хоть немного видеть творящийся на спине беспорядок. Нет, смотрелось красиво, но кто просил Алеста такие узлы вязать?! Научила на свою голову, а теперь один выход — сидеть и ждать добровольного помощника, ибо тройной гномий узел — это не бантик какой-то.

И пусть здравый смысл подсказывал, что все старания мои тщетны, я попыталась обмануть вековые наработки и, выворачивая себе руки, принялась разбираться с завязками. От усердия даже кончик языка высунула.

Чуть-чуть… Ну еще немного… Я сосредоточенно пыхтела, мысленно выстраивая схему узла. Но Алест был старательным учеником. Старался во всем и всегда, а если и ошибался, то так удачно, что вместо обычного тройного навязал мне что-то совсем другое. И тут уже мои знания были бесполезны. Хоть ты режь — честное слово!

Хмыкнув, я решила, что уж ленточки как-нибудь компенсирую из карманных денег, и принялась обшаривать ящички. Победный вопль сорвался с моих губ на третьем ящике, когда на свет появились крупные портняжные ножницы, которыми было проще убиться, чем аккуратно перерезать пару ленточек. Но я способная, я все смогу!

Окрыленная идеей, я приставила ножницы к спине, ориентируясь на зеркало, передвинула их повыше… И их у меня самым неподобающим образом изъяли, еще и руку аккуратно отвели, чтобы я случайно запястье не сломала.

— Я помогу, — заверили меня, откладывая ножницы в сторону и становясь за моей спиной.

Я покосилась на зеркало, зеркало покосилось на меня, а магистр Реливиан медленно, как будто дразнился, провел кончиками пальцев по моей шее и резко перекинул выбившиеся прядки вперед. Я напряглась, ожидая продолжения, а эльф медлил, глядя на мою шею, спускаясь глазами и пальцами ниже, поддевая ленточку… Я чуть косоглазие не заработала, пытаясь разглядеть, что мужчина там так старательно изучает. Впрочем, ответ был закономернее некуда — узел Алеста поставил старшего родственника в тупик, подобный моему. Но, в отличие от меня, магистр мог видеть узлы во всей красе, что вселяло некоторую надежду.

— А где Алест? — пытаясь разрядить обстановку, а заодно и выяснить местоположение узловяза-любителя, спросила я.

— Общается с отцом, — охотно поведал эльф и заставил меня отвернуться от зеркала. — Он просил передать вам свои извинения, что не имеет возможности проводить вас, но уповать на отсрочку больше не будет. Он полагал, что вы его поймете.

— Пойму, — подтвердила я, пытаясь сообразить, что именно делает эльф. Но от чужого дыхания, щекотавшего шею, и легких прикосновений, раздававшихся то там, то тут, становилось слегка не по себе. Было в этом что-то странное, непривычное и волнительное. Уж точно Алест не стал бы так себя вести: младший эльф скорее бы взял ножницы и решил проблему кардинально, не пытаясь спасти ни платье, ни меня от непредвиденных синяков. Сейчас же…

— Я почти закончил, — предупредил меня эльф и, в последний раз потянув за ленточку, едва не оставил меня демонстрировать белье.

Впрочем, предупреждение пусть и заставило меня вздрогнуть, но возымело действие: платье я удержала и без помощи корсета.

— Спасибо, — тихо поблагодарила я, пытаясь не смотреть в глаза старшему эльфу. Мне было неловко.

— Не за что, — откликнулся магистр и уже из-за двери добавил: — Я подожду вас в гостиной.

Такого быстрого переодевания не добивался даже инструктор, подгонявший всю группу стимулирующими посланиями весьма нелестного содержания. В приличном обществе таких слов и вовсе не принято было знать, но на полигоне границы дозволенного расширялись вместе с числом преград, необходимых к преодолению.

Как бы там ни было, норматив я бы сдала быстрее самого инструктора. Зато, чтобы заставить себя выйти, мне пришлось пару минут стоять перед зеркалом и следить за лицом. Пусть мимику я уже взяла под контроль и смущенная улыбка сошла на нет, зато щеки все еще оставались пунцовыми. Решив, что хуже не будет, я высунула голову на улицу.

Промозглый ветер быстро привел меня в нужное состояние. И пусть зубы потренировались в исполнении орочьих танцев, я была довольна. Обвинить меня в смущении не смог бы даже зоркий эльф, зато вряд ли у него остались бы сомнения в уровне моего интеллекта. Впрочем, от леди многого и не ждали, так что имидж прекрасной половины вряд ли бы пострадал от моего поступка. Да и поступок ли это — ради высших целей выморозить комнату и саму себя до самых ребер.

Оставалось надеяться, что в общежитии кто-нибудь сердобольный — Аника! — окажет мне моральную и зельеварную поддержку. В последнем я нуждалась особенно.

Магистр Реливиан решил не подвергать мое здоровье ненужным испытаниям и открыл портал прямо в кабинет Порха. Вопрос «откуда у него ключи?» так и остался без ответа. Эльф хмыкнул, но промолчал. Только дверь передо мной открыл, чтобы защита кабинета случайно не среагировала. Развеивать его иллюзии я не стала: незачем магистру знать, что мастер Порх ввиду особого расположения позволил мне занимать его кабинет в случае надобности. Ну и за-ради просветительских бесед в неформальной обстановке. Куда уж без этого?

Тем не менее оказаться на административном этаже в то время, как за окном бесновалась гроза, было верным решением. Здесь даже в самую отвратительную погоду не было праздношатающихся студентов. Не те условия, чтобы сплетни собирать, зато набрать отработок на год вперед… А если учесть и обязательные сорок часов, которые следовало либо отработать на благо родной общаги, либо раскошелиться на возмещение… Хорошо еще, что у платников оно автоматически вносилось в сумму взноса!

Попрощавшись с эльфом, я бодро прошагала до лестницы и замерла. Со стороны ступенек доносились странные звуки. То ли кошка решила родить прямо на ступеньках, то ли кто-то мучил василиска, но самая прагматичная часть моего тела резонно предположила, что лучше нам на лестнице не возникать.

Вздохнув, я отправилась в другой конец коридора, рассчитывая, что хоть там будет пусто. Конечно, так оно и окажется! Духи штолен, видно, опять ушли поиграть со своими наследниками в карты, а про свою верную почитательницу и забыли.

Вторая лестница тоже была тиха, как гномий парад. Смех, довольные вопли, не слишком приличные пожелания в адрес мухлевавших товарищей и тот неповторимый звук, с которым на свет извлекается, распечатывается и тасуется новая колода. Хм, может, я и поторопилась с выводами, но даже если духи и решили поиграть, то мне они предоставили ту же возможность.

Спустившись на два пролета, я только удостоверилась в своих догадках. Расположившись на лестничной клетке, играли в «Дуралея» студенты-выпускники. Их более юные коллеги восседали чуть ниже, горестно вздыхая и глядя на последние монетки. Последними они должны были быть ровно до завтрашнего утра, но это не мешало первым курсам жалобно стрелять глазами в сторону подлых шулеров.

Заметив меня, игроки разулыбались, а ближайший поднялся и заступил дорогу.

— И куда же мы в такое время направляемся? — продемонстрировав свои не слишком ровные зубы, заметил желтоглазый оборотень.

— На инспекцию, — холодно ответила я. Парень подавился воздухом, опасливо взглянул наверх, но Порха за моей спиной не обнаружил и успокоился.

— Да неужели? — издевательски переспросил оборотень и откинул назад рыжую челку. Надеюсь, это не родственник Мисы: не хотелось бы за завтраком слушать о злой мне, которая собиралась поиграть в карты.

— Именно, — подтвердила я, не дрогнув ни голосом, ни лицом. — Инспектирую общежитие на предмет карточных игр с целью приобщиться. У вас как, свободно?

— А девка что, играть умеет? — хохотнул самый… хм… выдающийся из компании. Никак тролль в родне имелся. И не удивлюсь, если не в единственном числе.

— Теоретически знаю, значит, должно получиться, — гордо процитировала я одного достойного людского короля, заслужившего в свое время уважение всего горного народа.

— А деньги-то есть? Мы ж не на пуговицы играем, тут все серьезно! — продолжил насмехаться троллий наследник. Я не стала его разубеждать, но на моей памяти попадались такие пуговицы, что мешка золота не хватило бы, чтобы одну купить.

— Есть. Папенька только вчера на засахаренные орешки дал, — «поделилась» радостной вестью я и извлекла на свет общажный, тусклый и мигающий, пару серебряных монет. — Можно я с вами сыграю?

— А чего ж нельзя!

Игроки мигом посторонились, освобождая место и для меня. Тролль, конечно, выразился немного иначе, но зачем нам такие подробности. Я и без них знала, что фигурой меня духи не обделили, а на казенных харчах поправиться не удалось.

В первый круг я решила не наглеть и послушно проиграла монету. Во второй решила, что для поднятия настроения и усыпления бдительности стоит поступиться и второй. А вот третий был целиком и полностью мой. Как и четвертый, пятый и шестой. На седьмом в стройных рядах парней начались брожения, вызванные нехваткой денег. Поняв, что восьмой круг затевать не стоит, я поднялась, отряхнулась и сгребла выигрыш в подол.

За свою репутацию я не беспокоилась: в общаге и не так ходили, а монетки следовало донести до комнаты в целости и сохранности. Заодно и проверим, настолько ли женские ножки способны отвлечь сильный пол, чтоб они внимания на монеты не обращали.

Преувеличили! Парни пусть и прошлись взглядом по ножкам, следить за своими отбывающими денежками продолжили. Но стыдно мне не было — вряд ли первокурсники умели играть, а если я еще что-то понимаю, такова была плата за проход на свой этаж.

— Идем, — бросила я несчастливцам и ушла с лестницы. — Кто сколько спустил?

Мальчишки покраснели, но признаваться не стали. А то как же! Гордость — это, конечно, хорошо, но крайне голодно, когда нужно новые ботинки покупать или за комнату платить. Ребята-то явно не из платных были, но гордость…

— Ладно, на будущее, прежде чем играть — сходите к гномам на мастер-класс. Там вас научат уму-разуму. Взнос за участие — одна серебрушка. Вас здесь… — Я обвела взглядом собравшуюся вокруг меня компанию. И когда только успели все собраться?! — …одиннадцать голов. Значит, по две монетки на брата. Не будете же вы голодными сидеть, так внимание рассеется и толку с семинара не будет. — Так, ни к кому не обращаясь, я начала раздавать монеты потерпевшим.

За себя я не беспокоилась. Карточный долг — сродни долгу чести. А уж в общежитии да под самым носом администрации… Порх будет очень рад выслушать очередную историю, а уж как обрадуются дежурные внезапной помощи выпускников!

Выдав неудачливым игрокам начальный капитал, я с чистой совестью направилась к себе. Все, что ребята сделают с возвращенными денежками, уже целиком на их совести. Захотят играть — посетят мастер-класс, не захотят и откажутся от игр в целом — еще лучше. Не будут зависеть от благодушия духов, не потеряют лишний раз.

Непроизвольно сорвавшийся чих заставил меня пересмотреть свои планы и вспомнить о делах насущных. Да уж, какой отдых — путь мой лежал на четвертый этаж, в гости к Анике. И хорошо, если задержка будет недолгой, хотя, когда завтра выходной, кого интересует, в каком часу ночи ты ходишь по общежитию?

Аника не спала, но и, в отличие от большинства праздных в субботнюю ночь студентов, не предавалась развлечениям. Вместо этого она усердно трудилась, растирая в ступке дурно пахнущую субстанцию. Как она обходилась без фильтров, для меня оставалось загадкой. Ибо едва дверь открылась, я спешно зажала нос.

— Тари, ты чего? — удивилась девушка, втягивая меня в комнату.

Лучше бы она окно открыла!

— Зашла полечиться, — стараясь не плакать, заявила я. Помимо запаха у субстанции оказался еще один неприятный эффект. — Как ты здесь сидишь?

— Что? — удивленно переспросила оборотница, взглянула на меня и смущенно охнула: — Ой, прости, я и забыла, что лискар так действует.

Она бросилась к окну и распахнула створки во всю ширь. Отлично, теперь я точно слягу с воспалением легких. Ну хоть не только эльфы приложат к этому свои руки.

— Зачем он тебе? — выдохнула я спустя полчаса, когда запах наконец-то выветрился, а меня начало колотить. Сырость, ветер — что еще нужно человеку для брони в лазарете?

— К контрольной готовлюсь, — пожала плечами Аника. — Хорошо, что ты зашла. Иначе я бы забыла о воздействии лискара на людей, а это может быть в вопросах.

— Рада за тебя, — размышляя, что же будет хуже в моем положении — болезнь или лискар, сказала я и с надеждой поинтересовалась, отмечая, что девушка решила не закрывать окно: — Ани, а у тебя нет ничего согревающего и общеукрепляющего?

— Есть, — кивнула та, закрывая ступку стеклянной крышкой. — И сейчас тебе придется это выпить. Не выпьешь — заставлю лискар нюхать.

— Жестокая, — с облегчением выдохнула я и приготовилась: снадобья Аники — это не «детские зелья» семейного доктора. Аромата клубники и вкуса апельсина ждать не приходилось.

Оглавление

Из серии: Академия Магии

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Эльфийский для любителей предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я