Я тебя ждал

Маргарита Дюжева, 2018

Я бежала от своего прошлого. Мне казалось, что дома смогу очнуться после всего пережитого, собрать себя по кусочкам, встать с колен и начать все заново. Домой, скорее домой. Туда где тепло, светло, туда где моя семья. Они все это время скучали, ждали меня. Но, как выяснилось позже, не только они… Тихим шелестом, со всех сторон и одновременно из ниоткуда раздается шепот: – Я тебя ждал… Содержит нецензурную брань.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Я тебя ждал предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Легкий ветерок чуть заметно играл занавесками, непонятно чем вызывая приступ детского умиления.

Я лежала в своей кровати, не спеша подниматься. Хотелось просто смотреть на лучики солнца, скользящие по стене, слушать шелест листвы и нежные птичьи трели.

Сегодня была прекрасная ночь, без кошмаров, без слез, без постоянного ощущения тревоги. Я просто спала, погрузившись в непонятные сновидения, вяло перетекающие из одного в другое. И за всю ночь в них ни разу не промелькнул ненавистный образ Вадима.

На часах семь утра. Я привыкла просыпаться рано, потому что надо было бежать на кухню, готовить свежий завтрак, провожать"любимого"на работу, и сегодня проснулась ни свет, ни заря, впервые за много дней позволив себе просто валяться в уютной постели, наслаждаться тишиной и спокойствием.

В дверь тихонько поскреблись. Осторожно, еле слышно. Сестра скромничает, проверяет, сплю или нет.

— Да, — отвечаю хриплым, сонным голосом.

Тишина.

— Арин, заходи.

Опять тишина. Похоже, она так и не услышала моего ответа. Поднимаюсь на ноги и, потягиваясь на ходу, направляюсь к двери.

В коридоре никого, а снизу, с кухни доносятся какие-то звуки. Быстрая она. На крыльях что ли летела?

Не торопясь, спускаюсь по лестнице, скользя кончиками пальцев по гладким перилам, и сладко зевая.

Аринка колдует у плиты, пританцовывая под музыку, льющуюся из динамиков маленького радиоприемника, примостившегося на краю подоконника.

— С добрым утром, — приветливо улыбается сестра, заметив мое появление.

— С добрым. Ты чего так рано вскочила?

— У меня клиентка внезапно нарисовалась. Представляешь, в час ночи прислала слезную СМСку, умоляя принять ее с самого утра. Так что сейчас позавтракаю и побегу в салон. Найдешь чем себя занять?

— Попробую, — неопределенно веду плечами, чувствую легкую тревогу, но тут же одергиваю себя. Не может же она все время сидеть рядом с моей юбкой, и сопли подтирать? Поэтому отвечаю уже уверенным, твердым голосом, — конечно, найду, не переживай. Ты на долго?

Она на секунду задумывается, потом выдает:

— Последняя клиентка назначена на час, так что к трем буду дома. Да, кстати, Андрей днем в перерыв заедет — мясо привезет, продукты, и все, что нужно для шашлыков. Самое главное, мясо забери, и в холодильник положи, чтобы на такой жаре не испортилось. Я как вернусь — замариную его по своему фирменному рецепту. Пока Андрея ждем — баньку натопим. Чтобы к его приходу все было готово.

— Как здорово! — растекаюсь в блаженной улыбке, предвкушая хороший, вкусный вечер. — Я уже забыла и вкус шашлыков, и что такое посиделки на природе, а уж про баньку вообще молчу.

— Ничего, дорогая моя, вспомнишь! Я тебя мигом в порядок приведу. Будешь как новенькая! И мужика тебе нормального найдем!

— Ой, вот мужика мне точно пока не надо, — выставляю в знак протеста перед собой руки, — я только от кабалы избавилась, хочу отдохнуть. Так что нет, нет и еще раз нет!

— Без проблем! — соглашается она, — не надо, значит не надо. Главное, чтобы тебе хорошо было. Отдыхай, наслаждайся.

— Спасибо, Ариш.

— Со мной будешь завтракать? — Арина выжидающе смотрит в мою сторону, — только у меня все просто. Ты же знаешь, по утрам изыски не люблю. Яичница, кофе, вот, собственно говоря, и все.

— Идеальный завтрак, — улыбаюсь ей и начинаю помогать. Достаю кружки, тарелки, жарю яйца, пока сестра варит ароматнейший кофе. И мне кажется, лучше нее этого не делает никто на свете. У нее какие-то свои маленькие секретики: типа помешать десять раз по часовой стрелке, двадцать против. Я, конечно, утрирую, но кофе у нее действительно бесподобный. Ни в одной кофейне такого не найдешь.

После завтрака она торопливо собирается и убегает на любимую работу, а я остаюсь дома. Одна.

Стою в растерянности посреди большой гостиной и не знаю, чем себя занять. Странное ощущение беспомощности, будто я не при делах. Лишняя. И одолевает гадкое чувство, будто прогуливаю, пропускаю свои прямые обязанности. Эх, он меня и выдрессировал, на подкорке выжег свои правила.

Слышу, как пиликает телефон и, печально опустив голову, бреду за ним на кухню.

СМСка. От Арины.

"Твоя сестра — самая ленивая жопа на свете! Последний раз пылесосила неделю назад…или две. Так что если заскучаешь — можешь заняться уборкой."

Невольно смеюсь в голос. Аринка, солнышко мое, знает, когда надо поддержать.

Мысли о предстоящей уборке тут же взбодрили.

Два этажа — убирайся, сколько влезет. До вечера работы хватит.

И я начинаю.

Первым делом собираю по всему дому половики, паласы, ковры. Их не так много, но сил они отнимают порядочно.

Особенно процесс их выноса на улицу. Почему-то каждый раз, как я пыталась переступить через порог входной двери, обязательно что-то случалось. То я спотыкалась, то из рук все валилось, то ковер, свернутый в трубу, наотрез отказывался проходить в дверной проем, и приходилось его проталкивать силой.

Измучилась вся.

Даже когда просто взяла выбивалку, умудрилась, больно стукнуться локтем об косяк. Сплошные напасти.

Наконец, все вытащила, выбила и разложила на солнышке, чтобы хорошенько прожарить.

Сама вернулась в дом. Меня обуревало такое деловое настроение, что в руках все буквально горело.

Вымыла пол на втором этаже, отдраила лестницу, потом спустилась вниз и там тоже все помыла.

Под конец просто не было сил разогнуться.

Некоторое время посидела на блестящем, чистом полу и, сдувая с лица пряди, выбившиеся из хвоста, осматривалась по сторонам, наслаждаясь результатами своей работы. Красота! Обожаю, когда дома чистота!

Потом с кряхтением поднимаюсь на ноги, чувствуя, что спина просто одеревенела, болезненный спазм проходит вдоль хребта, отдавая куда-то под лопатку и поясницу. Ойкая, держась за спину и согнувшись в три погибели, как старая бабка, ковыляю в сторону кухни. Чертовски хочется пить.

***

Прильнув губами к стакану, жадно пью, большими глотками, мысленно пытаясь решить, что делать дальше. Может, постирать? Или шторы поменять?

По ногам бьет поток воздуха, будто кто-то прошел мимо.

В полнейшем недоумении оглядываюсь. Сквозняк?

У меня все окна нараспашку, но этот порыв воздуха, был странным, живым.

Осторожно возвращаюсь в коридор. Прислушиваюсь к тишине дома.

— Арин? — зачем-то зову сестру, прекрасно зная, что дома ее нет.

Тихо.

Прохожу мимо оставленного в коридоре ведра, с грязной тряпкой. Заглядываю в гостиную. Никого.

Тревога не проходит, особенно когда краем глаза улавливаю чуть заметное движение.

Резко обернувшись, вижу пеструю легкую штору, плавно колышущуюся на ветру.

Блин, так и параноиком можно стать!

Надо витамины купить для успокоения нервов, капельки какие-нибудь.

Только облегченно выдыхаю, как раздается громкий стук в дверь. Резкий, пугающий.

Не сдержав эмоции, вскрикиваю, и тут же зажимаю рот рукой.

Да, что же это такое?!

На дрожащих ногах иду к двери:

— Кто? — шепотом, чуть слышно.

Снова стук в дверь, от которого подпрыгиваю на месте, и сердце уходит в пятки.

— Кто? — громче и требовательнее.

Мне никто не отвечает. Тогда набрав полную грудь воздуха, чуть ли не кричу:

— Кто там???

— Андрей! — раздается приглушенный ответ, еле различимый из-за массивной двери.

Твою дивизию! Я и забыла о нем.

Торопливо отпираю замки и распахиваю перед ним дверь.

На пороге стоит парень сестры, с трудом удерживая в охапке несколько огромных пакетов. Прижимая их не только руками, но и подбородком.

— Привет, — бубнит, пытаясь удержать эту гору добра.

— Проходи скорее, — распахиваю дверь еще шире, подвигаюсь в сторону, чтобы не загораживать ему дорогу.

Он протискивается мимо меня, чуть не растеряв все пакеты, слышу, как матерится, бурчит под нос. Наступая себе на пятки, скидывает кроссовки и проходит на кухню.

Я тихонько иду следом, чувствуя себя не в своей тарелке наедине с ним. Похоже, после Вадима у меня на подкорке отпечаталось, что мужикам доверять нельзя. Лучше самой, одной, но в безопасности.

Замираю в дверях, наблюдая за тем, как он торопливо выкладывает на стол содержимое пакетов.

На загривке волосы шевелятся, будто от чужого дыхания. Нервно сглатываю, переступая с ноги на ногу. Трусиха. Запуганная трусиха! Вот кто я на самом деле!

Собрав волю в кулак, подхожу к нему ближе, выдавливая скованную улыбку:

— Может помочь?

— Не-не, я сам. Заодно проверяю, все ли взял, — беспечно отмахивается он, даже не глядя в мою сторону, — ты главное в холодильник все запихай, чтобы не испортилось. Аришка придет, мясо замаринует. У нее очень здорово получается.

Именно теплота в голосе по отношению к сестре в конечном итоге и подкупает. Успокаиваюсь, перешагиваю через свои страхи и начинаю все убирать, обсуждая с ним сегодняшний вечер.

— Я сейчас убегаю, перерыв почти закончился, — рассказывает он, — Вечером работаю до пяти, потом сразу к вам. До меня ничего не жарьте, я сам! Понятно?

— Понятно, — с удовольствием соглашаюсь. Похоже, сегодня я буду халявить: Арина все замаринует, Андрей пожарит. Мне остается только есть.

Ладно, потом посуду перемою, чтобы лентяйкой не прослыть.

— Слушай, почему на улице лето, а у вас такая холодрыга? — его аж передергивает несколько раз подряд.

— Холодрыга? — удивленно смотрю на парня, — что-то не заметила. Хотя я вся в мыле, убираюсь.

— Я тебе точно говорю, у вас холодно, — убежденно кивает, сворачивая пакет, и по-хозяйски убирает его в один из ящиков. Похоже, он здесь частый гость, раз прекрасно знает, где, что лежит.

Я действительно ничего не чувствую, у меня наоборот от домашних дел вся спина взмокла. Окна прикрыть надо, а то, чего доброго, окончательно продует и завтра вообще встать не смогу.

Мы с ним совместными усилиями все запихиваем в холодильник, после чего прощаемся, и он бегом выскакивает из дома, боясь опоздать на работу, а я возвращаюсь в коридор к грязной воде и половой тряпке.

Бодро нагибаюсь к ведру и громко охаю, когда боль простреливает до самых пяток. Черт, бедная моя спина! Видать, серьезно что-то потянула.

Кое-как заканчиваю уборку, со слезами на глазах затаскиваю обратно ковры, расстилаю их, ползая на коленях по полу. После чего устало растягиваюсь на диване в гостиной.

Молодец, дорвалась до уборки! Да так, что спину сорвала!

Если бы не этот прискорбный факт, то вообще все замечательно было бы.

Не меньше часа ищу иголки — нашитые на льняную тряпицу пластиковые колючие кружки. Расстилаю на полу, и укладываюсь поверх них поясницей.

Кожу сначала колет, потом жжет, а потом разливается блаженное тепло. в результате становится легче, но не на много.

Одна надежда на баньку. Прогреться хорошенько, глядишь, и полегчает.

***

Ариша приходит без пятнадцати три, и мы начинаем подготовку. Режем мясо на кусочки, складывая их в большую емкость.

Потом сестра что-то колдует. Добавляет лук, специи — перец горошком, лавровый лист, заливает красным сухим вином. По кухне плывут соблазнительные ароматы, от которых громко урчит в животе, и рот наполняется слюнями. Я готова съесть это мясо прямо сейчас, сырым.

Скорее бы вечер!

Я тоже без дела не стою. Режу овощи, готовлю соус, добавляя чеснок и кинзу в баночку покупного Краснодарского.

Попутно мы с ней допиваем бутылку вина, того самого, которое использовали для маринования. Веселые, довольные, так увлекаемся процессом, что я даже не могу вспомнить момент, когда умудрилась испачкать футболку, посадив несколько красных, жирных пятен.

Пока я бегаю наверх, чтобы сменить испачканную одежду, сестра заканчивает приготовления, громко напевая популярную песню. Фальшивит жутко, но старается от души.

Спустившись по лестнице, вижу, как она проходит из кухни в гостиную, и торопливо бегу за ней:

— Ариш!

Она в мою сторону даже не оборачивается, исчезает за поворотом. Опять в наушниках что ли?

Вывернув из-за угла, замираю…потому что в комнате пусто. Удивленно хлопаю глазами и зову еще раз:

— Арина?

— Ди, ты чего шумишь? — внезапно раздается голос сзади, заставляя испуганно подскочить на месте.

— Ты… Как? — мямлю, не в силах подобрать слова, глядя то на нее, то на пустующую комнату, — я же за тобой шла?

— У-у-у-у, родная моя, винишко-то похоже на голодный желудок не стоило пить, — смеется она и демонстрирует перемазанные руки, — я вообще-то мясо перемешиваю. Идем, поможешь.

И я послушно семеню следом, думая о том, что действительно надо было что-то съесть перед тем, как употреблять спиртное.

Закончив подготовку к шашлыкам, до невозможности довольные своей работой, идем в баню. Как обычно спотыкаюсь на пороге. Просто несчастливое место! Словно дом против того, чтобы я куда-то выходила!

Потирая ушибленную коленку, спускаюсь по ступенькам с крылечка и поспешно иду за сестрой. Мне жуть как интересно посмотреть на новую баню.

Она состоит из двух частей: огромного предбанника, в котором расположился диван, старый стол, пара стульев и невесть откуда взявшаяся медицинская кушетка, и непосредственно банного отсека: мойки и парилки. Помывочная, обшитая светлым деревом была до невозможности уютной: с лавочками, овальной купелью, деревянными шайками, душем в самом углу, целой коллекцией мочалок и сотней разноцветных баночек с шампунями, бальзамами, скрабами, обертываниями, лосьонами. Сестра с энтузиазмом подходит к банному делу.

А такой в этом помещении стоял запах! Кто хотя бы раз его чувствовал — никогда не забудет. Дерево и ароматные веники! Восхитительно!

В парильню зашла с опаской. Как-то напряг меня темный котел, стоящий в углу, особенно после слов сестры:

— Эх, сейчас я как натоплю! До костей проберет! Держись, Диана, живой тебя не отпущу, — смеется она, а я уже как-то тоскливо поглядываю в сторону выхода.

Аринка, как заправская хозяйка начала топить баню, а я только прыгала рядом, пытаясь запомнить, что и как делать, и сгорая от предвкушения.

Андрей, как и обещал, пришел после пяти:

— Ну, что девоньки? Отдыхаем? — бодро потирая руки, произнес этот верзила.

— Отдыхаем, — радостно завопили мы и бросились в дом за продуктами.

Пока суетились, накрывая на стол в беседке, Андрей высыпал угли в мангал, разжег их. За то время, что они прогорали, быстро, практически профессионально нанизывал мясо на шампуры, а потом приступил к жарке.

Мы с Аринкой только ходили рядом с ним и облизывались, косясь на румяное мясо, и глотая слюни от невообразимо аппетитного аромата. Я сейчас с ума сойду, если не попробую! Риша тоже приплясывает от нетерпения, и каждую минуту спрашивает: уже готово? Уже можно? Ну а теперь готово? Все, да?

Андрюха только посмеивался, глядя на двух нетерпеливых барышень, принюхивающихся и облизывающихся, как голодные лисицы.

— Первая партия готова! — наконец сообщает наш шеф-повар бугай, и мы не можем сдержать радостных воплей.

Беру себе один шампур, и кусаю зажаренное мясо. Под хрустящей корочкой нежная сочная мякоть. Горячо, так что приходится махать ладошкой себе в рот, но так вкусно, что готова заглотать все сразу. Мурлыкаю, от удовольствия прикрыв глаза. Блаженство, просто блаженство. Это самые вкусные шашлыки, которые когда-либо ела! Ришин маринад и прожарка от Андрея — просто умопомрачительное сочетание. Блин, да они просто идеальная пара, если могут такое сотворить! Сейчас я в этом точно уверена. Даже если он мне сначала не очень понравился, теперь могу простить ему все, что угодно! Он просто бог шашлыков!

Окунаю один кусочек в соус, и отправляю в рот. Это просто вкусовой оргазм! Непередаваемо. По подбородку течет вкусный сок, и я, чувствуя себя последним поросенком, тянусь за салфеткой. Рядом со мной сидит такая же чумазая, блаженно похрюкивающая сестра.

Смотрим друг на друга с набитыми щеками, а потом начинаем дружно смеяться.

Вытираю лицо, облизываю пальцы. Знаю, что некрасиво, но как же вкусно!

Внезапно, ни с того ни с сего, как черным цунами накрывает непонятная тревога. Опять. Который раз за сегодня. Оглядываюсь по сторонам, пытаясь понять, в чем дело.

Вокруг тихо, спокойно, я в хорошей компании, но откуда берется это неприятное ощущение, когда на тебя смотрят? Неотрывно, прожигают спину тяжелым взглядом?

Медленно выдыхаю, пытаясь не подать вида, что меня что-то тревожит. Кое-как справляюсь с паникой, успокаиваюсь.

Господи, сколько же времени меня будут преследовать призраки прошлого? Как долго мне придется жить, и видеть в каждом углу тень Вадима? Чувствовать на себе жестокий взгляд, пробирающий до самых костей?

***

— Все больше не могу, — с писком выскакиваю из парилки, напоследок получая по заду веником, — у меня волосы в трубочку скрутились от жара.

Арина, смеясь, бежит следом за мной в помывочную. Садистка! Так меня отхлестала, что места живого нет!

Окачиваюсь из шайки, отрываю прилипший к заднице березовый листик и забираюсь в купель, с головой уходя в прохладную воду. Мне кажется, тело даже зашипело, как мясо на сковородке.

— Ди, ты — слабачка! Совсем разнежилась со своими столицами, — ржет сестра, когда выныриваю на поверхность, откидывая назад волосы, — я всего-то пару минут тебя нежно пошлепала, самыми кончиками.

— Кончиками? — ворчу, выбираясь и присаживаясь на деревянную лавочку, — давай я тебя так"нежно пошлепаю"?

— Не-а! Ты не умеешь! Меня сейчас Андрей парить будет. Вот где места живого не остается! Зато потом такое блаженство, будто заново родилась! Хочешь попробовать?

— Нет уж, спасибо, — снова ворчу, отмахиваясь от нее, — я тебя-то еле пережила, а с ним вообще откинусь.

— А что? Скончаться на банной лавке, под березовым веничком, по-моему, не такая плохая смерть? — подмигивает она.

— Да, ну тебя!

Моюсь, еще раз окачиваюсь прохладной водой. Потом натягиваю на себя купальник. Хоть там всего три ниточки, два пятачка, но с ним надежнее, спокойнее. Не то чтобы я скромница, просто это Арина не стесняется своего ненаглядного, а мне-то он совершенно чужой человек. Затем обматываю вокруг груди банное полотенце и выхожу в комнату отдыха.

Андрей, развалившись на диване, читает газету, потягивая пиво. При виде запотевшего ледяного стакана у меня аж душа трепещет.

— Ты все что ли? — парень удивленно смотрит в мою сторону.

— Да, — наливаю себе холодного пенного напитка и делаю несколько больших глотков, — с меня хватит.

— Быстро ты, — хмыкает, поднимаясь на ноги.

— Мне много и не надо, — жму плечами, — а вот Арина ждет тебя с превеликим удовольствием и готова к адским пыткам.

Андрей направляется к сестре, оставив меня в предбаннике в гордом одиночестве.

Опускаюсь на диван, блаженно прикрыв глаза. Действительно, как заново родилась.

Спустя пару минут из парной доносятся дикие вопли и смех. Похоже, Арина получила свою вожделенную порцию веников и погорячее.

Надеюсь, они там не решат воспользоваться ситуацией и предаться разврату? А то я заскучаю.

Хотя на такой жаре вряд ли сил хватит на что-то выдающееся.

Прикрыв глаза медитирую, прислуживаясь к собственным ощущениям. До чего же хорошо! Сытая, распаренная, счастливая до невозможности.

Спустя пятнадцать минут появляется сестра. Красная, как вареный рак, с шальным блеском в глазах. Жадно пьет и плюхается рядом со мной.

— Кайф, — изморено тянет, отдуваясь и обмахиваясь краем длинной простыни, — вот это я понимаю отдых.

Не могу с ней не согласиться. Во всем теле такая блаженная слабость, что нет сил шевелиться. Вяло переговариваемся на отвлеченные темы, а спустя еще десять минут к нам присоединяется Андрей.

— Ну что? — спрашивает, подмигивая, — напарились?

— Угу.

— Ага, — нестройный ответ девичьих голосов.

— Посидим и еще заходик сделаем?

— С удовольствием, — радостно соглашается Арина.

— Ни за что! — так же радостно ворчу я.

Конечно, мое ворчание эффекта не имело. Спустя некоторое время, меня снова затащили в самое пекло, и как следует, безжалостно отходили распаренными вениками от макушки до пяток. Аринка, как заправская банщица, так надо мной глумилась, что я вопила, требуя, чтобы меня выпустили.

Конечно, в шутку, со смехом, но вопила. Особенно когда она плеснула ковшик водички на раскаленные камни, и все вокруг скрылось в клубах пара.

***

На улице уже темно, и сквозь приоткрытую дверь доносятся мелодичные трели цикад, когда мы в очередной раз выбираемся в прохладный предбанник.

— Эх, сейчас бы с разбегу и в снег, — мечтательно протянула сестра, растягиваясь на кушетке, — что скажешь, Диан?

— Нет, спасибо. Я только спину распарила и двигаться нормально начала. Так что обойдусь и без снега, и без ледяной воды, и без любого другого крио-экстрима.

— Тебе нужен массаж! — убежденно произнесла Арина, плотнее запахивая полы простыни, норовящие свалиться с ее тела.

— Где бы его ещё взять, на ночь глядя? Не помнешь спинку любимой сестре? — иронично интересуюсь у нее.

— Я не умею, — сестра встрепенулась, — сейчас Андрея попросим!

— Не надо, — пытаюсь остановить ее порыв.

— Надо! Пока распаренная, эффект заметнее будет! — убежденно выдает она, и громко зовет, — Андрей!

Он появился в предбаннике спустя пару минут.

— Дианка спину потянула. Разомнешь?

От мыслей, что меня будет мять посторонний человек, чувствую себя неуютно, неуверенно. Мне совсем этого не хочется, и я искренне надеюсь, что он сейчас откажется, но бугай лишь равнодушно пожал плечами:

— Легко. Только при одном условии. Ты не будешь орать, как кое-кто, — с усмешкой покосился в сторону Арины, — что я садист и костоправ.

— Очень смешно! — фыркает сестрица, соскакивая с тихо скрипнувшей кушетки, — Ты мне тогда чуть хребет не сломал!

— Ну, ведь не сломал!

— Но, пытался! — не сдавалась Арина, тихонько толкнув его в бок.

— Ребят, может ну его, — с сомнением шепчу, наблюдая за их бодрым спором, — само пройдет. Еще разок попаримся, и как новая буду.

— Ложись, давай, трусиха, — хихикнула сестрица, подталкивая в сторону кушетки, — вечер пыток продолжается.

— Добрая ты! — ворчу, с сомнением поглядывая на ручищи Андрея, которыми, казалось, можно подковы разгибать, да деревья ломать. Осторожно присела на край, а потом, охая и морщась от боли, легла на живот.

Арина без умолку болтала, а Чернов приступил к массажу. Грубоватые руки разминали спину, сквозь пушистое белое полотенце. Сначала на удивление мягко, а потом всё сильнее надавливая. Спустя некоторое время зажмурилась, закусив губу:

— Ой-ой-ешеньки! — чуть ли не во весь голос заорала, когда надавил особенно сильно.

— Терпи, — цыкнул на меня Андрей, — потом легче будет.

— Не могу, — как маленькая застучала ногами по кушетке.

— Можешь.

— Диана, ну ты и неженка… — смеется сестра.

Тусклая лампочка, освещающая предбанник тихонько заморгала, а потом и вовсе потухла. Все трое замерли, удивленно переглядываясь и прислушиваясь. Снаружи стояла такая тишина, что хоть ножом режь. Даже кузнечики замолчали.

Порыв холодного ветра по коже, и свет снова загорелся, гораздо слабее, чем до этого. Бледный, тускло-желтый.

— Что за… начала было в полумраке Арина

Резкий удар, распахнувшейся двери об стену, заставляет нас вздрогнуть.

Я попыталась вскочить, но Андрей, будто окаменев, удержал в лежачем состоянии, придавив крупными ладонями к кушетке:

— Сквозняк, — лениво констатировал он.

— Твою мать! — нервно хихикает сестра, — я чуть не завопила от страха! Пойду, проверю, все ли окна в доме закрыты, такой ветрище сейчас грозу принесет.

Она порывисто вскочила на ноги, и, натянув босоножки, бодрой ланью метнулась к выходу, на ходу отдавая распоряжение:

— Ты мне ее тут не сломай!

— Хм, как получится, — странным голосом произнес Андрей.

Вскочив на улицу, сестра захлопнула за собой дверь, оставив нас в неприятном полумраке.

На интуитивном уровне почувствовала, что атмосфера в помещении изменилась. Стало темнее, холоднее, неуютнее. Внутри росла тревога, перерастающая в страх перед чем-то непонятным.

Лампочка под потолком ритмично раскачивались из стороны в сторону, тусклыми желтоватыми бликами скользя по стенам.

— Андрей, пожалуй, на сегодня хватит, — произнесла наигранно бодро, но ответа не последовало.

— Андрей?

— Мы только начали, — его голос стал другим.

Другие интонации, другой тон. Все другое, чужое.

Попыталась встать, но он снова не позволил, придавливая к кушетке.

Потянул край полотенца, спуская его до самых бедер.

— Ты что творишь? — громко с нотками паники, безуспешно пытаясь подняться.

Мужская ладонь уверенно легла на обнаженную спину, и вдоль позвоночника словно огненная волна пробежала, отдаваясь неожиданной истомой в груди. Задохнувшись, от внезапных ощущений затихла, испуганными глазами уставившись на стену перед собой.

Обе руки медленно заскользили по спине, уже не надавливая, а просто гладя. И каждое прикосновение как электрический разряд, заставляющий жмуриться и дрожать от всполохов, рождающихся внутри.

Ловкие пальцы подхватили завязочки на купальнике, легко развязав узел.

— Зачем… что ты делаешь? — снова дернулась.

— Тс-с-с-с, — новые бархатистые нотки перекатывались в голосе, заставляя выгибаться и замирать.

Сильные руки плавно двигались по спине, чуть спускаясь по ребрам, задевая основание груди. Закипающая кровь, пульсируя, устремляется к низу живота.

"Это же парень сестры!" — пронеслось в голове.

Арина может зайти в любой момент… И не известно, чего было больше от этой мысли: стыда или раздражения.

Руки спустились ниже, скользнув по гибкой талии, смяли ягодицы.

— Хватит! — выдохнула, сходя с ума от прикосновений, — Андрей…

Так нельзя! Это неправильно. Это плохо!

Хотела остановить его, но не могла, голос срывался, не слушался. Почувствовала, как полотенце стаскивают с бедер, и попка в невесомых стрингах, остаётся совершенно неприкрытой.

Тот час ощущает прикосновение к мягким полушариям. Гладит их, мнет, заставляя томно прикрывать глаза, прогибаться. Участившееся дыхание, сладкое, почти болезненное томление между ног.

Мозг будто отключается, уступая место животным инстинктам. Воображение рисует непристойные картины того, что сейчас может произойти, и из груди вырывается тихий стон.

Легко переворачивает на спину, тут же перехватывая руки, которыми пытаюсь прикрыть обнаженную грудь.

— Не надо, — в голосе холодный приказ, от которого замираю, растеряв остатки воли. В полутьме не разобрать выражение его лица, но чувство, будто передо мной совершенно незнакомый человек.

Гладит живот, поднимается выше, одной рукой сминая грудь. Вскрикиваю от прострелившего до кончиков пальцев удовольствия. Спина сама выгибается навстречу ему, хочется, чтобы вместо рук, обхватил горячими губами, целовал, покусывал.

Распутная.

Дыхания не хватает, женская сущность беснуется, рвется к нему, не думая ни о чем. Скосив глаза в его сторону, скольжу взглядом по темной дорожке волос от пупка, уходящей вниз, прячась под тканью. Вижу внушительный бугор, выпирающий из-под белого полотенца, низко висящего на бедрах. Внутренности сводит от дикого желания, сдернуть его, сомкнуть ладонь на возбуждённом члене, и медленно двигать вверх — вниз, а ещё лучше опуститься на колени, пройтись языком по всей длине, чувствуя каждую пульсирующую вену, обхватить губами налитую кровью головку, почувствовав ее вкус.

Зажмурилась, пытаясь бороться с наваждением.

Что я делаю? Это парень сестры. Она его любит! Почему не останавливаю, продолжая млеть от интимных прикосновений.

"Хватит!" — кричу сама себе, и несмотря на то, что тело изнывает, хочет большего, решаю прекратить это безумие.

Теплая рука ныряет под ткань трусиков, накрывая промежность. Охаю, когда внутрь бесцеремонно проникают сразу два пальца, непроизвольно сжимаю ноги, отчего проникновение становится еще глубже. Двигает ими, лаская изнутри. Большим пальцем гладит сырые складочки, выписывает круги вокруг чувствительного клитора.

Прикрыв глаза, хватаюсь за края кушетки. Внутри стягивается пружина, дрожит, пульсирует, требуя разрядки. Закусив губы, чуть не плачу от неправильности происходящего. Никогда, ни разу в жизни не было такой реакции на мужские прикосновения. Так чтобы прожигало до самых костей, чтобы в голове, в теле не оставалось ничего, кроме бешеного желания.

Когда рука исчезает, не могу сдержать разочарованный стон. Внутри пылает, ноги дрожат от неудовлетворенного болезненного напряжения. Вернись обратно!

Андрей меняет позицию. Встает у основания кушетки, чуть нагнувшись, обхватывает ручищами за талию, и подтягивает к самому краю, к себе.

Пристраивается между ног, свисающих с лежанки. Снова вцепилась пальцами в край кушетки и бросила отчаянный взгляд в сторону двери, не зная, чего хочу больше. Чтобы пришла Арина и остановила это безумие, пока не случилось нечто непоправимое или чтоб никто не помешал.

Он приподнимает одну ногу и, начав с пальчиков, нежно массируя, поднимается выше. Мнет стройные икры, красивые колени, нежные бедра. Чтобы было удобнее, закинул ногу себе на плече, и двумя ладонями начал разминать бедро, с каждым движением приближаясь к промежности.

Уже не в силах себя контролировать, не сдержала рваный, громкий вздох, когда его пальцы как бы случайно задевают нежное место, ненавязчиво сдвигая ткань купальника в сторону.

Что я делаю???

Пальцы снова легко касаются влажных складочек, и уже почти готова кончить от столь незначительных ласк.

Каждое прикосновение, будто электрический разряд, ураганом проносящийся по нервам и острым почти невыносимо болезненным спазмом отдающий между ног. Это пугает и одновременно вызывает звериный восторг.

Андрей, тем временем перешёл на вторую ногу. Так же медленно, чувственно, не пропуская ни одного миллиметра, поднимается все выше.

Слышен лёгкий шорох ткани — полотенце плавно скользит по его бедрам, падая к ногам. Не вижу этого, но чувствую каждой клеточкой, сжимаюсь от предвкушения.

Обе ноги у него на плечах, но он, как ни в чем не бывало, продолжает массаж, игнорируя мою дрожь, мое сорванное хриплое дыхание. Прикасается к животу, заставляя вздрогнуть, выгнуться навстречу. Надавливая ладонями, поглаживая большими пальцами, медленно ведёт вверх, к рёбрам, для этого ему приходится нагибаться вперед.

Забываю, что нужно дышать, как дышать, когда чувствует прикосновение головки к своей возбуждённой плоти. Андрей все так же неторопливо продолжает свое движение, ведя руками все выше, и член, плавно раздвигая нежные складки, легко скользит внутрь, проникая внутрь нестерпимо медленно, миллиметр за миллиметром.

Это парень сестры!

Плевать…

Ладони добираются до груди, нежно обхватывают, гладят налитые, твердые соски. Его таз все так же медленно сближается с бедрами, пока он, наконец, не входит на всю длину, прижимаясь ко мне. Замирает на секунду и отстраняется, полностью выходя, проводит головкой по клитору, раскрытым губкам и снова медленно входит, растягивая, заполняя собой пустоту.

Уже словно в хмельном дурмане раздвигаю ноги шире, еще больше открываясь ему навстречу.

Андрей начинает ритмично двигаться, отбросив в сторону нежности, с каждым движением наращивая темп. И вскоре начинает просто размашисто трахать, резко входя на всю длину. Крепкие пальцы с силой впиваются в бедра, когда он рывком, дергает, с силой насаживая на себя.

Уже не думая о том, что сестра может услышать, стону в голос, умоляя не останавливаться, подмахивая, желая принять его в себя как можно глубже. Каждый толчок обжигает внутри, разливаясь по венам сладкой болью.

Предбанник наполняю характерные звуки, шлепки мужского лобка о женские ягодицы, хриплое дыхание, стоны, липкие, тягучие, по-звериному обнаженные.

Его рука накрыла промежность и требовательные пальцы мягко, но настойчиво начали поглаживать чувствительный бугорок, массируя, надавливая, приближая к острой развязке.

Бьюсь под ним, зажимая рот руками, чтобы сдержать крик, рвущийся из груди, когда накатывает первая обжигающая волна.

Он не останавливается, еще крепче сжимает мои бедра, продолжая вколачиваться в податливое тело, безумно реагирующее на каждое движение, истекающее, полыхающее в нескончаемом экстазе. Теряю связь с реальностью, чувствую только его. Каждый миллиметр его члена, двигающегося во мне, каждую набухшую вену.

Единственным ориентиром, не дающим окончательно раствориться в чувственном безумии, стали его глаза. Он, не отрываясь, смотрел на меня, прямо в глаза, в душу. Странный контраст отзывается тревогой внутри. Отрешённое, без единой эмоций лицо, и пронзительный, вспарывающий вены, взгляд серых глаз. Диссонанс, затрагивающий непонятные струны, о котором забываю, когда очередная волна острого наслаждения заставляет тело выгибаться, сотрясаясь крупной дрожью.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Я тебя ждал предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я