Огонь Ра | Том I | Падение Фаэтона
Макс Гудвин, 2019

Война никогда не была приятным событием, и неважно: где, в каких масштабах, и с какой целью. Если враг у ворот твоего дома, предназначение солдата выполнять приказ командира. Кай, созданный лишь с единственной целью служить Императору, был одним из тысяч. Но когда ты всего лишь винтик в огромной имперской машине, сложно увидеть всю картину целиком. Инопланетное вторжение, идущее по задуманному противником плану, и неготовые к тому, что происходит, власти делают ошибку за ошибкой, не осознавая, что враг пришел не один. Он захватил с собой своего Бога. Вопрос лишь в том, сможет ли «винтик» стать ключом к божественному противостоянию?

Оглавление

4. Крещение Землей

Это была лесная тропа. Узкая лесная тропа, проложенная сквозь гигантский лес с гигантскими деревьями на огромной чужой планете — злобной планете. Их было шестеро. Шестеро титанов — огромных, как и все на Земле. Казалось, что они совершенно никого не боялись — в полный голос травя какие-то специфические шутки, шли колонной по одному. Я занял позицию на возвышенности, как и приказал Лар. Тропа была в двадцати метрах от меня.

— Так, вижу шесть целей, — рапортовал я во внутренний чат. — Одна женского пола. В голове и хвосте колонны двое в тяжелой деформированной одежде, похожей на штурмовые бронежилеты. У тех, кто идет в середине колонны, автоматическое оружие на пороховых газах. А вот первый и замыкающий вооружены лучевыми ружьями потокового огня рептилоидной армии.

А вот это — без дураков — плохо. Лучевая пушка — грозное оружие, особенно на высоте. Особенно против слабо бронированного противника и техники. Если рептилиям для того, чтобы стрелять из такой, нужно установить ее ножками в грунт или любой другой упор, то титаны сделают это играючи. Такое ощущение, что смогут палить из них стоя. Возможно, даже одной рукой. Мои мысли прервал всплывший текст чата:

— Ждать! Пусть пройдут вперед. Как поравняются, кидай две вакуумные в бронированных.

Лар крался с другой стороны тропы, держа расстояние от колонны примерно на дальность полета плазмы.

— Так, погоди, Кай-Клав. Что-то не так. Видишь у того, кто перед замыкающим, не просвечивается рюкзак?

Я присмотрелся, и правда. Объемная сумка была как будто каким-то отражателем. Сканеры не фиксировали ее, давая обтекаемую информацию о биоритмах титанов, но объемный рюкзак, по мнению аппаратуры, не существовал. Группа титанов возвращалась с боевого задания. Мои сканеры фиксировали остывающие стволы их порохового оружия, металлопластик потоковой пушки тоже резонировал — из нее недавно вели огонь.

— Мои действия, Лар? — поторопил я. — Колонна уйдет!

— Так это же…это же кто-то из нашей пехоты «С» класса. Пленный в эко-костюме. Скорее всего, жив.

Лар переключил сканеры на нашу частоту. В рюкзаке за плечами самки титана действительно находился человек в штурмовом эко-костюме.

— Попробуй связаться с ним. Может, жив, — прошептал я, подумав про себя, что не хотел бы рисковать кем-либо из своих, пусть даже «С» класса.

— Я как старший на локации могу отдать приказ его костюму. Начинай бой, как только костюм откликнется.

Эко-костюм не заставил себя долго ждать. Приказ был принят, и механизм перевел себя в режим периферийного щита, завибрировал и издал короткий жужжащий звук. Самка титана вздрогнула, окликнув остальных. Я почувствовал удар адреналина и метнул первую вакуумную гранату в конец колонны, а за ней и вторую. Раздались два гулких хлопка, как будто кто-то лопнул надувные шарики, в которых каким-то образом оказалось запечатано музыкальное рявкающее эхо. Первый вакуумный взрыв погреб под собой три замыкающие колонну цели, но отбросил вторую гранату в сторону от тропы. Повезло, что зацепило еще одну цель, и жаль, что это был не первый в колонне. Придется несладко, если они вовремя поймут, что происходит.

Лар открыл беглый огонь из офицерского бластера — очень ограниченного в точности и дальности из-за плотной атмосферы. Стрелял почти вслепую куда-то в облако пыли, щепок, грунта, кровавой однородной массы и дикого задыхающегося рваного крика. Солдат «А» класса знал свою задачу — наполнять воздух плазмой, чтобы противник не мог поднять головы. Яркая зеленая вспышка резанула пространство над позицией Лара. Это плохо. Лучевая потоковая пушка ожила. Луч срезал несколько вековых деревьев, и теперь этот лесоповал под действием силы тяжести, скрипя, падал на штурмана, который вдруг решил побыть стрелком. Я на мгновение испугался за напарника. Проверил на жизнеспособность шкалы датчиков его костюма, все системы работали исправно, а значит, новоиспеченный командир жив и не попал под луч. ЛарНолий прекрасно понимал, что оставаться на месте — особенно под ударом потокового луча — нельзя, и его очертания скользнули в сторону. Там, где он только что был, все вспыхнуло зеленым пламенем, образуя смертельную для всего живого территорию бушующего огня и плавящейся земли.

Моя вторая граната не попала в цель. Штурмовик титанов, шедший во главе колонны, был жив и теперь, расположившись на корточках за увесистым валуном, из чудо-оружия косил как траву шестиметровые в диаметре деревья. Истошный крик не затихал. То был разорванный напополам вакуумом титан. Он полз, или точнее его руки карябали перепаханный взрывом грунт. Его тело спаслось под штурмовым бронежилетом, чего нельзя было сказать о ногах — их не было. Мешок с пленным фаэтонянином отбросило волной от тропы. Видимо, сработали щиты, парню явно повезло.

— Отходи в чащу, Лар, я обойду «поточку»! — передал я в нейросеть.

Это была единственная возможность выковырять взбесившегося лучеплюя, сидящего за непробиваемым для наших бластеров укрытием. Лару не надо было повторять дважды. Он выпустил в титанов еще пару сгустков плазмы и начал спешно удаляться от места, делая полукруг по то тут, то там вспыхивающему зеленым исполинскому лесу. Я был почти за спиной у землянина, поливавшего лучами сектор, где Лара уже и след простыл. Моя вторая граната сильно отклонилась от цели, создав яму справа от тропы. Легковооруженный титан, видимо, отошедший от взрывной волны, рокочущим грохотом, присущим пороховому оружию, включился в бой. Пока что он палил в пустоту, используя воронку от взрыва как укрытие. Но я уже был позади их линии обороны. Выстрел — и три пучка плазмы буквально расплавили левую ступню титана. Только так можно нанести урон компактными личными бластерами, только в незащищенное походной броней место. Титан взревел, его пушка дернулась вверх, а зеленый луч полоснул искоса, срубая верхушки деревьев под каким-то сумасшедшим углом. Второй выстрел прервал крик боли — шлем землянина не защищал ни шею, ни лицо. Плазменная очередь сожгла все до затылочной бронепластины. Щёлкающий звук в воронке от взрыва означал, что боеприпасы у порохового автомата закончились.

— Ты ценный пленный?

Я направил бластер в спину легковооруженного титана через секунду после того, как его автомат замолк. Беда огнестрельного оружия — в ограниченном боеприпасе. Но в атмосферном бою по дальности они превосходят личные бластеры — с этим надо считаться или, по крайней мере, учитывать. Титан, тяжело дыша задымленным воздухом, медленно и без резких движений поднял руки вверх. Он смотрел на меня исподлобья — так смотрит затравленный хищный зверь на охотника перед последним в его жизни прыжком.

— Чего так долго?

Из-за деревьев возмущённо вышел Лар. Видимо, для того, чтобы прервать выстрелом крики куда-то ползущего разорванного титана.

— Нам с ним далеко не уйти, — пояснил он, кивая на пленного. — Все, что он может сказать, мы знаем. Лучше давай посмотрим, кто в мешке.

Чат в моем шлемофоне транслировал сообщение от Лара: «В минус его». В убийстве безоружных нет ничего героического, но минус — есть минус. В инкубаторах у воинов исправляют гены — хороший солдат не должен сомневаться. Последний выживший в этом бою титан даже не заметил, как я вскинул оружие, а плазма доделала остальное, мгновенно расплавив незащищённую голову.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я