Моя волшебная скрижаль
Наталья Гегер

В сборник вошли конкурсные работы (поэзия и проза) участников Большого детского литературного конкурса «Волшебная скрижаль – 2019»

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Моя волшебная скрижаль предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ПОЭЗИЯ

«Девочка, которая умела любить» — Жанна Ахтямова, 13 лет

Однажды, из домика очень маленького

Вышла девочка в платьице стареньком,

В стареньких туфельках, с чёлкой пушистою

Собрать побежала клубнику душистую.

Бежала по мокрым тропинкам в саду,

А ветер её обнимал на лету.

Она не боялась росы мокрых слез,

Жуков, пауков, кузнецов и стрекоз.

У девочки был свой большущий секрет,

О том, что счастливей её в мире нет.

И, как в подтвержденье тому, верный пёс

Ей щедро вылизывал щёки и нос.

Она обожала смотреть на зарю,

А та ей, чуть слышно, шептала «люблю».

И солнце играло в её волосах…

О, сколько же радости в детских глазах!

Клубнику собрав, возвращалась домой,

Туда, где царили уют и покой.

Ей нравилась жизнь, и ей нравилось жить,

А всё потому, что умела любить!

«Память» — Кулькина Полина, 10 лет

Идут года, но память вечна,

И знаю я со слов других.

Была война в Афганистане

Длиною, почти, 10 лет.

Шли на войну юнцы,

И воины постарше.

Шли защитить простых людей.

Не знали страха и боязни,

А о войне — лишь по рассказам от других.

Не ради орденов, медалей гибли

А идеи ради, Родины своей.

Погибло ж, почти триста татарстанцев

И Кандауров Николай один из них.

Он подорвав себя, врагов гранатой

Погиб в восемьдесят пятом…

Пусть помнят люди, поколенья

Не год, а долгие лета.

Те ужасы военных лет и жизни,

Которые нам не вернуть уж никогда.

Пусть знают все:

Что русский воин-это ГОРДОСТЬ,

На страже мира он всегда стоит.

«Фильм» — Виктория Фокс (Фокеева Виктория), 15 лет

Сюжеты бывают разными —

Добрыми, любовными и просто прекрасными,

Но в этой жизни ты — режиссер,

Ты продюсер и киноактер.

Зрители, актеры, продюсеры —

Всё сами вы в фильм грузите.

Но отзывы могут вас не устроить,

Однако и это придется усвоить.

Завязка, действие, потом кульминация,

А после — кардинальная инновация,

Дальше развязка, а может и нет,

Ведь у каждого свой остросюжет.

Ужасы, драма, комедия,

Может, просто жизненная трагедия —

Все эти жанры в фильме одном,

Иногда грустном или смешном.

Но, к сожаленью, а может и к счастью,

Сценария нет у тебя, даже маленькой части.

Всё решает твоя судьба,

Когда будет радость, когда борьба.

Вроде бы всё как в фильме,

Но, возможно, ошиблась сильно,

Ведь жизни сюжет очень хитёр,

А ты в нем лишь только актёр.

«Запуталась в любви» — Анастасия Егоркина, 14 лет

Я жила в любви.

Я была жива,

Но вот нас стало трое

И кругом голова.

И трое не ребенок,

Не сладкие слова.

Ужасный треугольник,

Любовная игра.

Но стоп. Я повернулась.

Что сердце говорит?

Все мрачно и обидно.

И это ЛАБИРИНТ!

Вращаюсь, удивляюсь,

И все вокруг брожу.

Забыть тебя пытаюсь,

Но все ж в любви живу.

Как мог, ты мой, любимый,

Столь близкий и родной,

Предать меня жестоко

И изменить с другой?!.

Сомненья. Ожиданья,

И к сердцу путь открыт.

Но сказка не приходит

И снова — ЛАБИРИНТ!

Путь разобрать пытаюсь.

Откуда я пришла?

Все дальше удаляюсь

От мира и тебя.

Запуталась. Устала,

Но не смогла забыть.

Люблю тебя как прежде

И это ЛАБИРИНТ.

Не треугольник правильный,

Где равенство в углах.

И не прямоугольный,

Где катеты рулят.

Стоп. Лабиринт не вечность.

И не преступный круг.

Взорвать мечту до солнца-

И я увижу путь.

Подняться над проблемой

И сверху все понять.

И ЛАБИРИНТ прекрасен,

Сумей его принять.

Им мудрость прирастает,

Развитье в нем живет.

Он тайна. Он реальность.

Он к истине рывок.

Моя любовь не вечность,

Сто лет не проживет.

Готова я воскреснуть.

Пусть волшебство поет!

А Лабиринт?

Вперед!!!

«Давай уедем на Алтай» — Анна Герц (Шатохина Елена), 17 лет

Пора бежать, мой друг, пора

Туда, где высится гора,

Где вознесем свои чертоги

И будем говорить о Боге

Да пить ромашковый мы чай…

…Давай уедем на Алтай?

Там, высоко, средь бурных трав

Мы возведем с тобой анклав.

Там будет наше государство —

Свободно-сказочное царство,

Где упраздним мы все законы!

Сломаем у овец загоны,

Поселим рядом диких коз

И будем слушать звон стрекоз.

Потом, зайдя к себе в лачугу,

Меня ты, верную супругу,

Укроешь сверху теплым пледом.

Поговорим мы за обедом

О веренице Бытия…

Расслаблюсь, может быть, и я

Впервые в этом сером мире,

Сокрытым в маленькой квартире

Да полным бытовых забот.

Опять еды попросит кот,

Сосед мой вновь попросит долг,

Хоть прошлый он вернуть не смог…

Давай уедем на Алтай,

И будем пить там с медом чай?

«Приморскому краю посвящается» — Ибрагимова Полина, 17 лет

Мой край родной, к тебе вернулась

Лишь пару месяцев назад.

Мне ярко солнце улыбнулось,

Мой город будто был бы рад.

Тому, что все же возвратилась,

И через несколько минут

Дождем вдруг небо разразилось,

От счастья тучи слезы льют.

Но я-то знаю, ненадолго,

Погода — пылкая мадам!

Скорей всего не будет толка

Понять ее пытаться нам!

Не размышляя ни минуты,

Бросаюсь я в окно смотреть!

И там я вижу изумруды…

Да что же может так блестеть?!

Так ярко, солнце отражая

Шальной поверхностью своей?

Не верю я, что созерцаю

Великолепие морей,

Что к горизонту протянулись.

Вода повсюду, нет границ.

Взгляд подниму: уже вернулись

Домой обратно стаи птиц.

Уже весна, и все живое

Проснулось будто ото сна!

Пускай не будет мне покоя,

Довольна буду я сполна!

За океаном сразу вижу

Владивостокскую тайгу.

И лес весною будто дышит…

Я точно в сердце сберегу

Про край родной воспоминания,

Пускай я буду далеко!

Ведь, несмотря на все скитания,

Лишь дома дышится легко…

«Иногда мы грустим и плачем» — Александрова Алина, 17 лет

Иногда мы грустим и плачем,

Но бывает в жизни иначе,

Нужно просто найти людей,

Что помогут стать веселей.

Эти люди всегда будут рядом

И в ненастье с дождём и градом.

И не оставят нас даже тогда,

Когда случается с нами беда.

Мы будем их благодарить

И всегда с собой в сердце носить,

Потому что без них мы не сможем —

В одиночку прожить очень сложно.

«Свет во тьме и тьма за светом» — Ананян Эдуард, 17 лет

Наскучило мне всё

Сидел во тьме

Без радости и света

О чудо! Лучина осветила путь мне

И прекратилась тьма моя

И вижу я тебя

Спаситель ты моя

Свет ты мой! Так будь со мной!

До скончания веков и после

Будь путеводною звездой

Веди меня, а я пойду с тобой

Но сквозь яркие лучи

Вижу грусть твою затаившею под светом

Но не печалься!

Грусть и все обиды

Возложи на плечи ты мои

И забудь про них

Как тяжко не было я не отступлю

ВЕДЬ Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!!!

«Долгожданная встреча» — Салтыкова Анна, 16 лет

А облака уходят в даль,

За ними шелест перемен,

Привет родная,

Я скучал, — скажешь шепотом ты мне.

Обнимешь, сзади подойдя,

Расскажешь новости свои,

И спросишь в тишине ночи:

Родная, как дела твои?

А я отвечу: институт, работа,

Коммуналка, курсовик…

Скучала по тебе ужасно,

Давай немного помолчим.

«Голубое озеро» — Вертьянова Ирина, 10 лет

Два озера рядом,

Два брата как будто,

Живое и мёртвое,

Что это — шутка?

В первом плещутся дети,

Рыбаки что-то ловят,

Во втором даже тины

Никто не находит…

И не скачут по глади

Водомерки смешные,

Нет лягушек-квакушек,

Ни кувшинок, ни лилий.

И вода голубая

Застыла, как маска,

И манит, и пугает,

Смотрю я с опаской

Сквозь прозрачную воду

Вижу озера своды,

Что в глубины уходят

Непонятной природы.

Я с мостков опускаю

В это озеро ноги,

Ух, оно ледяное!

Ноги холодом сводит…

В соседнем по-прежнему

С визгом плещутся дети,

Рыбаки что-то ловят,

Летним солнцем согреты…

«Игра» — Головкова София, 14 лет

Я с самого детства любила игру:

Бросать в Каму с берега камни.

Из памяти это вовек не сотру,

Не смою из сердца слезами.

Простая забава, казалось бы, но

Я б всё отдала, чтобы снова

Вернуться в те дни, где мне снова смешно

И всё так таинственно — ново.

А эта игра… Будто стрелки часов

Назад в те года возвращает,

Где нет жестких рамок (тяжелых оков)

И где все ошибки прощают.

Вновь папа катает меня на плече,

А мама над этим смеется…

Но время, как горный прохладный ручей:

Навек утекло — не вернется.

Лишь в памяти живы мгновения те,

Да в этой простецкой забаве…

Я б всё отдала, чтобы этой мечте

(Хотя б на минуту!) Стать явью.

«От потомков» — Никитина Александра, 15 лет

Поклон земной убитым и замученным!

И память в век защитникам страны!

За Мир земной нам даром в руки врученный

За доблесть не имеющей цены!

Героям, что стояли насмерть, соколам —

Зажжём во храме светлую свечу.

Не дай нам, БОГ войны и даже около

Я в храме пред Спасителем шепчу…

Не дай забыть те битвы справедливые,

Где выстоять лишь смелые могли

Где лозунги фашистские фальшивые

Склонить пытались русских до земли.

Наполни, Боже, души светлой памятью

О тех, кто своей жизни не жалел!

О тех, кто на века застыли в мраморе,

И страх, и смерть на век преодолев!

«Обида» — Блинов Александр, 12 лет

Легко обидеть человека!

При этом не подумавши сказать

Всего лишь только слово и до скончания века

Он будет обходить тебя сторонкой и молчать.

И затаившийся огонь печали

В молчанье означает лишь одно,

Что у него спокойствие отняли

И радостные мысли заодно.

Огонь тот может разгораться всё сильнее

И плачем отзываться в тишине ночной,

А сердце будет ныть всё дольше и больнее

Если не осознать вины своей большой.

Не обижайте вы, пожалуйста, друг друга!

Не говорите не подумав, сгоряча!

Ведь злоба возвращается по кругу

И ранит больно, как удар меча!

«Письма» — Бешимов Михаил, 16 лет

Как раньше долго писем ждали.

Иной раз месяц или год,

Зато, когда их получали,

Светлел на миг небесный свод.

Страницы три, рукой, с любовью…

Прочесть их мало — надо внять.

Там буква каждая собою

Души являет малу часть.

Одна к одной — тут завиток,

Тут чёрточка, а тут штришок.

Изящна «Н», высока «Р»,

Забавна «Х», печатна «Л»…

Одна на прочих непохожа,

Но всяка сердцу так пригожа!

ключ от счастья, знанья — «кI» (кIул).

Жизнь цветет с буковкой «тI» (тIегь, тIегьазе),

бодро чувствуем мы с «цI» (цIилъи),

И, конечно, буква «чI» (чIаголъи) счастье, радость дарит нам.

Теперь ж общенье безгранично —

Напишешь строчку — отошлёшь,

И букв-солдат уже безличных

Орда летит, как вострый нож.

Ей километры — не преграда:

Париж, Торонто иль Москва,

Иль стены древние Багдада —

По интернету адресата

Отыщет в миг один она.

Ещё мгновение — ответ,

Но разговор то или нет?

«Привет» — «Привет»,

«Пока» — «Пока»,

А между ними «Как дела?» —

«Отлично» — «Ну и хорошо» —

«А у тебя?» — «Да так же всё…».

И, как не грустно сознавать,

На этом кончена беседа,

Чуть изменив слова поэта,

В конце хотел бы вам сказать:

Нет повести печальнее на свете,

Чем повесть об общеньи в интернете.

«Мама скажи мне» — Скороход Софья, 16 лет

Мама, скажи мне честно,

Любовь бывает взаимной?

Мне из старых сказок известно

О некой любви столь сильной,

Что рушит преграды и время,

Что в пыль километры стирает.

Многие люди верят,

Что она не умирает.

Мама, ты мне скажи,

Ты видела счастье? Когда?

Знаешь, в глубине души

Ощущаю его и я.

Я счастье уже встречала,

Встречала лишь в двух местах:

Мой рай берёт начало

Рядом с тобой и в его глазах.

«Обращение к водителям» — Абжалимова Кристина, 8 лет

Здравствуйте, водители —

Дяденьки и тёти!

Машин вы — повелители,

Вы среди нас живёте.

Давайте будем добрыми!

И уважать друг друга.

И от дорожных споров

Избавим всю округу!

Мы, дети — пешеходы

К «зебре» подойдём,

Посмотрим мы налево,

Направо мы взглянём…

Услышь меня, водитель,

Средь шума всех дорог!

Ты тоже, ведь, родитель!

Ты за рулём — не Бог!

А кто-то не пропустит

Спешащее дитя…

Всё это очень грустно…

Все дети жить хотят!

Вот вырасту и тоже

Стану я водителем.

Стану я (о, Боже),

Машины повелителем…

И вспомнишь ты мгновенно

Девчушку лет восьми…

Которую на «зебре»

Когда-то пропустил!!!

«Письмо моей печали» — Гончарова Виктория, 17 лет

Ночь близится к утру, а я пишу.

Всё то, что оторву от подсознания,

О сокровенном, и о том, чем дорожу,

Бессвязные тебе слова признания.

И сколько мне ещё ночей злосчастных,

Потерянной душой перенести?

Моя ты муза самых дней ненастных,

Наитие столь долгого пути.

Я напишу письмо бессонной ночью,

То, что не скажу тебе при встрече.

Опять не то, листы порву все в клочья.

Они сгорят в огне настольной све́чи.

А можно посвящу тебе те строки?

И напишу поэму о любви?

Порой бывают чувства столь жестоки.

Как вырвутся — попробуй отзови.

На улице светлеет, я пишу.

А на листе сегодняшняя дата.

Как жаль, когда письмо я подпишу,

Что не дойдет оно до адресата.

«Смысл» — Парамонов Игорь, 9 лет

Каждый ищет смысл жизни!

У каждого есть свой,

У поэта — стихи,

У актера — кино.

А чтобы смысл найти

Нужно к цели своей прийти!

А если упал?

То помощи ты не жди,

Не кричи «Спаси — помоги»,

Нужно встать, подняться, поднажать!

И станет возможным к цели прийти!

«Полетом птенца» — Лесницкая Виктория, 16 лет

Раскинуть руки широко

И как на крыльях

Полететь.

Смотреть на мир,

Как будто ты его впервые

Ощущаешь.

Отчётливо и каждую

Пылинку разглядеть.

И счастье получить,

Какого ты ни с кем не получаешь.

И с широко

Открытыми глазами

Окинуть взором древо

Жизни и смертей.

Увидеть Землю,

Что обмытая слезами

Стремится увести людей

С неправильных путей.

От страха и свободы

Быть как цепью сцеплен,

И взмахом своего крыла

Подняться,

И гореть.

Потухнув,

Сгорев,

Возродиться,

Как феникс из пепла.

Но добравшись наверх

Помни, как до земли

Долететь.

«Осень» — Канцарина Алина, 10 лет

Здравствуй, осень золотая!

Листьев пролетела стая, —

Так в глазах они пестрят

И о чем-то шелестят.

Листик красный, жёлтый, алый:

Осень их разрисовала.

Так трудилась до утра,

Жаль прощаться с ней пора…

«Обидная погода» — Идашина Татьяна, 9 лет

Опять дождливая погода…

Сидеть сегодня снова дома.

Но чем же мне себя занять?

Быть может, книжку почитать?

Или пейзаж нарисовать?

С котенком можно поиграть,

Помочь испечь шарлотку маме

И просто так болтать ногами.

Но не хочу сидеть я дома!

Хочу по улице бежать,

С подругами хочу играть —

Купаться, плавать, загорать!

Каникулы же на дворе!

А в дождик — чем заняться мне?

И для чего тогда нам лето,

Если погоды теплой нету?!

«Рыжая осень» — Трошина Анастасия, 10 лет

Деревья золотом горят,

Листочки тихо говорят:

«Осень рыжая пришла,

Людям сказку принесла»…

Она листьями играет,

Их в багрянец наряжает.

Листопадом закружила,

Сарафан нарядный сшила.

Осень — яркое явленье!

Поэтов русских — вдохновенье!

Жалко, что гостит она

Лишь одно мгновенье…

«Письмо солдату» — Тимонина Кристина, 10 лет

Здравствуй, солдат!

Мы с тобой не знакомы,

Надеюсь, ты будешь рад

Письму моему.

С нижайшим поклоном

Слова благодарности

В нем прозвучат.

Спасибо тебе, за родную Отчизну,

Которую ты отстоял, сохранил

В неравных боях той войны

Бескорыстно. И взрывы

Здесь больше нам не слышны.

Хочу, чтоб тебя обходили невзгоды,

Желаю, чтоб ты не болел.

И очень прошу, чтоб в любую погоду,

Страну защитить ты сумел!

Я очень надеюсь, что будешь ты сильным

И сможешь за нас постоять.

А мир будет солнечным и счастливым,

Спокойной Родина-Мать.

Ну вот, мы теперь не такие чужие,

Меня Кристиною звать…

«Отчий дом» — Паландер Алиса, 13 лет

Леса, поля, луга, равнины…

Здесь каждый уголок знаком

И хижинка в седой долине —

Родной, прекрасный отчий дом.

И чтобы мне не говорили,

Куда б я не был приглашён,

Мишурной лести не внимаю —

Я здесь живу, я здесь рождён.

В цветущей солнечной долине

Встречал я первый свой рассвет…

Цвет Родины младой знаком мне

С далёких юношеских лет.

Укрытый лёгкой пеленою

Мой край ложится в светлый сон…

Невольно юность вспоминаю,

Люблю тебя, мой отчий дом!

«Любовь» — Паландер Мария, 12 лет

Наверно, я признаюсь честно

Мне очень трудно без тебя.

И нервы бегают, как стрелки.

Скажу я правду: Люблю тебя!

Мне нравится с тобой общаться,

И бегать, и играть с тобой.

Пора уже в любви признаться!

Но я боюсь…

И нет нужды прощаться,

Я вечно говорю с тобой!

«В гостях у Чудо-Дерева» — Казимагомедова Марям, 13 лет

Чудо-дерево растет в островке «Родной язык»

Вместо листьев — буквы там, для меня родные.

На мгновенье замерла: слышу я и слушаю

Ненаглядной красоты речь мою родную.

Ожерелье там блестит, пляшут буквы-бусинки.

Хочет каждая сказать о себе словечко.

Их мелодия звучит на родном аварском.

Матушка-земля следит за их карнавалом.

Здравствуй, чудо-дерево, здравствуй, мой родной язык!

Люди! В гости вас зову в мой очаг аварский.

— Познакомьтесь — буква «къ» (къуват). Сколько сил таится в ней.

Если подружиться с ней — значит ты — авторитет (къадру).

Вот и наша буква «кь» (кьвари), грозная и строгая,

Это корень (кьибил) всей семьи, словно скалы, и крепка.

Буква»гI» (гIолохъанлъи) — молодость наша, и зовет она вдаль нас.

Буква «гь» (гьудуллъи) — ее подружка, значит — мы прекрасные.

Значит замок знаний «хъ» (хъала). С «хь» (хьул) они друзья большие.

Жить, мечтать, учить, учиться — вот задача перед ними.

Нас работать учит «хI», «гъ» (гъира) прибавит настроенье.

«Лъ» (лъикIлъи) с добром друзья большие, ключ от счастья, знанья — «кI» (кIул).

Жизнь цветет с буковкой «тI» (тIегь, тIегьазе), бодро чувствуем мы с «цI» (цIилъи),

И, конечно, буква «чI» (чIаголъи) счастье, радость дарит нам.

Чудо-дерево в печали. — Что случилось? Что с тобой!?

— Помогите, детки, нам — только вы спасете нас!

— От родного отказались некоторые из вас,

Не печалиться как нам? Мы болеем из-за вас!

Чтобы мы цвели и жили, нами пользоваться надо,

Без аварского родного счастье вам не улыбнется.

— Дети, слышите вы стон моих бусинок волшебных?

Быстро в гости к буковкам и просить у них прощенья!

Все тринадцать бусинок нам нужны в дальнейшей жизни,

Нам родное ожерелье сами мы должны спасти.

Нам нужна родная речь, чтобы солнышко светило,

И прекрасное далеко ждет нас с языком родным.

Чтобы счастье улыбнулось, нужен нам язык родной.

Чтоб подняться высоко, нужно нам родное слово.

Пусть бусинки светят ярко, озаряя нашу жизнь,

Пусть всегда на свете будет речь аварская родная.

Здравствуй, Чудо-дерево, здравствуй, мой родной язык,

Буковки родные наши, очень-очень мы скучаем.

Вы нам нужны, вы нам нужны, тринадцать букв наших родных.

Родное слово исцеляет от всяких мыслей и болезней.

Пора опомниться, народ, и объединиться срочно надо.

Чтобы спасти язык родной, дружите с ожерельем волшебным!!!..

«Люблю» — Алиев Элдор, 16 лет

Непонятная любовь — это бесконечно…

Я люблю тебе малая, сам того не зная,

Не понимая, что любовь она такая,

Что не совсем то простая… Эй!

Я люблю тебя, малая!

Я люблю сам того не зная,

Я люблю, но мы не похожи…

Но целуя тебя мурашки по коже,

Мурашки по коже…

Я бы сделал так, чтобы лучше стало,

Каждый момент, каждая минута моей жизни,

Я так хочу, чтобы ты узнала,

Кто я в душе, и какой же я на самом деле.

Я же не поэт, я и не писатель.

Просто пою то, что мне подходит по душе.

А знаешь что? — Я такой же как и все романтик,

Раскрывая то, что хранится у меня на душе…

Я люблю тебя, малая!

Я люблю сам того не зная…

Почему такой? — Да и сам не знаю.

Я бы хотел, но как же мне изменится,

Я не хочу терять такую как ты,

И я в тебя могу бесконечно влюбляться…

Я люблю тебя, малая!

Я люблю сам того не зная,

Я люблю, но мы не похожи…

Но целуя тебя мурашки по коже,

Мурашки по коже…

«Вершитель судеб» — Шульгина Ангелина, 17 лет

Я толи тьма, я толи свет.

Я вроде есть и меня нет…

Я вроде светлый, яркий луч

И вроде ливень из злых туч…

Я вроде счастье и беда,

Я засуха и я вода,

Я — бедствие, и я — спасенье…

Я и ошибка и решенье…

Я вроде царь и вроде раб,

Прекрасный принц и жуткий жаб…

Твой лучший друг, твой злейший враг…

Я тот купец, что не богат…

Я не творец, не демон ада…

Не униженье, не награда…

Я не секунда, я не век —

Я просто жалкий человек…

Я тот глупец — вершитель судеб.

Меня легко за все осудят…

И каждый раз день ото дня,

Я толи есть, толь нет меня…

«Моя жизнь» — Волосовцев Иван, 16 лет

Сконцентрирован взгляд на смартфоне.

Скрип двери. Коридор. Вхожу в дом.

Нет эмоций. Живу в телефоне.

Я войду и включу сразу комп.

Windows. Окна. Загрузки. Иконки.

Мышь потертая кликнет игру.

Бой в разгаре. Трещат и колонки.

Сообщенья В Контакте идут.

«Мяу»! Еще и еще! Так раз десять.

Оторваться, увы, не могу.

Отвлекусь — проиграю. Замесят.

И отдам я победу врагу.

А «мяуканье» чаще и чаще.

Устремляю свой взор я в окно.

Вижу: милый котенок кричащий,

Слезть он с ветки не может давно.

Выбегаю в сарай за стремянкой.

И к котенку. В холодном поту.

Словно по лбу дало мне болванкой:

А зачем я вот так вот живу?

Что я видел вообще в своей жизни?

Комп? Смартфон? Инстаргам и игру?

Говорю я себе: Эй, отвисни!

(Даже сленг с виртуала беру).

На стремянке котенка ласкаю.

Полной грудью вдыхаю весну.

Почки яблонька распускает.

Прожигаю ведь жизнь я свою!

Как прекрасно мое Ставрополье!

Горы, реки, равнины, поля —

Всё до боли свое и родное,

А всего здесь прекрасней заря.

На рассвете в палатке проснулся:

Солнце нежно ласкает мне щеку.

Начинается день, улыбнусь я

Без единого к солнцу упрека.

Взгромождаю рюкзак вновь на плечи —

Впереди еще сотни дорог,

Как я раньше мог это не видеть?!

Как вообще раньше жить я так мог?!

«Скучно быть взрослым» — Семенчук Всевлад, 9 лет

Как скучно этим взрослым,

У них всё так серьёзно…

У взрослых строгий план:

Работа, дом, диван.

А у меня по плану

С отважным капитаном,

Сквозь бури пробираться,

С пиратами сражаться.

В пустыне в этот вечер.

Я принца где-то встречу.

Даст мел он из кармашка:

«На, нарисуй барашка!»

Когда ты взрослый дядя,

Бредёшь устало глядя,

Обходишь ты все лужи

И думаешь про ужин.

А я вот этим летом

Спасаю всю планету.

От грозных великанов,

Космических тиранов.

Мне взрослый скажет: «Сложно!

Нет это невозможно!»

А дети точно знают,

Что чудеса бывают!

Сегодня непременно

Летаю с Питер Пеном,

Мы с ним в одном согласны:

Детьми быть очень классно!

«Мой Свободный» — Курушин Николай, 10 лет

Где-то там на дальнем востоке,

Средь рек, лесов и сопок.

Стоит мой город совсем невысокой,

Без проспектов, соборов, метро.

К нам не едут зеваки-туристы,

И про нас не слагают легенд.

Мы живём тут,

Дышим воздухом чистым.

Мы свободненцы!

Дружнее нас нет))

Мы гуляем меж

Деревьев ветвистых,

И на Зее купаемся летом,

И соседей своих

Мы все знаем,

Об одном мы мечтаем все вместе.

Чтобы жили мы дружно и мирно,

Чтобы город, наш маленький, рос.

И однажды споют про нас песню,

Про город, где тысячи роз.

Мой Свободный, с именем гордым!

Вознесись же ты до небес!

Расцветай, живи, развивайся

И будь счастливым наконец))

«Мое лето» — Климешина Марина, 10 лет

Лето — это праздник!

Ждёшь его весь год.

Время твоих фантазий,

Веселья и мыслей полёт.

Сегодня оно мелькнуло,

А завтра его уже нет.

И падают яркие листья,

И дружно летят нам вослед.

Недавно ещё на речку

Купаться ты утром бежал,

А вот уже август окончен,

Встречает тебя вокзал.

И снова звонки, эсэмэски,

И тянется школьный год.

А ты мечтаешь о лете

И веришь — оно придёт!

«Кот Кисьмушка» — Шахметова Арина, 10 лет

У Саши с Юлей живет котик,

У него белый бархатный животик.

Приятно пузичко чесать,

Спокойно сладко засыпать.

Вот приходит Саша с работы

И начинаются у него новые заботы:

Кисьмушку надо покормить,

Водички свеженькой налить,

За ушком нужно почесать-

Кисьмушка требует играть!

Потом за шариком вприпрыжку

Бежать, как будто ловит мышку.

Запрыгнуть быстро на кровать,

Простынки все поперемять,

Так быстро соскочить с короватки,

Что засверкают только пятки.

Он быстрый, сильный как атлет,

Во сне объелся он котлет.

На барную стойку запрыгнул легко

И полакал он там все молоко.

Потом перепрыгнул он к Саше на плечи

Мяукать смешные кисьмушечьи речи.

Мяукал, пока не легли они спать,

Уже не хотелось Кисьмушке играть.

«Маме» — Махиня Анна, 16 лет

Твоя душа вмещает мир огромный,

Твоя любовь не ведает преграды,

Для каждого есть уголок укромный

в твоей душе. И я, конечно, рада

Тому, что ты — моя родная Мама,

Тому, что я — любимое дитя,

Тому, что первую дорожку к храму

Мне показала ты. И много лет спустя

В земном поклоне пред тобой склоняясь,

К тебе прижавшись тихо прошепчу:

«Я в жизни этой на тебя равняюсь,

Такой же милой мамой стать хочу.

Как ты — любить людей и быть радушной,

Не делать зла, опорой стать для всех,

Сплотить семью, чтоб стала она дружной

И слышать рядом звонкий детский смех.

Ты лучше всех, как солнце после грома.»

Могу без устали я это повторять.

И вновь уехав из родного дома

Я возращенья буду ждать опять.

Чтобы увидеть вновь твои морщинки

И, взяв ладошки, руки целовать.

Чтоб растопились в моём сердце льдинки

И чувства нежные мне больше не скрывать.

Я вытру с глаз твоих застывшую слезинку

И нежно проведу рукой по волосам:

За каждую седую волосинку

Держать ответ мне по моим грехам.

Я всё смогу, я всё преодолею, —

Поддержкой будет мне твоя Любовь.

Лишь об одном я в жизни сожалею,

Что годы наши не вернуться вновь…

«Я мчусь» — Федотова Мария, 15 лет

Я мчусь, куда не знаю даже,

И не могу себя понять.

До счастья — только сажень,

А, может, надо постоять?

Глаза мои закрыты пеленой,

И душит горло крепкая петля,

Но мчаться уж предсказано судьбой,

И яростно горит кусок угля.

Бежать, бежать все дальше,

А остальное подождет!

И закружит в печали вальса

Все дни и ночи напролет…

Чего-то очень не хватает,

Но я не ведаю теперь,

И мое тело вновь бросает

Себя спокойно в колыбель.

Смотря на белый потолок,

Не замечаешь ничего.

«Ведь отдыхать мне только впрок,

И жить от этого легко…»

Терпенья больше нет,

Я снова мчусь куда то

Ведь скоро выглянет просвет,

И заиграет счастия соната.

«Дружба» — Залманова Елизавета, 9 лет

Жил да был рыжий пес,

Его звали Барбос,

Он был рыжий, беcстыжый, бездомный.

И очень — преочень скромный.

Как-то раз пес ходил в магазин

Там он взял мандарин,

Два кокоса, персик, десять маслин

И сумочку,

Чтобы все дотащить

Вдоль по улочке.

Вдруг видит — висит плакат-

««ОТКРЫЛСЯ НОВЫЙ ЗООСАД!»

И вот идет он вдоль оград,

А за оградами

АХ!

За «3»» стоит жираф,

За «5» стоит удав,

А за «1» смотрите!

Такое таити — маити!

Вот же стоит ОН!

Гигантский слон!

Он за камнями, его плохо видно)

Тем, кто не видит — обидно.

Идет он дальше по зоосаду

Вдруг видит Барбос — бооольшуую ограду!

За ней сидит крокодил,

А слева — стая горилл,

Щенок так увлекся,

Что даже забыл,

Что в сумке его мандарин,

Два кокоса, персик и десять маслин.

Он шел, и вдруг смотрит — а сумочки нет!

Пропали его мандарин,

А также кокосы и персик,

И даже десять маслин!

Вдруг видит очередную ограду,

А за ней апельсин!

Но..Боже! Но нет, кто это!

Это ж павлин!

А рядом с ним киви и апельсин!

О! Вкусное киви!

Превкусное киви!

— « Вы что-то спросили?» —

Сказал вдруг павлин!

— «» Да нет! Просто… киви, прелестное киви

И ваш апельсин!»»

— ««Опомниcь, щенок!

Я ведь птица,

Кормить мне щенков никуда не годиться!»»

Ах, глупый — преглупый павлин,

Украл у щенка мандарин,

Два кокоса, персик и десять маслин

Да еще у него апельсин

И вкуснейшее сочное киви!

Чуть не плачет щенок:

«„Ах дайте мне дайте кусок, ну кусочек..“»

И сжалилась птица павлин

Дала щенку апельсин, мандаринчик

И десять маслин.

И как поделились они,

Так и подружились они.

И каждый день теперь Барбоска

Заходит к павлину Павлу в гости.

И каждый день они рядом сидят,

Жуют кокосы и шоколад.

«В июне» — Городецкая Полина, 14 лет

В июне, в лесу, у ольхи

Щебечет пестрый вьюрок.

А, взобравшись на её верхи,

Повышает и свой голосок.

В июне, в лесу, под лучами,

Блестят листья ясеня.

Их грозные ветры качали,

Срывали, несли, не боясь его.

В июне, в лесу, в глубине,

Свежо и пахнет листвой.

И скоро, на нежной заре,

Наступит блаженный покой!

«Судьба письма» — Горбашова Виолетта, 14 лет

Однажды меня написали на тонком листе бумаги.

Меня при свече выводили тушью строчка за сточкой,

На меня накапали воском и наклеили марки как флаги,

Меня наконец дописали и закончили точкой и точкой.

Без восклицательных знаков без адреса и без подписи.

Потом кому-то прислали и в руки кому-то отдали,

Просто кому-то отдали без лишних слов и без росписи.

Меня луной осветили и ножом мой конверт разорвали,

Пред глазами чуть-чуть подержали последних срок не читали.

Меня унес северный ветер в дальние дали свои,

Со мной поиграли дети, изменив складки мои.

В ночи я дышало летом и осенью, и весною,

На мне оседали снежинки холодную зимою.

Во мне носили орехи для белок рыжих лесных,

В меня завернули букеты и ворох листьев сухих.

Листья давно растрепались, цветы давно отцвели,

Строчки давно помялись, бумагу давно сожгли.

Но знаете, когда я горело, я разлеталось на искры,

Я было ярким пламенем, опасным и быстрым.

Теперь я лежу в пепле, в золе и во тьме ночной,

Теперь осталось во мне не больше строчки одной.

И вот о чем эта строчка так долго и сильно молчала:

«Каждый новый конец есть новое начало.»

«Мой хомяк» — Куличкова Вера, 8 лет

Есть «Цыпленка табака».

Обед хомяк закончит бойко,

К чаю он получит сахарную слойку.

Мой упитанный хомяк

Очень долго любит спать,

А потом пойти гулять.

«Российский Крым» — Глушко Лилия, 12 лет

Российский Крым — награда бога!

Как орден на груди страны,

Где храм, мечеть и синагога

Сотрудничать обручены.

И нет важнее тут примера

Для власти у любой страны,

Когда условия и вера

В устройстве жизни учтены.

В России Крым всем греет душу, —

Объят навечно он страной.

Как море омывает сушу

С неиссякаемой волной.

Живи, трудись, гуляй, Россия!

И каждый помнит пусть о том:

Ты наша мирная стихия,

Ты — наш родной и общий дом!

«Медный всадник» — Правиковский Ярослав, 7 лет

Медный всадник на коне

Летит в белой вышине.

А под ним гранит блестит.

По горе он ввысь бежит.

И даже очень темной ночью

Он ищет путь на белый свет.

И люди говорят порою:

«Храбрее всадника на свете нет!»

Пускай, он сделан и из меди,

Но сердце у него стучит.

И, если что-нибудь случится,

От гибели нас защитит.

«Друг» — Тарасова Лидия, 17 лет

Другом быть довольно сложно,

Не подумавши, шутя,

Говорим неосторожно,

Ничего не утая.

Затаив обиду, сложно

Быть друзьями навсегда.

Друг ответить тоже может,

Пронеся через года.

Друг нам нужен для того,

Чтобы было по пути

Через многие дороги

Рука об руку идти.

Попросить прощения можно,

Если сделал невпопад,

И исправить все возможно

Ведь для дружбы нет преград.

«За что мы любим маму?» — Петрова Анна, 12 лет

За что мы любим маму?

Сейчас вам расскажу.

За тепло и доброту,

За нежность, яркость, красоту.

За то, что если грустно

Нас поддержит мама,

За то, что если трудно

Нам поможет мама.

Так за что мы любим маму?

Всех причин не перечесть:

И накормит, и причешет,

И умоет, и утешит.

Одеялком нас накроет,

На ночь сказку прочитав.

Почему мы любим маму?

Потому, что мама-мама!

Потому что нет дороже человека на земле.

Так за что мы любим маму?

Вы решите это сами.

А я, ребята, так скажу:

«Любите маму просто так,

Как я ее люблю!»

«Не понимаю, почему твои ноги ещё не болят» — Умарова Надежда, 16 лет

не понимаю, почему твои ноги ещё не болят,

ты ведь ходишь целыми днями в моей голове,

и я честно пытаюсь думать обо всём подряд,

но получается думать лишь о тебе.

потому что всё в мире для меня — каким-то образом тоже ты,

ты вокруг, ты везде, ты всегда со мною,

и видеть вокруг всё прекрасным мне помогают цветы:

они живут внутри, выращенные тобою.

ты лучший садовник, отличный друг и большой волшебник,

я бы хотел на тебя быть похожим,

но я всего лишь глупый мошенник,

за столом, хитро глядя, крадущий пирожное.

и ты мне не веришь, это заслуженно,

и ты мне не веришь, на любовь несмотря,

и ты мне не веришь, но любовью разбуженный,

я то пирожное украл для тебя.

«В коридоре» — Евдокимова Алина, 14 лет

Мне хочется сесть с тобой рядом

В коридоре, прижавшись к стене,

Она серая, за окном идет дождь градом.

Все, как в самом печальном сне.

Но для меня это место будет уютным,

Ведь рядом ты, и мне с тобой тепло,

И пребывание здесь кажется нетрудным,

Я просто спрячусь под твое крыло.

И жду я чего-то, как ждут поезда,

Как мерзнув, ждут свой троллейбус,

Как ждут, упадет ли сегодня звезда,

Прошу, помоги мне решить этот ребус.

Ты сказал, что могу я тебе рассказать,

Что обидит меня, что встревожит.

Но молчу, не могу я ролей раскрывать,

Мне общенье с тобою дороже.

Не скажу я тебе про любовь, в ней тоска,

Не скажу, что причина ей — ты,

Ты прости, что поплачу в жилетку слегка

И в душе возведу вновь мосты.

В коридоре останется этот уют,

Что ему подарили мы,

Ведь места запоминают людей,

И уж точно таких, как ты.

«Проездом в детство» — Рид Екатерина, 15 лет

Лимонный чай в стакане остывает,

Свет тусклый пробивается в окно.

И мчится ночью поезд запоздалый,

Стуча колесами по рельсам тяжело.

В вагоне жарко, тихо и темно,

И храп доносится с соседней полки.

А на душе моей скребутся кошки,

И спать не хочется ничуть.

Уехал я из своего родного края,

Где свое детство шумное провел.

Где во дворе с друзьями мяч гоняя,

Мне было летом очень хорошо.

Жил в домике у леса, возле речки.

Любил купаться, по грибы ходил…

С друзьями строили шалаш мы на опушке,

До ночи я в нем время проводил.

Но вырос я и ничего уж не вернуть.

И захотелось в детство окунуться.

Сопровождает поезд звезд парад,

А мне так хочется домой вернуться.

«Спасти от мусора природу» — Смирнов Николай, 12 лет

Спасти от мусора природу

Я призываю всех вокруг!

Не загрязняйте воздух, воду:

Природа — наш любимый друг!

Разлита нефть по океанам

И губит всех: и рыб, и птиц.

Объединиться нужно людям-

Ведь у природы нет границ!

Пыхтят авто, дымят заводы,

В лесах срывают первоцвет,

Не убивайте вы животных,

Ведь браконьерству места нет!

Не может выдержать природа

Беспечность нашу без конца.

Такая женская порода —

Следить за красотой лица.

Чтоб на Земле цветы и реки,

И колокольчик родников

Не переставал звенеть навеки

Среди морей густых лесов.

Не звон бутылок, банок, склянок,

А птиц весёлых без конца

Мы, лёжа средь пахучих травок,

Услышали бы, глядя в небеса.

Не опоздай спасти родную Землю,

Ведь ничего на свете краше нет,

Мы сохраним леса и горы,

Чтоб люди жили много лет!

«Осенние детки» — Дигор Александр, 10 лет

Жёлтые и красные, багряные и рыжие

Детки деревьев летят, кто куда.

Ветер подул на них…

И музыку осени

Каждый услышит тогда.

Листья осенние — детки деревьев,

Кто вас украсил в такие цвета?

Может вас лето забыло раскрасить?

Или зима для себя припасла?..

«Подвиг народа» — Фастыковский Даниил, 9 лет

Мы — правнуки тех, кто сражался в войну,

Кто падал в окопы, взрывался, тонул,

Кто в танках горел, и горела земля,

Кто в небе сражался, —

Любви не тая

К России, к березкам, к семье и теплу,

Что домик родной отдает лишь ему,

Солдату той страшной и грозной войны.

А наши отцы — тех солдат всех сыны.

И мы будем помнить и свято хранить

Тот подвиг, что люди могли совершить,

Могли превозмочь страх, потери и боль….

В атаку бросались, имея с собой,

Как щит, как защиту от злого врага

Любовь всей России, что жизнь им дала!

И долгие годы той страшной войны

Они шли к победе дорогой борьбы

И эта весна 45-того года

Навеки в сердцах у родного народа!

«Спят солдаты» — Кочергина Анастасия, 13 лет

Когда молчат поля и пушки

Когда не слышно голосов солдат

Когда молчат ветра, берез верхушки

Где разорванный лежит снаряд

Там спят солдаты, спят мертвым сном.

Их ждут жены, матери и дети.

Но не вернуться им в родной любимый дом.

Не увидать победы русского народа…

Пока пусть поле отдыхает,

Пока рассеется туман

Пусть отдохнет солдат, очередь его еще настанет…

Когда молчат поля и пушки

Когда не слышно голосов солдат

Когда молчат ветра, берез верхушки

Где разорванный лежит снаряд

Спят там солдаты, поле спит.

Лишь небу не спокойно и зарево висит…

«Когда я сижу на уроке…» — Шумилова Виктория, 10 лет

Я думаю, как это сложно

Нашим учителем быть.

Разве сразу так можно-

Ругать и всем сердцем любить?

А что в нашем классе будет

Когда мы уйдем весной?

Может быть всех забудет

Первый учитель мой?

Я нарисую парты, ребят

И в окно посмотрю…

Этот рисунок на память

Учителю я подарю!

Сижу, задаюсь вопросом,

Вроде совсем простым-

Как человек незнакомый

Стал нам таким родным?

Скоро звонок уже будет,

Но я взрослеть не спешу

И на моем рисунке

«Спасибо учитель!» пишу.

«Вечер» — Чиранова Анна, 14 лет

Игра теней, и танец бликов.

Огонь, и резкость темноты.

Струя лазури, ясность лика.

Колокола. Неясные следы.

И чистота, и слёзы неба,

И солнца на стекле цветы,

И кружевная тонкость снега —

Душа нетронутой любви.

Узоры скрипки безутешной,

Линейки бесконечных струн.

Дрожанье позолоты нежной,

И колебанье медных дум.

Последние касанья солнца на руках.

Лучи заката на ладони.

Бездонный блеск в чарующих глазах.

Но неизменно только поле.

«Встреча» — Иванов Глеб, 10 лет

Шёл Никита в день субботний

В Летнем солнечном саду.

Вдруг увидел диких уток

Мирно крякавших в пруду.

Рядом там была старушка,

Что кормила голубей.

К ней они бегом бежали,

Скушать булочку скорей.

День прошёл, уж вечерело,

Солнце за Неву зашло,

А старушка всё сидела.

Видно, было ей тепло.

Тени стали всё длиннее,

Сад закрыть уже пора.

Но старушка в то же время

Не уходит со двора.

Наш Никита в это время

Рядом с нею проходил

И увидел — вместо тени

Фея милая сидит.

А проснувшись рано утром

Воскресеннего денька,

Понял он, в душе старушка

Доброй феею была.

«Когда они ссорятся» — Корчагина Екатерина, 14 лет

когда они ссорятся, он уходит на улицу ждать рассвет,

а она, напевая под нос, перемывает одну за другой тарелки.

открывает окно, её песни стучатся ему в висок.

солнце за горизонтом давно сгорело.

когда они ссорятся, она плачет, сквозь слёзы поёт

и гадает, кто из них первый поборет гордость.

он сидит на холодной ступеньке, чего-то ждёт

и не может понять,

чей мозг дал команду «ссорьтесь»?

красной тряпкой на полках она вытирает пыль

и поет его книжкам о том, как прекрасно любить.

её слушает весь проснувшийся рано подъезд.

неуместно и глупо поет, но разве соседям судить?

он слушает. солнце встает, во дворе появляются люди.

стыдно, что из его квартиры поют

и играют так громко на его гитаре этюды.

когда они ссорятся, он кормит бездомных котов,

а она поливает цветы их совместной печалью.

и поет им о том, что если совместное, значит — любовь.

даже если каждая ссора так театральна.

пустые залы. одна актриса играет плохо, но сердцем поёт.

пустые театры. он ждёт антрактов, счастья душою ждёт.

когда они ссорятся, в спальне потухнет лампочка.

она ей споет, что без ссор не прольется свет.

люди, мимо входной двери спешащие, внимательно слушают

каждый её совет.

её песни доносятся с четвёртого этажа.

разобьются тогда, когда в окнах домов посветлеет,

а он удивляется: ну зачем же она поёт, если делать этого попросту не умеет?

«Музыка осени» — Музалевский Роман, 10 лет

В осеннем парке музыку я слышу,

Ту, что сухие листья нам поют.

Они бегут, ползут, кружат и падают,

И первый осени аккорд дают.

Сначала тихий шелест листьев,

Потом и ветра в окна стук.

И долго дождь стучит по крышам,

Пугая маленьких пичуг.

Ведь в зимнем парке мы услышим

Немую музыку разлук.

«Цветочный сон» — Соловьева Светлана, 7 лет

Мне приснился дивный сон, что лесная я принцесса,

Словно милый добрый гном понимаю звуки леса.

Я бежала по траве, босиком по той тропинке,

Вдоль которой колосятся в лесу смелые травинки.

Не боялись они ног, лап, копыт и клювов острых.

Они прятали цветы — детей солнца ярко-пестрых.

Бежит дорожка через луг, виляет влево, вправо,

Куда ни глянь — цветы вокруг, и по колено травы.

Зеленый лес, как чудный сад, пахуч в часы рассвета.

Красивых, солнечных цветов на нем растут букеты.

Вдруг мой бег остановился, слышу странный разговор:

«Мишка хоть бы извинился, наступил на стебель он».

«И не говори, подруга, вот невежа косолапый,

А лекарство от недуга придет к нам просить, лохматый».

Я прислушалась слегка, спрятавшись за ветви ели,

Пригляделась: вот так да! Это же цветы шумели

Две ромашки в белых платьях — стройные красавицы.

Словно у мечты в объятьях всем в лесочке нравятся.

Будто нежные невесты. Так белы, чисты, прелестны,

Лепесточками так манят, пчел нектаром угощают.

«Ах! — воскликнула пчела, — Я их сок вчера пила.

До чего он вкусный был! Долго он к себе манил».

От прекрасных тех ромашек я тихонько отошла

И, перешагнув букашек, колокольчик я нашла.

«Колокольчик голубой, улыбнись, пойдем со мной.

Ты зеваешь, скоро вечер, пойдем спать ко мне домой».

Но веселый колокольчик головою покачал,

И, прильнув ко мне тихонько, он с улыбкой отвечал:

«Не пойду, мне тут знакомы травки, мошки, все кусты,

А с приходом темноты — все, чего не видишь ты».

…Разбудила меня мама, в детский сад идти пора,

Что ж, пока, моя пижама, в школе ждут меня дела.

Ну, а вечером опять, когда снова лягу спать,

Поболтаю с незабудкой, поиграю ей на дудке,

А еще на чашку чая я к фиалке загляну.

«Спасибо за Победу!» — Капустина Инга, 16 лет

Чтоб жили мы под чистым синим небом,

Чтоб пели птицы и весной сады цвели,

Вы встали на защиту в сорок первом

Великой нашей Родины — страны.

Отцы, сыны, и матери, и дети-

Вы встали как один на бой с врагом,

Не отступили, не сдались, не покорились,

Вам низкий наш поклон земной.

За героизм ваш, доблесть и отвагу

И за Победу в сорок пятом том году,

Сегодня говорим мы вам: «Спасибо!»

За небо чистое у нас над головой,

За мир и солнышко лучистое

И за весну и за покой.

Гордимся вами! Подвиг ваш бессмертен!

И ни один не позабыт герой

Потомки ваши будут помнить вечно,

Какой Победа завоевана ценой!

«Исповеданье» — Гогина Любовь, 16 лет

Как мало совести во мне,

Я ложь в себе несу буйну́ю.

Как отражение толпы,

Я жизнь свою приму любую.

Но всё же разреши понять:

Добро ли я, или злодейство?

Коварства больше, или действа

Во благо милостным родам?

И слёзы лить я не могу,

Ведь это плохо же, наверно?

Могла я в кривде пребывать,

Но и блага творить умела.

Так помоги мне, дай ответ.

Пренебреги скупой слезою,

И озареньем окатив,

Спаси наитие людское.

Не дай мне пеплом на ветру

Совсем ненужные надежды.

Благоговенье проявив,

Открой же жизни моей книжки.

Ты мне прочти,

Смогу ли я,

Не строя пагубных страстей,

Лишь к созиданью прибегать,

Не веря в яростность бичей?

Смогу ли я набравшись сил

Перешагнуть порок безумства,

И утонув в трясине мглы,

Однажды вынырнуть наружу?

Я вечный траур бытия

Смогу забыть, ответишь мне?

И вопреки указам дня

Понять, что есть для нас конец.

«Великий остров Валаам» — Подгорная Софья, 10 лет

Великий остров ВАЛААМ,

Высокая земля!

Сосны возвышаются

Как мачты корабля.

Подальше шум и город,

Подальше все заботы,

Уединенье рядом

Долой, долой невзгоды.

В глуши лесной так тихо,

Лишь пропоёт кукушка

Одну из песен лихо

И улетит болтушка…

Покрыты мхом деревья,

Какие-то тропинки,

Трепещут на ветру

Красавицы осинки.

Кругом бугры и склоны

Здесь нету человека

Природа всё творила,

Творила больше века.

Она сама рождала

И остров, и деревья,

А люди сохранили

Великое творенье.

Церквей здесь очень много,

Народ наполнен верой,

И остров порождает

Волшебные легенды.

Как ВАЛААМ чудесен

Не рассказать словами,

Поэтому сюда вы приезжайте сами.

Увидеть лес и скалы,

Себя уедините

И в мир озёр, лесов

Возьмите и войдите!

«Я помню» — Евстигнеев Максим, 16 лет

Я видел миров увяданье, помню смерти веков

Вечности разрушение, созиданье богов,

Сто тысяч тленных заветов и миллионы чудес,

Лишь счастья в жизни не видел, хоть множество раз воскрес,

Хоть мУчим я был судьбою, и мир баюкал в руках,

И небо над головою топил в кровавых волнах,

Бессмертием темным укрывшись, хотел на веки заснуть,

Не видеть ни света, ни боли, отринув проклятый путь.

Но вот однажды весною меж пыльных тропинок-веков

Я встретил одно только слово, прекрасное слово «Любовь».

Оно явилось с рассветом, с зарёй, что над бездной взошла,

И мир напоила светом, тот свет на меня пролила.

В тот час за моею спиною воздвигались крылья зари,

Я понял, что встретил счастье, но зори так коротки.

Ведь если не будет заката, не будет мира прекрас,

Вот только счастье свое я от смерти все же не спас.

«Обелиск» — Рощупкин Антон, 18 лет

На окраине родимого села

обелиск возвысившись стоит.

Воевало множество солдат,

Но осталось очень мало жить.

Наши земляки там воевали

и село родное защищали.

Им земной поклон от всех жильцов

смерти, ведь, смотрели все в лицо.

Помнит поле, лес, овраги

те бои полны отваги.

Рвались бомбы, мины и снаряды,

но село освободили от преграды.

И уже который год подряд

вспоминают люди тех солдат.

Их минутою молчанья чтят,

На могилах братских все вздыхают и молчат.

«Лебедь и Жар птица» — Курочкина Алиса, 7 лет

Лебедь летит над Землей.

Я говорю, это ворона,

Но я говорю — это лебедь.

Жар-птица это вообще — то.

Я говорю — это жар-птица.

Сон — это не сон,

Сон — это не сон,

Сон — это не сон!

«Мы помним» — Мальцева Софья, 12 лет

Мы, дети относительного мира,

Не понимаем тяжести войны.

У нас сейчас — котлеты и квартиры,

У них тогда — бои на пол-страны.

Проблема наша главная — оценки.

С работы мама возвращается всегда…

У нас стабильно все на переменке.

Бывает по-другому — иногда.

Мы — учимся, часами пропадаем на прогулках,

По воскресеньям не выходим из гостей…

Они — дрожали в бесконечных муках

И ожидали фронтовых вестей.

У пятилетних уж виски седели,

И голос не по-детски становился тих…

А нам, садящимся беспечно на качели,

Понять бы мысли, чувства, слезы их…

Тогда, быть может, в небо б мы вгляделись,

И песни по-другому б как-то пелись…

И, может, полюбили б тишину…

«Загадай желание» — Беблова Ирина, 18 лет

Загадай желание, с неба звезда упала!

Такую яркую, длинную полосу

После себя оставила, и пропала…

Загадай то тайное, только тебе известное.

Мне конечно не говори, а вот с собою будь честен.

Не торопись, подумай, такое не часто бывает,

Что с неба звезда упавшая, желанья души исполняет.

Закрой глаза на секунду, что видишь? Что представляешь?

Быть может перед глазами детство? В него вернуться мечтаешь?

А может любовь ты ищешь, или достойного друга…

А может жизнь стала серой, и просишь «цветного» досуга…

Всё равно, загадай только тебе известное.

Мне конечно не говори, главное с собою будь честен

«Быть счастливой» — Загоруйко Анна, 14 лет

Есть вещи в жизни лучше, чем любовь,

Они редки, от них душе теплее.

Любовь уйдёт, останется лишь боль,

Есть лучше вещи, их терять сложнее.

Я подарю себе самой ночной покой,

Я подарю себе уют и радость неба.

Вдохни вечерний хлад, окно открой,

Узнай радость истца невидимого хлеба.

Хочу есть ложками ночную тишину,

Закрыть на зиму в банке без остатка.

Глядеть вперед, в ночную темноту,

Не отрываясь, побеждая сладко.

Хочу бежать туда, где не была,

Минуя все и вся, минуя звуки.

Я оградиться точно бы смогла,

Но смысла нет, скорей умру со скуки.

Позволю жить и говорить все то,

Что думаю, слов не бросать на ветер.

Но в тайне я держу желание одно:

Чуть — чуть удачи, мне поможет клевер.

Хочу я видеть красоту во всем:

В глазах, руках, родимых пятнах.

Хочу увидеть мир, клетка горит огнём,

Хочу свободно жить, ходить в одеждах мятых.

Дарю себе я роскошь: танцевать,

По своему, пускай они все видят,

Что я могу себе свободу позволять,

Они не могут так, меня и ненавидят.

Но суть не в этом, я хочу сказать,

Я разрешаю себе жить счастливой.

Я сбрасываю цепь, могу летать,

Себя я вижу сильной, справедливой.

«Ты ко мне приходишь…» — Некрасова Наталья, 14 лет

Ты ко мне приходишь бледным жемчугом,

Беспросветным небом алебастровым,

Добрым другом и невольным недругом,

Веющим прохладой ветром ласковым.

Поступью твоей сугробы стелются,

Полотном, зажатым между пяльцами.

Отворяешь дверь обледенелую

На ветру обветренными пальцами.

На руках узорчатая изморозь

Расползалась шрамами поблекшими.

Чьими-то отправленными письмами

До кого-то так и не дошедшими.

От души остались лишь развалины.

Пыль кружится ледяными мухами.

А глаза, глаза как две проталины,

С спящей в глубине травой пожухлою.

Скрипом половиц ко мне являешься,

Вестником чего-то неизбежного.

Кончиков ресниц едва касаешься,

Мелкий бисер нанизаешь бережно.

Страхи отпускаешь потаенные

С голубыми птицами таежными.

Распускаешь косы, заплетённые

Ледяными призраками прошлого.

Лебедя перо в ладонь дрожащую

Вкладываешь мне надежды якорем.

Ветром пролистав тетрадь шуршащую,

В лёгких поселяешь снежноягодник.

Руку опускаешь попечительно

На плечо, не тронутое бременем,

Улыбаясь снежно, ослепительно

Горькою улыбкою смиренного.

И скрывается в тумане перистом

Твой последний взгляд, тоской пропитанный.

Ты ко мне приходишь белым вереском

И уходишь шелком малахитовым.

«Было три утра» Овсяникова Анастасия, 16 лет

Было три утра,

На улице пели птицы,

И небо сияло

Лазурью крыла синицы

Мысли роились скопом,

На улице выла собака —

Вот бы заснуть и проснуться,

Чтоб стала понятнее эта загадка

Не надышаться воздухом ясным,

Заполняющим лёгкие до предела,

Ещё немного и я дождусь рассвета —

Восьмого чуда света.

Кажется сон не придёт уж,

Ну и пусть, наслаждаясь мгновением, скоротаю время я;

И даст насладиться собой

Чувство поэтического вдохновения.

«Милосердие» — Шкедя Кристина, 14 лет

Беззащитный котёнок

У дороги в канаве лежал,

И, свернувшись клубочком,

Он от страха и боли дрожал.

Проходившие мимо

Обращать не хотели внимания,

Надвигавшийся ливень

Заставлял укрываться всех в зданиях.

Загорались в квартирах окошки,

А на улице вмиг темнота,

И так холодно маленькой кошке,

Но на свете ведь есть доброта!

И вдруг тёплые руки с заботой

Очень нежно обняли котёнка,

Понесли поскорее домой,

Прижимая к груди, как ребёнка.

И, наверное, в каждой истории

Может быть продолженье таким,

Когда каждый из нас очень искренне

Помогать пожелает другим!

«Обыкновенное счастье» — Низовцева Алина, 14 лет

Обычным днем — дождливым и осенним-

Я, как и все, спешил попасть домой.

Мелькали-проходили люди-тени —

Унылые и грустные порой.

И кто-то был сердит иль просто мрачен

И не хотел другого замечать,

Как будто бы погода неудачно

На лица их поставила печать.

Осенний холод залезал под кожу,

Я ежился, но продолжал свой путь.

Уже забыв тоску и тех прохожих…

Добраться поскорей бы и уснуть!

Но вдруг — сквозь серость, сырость и ненастье-

Я разглядел среди толпы гранита

Пронзительно-сияющее счастье,

Простое и неброское на вид.

Навстречу мне (плыла или парила?)

Девчушка лет шести, смеявшись звонко.

К груди своей прижав, она тащила

Мурчащего и грязного котенка.

Веселый голосок прорезал мозглый воздух,

Вмиг будто бы убавил громкость звуков.

А улица вмиг оживилась, поздней,

Холодной осенью недавно убаюканная.

Сверкнули взгляды, вспыхнули улыбки,

И где-то вдруг раздался добрый смех.

И счастье было прочным, а не зыбким,

Оно — большое и одно на всех.

Ни серых туч, ни нас не замечая,

Она спешила радости навстречу.

Как солнца луч, теплом всех согревая,

Скользнула, не оставшись незамеченной.

Я оглянулся. След простыл девчонки,

Но прежний мир — подобие клише-

Переменился. Стал прозрачно — звонким,

И легкость поселилась на душе.

«Народы мира — оглянитесь!» Бургучева Анна, 17 лет

Народы мира, оглянитесь!

Из прошлого нам послан след.

Сопротивляйтесь и боритесь,

Иначе в будущее веры нет!

Земля горела и стонала,

Ей было тяжело понять,

Как человеческое в нас начало

Смогло звериным сразу стать.

Ведь это люди жгли и убивали,

Таких как сами, женщин и детей.

А Холокостом-это все потом назвали,

На свете слова нет страшней!

Боритесь, люди, и сопротивляйтесь,

Не дайте вновь воскреснуть той чуме!

Чтоб больше слово Холокост не прозвучало,

И в мире, и на всей Земле!

Этот ужас смогли ощутить на себе,

Все невинные жертвы той страшной войны:

Неокрепший мальчонка, не знающий бед,

Был убит «ради блага» фашистской страны.

Мама плачет. Но держит, как прежде, в объятиях,

Она шепчет, что скоро вернёмся домой.

Я не знаю, что крикнул безжалостный дядя,

Но я верю — все кончится этой зимой.

Помню, папа усталый вернулся с работы,

И заплакала мама, увидев его.

Помню, папа сказал, что уедет надолго,

Но вернётся не скоро, почти в Новый год.

Помню, плакала мама, узнав, что мой братик

Вслед за папой уходит куда-то в леса.

И что больше с Серёжей не сходим мы в садик,

И домой не вернётся соседка моя.

Помню, в гости пришли к нам незванные люди,

И сказали, что нас отвезут в новый дом.

Со слезами в глазах мама грела мне руки,

Когда мы уходили из города вон.

Наступила зима. И «живём» в Бухенвальде.

Я хотел, чтобы нас навестил Дед Мороз.

Но пришли к нам жестокие люди

И велели нам с мамой идти на мороз…

В ноябре мне исполнилось девять.

В декабре я стоял среди тех,

Кто был назван за внешность евреем,

И за это был должен сгореть.

Я не думал, не знал, что так будет,

Что со мною и мамой моей,

Обойдутся безжалостно люди,

И домой не вернуться теперь.

Я смотрю на лицо своей мамы —

Как и прежде, в нём вижу любовь

Ту, что смыть невозможно слезами,

Невозможно упечь под землёй.

Мама плачет. Но держит, как прежде, в объятьях.

Она шепчет, что скоро вернёмся домой.

Я не знаю, что крикнул безжалостный дядя,

Но я знаю — все кончится этой зимой…

«Покров» Остроухов Даниил, 17 лет

Когда вспомнит туманный пролесок

Своё золото прошлых потерь,

Колыхнётся вуаль занавесок,

Украшающих старую дверь

И войдёт мне до боли знакомый

Чей-то облик забытых картин,

Словно ветер, блуждающий в кронах

Облетевших ветвистых осин.

До избушки дошедший остыло

По дорогам багряных ковров,

У порога стоит молчаливо

Светлый праздник — осенний Покров.

Я спрошу его, пряча улыбку:

«Ты вернулся в мой дом навсегда?»

Он ответит мне белой снежинкой,

Пролетевшей за окнами: «Да».

«Квартет» — Исмаилова Анна, 11 лет

В школе конкурс объявили,

Выступать всех пригласили:

«Приходите конкурсанты

Показать свои таланты!»

Говорит подружкам Света:

А не спеть бы нам квартетом?

Мы со сцены вчетвером.

Песню здорово споем!

Вот и собрались певицы.

Вчетвером для репетиций.

Спели десять раз подряд.

Совершенно невпопад.

Говорит девчонкам Оля:

— Я, вообще-то пела в хоре!

И скажу со знанием дела:

Ты фальшиво, Ира пела!

Я фальшиво? Все ты врешь!

Ты сама не так поешь.

И Маринка раза два

Перепутала слова.

Тут Марина разрыдалась.

— Как умела, я старалась!

Только Света мне мешала,

Пестрым фантиком шуршала!

А Светлана ей в ответ:

— У тебя и слуха нет!

Лучше буду петь одна.

Мне поддержка не нужна!

Перессорились подружки.

Разворчались как старушки.

Так закончился дебют.

Плачут все, а не поют.

«Горы Кавказа» — Корнеева Мария, 15 лет

Заснули широкие горы Кавказа

В подёрнутой дымке причалившей тьмы.

Заснули долины, и сладким закатом

Багряные тучки на них поползли.

Великие горы. Спокойно и мудро

Стоите в безмолвии вы без конца.

Печаль, или радость, иль горькая дума —

Что гордые ваши смутило сердца?

Ваш взгляд устремляется в храм поднебесной,

В сиреневый сбор грозовых облаков.

Ах, вид из окна мне достался прелестный —

Далёк от дремот и прекраснее снов.

Вот персик румяный по небу расплылся,

Второй, сочный, мягкий, держу я в руке.

И хочется небом и морем напиться,

Писать о загадочной, дивной земле.

Уснул великан, затуманился к ночи,

И солнечный блик уж к нему не дойдёт.

Зря в небо он врезался, сонные очи

Он точно уже никогда не смокнёт!

Подобно Атлантам великие горы

На крепких, скалистых и длинных плечах

Полотна небес нескончаемо носят —

И кто помоложе, и те, кто в годах.

Вот море слилось с облаков тонкой гранью,

И та уже тает в неведомых снах,

Долина морская без зримого края

В прохладных, соленых, бегущих волнах.

«Флаг России» — Порубова Алена, 11 лет

Флаг России. Он трёхцветный.

В каждом цвете свой секрет.

Для меня он самый главный,

И его роднее нет.

Красный цвет. Он самый первый.

Земляники спелой цвет.

Цвет смородины, рябины,

Солнца красного рассвет.

Это цвет сражений жарких,

Стойкость доблестных солдат.

Цвет Победы, цвет Парада.

Он хранит нас от врага.

Синий цвет. Он бесконечный.

Цвет глубин морей и рек.

Свежий воздух предрассветный,

Небо, звёзды в вышине.

Это символ чистой правды,

Бесконечной доброты.

Верность Матушке — России,

Вера в лучшее страны.

Белый цвет. Он самый светлый.

Цвет пушистых облаков.

Цвет черёмухи душистой,

Цвет ромашек и берёз.

Это память о героях,

Это в небе журавли.

Символ мира и свободы,

Символ светлого пути.

Гордо реет в синем небе

Флаг России над Кремлём.

Флаг России — наша сила,

С ним спокойно мы живём.

«Лампочка — сонет» Зуймач Марк, 16 лет

Как тяжело поверить в расставание

И причитать вдогон ушедших дней,

И ненавидя свет, кричать в отчаянии,

Но мысли все мои о ней.

Сверх сил моих страдания унять,

Но сокрушаюсь, вновь страдая.

И чая жду я снова в пять,

О свисте чайника мечтая.

Но стоит мне проснуться в час зари,

Оттаять от былых желаний;

И видя контуры, о, лампочка, твои,

Вновь вспоминать о прошлом и о маме!

Я долго слушал птичье щебетание,

Пытаясь в чашке утопить воспоминания.

«Герои недописанных историй» Тузова Виктория, 16 лет

Герои недописанных историй-

Подрезанные крылья вольных птиц,

Отрывки не пропетых ораторий,

Наброски — без характеров и лиц.

Создатели томили вас в темницах

И редко выпускали вас на свет,

Вы поднимали влажные ресницы,

Припоминая горечь жалких лет.

Вы лишены души и права слова,

Решать не в силах за себя судьбу,

Вы — только отблески моих историй,

Явившихся в мечтах или в бреду.

Зря вы кричали, плакали, молили,

Надеялись увидеть яркий свет.

Завяли, как букеты белых лилий,

Погас фонарь, неясен силуэт.

Лежат в архивах книги и бумаги,

Но к ним я вряд ли снова подойду.

Мои герои, спите бедолаги,

Как мушки в янтаре или во льду.

«Бродячий рыцарь» — Туряева Ольга, 15 лет

Бродячий рыцарь дождей и песен,

Хранитель пепла истлевших звезд,

Попутчик гроз, менестрель-кудесник,

Здесь сто имен. Что из них — твое?

Ты, верно, имени и не вспомнишь.

Забыл за сотни дорог и лет,

Ты знал минуты страданий темных,

Ты верил: после настанет свет…

Каким ты ни был: жестоким, нежным,

Мешал и ненависть, и любовь…

Рожденный мартом, ты любишь свежесть,

Не терпишь снега и холодов.

Взрослеешь — солнце, Апрель и кеды,

Ты всех моложе и всех храбрей,

Ты веришь в мир, он тобой согретый.

Ты веришь в счастье и акварель.

Ты яркий, сладкий, совсем тягучий,

Лениво роешься в волосах,

Похож на мед, золотой, пахучий;

Похож на Май, будто ты — он сам.

Ты пахнешь юностью и травою,

Ты светлый, тихий, такой простой,

И неба полнишься синевою,

Июнем, детством и теплотой.

Ты любишь яблоки и смеяться,

Рябить зеркальную речки гладь,

Ты мимолетный, Июльский, ясный,

С тобою — делать, бежать… мечтать.

Ты любишь Август и терпкость неба,

Крадешь улыбки за поцелуй,

Покажешь лета последний трепет

И шепчешь: жги его и танцуй.

Ты резкий, вкусный, немножко пьяный,

Смеешься дерзко в ночную тишь,

Сентябрь полный тобой, багряный,

В него вольешься и с ним сгоришь…

…Вернешься отзвуком прежней страсти,

Полюбишь дождь, темноту, молчать,

Октябрь. Преданный его власти,

Разрушишь сказку осенних чар.

Поймешь всю силу свою и смолкнешь,

Надолго стихнешь, но возвратясь,

Замерзнешь, станешь приятно-колким,

Засыплешь снегом Ноябрь и нас.

Декабрь вселяет в тебя волненье,

Звенишь снежинками там и тут,

Ты любишь пряности и печенье,

Предновогоднюю суету,

А после — вьюгу и вой метелей,

И сыпать снегом, морозить льдом,

Чтоб мир казался весь белый-белый…

Январь — в тебе и Январь — кругом.

И тут же снова чуть-чуть оттаешь,

Не станешь больше морозить рук,

Февральских оттепелей — достанет,

А им конец — и замкнется круг.

Ты любишь каждый из Них. Взаимно.

Ты с каждым новый, совсем другой.

Ты был воспет и обласкан ими,

Но сколько знаешь — не выбрал свой.

Ты любишь море и соль прибоя,

Ты любишь вереск и мед полей.

И небо, взрезанное тобою,

И вереницу прозрачных дней…

Ты любишь парня на скате крыши

С уставшей, неправильной красотой.

Ты любишь всех — синеглазых, рыжих,

Ты любишь всех, кто знаком с тобой.

Ты любишь девочку у дороги,

Ее плей-лист и ее рюкзак,

Ее уставшие за день ноги…

И проклинаешь, что любишь — так.

И если б кто-то нашелся в мире

Способный имя Твое назвать,

Сошел с пути бы, что так извилист,

И никогда б не ступил опять.

Но уж искальцев теперь не встретишь,

Кто б взгляд скозь время направить смог…

А знают имя одно лишь — Ветер,

Извечный пленник пустых дорог.

«Запомни» — Нуждина Анна, 15 лет

Запомни сырость этих стен

И хриплый шепот труб,

В подъезде старый гобелен,

Что все ковром зовут.

Запомни желтую листву

Под крошечным окном.

Нелепый сон, а наяву

Бывает дивен он.

Там клён, кривой от молнии,

Шуршит копной волос,

И старого садовника

Сопит облезлый пёс,

Застенчиво красуется

Граффити на стене,

Расколотая супница

Всё зябнет на окне.

Как отзвенели времена

Их маленьких забот?

Когда же лопнула струна?

Бежит за годом год

И я всё меньше узнаю

Прекрасный двор мечты,

Где те, которых я люблю?

Их не заметил ты?

Ужасно повзрослели вы,

Ребячества друзья —

Карнизы, крыши и коты,

Не узнаю вас я.

Возможно, раньше эта дверь

Казалась мне другой,

Но я, забавно, и теперь

Осталась молодой.

«Осень узнаю» — Лауман Дмитрий, 15 лет

И девушка в оранжевом туалете…

Разноцветные гниющие листья

Опадают с ресниц

Деревьев-девиц,

Защищенных еловыми рыцарями.

И только девушка в оранжевом туалете…

Плачут темные небеса,

Планета лишилась единого лица.

«Молодца!» воскликнули леса,

Планета осталась без лица.

И девушку в оранжевом туалете,

В ее печальном манжете,

Осень узнаю.

«Другу» — Куницын Александр, 13 лет

Что пожелать тебе не знаю…

Наверно счастья до небес!

Любви огромной, как надежда

И дружбы светлой, что ни говори.

Желаю также, чтоб друзей своих не забывал ты,

Родным чтоб тоже помогал, заботился о них.

Вот что могут пожелать друзья,

Конечно многого не перечесть,

Но будь всегда таким, как есть!

«Осень» — Верлов Матвей, 10 лет

Между ёлок, между сосен ко двору приходит осень.

Ребятишки выбегают и с листочками играют.

А на лесных дорожках вырос гриб большой,

А рядом притаился красивый мухомор.

«Осень» — Галюк Илья, 10 лет

Я люблю тебя осень, твою красоту!

Цвет листвы благородный и красок игру.

Даришь сказку ты людям и радость повсюду,

Чтобы каждый на свете почувствовал ЧУДО!

«Лесные новости» — Куницын Георгий, 9 лет

Солнышко на небе светит,

Паук в лесу плетёт свои сети.

Ёжик уснул под пихтой,

Прячась от лисицы хитрой.

А рядом городок старинный,

Живёт там зайчонок трусливый.

Живёт и песни поёт,

И урожая морковки ждёт.

Живёт там и мишка косолапый,

Такой жадный и лохматый.

Ест мёд и спит,

И никому шуметь не велит.

Рядом живёт сова

Почти всегда она глуха,

Да к тому же ещё и слепа —

Так что никому не страшна она.

А вот и серый волк бежит.

Почему-то он сегодня не спит?

Наверно есть он захотел,

Ведь он сегодня ничего не ел.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Моя волшебная скрижаль предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я