Древний Восток и Азия (В. Б. Миронов, 2006)

Это очередной том, выходящий в рамках грандиозного проекта, посвященного истории русской и мировой культуры. Понятие «Восток» менялось в разные эпохи; автор начинает повествование с Палестины, Финикии, Сирии – Святой земли для всех религий, связанных с библейской традицией. Драматичные события ветхозаветной истории, знакомые нам по Библии, но вряд ли в должной мере понятые нами; великая мистерия истории новозаветной, искупительная миссия Иисуса Христа, Его образ в мировой культуре, в том числе в духовном наследии России, – вот главные темы этой книги. А более «восточный» Восток в ней представлен Древней Индией – хранительницей ведических преданий и родиной буддизма, которая, по твердому убеждению автора, во многих проявлениях своей культуры глубоко родственна России, ее духовному наследию и самому мироощущению.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Древний Восток и Азия (В. Б. Миронов, 2006) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2. ИЗРАИЛЬ: ЕГО НАРОД, БОЖЕСТВА, ГЕРОИ И СУДЬБЫ

И в заключение (скажу): такой я человек, что если ситуация безвыходна, путь тесен и я не нахожу иного способа преподать доказанную истину, чем тот, который подойдет одному достойному и не устроит десятки тысяч невежд, я предпочту поведать это ради него одного, не обращая внимания на хулу со стороны этого множества народа; я буду настаивать на том, чтобы спасти этого единственного достойного от того, в чем он запутался, и в его растерянности укажу ему путь, пока он не достигнет совершенства и обретет покой….

Маймонид. Путеводитель растерянных

Ни в философии (за исключением, может быть, Спинозы), ни в науке, ни в искусстве евреям руководящей роли не принадлежало. Это не свидетельство против одаренности еврейского народа, ибо из него выходили древние пророки, в его среде появилась Библия и его гений отразился в Каббале. Но еврей, как и человек всякой другой культуры, может создавать великое и оригинальное только в сфере своей же культуры, а никак не в отрыве от нее…

Л. П. Карсавин. Россия и евреи

Появление еврейского народа в истории

Вот мы и подошли к «избранному народу Божьему», к описанию племени иудеев. Кем же на деле являются евреи – нацией торговцев, ростовщиков или народом философов, поэтов и писателей? Грек Феофраст называл евреев «расой философов», и даже Тацит утверждал, что евреи сильны «своей глубокой древностью». Он приводил совершенно фантастические сведения, согласно которым слово «иудеи» происходит от слова «идеи» (они получили имя якобы от горы Ида на Кипре). Далее он отмечал: «Иудеи же верят в единое божественное начало, постигаемое только разумом, высшее, вечное, непреходящее, не поддающееся изображению, и считают безумцами всех, кто делает себе богов из тлена, по человеческому образу и подобию». Это замечание Тацита якобы указывает на «романтизм» евреев. Поразила его и горячая вера в свое предназначение: «Это иудеям предстоит быть вознесенными на вершину славы и могущества». В то же время он не смог, а скорее всего и не хотел скрыть того, что среди евреев есть самые низкие негодяи, презревшие веру отцов. Они издавна приносили им ценности и деньги, отчего и выросло могущество этого народа; увеличилось оно еще и потому, что иудеи охотно помогают друг другу, зато ко всем прочим людям относятся враждебно и с ненавистью. Попробуем же разобраться в наслоениях еврейской истории.

Г. Доре. Жертвоприношения Каина и Авеля

Мы не будем полемизировать с известными утверждениями Вл. Соловьева, Н. Бердяева и пр., как то: «Израиль привлек к себе богоявления и откровения… Вот почему еврейство есть избранный народ Божий, вот почему Христос родился в Иудее». Хотя нам понятно желание евреев проследить корни их цивилизации в глубь времен, во II тысячелетие до н. э. и далее. Однако если свидетельства финикийской культуры оставили заметный след (в колониях), то от евреев (материально) осталась лишь груда монет позднейшей эпохи и изображения ряда культовых принадлежностей (скажем, на арке Тита в Риме). Единственный источник описания их быта – поздние письменные свидетельства. Дикость и темноту первых евреев признавал В. Розанов: «На этих полосках земли, которая пока еще никому не понадобилась, – бродили евреи. С робостью взирали они на старый Египет, могущественную Ассирию, изумительных финикиян. Они были всех темнее, дичее, первобытнее». Ну, об их главном историческом призвании (каковое – делать деньги) мы поговорим позже. Однако теперь надо сказать о первых их шагах в истории. Ведь русские, имеющие на своей территории один из самых могущественных еврейских центров влияния, крайне робко касаются этой темы. Разве что А. И. Солженицын в книге «Двести лет вместе» честно сказал: «Я и думать не смею касаться четырех-трехтысячелетней глубины еврейской истории, уже внушительно наслоенной в стольких книгах и в бережных энциклопедиях». При этом он же отметил, что нынче чаще встречаются односторонние укоры, говорящие либо «о вине русских перед евреями», либо «об извечной испорченности русского народа». Итогом его раздумий стал интересный труд.

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Предвещание потопа и строительство ковчега

Кто же такие евреи? Группа западносемитских племен, выселившихся из месопотамских степей в сирийско-аравийскую полупустыню. Предки Авраама жили на равнине Сеннаар… Первоначальная же история Израиля (в догосударственный период) протекала на землях Месопотамии, Палестины и Египта. Их пребывание в Южном Двуречье иные называют «инкубационным периодом в истории евреев». Российские историки В. А. Сафронов и Н. А. Николаева разработали систему хронологии, реконструирующую (на основании данных лингвистики и археологии) историю Израиля и сопредельных государств на протяжении восьми тысяч лет. Догосударственная история Израиля насчитывает в общей сложности примерно шесть тысячелетий. Авторы признают правомочной и верной данную в Ветхом Завете модель происхождения языков и народов из одного центра (ностратический ареальный союз), откуда якобы и выделились народы после Потопа (Быт. 10). «Потоп как причина разделения народов почти соответствует данным науки, поскольку потоп в конце IX тыс. до н. э. стал причиной перехода к производящей экономике как праафразийцев, так и праиндоевропейцев; (потоп) способствовал объединению афразийцев, прасемитов, ранних праиндоевропейцев в ареальный союз в VII тыс. до н. э. Локальный месопотамский потоп в IV тыс. до н. э. привел к перемещению шумеров с юга на север, в Верхнюю Месопотамию, задел прасемитов и вызвал их миграцию в Южное Двуречье. И тот, и другой потоп провоцировали этнические процессы. В Ветхом Завете они слились в одно событие…»

Гвидо Рени. Постройка Ноева ковчега

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Потоп

Нам не хотелось бы обвинять предков евреев в недобросовестности. Мифы всех народов мира (без исключения) являются фантастическим смешением реальности и поэтической фантазии. Потому даже вставки, добавления или домыслы переписчиков и творцов Библии далеко не всегда носят корыстный религиозно-идеологический характер. В обычае народов – разукрашивать прошлое всевозможными историями, мифами и чудесами. Ум компенсировал горечь жизни красивыми мечтами… В поздние времена еврейская фантазия вдохновенно разукрасила легенду о Потопе нелепыми деталями. «Эти подробности, – пишет Дж. Фрезер, – очевидно, должны были удовлетворить любопытство или польстить вкусам выродившихся поколений, неспособных оценить благородную простоту библейского рассказа. Среди этих ярких и вычурных дополнений к древней легенде мы читаем о том, как легко жилось человеку в допотопные времена, когда урожаем от одного посева люди кормились сорок лет подряд и когда они могли колдовскими средствами заставить служить себе солнце и луну. Вместо девяти месяцев младенцы находились в утробе матери всего несколько дней и тотчас же после рождения начинали ходить и говорить и не боялись самого дьявола. Но эта-то привольная и роскошная жизнь отвратила людей с пути истинного и вовлекла в грехи, больше всего в грех алчности и распутства, чем был вызван гнев бога, решившего истребить грешников посредством великого потопа». У евреев существует и превеликое множество иных преданий, что противоречат Библии и «признаны ложными» (Вольней).

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Переселение Авраама в землю обетованную

Видимо, где-то около 2000 г. до н. э. часть евреев оставила вавилонский город Ур, что находился на левом берегу Евфрата… Речь шла о племенах, перешедших через Евфрат и пришедших в Палестину (арамейцы и евреи). Библия назвала Фарру (отца Авраама) и его семью словом «ибри» (евреи), то есть «пришедшие с другого берега». Немало сведений о них есть в Библии. «И взял с собой Авраам Сару, жену свою, Лота, сына своего, и все имение, которое они приобрели, и всех людей, которых они имели в Харране; и вышли, чтобы идти в землю Ханаанскую, и пришли в землю Ханаанскую» (Быт. 12: 5–9). Часть из них затем осела к востоку от Мертвого моря, смешалась с местным населением, при этом создавая племенные союзы. Евреи (ибри) – скотоводы. Египтяне называли их еще «хабиру» (или разбойниками). В этническом плане народ-переселенец был составлен из представителей различных рас: тут был представлен шумерийский тип (выходцы из Ура халдейского) – низкорослые, коренастые, с рыжеватыми волосами и тонкими губами; о пребывании в Египте свидетельствует негроидная смесь; высокие, стройные, с прямым носом и узким лицом – это чистые семиты, результат смешения с древними арабами (халдеями). Большую их часть составлял так называемый арменоидный тип, преобладавший в Ханаане, Сирии и Малой Азии. Он-то преимущественно и считается еврейским. Евреи представляют собой не только блуждающий суперэтнос, но и весьма пестрый и многоплеменной тип людей.

Антропологические типы современных евреев

Итак, предки евреев после прихода из Месопотамии и краткого пребывания в Палестине (из-за голода и отсутствия свободных плодородных земель) двинулись в Египет, где они вынуждены были выполнять строительные работы и ряд повинностей, пока их не вывел из «египетского плена» их вождь Моисей. Предание это пока не нашло письменных или археологических подтверждений. Более или менее достоверно то, что племена эти организовались в некий союз на севере Синая к XIII в. до н. э. Общим их культом стал бог Ягве (Яхве). Союз племен нарек себя именем «Израиль» (т. е. «Сражающийся бог») и начал вторжение в Палестину. Там их встретило местное население (ханаанеяне-амореи), издавна жившее в тех долинах и городах.

Видимо, оккупируемый кусок земли (350 км в длину и 100 в ширину) евреям очень приглянулся. Ханаан в Библии они именуют страной, текущей молоком и медом. Тут находились главные торговые пути, соединявшие Египет и Месопотамию. Понятно, что данный регион испытал на себе заметное влияние Египта. Ханаан упоминается и в надписях фараонов, которые воевали против него и направляли свои войска через эти территории далее, в Сирию и т. д. Сохранились названия городов, имена правителей Ханаана в формулах египетских жрецов, в «черепках проклятий» времен XII египетской династии. Начало городской цивилизации Ханаана ученые относят к докерамическому неолиту, а древнейший город Ханаана – Иерихон, по словам ряда еврейских историков, основан в шестом, а возможно, даже в седьмом тысячелетии до н. э. По мнению других, Иерихону более 10 тысяч лет и он на 4,5 тысячи лет старше пирамид.

Население Ханаана в этническом отношении принадлежало к группе западных семитов. Археологические раскопки обнаружили тут крепостные каменные стены, общественные здания и развитую материальную культуру. Город сей на две тысячи лет древнее какого-либо другого известного населенного пункта в этом регионе. Согласно Книге Иисуса Навина, Иерихон был первым захвачен израильтянами в земле обетованной. Однако вызывает некоторое удивление то, что никаких фортификационных сооружений позднего бронзового века (ок. 1550/1500—1200 гг. до н. э.) тут не обнаружено. Возможно, дело в том, что взявшие сей город евреи прокляли тех, кто решится восстановить разрушенный ими град. Однако он был восстановлен при Ахаве, а затем при Хасмонеях и Ироде, но в дальнейшем пришел в запустение. Город был взят у Иордании израильской армией во время шестидневной войны (1967).

Пророки и цари евреев – от Авраама и Моисея к Соломону

Что же представлял собой народ, создавший Библию? И почему порой горько и жестоко звучат ее строки? Кто-то восторгается талантами евреев без меры, кто-то с пеной у рта их проклинает, но редко кто остается равнодушным. В писаниях о евреях реалии слиты с фантазией. Жизнь евреев не была сладкой нигде – ни в Уре халдейском, ни в Египте, ни в Палестине. Хотя нет сведений и о том, что их оковы были тяжелее, чем у других народов. Если они бывали в подчинении, то их заставляли, как и всех прочих, месить глину, делать кирпичи, строить храмы и гробницы. Но пастухи-евреи не были приучены к такой работе. Не будучи частью оседлого общества, habiru хотя и не вызывали доверия, но в ряде случаев пользовались и влиянием и весом. В отличие от пастухов-бедуинов, передвижения которых связаны с необходимостью пасти скот, а также заниматься земледелием, habiru были воинами-наемниками или торговцами. Их охота к перемене мест не побуждала их строить города, но, где бы они ни странствовали, ни воевали, они бережно сохраняли свой язык, литературу и веру.

 Э. М. Лилиен. Авраам. 1908 г. Израильский музей

Прародителем евреев считается Авраам, основатель их религии и родоначальник всего рода Израиля. По преданию, он был вавилонянином и происходил из Ура халдеев. Там он постиг древнюю мудрость. Затем Авраам решил двинуться в Египет. В те времена Египет владел Сирией и Палестиной. Поэтому Египет и стал тем центром, вокруг которого начала складываться изначальная история евреев… «По преданию, – писал Г. Винклер, – народ израильский организуется как таковой в Египте, чтобы… под влиянием невыносимых условий эмигрировать оттуда и найти новую родину в Палестине». Авраам – личность безусловно легендарная. Ранее (до XVIII–XIX вв.) считалось, что он действительно существовал. Но в век критики религии факт его существования стал все чаще и чаще подвергаться сомнению.

Сегодня барометр истории качнулся уже в другую сторону – и все свято уверовали вновь. Археологические раскопки, проведенные на месте рождения Авраама на берегах Евфрата, в городе Ур, как и недавнее обнаружение древних табличек, содержащих имена его друзей, родственников или врагов, подтверждают предположения о том, что Авраам был вождем племени, видимо, шейхом кочевников. Вероятно, он пришел в Египет почти одновременно с гиксосами. Евреи были изгнанниками, и окружающие народы называли их habiru. В XX в. получены дополнительные данные (таблички из древнего хурритского города Нузи, что к востоку от реки Тигр), говорящие о том, что Авраам, вероятно, был реальной фигурой, долгое время живя в Северной Месопотамии. Патриархи поддерживали тесные связи с этим регионом (известно, что Исаак взял оттуда супругу, а Иаков прожил там 20 лет). Археолог Дж. Э. Томпсон считает многие сведения и предания из Книги Бытия аутентичными реалиям древнего общества. На такой же позиции стоит В. Олбрайт: «В последние годы найдено так много убедительных материалов, что наиболее здравомыслящие из ученых отказались от прежней критической теории, согласно которой предания о ветхозаветных патриархах по большей части возникли в эпоху разделения еврейского царства, в IX–VIII вв. до Р. Х.».

Г. Доре. Авраам переселяется в землю Ханаанскую

Авраам – одна из влиятельнейших личностей в истории. М. Шапиро так описал место и роль евреев и их отца Авраама. Авраам – отец трех великих религий – иудаизма, христианства и ислама, прародитель еврейского, арабского народов, великий пророк, образец послушания, сторонник и получатель личного и бессрочного завета со своим единым и вечным Богом. Подобно тому как Авраам являлся «первым странствующим евреем», так и его религия странствовала вместе с ним – из страны в страну, из города в город, словно драгоценаая реликвия, Ковчег Завета.

В самом деле, Библия описала его примечательные перемещения по Ближнему Востоку: от места рождения вблизи Персидского залива, затем через переживавшую тогда засуху обетованную землю (Ханаан) – в славившийся богатыми урожаями Египет, и обратно. На всем пути Авраам заключал договора с местными царями, выступая в качестве наемного воина. Он приобрел места захоронения у хеттов, хотя и подчеркивал, что является чужаком и временным жителем. Путешествуя по пустыням и горам, Авраам не сразу стал пророком. В своих странствиях он подвергался опасностям, учился мужественно переносить трудности. Его вера не раз подвергалась испытаниям. Первоначально названный Амрамом (видимо, аморетским именем), благодаря опыту и вере он стал новым человеком – Авраамом. В то время как хананеи молили их древнего бога о богатых урожаях и о долгой жизни, Авраам превратил культ бога в особые и новые взаимоотношения с народом. Концепция земли, обещанной одному народу, этот особый завет детям Авраама – стали новым и уникальным фактором в иудаизме. Хотя завет сей, подчеркну, мог быть отозван в случае, если евреи не будут строго следовать Закону и заповедям Божьим. Милосердие и благодать предстояло завоевать после трудных испытаний на ниве жизни. История Авраама впервые показала и прояснила корни, да и саму природу жизни евреев на протяжении многих веков (Шапиро).

Пейзаж у берегов Нила

Эпоха патриархов, видимо, продолжалась с 2000 г. по 1750 г. до н. э. Следующий в иерархии – Моисей (на иврите «Моше»), другая известнейшая личность еврейской истории. Жил он, вероятнее всего, в XIII в. до н. э. Именно тогда Египет, да и весь регион переживали серьезный кризис. После смерти Рамсеса Великого многие народы пришли в волнение. Разгорается очередная ближневосточная война. Левиты, еврейские жрецы, тогда и пришли к выводу: пора, настал наш час. Показательно и то, когда и как они пришли к власти! Эта еврейско-египетская секта (находясь фактически в изгнании) упорно и терпеливо ждала своего звездного часа. Пока египетская империя сохраняла силу, они и не помышляли о «восстании». В условиях мира и стабильности пропаганда их крайних теорий была бы обречена на неудачу. Война коренным образом все изменила. В еврейских массах стало накапливаться недовольство. К тому же и подвластные Египту народы отказывались повиноваться фараонам и их наместникам. Система управления в ослабленной стране (Египте) пришла в расстройство. Вдобавок еще вспыхнула эпидемия, сопровождающаяся мятежом… На сцену выходит Моисей… Жизнь Моисея, сына Амрама и Иохаведы, брата Аарона и Мариам Пророчицы, также была овеяна легендами.

О. Джентилески. Дочь фараона находит Моисея

Рассказ о его жизни начинают с того, что фараон якобы приказал топить новорожденных младенцев. Пытаясь спасти сына, мать Моисея положила его в засмоленную корзину и спрятала в зарослях у реки. Там его и нашла дочь фараона. Видимо, ребенок ей понравился, а к тому же египтяне – добрый и благородный народ. Она пожалела подкидыша, полюбила как собственного сына и взяла на воспитание. Как известно, подобные легенды нередки в истории древних народов (в Месопотамии – это Саргон, в Риме – Ромул и Рем, в Греции – Зевс, которого чуть не съел его же собственный отец – Крон, в Египте – Осирис). История Моисея близка сюжету, повествующему о судьбе бога Осириса. Подобно тому как Осириса хотел убить его враг – Сет, Моисея хотел убить фараон. Сет, думая, что он убил Осириса, положил его тело в ящик и бросил в Нил. Точно так же мать Моисея, пытаясь спасти сына, положила его в корзину и бросила в Нил. Осириса, назло Сету, спасла Исида и сделала своим супругом, и Моисея спасла дочь фараона, в дальнейшем она же научит его премудрости. Схожая схема использована в случае с Иосифом. Завистливые братья продадут его в рабство в Египет, но вскоре способности последнего (в разгадывании сна фараона) помогли ему возвыситься. Похоже, что автор легенды заимствовал сей сюжет у египтян. Египетское повествование о потерпевшем кораблекрушение предвосхитило гомеровскую «Одиссею», а затем – и «Синдбада-морехода».

Первые действия Моисея знаменательны и свидетельствуют о его величайшем честолюбии и мании величия. Когда фараон, подчеркивая «царское происхождение» Моисея, взял дитя на руки и, играя, поднял его вверх, то трехлетний малыш якобы сорвал корону с его головы и надел ее на себя. Царь был напуган таким поведением, видя в том предзнаменование. Он не преминул расспросить своих мудрецов (З. Фрейд). Видимо, ответы мудрецов насторожили его. История заикания пророка и предка евреев проста… Согласно легенде, в младенчестве Моисей был строптивым и жадным до власти. Когда дите сорвало венец с головы фараона, его тут же решили умертвить. Но по совету Иофора вновь испытали младенца, предложив ему на выбор золото или горящие угли. Дите вначале потянулось было к злату, но ангел направил его руку к углям. Один из углей он бросил в рот, став так на всю жизнь косноязычным. Так вот рос Моисей…

Г. Доре. Дочь фараона спасает младенца Моисея

Убив в гневе надзирателя-египтянина, Моисей вынужден бежать в пустыню Синай, где и происходит его встреча с Яхве (Иеговой). Тот является к нему из тернового куста, что объят пламенем, но не сгорает (неопалимая купина). Ангел сообщает ему свое имя и отдает строгий наказ – обязательно привести евреев к Святой горе: «Я пошлю тебя к фараону, и выведи из Египта народ мой, сынов Израилевых». Бог обещает ему, что затем они получат прекрасную землю, текущую молоком и медом. Событие это имело место около 1230 г. до н. э., в период правления XIX династии в Египте. Тогда Моисей и заговорил впервые о Боге евреев, о том, что намерен с его помощью вывести евреев из Дома рабства (как они называли Египет). Вместе с Аароном предстали они перед фараоном, требуя, чтобы тот отпустил их народ с миром из Египта («отпусти народ мой, чтобы он совершил… праздник в пустыне»). Тот противится и даже налагает на евреев все новые тяготы. Видимо, евреи решились тогда на восстание.

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Моисей требует освобождения израильтян

Противоборство двух крайних полюсов не могло не привести к жестокому конфликту. Э. Фромм по поводу поведения сторон скажет: «Фараон остается самим собой; он становится только хуже – его сердце «ожесточается»; евреи тоже не изменяются. Снова и снова пробуют они убежать от свободы, вернуться к египетскому рабству и безопасности». Тут Моисею и понадобились чудеса (посох превращается в змея, руки покрываются проказой и исцеляются в мгновение ока, вода обращается в кровь, кровь в воду). Тем же даром Бог якобы наделил и брата Моисея – Аарона. Все это сделано в надежде, чтобы братья привели народ Израиля к вере и убедили фараона освободить евреев из плена. Прибыв в Египет, братья дают фараону одно представление за другим. Такому цирку могла бы позавидовать и целая группа фокусников. В знак серьезности их намерений Моисей и Аарон насылают 10 казней египетских (из колодцев исчезла питьевая вода, страну поражает нашествие жаб, мошек, саранчи, града и огня, Египет погружается во тьму, имеет место массовый падеж скота, наконец, Господь поразил всех первенцев в земле египетской). При всех этих невероятных чудесах еврейский Бог не сумел сделать очень простой вещи: избавить вождя иудеев от заикания и косноязычия.

Г. Доре. Моисей и Аарон перед фараоном (Исх. 7:1—13)

Когда правопорядок в Египте и Палестине фактически рухнул, у «реформатора» Моисея оказались развязаны руки. Наступил его звездный час… И Моисей дает сигнал к Исходу (исход обычно датируется временем между 1358–1350 гг. до н. э.). По другой версии, напротив: сами же египтяне стали слезно умолять фараона выслать полмиллиона евреев: якобы те из-за быстрого их размножения грозили опрокинуть установившийся баланс сил и народов не только в Египте, но и в регионе. И тут якобы последовал знаменитый приказ, отданный фараоном акушерам – об умерщвлении новорожденных младенцев евреев. Скорее всего, это лишь миф.

Ф. А. Бруни. Медный змий

Несомненно то, что какое-то восстание или бунт евреев все же имели место… Египтянам вроде бы удалось на время усмирить восставших. И фараон Египта Мернептах тогда даже высек на стеле победный гимн, где было сказано: «Племя Израиля обезлюдело, семени его больше не стало». Последнее не соответствовало истине. Израиль сохранил и свое семя, и свое будущее. Но необходимость покинуть страну пребывания стала очевидной для евреев. Пустыми уходить из Египта не хотелось, им нужно было склонить фараона на уступки. Тут вновь на помощь приходит Яхве, наделяя Моисея даром творить чудеса. И тогда на глазах изумленного фараона жезл Аарона вдруг превращается в змею, поглотив жезлы египетских магов. Когда же и этого оказывается недостаточно, Яхве насылает на египтян (через Моисея) десять «казней египетских». Эта магическая цифра и далее будет встречаться в библейских повествованиях – библейский рассказ о сотворении мира, десять заповедей и т. д. «Казни», заметьте, чудеснейшим образом обходят самих евреев; град выпадает всюду, кроме земли Гесем, где обитают евреи; по всему Египту (разумеется, исключая еврейские дома) начинают погибать первенцы.

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Переход через Иордан

Фараон решает отпустить евреев во-свояси, и те уходят из Египта. Но затем он передумал и пустился за ними в погоню – сам, во главе боевых колесниц. Погоня уже почти настигла евреев, но им вновь помогает чудо – «море стало сушею», и евреи уходят по дну моря, как по суше. Когда же египтяне вступили на морское дно, вода накрыла их и многие из них погибли. Возможно, что в основу этой легенды вплетены и реальные природные феномены вроде приливов и отливов. Таким образом, погоня оказалась рассеяна и поглощена водами Тростникового моря (очевидно, роль «провидения» в этом случае как раз и сыграли волны прилива).

Мне показалась весьма знаменательной эта сюжетная линия и в свете новейшей истории России… Обогатившись на жульнических манипуляциях в ходе так называемых реформ и «демократических преобразований» в нашей стране, многие евреи (и не только евреи, но и русские) поспешили покинуть нашу землю или намереваются это сделать. Когда же страна пытается вернуть себе то, что по всем законам Божьим и людским ей принадлежит, эти «господа» тут же пытаются наслать на нас «казни», взывая к антирусскому лобби Америки и Европы. Но на сей раз (в отличие от библейской истории) казни и беды падут на их преступные головы.

Н. Пуссен. Моисей источает воду из скалы

Тогда после завершения перехода через Красное (Чермное) море евреи направляются к Синайскому полуострову. Переход через пустыню был трудным. Народ возроптал, и не единожды. Яхве пришлось не раз приходить на помощь, посылая в пищу манну небесную и воду из родника (после того как Моисей ударом жезла рассек скалу). Выйдя к горе Синай, месту назначения, где должно было свершиться центральное событие в еврейской истории – заключение завета между Богом и Израилем, евреи ожидают воли небес. На третий день появляется долгожданный Яхве. Моисей получает десять заповедей (декалог), которые отныне и должны регулировать поведение человека. Народ обещает исполнить волю и завет Яхве, принося жертву на двенадцати жертвенных камнях (то есть по числу колен Израилевых).

Моисей кропит народ кровью, говоря: «Вот кровь завета, который Яхве заключил с вами о всех словах сих». А затем Моисей вновь уходит в горы на 40 дней и ночей (сакральный срок поста и уединения), где беседует с Яхве о важных вещах (о культе Бога, об устройстве Ковчега завета, скинии). Пока Моисей вел важную беседу о том, как жить в праведности и почитании Бога, евреи и Аарон, которые только что заключили завет, тут же стали роптать.

Дж. Ассерето. Моисей источает воду из скалы

В литературе особое значение предается заслугам Моисея как духовного лидера, главного идеолога и первосвященника народа. Шантепи де ля Соссей в «Истории религий» писал: «Здесь мы встречаемся с личностью и деятельностью Моисея – человека, имевшего во всех отношениях основное значение для религии Израиля. Это значение, в немногих словах, состояло в том, что он, как состоявший в личном общении с Богом, вдохнул в народ, наполовину омертвевший и потерявший силы под египетским гнетом, дух божественной, а следовательно, и творческой жизни. Боевым лозунгом этого было имя Иеговы. Происходит ли оно, как выше сказано, в своей первоначальной форме от кенитов, это если не с исторической, то с религиозной точки зрения довольно безразлично. Главное же, что это имя было исходным и опорным пунктом для великого религиозного движения, из которого израильский народ вышел возрожденным и полным победоносной силы и деятельности. При этом главное дело заключалось в могуществе личной веры. Моисей внушал народу уверенность, что ему помогает живой Бог, и этой уверенностью он увлек за собою народ. Борьба сделалась, таким образом, борьбою Моисеева Бога с богами египетскими (Исх. 12: 12; Чис. 23: 4), и утверждение самостоятельности Израиля, к которому Моисей направлял народ иногда даже против его воли, было в полном смысле слова делом религии». Вскоре, однако, выяснилось, что Моисей вывел из плена, увы, далеко не наилучший человеческий материал.

Среди шедших за ним было немало бродяг, разбойников и просто невежественных людей. Он пытался научить их тому, что знал, дал им «благие законы». Большинство евреев с трудом понимало смысл вероучений. Его энергия разбивалась о стену народной косности и дикости. Что ему оставалось делать? Как же научить евреев уму-разуму? В трудные минуты на помощь ему пришел арабский шейх Иетро… Моисей открыл беглецам цель их долгого пути к владыке Синая (Яхве). Яхве или Иегова (Jahveh) происходит от «havah» (то есть «быть»). «Если будете слушаться Яхве и соблюдать его завет, станете его уделом из всех народов, ибо ему принадлежит вся земля». Тогда-то и был заключен скрепленный жертвенной кровью союз евреев с Богом! Поэтому можно себе представить все возмущение Моисея, узнавшего, что те нарушили обещание, данное Яхве («не будет у нас других богов»), изготовили золотого тельца и стали ему поклоняться. Моисей в гневе разбил скрижали (свод законов), а Бог готов был весь народ Израиля уничтожить. Но Моисей заступился за них, и Бог сменил гнев на милость.

Гора Моисея

Разумеется, глядя на евреев тех далеких лет, мало кому могла прийти в голову мысль об их избранности. Разве что на это указывала их гордыня. Уровень познаний пастушеского народа был невысок. Предки ветхозаветных иудеев предстают со страниц древних еврейских книг (Библии и проч.) не очень способными и крайне легковерными учениками. Еврейский пророк Иеремия говорит о них в унизительном тоне: «Народ Мой глуп… Они умны на зло, но добра делать не умеют» (Иер. 4: 22). И даже их вековечный воспитатель, бог Яхве, судя по всему, традиционно воспринимал «соплеменников-иудеев» не иначе как непослушно-невразумительный «дитятю-народ». «Слушайте, дети, наставление отца и внимайте, чтобы научиться разуму» и «Приобретай мудрость, приобретай разум» – гласят его наставления.

Однако интересно разобрать духовно-психологические, политико-культурные и экономические основания их поступков. Понятны причины неповиновения и возмущения евреев деянием их Бога. Нам не кажутся столь нелепыми их сомнения в отношении действий вождей. В самом деле, евреев очень даже можно понять. Им нужен зримый бог, а не какое-то невидимое существо. Они хотят бога, который бы шел перед ними и вместе с ними. И Аарон изготовляет им золотого тельца.

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Господь показывает Моисею землю обетованную

Евреи начинают праздновать обретение бога, которому и будут поклоняться, несмотря на гнев Яхве и ярость Моисея, разбившего скрижали, несмотря на то, что всех недовольных (с семьями) поглотила разверзшаяся земля, а их последователей тут же пожрало страшное пламя. Но их сомнения, повторяю, обоснованны. К чему скитания по пустыне без видимой цели? Для чего нужен окружной путь? Где же земля обетованная? Недовольство, ропот усиливаются. Многие оспаривали авторитет Моисея, обвиняли в самовластии. Иные желали вернуться в рабство. Там было удобно, комфортно, привычно. Интересно, что первой проявит слабость еврейская элита (250 именитых людей, претендующих на пост жрецов). Они бросили прямо в лицо Моисею обвинение в обмане народа: «Разве мало того, что ты вывел нас из земли, в которой течет молоко и мед, чтобы погубить нас в пустыне, и ты еще хочешь властвовать над нами? Привел ли ты нас в землю, где течет молоко и мед, и дал ли ты нам во владение поля и виноградники? Глаза людей сих ты хочешь ослепить? Не пойдем!» (Чис. 16:13–14).

Представляет интерес и современный взгляд на эту личность. Г. Гринберг пишет, что во многих отношениях «библейская история, касающаяся происхождения израильтян, должна быть пересмотрена». Так, о жизни Моисея при дворе фараона имеется мало сведений: не указано ни имя фараона, его воспитавшего, ни имя фараона, притеснявшего израильтян, ни имя фараона, при котором совершился Исход. Весьма вероятно, что может существовать связь и между Моисеем и Эхнатоном. В этом нет вызова библейской истории. Также нет ничего исторически невозможного в определении правления Сети I, Рамсеса I, как времени Исхода, или же в том, чтобы считать Хоремхеба тем самым фараоном, который скончался во время изгнания Моисея. «Только те, у кого есть глубокая личная или идеологическая антипатия к идее союза Моисея и Эхнатона, могут иметь серьезные причины не принимать эти выводы. Это не значит, что другие (авторы) непременно признают Эхнатона и Моисея соратниками, но они, по крайней мере, могут допустить такую возможность». Однако как бы кто не относился к Моисею, ясно одно: во-первых, (если тот существовал), он сыграл исключительную роль в судьбах евреев; во-вторых, он бесспорно был харизматической личностью; в-третьих, огромно влияние его образа на формирование мировой исторической и культурной традиции в жизни народов, что подтверждено сотнями и тысячами образов, воспроизведенных в научных книгах, художественной литературе, живописи и музыке. Недаром же о нем часто говорят: «От Моисея и до Моисея не было подобного Моисею». Хотя в нееврейских источниках доэллинистической поры имя его, замечу, даже и не упоминается.

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Адам и Ева после изгнания из рая

Говорить о мудрости Моисея сегодня трудно. Был ли Моисей посвящен во всю мудрость египтян? Так ли уж мудро было заставить евреев скитаться по всему миру без угла и очага. Разумеется, история не знает сослагательного наклонения, но совершенно очевидно то, что отношение к нему у его соотечественников было сложным. При самом общем знакомстве с фактами бросается в глаза пропасть, почти сразу же возникшая меж Моисеем и остальным еврейским народом. Во-первых, стоило Моисею отлучиться на месяц, как среди евреев тут же обнаружились разброд и шатания. И те вынудили брата Моисея, Аарона, сделать им золотых идолов (видимых богов). Кстати говоря, тот сделал идола по образцу и подобию Аписа, которому поклонялись египтяне. Толпе евреев была чужда идея единобожия (вообще какая бы то ни было философская релаксация). Поэтому А. Мень подчеркивает: «Ни один из основателей религии не был окружен людьми, в такой степени чуждыми его стремлениям. Если у Будды был Ананда, у Иеремии – Барух или у Сократа – Платон, то у Моисея не было никого. Даже члены его рода, его помощники и соратники оказались, как мы увидим, в основном людьми честолюбивыми, далекими от его идей и веры». Какой отсюда вывод? В будущем властные еврейские группы имманентно обречены на разброд и шатание внутри своего «политического ядра». Правда, Моисею при поддержке клана левитов («партии жрецов») все ж удалось овладеть непокорными и мятежными израильтянами. Но какой ценой?!

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Наказание идолопоклонников

Тем, кто пошел с ним, он приказал: «Кто принадлежит Господу, шаг вперед… Теперь возьмите мечи, идите через весь стан и разите всех, отрекшихся от Иеговы, хотя бы то были ваши сыновья и братья. …Иегова посвящает вас этою жертвою в священнический сан и ниспосылает на вас свое благословение». Так страшное приказание было выполнено, и три тысячи непокорных евреев были изрублены. Своими же! Это произвело впечатление на народ.

Вся эта история заставляет нас задуматься и о последствиях жестокой политики бога Яхве и еврейских вождей. Если их бог так жесток к своему народу, мстя зачинщикам бунта (тех поглощает земля, а их приверженцы сжигаются) (Чис. 16:17), то что для Яхве и еврейской элиты судьба чужого народа?! Думаю, что в матрице поведения этих реформаторов и революционеров закодирована сатанинская жестокость в отношении тех, кто не пожелает следовать за «пророками перемен». История евреев отвечает однозначно – таких надо уничтожать! Так и шло: вначале борьба с богами египетскими, а затем – с богами русскими, православными. Так же некогда иудейские вожди («жрецы коммунизма») разили нещадно православный народ. Если сегодня русский народ не принимает их «демократии» – его надо уничтожить демографически!

Впоследствии З. Фрейд выдвинул интересную, хотя и небесспорную версию о том, что якобы Моисей, сей освободитель и законодатель еврейского народа, будто бы был вовсе и не евреем, а египтянином. Высказывалась даже гипотеза, что египетский Моисей был убит евреями, а от введенной им религии (те) отказались (Зеллин). Превратить народ в некий идеальный социальный органон ему так и не удалось. Миссия его была завершена уже без него. Тем не менее даже те евреи, что сопротивлялись указаниям и проклинали его, будут 30 дней и ночей оплакивать его смерть. Со времен Талмуда до наших дней его называют Моше рабейну, то есть великий учитель еврейского народа. Одним из художественных воплощений библейских событий, а заодно и яркой демонстрацией неповиновения и бунта евреев стала фреска флорентийского художника Сандро Боттичелли на стене Сикстинской капеллы Ватикана, созданная в 1482 г. («Возмущение против законов Моисея»). Известно, что Моисей сорок лет водил свой народ по пустыне – и в итоге все поколение вымерло… Символична и судьба могилы Моисея. Он, соблазнивший свой народ благами и яблоком счастья (подобно тому как змий соблазнил Адама и Еву), умирает в земле Моавитской, так и не увидев сам обетованной земли. И поныне неизвестно точное место его погребения.

Моисей. Скульптура Микеланджело

Моисей стал одним из главных героических образов, которые выбрал для воплощения и бессмертный Микеланджело, когда папа Юлий II поручил ему изваять его гробницу (1505). На ней должна была восседать фигура Моисея. Папа мечтал сделать из Рима столицу мира, основать огромное церковное государство, которое могло бы управлять вселенной из Рима. Естественно, что гробница властелина мира должна была превосходить своими размерами и богатством остальные гробницы. Объяснимо, что одной из главных фигур в композиции и должен был стать Моисей, вождь и пророк. Работа растянулась на 40 лет и была связана для художника со многими трудностями, разочарованиями, как, впрочем, и жизнь Моисея.

Микеланджело видит в нем гневного пророка, который готов разбить скрижали, хотя в Библии о нем сказано как о «кротчайшем из всех людей на земле». Замысел Микеланджело относительно скульптуры Моисея В. Н. Лазарев описывал так: «Ученые много спорили о том, как следует интерпретировать позу Моисея. Одни полагают, что пророк, увидев поклонение золотому тельцу, собирается вскочить с места, охваченный негодованием, и бросить оземь скрижали завета. Другие считают, что Моисей уже поборол в себе гнев, хотя внутренне в нем все клокочет и бурлит. Второе объяснение, несомненно, отвечает замыслу скульптора. Моисей восседает тут в торжественной позе. Великолепно его обрамленное тяжелой шапкой волос и густой бородой лицо, внешне спокойное, но одновременно выражающее затаенную страсть. Правой рукой пророк опирается о скрижали завета, левой перебирает пряди ниспадающей на грудь длинной бороды». Моисей тут – символ духовной силы и ума! Тема эта звучит также и в музыке, где образ Моисея представлен у Генделя «Израиль в Египте», у Дж. Россини – «Моисей в Египте» или же у А. Шёнберга – «Моисей и Аарон».

Первосвященник Всевышнего, царь мира и правды Мельхиседек

Похоже, он так заворожил иных художников, композиторов, писателей и ученых, что они готовы наделять его чертами поистине фантастическими. Понятно, что прежде всего сами евреи утверждают, что образ Моисея «наделен уникальными чертами, отсутствующими в эпосе других народов». Образ Моисея нашел отражение и в российской культуре. Достаточно вспомнить образ в стенописи М. Врубеля в Кирилловской церкви (в Киеве). Поэт Валерий Брюсов так писал о Моисее:

Пророк, чей грозный нимб ваятель

Рогами поднял над челом,

Вождь, полубог, законодатель, —

Все страшно в облике твоем!..

Жрецами вражьими воспитан,

Последней тайны приобщен,

И мудростью веков напитан, —

Ты смел смотреть во глубь времен.

Беглец гонимый, сын рабыни,

Чужих, безвестных стад пастух,

Ты с богом говорил в пустыне,

Как сын с отцом, как с духом дух…

Но что ж, несытый, ты замыслил?

Тысячелетий длинный строй

Ты взмерил, взвесил и исчислил,

Как свой удел, как жребий свой.

Народ пастуший и бездомный,

Толпу, бродящую в песках,

На подвиг страшный и огромный

Ты дерзостно обрек в веках.

Сказал: «Ты сломишь все препоны!

Весь этот мир, он – мой, он – наш!

Я дам тебе мои законы, —

Ты их вселенной передашь!..»

Назначив цель, ты, год за годом,

Водил в пустыне племена,

Боролся со своим народом,

Крепил умы и рамена.

Великий, строгий, непонятный,

Учил мятущихся детей,

Готовил их на подвиг ратный,

Воспитывал ловцов людей…

История Моисея, записанная в Х в. до н. э., во многом как бы предвосхищает будущий путь Иисуса. Хотя между двумя выдающимися личностями человеческими, на наш взгляд, лежит пропасть. Правильнее было бы говорить о них даже как о духовных антиподах. Если уж говорить о том, кто мог бы предвосхитить Иисуса, то это скорее Мельхиседек, что, как и Христос, был сыном Господа и простой женщины, жены брата Ноя. Ее муж, узнав о «непорочном зачатии», просто-напросто убил жену, не поверив в то, что та могла родить дитя, не согрешив с другим мужчиной (тогда еще не было генетических чудес и детей из пробирки). Мельхиседека считают царем мира, повелителем ангелов и «царем правды». Но он куда менее известен.

Петра – легендарная столица набатеев

И все-таки, почему именно образ Моисея стал нарицательным в истории?! Нередко имя «Моисей» давали той или иной великой исторической фигуре, выступающей в роли вождя и отца нации. В его обличье часто выступают некоторые искатели лучших форм жизни для своего народа и социальной справедливости. Как сказано в Послании апостола Павла к евреям: «Ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего» (Евр. 13:14). В более широком смысле это понятие может быть применимо ко всем тем, кто ищет лучшей доли, покинув родину. Иные ныне даже утверждают, что Моисей – «потомок древних русичей». На том основании, что он не был евреем, не знал праиврита и общался с паствой при посредстве толмача, делают вывод, что он мог быть из числа жрецов-волхвов Древнего Египта. Поскольку в основе его имени (Моисей-Моше-Меш) якобы лежал корень-основа языка русов – «мес-, меш-», то, следовательно, Моисей должен был бы быть именно жрецом-волхвом русов, истовым и непреклонным носителем морали. «Он должен был быть (русским) Учителем» (Ю. Петухов).

Кстати, о граде, но не будущего, а прошлого… На том караванном пути, по которому, как гласит Библия, и пролегал путь евреев, которых будет выводить из Египта Моисей, среди каменистых скал, возник удивительный город. Арабы до сих пор нередко называют это место Долиной Моисея… По словам предания, именно здесь Моисей ударил своим посохом в скалу, после чего из нее стало бить двенадцать водяных ключей. Чтобы попасть в него, нужно проехать через всю горловину ущелья Зик. Она настолько узка, что камни, кажется, задевают голову. Чудится, будто огромные циклопы нагромоздили друг на друга гигантские груды скал.

Развалины дворца Хишама в Иерихоне

Тут взору путешественника открывается Петра, легендарная столица набатейских племен, правивших южной Иорданией еще в VII в. до Рождества Христова. Считают, город создан набатеями в III в. до н. э. Видимо, те осели в этих местах в силу удобного географического положения земли, что была обитаема 12 тысяч лет тому назад. Через долину между Акабой и Мертвым морем проходили важнейшие торговые пути, соединяющие Китай, Индию, Аравию, Египет, Средиземноморье. Здесь было всегда достаточно воды, что в пустынных местах дороже золота, а скалы защищали город от набегов врагов. Так как набатеи держали под их контролем важнейшие караванные пути, со временем они стали могущественными и богатыми. Это богатство возбудило зависть Рима, и царство набатеев стало частью Римской империи к I в. н. э. После того как караваны двинулись через Пальмиру, Петра стала терять свое влияние. В течение столетий она была известна лишь местным племенам. Петра стала частью христианской Византии в IV в. н. э., но вскоре люди стали ее покидать из-за частых землетрясений в этих местах. Последние постройки в городе относятся к XII в. н. э., ко времени крестовых походов. Тут остались жить лишь местные бедуины (в многочисленных пещерах, храмах, мавзолеях из розового камня). Швейцарский путешественник И. Буркхардт, первым из европейцев посетивший в 1812 г. город набатеев, этот «град Моисея», застал фактически мертвый город. И все равно это было удивительное зрелище… Разноцветные скалы, словно по мановению волшебной палочки, на его глазах превращались в храмы, дворцы или гробницы. Это была какая-то потрясающая иллюзия. Как будто он оказался в сказке «Волшебник из покинутого города». Одни фасады домов – римские, другие – похожи на египетские, третьи же – вовсе не знакомой архитектуры.

Пьерино да Винчи. Самсон, убивающий филистимлянина

Некогда римляне воздвигли форум, термы, великолепный театр на 3000 мест. Теперь же от римских времен остались небольшой храм и триумфальная арка. Отчет его о городе был напечатан спустя лишь 10 лет после смерти ученого. Разгорелись споры… Сторонники библейской версии уверяли, что этот город, названный римлянами Петрой (по-гречески Петра – Скала), на самом деле и есть тот самый Синай из Библии. Но первые раскопки в начале XX в. опровергли эту версию. Выяснилось, что Петра действительно была столицей набатейского царства и достигла пика своего могущества на рубеже тысячелетий, когда его границы простирались до Дамаска. Столица набатеев украшалась так, чтобы прославить имена покойных. Это был гигантский некрополь, вырубленный на высоте 900 метров над уровнем моря. Самым красивым зданием являлась сокровищница Эль-Касне – гигантский храм, высеченная непостижимым образом в скалах гробница последнего набатейского правителя, украшенная колоннами, статуями богинь. В урне же, венчающей верхнюю часть фасада, вероятно, когда-то хранились все сокровища набатейских владык… Петра – это город, который «вполовину вечности древен», как выразился о нем один английский поэт.

Г. Доре. Самсон и Далила

Хотя Моисей и великий человек, но мы бы не советовали столь безоглядно принимать в учителя еврейских героев. К тому же далеко не все из них отвечают требованиям времени. Наши моисеи вот уж 20 лет ведут русский народ к светлому завтра и, изрядно обогатившись, губят его своими бездарно-преступными реформами… А возьмите такую историческую личность как Самсон, что двадцать лет стоял во главе Израиля. В текстах он чаще предстает «скорее как богатырь, герой народных сказаний, нежели как лицо, осуществляющее функции судии Израиля (или даже функции главы своего колена)». Наличие в еврейском фольклоре таких героев, как Самсон, что отличался силой и немалым буйством, красноречиво указывает и на то, что особенно ценили те евреи и еврейки в мужчинах. «Кипела в нем дивная, страшная сила. Израиля честь и хвала!» (Н. Языков). Легенда гласила, что упомянутый Самсон убил тысячу филистимлян одной ослиной челюстью. Как же это ему удалось? Болингброк не без сарказма заметил: видимо, челюсть принадлежала рассказчику бесспорно фантастической истории. Источники прямо говорят, что силач Самсон был грабитель и заядлый бабник.

 Г. Доре. Покушение Саула на Давида

Когда же он влюбился в красавицу филистимлянку Далилу, вдобавок ко всему стало ясно, что вождь евреев еще и болтлив. Он открыл ей все военные тайны своей страны… Мстя за убитых соплеменников, та отрезала Самсону волосы (источник силы), что довольно странно, ибо в те времена на Востоке существовал обычай – отрезать у убитых врагов их члены. Известно, что то же самое проделывали с ливийцами и египтяне (затем уж члены, как и отрубленные руки, тщательно переписывали писцы). К примеру, после победы над ливийцами (ок. 1200 г. до н. э.) фараон Мернептах приказал высечь на стенах города Карнака реляцию: «Пенисов ливийских генералов – 6 штук. Пенисов, отрезанных у ливийцев, – 6359 штук. Пенисов, отрезанных у убитых сицилийцев, – 222 штуки. Пенисов, отрезанных у убитых этрусков, – 542 штуки. Пенисов убитых греков и подаренных фараону – 6111 штук». Это же делали и иудеи. Вероятно, древние считали, что сей акт должен подействовать психологически и ослабить врага.

Так, библейский Давид преподнес своему царю крайнюю плоть 200 убитых филистимлян: «Еще не прошли назначенные дни, как Давид встал и пошел сам и люди его с ним, и убил двести человек филистимлян, и принес Давид краеобрезания их, и представил их в полном количестве царю, чтобы сделаться зятем царя» (1 Цар. 18:27). Видим, что ранее, чтобы стать зятем царя, достаточно было проявить себя в битвах с врагом, в частности заполучить как можно больше мужских членов. Похоже, в древности (если судить по фигурам воинов) сей предмет ценился особенно высоко, во всяком случае больше, чем какая-то там голова.

Г. Доре. Смерть Саула

Тем не менее, несмотря на присутствие «духа Яхве», израильтяне нередко терпели поражения от филистимлян (в 1050 г. до н. э. у Эбенезера). Некоторые считают, что филистимляне дали имя земле Палестины. В Библии ими еще называют пеласгов (предки русских, славян). Борьба двух народов была жестокой. Те даже захватили святыню, священную реликвию евреев – Ковчег завета. Тогда вождь и пророк евреев Самуил с пророчицей Деворой пришли к выводу, что для изгнания филистимлян нужен царь. Самуил после ряда побед (около 1020 г. до н. э.) и способствовал появлению Саула. Саул – первый царь Израиля (1030–1010 гг. до н. э.). О его правлении имеются крайне скупые сведения. Известно, что он свел 12 племен в единое политическое образование. Филистимляне вновь разбили его у горы Гильбоа. В той битве были убиты три его сына. Раненый Саул вынужден был покончить с собой. Филистимляне отрубили ему голову и выставили напоказ в храме Дагона. Саула предал соплеменник, зять Давид, сын Иессея. Ради власти он пошел на сотрудничество с врагом (и стал служить правителю филистимлян – Гефу). И что же? Вы думаете, что иудеи возмутились поступком? Да ничуть не бывало. Племя Иуды тут же помазало его на царство у дома Иуды в Хевроне.

Старики евреи выглядят куда лучше (тогда, да и сейчас!). В древних источниках (в Книге Йашар или Книге Честного, в Книге героев), к примеру, авторы воздают должное храбрости и лидерским качествам Саула. Он вел жизнь скромного земледельца. Послы, извещавшие его о нашествии аммонитян, застают его возвращающимся с поля, «позади волов своих». Жил он доходами с небольшого поместья, «доставлявшего ему хлеб для пропитания». Время его царствования – что-то порядка 20 лет (примерно в 1023–1004 гг. до н. э.). Ему в эти годы пришлось долго и упорно сражаться с филистимлянами. В борьбе он прибег к помощи Давида, не принадлежавшего ни к роду и «дому» Саула, ни к племени Вениамина. Правда, Давид был хорошим солдатом. Поэтому и престарелый царь в нем нуждался, и даже сделал своим зятем. Но затем между ними произошла ссора, и Давид вынужден был бежать. Во главе отряда разбойников в 400–600 человек он повел ожесточенную борьбу против царя. Под его знамена собирались должники, угнетенные, «огорченные душой». Кстати, по словам историков, предводителем такого же отряда стал будущий основатель Дамасского царства, что указывает на то, что эта ситуация была довольно распространенной в эпоху первых государственных образований. Саул и три его сына погибли в битве с филистимлянами. Те захватили израильские города и поставили там гарнизоны. Евреи оказались под игом у врага, как и до воцарения Саула. Не совсем ясно, как смогли евреи разбить филистимлян.

М. да Караваджо. Давид и Голиаф

Хотя номинально в Палестине сохранялось господство Египта, но тот был так слаб в тот период, что уже не мог существенно влиять на ситуацию. В книге Д. Брестеда и Б. Тураева сказано, что период полного бессилия Египта был использован племенами Израиля для завершения их национального объединения. И только во времена Саула и Давида они постепенно стали одерживать верх над филистимлянами. Есть предположение, что это египтяне помогли израильтянам покорить сей храбрый приморский народ. Но памятников, способных пролить свет на отношения между Египтом, Израилем и азиатскими политиками, не обнаружено.

О молодом царе Давиде (1010—970 гг. до н. э.), любимейшем герое евреев, известно куда больше. В жизни он был ловким, хитрым, алчным, жестоким, беспринципным политиком. Его царствование – время непрерывных и жестоких войн. Французские энциклопедисты его не жалуют. Гольбах писал: «Давид – один из величайших святых рая, истинный образец для государей. Он был убийцей, мятежником, развратником, прелюбодеем и т. д. Чужих жен он делал своими наложницами и предавал смерти их мужей, но зато был благочестив и послушен духовенству, чем заслужил (в их глазах) прозвище человека божьего. Доныне бог приходит в особенно хорошее настроение, когда ему поют куплеты, сочиненные этим святым мужем». Будь боголюбив – простятся все мыслимые и немыслимые прегрешения.

Традиция сделала из него героя. Традиция приписывает ему и убийство героя филистимлян Голиафа, сраженного камнем из пращи. Убийство великана обратило в бегство врагов и положило начало возвышению Давида. Хотя, судя по всему, Голиаф был убит не Давидом, а одним из царских военачальников, Элхананом из Бет-Лехема. Но героев-то делает свита!

Давид осел в Хевроне, священном городе, который он фактически и захватил. Там «мужи Иуды» (племенное народное собрание) помазали его на царство. Он покорил израильские племена, подчинил филистимлян, часть Сирии (гарнизоны его стояли и в Дамаске). Огнем и мечом он создал крупное (по тогдашним меркам) государство – от Египта и Дамаска до Заиорданья и Средиземноморья. Под его эгидой Израиль стал ближневосточной империей, единственный раз в своей истории. Власть досталась Давиду не без труда. Перечислять все перипетии жестокой схватки за трон не стоит. В конце концов был убит другой претендент, правивший в Израиле, – Эш-Баал (его голову принесли в дар Давиду). Давид разбил в двух сражениях филистимлян, ликвидировал местные анклавы, захватил Иерусалим и перенес туда столицу. Сюда же в торжественной обстановке доставили и Ковчег завета. Это означало, что Иерусалим стал как светской, так и религиозной столицей. В серии сражений он разбил аммонитян. Давид снял венец с головы аммонитского царя и возложил его на свою голову. Это позволило ему установить контроль над Аммоном и, следовательно, над южной частью одного из важнейших торговых путей Передней Азии. Сына своего, Соломона, он ловко (и дипломатично) женил на аммонитской принцессе. Заключил союз с царем финикийского Тира – Хирамом, что позволило расширить и укрепить международные и торговые связи древнего Израиля.

Давид царствовал долго (1004—965 гг. до н. э.). Он провел реорганизацию вооруженных сил, состоявших из дружины народного ополчения и наемников, создал бюрократический аппарат, организовал царскую канцелярию, учредил институт советников. Библия назвала их тридцатью семью «сильными» царя Давида. Он упорядочил религиозную службу, перенес столицу в Иерусалим, установил должности начальника над податями, письмоводителя и т. д. Помимо чиновников и военных, важную роль в управлении государством играли сыновья Давида, «первые при дворе». С помощью войн укрепляется Еврейское царство, которое к 1000 г. до н. э. представляло собой все же скорее земледельческо-городскую цивилизацию.

«Кроткий» Давид-пастушок. Гобелен

Однако вот в вопросах вооружения он был, можно сказать, ретроградом: не принял на вооружение войска боевые колесницы, предпочтя уничтожить трофейное оружие. Именно победоносные войны Давида позволили считать успешным его правление. Надумал он построить и Храм: начертал план храма, добыл необходимый материал (камень, дерево, медь, железо, золото, серебро, драгоценные камни), пригласил для этой цели рабочих и мастеров извне. Дом для Яхве должен быть великолепен. Он назначил персонал для обслуживания храма, изобрел инструменты, выступил в качестве главного капельмейстера. «Подобно тому, как творцом закона стали считать Моисея, так и священную музыку и организацию персонала для храма возвели к царю Давиду, любимому певцу Израиля, который в Книге хроник отдал свою музу на службу культу и вместе с… левитскими родами певцов должен был сочинять псалмы». Впрочем, к старости Давид стал «болен телом и духом». Похоже, и псалмы ему не помогли.

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Давид и Голиаф

Учитывая то, что царь Давид в первую очередь был воином и завоевателем, ясно и то, что слухи и молва о кротости Давида – миф. О его жестокости говорит тот факт, что пленников он перетирал пилами, рассекал орудиями железными и ввергал в печи огненные. О том, что слава и богатство элиты евреев имеют в основе своей порабощение, горе, унижение и физическое истребление ряда народов, говорят многие факты. Мы уже поведали о том высоком уровне культуры, которым, скажем, отличался тот же Ханаан, где хотя и заметно влияние Вавилона, но была и своя культура (свидетельство – найденные в тех местах школы, обнаруженные песни древнеугаритского эпоса). Евреи же большинство ханаанейского населения просто вырезали… Так, источники гласят: «разрушения в ханаанейских поселениях произведены громадные», хотя «до истребления всего населения и даже до уничтожения всех городов дело в действительности не дошло». Евреи постарались на славу и «этническую чистку» провели в Ханаане весьма основательно.

Г. Доре. Давид осаждает Равву аммонитскую

Об этом пишет К. Львов в «Избиении аммонитян»:

Давид ликует. Царь Аммона

Низвергнут с пурпурного трона,

Лежит во прахе и слезах.

Охвачен трепетом Саввах;

Суровый враг в его стенах!

Суровый враг жесток и скрытен, —

Что ждет заутра аммонитян?

Какую казнь изобретет

Врагу безжалостный народ?..

Заколебался сумрак ночи…

На крае неба голубом

Разверзлись царственные очи

В каком-то ужасе немом.

Сквозь их туманные ресницы

Играют жгучие зарницы

И, точно сказочные птицы,

Сверкают огненным крылом…

И вот могучее светило

Уступы стен позолотило,

И умерла ночная тень…

Помедли, день, прозрачный день!

Одежды хмурые надень,

Закройся тучей непроглядной!

Но он сияет, беспощадный,

Великолепием своим,

Как Божий гнев, неумолим…

И вот на поле лютой казни

Объятых холодом боязни,

Дрожащих пленников ведут.

Как пасть разверзшие могилы,

Их печи пламенные ждут,

Их ждут зазубренные пилы,

Секиры, копья и мечи…

На колесницах палачи

Несутся вскачь…

Уста немеют,

Слова бессильные не смеют

Безумства злобы передать…

Небес святая благодать!

Твоя ль таинственная сила

В душе поэта воскресила

Картину позабытых дней?

Не свой ли грех он видит в ней!

И, постигая заблужденье,

Клянет жестокое виденье

Мечты мучительной своей?..

Непрочность еврейского государства

Вскоре выявилась и вся непрочность государства Израиль… Среди еврейских племен не было прочного единства. Говоря иначе, там всегда были сильны тенденции сепаратизма. Стоило им укрупниться в государство, как они тут же обособлялись и разрушали оное. В завоеванных странах они жаждали получить землю в собственность и обособиться! Будучи кочевниками и разбойниками, евреи рассматривали захваченные ими земли как долю при дележе добычи. Это вело к постоянной и жесткой конкуренции. Каждый претендовал на лидерство в их стае. Подобный разброд закончился трагично для новых поколений. Когда после смерти полководца Иошуа вымерло поколение старейшин, орган единого правления исчез, и племя погрузилось вскоре во тьму анархии. Моисею с помощью военного режима, правда, удавалось удержать их в рамках единой организации, но недолго: вскоре он был убит евреями, а от введенной им религии отказались. Окружавшие их народы (аммонитяне, моавитяне) стали теснить евреев, воздавая им за их деяния той же монетой. Из-за своих взбалмошных и бездарных лидеров евреи постоянно находились в состоянии разброда или вечных войн. Отсюда деление 12 колен на два стана (10 колен севера – Израиль, 2 колена юга – Иудея). Вспыхнуло восстание Савея, отринувшего правление царя: «Нет нам части в Давиде… Все по шатрам своим, Израиль! И отделились все мужи Израиля от Давида и пошли за Савеем, сыном Вохора, а мужи Иуды остались на стороне царя Давида». Явным признаком внутренней слабости Израиля стал мятеж любимого сына Давида – Авессалома.

Характерно, что мятеж в Хевроне активно поддержали все «мужи Израиля» и «старейшины Израиля», основная масса населения и правящие круги родов и племен. Его провозгласили царем, он встал во главе народного ополчения и взял Иерусалим. Давиду пришлось бежать из столицы. Однако затем Давид смог вернуть себе власть и, процарствовав положенное, передал страну сыну – Соломону. По старшинству в списке сыновей тот был десятым и после смерти трех первых оказался лишь седьмым (никаких юридических прав на престол не имея). Младший сын Давида, Соломон, выделялся умом и проницательностью. Придя к власти и став царем в 16 лет (965–926 гг. до н. э.), он обрел полную самостоятельность и вскоре стал полновластным владыкой Израиля. Договор с народом, подобный тому, что заключали Саул и Давид, ему уже был абсолютно не нужен. Он захватил власть в стране, опираясь на силу, ибо право у евреев уступает силе. Затем целесообразность потребовала от него сменить всю правительственную команду, «старую гвардию» Давида. Сделано это было, конечно, «демократическим путем»: старший из оставшихся сыновей царя Давида, Адония, и главный полководец, Иоав, были убиты, первосвященник Афиафар был отрешен им от священства и выслан. Казнили и некоторых других верных слуг бывшего монарха.

Г. Доре. Давид оплакивает смерть Авессалома

Соломон за долгое царствование добился немалых успехов. Продолжив политику реформ в управлении, он разделил всю страну на 12 административных округов, границы которых лишь частично совпали с границей расселения тех племен. Видимо, умудренный прошлым опытом борьбы с племенами, склонными к сепаратизму, он постарался уменьшить шансы на их выход из состава Израиля. Однако это требовало и экономических мер. Он наладил отношения с тирским царем Хирамом, создав своего рода торговое товарищество (хубур). Это позволило поиметь долю от торговли Тира на западе. Корабли шли в Испанию – за золотом, серебром, слоновой костью, зверями, диковинными птицами, благодаря чему, как восторгается деяниями Библия, серебро при царе Соломоне в Иерусалиме стало сравнимо с простыми камнями, а драгоценности – с обычными деревьями. Когда египетский фараон Сиамун захватил стратегически важный город Гезер, принадлежавший ханаанеям, он и тут проявил оборотистость и ловкость, заполучив город в свои владения. Он упросил фараона выдать за него свою дочь, и тот, отдав дочь, в качестве приданого передал Соломону город. Иные источники утверждают, что то был фараон Шешонк, но сути дела это, конечно же, не меняет.

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Помазание Соломона на царство

Можно сказать, что Соломон стал первым царем-торговцем у евреев. Внешняя политика его страны направлена на расширение торговых связей с Сирией, Юго-Восточной Азией, южноаравийским государством Саба, где правила царица Савская. Евреи расматривали ее царство как оконечность известной им вселенной. Вероятно, именно при Соломоне впервые появляются как царские торговые агенты, так и частные торговцы. Он же положил начало и «великим стройкам иудаизма». Ведь Давид заповедал ему построить храм (для этих целей копил злато и серебро). Соломон пожелал выполнить наказ отца, но тут выяснилось, что у иудеев есть деньги, но нет ни нужных материалов, ни хороших строителей. И тут ему помог фактор господства… Давид, захватив значительные территории Заиорданья, Сирии, Южной Палестины и сокрушив филистимлян, фактически создал крупную державу и стал контролировать важнейшие торговые пути региона. Тирский царь Хирам, конечно, никак не мог не считаться с этим обстоятельством… И когда Соломон обратился к нему с просьбой помочь в строительстве храма Яхве в Иерусалиме, тот дал ему кедровое и кипарисовое дерево, предоставил право рубить лес в горах Ливана. Он же прислал в Израиль лучших мастеров, во главе с художником-умельцем Хирамом (тезкой царя), мастером по литью и обработке золота, серебра и бронзы. На тирского ремесленника Соломон возложил задачу создания металлических деталей храма: «Его отец был мастером по меди: и он был полон мудрости, и понимания, и ловкости для создания всех своих медных произведений». Он и создал для царя евреев сосуды для омовения, кастрюли, лопатки, две бронзовые колонны с капителями «в форме лилии». Все это было установлено в портике храма. В качестве ответного шага Соломон ежегодно поставлял в Тир 20 тысяч мер пшеницы и 20 оливкового масла (бартер). Вдобавок ко всему он решил передать Хираму и 20 городов Галилеи, от чего тот, правда, отказался.

 Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Возведение нового храма в Иерусалиме

Для создания священного храма богу Яхве, как и при создании пирамид, использовался труд рабов, порабощенных Израилем ханаанеян (около 150 тыс. мужчин; 80 тыс. работали каменотесами в горах, 70 тыс. перетаскивали камни в Иерусалим). В Израиле и Иудее было 1 млн 200 тыс. населения, из них 150–200 тыс. работали на принудительных работах. Население Ханаана ненавидело всем сердцем это занятие. Уж не потому ли в «Заветах Соломона» и звучит мотив, что это демон Асмодей помог царю Соломону перестроить Иерусалимский храм?!

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Соломон строит храм Яхве

Завладев волшебным перстнем Соломона, Асмодей превратился в крылатого исполина, забросил царя в далекие земли и, с помощью чар приняв его облик, стал царствовать. Соломон же вынужден был (в наказание за свою гордость и любовь к роскоши) нищенствовать в земле язычников целых три года. Он испытал немало насмешек, когда называл себя царем Иерусалима. Испытание продолжалось до тех пор, пока раввины не опросили жен Соломона, которым Асмодей являлся в облике царя. Те заявили, что хозяин является к ним в спальню почему-то всегда обутый (а всем известно было, что у дьявола ноги, что у петуха), сожительствует с ними в неурочное время и даже готов был посягнуть на собственную мать, Вирсавию. Раввины разыскали Соломона, просящего милостыню, и отдали ему похищенные тайно у Асмодея его перстень и цепь. Царя привели в палату, где демон сидел на троне. Асмодей, увидев его, понял, что разоблачен, и улетел, а Соломона еще долгое время не покидал страх. С тех пор он жил, постоянно окруженный сильными тело-хранителями (с мечами на боку).

Храм Соломона. Реконструкция

Вернемся к теме создания Соломоном храма. Храм, возвышавшийся на холме Офел, был по стандартам великих строений древности невелик (31ґ10,5 м). Внутри был жертвенник и Ковчег завета. Дворец Соломона представлял собой трехэтажное здание высотой более 15 м, длиною в 52 м и шириною 26 метров. Построен дворец из драгоценного ливанского кедра и украшен дорогими каменьями. Царский трон сделан из позолоченной слоновой кости, а все сосуды во дворце были из золота. «Вообще постройка дворца была чрезвычайно важным делом, ибо если царь дворца не имел, то подлинность его власти могла ставиться под сомнение. Вот почему Давид стал строить дворец практически сразу после завоевания Иерусалима. Строя новый, явно более роскошный, чем у отца, дворец и восседая в нем на троне, подобном трону божества, Соломон утверждал свое величие, свой авторитет, свое положение, более высокое, чем остальных смертных людей. Соломон, еврейский царь, становился в один ряд с другими монархами древнего Востока». Но этим дело не ограничилось. Строительство шло по всей стране, не только в Иерусалиме. Он построил ряд городов на месте ранее существовавших, но к тому времени уже полностью разрушенных городов (в частности, Хазор и Мегиддо). Одни города создавались как центры управления округами, другие – для поддержания внутреннего спокойствия, размещения гарнизонов, для охраны границ, торговых путей, третьи – для проживания и экономической деятельности. Возводили дворцы, крепости, дороги. Он продолжал укреплять армию, создав отряды колесничих. Эти отборные войска стоили довольно дорого и содержались на личные средства царя. Царские колесничие и всадники играли роль «гвардии царя Соломона».

Себастьяно Конка. Царь Соломон поклоняется идолу

Вообще такое строительство требовало немалых расходов. Поэтому Соломону пришлось проявить завидную политическую и деловую сметку. Если Давид вел постоянные войны, то Соломон был известен мирным правлением (за 40 лет – ни одной большой войны). К числу его заслуг можно отнести украшение столицы Иерусалима. Добился он ощутимых успехов и на дипломатической ниве. Сюда можно отнести его брак с дочерью фараона и дружбу с царем Хирамом. Соломон создал в Израиле внушительный золотой и серебряный запас. В Третьей книге Царств сказано: «И сделал царь серебро в Иерусалиме равноценным с простыми камнями…» Хотя легенды о его сказочном богатстве преувеличены. Богатство получено от экспедиции в Офир, оттуда привезли 420 талантов золота. Хираму он продал часть своей территории. Злато и серебро приносила торговля, но она носила все же скорее пассивный характер. Еврейские купцы были простыми агентами по закупке товаров. Царю Хираму они поставляли пшеницу и масло, торговали конями и колесницами, покупая коней в Киликии и продавая их в Египет. Оттуда же везли колесницы, доставляя их на богатые рынки Месопотамии. В долине Езреель ученые обнаружили развалины города Мегиддо, через который шли торговые пути из Азии в Египет. Тут же обнаружили остатки конюшен на 450 лошадей. С помощью финикийцев Соломон создал торговый флот в порту Ецион и съездил в страну Офир. Приторговывал царь и оружием, фактически став поставщиком вооружения для значительной части Ближнего Востока. Он построил ряд медеплавильных заводов. Все это дало Соломону ежегодный доход (от торговых прибылей, налогов и дани вассалов), равный примерно 666 талантам (около 22 825 кг золота). Торговля велась и с югом Аравии. Люди Соломона контролируют торговлю мирром, ладаном, специями. Визит же царицы Савской, видимо, был деловым. По Израилю шла знаменитая Дорога благовоний, через которую обитатели ее царства доставляли товары в Египет, Финикию и Сирию. Во время встреч Соломона и царицы Савской между ними, возможно, возникли даже близкие, интимные отношения. В пользу такой интерпретации говорят предания, считающие двоих из древа Соломона и царицы родоначальниками трехтысячелетней династии императоров.

Н. Ге. Суд Соломона

Отмечают его «мудрость и весьма великий разум, и ум, обильный, как песок на морском берегу» (Книга притчей Соломоновых, Екклезиаст, Песнь песней).

Лучше бедный, ходящий в своей

непорочности,

Нежели (богатый) со лживыми устами, и

Притом глупый.

Нехорошо душе без знания,

И торопливый ногами оступится.

Глупость человека извращает путь его,

А сердце его негодует на Господа.

И все же даже смысл имени царя, Соломон (Шеломо – «мир», «благополучие»), во многом оказывался фикцией. Мир был, но народ Израиля нес тяжкие натуральные и трудовые повинности. Грабеж со стороны власти становился все более явным. При нем, по словам И. Шифмана, исчезли слабые ростки былой еврейской демократии, свободы. Не выдержал царь личного испытания властью. Соломон и его окружение погрязли в роскоши. Стал строить дворцы. Помимо дворца в Иерусалиме им выстроена неподалеку от Баальбека летняя резиденция, где вся утварь была из золота. Заказал он себе и трон из слоновой кости, покрытый золотом.

Г. Доре. Суд царя Соломона

К трону вели шесть ступеней, охраняемых 12 львами. Историк отмечает: «Из всего этого видно, что роскошь эта проистекала не из культурного состояния всего народа, но скорее была потребностью двора и царя, отчего между правительством и истинным народным духом должно было обнаруживаться все большее и большее несоответствие». Соломон исковеркал мораль евреев, сделав из них сластолюбцев, каких свет еще не видывал. Если сведения о 700 женах и 300 наложницах были явным преувеличением и легендой, то вот игнорировать сообщение иудейского историка Флавия не следует. Тот писал: «Иметь сразу нескольких жен – наш древний обычай». Но ведь стольких жен (или наложниц) надо еще обуть, одеть, накормить и одарить. А так как одной любовью, известное дело, дам не накормишь, бесчисленные жены готовы были вытрясти из него богатства не одного царства, и все им было мало.

 Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Соломон и царица Савская

«Фантазия позднейших евреев, – пишет А. Веселовский в труде «Мерлин и Соломон», – любит окружать личность Соломона ореолом самых волшебных красок. Он – могучий, мудрый властитель; ему служат птицы и звери; его власть простирается не только на земные существа, но и на мир духов. Когда он в хорошем расположении духа, он созывает диких зверей и птиц небесных, шедимов (духов) и ночные привидения и велит им плясать перед собой в ознаменование своей власти над ними». В действительности же, Соломону самому чаще приходилось «плясать» перед своими многочисленными любовницами и наложницами. Ничего не попишешь, и цари должны расплачиваться за необузданные половые инстинкты.

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Раздел земли обетованной

Пришлось ему, царю евреев, «продавать родину». З. Косидовский пишет: «Нам известно, какие колоссальные прибыли приносили Соломону торговля и производство меди. И все же его нельзя назвать рачительным и дальновидным хозяином. Его расточительность и тяга к восточной роскоши привели к тому, что он не смог вернуть Хираму сто двадцать талантов и вынужден был в счет уплаты долга передать тирскому царю (свои) двадцать галилейских городов. Это был шаг банкрота, попавшего в финансовый тупик». Осмотрев города, умный царь Хирам заявил Соломону, что в них не нуждается. Как истинный еврей, Соломон надумал всучить «верному другу и союзнику» товарец с гнильцой. Местность эта получила название «Хавалон» (древнеевр. – «неприятное»). Уж не с тех ли самых пор среди еврейских вождей (там, где народ был настолько глуп, что допустил их во власть) завелась дурная традиция: они готовы рассчитываться за свои собственные грехи территориями и землею тех стран, что, строго говоря, им никогда не принадлежали, да и не принадлежат! Как только еврей становится министром иностранных дел или премьером, жди беды. Это особенно видно в нынешней России, где все территориальные уступки они и оформляют…

Иерусалим и храм Соломона. Средневековый рисунок

Когда Соломон, не выдержав груза времени и капризов всех его бесчисленных жен, почил в бозе, его наследником стал сын Ровоам (926–910 гг. до н. э.). И тот встал перед выбором. Дело в том, что политика реформатора Соломона в конечном счете довела весь народ до изнеможения. И тогда к нему обратилось собрание Израиля (евреи, представители племен Севера), требуя от него уменьшить трудовые повинности и подати народа. В этом случае соплеменники обещали хранить верность роду Давида. Замечу, что Израиль имел вчетверо большее население и более плодородные земли. Как повел себя новый еврейский царь? Внимая им, Ровоам ответил: «…если отец мой обременял вас тяжким игом, то я увеличу иго ваше; отец мой наказывал вас бичами, а я буду наказывать вас скорпионами». Он отверг справедливые требования сородичей (облегчить им налоги). Вдобавок еще «ввел продразверстку», послав на Север отряды своих карателей, во главе с ненавистным «иудеем-комиссаром» Адонирамом. Это имя (еще при Соломоне) внушало северянам леденящий душу ужас. Но реформатору, как и его отпрыскам в России, было наплевать на чувства к нему его собратьев по крови и вере.

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Раздел на Иудею и Израиль

Вот во что вылилось «славное Соломоново царство» – в насилие, преступления, в засилье бюрократии, в самодурство и анархию ничтожных сынов и внуков иудейских… Немецкий историк Г. Вебер, относящийся с известным пиететом к библейской истории евреев, тем не менее весьма критично заметил: «У позднейших поколений сказания о сверхъестественной мудрости, богатстве и великолепии царя иудейского… приняли баснословные размеры: «Сулейман» представлялся им могучим кудесником, владыкой демонов и духов, повелителем сокровенных сил природы, и в этом виде, среди постоянно изменяющихся отношений, народностей и вер, живет он до сих пор в сказочном и баснословном мире Востока и проникает через всю поэзию. Однако же блистательное царствование Соломона имело и свои темные стороны… Из патриархального быта как раз возникла деспотическая монархия, окруженная восточной роскошью, восточным сладострастием и обременявшая народ гнетом тяжких податей и повинностей; место родственных, почитаемых старшин и начальников племен, которые приговорами решали дела в прежнее время, заступила теперь власть царских сановников, произвольно толковавших закон и облагавших податью свободную прежде собственность народа. Поэтому еще в правление Соломона воинственный Иеровоам покусился на мятеж… Но когда сын Соломона, Ровоам, пошел по следам отца и, вняв совету воспитанных с ним отроков, грозно отверг желания народа, чтобы царю отказаться от всяких произвольных мер и облегчить тяжкий ярем, наложенный Соломоном, тогда десять колен отложились от его власти и выбрали себе царем Иеровоама из колена Ефремова (980 г. до н. э.)». Так вот произошел первый раскол между иудеями.

Л. Синьорелли. Моисей передает посох власти Иисусу Навину

Раздел земли обетованной у евреев никогда не происходил миролюбиво (как изображено на картинке). После непродолжительного периода политического единства еврейская нация распалась на две части (на царства Израиля и Иудеи)… 10 племен севера откололись от 2 племен юга. Шли и непрекращающиеся столкновения между двумя частями страны. Среди причин, подтолкнувших евреев к расколу, помимо споров за земли и власть над народами, были и религиозные причины. Каждая из двух сторон – Иудея и Израиль – страстно хотела привлечь верующих к своим богам. У Иудеи в Иерусалиме были Храм и Ковчег завета. Израиль старался противопоставить этим святыням его собственные. Царь Израиля Ахав, будучи идолопоклонником, воздвиг в Самарии храмы тирскому божеству Ваалу и богине Астарте (первый храм обслуживали 450, второй храм – 400 жрецов). Ветхозаветный раскол стал прообразом будущих духовно-политических и культурных расколов, которые время от время сотрясают рассеянных по земле евреев. Полагаю, тогда и была создана политико-генетическая матрица, раковый ген, включающий механизм раскола коренных народов в любой завоеванной ими «земле Ханаанской» (З. Фрейд). Впрочем, сам царь Ахав (874–852 гг. до н. э.) как раз проявлял себя как мудрый политик, поддерживавший и укреплявший дружественные отношения с Иудеей и городами Финикии. Союз преследовал прежде всего экономические цели, так как давал возможность Тиру вывозить свои товары в Аравию и Египет через их земли. Но и евреи взимали пошлину с многих караванов, что было для них очень выгодно.

Рафаэль. Изображение падающих стен Иерихона

Археологические раскопки обнаружили построенные при Ахаве мощные укрепления в районах Иерихона, Хацора, Шхема, Меггидо и Самарии. Строил он и прекрасные дворцы, украшенные инкрустациями из слоновой кости. Наличие у Ахава колесниц говорит о том, что он принимал активное участие в обеспечении торговых отношений между Египтом и Малой Азией. Видимо, то был период экономического расцвета, особо обогативший знать и крупных купцов, хотя козни, хитросплетния ближневосточной политики не давали и года прожить спокойно. Поэтому немудрено, что Ахаву пришлось отражать воинство царя Дамаска Бен-Хадада, а затем, уже в союзе с Дамаском, сражаться против царя Ассирии Салмансара III.

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Падение Иерихона

Взгляните, сколь эгоистично и конфликтно поведение еврейских героев. Каин убивает Авеля. Моисей, стоя одной ногой в гробу, делает ряд весьма важных распоряжений и наказов (перед лицом народного собрания, вблизи Иордана). Он говорит ему: «Во время походов старайтесь поступать по возможности гуманно…» И тут же почему-то требует уничтожить население страны Ханаанской. Евреи славят добродетель и величие Моисея. Моисей умер. Власть у военачальника Иисуса Навина. Бедные хананеи (ханаанцы), видно, вовсе и не думали воевать с иудеями, надеясь отсидеться за стенами Иерихона, неподалеку от впадения реки Иордан в Мертвое море. Но евреи напали на Иерихон – и не оставили от него камня на камне. Все это напоминает мне поведение иных политических глупцов, что прислушиваются к умиротворяющему пению американонатов-ских «сирен», которые 20 лет обещают нам вечный мир, с каждым годом подводя базы и ракеты все ближе к России! Когда «протрубят трубы», поздно будет защищать стены Москвы и Петербурга, и те падут. Неужто священные камни великих российских столиц будут разрушены глупостью?!

Руины Иерихона в долине Иордана

Когда в 1907 и 1908 гг. группа немецких и австрийских исследователей во главе с Э. Зеллином и К. Ватцингенром приступила к раскопке холма севернее Иерихона, они вскоре наткнулись на две кирпичные крепостные стены. Причем наружная стена имела толщину 2 метра и высоту 8—10 метров, а толщина внутренней стены достигала 3,5 метра. Стены были возведены, как определили археологи, в промежуток между 1400 и 1200 гг. до н. э. При раскопках обнаружили горы строительного мусора. Более обстоятельные раскопки Иерихона К. Кенион и Н. Глюком (США) признаны одновременно «ошеломляющими и разочаровывающими» (в 50-х годах XX в.). Пробившись сквозь 40 культурных слоев, те обнаружили сооружения неолитического периода с постройками, относящимися ко времени, когда на Земле жили, казалось бы, одни лишь дикие и первобытные племена, добывавшие пропитание охотой и собиранием растений и плодов. Однако ни в XV, ни тем более в XIII в. до н. э. Иерихона как значительного поселения и крепости не существовало. Он был полностью разрушен египтянами в 1580 г. до н. э., когда египтяне преследовали бегущих из Египта гиксосов. С конца XIV в. до н. э. холм, на котором раньше стоял город, похоже, был уже необитаем.

Г. Доре. Разрушение Иерихона (Нав. 6: 9—19)

Что это значило? Может, ни труб иерихон-ских, ни падающих стен, ни исхода евреев из Египта не было, как не было и самой земли обетованной? Археологические исследования в Египте никак не могли обнаружить «ни малейших следов пребывания там израильтян в рабстве, да еще на протяжении целых 430 лет. Никак невозможно объяснить отсутствие следов в материальных остатках или в эпиграфике и семитских погребений при раскопках в соответствующем районе!» Так думали раньше… Но шло время, продолжались раскопки археологов, которые вскрывали слой за слоем. Путем зондирования установили: возраст стен Иерихона составляет примерно 10 тысяч лет. Еще древнее возраст его святилища – примерно 11,5 тысячи лет. Иные считают его первым поселением городского типа, открытом в Старом Свете. Найдены древние постоянные постройки, захоронения, святилища, стены, сложенные из земли или необожженных кирпичей. Мощные каменные стены высотой 10 метров окружали пространство в 2,5 гектара, где в круглых домах жило 2 тысячи человек. В жилых постройках и гробницах Иерихона были найдены фигурки животных и лепные изображения фаллоса. Очевидно, культ мужского начала был распространен и в Палестине. Обнаружили сделанные из глины лепные фигурки людей, не встречавшиеся до этого нигде. Возможно, это изменит представления о начале истории человечества. Таковы некоторые предварительные оценки тех мест наукой. Правда, пока нет точных сведений о библейских персонажах (вплоть до Давида и Соломона). Поиски их следов в истории ничего не дали. Может, «мы никогда не будем в состоянии доказать, что Авраам реально существовал, что он делал то или это, говорил так или этак» (Г. Райт). В подобных фантазиях и нестыковках нет ничего странного. Понятно и желание евреев сделать их историю древнее, чем она есть.

Г. Доре. Поле мечей

Отсюда Навин начал завоевание Ханаана, решив штурмовать город в первый день Пасхи (любому верующему человеку это уже о многом говорит). Семь дней священники иудеев трубили, обходя стены крепости, – и те пали (отсюда «трубы Иерихонские»). Ворвавшись в Иерихон, евреи стали избивать всех и вся. Убивали на улицах и в домах, не щадя никого (погибли все, включая женщин и детей). «И сказал им Моисей: для чего вы оставили в живых всех женщин? Вот они, по совету Валаамову, были для сынов Израилевых поводом к отступлению от Господа… И так убейте всех детей мужеского пола и всех женщин, познавших мужа на мужском ложе, убейте» (Чис. 31: 15–17). Так они и сделали, следуя завету Моисея: «И взяли в то время все города его, и предали заклятию все города, мужчин и женщин и детей, не оставили никого в живых» (Втор. 2: 34). Город был завален трупами. Этого показалось мало. Навин велел добить всех: «И предали заклятию все, что в городе, и мужей и жен, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, все истребили мечом» (Нав. 6: 20). Но предательницу Рахаву, укрывшую лазутчиков, он окружил славой, одарил плодородной землей. Награбленное богатство (золото и серебро) собрали и передали в кассу Кагала. Город с окрестными селениями сожгли. Чудовищную политику Навин проводил четверть века… Прокопий пишет о племенах, что побеждены Иисусом Навином (ханаанские племена – гергесеи, иевусеи, амореи, ферезеи, хеттеи, еввеи). Хотя они и долго сопротивлялись, но вынуждены были все же покинуть эти земли (в том числе и землю будущего Иерусалима). Значительная часть их была истреблена. Часть их ушла на земли Африки, в далекую Ливию. Прокопий говорит, что сам видел две мраморные стелы, на которых было начертано: «Мы – бежавшие от лица разбойника Иисуса, сына Навина».

Надо сказать, что описанные выше события, во время которых Иисус Навин завоевал 31 город (и все города, кроме Гаваона, взял войной), покорил всю землю от горы Сеир на юге, до горы Ермон и долины Ливанской на севере, все эти события вполне историчны. Сегодня многие из этих мест археологически исследованы. Всюду видны следы пожарищ и везде находят слои разрушения. Ученые говорят, что на месте пожарищ найдено было большое количество жуков-скарабеев, что указывает на то, что вторжение в Палестину, вероятно, осуществили израильские племена, покинувшие Египет. Это был этап наивысшего могущества союза Израильских племен. Интересно, что войска Иисуса Навина, ведя войну на уничтожение, почему-то не трогают города филистимлян – Газу, Аскалон, Геф, Екрон, а также соседних с ними «хананеев, живущих в долине, поскольку те имеют колесницы» (Нав. 17: 16). Действительно, чрезвычайно интересен вопрос и этнического состава гиксосов. На это иные ученые отвечают так: «Очень интересен вопрос, почему Иисус Навин не трогает филистимских городов в Прибрежной Палестине при том, что огнем и мечом он прошел по всем городам равнинной и нагорной части Палестины. Ответ увязывается с проблемой этнического состава гиксосов: были или нет индоевропейцы или индоиранцы (индоарии) в составе гиксосов. Если в движении гиксосов было две составляющих – аморейская и индоевропейская, – то к моменту вхождения Иисуса Навина в Ханаан аморейская компонента выдохлась, и вождь израильтян не опасался поддержки египетских гиксосов, когда уничтожал аморейские города Палестины. Логично допустить, что в Египте в это время правили те гиксосы, которые размещались в земле Филистимской и «владели железными колесницами», т. е. индоевропейцы». Как бы там ни было, но все свои войны Израильский союз вел тогда, когда ослабел могущественный Египет, и кроме того, он старался не трогать племена и города, которые могли дать евреям серьезный отпор, ибо владели грозным оружием.

«Гуманное отношение» к пленным. С гравюры Г. Доре

Чем вызвана такая жестокость со стороны евреев? Главный принцип законов Моисея – право на возмездие (jus talionis). И сказано это в жестком и абсолютно непререкаемом тоне: «Ты должен воздать жизнь за жизнь, око за око, зуб за зуб, ногу за ногу, ожог за ожог, рану за рану». Говоря иначе – око за око, кровь за кровь… Так что же удивляться, что кровь, подобно Ниагарскому водопаду, хлещет со страниц истории Иудеи и Израиля. Или вот иной пример. Некий левит из колена Ефремова женился на девушке из Вифлеема из колена Иудина. Она была красива. Увы, бедняга не находил у ней взаимности и очень мучился. Далее случилась, как мы бы сказали, трагедия на еврейской почве. Во время визита в город Гавы его жену насильно захватила банда молодежи и насиловала всю ночь. Бедняжка не вынесла позора и испустила дух. Муж свихнулся, расчленил ее тело и разослал его части по коленам израильским. Цель очевидна – вызвать всеобщее возмущение среди евреев. Те решают отомстить всему городу, ибо горожане не выдали насильников. Тогда израильтяне подожгли Гаву и перерезали всех его жителей! Так же поступили с прочими городами этого племени. Они пошли на город Иавису, который вообще не имел никакого отношения к делу, – и перерезали всех граждан, включая детей и женщин (оставив для размножения 400 девушек). Правду сказал Господь, назвав иудеев «племя жестоковыйное»… Те евреи, с точки зрения нормальной человеческой психики, выглядят как садисты! Истинной же причиной слепой ярости евреев стало двойное поражение израильтян от этого народа в битве при Гаве. Не понимаю, почему пророки (а с ними и В. В. Розанов) постоянно повторяют басню «о непрерывной влюбчивости евреев в соседние племена». Верьте не слухам, а глазам своим.

Хананейские и филистимские воины во II тыс. до н.э.

Большинство исследователей, говоря об Исходе евреев из Египта, не могли не признать, что появление их в земле обетованной (Ханаане) сопровождалось захватом и разрушением множества городов. Тем более что сей факт признается и в Книге Иисуса Навина (8:28), где прямо и дословно сказано: «И сжег Иисус Ай, и обратил его в вечные развалины, в пустыню, до сего дня». Пеласги (филистимляне) называли эту землю Палестиной. Исследователи Библии дают три основные версии, объясняющие историю владычества израильтян в Ханаане: это «теория завоевания», в соответствии с которой израильтяне являлись в ней пришельцами, покорившими эту страну; «теория мирного заселения» – где сказано, что евреи овладевали этим краем постепенно, занимая малонаселенные центральные горные районы; «теория восстания» (или революции), согласно которой ханаанцы якобы восстали против своих правителей (Гринберг). Естественно, вскоре евреям пришлось столкнуться тут с интересами Египта, который не мог спокойно наблюдать за вторжением в свою «вотчину». Фараон Мерне-Птах в XIII в. до н. э. вторгся в Ханаан. В первом в истории письменном памятнике, упоминающем о Израиле, сказано: «Ханаан разорен всяческой бедой… Израиль уничтожен, и семени его больше нет. Хурри (так египтяне называли тогда Палестину) стала вдовой из-за Египта». Некоторые ученые пытаются переложить ответственность на египтян. В иных трудах утверждается, что процесс расселения израильтян в Ханаане напоминал «мирную инфильтрацию». Кочевые и полукочевые группы, мол, шли со своими стадами из Заиорданья и оседали в центральных, гористых районах страны (А. Альт, М. Нот). Они объединялись по типу амфиктионии («священного союза» греческих городов или племен). Иные настаивают на версии крестьянского восстания. Г. Менденхолл считает, что разрушения могли быть результатом действий местных ханаанейских крестьян, а также присоединившихся к ним скотоводов, людей различного этнического происхождения. Он писал о том, что инсургенты начали социальную революцию против царьков ханаанейских городов-государств, являвшихся вассалами Египта. Однако это логически не очень соотносится с тем, что египтянам не было никакого смысла разрушать то, что им, по сути, принадлежало.

Г. Доре. Убийство Иезавели

Так, А. Мазар говорит, что после разрушения палестинских городов в XIII в. до н. э. часть из них была заброшена, а часть в течение первой половины XII в. до н. э. восстановлена по старому плану. И восстановление этих городов «продолжалось около пятидесяти лет и соотносилось с последней фазой египетского контроля над Ханааном во время правления XX династии». Напротив, как раз с концом египетского присутствия в этом регионе отмечена новая волна разрушений, которые иные объясняют нашествием «народов моря» или израильтян. Как бы там ни было, нет оснований отвергать тот факт, что Израиль овладел Ханааном в течение пяти лет и захват осуществлялся самым жестоким и безжалостным способом.

И вообще, чем старше становились евреи, тем меньше в новой элите было проявлений таланта и мужества. Иосиф Флавий напишет: «Но именно эти сыновья явили на себе непреложный пример и подтверждение того, что дети не всегда похожи на родителей своих, подобно тому как, впрочем, и хорошие и дельные сыновья бывают у совершенно негодных родителей. В этом же случае сыновья хороших родителей оказались вполне дрянными людьми: отвратясь от образа действий отца своего и выбрав путь, как раз противоположный отцов-скому, они за подарки и гнусные взятки стали нарушать справедливость, постановляя судебные решения не сообразно истине, а сообразно личной своей выгоде; при этом они вели роскошный, дорого стоивший образ жизни, нарушая таким путем, с одной стороны, повеления Господа Бога, а с другой – поступая вопреки желаниям отца своего, пророка, который обращал всегда особенное внимание и заботливость на развитие в …массе чувства справедливости».

Хотя не надо идеализировать и отцов… Саул, первый царь евреев после периода патриархов и эпохи еврейских судей, из-за подозрения к Ахимелеху, первосвященнику, не нашел ничего лучше, как перебить 300 священников и пророков, а затем до основания разрушил город (не пожалел младенцев и поднял руку на старцев)! Евреям надо бы чаще вспоминать слова пророка Самуила, говорившего собратьям: «Эй, вы, гробы повапленные, смотрите, кого избираете на царство!» Он предупреждал их, чтобы смотрели, кого берут в цари: «Знайте, что раньше всего цари лишат вас сыновей ваших для того, чтобы сделать одних из них возницами на колесницах, других всадниками или телохранителями, третьих скороходами; других цари сделают тысяцкими и сотниками или же ремесленниками, оружейниками, каретниками и строителями, а также полевыми рабочими, управителями над царскими владениями или сборщиками винограда… Равным образом и дочери ваши будут обращены в горничных, кухарок и стряпух и на них будет навалена такая работа, за которую берутся лишь рабыни и то лишь из страха перед плеткой или другим наказанием. К тому же цари начнут отнимать у вас имущество ваше и произвольно будут раздавать его своим евнухам и телохранителям, а стада ваши перейдут в руки царских служителей. Одним словом, вы вместе с вашими близкими будете рабами царя, а также и его слуг» (И. Флавий). Это вызывало в евреях вековую настороженность к институту царской власти как таковому. У поколения за поколением формировались определенная идеология и поведенческие стереотипы. Об иных из них можно лишь сожалеть.

Пленные евреи

Каковы идейные и мировоззренческие основы еврейского племени? Следует учесть, что народ еврейский, разумеется, обитал не в безвоздушном пространстве. Он испытывал на себе мощные последствия египетского, ассирийского, вавилонского пленения. Для них это постоянный фактор. За свою долгую историю евреи привыкли к депортациям и переселениям. А недаром говорят, что привычка – вторая натура. Полагаем, что эти перемещения то в одно, то в другое царство как раз и стало второй природой, равно как и необходимость растворяться в народе-победителе (в угнетателях или в угнетенных). Вначале у скотоводов-номадов, каковыми были древние евреи, не было даже такого понятия, как родина. Оно начисто отсутствовало.

Любопытно, что в еврейском языке вообще не существовало слова, что у индоевропейцев обозначало «очаг» (в смысле домашнего алтаря и крова), тогда как слово «ашфот», близкое по смыслу, имело значение – «мусорная куча»… Поэтому, слыша оглашенные вопли евреев о рабстве (рабстве русского народа), мы улавливаем отзвуки их собственного многовекового рабства, вошедшего в их плоть и кровь. Известно, какое большое влияние оказал на евреев вавилонский плен. Понятно, стенания евреев о тяжком гнете рабства находят отзвук и в их литературе, хотя и в Вавилоне и в Египте порядки для них были довольно мягкими. Они имели право на ношение оружия, служили воинами, входили в сословия землепашцев и ремесленников, были пажами, учеными, жрецами. Они давали деньги в рост, что очень важно для богатых евреев, вошедших во вкус ростовщичества (сумма доходила до 22 процентов, а процент за данное в долг зерно – и до 33 процентов, или должнику грозило добровольное рабство). Но это было все-таки рабство, и ссылки на «мягкость режима» вряд ли кого-то из евреев могли ввести в заблуждение. Потому за 175 лет до рождения Иисуса еврейский книжник Антигон (Антигон из Сохо), обращаясь к соотечественникам как к рабам, говорил: «Не будьте как рабы, работающие на господина ради награды, но будьте как рабы, служащие господину без корысти. И да будет страх небесный с вами!» Евреи веками были в плену, а всякий плен, как известно, горек. Знаменитый псалом начинается и заканчивается словами: «При реках Вавилонских, там сидели мы и горько плакали», и далее: «Дочь Вавилона, блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень». Горечь и гнев в евреях копились веками, а затем выплескивались.

Религия в жизни евреев. Библия и Талмуд

Палестина, Иудея, Израиль, Сирия находились на самом оживленном перекрестке мировых дорог. Тут пролегали важные торговые пути, располагались дороги, ведущие в важнейшие идейные, религиозные, культурные центры древнего мира (Египет, Месопотамия, Индия, Китай, Греция, Рим). В этих местах (или неподалеку) разыгрывались многочисленные битвы, наблюдалось бурное смешение племен, вер, языков, традиций. Логично было бы предположить, что в данном пространстве или где-то неподалеку могла возникнуть религия(и), а затем и идеология(и), имеющая некие основания считаться межнациональной и общечеловеческой… По мере расширения культурных и экономических связей возникала необходимость единой религии, как ныне возникает нужда в едином экономическом пространстве мира. Такая постановка вопроса, как и факт существования «начальной религии» у народов, вполне допустима как вариант.

Г. Доре. У горы Синай

Что известно о религии древних евреев? Суть самых общих сведений о них выглядит так: для них характерен анимизм и культ предков, их религия имела немало общего с религией других семитских народностей. Но каких-то особо присущих им религиозных настроений мы тут не увидим. Евреев никак не отнесешь к фанатикам веры. Так, согласно Пятикнижию, служение Яхве должно было совершаться в одном определенном месте. Но установление это нарушали и игнорировали даже самые известные и «благочестивые» евреи – Самуил, Давид, Соломон, Илия. Они строили алтари и приносили жертвы в незаконных местах. Как пишет Велльгаузен, «позднейшие иудеи сами были смущены молчаливым противоречием древних исторических книг с законом Моисеевым». Были ли первые евреи монотеистами? Разумеется, нет… Как и все прочие народы, евреи поклонялись, наравне с Яхве, многим богам – Астарте, Анат и Ашиме… Кто-то увидел разницу, скажем, между семитами и индогерманцами в том, что первые якобы познали их Бога в истории, вторые – в природе. Но и у семитических богов на первом месте стояла природа. И евреи тут – вовсе не исключение.

Г. Доре. Ездра читает народу Закон

Их боги выполняли также и общественное предназначение. Для богослужения кочевнику довольно было простого камня, расположенного на горе или возвышенности и служившего ему жертвенником. В религиозном отношении халдеи и евреи – чистые пантеисты. Бог в их представлении – это прежде всего жизненное начало. Это он произошел от мира, а не мир от Бога. Отсюда совсем недалеко и до утверждения, что человек – бог и царь природы, ему судьбой предназначено стать полновластным хозяином и устроителем всего земного порядка.

Проследить истоки зарождения ереси (Зороастр, Даниил и Ездра) трудно. Вероятно, излишним самомнением прониклась секта «фарисеев» (евр. – «особенный»), о которой до вавилонского пленения вовсе нет никаких сведений, ни в Писаниях, ни у историков. Эту доктрину и взяла на вооружение часть еврейских жрецов (левитов). Считают, что пророк Даниил был главой халдейских жрецов и что первый фарисейский патриарх, Гиллель Старший, также вышел из Вавилона.

Все народы отдали дань мифологическим сказаниям. Для лучшего понимания прошлого придется обратиться к библейской истории и религии. В том, что история древних народов передается столь подробно, во множестве красочных деталей, нет ничего удивительного. В прошлом события передавались в устной форме, в виде мифов и сказаний как семейно-родовая память, с изменениями на протяжении веков. Иудеи воспели жизнь в псалмах. Спиноза писал: «И так как в настоящее время, насколько я знаю, у нас нет никаких пророков, то нам ничего не остается, как развернуть священные фолианты, оставленные нам пророками, развернуть, конечно, с той осторожностью, чтобы о подобных вещах мы не утверждали и не приписывали самим пророкам ничего такого, чего они сами ясно не высказывали». Библия – это своего рода наставление или пособие для простого люда.

Древний свиток Торы

Спиноза отмечал сугубо земные цели учения: «Из всего этого следует, что учение Писания содержит не возвышенные умозрения и не философские вопросы, но вещи только самые простые, которые могут быть восприняты даже каким угодно тупицей». Оно несет в себе отрывочные сведения о многих народах тогдашней экумены. Правы те, кто отмечает крепкую память народов Востока… Энгельс, говоря об общесемитическом происхождении древнейших текстов Ветхого Завета, например, подчеркивает: «Теперь мне совершенно ясно, что еврейское так называемое священное писание есть не что иное, как запись древнеарабских религиозных и племенных традиций, видоизмененных благодаря раннему отделению евреев от своих соседей – родственных им, но оставшихся кочевыми племен… основное содержание было арабским или, вернее, общесемитическим, так же как у нас с «Эддой» и германским героическим эпосом». В неком труде сказано: «Говорили мы слова эти наизусть, и ни одно слово из тех слов не было утрачено». Как известно, учение Будды и Коран были вверены также не бумаге, а памяти определенных лиц, которым было поручено запомнить и повторять их (Коран довольно поздно, в VII в. н. э.). Тот же способ хранения, сбережения истории и знаний, видимо, был принят и предками древних славян и русских.

Клинописное послание правителя Иерусалима фараону

Легенды, мифы, древние истории, конечно же, имеют под собой реальную почву. Однако Библии как таковой долгое время не существовало. Имелись лишь некие обрывки и части, но документа, который бы заставил народ поверить в святыню, не было. Как и все прочие народы, евреи также были склонны к мифо-творчеству, пророчествам, иллюзиям, чудесам и мистификациям. Однако в их религиозных воззрениях были особенности и нюансы… Тацит отмечал, что Моисей дал иудеям новую религию, «враждебную всем тем, что исповедуют остальные смертные». Он решительно осуждал такое отрицательное отношение евреев к иноверцам (к ним они «относятся враждебно и с ненавистью»), их отчетливо выраженную замкнутость, неприятие ими чужих идей и ценностей. «Те, что сами перешли к ним, тоже соблюдают все эти законы, но считаются принятыми в число иудеев лишь после того, как исполнятся презрения к своим богам, отрекутся от родины, откажутся от родителей, детей и братьев». Тацит продолжал: «…самые низкие негодяи, презревшие веру отцов, издавна приносили им ценности и деньги, отчего и выросло могущество этого народа; увеличилось оно еще и потому, что иудеи охотно помогают друг другу, зато ко всем прочим людям относятся враждебно и с ненавистью». Ясно, что все «прочие» отвечали евреям тем же. Древнейшее название страны, куда в итоге путешествия и прибыло племя Авраама, – Ханаан.

Время, место создания и авторство Библии не раз подвергались критике. Хотя фигурирующие в Библии названия городов и местностей, как оказалось, во многих случаях соответствуют существовавшим в древности. Но и в этом нет ничего необычайного. Другое дело – вопрос исторической подлинности тех или иных библейских сюжетов. Описываемые там события не следует воспринимать буквально. Иначе не хватит жизни перечислять все несуразности описываемых тут историй: приход евреев в землю Гесем, их исход, 40?летнее блуждание по пустыне и т. д. Во-первых, не очень ясно, как от 12 мужчин через четыре поколения произошло 643 550 воинов, «и наполнилась ими земля та» (Исх. 1: 7). Во-вторых, Моисей, автор книги «Исход», воспитанный в Египте и проживший там много лет, ничего (совершенно ничего) не упоминает о памятниках, истории, законах, нравах, религии или политике государства Египет, хотя тогда процветали Фивы и Мемфис, известные во всей ойкумене. Но о них в Библии почему-то нет ни слова. Моисей не называет фараонов по имени. А ведь властители-фараоны подчиняли себе тогда Эфиопию, Аравию, Месопотамию, Ханаан, Ниневию, Кипр. Их имена гремели по всему Востоку и Западной Азии, как позже – имя Александра Македонского. Никто из фараонов и не погиб так бесславно, как гласит Библия. В-третьих, история царствования Тутмоса III или Аменхотепа III, когда и должен был бы произойти указанный исход евреев из Египта (начало XV в. до н. э.), не подкрепляется и не сходится с сообщениями книги «Исход». В-четвертых, глупо и нелепо в течение стольких лет водить десятки тысяч человек по пустыне, когда и несколько десятков номадов с большим трудом могли найти тут воду и пропитание. В-пятых, все это требует ответа, и пока его не находит.

Итак, что же мы имеем? Скалигеровскую хронологию библейских книг, рукописей и их датировку (известно, что французский ученый-гугенот Скалигер жил во второй половине XVI в. в Голландии, куда он эмигрировал). Она зыбка и не подтверждена фактами. Имеется и ряд различных вариантов Библии (православный, католический, еврейский каноны). Отдельные книги современной Библии существовали и переписывались в XIV–XVI вв. (естественно, в различных редакциях). Библия за все время существования менялась и трансформировалась в соответствии с нуждами эпох. Так, ранее в Новом Завете было куда больше книг, чем ныне (сегодня многие из них уже неизвестны). Фактически они (откровения Иуды, Варнавы) исчезли из текста Библии. В какой-то мере это объясняется существовавшим положением, при котором каноническими богослужебными книгами являлись лишь ряд книг: у христиан – Новый Завет и Псалтирь, у иудеев – Тора и Талмуд. Их-то в основном читал и знал простой народ.

К тому же Библия, как и вообще все книги, долгое время стоила дорого, а потому большинству людей была недоступна. Кроме того, евреи и католики старались воспрепятствовать тому, чтобы народ видел своими глазами источник божественной истины. Булла папы Григория IX запретила читать Библию (1231 г. н. э.), а постановление собора в Безье (1246 г. н. э.) гласило: «Что касается божественных книг, то мирянам не иметь их даже по-латыни; что же касается божественных книг на народном наречии, то не допускать их вовсе ни у клириков, ни у мирян». В конце XIV в. (в эдикте Карла IV) было сказано, что мирянам не следует читать ничего из Писания, дабы не впасть при этом в заблуждения и ереси. Кардинал Гозий в эпоху Реформации (по поручению Римской курии) выразился и вовсе с солдатской прямотой: «Дозволить народу читать Библию – это значит давать святыню псам и метать бисер перед свиньями». Перевод книг с латыни на народный язык считался преступлением. Евреям же чтение Библии строго воспрещалось, и они вынуждены были довольствоваться Талмудом.

Тем же правилам следовала православная церковь, запретившая (1723 г. н. э.) читать библейские книги «всем без разбора» (в особенности ветхозаветные части). Так же поступали римляне с Книгами Сивиллы, появившимися в Александрии при Птолемеях. Они их никому не показывали. Права читать их лишены были и их хранители. В комедии «Мир» Аристофан говорит: «Съешь свою Сивиллу» (данные о «пророчице Сивилле» восходят ко II в. до н. э.). Когда Цельс заявил об их подложности, а Ориген потребовал предъявить истинные тексты, евреи быстро замяли дело. Что заставляло священников, видных иерархов Церкви скрывать то, что должно было бы, казалось, обращать массу людей в их веру? Видимо, в священных текстах были не только ошибки, явные нелепицы, но и вопиющие подделки. Поэтому для Церкви и было безопаснее всего держать тексты подальше от глаз людских. Как и с документацией масонов, евреи говорили: «Мы знаем; но еще – никто не должен знать. И мы никому не скажем». Налицо презрение отцов церкви к пастве и страх, что ее знакомство с текстами Библии не только не привлечет народ в ее стены, но может и вовсе оттолкнуть от канонов веры.

В Библии сказано: «Правды, правды ищи, дабы ты был жив» (Втор. 16: 20). В текстах Священного Писания имеется немало мест, которые вызывают недоумение и даже оторопь у тех, кто прочитает их. Так, глядя на любимцев Божьих (патриархов Авраама, Исаака, Иакова и их сынов), с трудом представляешь их в образе праведников. Пожалуй, они скорее выглядят закоренелыми грешниками, грабителями, разбойниками и лгунами. Схожие упреки можно адресовать и в адрес Моисея, который хотя и был великим вождем, но проявил себя как беспощадный тиран, уничтожавший тысячи соплеменников. Моисей чаще напоминает собой мага, нежели служителя Господа. Иные говорят, что он научился у египетских жрецов тройной системе записи, а созданная им Книга Книг имела три смысла – «говорящий», «обозначающий» и «скрывающий» (тайный). Во всяком случае, иные из исследователей утверждают: «…Можно сделать вывод, что чудеса, совершаемые Моисеем или посредством Моисея, относятся в целом к сфере черной магии; другими словами, автор или редактор ветхозаветного эпоса Исход, кто бы он ни был, находился на темной половине магического царства» (Е. М. Батлер. «Маги»). Этих «темных» мест легко можно увидеть в Библии несметное количество. И дело даже не в том, что Господь создал свет, что светил независимо от солнца и луны, который должен был светить и ночью; и не в том, что «и была густая тьма по всей земле Египетской три дня». Крайней «темнотой» веет от многих утверждений священной книги. К слову сказать, в древних манускриптах и преданиях других восточных народов, имевших гораздо более развитую науку и культуру (скажем у китайцев), нет ни малейшего упоминания о таком трехдневном солнечном затмении или о многочасовой задержке восхода солнца и захода луны, о чем говорится в гл. 10 Книги Иисуса Навина: «И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим. Стояло солнце среди неба и не спешило к западу почти целый день».

Но если с материалистической стороной библейского учения все более или менее ясно (с этим еще можно смириться, сделав скидку на слабое развитие науки в тот период, а фактически ее полное отсутствие), то более серьезные претензии у объективного читателя возникают так сказать к идейно-политическому и нравственному ее содержанию.

Нравственная сторона оного иудейского завета, если читать его непредвзято и с открытым сердцем, просто потрясает и возмущает. Д. Найдис в «Библейской правде» (2003) пишет: «…в Библии впервые изложены теории религиозной и расовой ненависти! В ней описан первый в мировой истории концентрационный лагерь массового уничтожения! С показательными казнями, пытками, стерилизацией людей. Именно в Святой Библии впервые сказано, что Война – это Мир, что Зло – это Добро, что Ложь – это Правда! В древней Палестине – с помощью и при непосредственном участии Бога (еврейского бога Яхве. – В. М.) – ведутся непрерывные кровопролитные войны. Конечно же исключительно с целью установления мира! С помощью Господа Бога славные библейские герои грабят, пытают, сжигают и иными способами уничтожают сотни, тысячи ни в чем не повинных людей. И это вменяется им в праведность! Делая зло, они конечно же творят добро. На страницах Святой Библии, как это ни унизительно для нее, многочисленные явно ложные свидетельства выдаются за Святую Правду. Поэтому клятва на Библии – очень сомнительная клятва!» Далеко не со всеми посылками автора мы можем согласиться. Так, Д. Найдис обвиняет авторов библейских текстов в том, что те поставили их библейскую правду, то есть «особую, божественную, самую правдивую Правду», вне рамок тогдашней действительной истории. По его мнению, та правда имеет «очень мало общего с обычной, нормальной, мирской человеческой правдой». Мы же убеждены совершенно в обратном… К чести создателей Библии, те, явно приукрашивая фон тогдашних событий разного рода чудесами или эффектными сценами, строго придерживались реальности и правды… Они донесли до нас суровую и жестокую правду мира, какова она была в глубокой древности, и каковым этот мир, несмотря на все достижения прогресса, остается, увы, по сей день.

 Страница из Книги Чисел в латинской Библии. XII в. Франция

Что известно о первых печатных изданиях Библии у нас, в России? Историк Церкви А. В. Карташев писал: «Эта первая печатная Библия во всем православном восточном мире, как такой же первой для всего Востока рукописной (еще до появления печатного станка) явилась Библия 1490 гг., созданная архиепископом Новгородским Геннадием, была ценнейшим орудием борьбы с ересью жидовствующих… В этом предприятии собирания и овладения всем аппаратом Священного Писания – русские на четыре столетия опередили …своих православных собратий». Самую первую Библию греческого текста in folio напечатают в Москве в 1821 г. по инициативе русского Священного синода (но на средства, выделенные греками Зосимадами).

О первых печатных текстах Библии на еврейском языке можно сказать следующее… Сюда относят первый перевод Нового Завета на древнееврейский язык, сделанный в Лондоне С. Мюнстером (1661). Есть, правда, издания, относящиеся якобы и к XV в. Наиболее же древними рукописями Библии являются Александрийская, Ватиканская и Синайская рукописи (по-гречески). Три текста появляются после XV, а то и после XVII вв. К примеру, Синайский кодекс был обнаружен лишь в XIX в. История двух других темна и непонятна. Причем обычным явлением были тексты, в которых обнаруживались старые или стертые тексты. Профессор В. Болотов писал в этой связи: «При определении времени написания (такого рода) рукописей большим препятствием могут служить подделки… Какой-нибудь любитель книг мог заказать снять буквальную копию (то есть воспроизвести и древний шрифт) с древнейшей рукописи… Искусников воспроизводить этот почерк было всегда достаточно… Были подражания древнейшим рукописям и с корыстной целью». Итак, ясно, что наиболее древние из сохранившихся ныне рукописей Библии, во-первых, выполнены на греческом языке, во-вторых, введены в обиход довольно поздно (с конца XVI–XVII вв.), и, в-третьих, что особенно важно, никак нельзя поручиться за их аутентичность. Скажем, немецкий богослов К. Тишендорф (1815–1874), выхлопотав прежде крупную субсидию от императора России, отправляется в Египет и на Синай (якобы на Синай), где находит у монахов св. Екатерины рукописный экземпляр Библии и печатает оный (1862), отнеся сей документ к IV в. (затем через 7 лет он подарит его Александру II и получит за это титул потомственного русского дворянина). Выгода очевидна. Тут тебе Синай – а тут и столбовое дворянство!

У изучавшего этот документ русского ученого Н. Морозова сразу вызвало удивление не только то, что профессор из Лейпцига подарил такую редкость не в родной университет, а отдал его далекой России, но и то, что листы Библии, которая находилась в пользовании 1,5 тысячи лет, вовсе не были «истрепаны на нижних углах, не замусолены и не загрязнены пальцами…» Листы этого «древнего пергамента» сохраняли свою гибкость и не сделались хрупкими. Во всех других случаях, если мы имеем дело с документами, действительно пролежавшими целое тысячелетие, «часто при малейшем прикосновении к их листам они ломаются на мельчайшие кусочки». Тут же состояние листов Синайского кодекса было прекрасным (при явных следах небрежного с ним обращения: сорван переплет, оборваны наружные листы). Не исключено, что это сделано было самим же заинтересованным Тишендорфом. Эти обрывки он затем увез и продал царю за 9000 рублей. В 1933 г. правительство РСФСР перепродало Синайский кодекс Британскому музею за 100 000 фунтов стерлингов. Рукопись эту нашли даже не в библиотеке монастыря Св. Екатерины. Она валялась, как мусор в зале, в корзине для выкинутых бумаг, являя собой «обрывки пергамента, выброшенные и предназначавшиеся для печки». Европа и Америка не раз еще попадутся на трюк подделок.

Одежда древних евреев

Хотя, видимо, надо вспомнить и о существовании так называемой «генизы» (geni-zah), что означало по-древнееврейски – «погребение». Это был своего рода чулан в синагоге, где хранились рукописные свитки и «сокровенные книги» («апокрифы»). Ученый-раввин С. Шехтер говорил, что книга подобна человеку: «Когда отлетает дух, мы прячем тело от глаз человеческих, чтобы избавить его от осквернения. Подобным образом, когда писание истерто временем или выходит из употребления, мы прячем книгу, чтобы сохранить ее от надругательства. Содержание книги отлетает к небесам, как душа». У евреев издревле был обычай погребать священные книги и свитки, вышедшие из употребления, где-то рядом с могилой мудреца, а иногда и вместе с ним – на еврейском кладбище. Таким образом, еврейская гениза становилась сочетанием «священной кладовой и светского архива». Она преследовала двоякую цель: «все доброе уберечь от вреда, а все злое обезвредить». Хотя нередко, войдя в раж религиозно-идеологических споров, те же священники и жрецы имели привычку уничтожать все, что не отвечало требованиям момента и было запрещено цензурой. «Люди книги» имели давнюю репутацию – «цензоров и истребителей книг». Причина ясна: книга – это всегда грозное оружие.

Г. Доре. Даниил во рву среди львов

Что еще известно о судьбе древнееврейских «подлинников»? Так, Носовский и Фоменко датируют священные книги XV–XVI вв., говоря, что никаких библейских рукописей ранее X в. н. э. якобы не было. Рукописи более позднего времени, главным образом середины XVIII в., многочисленны, и они есть в книгохранилищах Европы. Самая древняя еврейская рукопись, правда, содержащая лишь «Пятикнижие Моисея», находится в Британском музее и приписывается IX в. Другая еврейская рукопись (Вавилонский кодекс), как утверждал Н. Морозов в 1914 г., была «найдена Фирковичем совсем не в Вавилоне, а у крымских караимов». Караимы (тюркоязычные иудеи) имели право на чтение Пятикнижия, но полная Библия и там отсутствовала. Однако караимы все же составили обособленное течение в иудаизме, настроенное оппозиционно к официальной доктрине, основанной на Талмуде.

Известно, что в Крыму еще в 1731 г. ими была основана типография, где через 3 года вышла в свет первая книга на древнееврейском языке. Библиотеку древнейших библейских рукописей составил караимский ученый XIX в. А. Фиркович. Он собирал старинные рукописи в синагогах Крыма и на Кавказе, а затем совершил путешествие в Палестину, где собрал большую коллекцию рукописей. Надо отдать должное его энергии. Рукописи он собирал везде, где жили караимы, в том числе в Центральной и Восточной Европе. Надо сказать, что это его собрание заняло два огромных зала в императорской Публичной библиотеке. Были там рукописи и на древнееврейском языке, которые до недавнего времени (до 1949 г. – открытий в районе Мертвого моря) считались самыми древними библейскими текстами в мире. Еврей Фиркович и продал первое собрание рукописей Императорской публичной библиотеке за 100 000 рублей серебром (в 1856 г.). Но как только раритеты стали расти в цене, число находок по всему миру стало «почему-то» возрастать в геометрической прогрессии.

Пятикнижие. Титульный лист. 1551 г.

В дальнейшем иных не раз будет удивлять та легкость, с которой сыны Израиля шли на фальсификации, подделки, фантазии и авантюры. Чего стоит хотя бы одна Книга Даниила, не существовавшего пророка, совершившего такое множество чудес. Труды о нем напишут гораздо позже. Поэтому немудрено, что все его пророчества исполнились. Каутский писал: «Именно у иудеев, в течение последних столетий до и первого после Рождества Христова, выдуманные личности оказывали огромное влияние, если приписываемые им слова и деяния соответствовали сильным потребностям в иудейском народе». Он же говорил, что в давние времена историки и писатели не останавливались перед фальсификациями, а то и явной ложью. Он писал: «А от лжи к подделке один только шаг. Его сделал Евгемер, который в третьем столетии привез из Индии надписи, выдаваемые им за стародавние, но в действительности сфабрикованные им самим». Поэтому все написанное древними народами, как и все ими сказанное, следует воспринимать, конечно же, с открытым сердцем, но с хладной головой.

Библия в богатом переплете. 1627 г.

Об истории перевода Библии на греческий язык ученые говорят следующее… Еще во времена Птолемея II Филадельфа по его инициативе 72 переводчика (по шесть от каждого из 12 колен израилевых), разойдясь по кельям и совершенно не общаясь друг с другом, начали трудиться над ее переводом. Когда они сличили результаты, те якобы оказались абсолютно одинаковыми, что, конечно, указывает на боговдохновенное ее происхождение.

Мировое еврейство оценило Септуагинту (Пятикнижие, или Тору) как чудо, как «новую манифестацию откровения». С. Аверинцев трезво видит в ней творчество главным образом собирателей и переводчиков, что уже ближе к истине. Он пишет, что труд сей можно было осуществить только на гребне того раннеэллинистического устремления к межкультурному синтезу, которое стимулировало также труды Бероэса и Манефона. Но такой грандиозной переводческой работы, как та, которую начали евреи, не замышляли ни вавилоняне, ни египтяне. Немедленно была переведена только основная часть Писания, включавшая в себя Пятикнижие, или Тору, и, возможно, еще какие-то книги. Перевод был выполнен около 250 г. до н. э. К середине следующего столетия по-гречески можно было читать книги Паралипоменон, к 138 г. до н. э. – «Закон, Пророков и прочие книги». А вот «Книга Эсфири», как говорится во вступлении к рукописному греческому тексту, была переведена в 114 г. до н. э. Вскоре на греческом языке существовала вся тысячелетняя сокровищница иудейской словесности – то есть «беспрецедентное дело было сделано». В дальнейшем за евреями закрепилась слава умелых и талантливых переводчиков (в том числе и в России).

Мертвое море

Правда, иные обращают внимание на то, что Аристей, т. е. тот, кому Птолемей поручил греческий перевод Пятикнижия, имеет имя явно не семитского происхождения. Слово это по-гречески читается как «аристос» и означает – «самый лучший». Отсюда происходит и слово «аристократия» – «власть лучших». Российский исследователь А. Абрашкин полагает, что древнейшие корни слов некогда могли быть получены греками от ариев… Таким образом, имя Аристей якобы образовалось из словосочетания «Арий Есть» (и его можно также прочитать как «ариец истинный»). «Греки, как и евреи, переняли это имя у народа ариеев-аристеев – (то есть у) выходцев с Русской равнины, которые волею судьбы оказались в Средиземноморье. Еврей с арийским именем в качестве придворного египетского фараона руководит переводом Септуагинты – это неожиданная деталь, которая порождает самые разные вопросы, интригует и призывает к серьезному исследованию взаимоотношений арийского и семитского этносов». Корни этносов – крайне запутанная тема, углубляться в нее мы не станем, а тем более уж делать на основании словесных параллелей далеко идущие выводы.

Иные уверяют, что нет никакой необходимости обращать внимание ни на подлинность исторических сюжетов, ни на обоснованность моральных выводов евангельских притч. Методы создателей древних текстов историк М. Хейфец объяснил так: мол, библеисты просто не в состоянии были вообразить, насколько изучаемые ими «объекты» прошлых лет создавались на фундаменте совсем иных профессиональных аксиом, нежели те, которыми руководствуются они сами. Рукописи в древности писались людьми, относившимися к их работе принципиально иначе, чем это делают нынешние ученые. Сегодняшние историки (интуитивно) привыкли рассматривать работы далеких предшественников – хронистов, бытописателей прошлого – так, будто эти старики, вроде монаха Нестора, фиксировали для них историческую правду, но старые авторы руководствовались иными законами, «ими самими над собою признанными» (Пушкин). Поэтому они могли не считать своей главной задачей фиксацию на папирусе, пергаменте или бумаге «исторической правды». И вообще, «что есть истина?» «Старики» творили ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ, они записывали – в той или иной форме – некие аргументы для обоснования чьих-то прав: своей династии, группы, племени, веры. Истинно то, что наиболее полно соответствует содержанию и сути конкретного явления или исторического процесса, данному в возможно наиболее полном и точном его освещении.

Так как же воспринимать Библию? Одни видят в ней важный источник. Как заметил Б. А. Тураев, как исторический источник «Библия представляет высокую ценность». Места о Вавилоне и Египте «написаны людьми, хорошо осведомленными в жизни этих монархий», а их сведения «постоянно подтверждаются и выясняются». Другие видят в оной прежде всего важный литературный памятник, или «записную тетрадь человечества» (Пастернак), особо обращая внимание на то, что многие ее сюжеты заимствованы из других древнейших культур. Ученый С. Крамер писал: «Сегодня мы можем с уверенностью сказать, что этот литературный памятник возник вовсе не мгновенно – отнюдь не как некий искусственный цветок, выросший на пустом месте. Он уходит корнями в глубь веков, он впитал в себя соки всех соседних стран. И по форме и по содержанию книги Библии имеют немалое сходство с литературными произведениями древнейших цивилизаций Древнего Востока».

Это действительно так. Стоит вспомнить гомеровскую «Одиссею» и «Илиаду», что были записаны гораздо позже их создания. В этом же ряду находится и «Ригведа», самое раннее священное писание в индуизме. По мнению специалистов, она была создана до 1000 г. до н. э., однако полностью была записана только через две тысячи лет (примерно к 1400 г. н. э.). Столь большой промежуток объясняют, во-первых, тем, что индусы были убеждены в том, что в письменном виде «Ригведа» потеряет часть своей святости, и, во-вторых, тем, что правом передачи святых текстов обладали в основном брамины, обладавшие необходимым опытом и знаниями, а также интуицией. Все это удерживало тексты в рамках устной речи.

Похоже, раннехристианские историки не сомневались в историчности основного сюжета Пятикнижия и Ветхого Завета в целом, впервые связав хронологию ветхозаветных событий с историческими датами и создав первую систему относительно-абсолютной хронологии Восточного Средиземноморья в III–I тысячелетиях до н. э. (через призму израильской истории). На этих же позициях стоит российский ученый В. А. Сафронов, датирующий эпоху Авраама соответственно XXIV–XXIII вв. до н. э. Сопоставив ряд точек соприкосновения израильской и хеттской, израильской и митаннийской, израильской и «народов моря» истории (то есть филистимлян), он настаивает на историчности «библейских легенд от Авраама до Саула».

Поэтому не стоит бросаться в крайности критицизма, тем более полностью отрицать историчность Библии. На ее страницах присутствуют вполне реальные события, которые, правда, надо еще уточнить, «привязать» к реальным именам и датам. Вступая в контакт со странами Востока, евреи пытались фиксировать имена их царей. Ряд ассирийско-вавилонских документов назвали имена ассирийских и иудейско-израильских царей, о которых говорится в Библии, и даже позволили соотнести иные даты: Тиглат-Паласар (4 Цар. 15: 29; 16: 7—10) – Тукулти-апал-ешарра III, называемый вавилонским именем Фул (4 Цар. 15: 19); Салманасар (4 Цар. 17: 3) – Шулману-ашареду V (727–722); Мардук Палладин (4 Цар. 20: 12) – Мардук-бал-иддина II, царь Вавилона; Саргон II овладел Самарией (722); Навуходоносор опустошил Израиль, осуществив первое переселение (2 Цар. 24: 10–17), о чем сообщает нововавилонская летопись, так называемая Летопись Виземана (597); второе переселение евреев, атака Навуходоносора на Иерусалим, его разрушение (587), многие-многие другие события.

Надо помнить и о том, что в Библии (от греч. «библос» – книга) имеется не только Ветхий, но еще и Новый Завет. Старый Завет – 50 ветхозаветных книг. Новый Завет – свод из 27 христианских книг, написанных на греческом языке в I–II вв. до н. э. Нельзя не отметить, что и основы библейского учения претерпели серьезный урон. По всему Ветхому Завету можно увидеть загадочные намеки, напоминающие о письменных памятниках, которые не дошли до нас. Так, скажем, в Книге Иисуса Навина (10: 12–13) имеется ссылка на некую Книгу Праведного, о которой нам ничего неизвестно: «И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим. Не это ли написано в Книге Праведного?» Об этой книге упоминается еще раз и во Второй книге Царств. По подсчетам ученых, на страницах Ветхого Завета 54 раза упоминаются более двух десятков неизвестных ныне книг (Книга браней Господних, Книга завета, Летописи деяний Соломона и другие). Все это так или иначе указывает на существование неизвестных источников, что могли бы пролить свет на прошлое.

Фаюмские портреты

Если евреи главное значение придают Ветхому Завету (видя в нем любимое «детище»), то православные и вообще люди духовные гораздо чаще обращаются к Новому Завету, считая его более богатым в образном, художественном и даже в интеллектуальном отношениях. Книги эти очень различны по жанрам, темпераменту авторов, степени их литературной подготовки и начитанности, да и адресованы они самым разным людям и общинам. Все многообразие этих 77 книг, – их индивидуально-неповторимый характер, а иногда и явная противоположность писаний Танаха и христианского Нового Завета, – бросается в глаза всем. «Тем не менее, с точки зрения христианского богословия, вся Библия не есть механическое соединение несоединимого под одной обложкой, а в некоторых своих центральных характеристиках – единая, цельная, непротиворечивая Книга, – считает Е. М. Верещагин. – Иными словами, теологически Библия представляет собой Великое Послание Бога всему человечеству, единое и цельное, потому что Бог – един и непротиворечив». В ней Бог предстает как главный воспитатель человечества, а зачастую даже как неумолимый грозный Судья.

С точки зрения науки нужно бы поискать другие, более точные и бесспорные аргументы. Гринберг пишет в книге «Тайны Моисея»: «XIX в. породил не только документоведческие гипотезы, но и важные научные теории, которые также заставили усомниться в надежности хронологии Книги Бытия. Самой важной из них явилась теория эволюции Дарвина, поставившая под сомнение всю библейскую историю Сотворения мира, потопа и вообще развития жизни на Земле. Если эволюция живых организмов занимала, согласно теории Дарвина, миллионы лет, то Сотворение мира не могло произойти всего несколько тысяч лет назад. Теория эволюции бросила вызов также доминировавшей ранее научной теории катастроф. Эта доктрина исходила из мнения, что основные изменения в структуре Земли происходили в результате катаклизмов – землетрясений, наводнений, столкновений с кометами – концепция, которая не противоречила библейской истории Сотворения мира. Но эволюционная теория быстро оттеснила теорию катастроф. Другим фактором, поставившим под сомнение библейскую хронологию, стало также становление научной археологии. Из-за интереса к библейской истории археологи уделяли большое внимание регионам, которые упоминались в Библии. Это привело к открытию археологических данных, которые часто противоречили библейским положениям. Иерихон, например, как оказалось, был уже необитаем, когда, как можно было предполагать, его стены рухнули от звуков «иерихонских труб». Слияние всех этих научных потоков привело к размыванию построений библейских фундаменталистов (и фантастов религии. – Авт.) и оттеснило в мифологическую область многое из того, что содержалось в Книге Бытия, включая и хронологию». Вместе с тем по иронии истории недавние успехи египтологии, включая труды археологов, показали, что хронология Книги Бытия была составлена на основе все же исторически реальной хронологии династий Египта. Споры продолжаются и по сей день, ибо четкой картины нет.

Как же нам быть, оценивая это знаменитое творение – Библию? К ней следует относиться разумно и трезво, а посему и не стремитесь вычитать в ней то, чего там явно нет. Желающие увидеть в ней книгу откровений будут разочарованы. Однако человек образно-поэтического склада найдет тут массу интересных вещей. Поэтому мы никак не можем согласиться с оценкой Л. Таксиля, выпускника иезуит-ского колледжа, назвавшего ее бессмысленной (в XIX в.). В Библии немало первобытного хаоса, и все же это – книга особая. Поколения за поколением идут к ней, черпая оттуда мифы, историю, поэзию, воспитательные сюжеты. Она открыла дорогу философии. Аристотель говорил: любящий мифы в некотором смысле уже является философом. В ней оживают образы видения бытия. Недаром же в оборот многих народов вошло выражение «библейская поэзия». Известно, что Гёте в «Поэзии и правде» писал о своем стремлении еще в ребяческие годы «вдоль и поперек узнать Библию». Изучение книги привело будущего поэта к тому, что в его фантазиях возникла эта древняя страна, «ее окружение, соседи, а также народы и события, на тысячу лет вперед прославившие сей клочок земли».

Именно Библия, по его словам, позволила ему сосредоточить ум и чувства «на чем-то одном и в этом обрести успокоение». При этом формирующемуся в нем поэту нисколько не помешала представленная там «смесь басен и истории, мифологии и религии». Скорее она даже развила и обострила в нем видение художника, обострила настолько, что ему уже «захотелось обработать историю Иосифа», написав на библейской основе, в прозе, новое произведение. И хотя, по словам Розанова, в ней нет ни одной «кудрявой фразы», пусть даже былинного оттенка, ибо она – «книга былей», дело, полагаю, в ином. Библия – «книга былей и небылей…» Ну а причины, по которым Библия (Ветхий и Новый Завет) была и остается настольной книгой народов, думается, всем понятны и очевидны. Другой такой книги просто нет. Поэтому-то она – «лучшая», «книга книг», «календарь человечества, развернутый в поэму» (В. Розанов). Она – один из первых «цветков культуры». Даже резко и критически настроенные к ней ученые пишут, что хотя она и не содержит ничего, кроме эзотерических или лживых аллегорий, в то же время среди «множества песчинок всегда найдется крупица золота», иначе говоря, есть в ней и ряд правдивых деталей (Х. Ливрага).

К ней любят обращаться русские писатели, философы, историки, общественные деятели, музыканты, поэты, скульпторы, художники, ибо легко находят в ней сюжеты для своих произведений. У поэта Н. Огарева есть даже специальные строки, посвященные этой «святой книге»:

Я в старой Библии гадал,

И только жаждал и мечтал,

Чтоб вышла мне по воле рока

И жизнь, и скорбь, и смерть пророка.

Известно заинтересованное отношение к Библии и «солнца» российской словесности – А. С. Пушкина. В 1820-е годы он усиленно читает Библию и Евангелие, в 1830-е годы метко говорит о Евангелии как о книге, ставшей «пословицею народов». Во всем христианском мире ее знают почти наизусть. И тем не менее новые поколения всякий раз открывают ее вновь и вновь, погружаясь «духом в ее божественное красноречие». В письме к Чаадаеву от 6 июля 1831 г. Пушкин выражает свое восхищение псалмами Давида, оговариваясь, «если только они действительно принадлежат ему». Да и многие стихотворения поэта проникнуты библейским духом. Особенно это заметно в пушкинском «Пророке»: «Духовной жаждою томим, в пустыне мрачной я влачился…» В 62-м псалме, что ежедневно читается в заутрене, также говорится о жажде Бога в пустыне. Герой у поэта оказывается в пустыне одиноким, как и Христос.

И. Н. Крамской. Христос в пустыне

И все же полагаю: как исторический документ Библия не вполне способна удовлетворить нашу неиссякаемую любознательность. Несмотря на перечень множества интересных, хотя и не очень ясных событий, напрасны будут усилия найти в ней какие-то бесспорные факты или подробности. Попытки восстановить по библейским данным всю хронологию эпохи, предшествующей Давиду, ни к чему не приведут. У Энгельса были известные основания заявить в этой связи: «Кто дает нам право слепо верить Библии? Только авторитет тех, кто поступал так до нас… Библия же состоит из многих отрывков многих авторов, из которых многие даже сами не претендуют на божественность. И мы обязаны, вопреки нашему разуму, верить ей только потому, что нам это говорят наши родители?» В одном из писем к другу 18-летний Энгельс, говоря о многочисленных противоречиях, которые встречаются в каждом Евангелии и Ветхом Завете, далее заключает: «И если здесь имеется какое-нибудь противоречие, то вся вера в Библию идет прахом». По его мысли, вера не имеет под собой твердой почвы, она алогична и абсолютно несовместима с разумом и с серьезной наукой. Так ли это?

Р. Ластман. Авраам на пути в Ханаан

И. М. Дьяконов в 1988 г. утверждал, что «вероятность, что Авраам – историческое лицо, близка к нулю», и что хотя историк и вправе привлекать эти предания, но «лишь в той мере, в какой каждое из них может быть проконтролировано независимыми источниками» (археологическими данными, иноязычными письменными свидетельствами современников событий). Его сомнения вызваны тем немаловажным обстоятельством, что время записи событий (египетская экспансия в Палестину, вторжение «народов моря» на ее побережье) отдалено собственно от времени их происхождения на 500 лет, а запись событий основана на устном предании. Отсюда ученым делается вывод, что Ветхий Завет не может быть надежным источником. Имеются сомнения и у известного комментатора и переводчика Пятикнижия (И. Шифмана) в отношении одного из ключевых событий истории евреев (Исхода): «Какими-то внебиблейскими источниками, которые могли бы подтвердить или опровергнуть библейскую легенду об исходе, мы не располагаем». Правда, он же признает, что предание об исходе евреев соответствует некоторой давней реальности, сохранившейся в памяти народа…

Возможно, в далеком прошлом и имела место некая инфильтрация израильских племен в рамках гиксоского движения в Египет. После изгнания гиксосов израильтяне оказались в положении эксплуатируемого населения в Египте. Затем взбунтовавшиеся израильтяне под предводительством пророка Моисея откочевали на Синайский полуостров, а оттуда уже в Южную Палестину и Заиорданье, и в конце концов вторглись в Палестину. Все остальные подробности – результат обработки «традиции народом и творческой деятельности самого составителя Пятикнижия». Смеем полагать, что господство негативистских установок в отношении надежности имеющихся в Библии сведений вызвано не только определенными пробелами в познании (пробелами в осмыслении древних источников или в их отсутствии), но и политической конъюнктурой. Ныне наблюдается постепенный поворот в отношениях к библейским источникам – от полного или частичного неприятия к осторожно-доверительному.

В последнее время отказ от воинственно-атеистической картины исторического развития (разумеется, мы не касаемся вопроса происхождения Вселенной и «причастности Бога» к этому деянию) позволяет более трезво проанализировать канву Ветхого и Нового Заветов. И тут выяснилось, что раннехристианские хронографы (что по времени ближе к событиям) относились к ним с большим доверием… Так, создатель первой системы относительной хронологии событий, указанных в Библии, Африкан (170–240 гг.), датировал Исход за 1020 лет до Первой Олимпиады, т. е. 1796 г. до н. э., приход Авраама в Палестину – 2226 г. до н. э. К его подсчетам с уважением относился известный церковный историк Евсевий из Кесарии (263–339 гг.). В абсолютных же датах приход Авраама в Палестину (по Евсевию) датируется 2241 г. до н. э., а его исход – 1736 г. до н. э. Иосиф Флавий (38–95 гг.) начинает эпоху Авраама с XXIII в. до н. э., а появление Авраама в Египте относит к 2200 г. до н. э.

Фрагмент рукописей Мертвого моря

Однако уже в XX в. в Израиле археологами были сделаны важные находки, которые помогают лучше понять не только страницы самого Священного Писания, но и жизнь описываемых там народов Малой Азии и Ближнего Востока. Один из известных библейских археологов, доктор В. Олбрайт, возможно, в чем-то и прав, заметив: «Чрезмерный скептицизм, который проявляли по отношению к Священному Писанию авторитетные исторические школы XVIII и XIX веков, изживает себя. Непрекращающиеся (новые) открытия подтвердили достоверность бесчисленных подробностей, и тем самым было достигнуто широкое признание ценности Священного Писания как исторического источника». В другом своем труде он говорит, что археология «подтвердила историчность предания Ветхого Завета».

Карта археологических раскопок в Израиле и на соседних землях

Корешок Кеттер-Торы

Что же касается общекультурного и нравственного влияния на историю человечества, то они безусловно огромны… «В «Книге рекордов Гиннесса» Библия названа самой ходовой книгой в мире. В период с 1815 г. по 1999 г. она продана тиражом около 3,88 миллиарда экземпляров, и каждый ее покупатель (так или иначе) познакомился с древней историей евреев. Библия целиком переведена на четыреста языков и частично – уже на три тысячи. Более ста лет потребовалось, чтобы осуществить перевод Библии и на украинский язык. В истории этих усилий наших собратьев были и забавные эпизоды… Так, в первом переводе малороссийского писателя Пантелеймона Кулиша фраза «Да уповает Израиль на Господа» звучала, прямо скажем, весьма двусмысленно и даже как-то неэстетично: «Хай дуфае Сруль на Пана». И все же само по себе уже это – великое достижение! Ни один народ не может похвастаться таким успехом. «Евреи не просто рассеялись по планете, они «втянули» добрую половину человечества в мир своих образов. Роли семитов и европейцев теперь как бы поменялись местами. Конечно, этому способствовали разные, в том числе и политические причины».

Кровожадные идолы древних народов

Собственно, главный религиозный прорыв в истории евреев произошел во времена царя иудейского Йошийаху (639–608 гг. до н. э.), при котором монотеизм YHWH-ГОСПОДА полностью утвердился во всем иудейском обществе. Он установил и единый централизованный культ Яхве в Иерусалимском храме. Как отмечают ученые, в центре реформы находилась якобы обнаруженная в 621 г. до н. э. первосвященником Хилкийаху в Иерусалимском храме Книга Учения (Торы). Не вдаваясь во все обстоятельства принятия евреями религиозной реформы, отметим только то, что еще за шесть лет до обнаружения в Храме Книги Учения ГОСПОДА царь стал, будучи еще совсем отроком, обращаться к Богу Давида, отца своего, а в двенадцатый год (в 627 г. до н. э.) стал очищать Иудею и Иерусалим от «высот и ашер, и истуканов, и литых идолов. И разрушили перед лицом его жертвенники баалов, и колонны, посвященные солнцу, возвышающиеся над ними, он сокрушил; и ашеры, и истуканы, и литых идолов он сломал, и разбил в прах, и рассыпал их, и очистил Иудею и Иерусалим…» (2 Пар. 34:3–5). Особо стоит отметить всю важность искоренения такого рода языческих культов на предмет прекращения человеческих жертвоприношений. Те культы, что пустили корни в Иудее, так же как в Карфагене, требовали человеческих жертв (и в частности, культ Баала).

И. Р. Тантлевский отмечает, что в ханаанейско-финикийской среде, а также у пунийцев в Карфагене жертвоприношения, в том числе сожжение детей (обычно мальчиков в возрасте до 6 лет), получили широкое распространение. Особенно часто подобные искупительные жертвы приносились этими народами в случае серьезной угрозы их военного поражения. Это подтверждают как письменные источники, так и археологические материалы. Так, на египетском изображении сцен захвата южноханаанейского города Ашкелона египетскими войсками (время фараонов Рамсеса II или Мернептаха; рельеф из храма Амона в Карнаке) двое из осажденных приносят жертву на городской стене. Они держат на весу детей, с тем чтобы бросить их навстречу вражеским стрелам… Или же, согласно Книге Царств (2 Цар. 3:27), моавитский царь Меша (IX в. до н. э.) приносит в жертву всесожжения своего первородного сына на стене при угрозе его поражения от израильтян. Известно также, что, когда армия главы Сицилийского союза городов Агафокла (360–289 гг. до н. э.) подошла в 311–310 гг. до н. э. к стенам Карфагена, пунийцы сожгли более 500 детей, из которых 200 – сыновья знатных семейств – и были определены властями, а около 300 были принесены в жертву добровольно. Правда, детей живьем не сжигали. Жертву сначала умерщвляли, а затем уже мертвого сжигали. Часто это происходило на раскаленных бронзовых руках статуи какого-либо бога (как правило, Баала). Действо шло ночью, под звуки тамбуринов, флейт и лир. Жертвоприношения совершались в своеобразных культовых местах, называемых тофетами (около городских стен, где останки этих жертв затем хоронились в специальных урнах). Такое жертвоприношение детей называлось по-финикийски молх (евр. – молех). Подобные же жертвы приносились язычниками и отступниками из Иерусалима, в долине сына (сынов) Хиннома, к югу от города. Вероятно, отсюда и возникло представление о существовании в западносемитском пантеоне жесточайшего бога Молоха, которого, как считает автор, и не существовало в действительности. Так вот, царь Йошийаху запретил эти жестокие культы, как того требовали тексты Книги Левит (18:21; 20:2–5), так называемого Кодекса святости. В Кодексе, содержавшем древние священнические материалы, жертвоприношения детей были запрещены под страхом смерти. Бесспорно, установление этим царем монотеистического культа Яхве в Иерусалимском храме «сыграло выдающуюся роль в истории еврейского народа».

Дж. Б. Тьеполо. Рахиль, прячущая идолов

Для уяснения дальнейшей эволюции взглядов евреев обратимся к Пятикнижию и Талмуду. Пятикнижие (Тора, «Учение») явилось плодом коллективного творчества, как и вся Библия. Средневековый комментатор Авраам ибн Эзра (XII в. н. э.) высказывал серьезные сомнения в том, что сей богатейший, хотя и противоречивый, источник создан Моисеем. Полагаю, что к его мнению стоит прислушаться. Внимательный анализ содержания текстов Пятикнижия (в особенности содержащихся там законов) скорее опровергает иудаистские, христианские утверждения о времени возникновения источника, ставя под сомнение и авторство Моисея. Справедливо замечено (И. Шифман и др.), что Моисей никак не смог бы описывать свою собственную смерть. Философ Гоббс высказал предположение, что Пятикнижие названо Моисеевым только потому, что его главным лицом являлся Моисей. По его мнению, в лучшем случае пророк Моисей мог являться автором (соавтором) какого-то отрывка из 12–16 глав Второзакония. Многое из истории создания документа остается неясным и по сей день.

Свиток Пятикнижия в Сихеме, написанный Елеазаром, сыном Аарона

Что есть Талмуд? Говорят, книга мудрости: «Кто мудр? – У всех чему-то научающийся». Точное время написания Талмуда, как Вавилонского, так и Иерусалимского, неизвестно. Старейшее издание Талмуда, состоящее из 12 томов in folio, похоже, выпущено в Венеции в 1520 г. Сей крайне многословный и довольно сбивчивый труд, во многом непонятный рядовому еврею, являл собой сборник религиозных постановлений, синтез гражданских уложений, собраний анекдотов или притч. Однако в его книгах содержатся важные моральные установки и заповеди. Составителем Талмуда был патриарх Иуда Святой (II в. н. э.). Другие полагают, что Талмуд возник из соединения Мишны – наставления и уроки (I–III вв.) и Гемары – комментарии (III–V вв.). Третьи высказывают разного рода догадки на сей счет.

Не станем вдаваться в детальное обсуждение его. Это не входит в нашу задача. Поражает, однако, величайшая жестокость некоторых установлений Талмуда. Ведь не зря же Неемия, создатель «первого настоящего гетто», писал: «Все люди плакали, когда слушали слова Закона». Бог же иудеев откровенно жесток. В Книге Иезекииля, возможно, наиболее значимой из всех книг Ветхого Завета, раскрыта главная сущность иудейского божества. В главе 20-й Бог собственными устами признает, что создал порочные законы, несущие людям несчастья и внушающие им страх. Стоит ознакомиться и с превосходной книгой Ф. Бренье «Евреи и Талмуд».

В 458 г. до н. э. из Вавилонии в Иудею прибыл потомок еврейских первосвященников, книжник Эзра, привезший рескрипт «царя царей» Артаксеркса I. В документе Эзре даны полномочия забрать с собой в Израиль всех евреев, пожелавших покинуть Вавилон, все серебро и золото, которое царь и советники ранее пожертвовали Богу Израиля (включая и добровольные пожертвования от народа и священников). Первосвященнику было указано поставить правителей и судей, чтобы они «судили народ», а также учили Закону Бога. Тех же, кто откажется учиться и не будет исполнять Закон Бога и законы царя, тех должно подвергнуть смерти или строгому наказанию (тюрьма, изгнание, немалый штраф). В 457 г. до н. э. специальная «парткомиссия», состоявшая из ста священников, осуществила расовую чистку. Она огласила списки смешанных семей, требуя от всех обитателей Израиля чистоты веры. Комиссия заявила: «Кто хочет считаться правоверным иудеем, быть полноправным членом общины, должен свято соблюдать Закон и развестись с язычницами». Так интерпретаторы Закона поставили заслон на пути смешанных браков, в итоге чего Израиль из нормальной нации превращался в иудейский «рейх», «в своего рода религиозный орден или замкнутую касту». Священник А. Мень называл это действо одной из самых мрачных и позорнейших страниц «послепленной Иудеи».

Вернемся к содержанию Талмуда… То, что там было написано, долгое время миновало взор не-евреев, ибо Синедрион жестко постановил: «Не еврей, изучающий закон (Талмуд), заслуживает смерти». Что же собой представляли эти «протоколы сионских мудрецов»? Не станем вдаваться в подробный анализ этого мутного источника, но нас буквально потрясло то презрение ко всем народам, которое источает Талмуд. Там черным по белому написано, что «подобно тому, как человек превосходит животных, так евреи превосходят все народы на земле». «Эти последние не что иное, как семя скотское» (ссылки на источник в тексте книги Ф. Бренье). Евреи называют не-евреев «гоями». Под этим они подразумевают вовсе не язычников, а вообще всех чужестранцев, то есть необрезанных («Необрезанный есть чужестранец, а чужестранец и язычник одно и то же»)… И все раввины солидарны друг с другом в признании за не-евреями чисто животной природы. Мы, конечно, знаем, что и европейские светила науки, имея в виду людей, говорили о них как о животных. Но то иное дело, ибо там речь шла об общности всех живых тварей в мире природы, то есть их определение носило сугубо естественно-научный, а не социально-политический, расовый смысл. Иначе трактуют дело рабби (Моисей, Раши, Менахем, Абравенель), сравнивая гоев (неевреев) с ослами, собаками или свиньями. Абравенель заявляет: «Еврейский народ достоин вечной жизни, а другие народы подобны ослам». Рабби Менахем глаголет: «Вы все евреи, вы люди, а прочие народы не люди, так как их души происходят от злых духов, тогда как души евреев происходят от Святого Духа Божьего». Рабби Ялкута утверждал: «Одни евреи достойны названия людей, а гои, происходящие от злых духов, имеют лишь право называться свиньями». Если на таком вот сугубо тварном различии между евреем-человеком и неевреем-животным действительно «зиждется все талмудское учение нравов», то, право, безумно жаль несчастного еврея-ортодокса. Нужно быть каким-то проклятым народом, чтобы позволить своим первосвященникам и жрецам завести себя в такой безнадежный тупик. Надо ли говорить, что ждет тех, других?!

М. Прети. Пир Авессалома

Если бы все эти указания и обоснования Талмуда касались одной лишь нравственно-религиозной, канонической стороны поведения, то, даже будучи достойны резкого порицания и осуждения, они не представляли бы для остальных людей такой величайшей, смертельной опасности. Но гораздо важнее та часть, где говорится об экономико-политической основе господства избранной расы: «Благословен Ты, Господи, Боже наш, Царь вселенной, избравший нас из всех народов и возвысивший нас над всеми языками». Без чего не было и нет власти над другими? Без владения собственностью и оружием. В Талмуде прямо говорится, что все блага земли (собственность, деньги, скот, даже право на жизнь иных людей) принадлежат только евреям: «Подобно тому, как можно со спокойной совестью убить дикого зверя и завладеть его лесом, также можно убить или изгнать гоя и завладеть его имуществом. Имущество не-еврея подобно покинутой вещи, его настоящий владелец еврей, который первый ее захватит». Это же философия бандита! При этом все, что идет на пользу еврею и во вред гоям, Талмуд одобряет и освящает. «И это справедливо, – говорит рабби Альбо и некоторые другие, – ибо Бог дал евреям власть над жизнью и имуществом других народов; так что если гой украдет даже менее полушки, то и за это подлежит смерти; еврею же разрешается захватывать, по желанию, имущество гоя, ибо там, где написано: «не делай вреда ближнему», не говорится: «не делай вреда гою». Эта двойная мораль в них укоренилась и сохранилась (причем удивительным образом до наших дней, как показала и история приватизации в России).

Г. Доре. Моровая язва (Исх. 9:1—7)

Дан совет и как покорить народы… Понятно, что никто в здравом уме и трезвой памяти не пойдет в рабство к еврею добровольно, словно безмозглый баран, слепо идущий на заклание… И тогда Талмуд предлагает прибегнуть к мощному оружию – к ростовщичеству (или ваучеру). Эти строки наши политики (в России нынешнего смутно-талмудического времени) должны прочесть с особым вниманием. Наиболее верный путь лишить гоев имущества, указывает Талмуд – это окольный путь. О демократических реформах Талмуд умалчивает (евреи придут к идее позже). Но зато в нем прямо и четко говорится, что конечная цель всякой еврейской политики в отношении любой гоевской страны – это «лишение всех гоев во всем мире всего их имущества». И наилучшим средством для этого является – ростовщичество.

Моисей предлагал давать деньги под процент. И Талмуд уточнял: «Бог приказал давать гоям деньги взаймы, но давать их не иначе, как за проценты; следовательно, вместо оказания этим помощи, мы должны делать им вред, даже если этот человек может быть полезен, тогда как относительно еврея мы не должны поступать таким образом». Раввины, иудейские банкиры (а затем всякие фонды) быстро сообразили, что те, кто берут взаймы, неизбежно становятся данниками, а по сути-то дела и рабами тех, кто дает взаймы. Знаменитый рабби Бакаи нисколько не сомневается в последствиях для заимодавцев такой вот «щедрой иностранной помощи» (России) со стороны еврейских банкиров: «Их жизнь, о еврей, в твоих руках, тем более их деньги». И они это делали и делают уже на протяжении многих столетий. Нужно ли сомневаться, что подобная политика вызывала по отношению к иудеям неприятие и даже ненависть! Не меньшую, чем отмеченную у Тацита odium humani generis (лат. «ненависть к человеческому роду») евреев в адрес иных. Ссылки на Второзаконие, главу 28 (где говорится о карах и гибели иудеев, если они нарушат Закон Яхве), и слова, что она главная, спорны, – если только не переносить на Израиль и США определения: «Пришелец, который среди тебя, будет возвышаться над тобою выше и выше, а ты опускаться будешь ниже и ниже. Он будет давать тебе взаймы, а ты не будешь давать ему взаймы; он будет главою, а ты будешь хвостом» (Втор. 28: 43–44). Это и есть, говоря кратко, суть экономического курса «реформ».

Древняя ваза из Иерусалима

Однако вначале иудейская элита накапливала богатства не только с помощью денежных или торговых операций, но и путем прямого притеснения, эксплуатации бедняков. Они быстро расширяют и увеличивают земельные владения, «передвигают межи дальние, установленные отцами», «прибавляют дом к дому, поле к полю, так что другим не остается места, будто они одни поселены на земле», «попирают бедного и берут от него подарки хлебом», «едят лучших овнов из стада и тельцов с тучного пастбища», «обирают человека и его дом, мужа и наследие его», намеренно удерживают у себя хлеб, выжидая удобного момента, чтобы открыть житницы тогда, когда это даст наибольшую прибыль. Они обманывают бедняков неверными весами, чтобы таким образом «покупать неимущих за серебро и бедных за пару обуви, а высевки от хлеба продавать» тем же неимущим беднякам. Так создавался костяк еврейской элиты – на чисто грабительских и разбойничьих навыках. Известно, что Моисей помог своим обобрать египтян до нитки перед бегством из страны: «И сделали сыны израилевы по слову Моисея, и просили у египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд. Господь же дал милость народу (своему) в глазах египтян; и они давали ему, и обобрал он египтян» (Исх. 12: 35–36) (Таксиль). Это история изложена была спустя 300–400 лет, то есть когда рассказчики тех давних и почти забытых событий писали по слухам и легендам. Но скорее всего, покидая страну с захватчиками-гиксосами, евреи утащили из Египта все, что было можно: золото, серебро, ценности. Фантазии тут каким-то образом слиты с реалиями.

Иудейский священник

Этому были и предпосылки… В древности власть над иудеями попала в руки воинствующей и агрессивной секты. Событие произошло в 458 г. до н. э., примерно за 500 лет до появления самого понятия Европы, и имело серьезные последствия. Со времен персидского царя Кира стала осуществляться практика подчинения еврейского народа законам Талмуда. Возможно, поняв это, вы лучше поймете причины появления в сынах и дочерях Израиля губительных идей расового превосходства и нечеловеческой гордыни. Секта левитов, составлявшая в течение ста лет законы, якобы впервые прочла их в Иерусалимском храме, имея перед глазами примеры истории евреев (в 621 г. до н. э.), а Езекииль выдвинул идею теократического государства с центром в Иерусалиме. Как считает Д. Рид, это и был Моисеев Закон, о котором сам Моисей, если он и жил когда-либо, ничего не знал. Левиты лишь вложили в уста Моисея (и Иеговы) собственные мысли и установления. Поэтому правильнее назвать оный Законом Левитов или же Иудейским законом. Эту программу без преувеличения можно назвать политической программой покорения всех гоев под власть «избранного народа».

Реализуется она при помощи террора, разрушений или финансового закабаления. Речи умирающего Моисея за Иорданом, в земле Моавитской (Второзаконие), говорят о будущем евреев. Первое, что они должны сделать для исполнения задуманного, – размножиться (в тысячу крат), а уж после идти на завоевание «мирового» господства. Так как было очевидно, что другие народы не захотят рабски склониться перед захватчиками, их следует устрашить с помощью террора: «И сказал мне Господь, говоря… с сего дня Я начну распространять страх и ужас перед тобою на народы под всем небом; те, которые услышат о тебе, вострепещут и ужаснутся тебе». В качестве примера: страшная судьба царей Сигона и Васана, так что «никого не осталось у него в живых». 60 городов было захвачено, предан заклятию «каждый город с мужчинами, женщинами и детьми». Что делать, если им придется столкнуться с народами более многочисленными и сильными? Ответ и тут четок: надо устрашить всех, не щадя никого.

Г. Доре. Смерть Авимелеха (Суд. 9: 50—56)

Потрясает двойная мораль такой сектантско-иудейской идеологии. Закон Моисея со всей решительностью требует поддерживать и свято соблюдать морально-нравственный кодекс иудеев в отношении своих соплеменников и единоверцев, но в отношении всех остальных позволяет поступать поистине с дьявольской и безграничной жестокостью. Казалось, бог евреев словно бы сам себе противоречит. В одном случае он повторяет заповеди: не убий, не укради, не желай дома ближнего своего и т. д. (5 гл. Второзакония). Но буквально тут же (7 гл. Второзакония) говорит евреям: если будете сохранять мои заповеди, слушать законы и исполнять их, будете процветать на земле так, как никто другой. Но что ожидает остальные народы? Вот программа действий, предложенная Израилю в отношении иных народов: «И истребишь все народы, которые Господь, Бог твой, дает тебе; да не пощадит их глаз твой; и не служи богам их: ибо это сеть для тебя». В том числе народы могучие, многочисленные, великорослые… Их надо истреблять «мало-помалу», ибо «не можешь ты истребить их скоро». Идите – и завладейте их землею. Если захватите их царей, тогда: «И предаст царей их в руки твои, и ты истребишь имя их из поднебесной: не устоит никто против тебя, доколе не искоренишь их». Не отсюда ли чудовищное убийство всей семьи Романовых, которое осуществили евреи с почти что ритуальной жестокостью в России?! Не отсюда ли фактический геноцид населения в новой России конца тысячелетия, осуществляемый их «пятой колонной» в правительстве России и влиятельной олигархической партией?!

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Братоубийство

Сердца у евреев слишком часто становились каменными. Полагаю, тому в немалой степени способствовали и их жестокие ритуалы. Древнейший израильский праздник, единственный, праздновавшийся в отдаленную кочевую эпоху (еще до их поселения в земле ханаанской), – праздник Пасхи. Тогда в качестве жертв приносились первенцы скота или же человеческие первенцы. В Исходе (20:29) прямо сказано: «Отдавай Мне первенца из сынов твоих». В другом же месте Исхода говорится: «Всех первенцев из сынов твоих выкупай» (34: 20). Правда, иные историки говорят, что «подобного рода жертвоприношения почти нигде не засвидетельствованы», однако признают, что и финикияне, и карфагеняне в историческое время все же «платили такую кровавую дань», хотя и нерегулярно. Заметим, что в древности жертвы приносились всеми без исключения народами. Но обычно в жертву приносили быков, овец, коней, иных животных (египтяне, этруски, римляне, греки, русские). Заклание же людей практиковалось крайне редко, да и не у всех народов (пунийцы, евреи, ацтеки). Хотя в ряде случаев живые младенцы и там замещались фигурками детей, на что указывают детские изображения, найденные в храме Сидона. И все же: как мог Бог отдать приказ убить дите невинное! Что же это за изверг такой, призывающий не щадить старика, юношу, девицу и невинного младенца!? То, что аналогичного рода кровавые жертвы приносились другими, не отменяет недоумения и осуждения. Юлий Велльгаузен уверяет: «Этот ужасный обычай у израильтян в эпоху великих пророков, кажется, уже вышел из употребления и позднее был восстановлен искусственно. Древнейший след этого обычая мы можем еще найти в рассказе о жертво-приношении, по приказу Яхве, Исаака, первенца Сары, который в последний момент был освобожден» (путем замены его бараном). Хотя то, что у народов (греков и римлян) были аналогичные культы жертвоприношения людей, говорит о дикости нравов той эпохи, а вовсе не об исключительной черте евреев. И это должен признать честный и строгий исследователь.

Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Братоубийство

Любимый, милый сын… Подруги

милой сын,

Что в жизни целой был всех краше

и дороже,

Что старцу средь людей опорой

был один,

И вдруг расстаться с ним навеки…

Боже, Боже!..

На склоне долгих лет остаться одному…

О, пусть бы свет погас, чтоб

не видать чрез тьму,

Как вздрогнет под ножом

израненное тело,

Как трепет пробежит последний

по нему

И вздох послышится души осиротелой!

Все разом потерять, чем дорог был

так свет,

И пережить за миг ужасные

страданья…

Но, может быть, его, нарушив тот

завет,

Спасу от смерти я! Завет нарушить?

Нет!

Прочь мысли черные, сомненья

отрицанья!

Всевышнего должно исполнить

приказанья!

Пойдем, мой милый сын, пойдем…

скорей пойдем…

Уверен я теперь: не дрогнет старика

Во славу Еговы поднятая рука!

Это событие (не столь уж и редкое – вспомним пример Карфагена), безусловно, стоит того, чтобы над ним поразмыслить… Д. Найдис пишет: «Не знаю, не уверен, был ли когда, за всю историю человечества, хотя бы один рабовладелец, один крепостник, которому пришла бы в голову чудовищная идея: заставить раба убить своего сына. Даже продажа ребенка, отдельно от отца или матери, была трагедией. Никогда не заживающей сердечной раной… Всевышний Рабовладелец решился на это! Нет слов… А что же наш Авраам? Что Сарра? Ни один зверь, ни одна птица не дадут обидеть своего детеныша. Защитят его, даже рискуя жизнью. Но Авраам, это безмозглое животное, у которого погасли все нормальные человеческие чувства и инстинкты, у которого не осталось в душе ничего, кроме тупого рабского преклонения перед вымышленным Духом, Святой Пустотой, безропотно повел своего детеныша на заклание».

Г. Доре. Убийство Авеля Каином

Конечно, убийство младенца, возведенное в ранг апофеоза, – страшная антихристианская философия! Где уж тут думать о слезе ребенка… По сути дела, такой бог превратился в полное свое отрицание. Соломон говорил: «Кто внимает обличениям, тот благоразумен». Но достанет ли благоразумия тем, кто и сегодня обрекает на голод и смерть не одного, а тысячи детей при равнодушном созерцании «цивилизованного» мира?! И разве нам не известны десятки и сотни случаев, когда своих детей убивают не Авраам и Сарра, а Иван да Марья?!

Полагаю, что очень давно, подобно тому как между братьями Авелем и Каином пролегла некая страшная грань (убийство Каином Авеля), так между евреями (мы рассматриваем это понятие как общее для всего их племени) пролегла невидимая грань, навсегда отделившая «великий народ» от «проклятого народа» (народ Христа от народа Иуды). Безусловно, нам тут же укажут на то, что в Библии содержится немало ценных советов и установок, включая известные десять заповедей. Прежде всего, это шестая заповедь – «Не убий». Эта заповедь – важнейшая предпосылка спокойной жизни в обществе. Однако суть ее извратили законодатели и «правозащитники». О чем сказано в священных текстах? О том, что надо научиться дорожить людской жизнью. Но народ, который утратил цену жизни и совести, может усвоить эту заповедь лишь тогда, когда, убивая другого, будет знать – убьют и его!

Г. Доре. Наказание за грехи перед Господом и миром

В памяти евреев (и не только их) сохранился первородный грех – убийство братьев своих. И постановление «око за око, зуб за зуб» (Исх. 21: 23–25) не стало «противоположностью» евангельской заповеди о любви к ближнему, но служило необходимым предварительным условием для жизни достойных. Д. Щедровицкий прав от и до: «Если же преступника не остановить в самом начале, то он не научится даже элементарным основам обхождения с другим человеком». Преднамеренное убийство должно караться смертной казнью. Убийца должен быть выдан и казнен в любом случае, даже если скрылся и кто-то предоставил ему политическое убежище или защиту. «…А если кто с намерением умертвит ближнего коварно, то и от жертвенника Моего бери его на смерть» (Исх. 21: 14). Казнить следует и детей, которые издеваются и бьют родителей: «Кто ударит отца своего или свою мать, того должно предать смерти» (Исх. 21: 15–17). Еще одно преступление Закон Божий оценивает как преступление, заслуживающее безусловной смерти. И это – кража людей, которой, как известно, промышляли и до сих пор промышляют «волки Ичкерии» и иные террористы. Не зря Библия гласит: «Кто украдет человека и продаст его или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти» (Исх. 21: 16). Закон гласит – работорговцы достойны смерти! Безжалостной смерти должны быть подвергнуты и все без исключения наркоторговцы…

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Древний Восток и Азия (В. Б. Миронов, 2006) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я