Проклятия Градерона
Марина Клингенберг, 2016

Вторая книга серии «Стражи Рассвета» – продолжение необычной истории о трех братьях, живущих в мире, расположенном между небом и землей. В Этериоле происходит ряд загадочных происшествий. Проклятые сокровища, похищенные с запретных территорий, сулят страшные беды, отступники все чаще сталкиваются с воинами Рассвета и Заката, а в темном Градероне плетутся интриги, грозящие гибелью маленькому Демиану. Чтобы предотвратить трагедию, Балиан, Кристиан и Юан должны встретиться с коварным противником и противостоять древним проклятиям. Но смогут ли разлученные братья объединиться вновь и разобраться с опасностями, обрушившимися на Этериол и их самих?

Оглавление

Глава седьмая

Неожиданный поворот

Демиан в последний раз посмотрел вниз, на улицы города, где ярко светились огни и играла музыка, тяжело вздохнул, сделал шаг назад и закрыл дверь, отрезая веселый гомон. Ему очень хотелось не сидеть одному дома, а быть там вместе с родителями, но он понимал, что если выйдет без спроса, их это огорчит. Особенно если вылазка закончится плачевно. Из-за высокой вероятности этого Демиан часто сидел один дома. Раньше мать брала его с собой, если его не с кем было оставить, но теперь он считался достаточно самостоятельным, чтобы проводить время в одиночестве.

Демиан не обижался. Он понимал, что у родителей свои дела. Его отец — самый великий воин Этериола, был уверен мальчик, и постоянно бывает на разных опасных заданиях или правительственных заседаниях, а мать — сильный целитель и спасает чужие жизни. Было бы ужасно мешать им, когда они занимаются такими важными вещами. А то, что они пошли на праздник без него — дело вполне обычное и понятное, обижаться тут тоже не на что. Во-первых, не на все приемы можно было приводить детей. Во-вторых, такие выходы в свет заставляли сильно нервничать обоих родителей, особенно маму. Демиан помнил, как его, маленького, дважды водили на праздник. Множество людей не сводили с него пристальных взглядов, а рука отца постоянно лежала на рукояти меча: им приходилось не отходить от него, чтобы быть уверенными в его безопасности. Наконец, в-третьих, Демиан видел, что отец не слишком-то доволен предстоящим походом. Значит, подумал мальчик, ничего веселого там не будет.

И все равно огни праздника манили его. Уже в третий раз он осторожно отворил дверь и с надеждой глянул вниз, словно бы надеялся, что город станет немного ближе, а то и подберется вплотную к нему.

Однако этого не случилось — огни по-прежнему были далеко внизу. Поэтому Демиан, мужественно стерпев желание выйти, закрыл дверь и вернулся к себе в комнату, где взялся за книгу. Он очень любил читать, но после того, как Балиан был освобожден изо льда, чтение давалось с трудом. Демиан никак не мог сосредоточиться — он постоянно вспоминал легендарного Розенгельда, который оказался братом его отца, и думал о том, что за время, которое тратится на книги, он мог бы хоть немножко научиться владеть мечом. Все этого хотели, и Юан, и Балиан, и даже Аргендел — один из лучших воинов Заката, брат его матери. Демиан случайно услышал, как он говорил о том, что неплохо бы «мальчика», то есть его, научить обращаться мечом. Демиан очень обрадовался, перед его глазами уже мелькали будущие битвы. Но Кристиан ответил, что, учитывая особенности его сына, тренировать его можно только лично, а он не имеет на это достаточно времени. Аргендел, подумав, признал его правоту и перевел разговор на задание, которое предстояло выполнить Кристиану. Демиану оставалось только погрустнеть и отправиться восвояси, не прерывая серьезного взрослого разговора радостным восклицанием.

С тех пор прошел почти год, и он как-то держался, но когда здесь появился Балиан, тоска стала нападать все чаще. Демиану всегда хотелось стать таким же, как его отец, чтобы он мог гордиться им. Но он не просил, не уговаривал его учить, и не пытался сам, так как все понимал. Нельзя — значит, нельзя. Однако Балиан так возмутился тому, что он, Демиан, ничего не умеет, что мальчик засомневался в правильности происходящего. Ведь, действительно, все признавали, что надо, но вместе с тем никто ничего не делал для этого.

Тогда Демиану подумалось, что он должен сделать все самостоятельно — он уже достаточно большой, а у взрослых своих дел навалом. Но, увы, когда он улучил момент и, почти не дыша от ужаса, вызванного собственной смелостью, попробовал поднять отцовский меч, у него совсем ничего не вышло. Тот оказался слишком тяжел, и вообще было непонятно, как можно не только поднять такое оружие, но и размахивать им! Демиан преисполнился к отцу, Аресу, Аргенделу, Юану и Балиану еще большего уважения и со вздохом оставил надежду сделать что-то самому. По крайней мере, с таким огромным мечом. Поэтому он вернулся к книгам, пытаясь изучить теорию, но мысли его все равно были о собственной беспомощности.

Перелистывая одну страницу за другой, Демиан постепенно начал клевать носом. Фантазии о сражениях, воспоминания о словах Балиана и Аргендела и куча сложных терминов и описаний сплелись во что-то невообразимое, от обилия информации немного заболела голова. Очень захотелось уснуть. Впав в дрему, Демиан уже видел преддверие увлекательного сновидения, когда громкий стук заставил его подскочить на кровати.

Мальчик машинально спрыгнул на пол и замер, протирая глаза и пытаясь понять, что его разбудило. Стук повторился снова. Теперь стало ясно — стучат в дверь, Демиан, согласно заведенному порядку, не забыл запереть ее на засов. Он растерялся — кто бы это мог быть? Или он так долго проспал, что родители успели вернуться?

Теряясь в догадках, Демиан сделал несколько неуверенных шагов по направлению к коридору. Но стук опять повторился, на этот раз куда настойчивее, и мальчик бегом бросился к двери.

Крикнув «сейчас!», он обеими руками отодвинул засов в сторону. Кто-то тут же дернул дверь на себя. Демиан от неожиданности отступил назад.

На пороге, свысока глядя на него, стоял Грейдергерд, советник Руэдейрхи. Мальчику он был хорошо знаком, но он очень удивился, увидев его здесь. Грейдергерда можно было застать только рядом с правителем или, на худой конец, в одном из залов замка. Личными визитами он удостаивал только самого Руэдейрхи и своего коллегу Танкреда, потому что все остальные обязаны были подчиняться советникам, и в случае необходимости увидеть кого-то Грейдергерд посылал за требуемым человеком. Будь здесь взрослые свидетели этому визиту, они бы заподозрили, что небо обрушилось, но маленький Демиан просто удивился.

— Здравствуйте, — вежливо проговорил он.

— Следуй за мной, — коротко приказал Грейдергерд.

— Куда? — еще больше удивился Демиан. — Что-то случилось? — заволновался он, подумав, что родители попали в беду.

— Нет. Следуй за мной, — жестко повторил Грейдергерд, но одновременно с этим голос его был удивительно бесцветен, равно как и высокомерный взгляд. — Приказ Руэдейрхи.

— Хорошо. Сейчас.

Демиан хотел затушить свечи и взять накидку, но Грейдергерд схватил его за плечо, вынудил выйти, захлопнул дверь и повел мальчика за собой. Тот недоумевал и уже всерьез встревожился. Что, если и вправду что-то случилось? Руэдейрхи никогда не присылал за ним своих советников и не просил прийти так срочно. Правителю Градерона вообще не была свойственная спешка, не говоря уже о том, что ему вряд ли могло понадобиться присутствие Демиана, особенно в праздничный день. Единственный раз, когда по каким-то причинам именно он был выбран для освобождения Балиана, не в счет: даже тогда все происходило очень спокойно и размеренно. Руэдейрхи рассказал все Кристиану, Кристиан привел Демиана, Руэдейрхи легонько коснулся рукой его лба, объяснил, что делать, и через пять минут отец и сын уже были на пути к выходу из города.

Демиану пришло в голову, что снова нужно кого-то освободить, но Грейдергерд повел его не к воротам Градерона, не к Вратам Заката и даже не в город, где по-прежнему звучала музыка. Они шли в сторону, где вдалеке мрачной грядой высились горы.

— Куда мы идем? — Демиан сделал еще одну робкую попытку узнать, в чем дело.

— Приказ Руэдейрхи, — было ему ответом.

Голос Грейдергерда все еще казался странным, но менее грозным это его владельца не делало, и когда Демиан снова захотел что-то спросить, советник так посмотрел на него, что мальчик оборвал себя на полуслове и умолк. Подумав, он решил больше не задавать вопросов, а то его, чего доброго, обвинят в невежливости, и это, надо думать, любви отца к нему не прибавит. Демиану и без того иногда казалось, что Кристиан не слишком доволен его существованием, но думать об этом было очень больно, и он старался отгонять от себя эти мысли.

Гул праздника становился все дальше, зажженных огней на пути попадалось все меньше. Демиану было очень холодно и немного страшно. Он никогда не был здесь. Похоже, они все-таки шли к горам. Значит, думал мальчик, дело наверняка в очередном проклятии. Но даже с отцом, в которого он безгранично верил, в горах было жутковато, а с мрачным советником Руэдейрхи наверняка будет в сотни раз страшнее. Демиану безумно захотелось выдернуть руку из цепкой хватки Грейдергерда и броситься бежать обратно домой, однако он сделал над собой усилие и приказал себе не бояться и терпеть холодный ветер. Представать трусом в глазах родителей ему тоже совсем не хотелось. К тому же, размышлял он, очень может быть, что отец ждет их с Грейдергердом где-нибудь в горах. Наверное, оказалось, что у него во льдах есть еще один брат, которого нужно спасти. Подумав об этом, Демиан приободрился, воспылав надеждой, что он снова окажется полезным.

Далеко в стороне слабым отблеском мелькнули Врата Заката. Луна скрылась за облаками, стало совсем темно, накрапывал дождь. Ветер пробирал до костей. Но Грейдергерд и не думал останавливаться.

Подъем резко пошел вверх. Демиан, не привыкший к преодолению таких препятствий, быстро устал и стал спотыкаться. Он уже почти не обращал внимания на то, что они шли вдоль горной цепи в кромешной темноте. Ему хотелось одного — чтобы дорога скорее закончилась, и они зашли куда-нибудь в тепло.

Через некоторое время Демиан все-таки огляделся. Грейдергерд, ни на секунду не замедляя хода, требовательно дернул его за руку, но мальчик успел разглядеть вдалеке одинокие огни. С удивлением он сообразил, что это ворота города. Получается, они обошли Градерон вдоль горной цепи, а теперь, покинув пределы города через небольшой, почти незаметный проход между стеной и массивной горой, направились вглубь. Где-то недалеко начиналась запретная территория, но и здесь, подальше, были ледяные горы. Холод стал невыносимым.

У Демиана закружилась голова. Ему казалось, что он чувствует все проклятия, витающие вокруг, хотя, должно быть, они все же еще не зашли на запретную территорию. Невольно он постарался вырвать руку, но ничего не вышло. Грейдергерд даже не обратил внимания на эту слабую попытку, и Демиану пришлось, спотыкаясь и уже слабо представляя, что ждет его впереди, уходить за советником Руэдейрхи в темноту гор, все дальше от Градерона.

Дорога вновь пошла вверх. Демиан помнил нечто похожее — примерно таким путем они поднимались на ледяную гору, чтобы освободить Балиана. К счастью, здесь подъем был не таким долгим. Всего пять минут и, наконец, ветер стих, а Грейдергерд отпустил Демиана и больше не пытался его куда-то вести.

Мальчик, уперев руки в колени, с трудом пытался отдышаться — ледяной воздух сковывал легкие и мешал как следует насытиться кислородом. Немного придя в себя, Демиан с удивлением увидел широкий ледяной коридор с беспорядочными ледяными колоннами, соединяющими пол и потолок. Откуда-то лился слабый свет, совсем как в пещере, где лежал Балиан, только без вмерзших в стены людей.

Но самое странное заключалось в том, что здесь никого не было. Их никто не ждал.

«Зачем же мы сюда пришли?» — растерялся Демиан и обернулся, чтобы узнать у Грейдергерда, в чем дело и зачем они здесь.

Однако слова застряли у него в горле. Советник Руэдейрхи приставил к шее мальчика обнаженный меч.

Балиан и Юан удивительно быстро достигли запретной территории. Это была целиком и полностью заслуга Юана — он то велел брату не торопиться, то гнал его вперед на невообразимой скорости и, как ни странно, такое передвижение оказалось весьма продуктивным. Но когда они поравнялись с горами, Балиан поставил Юана перед выбором — уж или надо торопиться, или нет.

— Прости, — Юан смущенно почесал затылок. — Просто птица может задержаться, и тогда нам придется долго стоять, то есть нужно идти медленно. Но она может и быстро долететь, и тогда Кристиану придется ждать нас. Значит, надо торопиться…

— Давай средним ходом, — предложил Балиан.

— А если дождь?

Едва он это произнес, ливень хлынул, как из ведра. Подул сильный ветер.

— Ну молодец! — проорал Балиан на ухо Юану и накинул на плечи синий плащ.

— А почему градеронский? — прокричал в ответ Юан.

— Новый жалко.

Прорываясь сквозь бурю, они продолжили путь. Вскоре им встретились не то отступники, не то воины Заката — сквозь дождь ничего было не разглядеть, и напавшие после первого же столкновения махнули рукой и пошли своей дорогой. Через пару часов дождь перестал, однако небо не посветлело. Балиан и Юан приближались к Градерону, но совсем не знакомой дорогой.

— Со всеми этими делами, — Балиан тяжело дышал, — мы поставим рекорд по скорости…

— Нет, — покачал головой Юан. — Все рекорды побил Кристиан. Десять лет назад, когда первый раз к Руэдейрхи ходил. Раз, и уже там! Раз, и перед Эндерглидом. За четыре дня туда и обратно.

— Мы быстрее доходили, — прикинул Балиан.

— Так в одну же сторону, — засмеялся Юан. — Впрочем, при желании, наверное, и быстрее можно. Особенно если без битв. Хотя у нормальных людей это по-прежнему занимает много больше.

— Слабаки, — хмыкнул Балиан.

— Отдыхать тоже надо, — вразумил Юан. — А то если возникнет кто перед Градероном, то и сил не будет. Так что перерыв!

Они и впрямь попытались передохнуть, но сидеть в темноте на таком промозглом, сыром ветре, приносящем с собой капли дождя, было неприятно. Поэтому Балиан и Юан все же решили ускорить ход, чтобы как можно скорее достигнуть цели и оказаться в тепле.

Однако их ждал небольшой сюрприз. Когда они, порядком уставшие, добрались до Градерона, оказалось, что им стоило уделить больше внимания дороге. Балиан говорил, что они идут совсем не там, но Юан отмахивался, заявляя, что каким путем ни иди, лишь бы в ту сторону.

И вот теперь стена темного города возвышалась прямо перед ними, но ворота были довольно далеко.

— Без паники, — поднял руки Юан. — Это только так кажется. Тут близко. В два счета дойдем. Так, нам сюда…

— Подожди, — Балиан вдруг схватил его за руку.

Юан обернулся. Балиан, прищурившись, смотрел в сторону. В такой темноте сложно было что-то разглядеть, но все же он увидел темный силуэт, спешащий прочь от города.

— Странно, — Юану тоже удалось его увидеть. — Им нельзя проходить этим путем. Там стена немного сломана, но запрещено строжайше… Может, посмотрим?

Они, положив руки на мечи, заскользили вперед, стараясь издавать как можно меньше шума. Даже Балиан старался ничем не выдать себя — обычно он без всяких предисловий рвался в битву, но сейчас ему стало действительно интересно, что заставило градеронца — если это градеронец — покинуть город противозаконным путем.

Их отделяло значительное расстояние, но через несколько минут Балиан и Юан сумели нагнать неизвестного настолько, чтобы можно было разглядеть его получше. Тучи, наконец, разошлись, и лунный свет падал точно на него.

Братья оторопели. Оказалось, что путник был не один. Рядом с ним шел ребенок!

— Демиан?! — обомлел Юан. — Это… Балиан, скорее! Тут что-то не так!

— Беги за Кристианом, — коротко велел Балиан. — Я их догоню, — он обнажил меч.

Не тратя времени на споры, Юан со всех ног бросился к воротам. Оставалось надеяться, что Кристиан получил письмо вовремя.

Балиан пустился в погоню, уже не заботясь о том, чтобы скрыть свое присутствие. Он успел увидеть, как мальчик попытался вырваться, но его грубо дернули за руку и заставили идти за собой. Последние сомнения испарились. Здесь определенно было что-то нечисто.

Демиан и его высоченный спутник уже стали взбираться на гору, не замечая Балиана. Он старался изо всех сил, чтобы нагнать их, но это было не так просто, как казалось на первый взгляд. Дистанция все сокращалась, однако под ноги постоянно попадались то камни, то расщелины. Градеронец, который буквально тащил за собой Демиана, видимо, отлично знал эти места и потому преодолевал их с удивительной быстротой и без тени усталости. Ну а бедному мальчику ничего не оставалось, кроме как, спотыкаясь, поспевать за ним.

Каменистая, покрытая снегом тропа вилась вокруг ледяной горы, поэтому Демиан и высокий черноволосый человек постоянно пропадали из виду. Подозрения Балиана становились все хуже, смешиваясь с недоумением. Демиан, в отличие от Юана в этом же возрасте, был совершенно неопытен и, конечно, мог не расслышать погоню. Но чтобы взрослый человек не обратил внимания, особенно если действия его противозаконны? Он даже ни разу не обернулся. Просто целеустремленно шел вперед.

Они с Демианом скрылись за очередным поворотом. Балиан резко рванул вперед, споткнулся, едва не полетел вниз, но сумел удержать равновесие. Заминка оказалась губительной. Когда он пронесся дальше, отрезок пути до следующего поворота показался ему непроходимым и каким-то странным, а Демиана нигде не было видно. Балиан был близок к панике, но вдруг сообразил, что именно ему показалось неестественным.

На дорогу падал слабый свет. В стене был проход.

Балиан кинулся туда. На его глазах Демиан, неотрывно, с ужасом глядя на своего спутника, попятился, поскользнулся и упал. Лезвие меча просвистело в воздухе в сантиметре от его головы. Градеронец замахнулся снова.

— Эй! — крикнул Балиан, бросаясь вперед.

Но пока еще не состоявшийся убийца повел себя очень странным образом. Вместо того чтобы повернуться и разобраться сначала с Балианом, он метнулся к Демиану, намереваясь завершить начатое. Казалось, он жутко торопится, и сможет перевести дух только когда мальчик будет мертв.

— Беги! — выкрикнул Балиан, стараясь, в виде исключения, ударить градеронца со спины. Но Грейдергерд, наконец, обернувшись, сумел отбить нападение. Балиан пытался вынудить его продолжить битву. Выходило это с огромным трудом. Градеронец не был заинтересован ни в сражении, ни в спасении собственной жизни. Ему почему-то непременно хотелось убить Демиана, и в голове Балиана зловещим эхом прозвучали слова Юана — «будто бы с ним должно что-то случиться…»

Мальчик в это время, не зная, куда податься, попробовал было выбежать наружу, но у входа возник еще один градеронец — воин Заката. Демиан не знал его. Не говоря ни слова и не меняясь в лице, вновь прибывший обнажил меч и направился прямиком к нему. Демиан повернулся и побежал вглубь пещеры, но снова поскользнулся и упал у самой стены. Градеронец быстрыми шагами приближался к нему. Демиан, онемев от страха, вжался в ледяную стену и не сводил с него взгляда, полного ужаса и немой мольбы. Однако во взгляде воина не было ни толики милосердия.

— Демиан, черт тебя дери! — грянул Балиан, пытаясь теперь пройти к ним мимо Грейдергерда. — Что ты сидишь! Уворачивайся!

Но Демиан, в первый раз столкнувшийся с угрозой смерти, не мог даже шевельнуться от страха. Кроме того, он постоянно находился дома и под чьей-нибудь опекой, а потому не мог похвастаться ловкостью. Все, что ему оставалось — зажмуриться, ожидая, когда лезвие достигнет своей цели.

Балиан перешел в жесткое наступление. Несколько мгновений — и меч был выбит из руки Грейдергерда, а сам он упал на лед, истекая кровью. Балиан кинулся к Демиану и уже на полпути с ужасом увидел, что ничего не успеет сделать. Через долю секунды лезвие пронзит мальчика насквозь, и ему уже ничем нельзя будет помочь.

Не отдавая себя отчета в последствиях, Балиан проскользил по льду вперед и изо всех сил толкнул Демиана. Удар был настолько сильным, что мальчик отлетел в сторону, больно ударившись об ледяной пол. Балиан был готов вздохнуть с облегчением, но вдохнуть воздух неожиданно оказалось безумно болезненно, почти невозможно.

Он опустил взгляд. Перед глазами маячило окровавленное лезвие меча градеронца — несложно было догадаться, что солидная его часть теперь находилась в его груди.

— Балиан!!! — в отчаянии закричал Демиан, заливаясь слезами.

Он хотел броситься к нему, но Балиан, рявкнув «не подходи!», из последних сил взмахнул своим мечом, который все еще сжимал в руке. Несколько растерявшийся градеронец выдернул оружие из неожиданной жертвы и отпрянул подальше. Он явно не мог понять, что происходит, и в недоумении глядел на Балиана.

Демиан, дрожа с головы до ног, все же приблизился к ним. Балиан чувствовал, как вместе с кровью стремительно убывают силы. Не зная, что делать, он стиснул зубы, схватил мальчика за плечо, буквально закинул его себе за спину и вдавил в ледяную стену, пытаясь заслонить от новой атаки воина Заката. Он старался удержать меч, но рука дрожала, в глазах предательски темнело…

И все же, проваливаясь в темноту, Балиан сознавал, с кем имеет дело. Это был тот самый воин, с которым он сражался на пути в Эндерглид.

— Балиан! — послышался ему знакомый голос, но он уже не мог понять, чей он и откуда доносится. Градеронский воин занес меч и бросился на него. Почти одновременно с этим Балиан окончательно потерял сознание.

Заплаканный Демиан за его спиной поднял на нападавшего дрожащий взгляд. Мальчик уже не очень боялся, что его убьют, и больше силился понять, что он такого сделал, за что с ним так поступают, и почему ему пришлось стать причиной, по которой пострадал брат его отца, с таким трудом возвращенный к жизни.

Градеронец был совсем рядом с ними. В слабом свете сверкнуло лезвие меча, но прежде, чем оно достигло своей цели, под него бросился Юан. В тот же момент к Балиану и Демиану кинулся Кристиан, на случай, если младший брат не сумеет остановить градеронца.

Но Юан успел поставить свой меч как преграду оружию противника и, хотя сила удара была велика и ему пришлось немного проехать назад — удержаться на льду было очень сложно, — враг был остановлен. Юан без промедления вступил с ним в бой. Кристиан, отступив в сторону, опустил взгляд.

— Балиан, — прошептал он, не веря своим глазам.

Кристиан осторожно положил брата на лед, неотрывно глядя на страшную рану. Балиан еще дышал, но очень слабо и прерывисто.

— Отец… — прошептал Демиан. — Прости… Я… Я не хотел…

Но Кристиан не слышал его. Это было невозможно. Балиан не мог умереть. После всего, что они пережили, он просто не мог умереть. Он не мог снова оставить их.

— Балиан! — Юан, одолев градеронца, бросился к братьям. Обняв одной рукой Демиана, другой он потряс Кристиана за плечо. — Кристиан! Скорее! Надо что-то делать! Он же еще жив!

Кристиан похолодел. Как это напомнило ту ужасную сцену, произошедшую десять лет назад! Ледяная пещера, его собственный пустой взгляд, крики Юана о том, что все в порядке, что Балиан жив, просто нужно разбить лед…

Но на этот раз это не проклятие, и спустя годы его нельзя будет снять. Жизнь уходила из Балиана не потому, что тело сковывал лед. Это было много, много страшнее.

— Отойдите! — вдруг послышался крик.

Кристиан и Юан ничего не успели сообразить. К ним метнулась Сату Рейта и буквально оттолкнула их в сторону. Спустя секунду ее руки уже были над раной Балиана; от пальцев распространялось слабое синеватое свечение.

Прошло несколько волнительных мгновений. Кристиан, Юан и Демиан, затаив дыхание, наблюдали за Балианом. Казалось, сейчас рана затянется, а он откроет глаза и удивится, почему они все сгрудились вокруг него.

Но ничего не произошло. Лишь перестала идти кровь, да исчезло синее сияние. Кристиан и Юан, смертельно бледные, полувопросительно смотрели на Рейту, боясь спросить прямо.

— Быстрее. — Рейта сдернула с Балиана синий плащ, попыталась разорвать, но у нее не хватило сил. Юан выхватил у нее материю и помог располосовать ее. Рейта в это время велела Кристиану взять Балиана на руки, проследила за его положением, наспех перевязала рану и поднялась на ноги.

Конец ознакомительного фрагмента.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я