Ведьмина служба уборки

Мари Анса, 2021

Карсторум – мир, в котором чистота ценится не слишком высоко. Угораздило же меня, девушку, панически боящуюся грязи и микробов, попасть именно сюда! А всё один белобрысый некромант и его наглый ученичок со своими экспериментами. Ещё и дракон с весьма недвусмысленными намерениями на горизонте нарисовался. Подавай ему невинную девицу с Земли – и все тут! Но земные девушки так легко не сдаются! Как говорится, если безобразия не удалось избежать, стоит попытаться его возглавить. Этим я и займусь! Переверну новый мир с ног на голову и скажу, что так и было. Легкий юмор, хэппи-энд.

Оглавление

Глава 1. Уж попала, так попала!

— Она слишком долго не приходит в себя, — приятный мужской голос еле-еле пробивался сквозь темноту и какие-то помехи, похожие на шипение неработающего телевизора.

–…оставим и уйдем? — предложил его собеседник ломающимся юношеским тенорком.

Кого и где они собираются оставить? Я возмущенно открыла глаза и в упор уставилась на двух подозрительных типов, один из которых зачем-то держал меня за ноги. Молча уставилась на его испачканные пальцы с совершенно черными ногтями.

Трогает. Меня. Этими. Грязными! Руками!!!

— А-а-а-а! — мой визг, наверное, слышала вся округа.

— Чего дерешься? — пискнул отброшенный пинком вихрастый паренек, обиженно потирая ушибленную филейную часть.

— А ты зачем меня трогаешь? Когда в последний раз руки мыл?! — возмущенно воскликнула я, судорожно шаря вокруг в поисках своей сумки с антисептиком. Нужно срочно обеззаразить те места, к которым прикасался этот неумытый субъект!

— Шок, — с досадой проговорил второй тип, — Андо, принеси успокоительное зелье.

Видимо, этот был главным в их шайке-лейке. Паренек скрылся из виду, наградив нас обоих напоследок крайне недружелюбным взглядом, а меня будто обухом по голове ударило.

— Вы что, — голос хрипел и срывался, горло от ужаса свело судорогой, — какие-то сектанты?

— Не бойся. Мы не причиним тебе вреда, — помешкав, незнакомец счел нужным уточнить, — во всяком случае, нарочно.

— Вот уж спасибо, — пробормотала я, пытаясь найти взглядом что-нибудь острое, твердое или хотя бы просто тяжелое.

Все происходящее было похоже на какой-то дурной сон. Темное помещение, странные люди, непонятные разговоры. И грязь, повсюду грязь! Меня накрыла дурнота. Пришлось обнять себя руками и закрыть глаза, глубоко дыша. Казалось, что если я сейчас не помоюсь или хотя бы просто не обеззаражу себя антисептиком, то все — умру.

— Как тебя зовут? — мужчина подошел ближе, и мне пришлось открыть глаза. Надо взять себя в руки и хорошенько разглядеть похитителя, чтобы потом можно было написать в полиции заявление и составить точный фоторобот. Очень светлые, почти белые волосы причудливо сочетались с темно-карими, даже скорее черными глазами, в которые было страшно смотреть. Высокий, худощавый, спину держит неестественно прямо. «Палку проглотил», — так, кажется, говорила моя бабушка.

— Катя, — почему-то честно ответила я, хотя изначально планировала соврать, как делала всегда, когда ко мне лезли знакомиться.

— Катарина, значит, — задумчиво произнес незнакомец, — меня можешь называть Мастером.

Точно секта. Уж попала, так попала! Боги, как я вообще здесь очутилась? Последнее, что помню — сильная головная боль, которая внезапно началась на паре по экономической географии. Преподаватель отпустил меня в медпункт, куда я ввалилась уже практически без сознания. А дальше — темнота.

Так, Катя, соберись! Чему тебя учил дедушка? Преступника надо удивить и ошарашить, хорошенько сбить с толку.

— Вы тут вообще прибираетесь хоть иногда? — строго посмотрев на мужчину, спрыгнула с… алтаря? На секунду ноги стали ватными, но я быстро взяла себя в руки.

— Что? — незнакомец выглядел удивленным. Нужный эффект был достигнут, и я поспешила закрепить успех.

— Это вот что? — брезгливо ткнула пальцем в развешанные на стене ножи, которые подозрительно смахивали на ритуальные кинжалы. — Почему они такие грязные? Так можно и инфекцию занести в рану.

Аргумент был провальным. И ежу ясно: тому, кого убивают таким ножичком, вряд ли есть дело до вирусов и бактерий, но времени заметить мою оплошность я собеседнику не дала.

— А друг ваш? Он когда в последний раз ванну принимал? Да от его грязных рук на моих лодыжках остались липкие следы! — меня передернуло, причем вполне искренне.

— Кого ж это мы сюда притащили?! — за моей спиной разбилась склянка.

— Андо! — раздосадованный блондин повысил голос. — Это было последнее успокоительное зелье на сто миль вокруг!

— Мастер, вы же слышали! Она хочет заставить меня помыться! А я и так мылся на той неделе!

— Я уже сто раз говорил тебе: мытье не вредит организму, — устало вздохнул мужчина.

— Да что может знать о болезнях некромант! К вам-то никакая зараза не липнет. А вот моя бабка Агата говорит…

— Твоя бабка Агата — самая безграмотная ведьма, какую я знаю! — отрезал главарь шайки. — Из-за тебя мне придется исчерпать свой магический резерв до дна, чтобы успокоить нашу гостью.

— Лучше сразу упокоить, так оно надежнее будет, — пробурчал парнишка, собирая осколки грязным, обломанным огрызком веника.

Пока эти двое переругивались, я тихонько пятилась к стене с кинжалами. Нащупав один из них, чуть не потеряла сознание от отвращения: рукоятка липла к коже и была покрыта какими-то темными пятнами. Тем не менее, с оружием в руке я чувствовала себя намного увереннее. Увы, зря.

Блондин внезапно обернулся и сделал странное движение рукой, будто снежок бросил.

Падала я совершенно неизящно — куль с мукой и то сделал бы это грациознее. Все тело разом одеревенело, разум затуманился, а мысли тянулись, как жевательная резинка. Упасть на каменные плиты мне не дали — мужчина каким-то неведомым образом успел поймать меня у самого пола.

«Вот хорек белобрысый», — подумала я, окончательно проваливаясь в темноту.

Мое второе пробуждение было как две капли воды похоже на первое.

— Опять не хочет приходить в себя. Мастер, а давайте ей по щекам нахлестаем?

Я на миллиметр приоткрыла глаза и чуть не заскрипела зубами от злости: надо мной склонилась все та же парочка безумных сектантов.

— Андо, не заставляй меня жалеть, что я взял тебя в ученики. Мы не бьем женщин. Во всяком случае, живых, — зачем-то добавил блондин.

Распахнув глаза, снова от всей души лягнула наглого паренька. Мне терять уже нечего.

— Извини, рефлексы, — надеюсь, в моем голосе было достаточно арктического холода.

— Очнулась, — блондин смотрел на меня спокойно. Стоны и злобное шипение ученика его совершенно не тронули, он даже не оглянулся.

— Мне нужно принять ванну, — хмуро заявила я, сползая с… кровати?

Меня снова накрыла волна паники: постельное белье, к моему ужасу, было покрыто какими-то серыми пятнами непонятного происхождения.

— Здесь есть душ? Ванна? Антисептик? Хоть что-то? — дышать стало сложно. Я цеплялась за белоснежную рубашку главаря, как за спасательный круг. Единственное чистое пятно в этом отвратительно грязном месте.

— Я тебя провожу, — мужчина осторожно отцепил мои закаменевшие пальцы от своей рубашки.

Шагая за блондином, судорожно вдыхала и выдыхала воздух. Боги, сегодня же очередной сеанс у психолога, а я его уже наверняка пропустила! Значит, снова будет ухудшение. Это очень плохо.

— Что с тобой? — омуты черных глаз одновременно притягивали и пугали. Такое же ощущение бывает, когда стоишь на краю крыши: что-то манит заглянуть туда, в эту бездну, и отправиться в свободный полет.

— ОКР, — на более развернутый ответ моих моральных сил не хватило.

— Не слышал про такое проклятье, — задумчиво пробормотал мужчина, — как проявляется его действие?

Какой-то сюрреализм, честное слово. Некроманты, зелья, проклятия. Я нервно улыбнулась.

— Человек панически боится грязи. Но, конечно, есть и другие проявления.

— Оригинально. Надо бы снять с тебя отпечаток заклинания, — блондин оглянулся и, увидев мое хмурое лицо, добавил, — не волнуйся, я тебе помогу. Мы пришли!

И распахнул передо мной дверь в ванную.

Волосы в раковине. Грязные разводы в ванне. Слой пыли на полках. Заляпанное зеркало.

Попытка сдержать тошноту увенчалась успехом с большим трудом.

— Черт!

Мужчина выпихнул меня одной рукой за дверь и закрыл ее перед моим носом.

— Заходи, — через несколько секунд дверь снова распахнулась, но я осталась стоять на пороге. Поморгала, ущипнула себя, пытаясь понять: не сплю ли?

— Как вы это…

— Маг первого уровня к твоим услугам, — поклонился блондин, пряча в уголке губ легкую самодовольную улыбку.

Металлическая ванная сияла. Зеркало блестело и отбрасывало блики. Серый камень, которым были обшиты стены и пол, сверкал чистотой.

— Где я? — спросила я севшим голосом.

— Наконец-то спросила, — мужчина был совершенно спокоен, — ты в Ансане.

— Я не знаю такого города.

— И не можешь знать, — вздохнул блондин, — потому что это не город. Это название нашего королевства.

— Королевства? — тупо переспросила я, глядя в завораживающе черные глаза.

— Давай так. Сначала ты примешь душ, а потом мы поговорим. Чистые полотенца в тумбочке.

Когда мужчина вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь, я машинально разделась, сложила определенным образом свои вещи и залезла в ванную. Наклонилась ближе к латунному смесителю, внимательно осмотрела его. Совершенно обычный, только если слегка отличается конструкцией от тех, что стоят у меня в квартире.

Все это время я пыталась осознать увиденное, но не могла. Мой рациональный ум сопротивлялся, выдвигая взамен озвученной мужчиной версии более реалистичные.

Первая: я сошла с ума. С моими психологическими проблемами это было самым вероятным вариантом. Свихнулась окончательно. Спятила.

Вторая: это какой-то розыгрыш. Реалити-шоу. Помню, как-то давно я смотрела что-то подобное по телевизору.

Третья… третьей версии не было.

Вздохнув, включила воду и подставила лицо теплым струям. Вместе с водой меня окутывало долгожданное спокойствие.

На полке стояла одна-единственная баночка. Заглянув в нее, обнаружила нечто, похожее на желе. Безопасно ли пользоваться тем, что явно достают из упаковки грязными пальцами? Брезгливо поставив банку на место, сжала зубы. Пришлось долго стоять под душем, представляя, что грязь смывается с меня сама собой. Полностью такое мытье меня не успокоило, но это было все же лучше, чем ничего.

Стояла бы под душем и дольше, но настойчивый стук в дверь вернул меня в реальность. В ванной не было ни одного окна, поэтому сбежать отсюда мне все равно не удастся. Надо выходить.

Я три раза открыла и закрыла воду, после чего, удовлетворенно вздохнув, вылезла из ванны, вытерлась белоснежным полотенцем и надела одежду в давно установленном порядке: нижнее белье, носки, джинсы, футболку и в самом конце — кеды.

— Выхожу, — зачем-то предупредила, прежде чем открыть дверь.

Мужчина ждал, прислонившись к стене. Он никак не прокомментировал мое длительное нахождение под душем, жестом пригласив следовать за ним.

Глубоко вздохнув, я шагнула за порог ванной.

Глава 2. Это война!

Шли мы недолго. Как мне показалось, весь первый этаж дома, в котором мы находились, состоял из узкого коридора, холла и еще примерно шести помещений. Правда, наверх вела лестница, то есть дом был минимум двухэтажным.

По пути в ванную я не могла здраво мыслить, зато сейчас старалась запоминать все, что вижу: странные светильники на стенах, будто мерцающие изнутри; тканевые темные обои с тиснением; мрачные картины, развешанные между дверями.

Мужчина остановился и открыл передо мной массивную дверь:

— Проходи.

— Почему вы обращаетесь ко мне на «ты»? — обернулась, зайдя в комнату. Судя по обстановке, это был или кабинет, или небольшая библиотека. Вопрос в моей ситуации несколько глупый, но слух подобное «тыканье» резало сильно.

— Мастер считает, что все люди равны. Он выказывает свое особое уважение лишь королеве, — Андо, уже знакомый мне противный чумазый паренек, ждал нас, сидя в одном из кресел. Сейчас он выглядел вполне чистым, даже симпатичным. Курносый нос, веснушки, торчащий вихор на макушке и ясные голубые очи. Голубые и наглые — смотрел этот щенок на меня с нескрываемым вызовом.

— Ясно. Тогда и я не буду церемониться. Ты, — посмотрела на хозяина кабинета, молча наблюдавшего за нашим разговором, — куда сядешь?

Парнишка ахнул, прикрыв рот рукой:

— Как ты смеешь так разговаривать с Мастером?!

— Я просто приняла правила игры, — пожав плечами, села в понравившееся темно-синее кресло, тут же в нем утонула. Мелкая и худая, как воробушек. Так говорил дедушка.

— Андо, — уронил мужчина, проходя и садясь в кресло за столом. Одного слова хватило, чтобы его ученик замолчал. Правда, взгляды на меня этот недоросль все равно бросал злющие, а один раз даже сложил из пальцев какой-то замысловатый жест, чем-то напоминающий фигу.

— Катарина, — начал мужчина, глядя почему-то не на меня, а на свои сложенные домиком пальцы. Красивые, длинные, с овальными ногтями. Я всегда обращала на мужские руки особое внимание.

— Катя, — машинально поправила, начиная нервничать. Чувствую: то, что скажет этот мужчина, мне не понравится.

— А полное имя? — поднял глаза блондин. При свете дня он выглядел немного иначе, чем в темноте подвала. Лицо усталое, под глазами синева, между нахмуренных бровей залегла глубокая морщина. А ведь он совсем еще не старый, максимум лет тридцать.

— Екатерина. А тебя как зовут? Мастер ты для своего ученичка, — вернула пареньку злобный взгляд, — а я бы предпочла настоящее имя.

Хозяин кабинета помолчал, а потом тяжело вздохнул:

— Можешь называть меня Максимилианом, — Андо в своем кресле громко скрипнул зубами, но мужчина даже глазом не моргнул, — Екатерина, я вынужден попросить у тебя прощения.

— Проси, — усмехнулась, закидывая ногу на ногу. Всегда начинаю вести себя странно и дерзко, когда сильно нервничаю, и ничего поделать с этим не могу!

Где-то сбоку захлебнулся возмущением один вихрастый недоросль.

— Прошу прощения, — слабая улыбка приподняла уголок бледных губ.

— Не прощаю, — Андо сдавленно забулькал в своем кресле, — как можно простить за проступок, о котором ничего не знаешь?

— Ты права, — мужчина хлопнул ладонью по столу и встал. Мне стало неуютно — он и так выше меня на две головы, а я еще и сижу.

— Начну с того, что ты сейчас находишься не в своем родном мире. Кстати, как он называется?

— Земля, — ответ вырвался сам собой.

— Земля? Просто Земля? — Максимилиан прекратил ходить по кабинету и удивленно воззрился на меня.

— Что-то не устраивает? Позвольте полюбопытствовать, как называется ваш чудесный мир? — на слове «чудесный» я скроила такое лицо, что Андо даже вскочил с кресла. Кажется, в его намерения входило нанесение легких физических увечий одной хрупкой девушке.

Хозяин кабинета одним взглядом охладил пыл своего ученика и раздраженно указал на дверь. Тот послушался, но напоследок наградил меня полным неприязни взглядом.

Я с улыбкой помахала ему ручкой.

— Наш мир называется Карсторум. Мы находимся в одном из десяти королевств, Ансане. Судя по твоей реакции, на Земле магии нет? Я слышал о таких мирах, но никогда всерьез не верил в эти байки. Как можно жить без этого? — в руке Максимилиана зажглось пламя. Оно меняло цвет, переливалось, распространялось все дальше. Запястье, предплечье, плечо… Щелчок тонких пальцев — и огонь мгновенно погас. Поймав мой завороженный взгляд, мужчина снова улыбнулся краешком губ.

Я помотала головой. Быть такого не может.

— О магии поговорим позже, а пока стоит рассказать, как ты здесь оказалась, — взгляд с трудом сфокусировался на лице мужчины, — дело в том, что мы проводили один… эксперимент. И он прошел не совсем так, как планировалось. Тебя притянуло в наш мир вместе с физическим телом, что уже большая удача, если вспомнить…

Максимилиан осекся под моим тяжелым взглядом. Вскочив с кресла, подошла вплотную к этому чертовому экспериментатору.

— Если я на секунду сделаю вид, что верю в это все, — широким жестом обвела рукой кабинет, — то вырисовывается нехорошая картина. Ты без спроса притащил меня в свой мир, и теперь хочешь отделаться простыми извинениями? Нет уж, так не пойдет. Сейчас же верни меня домой!

Последние слова я буквально выкрикнула в лицо мужчине. Технически, конечно, не в лицо, а в грудь — разница в росте была слишком существенной.

Максимилиан отвел взгляд, и я сразу поняла — все плохо.

— Не можешь? — тихо прошептала, чувствуя приближение истерики.

— Нет. Прости.

Значит, моей привычной, упорядоченной жизни пришел конец? Упала обратно в кресло, подтянула ноги к груди и стала считать:

— Один, два, три, — вдох, — четыре, пять, шесть.

Выдох.

— Екатерина! — сквозь шум в голове пробился голос Максимилиана, — Катя!

Внезапно меня окутало облако спокойствия. Паники больше не было, дыхание выровнялось, сердце перестало стучать, как сумасшедшее.

— Как ты это сделал?

— Маг первого уровня к твоим услугам, — мужчина улыбнулся, но его глаза оставались серьезными и обеспокоенными, от прежнего легкого самодовольства и следа не осталось. Кажется, он хотел… пошутить?

— Не знаю, что сказать, — признание далось легко.

— Ничего не надо. Я сам все решу. Ты голодна?

Стоило мне поспешно ответить «нет», как живот предательски заурчал.

— Я попросил подать обед через полчаса. А пока надо составить план действий. Во-первых, тебе нужна одежда…

— Антисептик для рук, лучше нескольких видов, мыло, шампунь, зубная щетка, паста, средство для дезинфекции поверхностей, — перечислила я без запинки, — а уже потом одежда.

— Боюсь, я не понял и половины твоих слов. Скорее всего, в нашем мире нет ни антип… анситепика, ни средства для дезинспекции, — лицо Максимилиана выражало крайнюю степень сожаления, — но остальные средства для гигиены у меня в доме есть. Попрошу служанку принести их тебе в комнату.

— В ту комнату, где я в последний раз очнулась? — уточнила, вздрогнув от отвращения.

— Нет, это была комната Андо. Тебе я выделю другую гостевую спальню и лично там приберусь, — заверил меня блондин.

— Спасибо.

Воцарилось неловкое молчание. Первым его прервал мужчина.

— У тебя есть еще какие-то вопросы?

— Кроме «какого черта ты перенес меня сюда?» — колкость вылетела изо рта раньше, чем я успела ее обдумать.

Максимилиан, все это время сидевший напротив меня на корточках, встал.

— Я понимаю, ты злишься. Имеешь на это право, — он снова сел в свое кресло и сложил пальцы домиком, — и, поверь, искренне расстроен, что так вышло. Изменить сделанное — не в моих силах. Но я дам тебе все, что смогу: кров, работу и поддержку. Согласна?

Кивнула, принимая предложение. А есть ли у меня выбор?

— Мастер, — дверь приоткрылась, и в щель пролезла вихрастая голова, — вы закончили? Мне нужна ваша помощь в лаборатории.

— Иду. Екатерина, — взгляд черных глаз в упор, — я могу оставить тебя здесь одну буквально на двадцать минут, до ужина?

— Можешь.

Мужчина прошел к выходу из кабинета, бросил на меня долгий взгляд и скрылся за дверью.

Я дождалась, когда шаги стихнут, и бросилась к окну. Распахнула огромные решетчатые створки и вышла… в сад. Сотни удивительных цветов всех возможных форм, оттенков и размеров окружили меня, опьянили ароматами, заставили задохнуться от восторга.

Не знаю, как долго я гуляла по дорожкам, усыпанным мелкими белоснежными камешками, трогая нежные лепестки и вдыхая тонкие цветочные запахи.

Увы, мое чудесное уединение было грубо нарушено. Этот ученичок начинает меня всерьез раздражать!

— Не смей трогать! Это же единственный экземпляр ночной ауртенции! — паренек подлетел ко мне, сверкая глазами, и попытался отпихнуть от крупного белого цветка.

— Андо.

Всего одно слово, и наглый недоросль мгновенно отступил. Интересно, какую власть имеет Мастер над своим учеником?

— Тебе понравилась оранжерея?

Машинально подняла голову вверх. Над нами было обычное небо, ничем не отличающееся от земного. Может, только чуть более теплого голубого цвета. Никакой крыши, никакого купола не наблюдалось. Почему тогда Максимилиан назвал это место оранжереей?

Перевела на мужчину вопросительный взгляд. На его лице опять мелькнула эта еле заметная улыбка самым краешком губ, и вот уже надо мной сияет и переливается тонкая блестящая пленка, как будто над нами надули гигантский мыльный пузырь.

— Ого!

— Не «ого», а обычная бытовая магия, — высокомерно фыркнул Андо.

— Ты так тоже умеешь? — моя улыбка стала приторно сладкой.

Парнишка мгновенно скуксился и скрылся за соседним кустом, покрытым мелкими алыми цветочками.

— Так и знала! — специально повысила голос, чтобы мелкий наглец точно услышал.

Уверена, что Андо не ушел совсем, а собирается подслушивать наш разговор. Устрою-ка я для него небольшой спектакль.

— Максимилиан, — за кустом раздалось нечто, похожее на сдавленное хрюканье, и я поднажала, — знаешь, длинные имена так сложно запоминать! Могу я называть тебя просто Максом?

Куст затрясся, осыпая листья вперемешку с цветами.

Мужчина смотрел на меня с веселым удивлением. Похоже, мысль немного поддразнить ученика показалась ему забавной, потому что он поддержал мою игру.

— Ничего не имею против. Могу ли и я называть тебя коротко, Катя?

— Конечно.

— Тогда прошу пройти в дом, нас ждет ужин.

— С превеликим удовольствием. Кстати, где ты откопал этого неотесанного юнца?

Из куста высунулся кончик пунцового от возмущения носа.

— Был должок перед его бабкой, — Максимилиан немного помолчал и добавил, — он, конечно, вспыльчивый и ревнивый, но в целом неплохой парнишка.

Максимилиан показал рукой направление, в котором находился дом. Оранжерея была огромной, и из нашей части были видны только сплошные кусты, деревья и цветы. Владелец всего этого великолепия шел первым, показывая мне дорогу, а я шла чуть позади. Проходя мимо изрядно полысевшего куста, за которым прятался Андо, я споткнулась о предусмотрительно выставленную ногу «в целом неплохого парнишки», и тихо, но четко прошипела:

— Держись, сопляк. Это война.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я