Триллионы для диктатуры олигархов. Что будет после Путина?

Михаил Делягин, 2019

Новая книга известного экономиста, политика и публициста Михаила Делягина посвящена горячим вопросам российской социальной, экономической и политической жизни, ставших водоразделом в отношениях народа и власти. Правительство целенаправленно превращает Россию в северный филиал Таджикистана, грабит народ с помощью пенсионной и прочих реформ, геноцидит предпринимателя. Властвующие либералы под видом борьбы с инфляцией обескровливают экономику и тащат в свои закрома государственные сверхдоходы от нефти. Транснациональные корпорации джигитуют верхом на потной, в кровавых мозолях спине трудящегося человека. Что думает и говорит об этом один из ведущих экономистов нашей страны? Что еще нам ждать от власть предержащих? Прямая речь от Михаила Делягина.

Оглавление

  • Статьи и интервью

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Триллионы для диктатуры олигархов. Что будет после Путина? предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© М.Г. Делягин 2019

© Книжный мир 2019

Статьи и интервью

От реформ — к нормальности: преображение России. Экономика русской мечты[1]

Мечта — основа русской культуры. Это мечта о справедливости, достигаемой индивидуальными усилиями каждого по исполнению коллективных обязанностей благодаря солидарности и взаимовыручке, — но и обострённой конкуренции внутри каждого коллектива и между коллективами.

Цель русской культуры принципиально вне — и надэкономична. Экономика — всего лишь один из инструментов достижения справедливости. Точно так же и деньги служат не целью, но лишь подтверждением (и то вторым по важности, после одобрения окружающих) правильности предпринимаемых действий.

Экономическое развитие является, таким образом, лишь средством гармоничного развития человека и общества, а также поддержания гармонии в отношениях между личностью и коллективом, а шире — народом и всей русской цивилизацией. Вместе с тем, в рыночной «матрице» экономическое развитие считается ключевым инструментом, основой, средой и стимулом всякого прогресса.

Современное российское общество выстояло в катастрофах 1990-х, в мнимом «процветании» тучных для олигархов и коррупционеров нулевых, в трагическом крахе возродившихся было с «русской весной» надежд на нормальность государства 2010-х годов. Всё, что оно хочет сегодня, — это нормально и честно жить в нормальной и честной стране.

Русские и россияне не хотят никого ненавидеть: они устали от ненависти. Они не хотят мстить и готовы даже мириться с чужими ошибками — если понимают, кем и как они устраняются.

Народ видит, что его великая земля вновь разрушена и приходит в запустение, и хочет одного: вернуть себе свою страну, чтобы строить себе и своим детям нормальную достойную жизнь.

Преображение России возвратом от «реформ» к нормальности — категорическое требование народа.

Государство необходимо народу, чтобы сделать необходимое, но непосильное людям в одиночку. За это его терпят и даже (когда есть с чего) платят ему налоги.

Русские и россияне хотят быть честными — в том числе и с государством. Но и оно должно выполнять свои обязанности перед Россией и её народом, служить, а не вредить им и не сметь посягать на чувство собственного достоинства. Общество в полной мере осознало, что не может развиваться без нормального государства.

Сегодня прогрессу и процветанию России мешает только его несовершенство, нежелание и неумение его правителей служить народу, а не своему гонору и карману. Доведение страны до социальных потрясений — величайший провал любой власти, который обходится непозволительно дорого.

В России нарастает и уже становится смертельно опасным разрыв между властью и обществом, между богатым меньшинством и бедным большинством, между жизненными потребностями людей и их возможностями эти потребности удовлетворять. Эта нетерпимая и позорная ситуация должна быть исправлена в ближайшие годы. Единственная альтернатива такому исправлению — насильственный слом системы и саморазрушение общества.

Россия должна стать государством единой нации, объединяющей образующие ее этнические и прочие общности не только единой территорией, великой и всеобъемлющей русской культурой, русским языком и образом жизни, но и единой целью и методами её достижения.

Это должно быть общество солидарности, справедливости, свободы и демократии, гибкое, стремительно развивающееся, открытое всему позитивному. Общество, в котором каждый находит себе дело и место по душе, свободно стремясь к справедливости, прогрессу и порядку.

Из России отчаявшейся будет Россия благословенная.

Цель Русской Мечты — общество колоссальной внутренней солидарности, априори воспринимающее всех сограждан как «своих». Это иное качество социальной ткани — главное принципиальное отличие нашей цели, Русской Мечты, от сегодняшней России.

Мы никогда не будем страной самоотрицающей изощренной процедурной демократии в западном стиле, но одно у американской юстиции позаимствуем: право и обязанность судьи судить не по писаным законам, а «по справедливости», то есть учитывая широкий круг не всегда поддающихся формализации, но принципиально важных обстоятельств. Это сделает суд справедливым, устанавливающим истину, а не слепо (в лучшем случае) карающим по формальным признакам.

Различие национальных культур будет сохраняться и обогащать общую русскую культуру. Национальный вопрос останется смутным бытовым пережитком; колоссальная доля смешанных браков (между представителями разных культур, а не только народов) превратит Россию в более мощный «реактор» наций, чем те, которыми когда-то были в рамках единой западной культуры «плавильные котлы» США и Австралии.

Качественные образование и здравоохранение будут доступны всем, даже самым бедным (хотя их число и снизится до свойственного человеческой природе уровня в 5 %). Средняя продолжительность жизни превысит 80 лет, причём на пенсии россияне будут не «доживать», а активно жить, получая удовольствие сами, помогая другим и зарабатывая деньги (если захочется). Социально обусловленные заболевания будут сведены к незаметному минимуму, наркомания искоренена (в том числе — и смертной казнью продавцам наркотиков). Курение и употребление спиртного будут восприниматься как проявление некультурности вроде немытой головы или грязных ногтей. За счет комплексной господдержки средняя русская семья будет иметь 4 детей — столько же, сколько средняя российская; культ матери не будет ограничивать самостоятельность детей.

Система образования будет воспитывать творческих, решительных, добросовестных и самостоятельных людей.

Конечно, такими людьми будет значительно труднее управлять, но и система управления — как государства, так и корпораций — будет гибкой, не подавляющей, а, напротив, требующей инициативы, применяющей не иерархические, но сетевые структуры везде, где можно. Президент будет одновременно и главой компактного правительства. Электронный документооборот фантастически ускорит скорость принятия всех решений (не говоря о выдаче документов: так, загранпаспорта граждане России будут обычно получать в аэропортах — при первом вылете из страны, за 15 минут), повысит эффективность госуправления, резко сократит коррупцию.

Верхняя палата парламента будет избираться от регионов. Местное самоуправление — опираться на соседские и подъездные (в городах) комитеты, которые и будут низовыми ячейками общества, обеспечивающими его прочность и солидарность.

Оргпреступность, преступления против детей и бродяжничество (не говоря о беспризорности) будут искоренены полностью, а коррупция станет такой же редкостью, как сегодня шпионаж.

Тюрьмы и лагеря станут местами корректировки психики преступника, его превращения в полноценного члена общества (хотя изоляция лиц с неизгладимыми пороками психики будет полной). Не нуждающийся в психологической помощи (например, совершивший преступление по неосторожности), будет наказываться без лишения свободы.

Призыв в армию сохранится — для обучения граждан военной специальности «на всякий случай», укрепления внутренней солидарности общества и повышения его энергетики. Все работы, требующие высокой квалификации, будут выполняться на профессиональной основе. Российская армия станет самой технологичной в мире.

На базе технологических принципов, разработанных ещё в советском ВПК, будет модернизирована инфраструктура, в первую очередь — ЖКХ и автодороги, качественно наращена транспортная сеть; с другой стороны, будет укреплено здоровье населения и качественно повышена эффективность обучения.

При незыблемости частной собственности государство и профсоюзы будут жёстко ограничивать алчность бизнесменов, направляя их энергию на внешнюю, а не внутреннюю экспансию. Государство будет контролировать и направлять (в том числе неформально) «командные высоты» экономики: крупные корпорации, жестко конкурирующие на глобальном рынке и скупающие для России активы по всему миру. Олигархи выплатят компенсационный налог пакетами акций, что восстановит справедливость без дезорганизации производственных систем и с укреплением государства.

Разумный протекционизм, отказ от неоправданных уступок во внешней торговле и возврат рынков основной части советской экономической зоны позволит восстановить мощную промышленность. Экспорт энергоносителей будет максимально сокращён и замещён экспортом нефтепродуктов глубокой переработки, продукции нефте-, газо — и углехимии.

Россия, научившись эффективно использовать потенциал своих гениев и революционеров, станет технологическим лидером мира. В силу наплыва учащихся и специалистов со всей планеты милиционеры в крупных городах будут сдавать экзамены по английскому, испанскому и китайскому языкам.

Церкви будут отделены от государства и образования. Россия будет нести миру и предлагать ему технологию и организацию общественной жизни, позволяющую каждому жить свободно, будучи при этом участником эффективного общественного организма. Нам предстоит объединить личную свободу с ответственностью и общественной эффективностью во внешней конкуренции.

Внутренняя свобода, взаимопомощь, разумные законы позволят каждому человеку находить в России место «по душе». Это вызовет приток огромного числа мигрантов, в том числе — из «развитых» стран, но их приём будет жёстко ограничиваться способностью российского общества «переваривать» их без разрушения собственного этнокультурного баланса; при этом бедные мигранты, не имеющие возможности сразу обеспечивать себя, будут до достижения финансовой самостоятельности (при примеру Швеции 1970-х — 1980-х годов) селиться государством в определяемых им местах — во избежание возникновения диаспор и гетто.

Россия воссоединится с Белоруссией, денацифицированной Украиной (без отделенной от неё Галичины), Молдавией, Грузией и Арменией (возможно — с Азербайджаном, Казахстаном и Туркменией) в союз государств с общими законами и единой финансовой системой, в котором она будет играть доминирующую роль. Государственным флагом Союза (государство так и будет называться) будет флаг СССР. Сербия, Израиль, Кипр, а также вышедшие из НАТО Словения, Словакия, Черногория и Чехия будут ассоциированными членами с возможным присоединением через 10–15 лет.

Чтобы достичь этой цели, которая сегодня выглядит утопией, достаточно одного: ответственного перед обществом государства. Создать его «по-хорошему», к сожалению, уже не получится — нам предстоит пройти через горнило системного кризиса. Если мы сумеем не сломаться, устоим и добьёмся воплощения в жизнь здравого смысла, — Россия расцветёт, как никогда прежде. Но для этого предстоит осуществить чрезвычайно глубокие преобразования.

Разгребание авгиевых конюшен либерализма

Даже в самых неблагоприятных обстоятельствах описываемые ниже меры должны обеспечить нормализацию общественной жизни в течение первого же года их осуществления.

Социально-экономический перелом

Прежде всего, государство обязано обеспечить реализацию главного права человека — права на жизнь, что применительно к сфере экономики означает гарантию реального (а не заниженного примерно вдвое, как сейчас) прожиточного минимума для всех граждан России. Никакие разговоры о будущем, патриотизме и ответственности не будут иметь смысла в ситуации, когда государство, публично и демонстративно отрицая право граждан на жизнь, относится к ним хуже, чем во время войны относились к пленным фашистам (калорийность лагерных пайков примерно соответствовала калорийности нынешнего прожиточного минимума, но паёк был гарантирован всем военнопленным, а прожиточный минимум — только пенсионерам и легально занятым полный рабочий день).

В нынешних условиях эта вроде бы невыполнимая задача потребует увеличения ежегодных расходов бюджетов всех уровней примерно на 1 трлн. рублей. Что вполне достижимо за счёт повышения эффективности бюджета (неиспользованные остатки на счетах федерального бюджета превышают 13 трлн. рублей) и конфискации коррупционных состояний. Основная часть этих средств вернется в бюджеты в виде налоговых поступлений от увеличения деловой активности.

Отдельная статья экономии — отказ от «монетизации социальных льгот», подарившей монополистам сверхприбыли за счет сокращения гарантий граждан при росте бюджетных расходов (натуральные льготы намного экономичней выплат компенсаций, так как их получают только нуждающиеся в них, и они позволяют действительно гарантировать реальный прожиточный минимум, денежное выражение которого сильно зависит от состояния здоровья человека и транспортной обеспеченности места его проживания).

Гарантирование реального прожиточного (а семьям с детьми — и социального) минимума, дифференцированного по регионам (в зависимости от уровня цен, природно-климатических и транспортных условий при обеспечении одинаковых социальных стандартов и в целом условий жизни) в качестве главной социальной задачи государства даст объективное основание политике межбюджетных отношений, позволит прекратить хаос и коррупцию в этой сфере (сейчас регионы получают помощь по принципу «средней температуры по больнице», то есть приближения к среднероссийскому уровню, оторванному от любых объективных критериев).

Для недопущения завышения региональными властями прожиточного минимума в целях получения дополнительных трансфертов из федерального бюджета следует установить, что бюджеты субъектов Федерации, дотируемые на 50 % и более, должны полностью управляться представителями Минфина России. Эта доля должна повышаться по мере укрепления региональных финансов.

Но главное — необходима смена вектора общественного движения: переход от системного разграбления России и комплексного уничтожения русской цивилизации в интересах глобальных спекулянтов к созиданию и прогрессу в её собственных интересах.

Ключ к этому переходу — комплексная модернизация технологической инфраструктуры (прежде всего ЖКХ и автодорог) на основе прорывных технологий «завтрашнего дня». Единственный способ попасть в будущее — создать его сегодня.

Модернизация инфраструктуры преобразит Россию, качественно улучшив деловой климат кардинальным снижением издержек экономики и расходов граждан, созданием огромного внутреннего спроса и усилением трудовой мотивации.

Важно, что это — едва ли не единственная сфера хозяйственной деятельности государства, гарантирующая его от недобросовестной конкуренции с частным бизнесом, так как развитие нецифровой инфраструктуры в силу самой её природы (вкладывает один, а результат достаётся всем) принципиально непосильно последнему. Попытки добиться окупаемости инфраструктурных объектов с точки зрения частного инвестора, как показывает ряд примеров платных автодорог, ведёт к завышению тарифов, тормозящему развитие общества в целом.

Источник средств для модернизации технологической инфраструктуры — накопленные (похоже, для грядущей либеральной террористической диктатуры) избыточные резервы государства (безопасно для валютной стабильности можно использовать более 250 млрд. долл. и все рублёвые бюджетные резервы, за исключением кассового резерва в 300 млрд. рублей), а в части проектов гарантированной доходности (например, модернизации ЖКХ крупных, средних и богатых малых городов) — за счёт накопительных средств пенсионной системы. Кроме того, источником средств для модернизации могут выступать и другие механизмы: от удешевления кредита до конфискации состояний коррупционеров.

Нет сомнений, что утрата культуры разработки и реализации крупных инфраструктурных проектов приведет к неизбежным ошибкам, но, при всей их опасности и обидности, это — единственный путь вернуться от деградации к прогрессу.

Чтобы направленные на модернизацию средства не ушли на спекулятивные рынки (как было в августе-сентябре 1992 года, при фактическом отсутствии российской государственности), необходимо ограничить финансовые спекуляции. Этот шаг предпринимали все развитые крупные страны, как только достигали уровня своих финансовых систем, примерно соответствующих современному российскому. Крупные экономики, которые не ограничивали финансовые спекуляции (например, в Латинской Америке), не получали шанса на развитие. Из моделей такого ограничения, применявшихся Западной Европой (до 80-х годов ХХ века включительно), США (до 1999 года), Японией (до 2000 года) и Китаем (применяет их и сейчас), наиболее функциональна японская модель: регулирование структуры банковских активов. В её рамках спекуляции каждого банка не ограничены прямо, но, например, каждую тысячу иен, направленную на покупку иностранной валюты, банк обязан компенсировать определёнными покупками долгосрочных госбумаг, кредитованием реального сектора экономики, кредитованием населения и т. д.

Надо восстановить контроль за трансграничным движением капиталов, не мешающий реальному сектору, и ввести спасший Чили и Малайзию в 1997–1999 годах налог на спекулятивный капитал (10 % от суммы на вывод из страны капиталов в течение года после их ввода в страну).

Ограничение финансовых спекуляций в сочетании с необходимым изменением структуры банковских резервов позволит резко удешевить кредиты для реального сектора и ремонетизировать его за счёт этого (сейчас огромная часть денежной массы «заперта» в спекулятивных операциях, прежде всего банков), перейти от грабительского кредитования под залоги, блокирующего развитие, к стимулирующему развитие кредитованию под проекты.

Переход от стабилизации к развитию требует суверенной эмиссии национальной валюты, независимой от объёма иностранной валюты, который нам позволили получить наши глобальные конкуренты. Рубль нужно эмитировать по формируемой государством потребности экономики, как делают все «развитые» страны; надо сделать его не спекулятивной, как сейчас, а инвестиционной валютой. Это требует отказа от колониальных норм «Вашингтонского консенсуса».

Чтобы направленные на модернизацию средства не были разворованы, необходимо качественно ограничить коррупцию и лишить её системного характера (при наличии которого стратегические решения могут приниматься на основе коррупционных мотиваций). Для запуска механизма самоочищения даже глубоко погрязших в коррупции элементов госуправления необходимо:

• установить (по примеру Италии), что взяткодатель, в случае сотрудничества со следствием и судом, гарантированно и полностью освобождается от ответственности (это возлагает всю ответственность на организатора коррупции — чиновника и лишает жертв коррупции стимулов к его защите, разрушая круговую поруку);

• ввести (по примеру США) полную конфискацию даже добросовестно приобретенных активов (кроме установленного минимума) семей членов оргпреступности (включая коррупционеров: коррупция власти всегда связана с мафией), не сотрудничающих со следствием и судом;

• перевести всё государственное управление и управление крупных компаний, сотрудничающих с государством, на систему электронного (на основе целиком российского программного обеспечения) принятия решений (реализованную в ряде международных и даже российских компаний), обеспечивающую мгновенное принятие решений и урегулирование споров, но главное — позволяющую осуществлять незаметный для проверяемого сквозной контроль;

• установить, что осуждённый за коррупционное преступление на определённый срок: скажем, от 5 лет и вплоть до пожизненного, — лишается права занимать любые государственные и руководящие должности, избираться в депутаты всех уровней, вести юридическую деятельность и преподавать общественные науки.

Кроме того, следует ввести принцип «презумпции виновности» при несовпадении официальных доходов и расходов в семьях чиновников, отменить сроки давности для коррупционных преступлений, считать соучастниками преступления, несущими полную ответственность, руководителей аффилированных со взяткополучателем фирм (освобождая их от этой ответственности при сотрудничестве со следствием и судом), а также установить двойную по отношению к существующему законодательству ответственность для госслужащих-членов организованных преступных (в том числе коррупционных) сообществ.

Необходимо обязать всех чиновников (начиная с уровня, например, соответствующего заместителю руководителя департамента федерального органа исполнительной власти и выше) и политиков обосновать источники активов, приобретенных ими и их семьями после 1991 года; не сделавшие этого должны быть пожизненно лишены права занимать любые государственные и руководящие должности, избираться в депутаты всех уровней, вести юридическую деятельность и преподавать общественные науки.

Разумно признать документальное доказательство вины коррупционера (аудио — и видеофиксация) основанием заключать под стражу для ограничения возможностей давления на следствие (сегодня ч.1 ст. 290 УК РФ не является тяжкой, поэтому фигуранты преступления даже при наличии уголовного дела не задерживаются в порядке ст. 91, 108 УПК РФ, что позволяет им влиять на ход следствия, в том числе исправляя должностные инструкции, закрепляющие за ними право принятия коррупционного решения, что приводит к переквалификации по ст.159 (мошенничество) и условным срокам; сейчас даже привлечённый к ответственности взяткополучатель часто не несёт наказания, а то и возвращается на своё место).

Государственную политику следует основывать на том, что гуманизм к коррупционерам (как и другим преступникам) оборачивается чудовищной жестокостью по отношению к их жертвам. Поэтому необходимо рассматривать коррупцию госслужащих как преступление против государства и полностью отменить средневековую практику, дающую коррупционеру возможность откупиться от наказания за доказанную взятку за счёт других взяток, не выявленных следствием.

Чтобы направленные на модернизацию средства не привели к монопольному взвинчиванию цен вместо решения содержательных задач (как это произошло при стимулировании спроса на жильё в рамках программы Медведева «доступное жильё»), необходимо:

• превратить Федеральную антимонопольную службу (ФАС) в аналог КГБ в экономической сфере по полномочиям;

• обеспечить прозрачность структуры цен естественных монополий и фирм, подозреваемых в злоупотреблении монопольным положением (при сохранении, в случае отсутствия злоупотреблений и необходимости, коммерческой тайны);

• предоставить ФАС право при резком колебании цены сначала возвращать её на прежний уровень и лишь потом расследовать обоснованность проведенного изменения, расценивая отказ продавать продукцию по установленной цене как уголовное преступление (по примеру Германии);

• обеспечить российским производителям свободный доступ на рынки городов, при необходимости — силовыми структурами и проведением спецопераций по расчистке путей для свободной конкуренции;

• запретить (по примеру Италии до 2005 года) создание сетевых магазинов везде, где могут работать обычные магазины;

• заморозить на три года тарифы на продукцию и услуги естественных монополий, ЖКХ, городского транспорта. Провести анализ их издержек, за счет сокращения воровства, применения передовых технологий и повышения качества управления в течение года снизить тарифы на услуги ЖКХ не менее чем на 20 %, а тарифы на электроэнергию и цену газа на внутреннем рынке — не менее чем на 10 %;

• не допускать использования права интеллектуальной собственности для прикрытия злоупотребления монопольным положением.

Чтобы направленные на модернизацию средства привели к росту деловой активности России, а не ее внешнеторговых партнеров, ввести разумный протекционизм (хотя бы на уровне Евросоюза). Сохранение рабочих мест и, тем более, создание новых возможны только при их комплексной защите. Необходимо учитывать мировой опыт: после обострения глобального кризиса в 2008–2009 годах и вплоть до украинской катастрофы Россия оставалась единственным из членов G20, не принимавшим меры для защиты своей экономики.

Кроме того, следует обязать чиновников всех уровней пользоваться в служебных целях техникой исключительно отечественного производства всегда, когда она есть; запретить импорт за счёт бюджета любой продукции, аналоги которой производятся в России.

До преодоления произвола монополий и создания развитой конкурентной среды слабость рыночных стимулов вынуждает сочетать протекционизм с принуждением предприятий к технологическому прогрессу косвенными (через стандарты), а при непонимании — и прямыми административными методами.

При необходимости увеличить число занятых или создать производства товаров, которые в мире производятся менее, чем тремя независимыми производителями (что является сегодня категорическим требованием безопасности), и нежелании частного бизнеса заниматься решением этих проблем, следует создавать государственные предприятия (в случае их нестратегического характера — для последующей приватизации).

Для развития конкуренции, стимулирования инноваций и преодоления безработицы необходимо освобождение предпринимательства.

Принадлежащие гражданам России и не имеющие значимых финансовых обязательств перед иностранными юридическими и физическими лицами предприятия менее чем с 20 занятыми (в сельском хозяйстве — менее чем с 50 занятыми), не занимающиеся консультациями, внешней торговлей, перепродажей, финансовыми спекуляциями (либо получающие годовой доход ниже определенного уровня), должны на 5 лет полностью освобождаться от всех налогов и обязательных платежей. Для территорий с дефицитом населения такое освобождение должно действовать всё время сохранения этого дефицита и еще 5 лет после его преодоления; для территорий Крайнего Севера, Дальнего Востока, Забайкалья и Восточной Сибири (кроме городов с населением 100 тыс. человек и более) — бессрочно.

Это исключит возможность налогового террора и качественно расширит возможности самозанятости.

Необходимо свободное занятие пустующих сельхозземель. Любой гражданин России должен иметь право занять брошенную землю сельхозназначения (до 1 гектара на семью) не только на Дальнем Востоке, но и в любом месте страны, в том числе — с получением под залог права её использования (а затем собственности) долгосрочного банковского кредита для ее освоения по ставке не более половины ставки рефинансирования Банка России. По факту обработки земля должна оформляться в бесплатную долгосрочную аренду, по факту непрерывной обработки в течение 10 лет подряд — передаваться в собственность с ограничением права продажи.

Все нормативные документы, относящиеся к налогообложению и ведению малого и среднего бизнеса, необходимо переписать, сделав их понятными среднему гражданину, — так, чтобы малый и средний предприниматель мог вести бухгалтерский учёт самостоятельно, не тратя деньги на специально обученных бухгалтеров и финансистов.

Надо срочно восстановить единство налогового и бухгалтерского учёта, разделенных введением Налогового кодекса, что привело к бессмысленному удвоению соответствующих расходов бизнеса.

Важно признать, что справедливость как цель и смысл общественного развития заведомо недостижима в ситуации, когда государство искусственно превращает огромную часть общества в преступников, вытеснив 30 млн. человек, т. е. 40 % рабочей силы, в теневую экономику и удерживая их там.

Регрессивное обложение оплаты труда (при которой чем человек беднее, тем больше должен платить государству) сделало Россию налоговым раем для миллиардеров и налоговым адом для остальных. С учётом обязательных соцвзносов и подоходного налога из фонда оплаты труда (ФОТ) большинства россиян изымается свыше 33 %, что непосильно для бедных и, тем более, нищих (с доходами ниже прожиточного минимума). Запретительно высокая фискальная нагрузка делает миллионы людей преступниками, лишает их доступа к социальным и пенсионной системам, превращает честность в привилегию имущих, разжигает социальную рознь.

Необходимо отменить регрессивный характер обязательных социальных взносов (когда бедный платит больше богатого) и установить их совокупную ставку на уровне до 15 % ФОТ, превышающего реальный прожиточный минимум, вне зависимости от величины этой оплаты.

Поскольку более обеспеченные люди могут сильнее влиять на общество, они должны нести большую ответственность, что должно выражаться и в налоговой сфере. Поэтому необходимо в соответствии с общемировой практикой ввести прогрессивное налогообложение доходов физлиц, полностью отменив налог на доходы ниже трех прожиточных минимумов (ПМ) и введя 20 %-ю ставку налога на доходы более 40 ПМ.

Следует ввести прогрессивное налогообложение имущества. В частности, площадь квартир более 100 кв.м. и домов более 150 кв.м. на человека обложить налогом по ставке 10 % рыночной стоимости; при этом жилищные помещения, используемые по санитарным нормам, и земельные участки площадью до 6 соток на семью освободить от налогообложения.

Следует ввести прогрессивное налогообложение наследства свыше 1000 ПМ на человека (например, от 1000 до 10000 — 30 %, более 100 млн. руб. — 50 %, с дальнейшим снижением данных порогов по мере повышения гарантируемого прожиточного минимума).

Взимать все штрафы с граждан пропорционально их доходам (как в Финляндии). При выявлении нелегальных доходов (укрываемых от налогообложения) пересчитывать и начислять всю сумму недоплаченных за время уклонения штрафов.

Для повышения мобильности населения и смягчения жилищного кризиса ввести (по примеру Франции) налог на пустующее жилье в городах с населением более 50 тыс. человек: первый год налог не взимать, второй год взимать в размере 12,5 % от расчётного годового арендного дохода, третий год — 25 %, с четвертого года и далее — 50 %.

Важнейшим инструментом разрушения представлений российского общества о законе и справедливости в ходе либеральных реформ (при которых «разрешили лгать и воровать, назвав это демократией и рынком») стала приватизация, разорвавшая народ на чувствующих себя ограбленными и чувствующих себя (даже при отчаянном отрицании этого и даже перед самими собой) грабителями.

Страна не может жить в таком разорванном состоянии. Для восстановления целостности общества надо обложить компенсационным налогом в размере разницы между стоимостью продажи и реальной ценой на момент проведения приватизации (британская практика windfall taxes) с учётом полученной с этой разницы прибыли и выплаченных дивидендов владельцев пакетов акций крупных приватизированных предприятий более 0,001 % их капитала (как российских, так и иностранных, как юридических, так и физических лиц). В случае нехватки денежных средств взимать компенсационный налог пакетами акций этих предприятий по рыночной стоимости. Следует облагать данным налогом и добросовестных приобретателей пакетов акций соответствующих предприятий в силу их естественной обязанности разумно учитывать последствия своих действий.

Из-за очевидно антинационального характера ваучерной и залоговой приватизаций, их организаторы и бенефициары должны быть пожизненно лишены права занимать любые государственные и руководящие должности, избираться в депутаты всех уровней, вести юридическую деятельность и преподавать общественные науки.

Для обеспечения экономического суверенитета России необходимо национализировать без каких бы то ни было компенсаций, как бесхозное имущество, те предприятия, права собственности на которые выведены в офшоры и не будут возвращены в российскую юрисдикцию в течение года.

Необходима также отмена искусственно созданной задолженности исполнителей госзаказа — в частности, ВПК (прибыль которого сегодня равна долгу перед банками, то есть он работает не на своё развитие, а на сверхприбыли банков) — и регионов перед коммерческими банками (с оказанием им необходимой поддержки, если такая понадобится).

Необходимо предоставить гражданам, у которых расходы на обслуживание и погашение кредитов превышают более трети семейного дохода и которые не имеют ликвидного имущества для их погашения (кроме единственного жилья по социальным нормам), права отказываться от них с пожизненным запретом брать кредиты и займы. Чтобы взять кредит после этого, гражданин должен полностью осуществить все недоплаченные выплаты с учётом процентов.

Запретить МФО как ростовщические организации. Ограничить максимальную процентную ставку по кредитам и займам максимумом в четыре ставки Банка России.

За год указанные меры обеспечат кардинальное преобразование российской экономики и системы мотивации её участников и ускорят экономический рост на 6–8 процентных пунктов дополнительно.

За более чем 30 лет политики национального предательства (начиная с хозяйственных реформ Горбачева 1987 года, разрушивших потребительский рынок страны) либералы всех мастей и поколений реализовали огромный пакет разрушительных реформ, которые необходимо отменить как можно быстрее.

В частности, помимо изложенного выше, следует отменить (при демонстративном наказании инициаторов всех этих мер):

• не имеющее оснований сворачивание пенсионных гарантий граждан России, включая возбуждающее массовую ненависть к власти повышение пенсионного возраста на 5 лет, списывание в доход государства инвестиционных доходов при смене пенсионного фонда или управляющей компании чаще, чем раз в 5 лет, с восстановлением распределительного, солидарного пенсионного механизма как наиболее дешёвого и эффективного в условиях неопределенной глобальной конъюнктуры (накопительная пенсионная система должна остаться, но приобрести дополнительный, сугубо добровольный характер);

• замораживание накопительных пенсий;

• «налоговый маневр», приведший к скачку цен на бензин при одновременной убыточности всех без исключения НПЗ;

• неоправданное (кроме возможной поддержки оргпреступности, обеспечивающей уклонение от его уплаты) повышение НДС с 18 до 20 %;

• декриминализацию контрабанды (которая является не хозяйственным преступлением, а преступлением против государства, так как противодействует его политике);

• мусорную реформу, обернувшуюся резким и часто произвольным ростом поборов с населения при дезорганизации уборки и утилизации мусора;

• принцип адресной социальной поддержки, которая избыточно затратна или репрессивна, если бедные составляют более 30 % (в России 13 % нищих с доходами ниже прожиточного минимума, а бедных, которым не хватает текущих доходов на простую бытовую технику, — еще минимум 66 %): в этой ситуации соцподдержку наиболее дешево и эффективно предоставлять по категориям, а обеспеченные люди отсекут себя сами нежеланием выполнять необходимые формальности в органах соцобеспечения;

• принцип «ручного управления»: вернуться к управлению при помощи универсальных норм (как в правительстве Примакова — Маслюкова), а не индивидуальными решениями, разными для разных субъектов экономики (как в правительствах, реализовывавших либеральную политику, направленную на благо глобальных спекулянтов против России); это резко ограничивает возможности коррупции и личного произвола руководителей, но зато фантастически разгружает правительство, высвобождая колоссальные силы и время для решения задач развития;

• «оптимизацию» систем здравоохранения и образования, которая превращает их из инструмента созидания нации в средство извлечения прибыли из людских несчастий и недостатков, а потому, в конечном итоге, — в орудие её ограбления и разрушения;

• Болонский процесс, препятствующий формированию самостоятельного комплексного мышления (при помощи тестовой системы оценок) и ограничивающий доступ к полноценному высшему образованию (расширяющейся платностью получения диплома магистра);

• страховой принцип организации здравоохранения, резко повысивший административные расходы при падении качества медпомощи и дезорганизации отрасли;

• положения Лесного кодекса, по сути уничтожившие лесоохрану для обеспечения незаконной вырубки леса (что резко интенсифицировало пожары и наводнения), и Воздушного кодекса, затрудняющие развитие малой авиации (важной, в том числе, для оповещения о возникновении пожаров и их ликвидации);

• реформу бюджетных организаций 2012 года, расширившую платность бюджетных услуг, создавшую предпосылки бесплатной приватизации организаций бюджетной сферы и позволившую их руководителям назначать себе зарплату «по потребности», а реально работающим людям — по остаточному принципу;

• принцип передачи функций госуправления и местного самоуправления (от разработки стратегий развития до управления коммунальным хозяйством) коммерческим или квази-коммерческим предприятиям с повышением их стоимости для потребителя и падением надёжности для общества, возврат их государству и органам местного самоуправления;

• стимулирование экономики через субсидирование банковского процента, что оборачивается господдержкой не столько получателей помощи, сколько банков, злоупотребляющих своим монопольным положением, и ведёт к неэффективному использованию кредитных средств; замена этого прямой господдержкой, налоговыми инвестициями (льготами) либо целевым кредитованием госбанками проектов, соответствующих заданным параметрам, из предоставленных Банком России по низким или нулевым ставкам кредитных ресурсов;

• безвизовый режим с бывшими советскими республиками, в которых произошла социальная катастрофа (как минимум — с Таджикистаном, Узбекистаном и Киргизией).

Необходимо ввести государственную монополию на продажу алкоголя и табачной продукции, а также на игорный бизнес.

Кроме того, представляется необходимым:

• прекратить развращение общества государственными СМИ за государственный (то есть наш) счёт, создав при них эффективные общественные советы (в первую очередь — на телевидении). Прекратить бюджетное финансирование медиа-продукции, не пропагандирующей мораль, нравственность, духовность и патриотизм, не способствующей духовному возрождению народа (в частности, содержащей пропаганду морального разложения);

• разработать и реализовать государственную программу духовного возрождения и патриотического воспитания молодёжи, стимулирующую создание у неё трудовой мотивации и солидарности, осознание ею ограниченности и опасности принципов толерантности и политкорректности;

• признать вводящую в заблуждение рекламу разновидностью мошенничества и карать её по Уголовному кодексу;

• запретить любую рекламу и product placement алкоголя и табака во всех видах (включая пиво, слабоалкогольные коктейли, «энергетические» напитки и курительные смеси) при прекращении позорной дискриминации курильщиков;

• запретить пропаганду (включая косвенную) криминальных действий и обучение им;

• жёстко ограничить по объему все виды рекламы (от уличной до телевизионной), кроме специализирующихся на рекламе изданий, запретить ориентированную на несовершеннолетних рекламу, запретить рекламу в местах, где от неё некуда деться (например, аудиорекламу в метро — так как каждый имеет право быть избавленным от рекламного террора), запретить вне специализированных изданий рекламу товаров роскоши и рекламу, внушающую человеку, что та или иная покупка возвышает его над остальными.

Для восстановления в обществе представлений о справедливости, искоренения попустительства и вседозволенности:

• расследовать деятельность высших чиновников и политиков СССР и России начиная с апреля 1985 года;

• предать широкой огласке выявленные факты должностных преступлений и приведшие к тяжким последствиям случаи пренебрежения служебными обязанностями;

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Статьи и интервью

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Триллионы для диктатуры олигархов. Что будет после Путина? предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

https://www.delyagin.ru/articles/187-pozitsija/72091-ot-reform-k-normal-nosti-preobrazhenie-rossii-jekonomika-russkoy-mechty

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я