Звезда Волошина
Михаил Александров

Книга рассказов о человеке на войне. Что на войне самое трудное? Победить? Выжить? Самое трудное на войне – остаться человеком.

Оглавление

Гаишник

Вечером, после работы, заехал в отдел забрать жену, которая работала в наших же кадрах. Ей срочно понадобилось завезти какие-то бумаги в областное ГАИ. Ладно, на машине всё рядом, заехали. Рабочий день закончился, на стоянке перед ГАИ не было ни одной машины. Мы вместе с женой поднялись в дежурку, отдали пакет, всё — можно ехать. Чтобы не выкручиваться, согласно дорожной разметке, путь я сократил, проехав наискосок через всю стоянку. У ворот на выезде нас остановил очень серьёзный гаишный старшина с автоматом. Увидев, что в машине два офицера милиции, он стал ещё серьёзнее.

— Товарищ водитель, вы нарушили пункт правил дорожного движения номер такой-то, такой-то и такой-то, пересекли сплошную полосу разметки, проехали по встречной и не включили сигнал поворота.

Ничего себе, как всё серьёзно. Я попытался свести всё в шутку:

— Виноват, товарищ старшина, не заметил, задумался, спешил.

Старшина шутку не воспринял и свой служебный долг решил исполнять дальше:

— Предъявите ваши документы, товарищ водитель.

Я вышел из машины, протянул водительское удостоверение старшине. Не взглянув на него, старшина направился к своей будке.

— Подожди, старшина, — дело обещало затянуться, — ну, нет же никого совершенно, ты чего придуриваешься?

— А вы мне не тыкайте, товарищ старший лейтенант, я при исполнении, а вы — нарушитель. Думаете, надели милицейскую форму, и всё можно, из-за таких, как вы, нас и не любят, сами нарушаете, а на вас граждане смотрят.

— Да кто смотрит-то, старшина, ну нет же никого, — пытался уже оправдываться я.

— А это неважно, есть кто или нет, закон для всех един, и нарушать правила дорожного движения непозволительно никому. Далее я выслушал пятиминутную воспитательную беседу об обязанностях водителей, о личном примере сотрудников внутренних дел, особенно командного состава, и о том, что старшина обязан доложить дежурному по управлению, а уж он пусть решает, как строго меня, нарушителя, нужно наказать.

Что докладывал по телефону старшина своему дежурному, я не слышал, но через минуту он вышел из будки с недовольным видом, вернул мне права и, открыв ворота, махнул:

— Проезжайте.

Через пару-тройку месяцев, под самый Новый год, мы ждали подарки с родины. От родного УВД на Кавказ была отправлена машина с посылками, подарками и настоящей северной ёлкой. Кроме того, в Моздок прилетел наш генерал, собиравшийся проехать по отрядам, поздравить с наступающим, ну, и посмотреть, как мы тут живём-служим. Встречать высокое представительство выехал командир вместе с замполитом. Нам с зампотылом досталась почётная обязанность навести марафет и подготовить личный состав предстать пред светлы очи. О том, что колонна выдвинулась из Моздока, нам, конечно, сообщили, значит, максимум через пару часов у нас. Зампотыл метнулся на кухню отдать последние распоряжения поварам, которые и так трудились с утра, как заведённые — не каждый день генералы ездят. Я прошёлся по кубрикам и другим помещениям, вроде хорошо, можно встречать. Все свободные от службы скопились у ворот. Вот и наши, командирский уазик, гаишный жигуль и «Урал» с подарками. Часовой открыл ворота, личный состав в две шеренги, дежурный рявкнул: «Отряд, смирно!», а я глаз не могу оторвать от гаишного водилы. Вот так встреча, тот самый правильный старшина, ну, до чего же земля круглая.

По должности мне положено было следовать за генералом в командирский кубрик, докладывать дислокацию блокпостов, количество личного состава, вооружения и всякие штабные мелочи. На всё про всё ушло около часа, после чего все во главе с зампотылом отправились в столовую на неофициальную часть. Зампотылу не терпелось похвастаться приготовленным поварами изысканным пловом и другими яствами, например, шашлыком из осетрины. О том, сколько тушёнки ушло на обмен, никого, конечно, не интересовало. Ужин удался, генерал был доволен, а я на время забыл о гаишнике. На вечерней поверке я его увидел вновь, конечно, не подойти поздороваться было бы невежливо, да и не мог я себе отказать в таком удовольствии.

— Привет, старшина, какими судьбами в наши забытые Богом края, не иначе за статусом ветерана прибыл? — я всем своим видом выражал радость встречи. Старшина меня, конечно, узнал, но радости от такой неожиданности, было заметно, не испытывал, а может, устал сильно с дороги.

— Здравия желаю, вот… послали… в сопровождение, — да, что-то выглядит неважнецки, даже жалко стало.

— Ну, так хорошо ведь, хоть развеешься, не всю же жизнь ворота Управления сторожить, — злой я всё-таки, не сдержался поддеть.

— Так конечно, дорога тяжёлая, — попытался отделаться от меня гаишник.

— Ладно, ладно, иди, отдыхай, ничего, что я на ты? — вот неймётся мне.

Старшина ушёл.

В общем, на этом история и закончилась бы, но утром было продолжение.

В дверь ко мне постучали, и на пороге возник гаишник.

— Здравия желаю, товарищ старший лейтенант, мне сказали, вы составляете списки, кто едет в Грозный, — как-то неуверенно начал старшина.

— Ну… — не сразу сообразил я.

Дело в том, что генерал ехал навестить наших омоновцев и собрят, которые дислоцировались в Грозном. От нас было выделено отделение сопровождения, ехали мы с командиром и, само собой, гаишная машина сопровождения.

— А не могли бы вы меня кем-нибудь заменить? — опа, ничего себе зигзаги на прямом участке.

— Это с каких таких пирогов, в чём проблема-то?

— Понимаете, у меня дома девушка беременная, а в Грозном… того… неспокойно там, мало ли что… ребёнок сирота… вы-то тут привыкшие, а я человек мирный, в общем, я и стрелять-то как следует не умею, а там… мало ли… всяко может быть.

— Ну, ты даёшь, старшина. А как же «закон для всех един», а как же форма милицейская, — меня понесло. — Да у меня у полотряда девушки беременные, а у других детей по трое, ты вообще о чём, старшина? Генерал едет, и не страшно ему, что там «того… неспокойно», — передразнил я гаишника.

— Так не посодействуете, товарищ старший лейтенант? — старшина стоял, весь сжавшись. — Не поможете?

— Помогу и посодействую, — я рывком вытащил из-под кровати ящик гранат, — бери, сколько надо, отобьёшься, если «мало ли… всяко», — передразнил опять.

— Извините, — гаишник выскользнул.

Выезд через час, я на «Урале», командир с генералом на уазике, в гаишной машине за рулём с довольной мордой сидит мой помощник и товарищ Андрюха.

— Андрюха, что за дела, где старшина-гаишник? — пытаюсь наехать.

— Не пыли, командир, заболел он сильно, там доктор над ним колдует, то ли сердце, то ли ещё что, лежит, в общем, я с Ильичом согласовал, нормально всё, пацанов в ОМОНе навестим, — Андрюха любит ездить в Грозный, у него в ОМОНе друзья, вот жучара.

Съездили нормально, переночевали у СОБРов. На следующий день высокое начальство и гаишная машина с выздоровевшим старшиной уехали. Вот молодец у нас доктор, кого хочешь, на ноги поставит, одно слово — психолог. Старшину я больше никогда не видел.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Звезда Волошина предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я