Лебяжья поляна

Михаил Зайцев, 2015

Михаил Зайцев – поэт немногословный, его стихи гармоничны, они образны и запоминаемы. Например, река показана в образе верёвки, перекинутой через плечо страны. Образы не затёрты, неожиданны, потому и стихи дышат жизнью и остаются в памяти. Виталий Серков.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лебяжья поляна предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

«И принимать душою свет…»

Прежде чем перейти к стихам Михаила Зайцева, скажу, что в последнее время открываю поэтические книги современников без особой радости, ибо приславшие свои книги авторы ждут оценки, заранее полагая, что уж их-то стихи достойны похвалы. Они, получив удостоверение о членстве в Союзе писателей России, в другом ли союзе, решили, видимо, что не нуждаются ни в чьих советах и оценках, расходящихся с их мнением. Они далеки от мысли, что стали членами Союза случайно, по недоразумению, а то и по недалекости или корысти некоторых своих коллег. И встаёшь перед выбором: сказать правду, указав на недостатки, написать пародии и в обоих случаях стать почти врагом такому автору, или же сделать вид, что ничего не произошло? Исключения редки. Одним из таких исключений, помнится, и стала книга Михаила Зайцева «Дорогие сердцу лица», вышедшая в 2008 году.

Поразил меня не столько профессионализм, с которым написаны стихотворения, сколько открытость автора, доброта и сквозящая во многих произведениях гармония с окружающим миром. Автор преодолел шестидесятилетний возрастной рубеж и вступил в пору подведения жизненных и литературных итогов. Чувствуется, что отошли на второй план желание самоутвердиться, сопутствующее молодым летам, литературное соперничество, так свойственное поэтам, входящим в зрелый возраст. Соперничество иногда даёт удивительные результаты, если не порождает у автора разрушающую и опустошающую душу зависть. К счастью, поэт Михаил Зайцев, судя по стихам, благополучно миновал на литературном пути подводные камни и не приобрёл вышеуказанных пороков.

Книга «Дорогие сердцу лица» составлена так, словно автор хотел сопоставить стихи, написанные в семидесятые и восьмидесятые годы прошлого столетия, со стихами, написанными в последние пять-семь лет, то ли желая проверить: а не растерял ли в долгом пути то, что было обретено в молодости, то ли — закольцевать 40 лет творчества. И такой подход к составлению избранного мне показался интересным.

Впервые открыв книгу Михаила Зайцева и увидев портрет улыбающегося автора, чьё лицо испещрено морщинками, понял, что мне предстоит прочесть избранные стихотворения добродушного человека. И не ошибся в своих ожиданиях. Уже во втором стихотворении книги Михаил Зайцев даёт понять, что вся суетность былой жизни, борьба за выживание и утверждение своего имени в литературе уже позади. Осталось только с благодарностью принимать отведённые земные дни и годы и «восходить на небеса», откуда можно видеть дальше и увидеть больше.

Смотреть с любовью в небеса

На божью благодать,

Шагать полями и овса

Рукою гладить гладь.

И принимать душою свет,

И видеть далеко.

И по ступенькам зим и лет

Шагать светло, легко.

И восходить на небеса,

И взгляд с них устремлять

На землю, полюшко овса,

На божью благодать.

На первый взгляд, стихотворение простенькое, но мне подумалось, что такие строки мог написать человек, не делавший в жизни никому зла, не отягощенный смертными грехами и ныне живущий в полной гармонии с природой и своей душой. Ведь даже Николай Рубцов вынужден был обратиться к читателям: «Я клянусь — душа моя чиста!», понимая, что далеко не все смогут разглядеть чистоту души поэта и его помыслов за внешними проявлениями, зачастую обусловленными нелёгкими житейскими буднями, непониманием и недооценкой окружающими его внутреннего мира.

Я был бы не прав, утверждая, что поэт Михаил Зайцев бесконфликтен, что всю жизнь описывал природу, ища гармонию в ней. Истинный поэт всегда идёт по лезвию ножа, зачастую протестует против тех или иных проявлений окружающего мира. И мне было интересно заметить, что протестные нотки в стихах поэта с годами не исчезли, но приобрели новые оттенки и иные очертания. В стихотворении, написанном в 1976 году, просматриваются непростые отношения автора с собратьями по перу и его позиция:

Отвергнутый собраньем птичьим,

Восставший против вожака,

Глядит, как лебеди привычно,

Согласно входят в облака.

«Ужели эта говорильня

Сильней меня и мой удел —

Смириться?» И, расправив крылья,

За стаей молча полетел.

Всё выше, круче поднимался,

За стаей пристально следя.

В самом себе засомневался?

Или — уверовал в себя?!

Но уже в стихотворении, датируемом 1988 годом, в конфликте участвует не только автор, но и народ, и те, кто им управляет, хотя мне ясно, что силы, с которыми входит в конфликт поэт, в обоих случаях одни и те же.

Нет, овцами волки не станут!

Сквозь благотворенья очки

За дичью следить не устанут

Налитые злобой зрачки.

Их стая не стадо! У клана

Своё пониманье любви:

Страна — как открытая рана,

Но прихоть играет в крови,

И требует крови и боли

Клыкасто оскаленный рот!..

Доколе, доколе, доколе

Безмолвствовать будет народ?!

Есть в России поэты-воины, которые, однажды встав на ратную тропу, являют напитанную кровью и болью гражданскую лирику. Даже понимая, что народ их не слышит, они продолжают идти до конца, надрывая свою душу и пытаясь поднять из многолетней спячки народ. Михаил Зайцев, как мне показалось, относится к иному типу людей. Отдав должное гражданской лирике, высказавшись о наболевшем и поняв, что народ его до поры не услышит, поэт сошел с тропы войны и стал искать утраченную гармонию с природой. Но были у него в активе такие стихи, как «1991 год», «И по заезженному следу» и многие другие, в которых довлела гражданская позиция. Прав поэт или не прав, покажет время. Важно понимать, что истинная поэзия и рождается в сомнениях и спорах с самим собой. Вот как Михаил Зайцев всего в двух строфах это показал:

Они пришли, враги,

Ко мне просить прощенья…

На скатерть пироги

Поставил, угощенья.

«Ну, наломали дров, —

Хохочут, — ох, немало!»

…Теперь вот нет врагов,

Но и друзей не стало.

Конфликт вроде бы исчерпан. Поэт поступил поправославному, простив врагов и дав им возможность искупить свою вину, но осадок остался навсегда.

Михаил Зайцев — поэт немногословный, его стихи гармоничны, они образны и запоминаемы. Например, река показана в образе верёвки, перекинутой через плечо страны. Образы не затёрты, неожиданны, потому и стихи дышат жизнью и остаются в памяти. И когда на одной из последних страниц книги читаешь:

…Чем не радость: беззаботно

Проходить и пролетать,

На ушко у поворота

Богу тихо прошептать:

«Что имел я, то имею,

И кого любил — люблю.

Ни о чём не сожалею

И надежду не ловлю.

И зима была, и лето.

Всё я вроде бы успел.

Только вот не видел света

От забот земных и дел». —

веришь и немножко завидуешь автору, потому что сам-то по жизни многое растерял, не задумываясь смолоду о скоротечности нашего бытия. Михаилу Зайцеву удалось отринуть суетность быта и обрести гармонию во всём. А проще — жить в ладу с самим собой. И вспоминать дорогие сердцу лица, соединяя земное и небесное, «и принимать душою свет», оставаясь поэтом до конца.

Виталий СЕРКОВ

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лебяжья поляна предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я