Вселенная. Борьба за выживание на планете мрака
Мария Аленичева, 2020

Холодный темный мир блуждает по просторам вселенной. Некогда красивая и процветающая планета обречена на медленную безмолвную гибель. Древнее зло окутало Жизнь, наложив проклятье и породив тварей мрака. Именно сюда по стечению обстоятельств забрасывает обычных людей с планеты Земля. Четыре подруги, жаждавшие приключений, осознали свою ошибку слишком поздно. Теперь им предстоит познать все ужасы тьмы, отстоять свое право на существование или погибнуть, а может быть, доказать самим себе и вселенной, что они способны на большее. Среди хаоса еще теплятся остатки разумной формы жизни, последние очаги цивилизации, где можно обрести надежду и друзей. Но поможет ли это в борьбе на выживание? Смогут ли они вернуться домой? Шанс предельно ничтожен, особенно когда рядом чужак с другими намерениями. Осознание собственной беспомощности хуже пытки, ведь от врага зависят конечный исход и судьба умирающей планеты, а может, и нечто большее…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Вселенная. Борьба за выживание на планете мрака предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Аленичева М. В., 2020

* * *

Глава 1. Знакомство

Был один из тех скучных дождливых осенних дней, когда ужасно тянуло спать, ничего не хотелось делать, а уж тем более сидеть в институте и слушать монотонный голос преподавателя по психологии. Но все по порядку. Меня зовут Маша, я самая обычная девчонка с короткими вьющимися русыми волосами и карими глазами. У меня спортивное телосложение и средний рост. Также я очень наивна и мечтательна. А еще я студентка-первокурсница, учусь на специалиста по таможенному делу, вообще-то это не мое, но разве будешь спорить с родителями, которые хотят для тебя светлого будущего, прибыльной профессии и так далее. Я хотела бы учиться на художника или фотографа, аниматора, да мало ли интересных творческих профессий в мире, но предки настояли на своем, и поэтому я здесь. Однако в этом есть свои плюсы, так как в институте мне посчастливилось познакомиться с тремя девушками, которые стали для меня близкими подругами: это Таня, Тая и Оля. Всех нас в будущем ждало нечто опасное и неизведанное, а главное — это, конечно, приключение и любовь. А что еще могут желать восемнадцатилетние девчонки, полные сил, мечтаний и надежд.

Еще один день в институте подошел к концу, точнее сказать, еле дополз к своему финалу, словно черепаха. Я, попрощавшись с подругами, уставшая, но довольная, пошла домой. Моя дорога пролегала через городские тихие сонные улочки, железную дорогу и местный рынок. И какой бы плохой ни была погода осенью, настроение мне могла испортить только очередная учеба. Благо я нигде больше не училась, поэтому по приходу настроилась заняться своим любимым делом: сесть за компьютер и сделать пару набросков на планшете. Да, я любила рисовать с самого детства, и все же мне так и не удалось убедить в этом родителей. Временами меня посещало желание на них обидеться, однако я понимала, что они желали лучшей доли для своего чада. Просто нужно понимать: взрослые не всегда знают, что для тебя будет лучше, они думают, что знают, а на самом деле об этом знаешь только ты. За философскими размышлениями я не заметила, как подошла к рынку, где толпы народа после рабочего дня покупали съестные припасы. Мне предстояло преодолеть нешуточную толкучку из бабушек с тележками, мужиков с большими сумками и всевозможных продавцов, зазывавших посетителей рынка в свои палатки. Я по обыкновению опустила взгляд себе под ноги, при этом надвинув капюшон куртки чуть ли не до самых глаз, и, как заправский гонщик, мастерски стала обходить одного человека за другим на бешеной скорости. Опасный участок вскоре был пройден, чему я удивилась: ни один продавец не позвал меня посмотреть вещи либо купить свежие овощи, такое бывает нечасто — виновником был моросящий осенний дождик, в такую погоду все предпочитают сидеть в тепле. Вот и я не стала медлить, заторопившись к себе домой.

Дверной звонок залился звонким щебетом птицы, и на пороге меня встретила бабушка. Она, как всегда, с лету поинтересовалась, что я ела за день и буду ли я есть сейчас. Бабушки — они такие, с ними точно с голоду не помрешь. После ко мне с громким лаем вылетели два пса. Радостно обнюхав меня с ног до головы, они схватили в зубы по тапку. Конечно, я была очень рада всех видеть, однако собачья возня между ног все время мешала снять обувь. А после того как по твоему лицу еще пару раз ударят виляющим хвостом, тут уж нервы не выдерживают. С горем пополам мне удалось заскочить в комнату и спасти свою одежду от радостно прыгающих собак. Следующим препятствием была кровать младшего брата. Мы обитали в комнате вдвоем, и делилась она на его и мою половины, но чтобы попасть на свою территорию, мне предстояло преодолеть, как всегда, разложенную кровать и компьютерный стул с горой одежды, наваленной на его спинку, отчего этот самый стул периодически падал под тяжестью вещей. Несмотря на полный бардак, который разводил мой брат, у него была масса положительных качеств. Он отличался весьма подвешенным языком, и любой кипиш начинался именно с его подачи. Что ни говори, а титул души компании доставался именно ему. Также брат мастерски разбирался в компьютере, а это в наши дни уже значило немало, если бы только не извечная проблема с ленью.

Неожиданно в комнату вошла мама и поинтересовалась, как прошел день, также она предложила мне на пару с отцом выгулять собак. Семья у нас была большая, и, как большинство людей, мы скромно ютились в трехкомнатной квартирке, расположенной в спальном районе города. Комната номер один отходила под владения бабушки и дедушки, во второй мирно поселились мои родители и их питомцы, а в третьей обитали я и мой брат. В тесноте, да не в обиде. Несмотря на все выше перечисленное, я любила свою семью, порой у нас случались недомолвки, ссоры и проблемы, но я всегда верила, что это поправимо, любовь может исправить все.

Весьма насыщенный день все же закончился, он мало чем отличался от предыдущих, и вряд ли следующий будний день сможет привнести ярких красок. Хотя кому-то в этой жизни стабильность, наверное, нравилась, в ней не было ничего криминального или неправильного, и все же я все время хотела чего-то большего. Правда, как и большинство девушек, сама не знала, чего именно. Завалившись в кровать и укрывшись волшебно-теплым одеялом, я еще долго не могла уснуть, перебирая в голове всякие мысли — то мечтания, то философские рассуждения. И вот наступило мое самое нелюбимое время, будничное утро, когда ты сквозь сон слышишь мерзкий звон будильника. Немалых трудов стоило оторвать себя от кровати и открыть глаза. Как я и говорила, день начинался весьма обыденно, мне нужно быстро завтракать, а после сразу топать в институт. Время завертелось, круговорот жизни пошел, шарманка заиграла старую песню заново.

Институт как дом родной, только, вроде, из него ушел, и не успел оглянуться, как снова здесь. Первая лекция была история. Не то чтобы я не любила учиться, но иногда мною овладевала необъяснимая лень, и, как назло, преподаватель своим монотонно бубнящим голосом только подстегивал аудиторию ко сну или другим более важным занятиям. Как правило, студенты всегда найдут, чем себя занять, помимо лекций. Я все смотрела в окно и мечтала о неизведанных мирах, слушая барабанящий по крыше осенний дождик, как вдруг меня за руку потянула моя подруга Таня и шепотом сказала:

— Историк сейчас что-то будет диктовать, пиши давай.

— Уболтала, — я неохотно взяла ручку.

Таня была первой, с кем мне удалось познакомиться в институте и впоследствии подружиться. Я особой разговорчивостью не отличалась, и поэтому она первой заговорила со мной. Из нашей дружной четверки Таня старше всех. Также девушка обладала высоким ростом и очень привлекательной фигурой. Серые миндалевидные глаза в сочетании с крашеными блондинистыми волосами и хитрой улыбкой поистине делали ее похожей на хитрую лисичку. Мимо такой девушки не мог пройти ни один мужчина. Помимо внешних данных, Таня хорошая, понимающая подруга, порой весьма доверчивая, но это ее ничуть не портит, в людях ценит искренность и честность, верит в человеческую доброту.

— Итак, запишите следующие законы, их будет три. Вообще их более двадцати, но мы запишем три, — громко сказал историк, поправляя съехавшие на нос очки.

— Ой! Как хочется домой, а последние минуты, как назло, тянутся как вечность.

— Тихо, Маша, а то историк нас сейчас запалит, — сказала мне Таня, не отрывая взгляда от тетрадки.

После записанной информации я повернулась назад, чтобы узнать, как дела у Оли. А там меня ждала все та же картина: Оля и не думала конспектировать лекцию, а мирно дремала, положив голову на стол. Ольга у нас большая оптимистка с хорошим чувством юмора и отсутствием типично женских ужимок, любительница везде совать свой нос, особенно куда не надо. С ней очень легко и просто общаться, она самая низенькая из нас и худенькая. У девушки темненькие прямые волосы средней длины и большие, озорные, темно-карие глаза. Любимое ее дело — это футбол и все, что с ним связано, поэтому стиль одежды спортивный. Также Оля в любой ситуации оставалась при своем мнении и незамедлительно высказывала свое «фи», если ущемляли ее права — да, скучать с такой подругой было некогда. Однако девушка все же имела изрядный минус в виде избирательной лени, хотя это было присуще многим людям.

— Оля, проснись, скоро конец пары.

— Маша, какая ты все-таки! — возмущенно буркнула подруга, приоткрыв глаза. — Я ночью только в два легла и встала в шесть часов утра, да при этом еще и в институт притащилась, — сказав это, она свернула шарф и положила его себе под голову, после чего добавила: — Так что до конца пары меня не будить, не кантовать, при пожаре выносить первой, желательно вперед головой.

Вот так вот без зазрения совести Оля закрыла глаза и засопела, а я с Таней продолжила писать лекцию, слушая монотонный гул дождя. Последние двадцать минут дались с большим трудом, но время не стоит на месте, и, выходя из института, мы вздохнули с облегчением. Улица встретила нас осенней прохладой, и вскоре надоедливый мерзкий дождь прекратился. Выглянувшее из-за тучи солнце разогнало оставшуюся дымку, озаряя светом верхушки деревьев и крыши домов. А мы тем временем направились к метро, где нас должна была ждать Тая. Сегодня ее не было в институте. Причиной этому служили курсы английского языка и долгая дорога от Наро-Фоминска до Москвы. Конечно, это ее не оправдывало, и все же один день прогула был прощен. Мне, конечно, с дорогой повезло больше всех, филиал нашего института находится в тридцати минутах ходьбы от моего дома. Через тихие улочки мы, не торопясь, шли, болтая о девичьих проблемах, то и дело перешагивая одну лужу за другой. И по закону жанра за болтовней не заметили, как быстро достигли метро, где нас уже с нетерпением ждала Тая.

Она девушка, которая удивительным образом сочетает в себе нежную женственность и мужскую хватку. Ставит перед собой цель и достигает ее. Также Тая прекрасный слушатель и может выслушать все твои проблемы. У нее редкой красоты длинные рыжие волосы и зеленые глаза необычной треугольной формы с длинными ресницами. Ростом она не отличалась от Оли, ну, может, чуток была выше. Главными особенностями девушки были загадочность и недосказанность, Тая никогда не давала читать себя окружающим, как раскрытую книгу, скрывая в себе некую тайну.

— Привет, зайка! — воскликнула Оля и чмокнула Таю в щеку.

— Привет, девчонки, как прошел день?

— Лучше и не спрашивай! — с тяжелым вздохом выговорила наша подруга, которая проспала все лекции. — Очень много писали, и спать жутко хочется!

— Ага! Особенно ты много писала, Оля, — съязвила Таня, не забыв при этом ехидно усмехнуться.

— А я тебя с Машей мысленно поддерживала, — тут же парировала она.

— Видя при этом седьмой сон, — вмешалась я в их беседу и улыбнулась.

Тут уж Оле не удалось отвертеться, поэтому, показав нам язык, она направилась к местной палатке разглядывать всякую безделицу.

— Я перепишу лекцию, — обратилась ко мне Тая, — в понедельник тогда отдам.

Я противиться не стала и с удовольствием отдала тетрадки подруге, тем более что на выходных зубрить лекции не входило в мои планы.

— А впереди выходные, как же замечательно! — мечтательно произнесла Таня, слегка потянувшись. — Наконец-то высплюсь.

— Согласна с тобою, выходные — это хорошо, да что там, прекрасно! — не могла не поддержать я подругу, тем более что мысли у нас были схожими.

Как всегда, в подземке было много народа, и хуже всего — это стоять в большой очереди за проездными билетами. Но в итоге в этой самой толкучке мы как раз успели обсудить, куда отправимся — в кино или по магазинам. Шопинг в итоге был принят единогласно, и мы, счастливые и довольные, принялись сплетничать, рассказывая последние институтские новости. Внезапно странное мерзкое ощущение проняло меня до костей, заставляя моментально отвлечься от разговора с подругами. Я почувствовала, что кто-то пристально смотрит на меня. Когда я обернулась, моему взору предстала старушка в лохмотьях, в зале с кучей народу она смотрела на нас безумным взглядом, при этом ее губы судорожно шевелились. Девчонки тоже заметили странное поведение бабушки-попрошайки и, потянув меня за рукав, отвели подальше. И все же от неприятности мы так и не избавились, даже когда пристроились в очередь совсем в другом конце зала. Старуха внезапно начала кричать, словно одержимая, показывать на нас пальцем, я аж онемела от удивления. Девчонки тоже были в шоке от происходящего. Мы твердо решили отвернуться и не обращать на ненормальную никакого внимания, как вдруг она оказалась прямо возле нас и низким скрипучим голосом сказала:

— Вы бессильны что-либо изменить, — с этими словами она ринулась к выходу, да так быстро, что никто бы и не подумал, что бабка так бегает.

Было такое странное ощущение, что, кроме нас четверых, ее вопли больше никто не слышал — люди стояли и занимались своими делами, даже не обернувшись.

— Что это только что было? — очухавшись от увиденного и нервно усмехнувшись, спросила Оля.

— Дааааа, — зло махнув рукой в сторону ненормальной старухи, протянула Тая, — не обращайте вы внимание на всяких сумасшедших, по ней же видно было, что бабушка немножко не в себе, — после сказанного наша подруга демонстративно покрутила пальцем у виска.

Как бы там ни было, неприятный осадок от встречи с ненормальной в моей душе все же остался, затаился где-то в недрах мозга и так и не хотел улетучиваться, каждый раз прокручиваясь в голове.

Купив проездные билеты, мы пошли дальше. Хотя правильнее будет сказать — побежали, а то вдруг еще в дурдоме день открытых дверей сегодня. В итоге пришлось переводить дух, встав на эскалатор, попутно слушая ужасный скрежет движущейся лестницы. После того как мы спустились, перед нами встала проблема забитого общественного транспорта и выбора маршрута, так как до места назначения можно было добраться от двух станций метро. Мы, не теряя времени, уткнулись в карту метрополитена для изучения более удобного маршрута. Внезапно мне показалось, что чего-то не хватает. Я, конечно, попыталась отогнать от себя дурное чувство, предполагая, что всему виной недавняя сумасшедшая бабка, однако дело было совсем в другом. Давящее ощущение нарастало, во рту моментально пересохло. Я отпрянула от сгрудившихся над картой подруг, и меня словно поразило молнией. Оглядевшись по сторонам, я поняла: людей на станции практически не было. Подошедший поезд забрал в недра своих вагонов последних пассажиров и уехал в темный тоннель. Так вот что это за давящее чувство, чувство тишины там, где ее по сути быть не должно, особенно в час пик.

— Девчонки, где все люди? — шепотом спросила я, боясь нарушить тишину.

Сначала они замерли в недоумении и так столбом стояли минуты три, оглядываясь по сторонам и пытаясь сообразить, что происходит. Тая сделала шаг по направлению к платформе и взглянула на часы, висящие над тоннелем, куда в чернильную пустоту увез своих пассажиров поезд. Циферблат нервно мигал красным цветом, высвечивая сплошные нули.

— Ерунда какая то, — сделала вывод Тая, взглянув на нас.

— Знаете что, пойдемте уже, а то мне как-то не по себе стало, — сказав это, Таня двинулась с места по направлению к выходу, как вдруг выключился свет, что заставило нас непроизвольно вскрикнуть. Стало еще хуже, вдобавок ко всему, страшно и темно, хоть глаз выколи.

— Что происходит!? — испугалась Оля и стала судорожно копаться в сумке, после чего мы увидели загоревшийся фонарик ее сотового телефона. — Вот и свет, лучше, чем ничего, я полагаю, — добавила она, освещая местность возле себя.

— Точно! — хором поддержали мы.

Вооружившись мобильными телефонами как фонарями, мы решили идти обратно, но не тут-то было: раздался ужасный грохот, и на нас начал обваливаться потолок. Ничего не оставалось делать, как побежать в другую сторону. Добежав до другого конца станции, где, как оказалось, тоже был завал, мы остановились и стали прислушиваться к наступившей гробовой тишине. Где-то закапала вода, стали раздаваться мерзкие скрипучие звуки, как будто бы к нам ползло гигантское насекомое из фильма ужасов. А может быть, мне просто стало мерещиться это из-за панического страха.

— Слушайте, наверное, террористы на Москву напали, бомбу взорвали, вот все и обвалилось, — предположила я, и мой голос нарушил тишину, эхом раскатившись по залу.

— Знаете что! — вдруг воскликнула Оля и продолжила: — Один раз, когда свет вырубали в метро, я в это время в поезде была. Там двери мужики разжали, а потом все просто по тоннелю к следующей станции дошли. — Сказав это, Оля направила свет от своего мобильного телефона на рельсы.

— Не думаю, что это хорошая идея, — тут же заявила ей Тая и пояснила, — Контактный рельс все еще может быть под напряжением. Да и потом, куда ты хочешь дойти по рельсам, лучше подождем на станции, так безопаснее.

После слов подруги мы притихли и встали спина к спине, как будто готовились к драке. Тишину по-прежнему нарушал странный звук, который я не могла определить. Но меня не покидало беспокойство, ощущение, что мы тут не одни, вертелось в голове и как снежный ком, катящийся с горы, все больше и больше набирало обороты. По этой причине я запаниковала первой.

— Все, с меня хватит! Пойдемте, — решительно заявила я, стараясь не показывать подругам, какая я трусиха на самом деле. — Здесь точно не выйдем, выход завалило. — Отдав сумку Тане, я вынуждена была спрыгнуть на рельсы и позвать остальных. — Пойдемте! Из-за пыли трудно дышать становится, да еще эти звуки странные!

— Ты тоже их слышишь? — почему-то шепотом спросила меня Таня.

— И не вы одни! мы тоже их слышим, — сказали девчонки, спрыгивая вслед за мной на рельсы.

После спуска я и подруги направились в холодный, сырой тоннель, то и дело спотыкаясь о шпалы. Шум и скрежет позади, вопреки ожиданиям, не прекратился, а, наоборот, усилился. И теперь отчетливо можно было услышать, как кто-то преследовал нас. От этого становилось дурно и бросало в дрожь, а мы, словно параноики, все время стали оборачиваться назад и освещать пройденный путь фонарями от телефонов.

— Может, это крысы. — В очередной раз обернувшись назад, предположила Тая, и вдруг у нее из рук выпал мобильный телефон. — О нет! — обреченно крикнула она. — Он почти новый был! — Девушка наклонилась, чтобы подобрать обломки телефона, как вдруг из темноты до нас донеслось чье-то рычание и скрежет когтей.

— Тихо, — с дрожью в голосе сказала Таня, от страха схватившись за свою сумку, как будто бы это могло помочь.

Я еле держалась на ногах, руки предательски трясло, словно в лихорадке. Сердце стучало как бешеное, а в висках так сильно пульсировала кровь, что закладывало уши. Мы стояли как вкопанные, боясь пошевелиться, и ничего не могли сделать, но тут рычание резко прекратилось.

— Уходите, так быстро? — как гром среди ясного неба раздался из тьмы мужской голос.

— Кто здесь?! — одновременно воскликнули мы.

А я про себя подумала: как хорошо, что монстры не говорят. Значит, в темноте был человек, причем мужского пола. А мужская помощь не помешала бы четверым девушкам в такой ситуации. Мои мысли перебил не пойми откуда взявшийся яркий свет. Обернувшись, я увидела, что поезд стоит в тоннеле и на данный момент освещает путь впереди себя светом от фар. Странным было то, что машинист как таковой отсутствовал. Внезапно свет еще больше усилился, и вскоре в тоннеле стало светло, как днем. А прямо в самом его начале мы, наконец, увидели обладателя мужского голоса. Высокий неземной красоты парень с безупречно сложенным телом. Его идеально красивые волосы серебрились в лучах света, слегка отливая пастельно-розовым оттенком. На лице не было ни одного изъяна, чувствительные губы и желто-оранжевые глаза, в которых играл огонь. Само совершенство, думала я, глядя на него влюбленными глазами. Не знаю, сколько мы так простояли, пялясь на незнакомца, но у меня в душе вновь появилось странное беспокойство. В голове возникло множество вопросов и подозрений о мистере совершенстве. Кто он? Как попал сюда? Почему так странно выглядит? Почему у него такой цвет волос и глаз, такого быть не может, если это, конечно, не линзы, а волосы не покрашены. Его одежда была не менее странной, даже жутковатой на вид, в некоторых местах торчали шипы, и вообще она больше напоминала черный межгалактический доспех, нежели обычную одежду. А иногда на ней можно было увидеть тени монстров: у меня складывалось такое ощущение, что чудовища живые и передвигаются по одежде, время от времени оскаливая свои жуткие пасти. И уж тем более вряд ли кто-то станет разгуливать по улице с нечто напоминающим оружие. Он все это время, не мигая, смотрел на нас, будто удав на кроликов.

— Кто вы?! — дрожащим голосом крикнула Таня, тем самым выведя нас из транса.

— А вы не знаете, — ехидно ответил он, — но я уверен, что одна из вас все отлично понимает. По этой простой причине мне надо либо предложить ей сотрудничество, либо убить.

Сказав последнюю фразу уж больно легко и непринужденно, он зло ухмыльнулся. Мне даже сперва показалось, что я ослышалась, но, к сожалению, ошиблась. Незнакомец со сногсшибательной внешностью в жутковатой космической броне действительно намеревался нас убить.

— Я не люблю людей, так что сотрудничество отменяется, — наконец после затянувшейся паузы продолжил незнакомец, — но магическая сила такой мощи способна заинтересовать кого угодно во вселенной. Я никому не позволю завладеть ей. Раз я не знаю, кто из вас знает правду, логично будет убить всех сразу, — сказав это, он снова злобно улыбнулся.

— Что? Вы не посмеете! — крикнула ему Таня в ответ, и, честно говоря, я не ожидала от нее такой смелой реакции.

— Кто вы такой?! — присоединилась к Тане Оля, важно сложив руки на груди.

Хотя после я заметила, как они обе тряслись от страха, словно осиновые листочки на ветру, это особенно отчетливо прослеживалось по их теням при свете фар поезда. И все же мне ли было судить своих подруг, я на данный момент выглядела ничуть не лучше, если не хуже.

— Ладно, так уж и быть, представлюсь вам, — сделал нам одолжение мужчина. — Меня зовут Ариман. И не бойтесь, смерть — это совсем не больно.

— Что!? Да вы не посмеете!!! Вас сразу посадят!!! — завопили мы как бабки на базаре, но через минуту осознали свою беспомощность и разом разревелись, пытаясь пробудить в нем каплю жалости. Однако слезами только усугубили ситуацию.

— Какие же вы, люди, жалкие, — брезгливо поморщившись, проговорил Ариман. — Пожалуй, не буду пачкать руки, — внезапно мужчина каким-то чудесным образом в мгновение ока очутился на станции, мы даже опомниться не успели. Вообще все происходящее напоминало мне жуткий сон, после которого обычно просыпаешься в холодном поту. Все настолько было туманно и расплывчато, как будто не по-настоящему, совсем не в реальном времени. А может, результат сильного нервного напряжения давал о себе знать. И это еще были цветочки.

Тем временем вокруг все заскрипело и заискрилось, свет замигал от не пойми откуда взявшегося тока. Поезд, до этого спокойно стоявший в тоннеле, скрипнув, загудел и тронулся с места. Бросив от страха сумки, нам ничего не оставалось, как бежать обратно к станции. И хотя там сейчас стоял наш убийца, быть сбитыми поездом мне и подругам хотелось меньше всего на свете. Но, как бы быстро мы ни бежали, поезд становился все ближе и ближе. Надежда спастись мгновенно улетучилась, когда сзади меня закричали девчонки, и тут я почувствовала внезапное жжение по телу. Меня окутало странное, синее свечение, ничего подобного я раньше никогда не видела. Загадочный синий свет моментально увеличил энергию и прибавил мне сил, проникая в каждую клеточку тела. То, что дальше происходило, вообще не вписывалось в рамки разумного. Пространство вокруг превратилось в лазурно-золотую дымку. Нашему новоиспеченному врагу это не понравилось. Однако было уже поздно, поезд догнал нас, невыносимо яркой вспышкой осветило весь тоннель. Мир постепенно померк вокруг меня…

* * *

Сознание вернулось не сразу, а лишь спустя какое-то время мне все же удалось открыть глаза и начать двигаться. Очнувшись, я поняла, что нахожусь не в метро, а в какой-то пещере. Девчонки лежали рядом и потихоньку приходили в себя. Боль от падения при взрыве светящегося шара отозвалась резкими покалываниями в коленках и локтях, на которые я, собственно, и приземлилась. Кое-как встав на ноги, я смогла оглядеться по сторонам, судорожно пытаясь сообразить, где мы находимся и что вообще случилось. Тут-то я и увидела Аримана, который грозно и с некоторым презрением смотрел на меня.

— Поздравляю тебя, ты очень проворна, — недовольно кинул он мне и тут же продолжил: — я даже не думал, что вы все можете обладать силой, а может быть, она разделяется на вас четверых. И не думай, что эта планета сможет меня удержать, выберусь, мне не впервой. Служение Волсу не принесет ничего, только разочарование, а ваша жертва в итоге все равно будет напрасной.

— Что вы имеете в виду?! Какая еще сила?! Какая жертва?! — В панике вскочив, я спиной прижалась к стене, не сводя с него глаз.

— Не играй со мной в игры! — грозно рявкнул он, отчего у меня моментально подкосились ноги. — Вы перенесли нас сюда! И это еще раз доказывает, что вселенная, возможно, открыла правду. Мне до сих пор неясно, как именно у вас четверых это получилось сделать, но назад пути нет. Кроме одного: выбраться отсюда можно, лишь когда кровь невинной девы прольется на подземный алтарь! С этой планеты так просто не улететь! Ни вам, ни мне, ни кому-либо еще! Хотя, скорее всего, кроме нас и прочей живности, тут никто больше не живет.

— И что же это за планета?! — еле выдавила я из себя вопрос от страха, после чего осмотрелась по сторонам, будто бы могла определить, на Земле мы находимся или нет.

— Планета Мрака, — ответил Ариман и посмотрел на девчонок, которые к тому моменту очнулись.

Ситуация с каждой минутой вот-вот могла стать плачевной для меня и подруг. Я даже подумала: может, он нас с кем-то перепутал, потому что я понятия не имела, о чем он говорил. Какая-то правда, другая планета, и черт ногу сломит! Что вообще происходит — без устали кричал мне мой внутренний голос, на который я не реагировала вследствие шокового состояния.

— Другая планета? — наконец выговорила Оля, схватившись за голову.

— Вы маньяк! Что вы сделали?! — встревоженно крикнула Таня.

— Я тебе, солнышко, язык-то укорочу! — угрожающе отреагировал на ее слова Ариман.

После чего мои подруги все как одна подскочили ко мне и прижались друг к другу. Он не сводил с нас взгляда, точно так же, как и в тоннеле метро, а мы с жалобным видом все больше и больше пытались потеснить холодную каменистую стенку пещеры. «Боже! Ну что он от нас хочет?» — пронеслись мысли у меня в голове, — «Что мы ему сделали? Я не хочу вот так вот умереть!» От такого стресса в голове разразилась адская боль, думать мне уже точно было противопоказано. Такой вот страх я испытывала однажды, когда маленькая шла лечить зубы к стоматологу, хотя нет, пожалуй, сейчас было куда страшнее. И вдруг решение, а точнее догадка, сама пришла ко мне в голову. «Интересно, что он медлит?» — спросила я у себя и неожиданно вспомнила. Ариман сказал что-то насчет крови девственницы и что с этой планеты без этого не выбраться. Пока я собиралась с мыслями, а точнее сказать, пыталась пересилить страх, завладевший мной, мужчина тяжело вздохнул и наконец с недовольным видом отвел от нас взгляд в сторону выхода из пещеры. Как оказалось, этого хватило мне, чтобы расхрабриться.

— Не волнуйтесь! — пролепетала я. — Он тут нас не тронет, мы нужны ему живыми. Чтобы выбраться с этой планеты, нужна кровь девственницы. — Сказав это, я недоверчиво посмотрела на Аримана и слегка улыбнулась, чтобы посмотреть на его реакцию. Но он лишь одарил меня своим высокомерным взглядом.

— Мы не на Земле?! А разве мы не можем попасть обратно таким же способом? — дрожащим голосом спросила у меня Таня.

— Этот вопрос к нему, — моментально ответила я, указывая в сторону нашего врага. — Он знает об этом месте больше нас, по крайне мере, мне так кажется.

После моего ответа Таня не особо спешила продолжать разговор, однако, ко всеобщему удивлению, она отлипла от стены и сделала шаг по направлению к Ариману.

— Извините, вы нас с кем-то путаете, мы ничего не сделали, мы даже вас не знаем, это все случайная ошибка, вот и все, — сказала наша подруга и, вконец расхрабрившись, подошла к нему еще ближе.

Надо сказать, что мужчина был весьма внушительного размера, даже Таня на его фоне казалась маленькой, хотя она из нас четверых была выше всех. И сейчас мы находились в шоке от ее действий, включая и самого Аримана. Неужели на нее так подействовали мои доводы, хотя на месте своей подруги я бы так рисковать не стала. Все-таки мы в незнакомом месте, и помощи ждать неоткуда. И уже тем более нам вряд ли удастся справиться с нашим обидчиком, даже будучи в большинстве. Тем временем она подошла к нему почти вплотную, а он после такой вопиющей наглости целую минуту не мог произнести и полслова.

— Ты совсем страх потеряла? — наконец прошипел Ариман и резким движением схватил Таню за руку, после чего в его руке моментально появился черный кинжал.

— Ай, больно! Отпустите! Не надо! Неееееееееееет! — взмолилась она, падая на колени.

Нужно было срочно что-то делать, дал установку мой внутренний голос, и только я собралась выкрикнуть угрозы в его адрес, как меня опередила Тая.

— Только троньте ее! — крикнула она, твердо сделав шаг вперед и не менее грозно продолжила: — Вам ведь нужна девственница, не так ли, так что делайте выводы!

— Да! — сразу поддержала подругу Оля. — Если вы убьете кого-нибудь из нас, все остальные покончат с собой, и вам придется вечно тут торчать! А я так поняла, что других девушек на планете нет!

Ариман искоса бросил на них взгляд, и после нескольких секунд раздумий кинжал в его руке растворился в воздухе, словно его никогда и не было.

— Неужели? — презрительно фыркнул он, — а сил-то у вас хватит себя жизни лишить?

— Можете не сомневаться, — спокойно ответила я и в этот момент сама поразилась, какой непоколебимый был у меня голос. Да и потом, мне следовало уже давно вступиться за своих подруг, а не отсиживаться за их спинами.

— Прекрасно, — ехидно улыбнувшись, согласился Ариман и наконец отпустил Танину руку. — Пока троих будут есть монстры, я и еще одна из вас успеем убежать.

— Монстры!? — хором воскликнули мы, уж такого поворота событий я и подруги точно не ожидали.

— Да, это твари мрака, деточки, — с полным равнодушием в голосе продолжил он. — Монстры выходят с закатом солнца и нападают на всех, кого найдут. А потом съедают заживо, но в основном вселяют страх. Света твари, конечно, боятся, но ведь это планета Мрака, и тьма тут полноправная хозяйка.

— Хватит нас пугать! — раздраженно прервала его я.

— Больно мне нужно вас пугать. Вы и без этого со страху помрете, на вас смотреть противно.

— Если хотите отсюда выбраться, будьте добры защищать нас, — съязвила Тая и добавила: — Что-то мне подсказывает: у вас это отлично получится.

Девчонки были такие решительные, а может быть, из-за страха так себя вели. Как бы там не было, мы стали понимать, что держаться нам надо вместе. Когда девчонки заодно, ни один мужчина не совладает с криком, визгом и женской логикой. А так как наш убийца был мужского пола, то к нему это тоже относилось. Единственный минус — теперь нам волей-неволей суждено было объединить усилия даже с Ариманом, который тем временем с разочарованным видом смотрел куда-то вдаль. И было такое ощущение, что он над чем-то задумался, а на нас не обращает никакого внимания, будто меня и подруг тут и вовсе нет.

— Вы уклонились от моего вопроса, — снова начала Таня. — Почему мы не можем вернуться тем же путем, что и…

— Потому, что вокруг планеты барьер — телепортироваться сюда можно, а отсюда — нет, — с безразличием в голосе кинул ей в ответ Ариман.

— Раз мы заодно, каков наш план на данный момент?! — воскликнула обрадовавшаяся Оля.

Не знаю, чему тут было радоваться. Может быть, тому, что он пойдет с нами и будет нас защищать. Во всяком случае, находиться с Ариманом было опасно. И, честно говоря, я не ждала от него ничего хорошего.

— Выбраться отсюда, и чем скорее, тем лучше, — ответил он Оле и после небольшой паузы добавил: — Так что с этого момента вы будете делать только то, что я вам говорю, — поставив нас перед фактом, он направился к выходу из пещеры. — Шевелитесь! Ждать я вас не буду!

Переглянувшись, мы устало поплелись за ним.

Планета оказалась не очень гостеприимной. Вокруг росли густые, колючие кустарники странно синего цвета. Огромные сухие деревья с ветками, которые напоминали корявые пальцы. Все казалось мрачным, и в голову лезли всякие дурные мысли. Хорошо, что еще светило солнце. Здесь оно было гораздо больше, чем на Земле, и краснее, из-за чего стояла жуткая жара. Наступил вечер, и небо наполнило красной краской уходящее за горизонт солнце. За все время нашего блуждания мы с Ариманом не обмолвились ни словечком и всю дорогу смотрели на его спину. Под конец дня я и девчонки настолько вымотались, что ноги ужасно гудели и буквально подкашивались от усталости. К тому же все наши часы перестали работать и на данный момент были абсолютно бесполезны. Поэтому мы толком не знали, сколько в общей сложности прошли по времени. И, честно говоря, такая неопределенность и вся эта обстановка неплохо расшатывали нервную систему. Однако ни я, ни мои подруги так и не сказали: «Стоп! Я устала, давайте отдохнем». И все из-за боязни перед нашим новоиспеченным защитником, он же по совместительству должен был и убить нас, но нежданные обстоятельства помешали ему это сделать. Так или иначе, на наше женское счастье он вскоре остановился и внимательно посмотрел на уходящее за горизонт здешнее светило.

— Сейчас наступят сумерки, час тварей из тьмы, — не поворачивая головы назад, сказал нам Ариман и добавил: — Лучше нам будет найти для вас какое-то укрытие и переждать там ночь.

— Боишься? — спросила его Таня.

— Шутим, значит… Я боюсь, как бы вас не съели.

— Как мило, ты за нас переживаешь? — сказала Оля и подозрительно покосилась на него.

— Нет! — резко возразил Ариман. — Я просто не хочу ночью бегать здесь, да еще с детским садом, который не умеет пользоваться элементарной магией.

— Так что же выходит: мы все умеем колдовать, мы что, ведьмы? — спросила я, оглядывая с ног до головы себя и подруг.

— Вы совсем глухие, я разве сказал, что вы умеете колдовать? По-моему, я сказал все с точностью наоборот. Нет! Вы не умеете колдовать, Более того, таким, как вы, этому учиться сто лет. И хватит задавать мне вопросы!

— Уже и спросить нельзя, зачем так орать, — надувшись, пробубнила я, исподлобья кинув взгляд в его сторону.

— Наконец-то, ваше временное убежище. — Тяжело вздохнув, Ариман испепелил с помощью одного лишь взгляда густо растущий кустарник впереди себя и указал рукой куда-то вперед.

После того как мы еле-еле протиснулись между обугленных ветвей, нашему взору предстал небольшой каменный домик с полуобвалившейся крышей. Но дверь в нем, как ни странно, была крепкая. Подойдя к каменному сооружению ближе, мы придирчиво осмотрели его, и первой свое «фи» высказала Таня.

— Я не буду спать в этом сарае!

— Если тебе что-то не нравится, можешь уходить отсюда, блондинка, — открыв дверь, кинул ей Ариман.

— Я не сказала, что мне не нравится, я имела в виду, что не буду спать там с тобой!

— Полностью тебя поддерживаю, — тут же не удержалась от высказывания Оля.

— Не возражаете, если я присоединюсь, — улыбнувшись, добавила Тая.

Мы гордо зашли в домик. А ему ничего не оставалось делать, как остаться снаружи, так как спорить было бесполезно, к тому же нас было большинство. И, как мне показалось, он не очень-то горел желанием с нами пререкаться, да и потом, возможность спать снаружи Аримана ничуть не напрягла, а наоборот, даже обрадовала. Уж не знаю, что тут такого было радостного, да я и не хотела особо вдаваться в подробности, единственное, чего хотело на данный момент мое страждущее тело — это завалиться спать.

Наш каменный домик оказался в плачевном состоянии. На полу везде валялись какие-то разодранные тряпки, а в углу были следы крови. В нем также имелись своего рода скамейки, и так как выбора у нас не было, сегодняшней ночью именно эти лавочки должны были заменить нам кровати.

— Это не пятизвездочный отель, но выбирать нам не из чего, — сказала Таня и села на деревянную скамейку рядом с Таей.

— По крайне мере здесь лучше, чем снаружи, — сказала я, продолжив осматривать каменные стены дома.

— Ладно, это наш домик, мужская половина группы остается снаружи. — Сказала Оля и понаблюдала за безответной реакцией нашего злого защитника. Я подумала, что после этой фразы он не будет с нами церемониться и убьет прямо сейчас. Его терпению можно было только позавидовать. Не отреагировав на ее слова, Ариман так и продолжил смотреть на нас, стоя на каменной лестнице у порога. Оля этого безразличия просто так не оставила и со всей силы хлопнула перед его носом дверью. Вот теперь мы точно ожидали смерти, сейчас из-за Олиной выходки он нас убьет ну или на худой конец вышибет дверь, а после отчитает по полной программе. Однако после всего сделанного я с подругами услышала, как Ариман что-то сказал на непонятном нам языке, явно ругательство, и успокоился. Мы синхронно улыбнулись и дружно зажали себе рты, чтобы не рассмеяться во весь голос.

— Оля, что ты вытворяешь, еще больше неприятностей захотела, держи себя в руках, я не хочу здесь умереть, — с улыбкой предупредила я подругу.

— Да, а то разозлишь, он не станет мелочиться и сделает нам тут братскую могилу, — поддержала меня Таня.

— Я нечаянно! — сделав невинное лицо, попыталась оправдаться она. — Ладно, я постараюсь быть сдержанной, но учтите, он мне не нравится.

— Оля, он никому не нравится, но мы, в отличие от тебя, его не злим, — серьезным голосом ответила ей Тая, после чего легла на лавочке и, поджав под себя ноги, добавила: — Давайте лучше спать. Надо сил набраться, а то, чувствую, завтра трудный день будет.

Последовав ее совету, мы стали укладываться на доживавших свои последние дни лавках. Кое-как расположившись, я закрыла глаза и прислушалась к ночным шорохам, но, кроме завываний ветра, не услышала ничего и уснула. Надо сказать, что уснула — это мягко сказано, всю ночь нам не удавалось как следует расслабиться, не говоря уже о сне, даже смертельная усталость не помогала. Мне так вообще эта ночь показалась сплошной пыткой. Все это время, пока я вертелась с одного бока на другой, моей единственной мечтой было оказаться дома в теплой постельке, внушая себе, что весь сегодняшний день — это всего лишь кошмарный сон. Что завтра я проснусь у себя дома и все забуду. Собственно, с этими счастливыми мыслями в голове мне и удалось отключиться, правда, и то где-то под утро, когда едва заметно начало светать.

Когда солнце уже было в зените и планету Мрака обдало жаркой волной его лучей, я резко вскочила от олиного крика. Оказалось, что ее напугал огромный красно-коричневый причудливый жук, который полз по ее ноге. Мы столпились вокруг нее и начали галдеть, не зная, как снять насекомое, потому что руками брать его не хотелось. Тут двери резко открылась, и на пороге появился Ариман во всеоружии. Таня и Тая тут же ринулись к нему и схватили его за руки.

— Не трогайте меня! — выдернув свои руки из объятий моих подруг, грозно заявил он и направился к вопящей от ужаса Оле.

— Это что все?!

— Сними его быстрее! Сними! — вопила наша подруга как пострадавшая.

И вместо того, чтобы снять жука, Ариман взял да и прихлопнул его прямо на ее ноге. Я бы даже сказала, что это была своего рода месть за то, что она вчера захлопнула перед ним дверь. Бедной девушке было не до смеху. От жука осталась зеленая слизь, которая растеклась по всей ноге и жутко пахла.

— Ай! — возмущенно взвизгнула она, — Ты что сделал!? Я русским языком сказала его убрать, а не прибить! — Жутко визжала она от негодования, после чего подняла с пола какую-то разорванную тряпицу и со скорченной на лице гримасой стала вытирать ею ногу.

— В следующий раз будешь справляться сама, усекла, — злобно ответил Ариман и окинул нас недобрым взглядом, после чего быстро вышел на улицу.

Неожиданно монотонное ворчание нашей подруги прервал мой урчащий живот. И только я хотела высказать речь по поводу жуткого голода, как Тая, как всегда, меня опередила.

— Что-то кушать хочется, — пожаловалась она.

— И нам, — поддержали мы в один голос.

— Интересно, сколько еще идти? А то так и с голоду помереть недолго. Может, у нашего гида спросить насчет еды? — предложила Таня, посмотрев на улицу.

— Ладно, потом спросим, — махнув рукой сказала я, — сейчас не самое подходящее время, надо продолжить путь и не раскисать по пустякам. Как там говорят? Выживает сильнейший. — Если честно, я не ожидала сама от себя таких слов. Хотя мне не меньше девчонок хотелось кушать. А после ночи, проведенной на лавке, жутко болело все тело.

— Эй! А ну-ка быстрее, а то я уйду без вас! — поторопил Ариман, которому, судя по всему, уже надоело ждать нас снаружи.

И вот не прошло и года, как мы опять ринулись в путь. Солнце уже было высоко, но сквозь глухие ветки деревьев лучи не доставали до земли, из-за этого под ногами вечно хлюпало. Вокруг постоянно раздавались шорохи, и мы пугались каждый раз, как слышали треск веток. Поблуждав еще немного по лесным дебрям, мы вскоре вышли на какую-то тропинку. Да и эта самая тропинка разделялась на два пути — налево и направо.

— Ну, я думаю, — с сомнением в голосе начал говорить Ариман, смотря то в одну, то в другую сторону. Так мы простояли минуты три, пока он решался с выбором, после чего у Таи кончилось терпение.

— Так в какую сторону? — не выдержав, спросила она.

— Налево, — еще немного подумав, ответил он.

— Вот мужская натура, все хотят налево, а я хочу направо, — твердо заявила Оля и, демонстративно отойдя вправо, добавила: — С чего ты взял, что нам надо налево? Я конкретно ничего не имею в виду, но ты уж очень долго сомневался в выборе маршрута, подозрительно это все.

— Я здесь уже один раз был, и еще я вижу поле, а направо дебри сплошные. Нет, ну если вы никуда не спешите, и не хотите выбраться, если хотите еще походить по трущобам и здешним непролазным места, пожалуйста.

— Ладно, уговорил, Сусанин, — недовольно промямлила Оля, потому как перспектива блуждать по непролазным чащам ее не прельщала.

Ариман оказался прав, и через некоторое время мы уже шли через поле, где лишь кое-где росли островки с деревьями. Но там, к несчастью, оказалось неспокойно, везде летали причудливые насекомые размером с кулак. Каждый раз, как над нами начинал кружиться очередной жук, мы пригибались, махая руками над головой. А Ариман время от времени над нами посмеивался. Его все эти летающие и жужжащие, надоедливые насекомые не беспокоили. Мы решили идти поближе к нему на всякий случай, вдруг опять на кого-нибудь жук сядет.

— Слушай, а долго нам еще идти? — спросила у него Таня.

— Я не помню, — отмахнулся от нее Ариман, видно, разговаривать сейчас об этом точно не входило в его планы.

— И что же, скажи, ты какой-нибудь маг или злой колдун? — еще раз попыталась разговорить нашего проводника девушка, но ее попытка была полностью проигнорирована.

— О, боже мой! А что мы будем есть!? — вдруг воскликнула Оля, возвращаясь к утреннему вопросу.

Но этот вопрос, нужно отметить, волновал не только ее. И наша девчачья команда решила действовать. Резко остановившись, словно до этого мы несколько раз это репетировали, я и подруги стали жалобно смотреть на Аримана. Обычно таким взглядом гипнотизируют людей собаки, когда выпрашивают еду.

— Что вы на меня вылупились! — остановившись, грозно рявкнул он, но после того как мы продолжили смотреть на него глазами, полными жалости, он чуть сбавил тон. — Вы меня съесть задумали?

— А что, хорошая мысль! — воскликнула Оля, да так, что мы вздрогнули от неожиданности, а она, потерев ладошки, продолжила, с хитрой улыбкой на лице глядя на Аримана: — Мне сейчас настолько все равно, что в качестве еды ты мне определенно нравишься, и начну я…, в-общем, неважно, — пошутила она.

К слову сказать, на лице Аримана в этот момент не дрогнул ни один мускул, было видно, что его приколы нашей подруги совсем не веселили. А может быть, он их просто не понимал.

— Ну а если без шуток, — серьезно сказала Тая, — есть и правда хочется, а тебе, наверное, тем более, ты же мужчина.

После ее слов он над чем-то задумался, глядя в сторону, и спустя минуту дал нам ответ.

— Я знаю, тут есть старый дом, через реку, но до него еще надо дойти, может, там что найдем поесть, так что пошли.

— Тут что, еще и люди живут?! — изумилась я.

— Жили, только не совсем люди, до прихода тварей и монстров, а потом все просто улетели с этой планеты.

— А что произошло? — продолжила я беседу.

— Не знаю, возможно, кто-то проклял это место, — как всегда кратко и по существу ответил он.

— Минуточку, минуточку! — вдруг крикнула Оля, перегородив путь Ариману. — Ты же представился нам в тоннеле как Зло, так?

— И что?

— Так почему ты не в ладах со своими друзьями-монстрами, которые здесь обитают?!

— Это совсем другое, другие твари. Знаете, вселенная бесконечна, и в ней много разных существ. Как бы вам объяснить… Возьмем вашу планету, на ней обитают осы, пчелы, пауки, комары и так далее и тому подобное. Так вот паук ест комара, представьте, что это монстры. Паук с пауком договорится. И то обычно каждый защищает свою территорию, даже пауки, а вот паук с комаром не договорится.

— То есть ты можешь договориться с одним из здешних видов монстров? Тогда поняли, — махнув рукой, ответила за всех Оля.

— Да ничего вы не поняли! Я вообще не хочу ни с кем договариваться. Единственный способ — это убивать всех, кто попадется у нас на пути. К примеру, как паук комара.

— Знаешь, — вдруг вклинилась Тая в его объяснение, — из нашей сложившейся ситуации скорее мы больше походим на комаров, — сказав это, она не увидела кочки впереди себя и споткнулась, но не упала, так как Ариман успел ее поддержать.

Медленно развернувшись, он пристально посмотрел ей в глаза и тихо сказал.

— Вы походите на комаров, деточка, но не я. — После сказанного он улыбнулся своей обворожительной улыбкой и добавил: — Суть в этом примере была не в том, кто на кого похож, а что монстры всякие бывают. Главное, вы это поняли и зарубили себе на носу.

Переваривая информацию о здешних агрессивных существах, мы пошли дальше по тропинке, заросшей каким-то мхом или чем-то вроде того. Вообще мне тут все казалось странным, к примеру, откуда в поле мох или что-то типа этого. В поле обычно должна быть трава. И, несмотря на то, что под ногами вечно хлюпало, вся растительность была сухой, или может быть, у них тут листья такие. А небо было не такое, как у нас на Земле в солнечный день, а странно-зеленого цвета. Мы прошли еще немного, и я начала слышать какой-то рокот, очень напоминавший гул горной речки. Оказалось, так и есть: пройдя поле, мы увидели реку. Течение в ней было очень сильное, и кое-где из воды торчали камни.

— И что, теперь плыть придется? — спросила у Аримана Таня, поежившись и глядя на воду.

— Если ты хочешь — вперед, а я лично пройду по тому мосту, — ответил он, показывая вправо.

И вправду, неподалеку виднелся мост, а точнее, жалкое его подобие. Сделан он был из местных деревьев явно давно. Половины досок не было, а остальные ужасно прогнили, да вдобавок ко всему он был покрыт непонятной слизью.

— Это мы по такому мосту будем переходить?! — изумилась Оля.

— А тебе что-то не нравится? — с усмешкой спросил Ариман.

— Да он тут же развалится!

— Не хочешь — не иди. Я лично могу и перелететь. А вам, дорогие мои, придется идти, раз магией пользоваться не умеете.

— Научи, — твердо сказала я ему, сделав серьезное выражение лица.

— Я что, похож на учителя, и вообще этому не учат, это само придет, нужно просто поверить, что ты хочешь летать. Вот вы думаете, люди не летают и все такое, а вы поверьте, что это было, как будто летать для вас — это как ходить по земле.

Мы переглянулись и, закрыв глаза, попытались сосредоточиться и поверить словам Аримана, но все было тщетно.

— Что-то не выходит, — сказала Тая, открыв глаза.

— Ну есть еще второй способ: нужно просто знать магию, слова и движение, тогда тоже получится. Но они у каждого свои, так что я тут вам ничем помочь не могу.

Мы тяжело вздохнули и стали делать всякие движения руками, произнося разные слова. У некоторых из нас даже получалось выстрелить чем-то или что-то сотворить. Со стороны мы смотрелись как психи, сбежавшие из дурдома. В это время Ариман присел неподалеку на камень и, глядя на нас, подозрительно улыбался.

— Даже не старайтесь, не получится, — прокричал он после десяти минут нашего позора. — Никогда ничего подобного не видел. Ой! Надо же, как неудобно получилось.

— Что-то случилось? — спросила у него Таня.

— Да я просто так, забыл, что могу перенести вас сам с помощью магии. Зато я посмотрел на бесплатный цирк, — вдоволь посмеявшись, Ариман все-таки соизволил встать.

— Ах ты…, — с досадой прошипела Таня себе под нос.

И как только он собрался перенести нас на другой берег реки, внезапно из кустов позади выпрыгнул монстр. Мы закричали, а тварь тем временем кинулась на Аримана, пытаясь его укусить. Но не тут-то было, вовремя сконцентрировавшись, он достал свое оружие, так похожее на черный модифицированный пистолет, и, засунув его в челюсть омерзительному монстру, выстрелил. Мы перестали визжать как сирены, после того как Ариман стряхнул со своей брони остатки внутренностей существа. Мы еще не успели опомниться от первого монстра, как на нас из-за кустов выскочила целая орава таких же чудовищ. Они были синего цвета и все ужасно склизкие, и, кроме огромного тела, похожего на ракушку, у них были три ноги странной формы. Челюсти у монстров были огромные, но, как ни странно, без зубов, зато чрезмерно длинный язык был просто увенчан шипами. Твари шипели и выбрасывали языки вперед, прямо как хамелеоны во время охоты на мошек. А на конце языка было что-то, похожее на жало.

— Вы что, окоченели?! Бегите быстрее! — рявкнул Ариман, убивая монстров одного за другим.

Развернувшись на девяносто градусов, мы побежали по старому мосту. Добежав до середины, мы резко остановились.

— Таня, что случилось!? — крикнула я.

— Я не могу пройти дальше, здесь нет досок, а прыгать очень далеко! — ответила она, при этом сильно вцепившись в канатные поручни моста.

— Но у нас нет выбора! — попыталась подтолкнуть я подругу.

Немного замешкавшись, она отошла чуть назад и еще раз со страхом посмотрела на часть моста без досок.

— Давай, у тебя получится! — крикнула Тая.

Разбежавшись, девушка прыгнула и удачно оказалась на другой стороне злосчастной переправы. Обернувшись, Таня позвала нас за собой, помахав рукой.

— Вообще это не так сложно! Главное — хорошо оттолкнуться! — крикнув это, она пошла дальше.

Следующей была моя очередь. Посмотрев вниз на бурлящий поток воды, мне стало как-то не по себе, из-за этого расстояние показалось еще больше. «Так, все хорошо, Маша, возьми себя в руки» — подбадривал меня мой внутренний голос напару с подругами, стоящими позади. Наконец, задержав дыхание, я прыгнула и уже через какие-то доли секунды стояла на другой стороне, крепко вцепившись в канаты, на которых держался мост. После меня прыгнула Тая, и тоже удачно. Тут хлипкую переправу начало качать из стороны в сторону оттого, что монстры уже лезли по гнилым доскам, казалось, еще чуть-чуть, и все рухнет вниз.

— Давай, Оля, прыгай, они уже близко! — крикнула ей Тая, крепко держась за канаты.

— Тебе легко говорить! Он ужасно качается!

— Быстрее!

— Блин, как мне везет, — с досадой сказала Оля, готовясь к прыжку.

И вот она прыгнула, за доли секунды оказавшись на другой стороне, наша подруга тяжело вздохнула и улыбнулась нам. Вдруг мост затрещал, и под Олей сломалась доска. Успев среагировать, Тая вовремя поймала ее за руку, при этом сама напоролась ногой на торчащую доску.

— Давай, Оля, подтянись! — надрываясь, простонала наша подруга.

Тая держала ее изо всех сил, сжимая руку, пытаясь подтянуть выше. Но, увы, монстры уже достигли середины моста, и один из них готовился перепрыгнуть через место, где не было досок. К несчастью, Олина рука все-таки выскользнула из хватки нашей подруги, и она с криком упала в реку, где ее подхватило быстрое течение и понесло в сторону. Мы все были в ужасе, а Тая хотела было прыгнуть за ней, но огромный монстр уже набросился на нее сверху, не дав сделать героический поступок. Из его рта капала пена. Как только он хотел вонзить в беззащитную жертву свой длинный мерзкий язык, как его отстрелил Ариман. После чего он пронзил своим мечом тело монстра, да так, что все его внутренности стали наружностями. Мне до сих пор было неясно, как он умудрился оказаться рядом с нашей подругой, да при этом я ничего не заметила. Взяв перепуганную Таю под подмышку, Ариман в одно мгновение оказался рядом со мной и Таней. «Ничего себе, вот это скорость», — снова пронеслись мысли в моей голове относительно нашего спасителя. Тем временем тварей стало так много, что старый мост не выдержал и под их весом развалился. Монстры с ревом и противным скрежетом упали в реку, а так как плавать они не умели, то быстро пошли ко дну.

— Быстрее, она не умеет плавать!!! Быстрее!!! — кричала на Аримана Тая и при этом била его руками по плечу.

Недолго думая, он наконец отпустил ее на землю, после чего прыгнул в реку, где его подхватило течение и понесло вслед за Олей. Мы понеслись сломя голову по берегу, но не прошло и трех минут, как Ариман уже был на суше вместе с нашей подругой, которая на тот момент была без сознания.

— Что с ней? — спросила Тая.

— Как она? — налетели мы на него с вопросами, как трещотки.

— Кто-нибудь умеет делать искусственное дыхание? — спокойно спросил нас Ариман.

Мы переглянулись между собой и в ответ только пожали плечами.

— А с помощью магии не получится? — спросила я, но мой вопрос остался без ответа.

Тем временем он скрестил на Олиной груди руки, и после ритмичных нажатий вода вытекла у нее изо рта. Мы стояли как вкопанные и смотрели на это, как бараны на новые ворота. А наш злой проводник как ни в чем не бывало сделал ей искусственное дыхание рот в рот. Конечно, мне несколько раз удавалось видеть, как спасают утопленников в различных художественных фильмах. Но по-настоящему это не шло ни в какое сравнение. Я даже чем-то завидовала Оле в этот момент, ее спас такой мужчина, просто сказка, да еще и целует. Может, я покажусь чересчур романтичной, но это и вправду было очень здорово. Надо в следующий раз тоже утонуть, если поблизости будет Ариман, ну или на худой конец в обморок упасть, смекнула я. Однако после сама же себя и отругала за глупые девчачьи мысли: «Этот негодяй и так нас убить хочет. Розовые очки на нос нацепила и расплылась, вот я дурочка». Возвращение Ольги к живым людям не заставило себя долго ждать.

— Я что, сама выплыла? — прокашлявшись, удивленно спросила она, глядя на стремительный поток воды.

Мы не менее удивленно посмотрели на нее, после чего заулыбались.

— О! Мы на другом берегу! — радостно воскликнула Оля и поежилась. — Брррр, холодно! Э, а ты чего мокрый?! — обращаясь к Ариману, наконец заметила этот факт наша подруга.

— Да, я люблю купаться на досуге, — без тени улыбки ответил тот.

— Это ты меня спас?!

— Нет, что ты, как я мог, — с усмешкой сказал он.

— Ну вы посмотрите на него! Я ему хочу спасибо сказать, а он выезживается! — начала буйствовать Оля.

В это время я с девчонками стояла в стороне и с интересом наблюдала за продолжением сцены.

— Помолчи! — прикрикнул на нее Ариман, так что Оля запнулась от испуга. — У меня сейчас идет война, а еще мне надо решить проблему с неким врагом, и вообще еще уйма важных дел! Но все это меркнет по сравнению с тем, что я сейчас нахожусь здесь, с четырьмя дурами, которые не умеют делать элементарных вещей! И я должен следить за этим детским садом! Зачем я вообще с вами связался, нужно было сидеть на месте. Вы и без моей бы помощи сами бы подохли где-нибудь у себя дома!

Закончив на нас орать, Ариман отвернулся, важно сложив руки на груди. А мы стояли, остолбенев от страха, не зная, что ответить, пока Тае вдруг не стало плохо. Схватившись за ногу, которая от раны была вся в крови, она присела на землю.

— Боже мой! Скорее надо остановить кровь! — занервничала Таня и начала судорожно искать, чем бы перевязать рану. Я с Олей стали осматриваться вокруг в поисках каких-нибудь полезных вещей, хотя вряд ли здесь можно было найти что-то полезное.

— Ты так и будешь стоять? Может, поможешь нам? — бросив взгляд в сторону Аримана, в панике проговорила Таня.

Неохотно повернувшись, он медленно подошел, видимо, специально стараясь как можно больше нас позлить.

— Какие же вы дурные, — тихо произнеся эти слова, Ариман присел возле девчонок. Внимательно посмотрев на рану Таи, он дотронулся рукой до ее ноги. И тут мы увидели, как его рука засветилась тусклым еле заметным белым светом, а рана на ноге нашей подруги мгновенно зажила, даже кровь на коже исчезла. Все действо больше напоминало чудо, не иначе.

— Что это?! — испуганно спросила она Аримана.

— Как это у тебя получилось? — удивленно добавила Таня, не сводя с него взгляда.

Он, в свою очередь, поднялся и, поправив свою одежду, по своему обыкновению ответил без единой эмоции в голосе.

— Это самая простая и элементарная магия, называется регенерацией, с помощью энергии тела можно залечить раны очень быстро. Но боюсь, таким, как вы, этому учиться очень долго. — Поставив точку, он еле заметно улыбнулся и хотел было идти дальше, но тут я его остановила.

— Научи нас!

— Что ты там пропищала? — тихо переспросил Ариман.

— Я сказала, научи нас пользоваться магией, — твердо потребовала я, таким тоном, как будто наш защитник и по совместительству гид по здешним местам был просто обязан это сделать.

Тут он не выдержал нашего напряженного ожидания и засмеялся.

— Я же вам уже говорил, что я не учитель! Я убиваю людей и все, что с ними связано, особенно таких, как вы! Неужели вы это еще не осознали? Отлично просто! Это мне придется научить своих же врагов пользоваться магией, вот до чего дошло! Как вы это себе представляете! Обычно я так мало смеюсь, но над вами просто нельзя не посмеяться! Какие же вы все-таки бестолковые, вот угораздило связаться.

— Спасибо большое, — сжав кулаки, шикнула я себе под нос, и в этот момент мне захотелось его ударить.

— А зря ты так мало смеешься, — злобно косясь на него, сказала Таня, видно, ее не меньше бесили грубые высказывания в наш адрес.

— Это еще почему? — спросил он, неожиданно сменив смех на серьезное выражение лица.

— Да всем известно! Смех жизнь продлевает! — сумничала Оля и добавила: — Это даже дети знают, а еще говоришь, что мы глупые!

Я начала думать, что после этого Ариман скажет нам в ответ что-нибудь обидное, но он еще больше рассмеялся.

— Ты хоть знаешь, сколько мне лет, детка?!

— Ну, судя по внешность, тридцать три, наверно, — сказала Оля с сомнением в голосе.

— Оооо да! еще триллион нулей добавь к этой цифре. Если это все, тогда пойдем дальше, — резко закончив разговор, сказал он.

— Это не все! Улыбка красит человека, а у тебя она красивая, — невнятно промямлила Таня и покраснела, как помидор, стараясь не пересекаться с ним взглядом. А мы раскрыли рты от удивления. Ариман, судя по всему, тоже не знал, как отреагировать.

— Неужели блондинка? — ехидно сказал он и, не дождавшись ответа, махнул рукой: — Ну что встали, пошли дальше.

Выбор у нас отсутствовал как таковой, и нам пришлось идти дальше, как и сказал Ариман. Чтобы хоть как-то отвлечь себя от голода, мы стали продолжать учиться пользоваться магией. Видимо, в этот момент вид у нас был шикарный. А я представила, как по незнакомой местности на незнакомой планете не спеша идет мужчина, а за ним идут четыре девчонки. При всем при этом последние выделывают странные фигуры и произносят нечто невнятное. «Настоящий дурдом», — подумала я и заулыбалась. Вскоре Ариману надоели наши кривляния, и он однозначно решил с этим покончить. А иначе к заходу солнца мы сильно рисковали не добраться до назначенного пункта в срок.

— Все, с меня хватит! — разозлившись, развернулся он и быстрым шагом направился к нам.

А мы тем временем успели распрощаться с жизнью — уж больно грозный был у него вид, хорошо, что все обошлось.

— Вы специально время тянете!? Позлить меня вздумали?!

— Нет, конечно! — довольно пискляво ответила Тая, после чего, прокашлявшись и сглотнув ком в горле, продолжила: — Ты не видишь, мы тренируемся, — объяснив задержку она попробовала пустить в него магию, но вместо этого получилось сотворить всего лишь синий свет.

— Да уж, — сквозь стиснутые зубы процедил Ариман.

— Эй! Посмотрите сюда! — неожиданно для всех крикнула Оля и показала нечто, что странным образом появилось у нее в руках.

— Ого! Что это? — спросила я.

— Больше всего это напоминает мне пистолеты, — ответила подруга и попыталась выстрелить в ближайшее дерево, но ничего не получилось. — Облом, не заряжено, — грустно добавила она.

— Оно и не должно быть заряжено, — вмешался Ариман, — в смысле я имею в виду, что в них неиссякаемый источник зарядов.

— Ладно, а тогда почему они не стреляют? — округлив глаза, спросила Оля.

— Будут стрелять, если ты захочешь.

Оля попробовала еще раз, но безуспешно, Ариман тем временем подошел ближе.

— Не нервничай и постарайся расслабиться. Да, это всех касается, закройте глаза и расслабьтесь.

— Если я закрою глаза, я усну, — в шутку сказала я, и девчонки улыбнулись.

— Тихо! Я говорю это вам вполне серьезно. У каждого воина должно быть свое оружие. А вы! Самые что ни на есть новоиспеченные воины. Возвращаясь к вашему вчерашнему вопросу, зарубите себе на носу: вы не маги, ведьмы и колдуны — вы воины. Хотя, конечно, куда вам до воинов — так, одно название.

Мы хотели возразить нашему злому проводнику, что мы вполне способные ученицы, однако он не дал нам и рта открыть, быстро перейдя к делу.

— Итак! Вернемся к оружию, вы должны его почувствовать у себя в душе, Прайм Изисиум или, говоря на вашем языке оружие души.

Переглянувшись между собой, мы все-таки выполнили его просьбу. Спустя какое-то время результат был нулевой. В принципе я ничего сверхъестественного не ожидала, а вот у Оли снова получилось призвать некое подобие космических пистолетов.

— Блин! — с досадой выругалась Таня.

— Хорошо, спокойно. Расскажи, как у тебя получилось, — обратился Ариман к нашей подруге.

— Я просто не знаю. Не могу объяснить, — смущенно захлопав глазами, ответила Оля.

— А ты постарайся.

— Вообще я шла по дороге и просто училась пользоваться магией. И тут я почувствовала, как меня переполняет странное чувство радости и страха одновременно вот здесь в груди, а по телу побежали мурашки. У меня в голове промелькнуло что-то о пистолетах, и я подняла руки, хотела представить их, как будто они реальные, а они вдруг появились. Я их схватила, толком не въехала, как это произошло.

— Вот кто мне скажет, какое главное слово она сказала, — задал нам вопрос Ариман.

— Почувствовала, — робко сказала Таня свой ответ.

— Нет.

— Представила, — продолжила Тая.

— Да нет же!

— Я вообще не помню, что она сказала, — натянув на лицо улыбку, попыталась отмазаться я.

— Прекрасно! Я просто не знаю, что с вами делать, — уперев руки в бока, только и смог произнести Ариман.

— Да ничего не делай, — ответила ему Оля, при этом махнув на нас рукой, мол, что с них взять.

— Слово было «реальные»! — внезапно произнес он и, не дав нам ответить, как ни в чем не бывало продолжил учение.

Вообще вся эта ситуация и все, что происходило за последние сутки, было за гранью фантастики. Мне даже казалось, что я где-то в глубине души все еще думаю, что это сон. А Ариман оказался на редкость изменчивым типом. Вроде как еще вчера намеревался нас убить, и вполне серьезно, на шутку это было не похоже. А сегодня он же учит нас магии. Нет, конечно, обстоятельства на планете сложились в нашу пользу, и с этим не поспоришь. Но вот единственное, чего я не могла понять, так это почему он просто не уничтожил все метро взрывом — было бы куда легче разделаться с нами всеми. Так же мне неожиданно вспомнилась его вчерашняя фраза: прямо после того как ко мне вернулось сознание, он сказал: «Вы перенесли нас сюда с помощью телепорта! И это еще раз доказывает, что вселенная, возможно, открыла правду насчет одной из вас». Что все это значило, естественно, я не знала, и вряд ли Ариман вот так запросто нам все расскажет. По моему мнению, он вообще не очень любит разговаривать. И пока я обмозговывала ситуацию, наш несостоявшийся убийца всерьез вознамерился переквалифицироваться в нашего учителя. Хотя до этого уверял, что учить он нас не будет, а вон оно как сложилось. Судя по всему, наша медлительность оказалась для него настоящей пыткой.

— Вы думаете, что это происходит не с вами, вы все еще не верите в это. А на самом деле я реальный, вы реальные, эта планета тоже реальная, как и ваша Земля. Фу! Что за дыра, — выругался в конце на нашу планету Ариман и, естественно, это не могло не возмутить Олю.

— Эй! Попрошу нашу планету не оскорблять! — тут же заверещала она.

— Да, а я попрошу тебя не орать на меня, и еще одно — смотри мишень, — с этими словами Ариман быстро поднял с земли камень и подкинул его вверх.

Оля ко всеобщему удивлению моментально среагировала, направив в сторону летящего камня оружие, и тут произошел выстрел. Но это не было похоже на обычный выстрел, из ее оружия вылетел заряд, и если увеличить размеры, то он был похож на летящую комету. После того как заряд улетел в небо, камень упал возле Аримана.

— Осталось сделать только самую малость — научиться попадать в мишень, — сказав это, он усмехнулся и присел неподалеку на камень возле дерева. — А что вы застряли, ваша очередь — и быстрее, мне осточертело торчать здесь целый день.

Я, Тая и Таня опять закрыли глаза и попытались сделать то, что получилось у Оли. Полностью расслабившись, я попыталась представить хоть что-ни будь, но в голову ничего не лезло. Тут внезапно у меня по телу побежали мурашки, было такое ощущение, что я превращаюсь во что-то невесомое и легкое, словно облако. Почувствовав в руках нечто странное, я открыла глаза. Моему взору предстало оружие Прайм Изисиум, оно напоминало алебарду. Рукоять была сделана из неизвестного мне металла, а само лезвие походило на полумесяц и излучало такой же бледно-белый свет. Наконец, еле-еле оторвав восторженный взгляд от своего оружия, я полюбопытствовала, как идут дела у девчонок. Тая держала в руках два клинка причудливой формы, они были тоненькие и очень изящные, а вдоль лезвий то и дело мерцала молния. А у Тани в руках красовалась красивая плетка с фиолетовым горящим хлыстом.

— Ооооо! Я вижу, и года не прошло! — с удивлением в голосе сказал Ариман, вставая с камня.

— А что ты удивляешься! Мы еще и не такое можем, — нагло кинула ему Оля.

— Да! — поддержала ее Таня. — Скоро не мы от тебя бегать будем, а ты от нас!

После ее слов наступила минутная пауза.

— Я!? Бегать?! От вас?! — не веря в услышанное, переспросил наш злой проводник.

Мы только закивали головами и приняли боевые стойки.

— Уже не знаю, куда себя деть от страха, — безразлично сказал Ариман.

Тут я, недолго думая, вознамерилась хоть раз проучить этого хама — а вдруг сработает. Для начала мне пришла в голову мысль потренироваться. Взмахнув своим оружием, я попыталась рассечь им воздух, и, как назло, оно ни с того ни с сего засветилось, а от лезвия моментально отделился поток энергии, который полетел в Аримана. Естественно, подумать, прежде чем сделать, я не удосужилась, отчего заряд получился не слабый, на мой взгляд. Энергетический луч мигом поднял в воздух клубы пыли и песка. А так как это действо я удосужилась сделать рядом с нами, глаза пришлось машинально закрыть от летавших в воздухе песчинок.

— Ты что, совсем? — закричала на меня Тая.

— Где он!? — взволнованным голосом крикнула Таня и побежала искать нашего проводника, а его словно и след простыл.

— Да что со мной случится, блондинка, — вдруг подал голос тот, каким-то образом очутившись позади нас.

— Точно все в порядке? — переспросила его Тая.

— По-моему, я время с вами трачу даром, — с угрожающими нотками в голосе сказал Ариман, — неужели вы думаете, что от этого мне что-то будет. А теперь, когда вы научились элементарным вещам, пора идти дальше. — Сказав это, он довольно быстро пошел вперед, пытаясь больше не обращать на нас внимания и не тратить время попусту.

Видимо, уже несколько раз пожалел, что вообще взялся чему-то обучать четырех девушек. Почувствовав напряжение из-за наших непростых отношений, мы подумали, что дальше злить его — себе дороже. После чего поспешили следом.

Пока мы шли, меня посетили новые предположения касательно нашего злого проводника и защитника. В самом начале пути, когда мы очутились в пещере, он сказал о некой силе, сокрытой в нас или в одной из нас. А что если Ариман думает разбудить эту самую силу путем нашего обучения, иначе это все очень странно выглядит, на мой взгляд. Постоянство явно не его конек: то я вас не буду учить, то вдруг буду. «Да! Точно, так и есть!» — услышала я крик подсознания. Возможно, сначала он решил взбодрить нашу нервную систему путем переправы через мост. Ожидал, что во время сильного стресса она сама проявится, как тогда в тоннеле метро. Не получилось. Тогда он решил обучить нас магическим премудростям. Что бы там ни было, я поняла, что ему нужны три вещи. Первая из них — это обладать некой магической силой, дарованной либо всем нам, либо одной из нас. Если у Аримана не получится завладеть магией, делиться силой с кем-то во вселенной он явно не намерен, поэтому проще нас убить, но вот как это сделать — мы же попали на эту планету. Исходя из этого, главная задача — выбраться с планеты, потом расправиться с нами. Наверное, я права, но лучше обсудить мои домыслы с подругами с глазу на глаз. Единственно — улучшить подходящий момент. Сделать это будет непросто — Ариман постоянно рядом.

До дома мы добрались только к вечеру и ужасно устали. Вокруг заброшенного здания возвышались все те же сухие деревья, а забор был полностью покрыт каким-то растением, напоминавшим плющ. Солнце почти скрылось за горизонт, и местные достопримечательности начали отбрасывать на землю страшные тени. Вокруг нас в ту же секунду стали едва уловимо различаться разные звуки. С каждой секундой жуткое шуршание нарастало, будь то шелест сухих ветвей или треск или, что еще хуже, лязганье когтей. Подойдя к массивной двери, Ариман потянул ручку на себя. Угрожающе скрипя, она все же начала открываться, как вдруг Тая закричала, а ее глаза моментально наполнились ужасом.

— Там! — указывая на что-то, только и смогла произнести она.

Как оказалось, на обратной стороне деревянной двери висел труп, а точнее все, что от него осталось. Рукой скелет держался за ручку, видимо, убегая от кого-то, он так и не успел открыть дверь, ноги у него полностью отсутствовали. Я уже не стала разбираться, чей это был скелет, но о том, что кости были явно не человеческие, говорили их большой размер и измененный анатомически вид черепа. Позади трупа по всей каменной дорожке, которая вела ко входу в дом, были следы крови. И еще пара таких же скелетов, которым не хватало какой-нибудь части тела.

— Похоже на место жуткой трапезы, — тихо произнесла Оля.

— Да, — поддержала я, отводя взгляд в сторону от жуткого зрелища.

Как только все мы оказались на каменной дорожке, резко стемнело, как будто солнце погасло и на планете наступила тьма. Из дома раздались страшные вопли монстров, которые как бритва врезались в подсознание, оставляя в душе лишь страх. Мы моментально сбились в кучку как трусливые цыплята и что немаловажно — за спиной у Аримана в надежде, что так нам никакие монстры будут не страшны. После чего дверь позади захлопнулась сама, не оставив нашей малочисленной компании пути для отступления.

* * *

— Что произошло? — запаниковали мы.

— Просто село солнце, вот и все, — спокойно ответил Ариман, как будто тут это было обычным делом.

— Солнце так резко не садится, — перебила его Таня.

— Хорошо, тогда, может быть, ты скажешь, что это было, белобрысая!

— Хам!

— Блондинка! Что с тебя взять.

— Да я тебе сейчас…, — стиснув от злости зубы, Таня не стала больше пререкаться и, достав свой кнут Прайм Изисиум, размахнулась для удара.

Но Ариман оказался проворнее нашей подруги и молниеносно схватил рукой кончик хлыста.

— Какая плохая девочка, я тебя в угол поставлю, — с усмешкой сказал ей он, погрозив пальцем. — Лучше бы на монстрах так репетировали, а то только и умеете, что визжать и паниковать.

Не удержавшись, мы рассмеялись от его высказываний и постоянных упреков, а бедная Таня только покраснела и отвела взгляд в сторону, сложив руки на груди. Обстановка слегка разрядилась, давая нам время для очередного испытания.

Как я и сказала, наше веселье было недолгим, его перервало странное существо, которое пронеслось рядом с домом. Оно быстро передвигалось на пяти лапах, а туловище и голова были одним целым. Ростом монстр было чуть выше колена. Мельком взглянув на нас своими тремя горящими темно-зеленым цветом глазами, существо юркнуло в ближайшие кусты. Больше я не смогла ничего разглядеть в темноте, так как окраска существа хорошо позволяла ему сливаться с местностью. Было ощущение, что оно осталось там сидеть и выжидало, когда же мы, наконец, подойдем ближе.

— Оно там, — со страхом в голосе пролепетала я.

— Не бойтесь, — тут же сказал Ариман, — этот вид тварей нападает стаей. Один он на нас не нападет, ну главное еще — спиной не поворачиваться.

— Спасибо, успокоил, — произнесла Тая и поежилась.

Подойдя ближе к дому, мы увидели, что вход завалило огромными камнями. И пройти к двери можно было, только убрав с дороги валуны. Не знаю, как остальным, а мне это больше напомнило целую скалу, не пойми как образовавшуюся перед входом.

— Ну, вперед, что встал, — сказала Тая, показывая Ариману на огромные валуны.

— Что? — не понял он.

— Отодвинь камушки и побыстрее, — нервно проговорила Оля, то и дело оглядываясь по сторонам.

Наш проводник, выслушав предложение, не торопясь обошел огромные каменные глыбы. Впечатление было, что он специально нарочно тянет время для того, чтобы мы как следует испугались монстра в кустах. Единственное, мне показалось очень странным, когда его внимание привлекли неизвестные мне иероглифы, как будто выжженные в каменной породе. Правда, изучал он их недолго.

— Нет, не буду я их ворочить, — внезапно ответил Ариман, тем самым поразив всех нас до глубины души. Потому как до этого я обычно думала, что парни любят демонстрировать свою силу.

— Тут должен быть черный вход за домом, — добавил он и оглянулся на тропинку, уходящую за строение.

— Ну не надо только отмазываться, скажи сразу, что слабо поднять кумушки, — съязвила Таня и тихо добавила: — Слабак. — Видимо, она все еще искала случая его как можно больше уколоть, и вот случай выдался как нельзя кстати.

— Нет, блондинка, не выгорит, я на такую уловку не поведусь! Знаете, вы можете остаться тут, двигать валуны и делать что вашей душе угодно, а я быстрее пройду по черному входу, — с этими словами Ариман направился к тропинке обходить дом.

Постояв около огромной скалы, мы услышали шуршание в зарослях и с криками понеслись за ним, вспомнив о монстре в кустах.

Пока мы обходили дом, стало еще мрачнее, и казалось, что нас преследуют наши тени. Только луна тускло освещала лица во мраке. Наконец наша команда вышла к месту, напоминавшему не то бассейн, не то фонтан. Рядом была полнейшая разруха, как после бомбежки. И только потом мне, наконец, удалось разглядеть уходившую в воду каменную лестницу.

— Что мы встали? — спросила я Аримана.

— А, ну это и есть запасной вход, — как-то без особой радости в голосе ответил мне он.

— Что! — возмущенно восклицала Оля, вспомнив свой недавний заплыв по реке.

— Ты куда нас привел, Сусанин! — разозлилась Таня. — Камни, видите ли, ему поднимать неохота. А в вонючей воде тебе охота плавать!

— Блондинка, лучше не зли меня! — пригрозил он девушке вот уже в который раз и, окинув нас холодным взглядом, продолжил: — Здесь должен быть рычаг для спуска воды.

Обойдя затопленную часть с другой стороны, Ариман стал копаться в зарослях колючего кустарника. И после того как он все выдрал, мы увидели старый заржавевший рычаг. Протяжно скрипнув под рукой Аримана, старая железяка все-таки опустилась вниз, и вода стала потихоньку уходить. Но это продлилось недолго, и вскоре она прекратила убывать, остановившись примерно на уровне груди.

— И что теперь? — спросила у него Тая.

— Пойдем. — Только и смог ответить Ариман, хотя по нему было видно, что мокнуть не входило в его планы. — Ну что, придется немного поплавать, мокрые курицы! — сказал он нам, заходя в воду.

— Фу! Уже бы давно в доме были, — снова попыталась поддеть его Таня, неохотно залезая в воду.

Спустившись, мы пошли по длинному туннелю, который был наполовину затоплен. Где-то капала вода, и из-за этого раздавались глухие звуки. Догонять Аримана в здешнем аквапарке нам всем было проблематично, так как ростом мы однозначно не подходили под это место. Да еще всякий мусор мешался под ногами. Я, конечно, попыталась отогнать от себя мысли по поводу костей и трупов в воде, но, как назло, они прочно засели у меня в голове. Мы вышли в огромный зал, а на другом его конце виднелась каменная лесенка, ведущая наверх, похожая на ту, по которой мы сюда спустились.

— Нам надо добраться до той лесенки, — наконец подал голос наш проводник.

Только мы вздохнули с облегчением, как вдруг позади нас из тоннеля раздался громкий рык, и к нашей компании стало быстро что-то приближаться.

— Быстрее! — крикнул Ариман, и я вместе с подругами сломя голову побежала к лестнице, хотя в воде быстро особо не побегаешь.

Поднявшись вверх, мы обнаружили, что он, в отличие от нас, остался стоять в воде. Направив оружие, похожее на внеземной бластер, в сторону туннеля, откуда шел нарастающий гул, Ариман отошел в центр зала и, затихнув, стал выжидать. Внезапно гул прекратился, и наступила зловещая тишина. Было слышно, как мы тяжело дышали, боялись отвести взгляд от темноты туннеля. Ариман начал медленно отходить в сторону лестницы, как вдруг исчез под водой, словно его туда кто-то затащил. Мы быстро вооружились своими оружиями души и на сей раз сделали это с легкостью. Тем временем Ариман вынырнул и, отойдя в угол, стал стрелять в воду. Вдруг из центра зала показалась огромная челюсть монстра, а после он вынырнул сам, представ перед нами во всей красе. Это было трехметровое чудовище с телом как у богомола и пастью как у мутировавшей собаки. Вдобавок у него были две длинные лапы рядом с хвостом. С помощью них он отталкивался, чтобы молниеносно нападать на жертву. Монстр издал такой рев, что с потолка посыпались камни. Ариман стал отходить в другую часть зала, не сводя взгляда с противника, а тварь тем временем кинулась на него, но не тут-то было Оля, воспользовавшись магией, выстрелила по полубогомолу-полусобаке, но вот незадача — промахнулась. Без внимания эти нападки тварь не оставила. Пронзительно взревев, существо поменяло приоритеты. Теперь кровожадное чудовище обратило свой горящий жаждой крови взор на нас.

— Что вы творите, дурехи! — крикнул нам наш горе защитник в воде.

— Так, девчонки, давайте все вместе разнесем гада, — сказала Тая, и мы, поддержав ее, стали набирать энергию в один большой шар, скрестив между собой свои оружия души.

Я не знала, хорошая эта была затея в тот момент или нет, однако в нас поселился такой воинственный дух, что остановиться не было ни малейшего шанса. Тем временем монстр вновь посмотрел на Аримана, и так как он был к нему ближе всего, тварь незамедлительно перешла в атаку.

— Ну, давай, иди сюда, ошибка природы, — злобно сказал он, когда чудовище, оттолкнувшись задними лапами, прыгнуло на него. Сотворив в руках черный сгусток энергии, который то и дело искрил разрядами, Ариман хотел было запустить его во врага, как вдруг чудовище резко разорвало на куски, а его потроха разлетелись по всему залу. Наш энергетический заряд все-таки сработал, и как раз вовремя. Естественно, защитник так и не успел воспользоваться своей магией и теперь стоял весь в ошметках и крови сдохшей твари. Медленно обратив свой взор на каменную лестницу, он с досадой посмотрел на нас, а мы тем временем гордо улыбались и махали ему руками.

— Привет, — с улыбкой сказала ему Оля.

— Ну как тебе черный вход, понравился? — с усмешкой крикнула ему Таня. — Может, повторим?!

Ариман ничего ей не ответил, а лишь молча направился через весь зал к каменной лестнице, попутно приводя себя в порядок.

— Молчание — знак согласия, — тихо дополнила Таня.

Интересно было знать, может, теперь он будет обращаться с нами с должным уважением, а не то мы ему устроим, подумала я про себя, когда Ариман уже почти подошел. И что бы вы думали произошло? Не то что похвалы, а наоборот, от нашего злого предводителя я и девчонки получили хороший нагоняй.

— Гордитесь собой, да? — для разогрева с усмешкой произнес он. — Вы тупицы! Решили сдохнуть тут! Вы в курсе, что ваша энергия, а тем более скрещенные оружия, могли вызвать взрыв! Так никто не делает! До сих пор понять не могу, как вам повезло, почему этот шар не разлетелся вместе с вами! Вы просто чудом уцелели! Как к вам в ваши пустые головы забралась идея скрестить оружия?! Ладно, не отвечайте, все равно ничего путного не услышу! Вот в следующий раз, если ослушаетесь меня, я плюну на все и предоставлю монстру шанс вас сожрать.

— А что ты сразу кричишь? — пробубнила я.

— Судя по всему, вы глуховаты, вот и приходится кричать. Я что вам прокричал тогда?

После вопроса мы словно школьницы на экзамене перед преподавателем раскраснелись, опустив взгляд себе под ноги.

— Ты обозвал нас дурехами, — наконец прервала затянувшееся молчание Тая.

Ариман вздохнул и, безнадежно помотав головой, пошел дальше вверх по лестнице, так и оставив нас без ответа.

После боя с водной тварью, который, к счастью для меня и моих подруг, закончился без потерь, наша команда еще некоторое время плутала по каменным коридорам. И наконец-то мы аткнулись на тупик. Но как оказалось после, это вовсе был не тупик, а потайная дверь, которую без особого труда отодвинул Ариман. «Еще бы при такой силище не отодвинуть», — подумала я про себя. И мы попали в главный холл огромного дома. Несмотря на то что все вокруг казалось разрушенным, внутри дом оказался уютным. В зале красовались два дивана и кресло, а посередине стоял деревянный столик, еще там были красивый камин и витая лестница, ведущая на второй этаж. На стенках висели картины с изображением, каких-то существ. В углу висела огромная полка с приборами и другой разной всячиной явно инопланетного происхождения. Вдаваться в подробности и выяснять, что же там такое, у меня не было никакого желания, усталость брала свое. Пройдя к столику неподалеку, Ариман поколдовал над каким-то приспособлением, и зал осветил тусклый свет. Позже мы поняли, что это оказался своего рода ночник. Не дождавшись никого, Оля направилась прямиком к тому месту, где стояли два дивана. Покрутившись около них, она выбрала тот, который казался ей помягче, и, развалившись на нем, сладко потянулась.

— Ой! Я умираю, хочу спать, — заявила она. — Не знаю, как вы, но у меня сил не осталось даже на то, чтобы что-нибудь поесть и попить, я очень надеюсь, что завтра нас накормят.

— Это точно, — поддержала ее Тая и устроилась на кресле.

А я и Таня улеглись на втором диване.

— Мы никого не забыли, — с улыбкой сказала я девчонкам, и те усмехнулись мне в ответ.

— Извини, место больше нет, — попробовала поддеть его Оля, но выбить Аримана из колеи оказалось трудно.

— Да мне все равно где спать, — ответил он и сел на пол, облокотившись о ножку стола.

— Это точно, лишь бы спать, да, — зевнув, сказала Оля.

— Нет, я вообще спать не буду.

— Что же ты будешь делать, любитель ходить через черный ход, — сказала Таня, и мы тихо засмеялись, однако как только Ариман зло сверкнул глазами, нам пришлось тут же поутихнуть.

— Смешно… Тебя, красивую, разглядывать, — передразнил он.

После такого ответа Таня приподнялась с дивана и удивленно посмотрела сначала на нас, потом на него. Было видно, что девушка смутилась и не знала, как ответить и нужно ли вообще было что-то отвечать.

— Что вылупилась? Спи давай. — Как ни в чем не бывало, спокойно отреагировал Ариман и, будто вспомнив что-то важное, произнес: — Да, и еще одно! Вы не спешите так сразу расходовать свою энергию на сильную магию. Ваша энергия — это ваша жизненная сила, вот почему сейчас вы с ног валитесь. Но сразу могу успокоить: по мере того как вы будете познавать все новые формы магии, жизненная энергия будет увеличиваться.

— Ой, да ладно тебе, мы все поняли и хотим спать, — сквозь сон перебила его Тая, — к тому же весь день шли и от этого устали. А жизненной энергии у нас еще очень много, просто нужно немного отдохнуть. То, что мы хотим спать, не означает, что магические силы растрачены.

— Ну-ну, — с негодованием произнес Ариман.

Я уже почти ничего не слышала. О чем еще разговаривали девчонки с нашим злым проводником, мне уже было неинтересно. И я начала все больше проваливаться в сон, а особенно после тех лавочек, на которых мы провели прошлую ночь, старый диван показался мне барским ложем, таким мягким и удобным, что на нем невозможно было не уснуть. Наконец тихий разговор девчонок меня убаюкал, и я заснула.

Меня разбудил сильный шум. Оказалось, это был грохот грома, а на улице по — прежнему стояла кромешная тьма. Только изредка разряды красно-желтой молнии освещали все вокруг. Оглядевшись, я обнаружила, что девчонки не спят, а Аримана почему-то вообще рядом не оказалось.

— Как дела? — спросила я у подруг, которые завороженно любовались раскатами молний.

— Да вроде все хорошо, — сказала Оля, словно загипнотизированная.

— А где товарищ проводник? — снова полюбопытствовала я, но они мне не ответили, а может, не расслышали вопроса. — Так где Ариман?

Полное игнорирование вывело меня из себя, и поэтому пришлось применить решительные действия. Схватив Олю за плечи, я начала ее трясти, а она как завопит:

— Эй! Маша, ты что делаешь, я же говорю, все хорошо!

— Да какой хорошо, Аримана-то нет! — воскликнула я.

Неожиданно мои подруги, будто выйдя из транса, осмотрелись и очень удивились, когда не обнаружили его рядом.

— Он же только что был здесь! — сказала Таня, обведя рукой гостиную.

— Ну и где же он? — уже начали паниковать мы.

Походив по залу некоторое время и осмотрев все углы, мы так и не смогли обнаружить Аримана, а после все опять столпились около стола. Выходить из гостиной совсем не хотелось, так как в соседних комнатах нас спокойно могли поджидать кровожадные твари. А встречаться с этой мерзостью в наши планы не входило.

— Здорово, ну и что мы теперь будем делать? — спросила Тая.

— Так, без паники, он нас не мог просто оставить, — попыталась успокоить я девчонок и себя заодно.

После моих слов внезапно в зале погас свет и мы пронзительно завизжали. Отбежав к окну, откуда исходил хоть какой-то свет от молнии, наша девчачья команда напряженно начала вглядываться в темноту, пытаясь что-то разглядеть.

— Надо вооружиться, — предложила Тая.

Внезапно в самом дальнем конце комнаты послышался скрип, и кто-то стал приближаться к нам. Мы судорожно попытались сосредоточиться, чтобы появились наши оружия. Но было поздно, существо схватило Таню за руку и утащило во мрак. Мы визжали как сумасшедшие, и тут, откуда ни возьмись, в гостиной вновь забрезжил тусклый свет. Моему взору предстал Ариман, который всего-навсего держал нашу подругу за руку и смотрел недоуменным взглядом на происходящее. А Таня тем временем все еще боялась открыть глаза от страха и до сих пор сильно визжала, пытаясь высвободить свою руку.

— Что ты орешь, блондинка, — спокойно сказал он.

Девушка медленно открыла глаза и после небольшой паузы, я клянусь, она точно хотела отвесить ему звонкую пощечину, но вовремя сдержалась.

— Ты нас бросил! Да ты вообще…! — нервно хмыкнув, Таня больше не нашла, что сказать и просто отвернулась в другую сторону.

— Вы что, испугались? Да ладно, вы же сказали, что голодные, я и принес вам еды, точнее, то, что нашел.

— Где!? — спросила Оля, схватив его за руку.

— На столе, и нечего так бурно реагировать.

Мы прямиком направились к столу, где нас ждало нечто не понятное. Напоминало это баклажан по форме, только этот овощ был красного цвета, если, конечно, это вообще был овощ.

— Что это? — задала вопрос Оля.

— Это здешний фрукт, коя называется. Очень сытный и калорийный, — сев на кресло, сказал Ариман, положив ногу на ногу.

— А у нас несварения не будет? — спросила я, косо взглянув в его сторону.

— Первый съешь, — решительно заявила Тая, встав около кресла.

— Вот же достали, — буркнул он и взял один из фруктов, откусил кусочек, а после, поморщившись, проглотил.

— Ага! Вот мы тебя и раскусили! Он не вкусный! — весело сказала Оля.

— Нет, спасибо, — категорически сказала Таня, — тогда мы не будем есть.

— Либо это, либо вы подохнете с голоду, — сердито сказал Ариман и, встав с кресла, быстро поднялся по лестнице на второй этаж.

— Ты куда? — встревоженно спросила Тая.

— Либо вы едите, и мы идем все вместе выбираться отсюда. Либо вы отказываетесь, и я вас здесь оставляю.

Было ясно, что шутить он не собирается, а уж тем более возиться с нами. Я и мои подруги взяли по кое и откусили. Горечи не было и в помине, фрукт оказался очень сладким и приятным, по вкусу отдаленно напомнил виноград, правда, был твердый как яблоко.

— Чего ты тогда морщился, я не понимаю!? — сказав это, я посмотрела на Аримана, который с недовольным видом уже сидел на лесенке, подперев голову одной рукой.

— Потому что я не ем фрукты, я ем только мясо и пью кровь.

— Ты вампир! — хором воскликнули мы.

— Нет, я хищник.

— Отличное объяснение, — кинула Оля и взяла еще одну кою.

Более чем хорошо позавтракав, мы отправились обследовать большой дом. Оказалось, в нем было три этажа. И мне сразу стало любопытно, что именно за инопланетяне жили в этом месте. Потому что вкус у них был, прямо скажем, как у людей. И если бы не картины с разными существами, развешанные по дому, то можно было бы смело предположить, что в этом доме жил человек. Поднявшись на второй этаж, Ариман открыл правую дверь, и мы оказались в спальне. Подойдя к стене, он нажал на один из символов на мозаике возле кровати, и от противоположной стены отъехал шкаф. Приблизившись к нему, мы заглянули в тайник, но там было пусто.

— Ну вот! — вдруг позади нас с досадой произнес Ариман, после чего недовольно вздохнул: — Интересно, где же он?

— Кто? — незамедлительно последовал вопрос от нашей четверки.

— Ключ от алтаря, без него он не будет работать.

— Постой, что за ключ и что за алтарь!? — встревоженно спросила Тая.

— Потом объясню, — отмахнувшись, он подошел ближе и внимательно заглянул внутрь потайного ящика. Проведя рукой по стенкам, Ариман с досады ударил рукой по тому самому шкафу, маскирующему тайник. И, нужно сказать, мебели сильно досталось: по крайне мере одну из досок он проломил, как заправский мастер боевых искусств. — Ключ все время возвращался на место к печати, но кто-то специально ее разрушил.

После последней фразы прямо с чердака неожиданно для всех опустилась лестница. И мы услышали чей-то голос, он завораживал нас и звал к себе.

— Не слушайте, — тихо сказал Ариман, преграждая путь наверх.

— Как-то страшновато, — сказала Таня, мелкими шажочками прячась за его широкую спину.

И хотя голос буквально вводил меня и подруг в транс, однако получить тумаков от нашего злого защитника мы боялись еще больше. Гипнотизирующие звуки стихли так же неожиданно, как и появились.

— Ладно, а теперь пойдем посмотрим, — после минуты ожидания тихо скомандовал нам Ариман.

Поднявшись по лестнице, мы оказались в маленькой комнатке с таким же маленьким окошком. Было так темно, что я не видела даже собственных рук. Внезапно опять откуда-то появился свет. Оказалось, это была специальная магия, которой воспользовался Ариман. Светящийся белый шарик с причудливыми лучами летал перед ним, также от сферы во все стороны отходило сияние.

— Неплохо! — с восхищением сказала я.

— Да, это магия света, легко сделать, надо только захотеть. Однако сейчас я учить вас этому однозначно не буду.

Не успел Ариман закончить предложение, как в комнате раздался чей-то противный голос, от чего мы вздрогнули. Обернувшись в ту сторону, откуда шел звук, мы едва ли не с первого раза смогли разглядеть призрачный силуэт. Это было самое настоящее привидение, оно пролетело сквозь старую мебель, стоявшую в комнате, и приблизилось к нашей компании. От страха мы, естественно, спрятались за спину Аримана, потому как другого безопасного места мы еще не знали. Вообще призрак не был похож на монстров, которых мы видели до этого. В нем еле угадывалось смутное очертание глаз и рта. Призрак, словно серый дым, постоянно менял структуру, зависнув в воздухе. Однако черты лица, насколько мне удалось разглядеть, явно были не человеческие.

— Ты еще кто!? — нагловато спросил у призрака Ариман.

— Какая разница, кто я, главное — я знаю, что вы ищете ключ от алтаря, — сказало приведение и продолжило: — Ключ был разделен на три части, одна из которых находится в этом доме, а две других — в заброшенном старом маяке или на кладбище, — прошипел призрак зловещим голосом. — Я даже знаю, где они находятся.

— Очень интересно, где же эти части? — хитро прищурив глаза, спросил Ариман.

— Мммххх, — хрипло засмеялось приведение, — так я тебе и сказал.

— Что же, чего же ты хочешь?

— Понимаете, моя душа заперта в этом старом доме из-за этой вещи, — продолжил призрак, указывая на старые разорванные тряпки. — Я не могу вырваться на волю, вы должны сжечь их, и тогда я скажу вам, где находятся части.

— А с чего бы это мне верить тебе, — продолжил наш защитник, все еще не доверяя привидению.

— Совершенно не из-за чего.

— Хорошо, так и быть, — с этими словами Ариман все-таки воспламенил тряпье, всего лишь взглянув на него. А я вспомнила, что такой фокус с поджиганием мы уже однажды видели у маленького каменного дома, где был наш первый ночлег. Тогда он подобным образом кинул свой испепеляющий взгляд на густой кустарник, после чего мы смогли спокойно пройти к временному убежищу. И хотя по недовольному лицу Аримана было видно, что ему не очен-то и хотелось идти на компромисс, но выбора в сложившейся ситуации у нас, как всегда, не было. Вскоре тряпье сгорело подчистую вместе с полуразваленной кушеткой, на лице призрака мы заметили проблеск кровожадной улыбки, и оно, указало нам рукой на зеркало, стоящее у стены.

— Смотри, — проскрипел своим противным голосом призрак, обращаясь к Ариману.

Он подошел к зеркалу и стал смотреть, пока мы стояли в стороне и гипнотизировали его взглядом. Не знаю, что нашему защитнику удалось там увидеть, но вот лично я увидела только его отражение.

— Почему только одну часть, — наконец сказал Ариман призраку, переведя взгляд на него.

— Следующую часть я покажу следующему человеку, — как-то просто ответило приведение, будто бы у нас был с ним уговор.

— Давай посмотрю, — вдруг воскликнула я, не ожидая от себя самой такой решительности.

Оценивающе окинув меня взглядом с голову до ног, Ариман все-таки дал добро.

— Ну ладно, — сказал он так, будто сделал мне одолжение.

Когда я подошла к зеркалу, первое, что я увидела, — это свое отражение, но секунду спустя гладкая поверхность зеркала подернулась, словно водная гладь от капель воды, и начала меняться. Моему взору в хаотичном порядке предстали картины: кладбище, потом маяк и какая-то комната. Однако интуиция подсказала мне, что что-то не так. Вдруг я почувствовала, что не владею своим телом, а после меня будто пушинку в буквальном смысле слова начало втягивать в зеркало. Позади вовсю закричали девчонки, и последнее, что мне удалось расслышать, было высказывание Аримана в адрес призрака: «Тварь!» Сказать, что я была сильно напугана, это все равно, что ничего не сказать. Но помощь так и не пришла, и через какое-то время сознание покинуло меня, сменившись тьмой в глазах.

Очнувшись на улице, где моросил дождь, я поняла, что у меня ломит все тело. Ощущение было такое, как будто по мне проехал поезд, причем товарный и очень длинный. Еле поднявшись на ноги, я поняла, что валялась в какой-то грязной яме, и на данный момент понятия не имела, сколько прошло времени. Я огляделась по сторонам и смогла обнаружить рядом с собой черную металлическую калитку. Это был вход на кладбище. После того как я кое-как выбралась из ямы, меня сразу обдал сильный порыв ледяного ветра, врезаясь в лицо, словно когти монстра. К тому же лило как из ведра, и я промокла до нитки. Отперев ржавую калитку, мне ничего не оставалось делать, как идти по еле заметной дорожке на кладбище. Моей единственной зацепкой было то, что вторая часть ключа расположена где-то там, впереди, и ее надо было искать. Добравшись до самого кладбища, во тьме я еле-еле различала очертания надгробий и большое количество склепов. По телу невольно пробежали мурашки. «Спокойно, спокойно, мои подруги и Ариман уже идут сюда», — пыталась успокоить я сама себя, пока мой взгляд не зацепился за чей-то огромный силуэт. Эта была очередная тварь мрака, рыскавшая в поисках жертвы. Глаза у монстра горели красным огнем, на лапах были огромные когти. Напоминал он огромную горбатую гориллу, только в десять раз уродливее, весь был покрыт шрамами и, как назло, стоял прямо на тропинке между рядами надгробий и склепов. От панического страха мои мысли спутались в одну секунду, я быстро спряталась за стенку одного из склепов в надежде, что монстр не заметит меня и уйдет. Тяжело дыша, я честно пыталась совладать с дрожью в руках и расшатанными нервами и в конец концов все-таки заглянула за угол, потому как незнание, где монстр находится на данный момент, было еще хуже, чем постоянно держать его в поле зрения. Однако картина, которая предстала передо мной, мне ни капли не понравилась. От жуткого монстра и след простыл, а гробовая тишина, витавшая над кладбищем, только еще больше усугубляла ситуацию. Прокравшись к следующему углу склепа, я заглянула за него, но и там не увидела эту страшную тварь. Я облокотилась о ледяную каменную стену, и мне стало по-настоящему плохо. Голова словно налилась свинцом, мозги упорно не хотели работать, сердце колотилось в груди и было готово выпрыгнуть наружу. «Ну и где же ты?» — тяжело выдохнув, прошептала я в пустоту и решила, что нужно вооружиться своим оружием души в виде алебарды — как-никак поспокойнее будет. И-за страха кровь предательски пульсировала в висках, заглушая все звуки, по этой причине все мои тщетные попытки прислушаться к шорохам не увенчались успехом. Подождав еще немного, я все-таки решила выйти, сосредоточиться было трудно, однако ноги сами понесли меня вперед. Внезапно мне показалось, что я почувствовала странную дрожь в руках, будто мое оружие души ожило. Его лезвие стало еле заметно светиться во тьме, что, безусловно, меня не порадовало, так как я решила, что этот знак может означать только одно. Монстр был легок на помине и, оказавшись на тропинке позади меня, хищно оскалил пасть, приготовившись к прыжку.

— Получай, гад! — крикнула я и пустила в него магию, точно такую же, как и в водяного монстра в подвале старого дома.

От лезвия отделился поток частиц и словно свет мощного фонаря прорезал тьму своим лучом. После попадания чудовище упало на землю и, полежав немного, разозлилось еще больше. Дальнейший план моих действий был примерно такой: развернуться и мотать отсюда. И я побежала, как никогда раньше не бегала. Не знаю, как мне удавалось перепрыгивать ограды, но, видимо, страх дает людям крылья. На мое счастье дверь в одном склепе была приоткрыта. Помчавшись туда, я еле отперла ее и просочилась в образовавшийся проем. Там находилась каменная лестница, ведущая в недра склепа. Ждать мне было некого, и я спустилась на три ступеньки ниже, как вдруг дверь сзади противно заскрипела. Как оказалось, монстр рьяно пытался пролезть внутрь склепа. Однако нас застал врасплох внезапный взрыв. Взрывной волной меня отшвырнуло в сторону, и я кубарем скатилась по лестнице вниз. От сильных ударов в глазах потемнело, и меня моментально вырубило.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Вселенная. Борьба за выживание на планете мрака предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я