Генерал Смерть
Максим Шахов, 2012

Российским спецслужбам становится известно о нелегальных тайных разработках климатического оружия на одной из радиолокационных станций Дальнего Востока. С его помощью террористы готовятся диктовать свои условия всему миру. Под руководством человека, который скрывается под кличкой Генерал, они чувствуют себя неуязвимыми. Но Герман Талеев, командир сверхсекретного боевого подразделения «Команда», подчиняющегося непосредственно президенту России, имеет свое мнение на этот счет. Он понимает, что добраться до Генерала очень сложно и сделать это можно лишь подставив группу под удар противника...

Оглавление

Из серии: Команда

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Генерал Смерть предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 3

Ленинградская область,

город Выборг

Сменив три попутки, Аракчеев без малейших эксцессов добрался до конечной цели своего путешествия.

«Что, господа чекисты, устали дожидаться меня на подъезде к Питеру? Логично мыслите: трасса-то одна, куда ж этому идиоту деваться? Хотя, скорее всего, до вас уже начало доходить, что «этот идиот» мог рвануть и к финской границе. Наверно, сейчас быстренько организуете там надежные кордоны на таможенных пунктах. Молодцы! Только и на такой вариант у меня найдется свой неадекватный ответ, как говорит наш президент. Впрочем, я ведь вовсе не тороплюсь».

Действительно, Вадим попросил высадить его неподалеку от главной достопримечательности Выборга — старого средневекового замка. Строительство этого уникального памятника архитектуры начинали еще шведы в XIII или XIV веке. И хотя за прошедшие столетия цитадель неоднократно горела и разрушалась, основные элементы ее конструкции оставались неизменными, а сам замок, расположенный на бывшем Воловьем острове, до сих пор сохранил свое гордое каменное величие.

Доминантой замка и всего города продолжала оставаться великолепная башня Святого Олафа. Когда-то, судя по старым чертежам, ее высота составляла чуть больше 86 метров. А кто это видел, а? Нынешних 48,6 метра ей вполне хватало, чтобы заслуженно красоваться на гербе города и величаво возвышаться над редкими суетливыми новостройками, отражаясь в хмурых, холодных водах Финского залива.

В отличие от своих немногочисленных уцелевших собратьев Выборгский замок не постигла судьба заброшенного и медленно разрушающегося каземата. Наоборот, он стал одним из культурных центров своего города. Сюда не только регулярно водили все экскурсии, но и организовали постоянные музейные экспозиции и регулярно сменяющие друг друга выставки. На фоне могучих каменных стен одинаково хорошо смотрелись и авангардистские фотографии вперемежку с конструктивистскими творениями современных ваятелей и художников, и яркое разноцветье диковинных экспонатов флористики или уникальные коллекции каких-нибудь экзотических бабочек Амазонии.

Однако главным «блюдом» культурного замкового меню стало другое. Здесь проводили рыцарские турниры. Причем подходили к их организации с максимальной ответственностью и серьезностью. Это были не «потешные игрища», а предельно достоверное действо. Устроители постарались не только точно воспроизвести саму атмосферу Средних веков, но и, безусловно, соблюсти ритуалы и правила тогдашних рыцарских турниров. Разумеется, в пределах современного понимания дошедших до нас манускриптов. Надо сказать, что им это удалось.

Еще одним точным «попаданием в цель» стало привлечение в качестве участников турниров не дилетантов, а настоящих профессионалов: спортсменов, «трюкачей» и прочих. К этой категории, безусловно, относились и «штатные» участники реконструкции исторических событий. Ну разве мог Вадик пропустить такую великолепную возможность?! Поэтому и стремился он сейчас на небольшой внутренний Кузнечный дворик Выборгского замка, где все уже было готово к началу представления: до отказа заполнены не бедной публикой только что возведенные разборные трибуны, развевались на приморском ветру десятки причудливых разноцветных флагов, слышалось завывание боевых флейт и нетерпеливое ржание лошадей…

«Ну не могу же я подводить своих товарищей по древнему оружию, — уговаривал себя Аракчеев. — Да без меня там весь праздник псу под хвост пойдет. А ребятки из органов пусть подождут. Впрочем, вряд ли они меня теперь скоро увидят».

В словах Вадима не было никакого зазнайства. Благодаря своему цирковому прошлому, он был настоящей находкой для устроителей турнира, главным действующим лицом во всех категориях состязаний. Аракчеев великолепно держался в седле и управлялся с длинной пикой, владел мечом не хуже записного самурая, прекрасно стрелял из лука и был вне конкуренции в метании тяжелого боевого топора.

Маленький суетливый администратор, подпрыгивая на обеих ножках и задыхаясь, встретил его у подъемного крепостного моста:

— Ой… ай… эх-х х… Ва-вад-д дим, ну куда же вы пропали?! Это немыслимо: на трибуне сам МЭР!!! И неожиданные гости из Петербурга. Такая ответственность, такая ответственность! Музей могут закрыть!!! Катастрофа-а а…

— Спокойно, Пржевальский! Выводи своих лошадок. Катастрофа отменяется. Так можешь и мэру передать, — на ходу успокаивал Вадик разволновавшегося чиновника, быстрым шагом направляясь к низкому каменному сараю, скрытому в тени замковой куртины: там находилось помещение, отведенное под раздевалку и склад для хранения амуниции и вооружения.

* * *

Первый конкурс проводился под громкую музыку из оперы Джоаккино Россини к «Вильгельму Теллю». Нетрудно догадаться, что здесь «рыцари» соревновались в стрельбе из лука. Занятие это неторопливое, требует собранности и хладнокровия, поэтому и поставлено первым номером программы. Какая же может быть точность в стрельбе после дуэли на пиках или поединка на мечах? Помимо трясущихся от напряжения рук и ног, участники частенько получают в них нешуточные травмы и вряд ли могли бы претендовать на лавры известного героя, хотя и целились не в легендарное яблоко на чьей-то голове, а в мишень вполне приличных размеров.

Вадик отстрелялся очень успешно, хотя и не занял первого места, пропустив вперед незнакомого ему молодого парня в костюме Робин Гуда.

«Вот проныра! — подумал Аракчеев об администраторе. — Наверняка откопал где-то олимпийского призера. — К сопернику он претензий не имел, хотя после первого же выстрела отметил его профессионально-спортивную подготовку и великолепный лук с балансирами. — Готов на что угодно побиться об заклад, что не увижу этого молодца ни на лошади с пикой, ни с мечом в руке!»

Как видно, и сюда, на рыцарское ристалище, проник дух наживы. Поговаривали, что тут даже работает тайный тотализатор с приличными ставками. И хотя общее правило гласило, что каждый участник должен выступить во всех поединках, заинтересованные люди научились обходить закон, выставляя на отдельных этапах разных бойцов под одним именем, пользуясь тем, что внешность можно прекрасно скрыть под причудливым костюмом и шлемом или маской.

Аракчеев бился честно. В атмосфере подлинного единоборства он чувствовал себя как рыба в воде, истово погружаясь в захватывающий мир настоящей рукопашной схватки. И лишь в перерывах между подходами к лучной мишени мог позволить себе оглядеться по сторонам, рассмотреть публику и даже послать воздушный поцелуй заинтересовавшей его даме.

Однако сейчас его заинтересовало совсем другое. Стационарные сидячие зрительские места располагались вдоль дальней стороны Кузнечного двора. Их было немного, а желающих посмотреть на турнир — вдвое больше. Поэтому организаторы пристроили вплотную к ним еще несколько разборных деревянных конструкций в три или четыре ряда, на которых столпились все остальные зрители. Вот Аракчеев заметил мэра города — на самых почетных местах в первом ряду. Он не знал лично этого человека, но, судя по царившему вокруг него оживлению, не ошибался.

По правую руку от мэра расположился худощавый мужчина с аккуратной стрижкой коротких с проседью волос. На нем был надет строгий темный костюм с неброским галстуком и белая рубашка. Определенно, это и есть неожиданный гость из Питера. Одного взгляда на него Вадиму было достаточно, чтобы неприятный холодок возник где-то в глубине груди. Он даже чуть опоздал с выходом на огневой рубеж, стараясь внимательно рассмотреть каждое движение, происходящее в VIP-ложе. А присмотреться было к чему.

Уже несколько раз к строгому питерцу откуда-то со стороны бочком протискивался суетливый администратор и, подобострастно склонившись, что-то нашептывал в ответственное ухо. Вот теперь в руках «Пржевальского» Вадик заметил какой-то лист большого формата и несколько листов поменьше. Коротышка протянул их мужчине и виновато развел руками. Гость бегло просмотрел бумаги и небрежным жестом руки отослал администратора прочь. Затем уже более внимательно стал изучать переданные документы.

От зрительских трибун Аракчеева отделяло метров сорок. Поэтому, когда питерский чуть отодвинулся в сторону от мэра и резко повернул голову вправо, Вадим сумел разглядеть витой белый шнур, тянущийся от уха мужчины и скрывающийся под воротником его накрахмаленной рубашки. К тому же «объект» приложил к своему уху ладонь и еле заметно зашевелил губами.

«Как интересно! Такое поведение больше подходило бы начальнику охраны городского головы, а не высокому гостю из столицы. — Но заметные издалека телохранители мэра в лице двух внушительных «качков» равнодушно и неподвижно застыли по обеим сторонам начальственного кресла. — С кем же это ты переговариваешься, высокий гость? А главное, о чем?»

Аракчеев быстро обежал глазами двор, но ничего подозрительного не заметил. Впрочем, это лишь еще больше насторожило его. «Значит, я чего-то не замечаю. Не на трибуне же разместились твои подчиненные-подельники. — Вадик еще раз присмотрелся к лицам зрителей. — Нет, их тут точно не наблюдается». Воспользовавшись паузой в турнире, он под прикрытием высоких кустов переместился в сторону раздевалки. «Та-а ак, пожалуй, единственное место, откуда просматривается большая часть двора, — это знаменитая башня Святого Олафа. А что, удобное место. На время турнира экскурсии прекращаются, и наблюдательная терраса на куполе остается совсем пустынной».

Питерский гость продолжал сосредоточенно рассматривать бумаги. «Не сомневаюсь, что на большом листе список участников турнира, а маленькие — это, скорее всего, фотографии, которые нашему экспансивному другу удалось быстренько отыскать. Ну, морды моего лица там, конечно, нет, — Аракчеев вспомнил про оставленный в Зеленогорске пиджак и визитную карточку в его нагрудном кармане, — а вот ФИО отыщется. Хотя и не настоящие. Однако как быстро вы, ребята, отработали ситуацию! — Вадик прикинул время. — Чтобы доставить сюда эту «шишку» со сворой из питерской безопасности, понадобился, как минимум, вертолет».

Протрубил рог, призывая рыцарей на конный турнир. Аракчеев бегом направился в раздевалку, чтобы надеть тяжелое защитное вооружение и взять пику. В первой паре на ристалище должен был выходить Валентин Смирнов, молодой неторопливый увалень из какого-то небольшого городка Ленинградской области. С ним у Вадима установились самые близкие приятельские отношения.

— Валька, иди-ка сюда! — Аракчеев отозвал парня, уже отправившегося за своей лошадью, под низкий навес боковой стенки каменного сарая: здесь их никто ниоткуда не мог увидеть. — Слушай, друг, с такой девушкой из публики договорился, — он поцеловал кончики пальцев, — закачаешься! Да вот она только первую схватку успевает посмотреть, а потом на поезд — и в Питер. А у меня сегодня третья очередь, никак не успеваю.

Вадик знал, на что бить: увалень Смирнов мгновенно преображался, как только речь заходила о хорошеньких девушках.

— Так чего ж ты еще тут прохлаждаешься?! Беги на «подиум», «отвоюйся» — и свободен. А я спокойно «заткну» дырку в твоей третьей очереди. Да постой ты! — Валентин остановил собравшегося уйти приятеля. — В официальных протоколах поздно что-то исправлять. Держи мой шлем и плащ с гербом. А я под твоим именем выступлю.

— Ну, спасибо огромное! Что б я без тебя делал?!

— Рассчитаемся. — Смирнов хмыкнул. — Завидую. Но и я ведь внакладе не останусь: ты же с противником в два счета разберешься, а почести — мне.

Аракчеев добродушно ткнул Валю кулаком в плечо и бегом направился к месту сбора.

* * *

Подмены никто не заметил. По большому счету, ни зрителей, ни устроителей не интересовала подлинная фамилия того или иного участника турнира. Им было даже наплевать, как он выглядел: все равно лицо каждого было закрыто глухим шлемом, который «рыцарь» по собственному желанию мог снять после окончания поединка. А мог и не снять, пожелав остаться в сердцах своих новых поклонников каким-нибудь Черным Дьяволом или сэром Монпелье де Труагильбером. Каких только экзотических имен не навыдумывали себе ребятки! Которые потом добросовестно и были занесены в итоговые протоколы турнира.

Пока герольд оглашал «имена» и «заслуги» первой пары, Аракчеев сквозь узкие крестообразные вырезы шлема продолжал внимательно наблюдать за событиями на трибунах. Для себя он отметил, как расслабился питерский гость, откинувшись на жесткую спинку скамьи.

«Конечно же, можно и передохнуть. Ты наверняка уже вычислил, что я выступаю в третьей паре. Время есть. Правда, я бы на твоем месте поступил несколько иначе…»

Вадик оглянулся назад, туда, где сбоку от раздевалки, незаметные для публики, толпились несколько «рыцарей». Они курили и перебрасывались короткими репликами в ожидании своей очереди. Валентина среди них он не заметил.

«Ну и правильно, молодец. Чего лишний раз «светиться» в моем уборе».

И тут Аракчеев заметил явного чужака, неторопливо продвигающегося в сторону каменного сарая. Мужчина в джинсах и футболке навыпуск уже подходил к группе бойцов, внимательно разглядывая их экзотические наряды.

«И ты молодец, — подумал Вадик о сидящем рядом с мэром чекисте, — я бы тоже послал агента заранее обнаружить «объект» и не спускать с него глаз».

В этот момент раздался удар гонга, и соперники выехали на ристалище. Они должны были проскакать навстречу друг другу несколько десятков метров вдоль деревянного разграничительного поребрика высотой чуть более метра, встретиться напротив главной трибуны и нанести противнику удар длинным копьем, постаравшись вышибить его из седла. Разумеется, наконечники копий были не только тупые, но и для большей безопасности соперников обмотаны мягким поролоном. Однако, даже несмотря на такие предосторожности, удар получался весьма ощутимым, и во избежание травм надо было быть предельно собранным и внимательным.

Вадик пустил коня небыстрым галопом и сосредоточил взгляд на приближающемся противнике. Вдруг, когда до места их встречи оставалось никак не более 4 — 5 метров, яркий световой луч полоснул по шлему Аракчеева, попав в горизонтальную прорезь и заставив его от неожиданности на мгновение прикрыть глаза. Для любого другого «рыцаря» это неминуемо послужило бы причиной полного и немедленного поражения: он потерял бы из виду копье своего противника в самый ответственный момент и оказался бы не способен к отражению удара. Вадима же спас выработанный годами на цирковой арене инстинктивный автоматизм.

Он резко отклонил тело в сторону от поребрика, до предела свесившись с седла, опустил голову вниз, прижавшись к лошадиной шее, и сильным рывком направил свое копье снизу вверх. Разящий удар соперника не достиг своей цели. Наконечник его копья лишь вскользь задел левое плечо Вадима и разорвал декоративный плащ. С трибун раздались нестройные аплодисменты, а всадники, придерживая лошадей, не торопясь разъезжались на исходные позиции для повторения схватки.

Что же произошло?! Из глаз Аракчеева выкатились две слезинки, и больше ему ничто не мешало. Откуда же взялась эта яркая вспышка? Лучи заходящего солнца не попадали во внутренний двор крепости, но на улице было достаточно светло, и на ристалище искусственное освещение не включали. Вадим сосредоточенно просчитывал варианты. Можно, конечно, предположить, что ослепивший его луч был умышленно направлен со зрительских трибун… Нет! Такое практически невозможно: в плотном окружении беснующихся зрителей мгновенно прицелиться — и попасть! — в прорезь шлема шириной не более двух сантиметров. Причем шлем надет на голову скачущего на лошади всадника! Такое просто выходит за пределы человеческих возможностей самого гениального снайпера.

Взгляд Аракчеева с трибун переместился на противоположную сторону двора. Огромная в своем четырехугольном основании знаменитая башня Святого Олафа… Пятиметровой толщины стены… Немногочисленные узкие на фоне такой громады бойницы… Со второго яруса башня приобретает восьмиугольную форму… Выше… Стоп! Что это за полоса на серой кирпично-каменной кладке? Так это же граница раздела свет-тень! Выше нее башня залита солнечным светом.

Так-так-так, внутренность дворика и трибуны в тени, а «Святой Олаф» освещен начиная с середины второго яруса. Вадик свободной рукой подвигал на голове ведрообразный шлем, чтобы улучшить обзор. Он знал теперь, что искать. Где же она, где? Он искал бойницу. На память пришли строки из популярной музейной брошюры: «…на внутренней стороне башни в середине второго яруса имеется узкая бойница размером 1,5 х 0,5 метра, слегка расширяющаяся на выходе, откуда велась стрельба в случае, если врагу удалось захватить двор…» Вот! С того места, где сейчас находился Аракчеев, была видна лишь узкая темная полоса, но это была именно «слегка расширяющаяся часть стрелковой бойницы». А если переместиться на середину двора… Да-да, именно в то место, где «рыцари» съезжались! Это происходило как раз на траверзе башни, и на относительно коротком участке узкая бойница просматривалась на всю глубину. Только на этом участке и мог ослепить Аракчеева отраженный солнечный луч.

Осталось выяснить, от чего именно отраженный. Никаких стекол, зеркал или просто полированных поверхностей на стене не было. Никаких кварцевых вкраплений, способных отразить солнечный луч, в древних строительных камнях тоже не наблюдалось. Несомненно, все дело в самой бойнице. Однако со своего места Вадим никак не мог ее рассмотреть. Значит, сделать это надо в тот момент, когда он окажется примерно посередине зрительских трибун. Или, еще лучше, чуть раньше…

Тронувшись с места навстречу своему противнику, Аракчеев слегка натягивал поводья, замедляя бег лошади. Как он и рассчитал, встреча соперников и обмен ударами произошли метров за пять до геометрической середины. Вадим ограничился тем, что легко отбил нацеленную ему в грудь пику. Сам он даже не попытался атаковать, отложив «разборку» до третьей, завершающей схватки. Все свое внимание он сосредоточил на бойнице в середине дозорной башни.

Косые лучи заходящего солнца неглубоко проникали в густой сумрак узкой бойницы. Через несколько минут они и вовсе поднимутся еще выше, погрузив в тень весь второй ярус башни. Но сейчас… Сантиметрах в тридцати от среза стены Вадик увидел черную матовую трубу, уходящую в глубь каменной щели. Может быть, дилетант и принял бы ее за какой-нибудь архитектурный выверт или, скорее всего, за элементарный современный водоотвод. Но Аракчеев не был дилетантом! И даже за долю секунды с одного взгляда безошибочно узнал ствол снайперской винтовки. Еще через секунду его догадка подтвердилась коротким отблеском солнечного луча, мелькнувшим из бойницы.

Оптический прицел! Идеальная позиция для стрелка: до цели не более 50 метров, промахнуться невозможно. Пока на ристалище разберутся, что к чему, от него и след простынет. А пока он прицелился, затаился и ждет. Третьей пары! Вашего выхода, между прочим, господин Аракчеев. Или Мрачный Викинг, как значится в судейском протоколе, или Федор Иванович Вепрев, как напечатано «золотом» на визитке в кармане потерянного пиджака.

Только ведь под чужим гербом на арену выйдет Валечка Смирнов и…

Ну вот уж этому не бывать!

Третья заключительная схватка первой пары закончилась через 20 секунд полной и безоговорочной победой Вадима. Его противник, получив мощный удар пикой в грудь, оказался выброшенным из седла и не проявлял ни малейшего желания подняться и продолжить схватку на мечах. Что ж, он имел на это право. Под одобрительный свист трибун Аракчеев быстро проскакал в сторону раздевалки и скрылся от глаз удовлетворенной публики. Теперь все зависело от его расторопности и быстроты. Впрочем, был еще один, не зависящий от Вадима фактор: время, за которое завершится поединок вторых «рыцарей». В любом случае надо было очень поторопиться…

* * *

Под покровом замковой куртины Вадим незамеченным добрался до входной двери башни Святого Олафа. Дверь была заперта, а на ее массивной витой ручке косо болталась штатная табличка «ЗАКРЫТО».

«Простенько и со вкусом. А главное, весьма информативно».

Аракчеев без труда проник внутрь и остановился, позволяя глазам привыкнуть к царящему здесь полумраку. Нижний зал был частично загроможден строительными лесами, на которых тут и там виднелись одинаковые надписи: «Извините! Идут реставрационные работы». Значит, экскурсии на смотровую площадку на куполе башни бесперебойно продолжались и во время реставрации. Наверх вела круговая деревянная лестница, весьма хрупкая на вид. На ней, однако, через каждые пять метров подъема имелись горизонтальные площадки с наспех сколоченными скамьями, чтобы уставшие экскурсанты могли отдохнуть или, не слишком доверяя шаткости конструкций, именно здесь дождаться успешного возвращения обратно своей группы.

Прижимаясь к стене, Вадим начал осторожный подъем наверх, опасаясь неожиданного скрипа деревянных ступеней. Уже на втором «скамеечном» пролете до него стал долетать шум зрительских трибун и усиленный репродукторами голос герольда-распорядителя.

«Значит, бойница, выходящая на внутренний двор, совсем близко», — подумал он.

Вадим стал еще осторожнее, а уже через несколько метров заметил чуть впереди в стене нишу, из которой на деревянный настил падал неяркий дневной свет. Теперь его ухо различило не только смутный многоголосый гул, но и слова герольда: «…вызываются участники третьей пары…» Ого! В распоряжении Аракчеева оставалось не более 3 — 4 минут. А в этом месте подъема, как назло, лестница отходила от стены метра на полтора. К тому же между ней и входом в бойницу разместились металлические конструкции лесов с разбросанными на них досками, ведрами, кистями и обрывками полиэтиленовой пленки и рубероида.

«Не случайно это! Снайпер предусмотрительно позаботился о своей безопасности. — Вадик быстро отыскивал глазами место, куда бы поставить ногу, не производя шума и грохота, а затем перебраться в узкую бойницу. — Вот гад, добросовестно поработал!»

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Команда

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Генерал Смерть предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я