Наваждение. Добыча монстра…

Мария Скрипова, 2019

Что значит любовь, забота, сострадание? Для монстра, ниспосланного самой тьмой, эти слова не более чем звон. Он не знает жалости, не знает слова «нет», получая всё, что пожелает. Дар свыше за вечную жизнь, обернувшийся проклятьем… Серые, однообразные будни, разбавленные жестокими играми, где человеческая жизнь не стоит ничего. Балерина в маске должна была стать одной из многих, добычей, попавшей в руки самого опасного хищника. Но стала наваждением, заставив мёртвое сердце трепетать… Всё обернулось не так, как он мог представить. Невинное дитя оттолкнуло его, сумев противостоять чудовищу… Сможет ли хищник переступить себя, покорив неприступное создание? И сможет ли она устоять перед тем, кого разум твердит обходить стороной? Два одиноких сердца, объединить которые способно только чудо, случившееся суровой петербургской зимой…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Наваждение. Добыча монстра… предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава № 1 Заблудшие души

Отблески пламени играли на бокале с коньяком, отражаясь на глянцевой поверхности письменного стола. Плотно завешанные шторы из шёлковой темно-сиреневой ткани с многочисленными оборками придавали таинственности полутёмной небольшой комнате, казавшейся забытым, давно пустующим местом. Горящий камин, единственное, что выдавало признаки жизни, отбрасывая на деревянный паркет тень мужчины с курительной трубкой.

Дверь скрипнула, запуская в комнату холодный порыв ветра, растворяющий клубы дыма, затуманивавшие воздух.

— Рафаэль, — раздался за спиной приглушенный голос. Темноволосый мужчина, сидящий на бархатном диване, поднялся, смотря на джентльмена в длинном строгом пальто. Гость холодно улыбнулся, заводя двух растерянных девушек, с любопытством разглядывающих дорогое убранство. — Я не один, позволишь? Эти прекрасные бабочки едва не обморозили свои неокрепшие крылья на собачьем морозе. Прекрасное украшение скучного вечера, не находишь?

Не дожидаясь позволения герцога, он вальяжно прошёл по комнате, скидывая с плеч заснеженное пальто. Хозяин дома оценивающе окинул взглядом незнакомок, жестом руки приглашая пройти. Девушки нерешительно переглянулись, молча стоя в дверях.

— Барышни, заходим, не стесняемся, — в пол оборота повернув голову, произнёс гость, плеснув в пустой бокал ароматный коньяк. — Эта Россия меня сума сведёт…

— Ваша светлость, — улыбнулась кареглазая блондинка, изобразив нечто похожее на реверанс. Она спустила лисий полушубок, обнажая красивую грудь выгодно подчёркнутую глубоким декольте. Ярко накрашенные губы, красное, вульгарное платье так и кричали, что девушка не впервые была в подобных местах, быстро ориентируясь в ситуации. Распутница смахнула с плеча локон, опускаясь на диван. — Угостите леди? — игриво произнесла она, закусывая губы. Гость усмехнулся, он достал из шкафчика бутылку с вином, наполняя бокал.

Вторая особа застыла, не поднимая зелёных глаз. Рыжие, кудрявые волосы плавно спустились по старенькому пальто с трудом защищающего от морозных вечеров, разыгравшихся под конец декабря.

— Как твоё имя? — спросил Рафаэль, подходя ближе, он поднял испуганное лицо за подбородок, ухмыляясь.

— Дуня, господин, — девушка замерла, смотря в ярко-голубые глаза невероятной красоты. Аккуратно уложенные тёмные волосы, лёгкая небритость и напряжённо нахмуренные брови придавали загадочности, отличая его от остальных господ, которых ей приходилось встречать прежде. О таких, как герцог Тэрассо, юные барышни грезили томными ночами, стыдливо умолкая, когда няня или матушка заглядывала в их покои, но только не обычная крестьянская девочка, которой отроду едва успело исполниться шестнадцать годков. «Дьявол, сатана…» запестрили в голове путаные мысли. В детстве маменька говорила о падшем ангеле, змеи искусители, растлевающем глупых девиц, остерегая дитя. И сейчас она стояла перед ним, с восхищением и невероятной покорностью утопая в голубой волне.

— Евдокия… Красивое имя, — произнёс мужчина, поцеловав озябшие пальцы тонкой руки. — Не бойся дитя, я не дьявол… Проходи…

Дуня выдернула запястье, отпрянув к двери.

— Простите, господин… Мне лучше уйти… — едва дыша, прошептала она.

— Если пожелаешь, — приклонил голову Рафаэль. — Я, немедля, прикажу вызвать экипаж, который отвезёт тебя, куда пожелаешь, либо останься здесь, со мной… Выбор за тобой, дитя…

— Ваша светлость, моё имя Елисавета, отпустите эту замарашку, не гоже ей… — девушка осеклась, заметив на себе холодный взгляд герцога, пронизывающего до костей. Рыжеволосое создание неуверенно посмотрело на Рафаэля, неосознанно доверя. Она медленно переступила порог, спуская промокшее от снега пальто. Мужчина провёл по её щеке пальцем, довольно усмехнувшись.

— Верное решение, прекрасный мотылёк… — он посмотрел на дверь, громко сказав. — Яков! — На пороге тут же появился хромоногий юноша в белоснежной рубашке, поверх которой висела новенькая жилетка, на пару размеров больше положенного. — Отведи барышень в ванную комнату и принеси всё необходимое.

— Как прикажете, господин, — приклонив голову, произнёс хромой, приглашая девушек пройти за ним.

— Знал, что выберешь её, — усмехнулся гость. — Никогда не понимал твоих игр, брат… Ты, как всегда, оказался прав… Девочка сама решила остаться.

— Они всегда остаются… — холодно ответил Рафаэль. — Ещё один глупый мотылёк летит к огню, не ведая опасности… Моё проклятье, я всегда получаю то, что желаю…

— Скорее дар, доступный лишь богам, — довольно развёл руками брат. Он положил на стол два билета в Мариинский театр.

— Что это? — спросил герцог, небрежно проведя по листам бумаги.

— Балерина в маске, закрытое выступление, — ответил гость. — Пришлось сыграть с одним достопочтенным господином в карты, чтоб достать их. Впрочем, мне никогда не везло, но… Разве полиции будет дело до ещё одного несчастного, намертво замёрзшего в разгар петербургских морозов…

— Ты превзошёл самого себя, — постукивая костяшками, задумчиво произнёс мужчина.

— Ты всегда получаешь то, что хочешь, мой господин, — усмехнулся гость, допивая коньяк. Он поднялся, небрежно накинув на плечи пальто. — Они твои, приятной трапезы…

— Виктор, в следующий раз будь осторожней, люди не должны узнать кто мы такие…

Гость кивнул, он неторопливо вышел за дверь, оставляя мужчину наедине с очередной добычей.

Елисавета прошлась по ванной комнате, взяв в руки стеклянную баночку с красной жидкостью, вдыхая аромат.

— Если вам будет что-то угодно… — сказал хромоногий, приготовив горячую ванну.

— Вина, — не дав договорить, сказала светловолосая распутница, слащаво улыбнувшись. Парень недовольно кивнул, выходя за двери. Девушка провела пальчиком по воде, развязывая корсет. — Так, мышка, — сказала она, взглянув на Дуню, застывшую в дверях. — По неизвестной для меня причине, господин предпочёл тебя… Будь добра убрать с лица это растерянное выражение и попытаться изобразить немного женственности. Если из-за тебя я недополучу монет, то разукрашу твоё личико… Поняла меня, мышка?

— Разве второй господин не останется здесь? — растерянно спросила крестьянка.

— Святая простота! Мы здесь для того чтобы ублажить герцога младшего, который, ко всему прочему владеет всем состоянием, — наигранно рассмеялась Елисавета, она подошла к ней, спуская простенькое ситцевое платьишко с худеньких плеч. — Делай всё, что я скажу, и мы обе уйдём отсюда озолочёнными. К тому же Рафаэль Платонович весьма хорош собой! Если бы ты, мышка, знала с кем мне приходилось делить ложе, была бы более сговорчива… Впрочем, тебе это знать необязательно… Будь умницей и сможешь сменить свой простенький наряд на что-то более изящное… — распутница провела рукой по бледной щеке, завлекая девочку за собой. — Пойдём, мышка, смоем с тебя этот… Свиной аромат!

— Я прежде не была с мужчиной… — прошептала Дуня, неловко садясь в горячую ванну.

— Милочка, каждая из нас проходит через это, главное раздвигай по шире ножки и стони, мужчинам это приходится по вкусу, — поливая рыжие волосы водой, усмехнулась Елисавета. Дверь скрипнула, распутница недовольно вздохнула, в пол оборота повернув голову. — Хромой, тебя за смертью посылать, неужели так сложно… — она осеклась понимая, что перед ней стоит герцог. Мужчина молчал, взглядом изучая обнажённые тела. — Ваша светлость… — растерянно произнесла она, тут же привстав. — Моё почтение…

— Должно быть, вы ожидали увидеть здесь моего слугу? — с усмешкой спросил он, присаживаясь на край тумбочки. — Что же… Не хотел вас разочаровывать.

— Ваша светлость, — игриво улыбнулась особа, она выпрямилась, медленно подходя к мужчине. — Прошу меня простить, я совсем не ожидала вашего появления… — произнесла распутница, пальчиками проведя по белоснежной рубашке. Рафаэль остановил руку, даже не взглянув на неё. Девушка быстро смекнула, подходя к зажавшейся крестьянке. Она потянула девочку, заставляя подняться. Дуня смущённо выпрямилась, прикрывая худенькое тело. Строгий взгляд Елисаветы заставил преодолеть неловкость, опустив руки по швам.

— Простите, господин, — словно извиняясь за свой несуразный вид, произнесла рыжеволосая девочка. Она опустила взгляд, не в силах заставить себя смотреть на красивого мужчину, стоящего в паре метров от неё.

— Не стоит, — произнёс герцог. Он мельком взглянул на распутницу, побуждая к действиям. Елизавета понятливо улыбнулась, она помогла девочке вылезти из ванны, пальчиками проводя по мокрой груди.

— Вы этого хотите, мой господин? — произнесла она, ухоженная рука скользнула на впалый живот, спускаясь ниже.

— Не надо… — вырвался испуганный шёпот из груди, когда тонкие пальцы прикоснулись к заветной ложбинке, скользя по складочкам.

— Совсем дитя, — улыбнулась Елисавета, кончиками проникая внутрь, Дуня всхлипнула, стиснув губы. — Тише, мышка, не зажимайся, будет больнее… — прошептала она. Распутница посмотрела на мужчину, наблюдающего за реакцией крестьянки. Она склонила голову девочки, рукой скользнув на грудь. Розовый, сжавшийся от холода комочек напрягся пуще прежнего, отзываясь на прикосновение. Горячий язык прошёлся по шее, закусывая мочку уха. Евдокия неосознанно застонала, бледные щёки налились краской, заставляя тело вспыхнуть.

— Достаточно, — холодно произнёс мужчина. Он взял с тумбочки заранее приготовленный халат, сшитый из тончайшего кружева, накидывая на плечи крестьянки. — Яков, — в дверях тут же показался хромоногий слуга, с любопытством окинув взглядом сложившуюся картину. — Проводи сударыню к экипажу и заплати тройную цену, — он дотронулся до порозовевшей щеки крестьянки, довольно улыбнувшись. — Не бойся, мотылёк, пойдём со мной.

— Ваша светлость, — обескураженно произнесла Елисавета. Девушка с обидой посмотрела на господина, не понимая, как он мог предпочесть гадкого утёнка вместо неё. — Разве вам не хочется опробовать то, за что вы готовы так щедро заплатить? Неокрепший, испуганный мотылёк не сможет…

— Смею вас заверить, сударыня, вы сполна отработали каждый золотой, что мой хромоногий слуга вложит в вашу прекрасную ручку, — с холодной ухмылкой, перебил Рафаэль, целуя пальцы распутницы. — Разумеется, прежде чем покинуть скромное жилище, мой слуга угостит вас вином, которое запамятовал принести. Яков!

— Да, господин, — ответил хромоногий.

— Как вам будет угодно, ваша светлость, — приклонив голову, произнесла Елисавета. Рафаэль усмехнулся, выходя вместе с крестьянкой из ванной комнаты.

— Прошу вас, сударыня, — с пренебрежением произнёс хромоногий. Распутница подняла с пола красное платье, следуя вслед за слугой.

Герцог открыл перед девушкой дверь в покои, он безразлично опустился на кровать, наблюдая за гостей. Дуня нерешительно прошлась по комнате, украдкой взглянув на фрукты, красиво уложенные в хрустальной вазочке.

— Ты голодна? — спросил мужчина, не отрывая от неё взгляд. Девушка виновато мотнула головой, по-детски закусывая нижнюю губу. — Когда ты в последний раз ела?

— Сегодня, господин, — неумело соврала она.

— Лож, — усмехнулся Рафаэль. — Не бойся меня, мотылёк, я не обижу.

— Сегодня, господин, — повторила Дуня. Осиротев совсем малюткой, она просила милостыню на промёрзших от холода улицах Петербурга. Голодный, замерзающий ребёнок, протягивающий озябшие пальцы к господам. Именно тогда, она усвоила жестокий урок… Булка хлеба, брошенная псу, и брезгливый взгляд немолодой пары, когда она, с надеждой на доброту, протянула руку, моля о чёртовой горбушке. «У собачки попроси» безразлично бросила ей дама, и девочка попросила, доверчиво протянув ладошку к оголодавшему псу. Полицейский, случайно оказавшийся на том переулке, успел спасти малышку, вырвав из пасти. Но больше она не верила в людское милосердие, отрабатывая каждую крупицу еды. Стоя почти нагой перед герцогом, она боялась не того, что может с ней сделать мужчина, читающий её, как открытую книгу. Она боялась жалости, чувства, которое способны испытывать лишь гордецы. — Не жалейте меня…

— Не стану, — произнёс Рафаэль. Мужчина подошёл к ней, проведя рукой по остро выпирающим плечам. — Знаешь, почему я выбрал тебя?

— Нет, господин, — прошептала девушка, чувствуя, как властная рука опустилась на живот, скользя по тонкой ткани.

— В тебе есть внутренняя сила, стержень… — произнёс он. — Ты боишься меня?

— Да, господин, — прошептала Евдокия. Она повернулась к нему, спуская тонкое одеяние на пол. — Но это девичий страх, меня манит к вам, влечёт… Я сделаю всё, чтобы доставить вам удовольствие…

Девушка опустилась на колени, дрожащими пальцами расстёгивая кожаный ремень.

— Поднимись, — приказал Рафаэль, проводя по раскрасневшейся от стыда щеке. Он задумчиво вздохнул, поднимая с пола халат.

— Не прогоняйте меня, — взмолилась Дуня, хватаясь за штанину мужчины. — Я сделала что-то не так?

— Ты интересна мне, не только, как женщина, — после минутной паузы произнёс он, разворачивая девушку спиной к себе. — Я могу предложить тебе работу, кров, еду, впрочем, или эту ночь… — Прошептал он на ухо. Губы спустились на шею, оставляя едва уловимые поцелуи. Рука неторопливо прошлась по бёдрам, заставляя раздвинуть ноги. — Тебе некуда идти, негде спать, а юное тело возжелает каждый… Я готов дать тебе дом, семью, защиту… — пальцы скользнули между ног, напористо раздвигая влажные складочки. — Выбор за тобой…

— Что вы попросите взамен? — подобно стону произнесла девушка, блаженно прикрывая глаза. Она запрокинула голову назад, облокотившись на крепкую руку с лёгкостью придерживающую её.

— Преданность… Ты будешь служить мне, выполняя каждое поручение, как бы осудительно, пугающе или запретно оно не было… Если я скажу — убей, ты сделалась это, не задумываясь, — произнёс он. Пальцы, дразня, проникли внутрь, заставляя сердце биться сильнее. Дуня неосознанно подалась к нему, желая в полной мене ощутить неведомое ранее напряжение, пронизывающее каждою клеточку живота. Мужчина усмехнулся, он убрал руку, покачав головой. — Но… Я никогда не попрошу тебя разделись со мною ложе, никогда не прикоснусь к тебе, как к женщине и ты никогда не приступишь этой грани, не опустишься до бессмысленных попыток соблазнить… — мужчина посмотрел в зелёные глаза, читая в них ответ. Слепая преданность не пугала юное создание, она желала служить ему, но ласка, затуманивающая разум, заставляя дать иной ответ. Девушка повернулась к нему, руками овивая шею.

— Вы сами знаете, что я скажу, господин… — прошептала она, ластясь о крепкие руки. — Позвольте вас поцеловать…

— Нет, — остановил мужчина, он отстранился, наливая в бокал коньяк. — Ты совершишь ошибку, я позволю себе дать за тебя ответ… Яков!

За дверью раздались шаги, хромоногий удивлённо заглянул в комнату, не понимая, зачем его позвали.

— Эта девушка останется, — сказал он. — Будет помогать тебе по дому, выдели ей комнату и объясни всё, смотри мне, не напугай! И накорми девчонку, кожа одна…

— Совсем всё? — уточнил хромоногий, Тэрассо кивнул. — Как скажете, хозяин.

Девушка растерянно посмотрела на мужчину, опустив глаза. Разгорячённое тело ещё пытало, требуя продолжения, но холодный взгляд герцога заставил без слов выйти из спальни, медленно следуя за слугой.

— Господин, простите, как я могу к вам обращаться? — спросила она, украдкой взглянув на хромого.

— Какой я тебе господин? Яшей можешь звать или Яков, как душеньке угодно будет. Да не бойся, что нос повесила? Господин такие предложения не часто делает, видать, увидел в тебе что… Хозяин, он хороший, балует нас, в обиду не даёт, да и нуждаться не в чем, бояре так не живут, — парень довольно обернулся, окинув девушку изучающим взглядом. — И действительно, кожа да кости, мясом с картошкой тебя в таком состоянии не накормишь, попросим бульон сварить. Быстро оклемаешься, Аннушка готовит, пальчики оближешь. А завтра портниху вызову, сошьёт платье тебе подобающее, но прежде проверка есть, пройдёшь, останешься, если нет… Ну, видно будет…

— Какая проверка, — нерешительно спросила Дуня, когда парень остановился у двери.

— В щёлочку загляни и понаблюдай, за тем, что происходит. Да не кричи только, страшно будет, рот зажимай. Хозяев от обеда не отвлекают, — сказал Яков, приоткрыв дверцу. Евдокия украдкой заглянула в комнату, видя на диване сидящую Елисавету. Распутница была словно в дурмане, медленно водя головой. Рядом с ней находились двое, герцог старший, который привёл её в этот дом и юная девушка с белоснежными волосами в нарядном, голубом платье.

— Какая красивая… — с восхищением прошептала Дуня, не отрывая взгляд от светловолосого ангела. — Кто это?

— Это? — улыбнулся хромой, мельком взглянув на юную госпожу, пытающегося что-то доказать мужчине. — Николь… Дочь и племянница хозяев. Голодом сидит второй месяц… С ней быстро подружишься, сердце у неё чистое, невинное… Смотри дальше, не отвлекайся.

Герцог старший нервно ходил по комнате, он сел на диван, небрежно поднимая руку распутницы. Елисавета послушно поддалась, с невероятным спокойствием положив голову к нему на плечо.

— Святая Богородица! — прошептала Дуня, зажимая рот ладонями, когда мужчина прокусил руку её знакомой. — Что происходит?.. Дьявол… Он дьявол…

— Нет, — безэмоционально пояснил парень. — Не дьявол. Вурдалак, вампир, кровопиец, тут много названий, но не дьявол. Чтобы жить, им нужна кровь, бессмертны они.

Евдокия молча наблюдала за картиной, она побледнела, но держалась стойко, стараясь ничего не упустить. Виктор силой притащил Николь к ничего непонимающей Елисавете, заставляя пить. «Девочка моя, ты должна поесть, ну давай же…» без толку уговаривал он. «Николь Тэрассо, я тебя силой заставлю! Хотя бы пару капель… Ангел мой…». Юная блондинка истерично вырвалась, она со слезами подбежала к двери, едва не сшибив с ног Дуню с Яковом.

— Николь! А ну стой! Неугомонный ребёнок! Ремня на тебя нет! — раздражённо вышел Виктор, удивлённо посмотрев на Евдокию — Что она тут делает?

— Рафаэль служанкой взял, если выдержит, — пояснил Яков.

— Чёрт знает что! В этом доме хоть кто-то есть собирается?! — пробубнил он, посмотрев на девочку ещё не отошедшую от шока. — Приберитесь здесь… — мужчина вышел, направляясь вслед за светловолосой красавицей. — Николь!

Яков зашёл в комнату, он недовольно покачал головой, смотря на капли крови.

— Прибрать… — прошептала Дуня, испуганно смотря на беспомощную Елисавету, сидящую на диване.

— Быть вампиром опасно, они вынуждены скрываться, — пожал плечами Яков. — Монстров нигде не жалуют, особенно в России. Поможешь? Вроде неплохо справляешься.

Крестьянка растерянно кивнула, взяв с тумбочки нож. «Если я скажу убей, ты сделаешь это, не задумываясь» пронеслись в голове слова Рафаэля. По зелёным глазам покатились слёзы, она подошла к Елисавете, поднося лезвие к горлу несчастной.

— Ей! Ты чего творишь? — растерялся Яков, тут же забирая оружие из рук. — Мы людей не убиваем! В порядок приведём, денег дадим да к дому доставим, а на утро она и не вспомнит ничего. Гипноз, называется! Рафаэль в тебе явно не ошибся, проверку прошла. Пол пока помой, а я ей укусы обработаю… Вот, горе луковое…

Новоиспечённая служанка с облегчением выдохнула, она налила ведро с водой, только сейчас начиная понимать, что больше не придётся возвращаться на промёрзшую улицу, так давно заменяющую ей дом.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Наваждение. Добыча монстра… предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я