Внуки Сварога
Максим Гаркаленко, 2013

2030 год. Землю сотряс чудовищный катаклизм, уничтоживший почти всё человечество, глобально изменив и очистив планету. Главный герой – инженер Александр Горин, предвидел глобальную экологическую катастрофу ещё с 2010 года. Он провёл множество исследований, отыскал и оборудовал с близкими людьми убежище в Сибири и пережил там всепланетный Апокалипсис. Они построили хутор, наладили быт, принимают беженцев, защищаются от нападений мародёров. А с юго-востока, через Сибирь на Европу, движется многотысячная орда монголов. Поселение Горина оказывается на пути этого войска… Роман «Внуки Сварога. 2030 год» – первая книга запланированной трилогии в жанре постапокалиптической социальной фантастики. Динамичный роман рассчитан на широкую аудиторию читателей – молодежь, увлекающуюся боевиками и героическими приключениями, демонстрацией сверхспособностей людей и мифическими персонажами. Роман может быть интересен и взрослым людям, которых волнуют проблемы социального и духовного развития общества и которым небезразлична судьба планеты Земля.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Внуки Сварога предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Восточная Сибирь

12 июля 2030 года

11часов 28 минут

Огромная пещера практически не освещалась пятью светодиодными светильниками, закреплёнными на стенах. Зато световое пятно, созданное фонарями, вполне устраивало четырнадцать человек, которые расположились на небольшой ровной площадке. Они разместились возле стены пещеры, испещрённой глубокими каменными морщинами. В стене, в полуметре от пола, шерстяным одеялом был завешен узкий невысокий вход. За ним прятался овальный грот. Четверо, отдельной группой, сидели на раскладных стульях, перед включённым оборудованием, остальные отдыхали на разложенных спальниках. Все были одеты в специальные утеплённые туристические костюмы. Под небольшой треногой ярко горел маленький костёр. Грелись горячим чаем с добавлением сладкой крепкой настойки. Возле людей испуганно жались три овчарки — один взрослый матёрый пёс и два полугодовалых щенка из разных помётов. По краю площадки стояли четыре палатки. Перед ними находился большой естественный каменный стол.

Мрак скрадывал пространство, и люди забывали о размерах подземного зала (пол пещеры был размером с футбольное поле, и каменный свод поднимался на двадцать метров). Воздух под землёй был слегка влажный и прохладный — температура под землёй была всегда постоянной — плюс восемь градусов по Цельсию. В сорока метрах от площадки шумел небольшой водопад. Чистейшая вода вырывалась прямо из скалы, падала на три метра вниз в небольшое озеро. Под струёй падающей воды ровно гудел установленный генератор, толстый кабель от которого тянулся на площадку. Из озера вырывавшаяся потоком вода вытекала тугим ручьём и пропадала в расщелине в середине пещеры. Расщелина тоннелем петляла до самой реки. Лишь в одном месте, в лесу, в двухстах метрах от склона холма, зияющий каменный колодец соединял тоннель с поверхностью.

Фантастическая архитектура сталактитов и сталагмитов, появляющаяся в бегающем свете налобных фонарей, не трогала души. Не сегодня. Люди уже сутки безвылазно находились под землёй. И несколько месяцев до этого дня работали в пещере и на поверхности. Красотой налюбовались вдоволь. Вчера они спустились по единственному наклонному тоннелю и в шести местах замуровали проход. Добровольно. Чтобы выжить.

Ранним утром раздался грозный гул. Звук шёл не снаружи, а из недр. Несколько раз качнулся пол под ногами, с каменного свода посыпались небольшие камни. Люди мгновенно спрятались в небольшую нишу. Через полчаса все вновь повторилось.

— Это что же творится на поверхности, если здесь, в пещере так трясёт? — вздохнул Олег.

Последующие несколько часов прошли спокойно.

— Дядя Саша! — восемнадцатилетний долговязый парень резко выпрямился на раскладном стуле. Его возглас многократно пробежал эхом по пещере. Перед глазами зелёным светом горели цифры электронного дисплея, прикреплённого к скалистой стене. От него к датчикам уходил, через низкий вход, тонкий многожильный кабель. — Температура поползла вниз!!!

— Тише, Влад! — сорокапятилетний крепко сбитый мужчина, сильно затянулся сигаретой и провёл рукой по совершенно седому ёжику волос. — Вот и началось. Сколько наверху?

— Восемнадцать градусов!

— Круто! Димон, за сколько опустилась?

— В одиннадцать ноль-ноль было плюс двадцать шесть, сейчас одиннадцать двадцать восемь. Полчаса — и восемь градусов! — в голосе двенадцатилетнего подростка не слышалось и капли паники. От важности порученной задачи голос звенел.

— Так, пацаны, без суеты. Мы к этому готовы. Правда, ждёшь-ждёшь события, а оно всё равно наступает внезапно. — Александр Горин с тревогой оглядел свою команду. Свою семью, своих друзей. Сейчас всё получится. Только что будет дальше? Эти мысли неотступно преследовали его уже несколько лет.

— Слава, давай связь с соседями!

Муж сестры Горина, худощавый сорокалетний врач, повернул на максимум регулятор громкости рации и вызвал на связь Базу-2 и Базу-3. В свете фонарей тень его профиля кондором носилась по пещере.

— Вторая на связи! Третья на связи! — Связь работала, и голоса слышались чётко.

— Ребята, мы фиксируем понижение температуры с одиннадцати ноль-ноль. Как вы?

— Аналогично, — бодрый голос Андрея со второй.

— У нас так же, — Таня с третьей немного нервничала.

— Тогда связь, как договаривались. Каждые тридцать минут. Отбой, — Вячеслав повесил рацию на пояс.

— Влад, первый заслон?

— Плюс восемнадцать. Без изменений.

— Ещё не дошло. Ребята, теперь постоянный контроль. Маме доклад на каждый градус понижения температуры. Вика, фиксируй время на каждые пять градусов понижения.

— Да, братишка, — Тревожное состояние никак не отразилось на красивом лице сорокалетней стройной женщины. Она сделала пару глотков воды из походной термочашки и положила ноутбук на колени.

— Артём, шестой заслон!

— Я помню, Саныч! — бодро ответил тридцатилетний здоровяк.

Хотя за последнюю неделю очерёдность выполнения задач отрабатывалась по пять-шесть раз на день всем кланом — никто не возмутился. Они знали, что малейшая ошибка — это конец. Придёт долговязая с косой. Причём за всеми. В один день.

В две тысячи одиннадцатом году сдвинулись с места и поползли магнитные полюса Земли. Немного помедлив, за ними двинулись и географические. Начало процессов наша разумная цивилизация прошляпила. Знали, долго и мудро обсуждали. Выделяли средства и строили политические карьеры. И не верили. Полагали, что пронесёт, как обычно. А кто поверит в байки учёных о повышении уровня мирового океана на шестьдесят шесть метров? Кто поверит, что после затопления огромных территорий Землю окутает лютый мороз? Всего на сутки. Только это — не мороз. Это — ад с температурой минус сто пятьдесят градусов по Цельсию! Правильно — никто не поверит! А когда мир спохватился, было уже поздно. Пришло время выживать.

— Дядя Саша, наверху ноль!

— Дима, время?

— Дядь, тринадцать ноль-ноль! Два часа от начала!

— Влад, первый заслон?

— Плюс одиннадцать!

— Второй?

— Норма!

— Док, как соседи?

— Нормально. Температура по заслонам такая же, как и у нас. Различия в два-три градуса.

Горин подумал о том, что эти первые показатели ничего не значат. Вот когда температура опустится ниже восьмидесяти, вот тогда… О плохом думать не хотелось. Годами он рассчитывал и проверял схемы укрытия. Казалось, выбран самый надёжный вариант. Найдены в Сибири (одна из немногих территорий, не подлежащих затоплению, на которой должны остаться питьевая вода, частично растительный и животный мир) три отдельные пещеры, глубина расположения которых — и это было обязательным условием — не менее двадцати метров. Каждая из пещер имела один вход, длиной не менее сорока метров. Каждый вход был разделён на отдельные камеры шестью крепкими деревянными заслонами, утеплёнными толстым слоем земли и мха. И снаружи, и на каждом заслоне стояли температурные датчики. Между четвёртым и пятым заслоном в свод тоннеля была установлена взрывчатка (на крайний случай). Артём её подорвёт, если температура на последнем, шестом заслоне, опустится ниже минус двадцати градусов. Большой запас тёплого белья, различного снаряжения и продуктов, инструментов и оборудования, электрики и электроники, охотничьего и боевого огнестрельного оружия, снастей для рыбной ловли закупался и завозился несколько лет. Несколько десятков завезённых свиней и коз уже четвертые сутки были закрыты в глубоком схроне. Убийственный холод не должен добраться до нас. Не доберётся!

— Влад, температура наверху?

— Сейчас. Минус шестнадцать!

— Дима, время?

— Дядя! Один час, от нуля!

— Влад, первый заслон?

— Плюс восемь!

— Остальные?

— Второй опустился на два градуса. Остальные в норме!

«Терпимо», думал Горин. Он заглянул к сестре в ноутбук. На весь экран была разбита таблица, в которой слева были первоначальные значения, посередине — планируемые, справа — фактические. Первоначальные значения температуры — на поверхности плюс двадцать шесть градусов. Первый заслон — плюс восемнадцать с половиной градусов. Второй заслон — плюс семнадцать градусов. Третий заслон — плюс шестнадцать с половиной градусов. Четвёртый заслон — плюс четырнадцать градусов. Пятый заслон — плюс двенадцать градусов. Шестой заслон — плюс одиннадцать градусов. В пещере плюс десять градусов по Цельсию. Тоскливо поскуливали испуганные собаки. «Интересно, подумал Горин, они чувствуют катастрофу или наше настроение?»

Александр потёр тыльной стороной ладони замёрзший нос и попросил у жены чая. Алина, налила в его термочашку из большого термоса крепкую заварку, долила только что закипевшей воды и плеснула немного настойки. Сразу засуетилась мама.

— Сынок, давай сделаю бутерброды. Перекусишь немного, — Елена Николаевна, маленькая красивая пожилая женщина, ни минуты не могла сидеть спокойно. Всегда хлопотала по дому, растила внуков, помогала дочке. Это было тогда. В прошлой жизни. В большом шумном городе. Последние полгода она, вместе со всеми, жила в палатках в сибирской глуши. Готовила, стирала, собирала лекарственные травы. Делала изумительные лечебные и укрепляющие настойки — всё-таки в прошлом фармацевт. Помогала, чем могла. Никогда не жаловалась. Ведь семья вместе, все живы-здоровы.

— Мама, не хочу. Спасибо, — Горин посмотрел на часы. — Давайте все вместе обедать. Лучше покормите собак, чтобы со стола не попрошайничали.

— Лена, скажешь, когда подключить плиту. — Самый старший из Гориных, муж Елены Николаевны, отец и дед, Александр Иванович, поднялся со спальника. Почти двухметровый семидесятилетний мужчина был ещё крепок. Проведя рукой по гладко выбритым щекам, он подошёл к сыну, взял из его рук чашку, сделал большой глоток горячего чая. — Проверю проводку. — Он вернул кружку, включил налобный фонарь и пошёл к генератору.

— Отец, наверху нормально будет? — Александр тревожно посмотрел ему вслед. Тревожился потому, что слабо разбирался в электрике. Хотя сам был инженером, отлично разбирался в любой технике, мог сам разрабатывать сложные устройства. А с электрикой не дружил. Проводку в доме заменить, вилку-розетку раскрутить — это пожалуйста. Не более. Отец же в этом был ас. И тревожили его кабеля, выходившие к датчикам на поверхность. Вдруг не выдержат низких температур? Как потом определить безопасное время выхода из пещеры?

— Шурик. В сотый раз гарантию даю.

— Папа, верь деду, — К Горину подошла дочь. Белокурая двадцатишестилетняя голубоглазая красавица. Она нежно прижалась к отцу. — Он все делает с трёхкратным запасом. А мы с бабушкой уже греем обед. А плиту Катя сама, без деда подключила.

— Вот так! — К отцу прижалась и старшая дочь.

— Давайте, мои любимицы, накрывайте стол.

Девушки пошли помогать бабушке с обедом.

— Первый погреб, как вы? — Громкий бодрый женский голос донёсся из рации.

— У нас порядок. — Гришин снял рацию с пояса и поднёс к губам. — Вы как?

— И у нас порядок. Дай Алинку.

— Привет, Лариса! — Жена Горина взяла протянутую рацию.

— Привет, подруга! Как у вас настроение? Не дрейфите?

— Не дождётесь! — Алина улыбнулась. Ей было приятно слышать жену Ибрагима. Сильная, жизнерадостная женщина, Лариса заряжала окружающих уверенностью.

— А мы обедать садимся. Уже ложками гремят, слышишь?

— Слышу. Приятного аппетита всем! И мы уже накрываем.

— Спасибо! Удачи!

Рация замолчала. Минутный диалог слышали все. И какое-то спокойствие накрыло всех. Простой бытовой разговор расслабил напряжённые нервы. Саша со Славой подошли к каменному столу, облокотились и закурили. К ним подошёл идущий от водопада Александр Иванович, и, поддёрнув с поясницы пенопопу, сел на каменную столешницу.

Им не было слышно, как на поверхности выли обезумевшие животные. Метались по тайге в поисках любой норы, в которой можно спрятаться от безжалостного холода. Зелёный кустарник вдруг стал жёстким и ломким. Волки, медведи, зайцы, рыси, лоси прокладывали хаотичные просеки. Упала птица. Затем они посыпались десятками. Замерзали, не успев приземлиться. Падали с веток высоченных кедров. Уже нет врагов. Нет охотника и жертвы. Они пытались спастись. Звери метались и не находили спасенья.

Пропали с неба лёгкие белые пушистые облака, висевшие с утра высоко в небе. Сам небосвод был прозрачно-голубым. И только над верхушками вечнозелёной тайги, прямо из воздуха кристаллизовался лёд и мелкими иголками сыпался на остекленевший кустарник. Не слышно стало шума реки. В безветренные, как сегодня, дни, шум переката разносился на несколько километров. Лёд заглушил реку и стремительно утолщался.

Пронеслась дробь мелких, сухих выстрелов — это раскалывались от резкой смены температуры нагретые на солнце камни. Послышалось несколько осыпей с ближайшего холма. Гулко выстрелил молодой кедр, расколов надвое ствол. За ним второй, третий. Из чистого солнечного голубого неба на Землю опускался холод. Стремительно и безжалостно.

— Минус восемьдесят один. — Тихо сказала Вика, подошла к столу и облокотилась на брата.

— По заслонам как? — Александр выпрямился от стола.

— Расчётные значения.

— Нам остаётся только ждать.

— Даже не представляю, что там наверху. — Гришин затушил сигарету и обнял жену.

— Там смерть, — прошептал Горин и подошёл к племянникам.

— Скорость похолодания?

— Шестьдесят пять градусов за сорок две минуты, — в один голос сказали притихшие ребята.

Пора было посмотреть, что делается наверху. Александр с отцом установили на самой верхней точке скалы видеокамеру. Предложили установить и над другими пещерами, но Пётр и Ибрагим отказались. В сектор обзора попадал вход в пещеру, тропа, ведущая вниз, и часть леса. Горин взял у сестры ноутбук, подключил кабель камеры и включил просмотр. Минуту молча смотрел на экран. Видимая панорама заставила сжаться его сердце. На скулах заиграли желваки. Что-то подобное он предполагал. Но увидеть своими глазами…

Услышал сбоку движение и поспешно закрыл крышку компа. Выдернул кабель камеры, расслабил мышцы лица и только потом повернулся к подошедшим племянникам.

— Что наверху, дядь Саша? — спросил младший, Дима.

— Не знаю, что-то камера барахлит, — соврал Александр и посмотрел на сестру. Та понимающе кивнула. Наблюдающий за ними со стороны отец грустно качнул головой.

— Жаль, — Влад разочарованно вернулся на свой пост.

— Аня, Катя, Олег! Смените ребят, пока мы перекусим. Идём обедать. — Горин позвал дочек и зятя, мужа младшей Ани, демонстративно спокойно потянулся и отошёл от приборов. Вынул из кармана походную шапку и натянул её поглубже на голову.

За каменным столом, на раскладных стульях, обедали молча. Пар шёл от тарелок со вкусным разогретым супом и дыхания обедающей семьи. Затем Алина разложила по опустевшим тарелкам печёную в углях ещё вчера, и только разогретую зайчатину.

— Мммм, — Гришин нарушил молчание, проглотив первый кусок. — Великолепно!

— А то! — Вика горделиво усмехнулась, — Мы с мамой вчера весь мясной запас приготовили. Дней десять сытной жизни гарантируем!

— Говорили же — два-три дня! — возмутился Димка.

— Прогнозы были на одни сутки, максимум на трое! — подтвердил Влад.

— Дай Бог! — Горин вытер губы полотенцем и поднялся из-за стола. — Только, я думаю, в ближайшие дни наверху с дичью будет туго. Спасибо большое за обед. Очень вкусно!

— Аня, меняемся. Идите кушать.

Влад с Димой сразу же пришли на пост. Вика села на свой стул и взяла ноутбук.

— Анюта, Катюша, Олег, продиктуйте цифры, — попросила Виктория.

— Минус сто один градус. — Девушки прижались на секунду к тёте и пошли к бабушке, хлопотавшей возле стола.

— Пятнадцать часов пятнадцать минут, — Олег посмотрел на часы, и, шевеля губами, подсчитал время. — Тридцать три минуты от последней записи.

Пока Елена Николаевна и Алина кормили сестёр с Олегом, Вячеслав опрашивал по рации соседние базы, а Александр Иванович проверял заряд аккумуляторных батарей, Александр прилёг на спальник и задумался. Вот его самые близкие люди. Уже сутки заперты в этой пещере. Друзья, в похожей, находятся в километре от них. Ещё через два километра убежище семьи местных охотников. Хорошие люди. Познакомились чуть больше года назад и успели крепко сдружиться. Надёжные люди. Горин вспомнил пожилого, невысокого, но жилистого охотника Петра Терентьева и его жену Татьяну. Таня на пятнадцать лет моложе мужа, но выглядели они одинаково молодо. Жизнь в тайге слегка разрисовала их лица лёгкими морщинами, но силы духа и выносливости им было не занимать. Два их сына, двадцатишестилетний Игорь и двадцатичетырёхлетний Глеб, были настоящими гигантами. Когда расчищали ходы в пещеры, Александр с удивлением наблюдал, как эти два мужичка руками выносили огромные валуны. Интересно было слышать, как стройненькая Татьяна зовёт их: «Сынки! Мойте руки, я вас кормить буду».

Да, сколько проделано работы. Почти пять месяцев Горин с Ибрагимом прочёсывали тайгу в поисках этого места. Скольких охотников и геологов расспрашивали о тайге. Наконец нашли эту великолепную пещеру. Идеальное место. До ближайшего посёлка больше четырёхсот километров. До ближайшего города Тулун, от которого есть прямое железнодорожное сообщение с Иркутском и миром — почти семьсот. Четыре километра до реки Ия, по которой сплавили снаряжение и оборудование. Продавали в родном городе имущество, закупали самое необходимое. Выбирали собак и покупали домашних животных. Просчитывали оптимальные схемы транспортировки снаряжения.

Доставка всего на место — вообще отдельная история. Для сохранения тайны убежищ купили подержанный, но в отличном состоянии, УАЗ. Бывшая «неотложка» оказалась отличным и выносливым вездеходом. Самое тяжёлое оборудование перевозили им. Прятали в пещере. Последней ходкой привезли десяток сухозаряженных аккумуляторов и две тонны бензина в бочках. Всё, машину загнали под каменный навес, у подножия скалы, сняли аккумулятор, слили бензин, тосол и масло. Сняли колёса и подставили пни. Даже свечи выкрутили: опасались, что керамика не выдержит низких температур.

Остальное снаряжение было не тяжёлым, но объёмным. Перевозить машиной было дорого, да и заняло бы много времени. Подсказал Пётр. Просто и гениально. Плот! Наняли грузовик, и весь скарб привезли от железной дороги прямо на берег реки. Водитель всю дорогу ёрзал от любопытства.

— На том берегу дом построю, — буркнул Александр, чтобы пресечь ненужные разговоры в посёлке.

На выгрузке уже собралась вся семья. Первым делом поставили палатки. И три дня мастерили плот. Закончили поздно вечером. Плот получился прочный, надёжный, хотя и неповоротливый. Ранним утром грузили снаряжение, переставляли палатки на плот. Завтракали, когда солнцу осталась треть до зенита. Собак, шесть пар поросят и молоденьких коз загнали на ограждённую на плоту площадку, и, оттолкнувшись шестами от берега, отправились в путь.

Это были самые спокойные и радостные две недели за последнее время. Чудесная солнечная нежаркая погода, лёгкий шёпот реки быстро расслабили напряжённые нервы. Река была неглубокая, и мужчины быстро научились управлять шестами. Хотя в первый день мозоли натёрли даже под хлопчатобумажными перчатками. Елена Николаевна с женщинами готовила вкуснейшие рыбные деликатесы. А рыбалка! С плота на ходу ловилась крупная жирная рыба. На одном из перекатов спугнули небольшого бурого медведя. Косолапый сноровисто выхватывал рыбу из воды и тут же аппетитно уплетал. Покосившись на приближающийся большущий плот с людьми, он неохотно вышел на берег с рыбиной в пасти и нетерпеливо наблюдал, когда же освободятся его владения. Увидев на проплывающем мимо него чуде гавкающую, похрюкивающую и блеющую живность, резво встал на задние лапы. Выпустил из пасти рыбу и заинтересованно принюхался. Глухо рыкнул и опять стал на четыре лапы. Медведь был сыт и ленив.

Вечерами причаливали к берегу на ночёвку. Мылись в реке, ужинали и допоздна засиживались у костра. Несколько раз выходили на берег раньше обычного и организовали баню. Складывали из камней очаг, огораживали жердями и жарко протапливали его. Затем натягивали на жерди плёнку, и, по очереди, с удовольствием парились.

Неспешные разговоры под звёздами постоянно возвращались к обстоятельствам, заставившим покинуть цивилизацию эту большую сплочённую семью. Долго не верилось, что такая природная катастрофа всё же случится. Александр долго уговаривал семью на переезд. Но когда в две тысячи двенадцатом году уровень мирового океана стал стремительно повышаться, все новостные каналы телевидения стали бить в набат и решение приняли за пару дней. Неизбежность катастрофы стала очевидной. Таяли ледники Антарктиды, откалываясь огромными полями и дрейфуя в океан. На северном полюсе к две тысячи пятнадцатому году льда уже не осталось. Пропали белые медведи, да и что говорить, — гибли целые экологические системы. Часто снежные бураны заваливали Северную Африку, а тёплые дождливые зимы стали нормой в Европе. И страшная влажная летняя жара измучивала людей. Свирепые ураганы регулярно терзали Северную Америку, а мощные цунами — Страну Восходящего Солнца.

Правительства и политики оказались несостоятельными перед мстившей природой. До последнего торговавшие нефтью, газом, сталью и химией, они загнали себя в тупик. И весь мир. Продовольственный кризис неумолимо терзал планету. Запасы питьевой воды устрашающе быстро исчезали. На планете нарастала истерия, и военные конфликты вспыхивали непрерывно.

— Папа, расскажи ещё про Атлантов, — попросила Анна под потрескивание костра.

— Так рассказывал уже, — попытался отмахнуться Горин.

— Рассказывай, пап. Интересно же! — включилась старшая дочь.

— Хорошо, родные, — Александр посмотрел на высокое звёздное небо. Неспешно закурил. Каждый вечер он пересказывал учёных и историков, все факты, которые изучил за последние годы.

— Атланты из последней атлантической колонии зафиксировали факт угрозы в расположении трёх Египетских пирамид. Это был жест отчаяния, последняя попытка далёких потомков погибшей цивилизации Атлантиды указать нам, людям будущего, на совершенно конкретную дату катастрофы.

Судя по тому, как дьявольски хитроумно составили они свои многочисленные зашифрованные послания людям будущего, атланты были величайшими умниками.

Очень трудно поверить в то, что мудрецы древности, сообщая о десять тысяч четыреста пятидесятом году до нашей эры, просто подкидывали нам незатейливую справочку. Мол, наша, атлантов, цивилизация погибла в указанном году… Нет, хитроумнейшие атланты не были такими остолопами и простаками, чтобы лишь проинформировать нас о дате всемирного потопа.

Они явно кричали нам во весь свой голос из мглы тысячелетий о чём-то куда более важном, чрезвычайно важном, именно для нас с вами, кровно касающемся каждого из нас. Они о чём-то предупреждали нас.

"Первое время" — так в знаменитых древнеегипетских"Текстах пирамид"именовалась легендарная эпоха, предшествовавшая долгому периоду правления династий фараонов в Древнем Египте. Примерно в десять тысяч четырёхсотом году до нашей эры положение трёх звёзд Пояса Ориона на небе соответствовало расположению трёх крупнейших пирамид в долине реки Нил.

Тщательный компьютерный анализ, проведённый современным учёным Бьювеллом в тысяча девятьсот девяносто третьем году, показал, что идеальное, абсолютно безошибочное соответствие трёх звёзд Пояса Ориона на небе и трёх пирамид на поверхности Земли наблюдалось лишь в десять тысяч четыреста пятидесятом году до нашей эры. Только в этом году, и ни в каком другом!

Современные геомагнитные исследования, как я уже говорил, показали, что около десять тысяч четыреста пятидесятого года до нашей эры произошли два кошмара сразу. Первый — мгновенная смена полярности полюсов Земли. И второй — попутное, тоже мгновенное изменение наклона Земли на тридцать градусов относительно оси её вращения. Результат оказался наипечальнейшим: общепланетный глобальный мгновенный катаклизм.

Геомагнитные исследования, проведённые в конце восьмидесятых годов американскими, английскими и японскими учёными показали и другое. Эти кошмарные мгновенные катаклизмы, сведения о которых навечно"впечатались"в горные породы, постоянно происходили в геологической истории Земли с регулярностью примерно в двенадцать тысяч пятьсот лет! Один из таких катаклизмов смёл с лица планеты динозавров. Цепочка изменений полярности полюсов уходит во мглу миллионов лет истории нашей планеты.

Сделаем простейший подсчёт:

Десять тысяч четыреста пятидесятый год до нашей эры плюс двенадцать тысяч пятьсот лет, выходит две тысячи пятидесятый год нашей эры.

Ближайший природный катаклизм произойдёт около две тысячи пятидесятого года. В тысяча девятьсот девяносто пятом году были проведены новые дополнительные исследования с помощью новых, более точных приборов, созданных специально для исследований такого рода. Удалось внести важнейшее уточнение в прогноз предстоящей смены полярности полюсов. Удалось более точно обозначить дату жуткого события.

В результате проведения новейших исследований учёные ожидают, что следующая инверсия магнитных полюсов Земли произойдёт не позже две тысячи тридцатого года.

Случится такая же тотальная катастрофа на Земле, схожая с той, что случилась в десять тысяч четыреста пятидесятом году до нашей эры!

Именно об этом и сообщали нам атланты, оставшиеся в живых после потопа, отправив в будущее своё послание. Они знали о регулярной периодической смене полярности полюсов Земли примерно через каждые двенадцать с половиной тысяч лет. Но они не имели никакой возможности передать это знание нам с вами, людям далёкого для них будущего, кроме как через очень и очень прозрачный намёк.

Потомки оставшихся в живых представителей цивилизации Атлантиды были уверены в том, что мы страшно заинтересуемся этим их указанием совершенно конкретной даты и сумеем предпринять необходимые шаги.

С гордостью за современную науку скажу, что она вышла на указанную атлантами дату и уточнила её до две тысячи тридцатого года независимо от подсказки атлантов.

Увы, научное открытие, а также подсказка атлантов ничем не помогут нам выйти сухими из воды в ситуации очередного всемирного потопа.

Атланты, оставшиеся в живых после предыдущего потопа и отправившие нам своё послание, очень надеялись, что новая высокоразвитая цивилизация появится на Земле задолго до тотального ужаса очередного конца света. Они надеялись, что новая технократическая цивилизация узнает с помощью их подсказки о дате очередного общепланетного бедствия за много столетий до того, как бедствие произойдёт. И может быть, успеет подготовиться к тому, чтобы встретить бедствие во всеоружии.

Атланты каким-то образом прозевали,"прошляпили"это важнейшее научное открытие! Кувырок на тридцать градусов произошёл. Он оказался полной неожиданностью для атлантов. В результате произошло смещение всех континентов Земли именно на тридцать градусов. Атлантида очутилась на Южном полюсе. И тут же всё её население мгновенно заморозилось, как мгновенно заморозились в тот же момент на другом конце планеты мамонты.

Немногие оставшиеся в живых представители атлантической цивилизации пребывали в ту пору на других континентах планеты в высокогорной местности. Там и только там удалось им избежать жути всемирного потопа… И вот они решили предупредить нас, людей будущего, о новых научных открытиях, сделанных уже после окончания потопа атлантическими учёными, оставшимися в живых. С величайшей грустью констатирую, что все надежды оставшихся в живых атлантов загодя предуведомить нас о конце нашего света не сбылись.

Человечество не успело на настоящий момент поумнеть, научно-технически развиться настолько, чтобы достойным образом встретить новый всемирный катаклизм. В преддверии очередного конца света людям новой появившейся на Земле высокоразвитой цивилизации, то есть нам с вами, следовало загодя понастроить повсюду гигантские сейсмоустойчивые подземные убежища. В них человечество в полном составе могло бы отсидеться, пережидая, пока одновременно с общепланетным землетрясением волны всемирного потопа прокатятся по материкам. Прокатившись по ним, волны скатятся с материков в океаны. Океанский супершторм окончится. Вот тогда и можно будет вылезать человечеству из гигантских подземных городов на поверхность Земли, обезображенную всемирным потопом….

Свои предположения учёные основывают на одном из календарей южноамериканской цивилизации индейцев майя. По их мнению, календарь, возможно, достался индейцам в наследство от атлантов. Календарь обрывается на дате двадцать третьего декабря две тысячи двенадцатого года, обозначенной в терминах времени, которыми пользовались его составители.

После этого дня, указано в конце календаря,"никакого времени нет". После него — мгла безвременья.

Возможно, учёные крепко ошибаются,"назначая"всемирный потоп на названный год… Однако строгая и точная наука ни в коем случае не ошибается, чётко констатируя, что смена полярности полюсов произойдёт не позже две тысячи тридцатого года. Она будет практически мгновенной. Земля тут же перекувыркнётся на тридцать градусов относительно оси вращения — встанет в некотором смысле"вверх тормашками".

Мы живём в последние дни. Мы живём в преддверии Конца Света.

Александр замолчал и принял из рук жены чашку ароматного чая. Большая семья в задумчивости молчала. Костер затухал, и только багровые угли освещали стоянку. Тучи комаров гудели вокруг, не решаясь садиться на обработанную аэрозолями одежду.

— Часть Атлантов выжила, и мы выживем! — поднялся Гришин с каримата. — Не зря готовимся. Давайте спать.

На планете должно было остаться немного мест, пригодных для жизни. Поэтому семья Гориных быстро приняла решение о переселении в Восточную Сибирь за несколько лет до окончательной катастрофы. В глухой таёжный край. Подальше от людей. В край, где наиболее вероятно останется плодородная земля, густые леса и питьевая вода. А вот выживут ли дикие животные и люди — вопрос.

— Саныч! — в рации раздался бодрый голос Ибрагима. — Вы как?

Александр взял у Вячеслава рацию и улыбнулся.

— Нормально! Пока нормально, дружище!

— У нас понижение температуры по заслонам идёт в расчётном режиме. — голос Касараева был твёрд и спокоен. — У Тани с Петром то же. Только что связывался с ними. Камера работает? Что наверху?

— Барахлит камера. Ничего не видно, — Горин вложил в слова особую интонацию.

— Понятно. — после минутной паузы глухо произнёс Ибрагим. Он понял, что подробности увиденного другом лучше не оглашать. — Давай, Саныч. До связи.

— Отбой, дружище, — Горин передал рацию Славе.

Несколько часов прошло без изменений. Братья следили за изменением температуры и диктовали параметры маме. Виктория всё так же сидела на раскладном стуле, накрывшись пледом, и заносила данные в таблицу. Рядом с таблицей на экране рос график. Данные сравнивались с расчётными формулами, сопоставлялись возможные погрешности и допустимые отклонения. В случае опасной разницы между фактической температурой и расчётной, Гришина должна была немедленно звать брата. Пока всё в норме, и она спокойна. Аня расстелила в палатке спальники и уговорила дедушку с бабушкой поспать несколько часов. Катя несколько раз заваривала чай и поила бодрствующих. Гришин обошёл всех и проверил самочувствие. Он тревожился, чтобы никто не переохладился. Всё-таки уже сутки при температуре плюс восемь. Судя по тому, что, закончив осмотр, он спокойно присел рядом с Александром за каменный стол и закурил — все были здоровы.

Со стороны водопада закачался во мраке пещеры луч налобного фонаря. Это Олег ходил вымыть руки и ополоснуть лицо. Не доходя до площадки, он помахал рукой.

— Саныч, идёмте со мной к водопаду.

— Иду. — Горин легко поднялся от стола и пошёл за парнем.

— Олег, что случилось?

— Вода замерзает.

Уже в нескольких шагах от водопада, в ровном шуме падающей воды отчётливо слышался нечастый звонкий стук. Подойдя вплотную, Горин понял, что это попадающиеся в воде льдинки падают на лопасти генератора. Света налобных фонарей было недостаточно. Он включил висящий на груди мощный фонарь и осветил водопад. Несколько минут они молча смотрели на поток. Олег даже подставил под струю ладонь. Быстро отдёрнул — мелкие льдинки больно укололи кожу.

— Вода как загустела, — прокомментировал он.

— Вижу.

— Водопад может замёрзнуть?

— Вряд ли, — Александр задумался. Достал из кармана сигарету, щёлкнул зажигалкой и закурил. — Это подземная река. Да и течение очень быстрое. Я думаю, что не успеет замёрзнуть. Идём. Не волнуйся. Давай сменим Вику с детьми. Они засиделись, пусть разомнутся.

Горин с зятем вернулись на площадку. Анна с Олегом сменили ребят, а Горин сестру. Алина подошла к мужу и, склонившись к его уху, шепнула: «Что-то случилось? Чего тебя Олежка водил к водопаду?»

— Всё нормально. Вода замерзает. Но полностью не успеет.

— Как там наши бедные хрюшки и козочки?

— Мы предусмотрели для них всё, что могли, — Горин обнял жену. — Яма глубокая, утеплили на славу. Я установил газовый баллон и две инфракрасные горелки. Включатся автоматически, когда температура опуститься ниже тридцати. Вентиляцию проверил, работает. Подсос воздуха идёт через горелку. Газа в баллоне хватит недели на две. А нам столько и не надо. Уверен, они выдержат.

Алина поцеловала мужа в щеку и пошла делать бутерброды.

— Влад, Дима! — позвала она ребят. — Налетай!

Подростков уговаривать не пришлось. Пока они ели, отец связался по рации с базами.

— Саша, с третьей связи нет, — встревожено сообщил он. — У Касараевых порядок, а Терентьевы молчат!

Повисла тишина. Что могло случиться с ними?

— Не паникуйте раньше времени. — Из палатки донёсся голос Александра Ивановича. — Возможно, вышла из строя их наружная антенна.

— Да, действительно, — Гришин поддержал тестя. — Охотники люди опытные. Выживать всю жизнь учились. А сколько сейчас за бортом?

— Минус сто двадцать восемь, — ответила Аня.

— Двадцать один ноль-ноль ровно, — добавил Олег.

— Десять часов похолодания, — Александр смотрел графики. — Через четыре часа будет самый пик мороза. И сразу должно начинаться потепление.

— Папа, точно начнётся? — Анна повернулась к отцу.

— Конечно. До этой минуты похолодание идёт строго по предсказанным учёными отрезкам времени. Расхождения есть, но они очень незначительные.

— Всё будет хорошо, — Алина нежно обняла дочь и поцеловала в висок.

— Завтра уже выйдем на поверхность, — убеждённо заявил Вячеслав.

— А теперь всем, кроме нас, спать, — скомандовал Горин. Через пять часов сменимся. Завтра силы нам понадобятся.

Гришины с детьми забрались в палатку, и, немного повозившись, заснули. Алина примостилась на спальниках возле стены и задремала. В пещере так же тихо журчал водопад, и светильники отгоняли густой мрак от людей. Тишину лишь каждые пятнадцать минут нарушали негромкие переговоры следившей за датчиками троицы. Спать не хотелось совсем. Моральное напряжение нарастало с каждой минутой. Около часа ночи наступит время «Ч». Поползёт ли температура вверх?!

Полночь. Александр поднялся с раскладного стула, положил на него ноутбук и потянулся. Сегодня у его младшей дочери день рождения, двадцать шесть лет. И, что бы ни случилось, его сокровище не останется без подарка. Он подошёл к своей палатке и достал что-то в чехле. Алина открыла глаза и улыбнулась. Встала со спальника и подошла к мужу. Тут же проснулась и старшая, Катя, встала вслед за матерью. Горин расстегнул чехол и достал из него новенький карабин «Сайга». Приладил оптический прицел. Жена вынула из кармана палатки приготовленную ленту и завязала на прикладе красивый бант.

— Дожились, что приходится ребёнку дарить, — шепнула она мужу.

— Ага, зато действительно необходимый подарок. Тем более, что стрелять за последние два месяца она научилась довольно недурно, — ответила Катя.

Вместе они подошли к дочери. Анна сидела на стуле рядом с Олегом и что-то негромко ему рассказывала. Парень оглянулся и Александр приложил палец к губам.

— С Днём рождения! — громким торжественным шёпотом, чтобы не разбудить остальных, Алина с мужем и Катей поздравили дочь. Обняли, потискали, как полагается. Анна увидела подарок, и глаза её засверкали.

— Супер! Спасибо! — дочь расцеловала родителей и сестру. — Не забыли!

— А когда это мы пропускали твой день рождения? — шутливо нахмурился Александр и перефразировал известную поговорку. — Война войной. А праздники по расписанию!

Олег торжественно подарил отличные походные ботинки, перчатки и шапочку. Выбрано было со вкусом. Практичные качественные вещи с большим намёком на изящество. Анна была счастлива.

— За стол! — Алина уже заваривала чай.

— Олег, наливай! — Горин расставил возле стола раскладные стулья.

Тихим шёпотом сказали тост и со смаком выпили крепкую сладкую настойку. Зашевелилась палатка, и заспанные дедушка с бабушкой вышли на площадку. Бабушка уже держала свёрток с подарком. Поздравления, сердечные объятия. Ещё возня в палатке, и выскочили Влад с Димой. За ними родители. С подарками.

— Не хотели же никого будить. — Алина счастливо смотрела на собравшуюся семью.

Вспыхнули два мощных прожектора. Дед в праздничной кутерьме успел переключить генератор с батарей на освещение. На вопросительный взгляд сына махнул рукой, мол, всё под контролем. Поставили дополнительные стулья и сели за стол.

— А чего мы шёпотом? — спросил Гришин и гаркнул в полный голос — С Днём рождения!

— Урааа!!! — завопили Влад и Димой, и гулкое эхо понеслось во мраке пещеры.

Незаметно пролетели сорок минут. Олег встал из-за стола и подошёл к индикаторам.

— Саныч, минус сто сорок девять! Время ноль-ноль пятьдесят две! Температура по заслонам… — парень выдержал паузу и бодро отрапортовал: — В норме!!!

— Нормально. — Александр занёс данные в комп и удовлетворённо вздохнул. — Нормально. Слава, свяжись с соседями.

— Ок. — Гришин взял рацию и минуту поговорив, отложил. — У Касараевых порядок. Пётр и Таня молчат.

— Ждём утра. — Горин закурил. Тогда все выяснится.

Спать уже никто не ложился. Настало время проверки всех расчётов. Не зря ли столько сил положили на переселение? Или можно было просто покориться судьбе и замёрзнуть в родном городе? Александр стоя держал в руке индикатор температуры и курил. Зять каждую минуту сообщал время. Все стояли рядом. Анна прижала карабин к груди и тревожно смотрела на отца.

— Минус сто пятьдесят два. — Александр повернулся к родным и улыбнулся. — Уже двенадцать минут температура не опускается. В пещере плюс шесть, а последний заслон минус восемь градусов! Всё по плану!

— Один час тринадцать минут, — сообщил Олег.

— Один час четырнадцать минут, — слова раздавались в полнейшей тишине. Лишь лёгкий шелест загустевшего водопада тревожил мрак огромной пещеры.

— Пятнадцать минут второго.

— Шестнадцать… — Олег не успел закончить фразу.

— Минус сто сорок восемь! Температура пошла вверх! — Александр перебил парня.

— Сто сорок семь, сорок шесть… — каждый градус повышения оповещался им вслух. Схватив рацию. Вызвал Ибрагима.

— Дружище, как у вас?

— Саныч, живём! Ползёт вверх, зараза!

— Значит, живём! — Александр счастливо улыбнулся и, вдруг заорал в рацию: — Наливай!

Команду исполнили мгновенно и по ту и по эту сторону эфира. Постепенно спадало бешеное напряжение последних лет. Люди успокаивались. Медленно приходила усталость. Александр усадил на контроль сестру с детьми, а всем остальным приказал спать.

— Завтра действительно будет тяжёлый день, — устало произнёс он. И послезавтра, и дальше. — последние слова он говорил только себе.

Один час сорок пять минут. Тринадцатое июля две тысячи тридцатого года. Температура воздуха минус сто двадцать шесть градусов. Трое сидят в полной тишине под светом нескольких слабых фонарей. Остальные крепко спят в палатках на небольшом ровном каменном пятачке огромной пещеры. Тихо журчит водопад, и льдинки звонко стучат по лопастям генератора.

Утро в пещере ничем не отличается от другого времени суток. Полный мрак, холодно и тихо. Вика с сыновьями устало следили за приборами. Они сидели всю ночь на раскладных стульях, укрывшись пледами. График в ноутбуке занимал уже весь экран. Это были утешительные цифры.

К шести утра зашевелились палатки и большая семья начала просыпаться. Быстро выскальзывали из тёплых спальников и тепло одевались. Подходили к Вике и смотрели на график температур. Улыбались. Александр Иванович набрал полный котелок воды и нагрел его, чтобы женщины не замёрзли, умываясь. Мужчины пошли мыться к водопаду. Елена Николаевна уже готовила завтрак. Александр взял рацию и вызвал Ибрагима.

— Доброе утро, страна! — бодро приветствовал он друга.

— Доброе! — отозвался тот.

— Живём?!

— А куда мы денемся! Шесть утра, а уже минус двадцать! С Петром связи так и нет, но я думаю, что у них проблемы с рациями. — Ибрагим выразил мнение всех. — Такие люди не пропадут.

— Я думаю, к девяти можно начинать раскупориваться. — Александр потянулся так, что хрустнули суставы.

— Отлично, давай в девять начнём одновременно.

— Договорились. — Александр не успел отложить рацию, как раздался голос Ларисы.

— Саня, поздравляю с именинницей! Давай её сюда!

— Спасибо, дорогая. Сейчас даю.

Пока Лариса поздравляла Анну, Горин успел побриться опасной бритвой и ополоснулся по пояс ледяной водой. Женщины уже накрыли стол, а отец включил прожектора. Стало торжественно и весело. Только тьма пещеры ещё больше уплотнилась за стеной света. Сытный вкусный завтрак придал бодрости и согрел семью. Вика с детьми забрались в палатку и мгновенно уснули. Остальные готовились к откупорке заслонов.

— Девять часов. — Олег громко сообщил время.

— Температура по заслонам? — спросил Александр Иванович, готовя для мужчин комбинезоны.

— Минус шесть последний. И в остальных минус.

— Как термос держат. Но ничего. Объём холодного воздуха в проходе небольшой — пещеру не охладим. Одевайтесь.

Мужчины сняли куртки и утеплённые штаны. Надели комбинезоны: предстоял физический труд, который согреет лучше любой одежды. Взяли монтировки и подошли к выходу из пещеры. Деревянный щит, закрывавший вход, был сколочен из толстых досок и плотно герметизирован по краям мхом. С обратной стороны он был утеплён толстым слоем земли, закреплённой мешковиной. Быстро выковыряли мох и потянули тяжеленный щит на себя. Дохнуло холодом, и посыпалась земля, утеплявшая щит. Стены прохода заискрились кристаллами льда в свете фонарей. Прошли ко второму. Когда открыли, ледяной воздух хлынул по ногам. Мужчины замёрзли и вернулись отогреваться чаем.

Когда подошли к предпоследнему щиту, вдруг услышали за ним неясный шум. Только начали расчищать мох, как толстый заслон повалился прямо на них от мощного удара. Солнечный свет заставил зажмуриться. Когда открыли заслезившиеся, привыкшие к темноте глаза, увидели могучие фигуры Петра и сыновей. Радости не было предела.

— Живы! — Александр крепко обнял охотника.

— Живы, Саша! — улыбался Пётр. — Антенна рации обледенела и отломилась. Вот связи и не было.

Мужчины обнимались, крепко молотя руками друг другу по спинам. Собаки вылетели наружу, и, радостно визжа, кинулись к охотникам. Ещё несколько шагов и все, выключив фонари, вышли на волю. То, что они увидели, заставило болезненно сжаться сердца.

Вековая тайга, насколько хватало глаз, блестела заледеневшим зелёным стеклом. Много деревьев разорвало холодом, но основная часть выстояла. Кристально чистый морозный воздух стоял на месте, без единого порыва ветра. Абсолютно безоблачное голубое небо. И хруст под ногами. Олег нагнулся и тронул высокую травинку пальцем. Стебель тренькнул и отломился. Парень удивлённо поднялся.

— Алинка, мы выбрались! Пётр с нами! — Горин по рации обрадовал жену. — Сколько у нас градусов?

— Минус восемь. Как там?

— Пока осматриваемся. Но, думал, будет хуже.

— Нам можно выходить?

— Подождите, пусть ещё потеплеет. Откопаем Касараевых и соберёмся вместе. Влад, принеси антенну и приёмник.

— Иду.

Влад спустился в пещеру и вынес из неё рюкзак с приёмником. Мужчины достали из него воздушный шар, наполнили из баллона гелием, привязали антенну и запустили в небо. Александр Иванович присоединил антенну к приёмнику и включил цифровой поиск. Все с волнением ожидали. Минуту, другую. Затем Александр Иванович прокрутил ручной поиск. Никакого результата — неясные шумы и помехи. Подтянули за антенну шар, спустили из него газ и собрали оборудование в рюкзак.

— Не будем отчаиваться. — Вячеслав отдал аппаратуру сыну, и тот понёс его обратно в пещеру. — Будем пробовать каждый день. Выжившие должны быть обязательно!

— А сейчас, по ходу, проверим нашу живность, — сказал Пётр. — Когда мы проходили мимо их убежища, из трубы шёл тёплый воздух. Но никаких звуков я не слышал.

— Алинка, пусть Катюша заберёт собак, — сказал в рацию Александр. — С собой возьмём только Барса.

Услышав свою кличку, пёс завилял хвостом.

Александр с отцом и с Вячеславом, и Пётр с сыновьями и с Олегом начали спуск с обледенелого холма. Ещё вчера живописнейшее место выглядело больным. Скалистая пещера, в которой нашли пристанище беженцы, была накрыта пологим земляным холмом, возвышающимся над тайгой метров на восемьдесят. На две трети он зарос ельником, а пологая верхушка — низким кустарником. Местами сквозь землю выступали клыки скалы. Вход в пещеру располагался между двумя такими клыками метров на тридцать ниже вершины холма. Немного ниже границы деревьев темнел провал, в котором уютно примостился УАЗик. По другую сторону холма бил родник. Чистейшая вода, тоненьким ручьём сбегала вниз и терялась среди леса. Сейчас место выхода воды из земли покрылось метровым слоем льда, и весь неглубокий ручей промёрз до земли. Стояла необычная тишина. Ни дуновения ветра, ни шелеста травы и деревьев, ни пения птиц. Мир умер.

Спустившись с холма и углубившись в лес метров на семьдесят, мужчины нашли убежище животных и быстро начали разбирать утеплённый вход. Включили фонари, и Пётр первый нырнул вниз. Больше никто не полез: землянка была очень маленькой. Минуту была тишина, потом заразительный смех охотника.

— Отец, что там?! — удивлённо воскликнул Игорь.

— Принимайте, скорее, — вместо ответа Терентьев сунул в руки сына поросёнка. — Давай скорее.

За три минуты все животные были вынесены наверх. Из землянки вылез мокрый от пота Пётр. Минутное недоумение и все разразились хохотом. Поросята, козы и гуси были сонными!

— Там такая жара! — воскликнул охотник, утирая лоб.

— Да, это я не предусмотрел, — смущённо сказал Горин.

— Вовремя мы их вытащили, — сказал Гришин, осматривая животных. — Ещё немного, и они бы погибли. Гуси вот совсем квёлые.

— Давай вызовем женщин. Пусть заберут животных, — предложил Александр Иванович.

— Это мы ещё час потеряем, — сказал Александр. — Сейчас я отключу горелки, проветрим землянку и идём к Касараевым. Животных заберём на обратном пути.

На этом и решили. Мужчины пошли быстрым шагом. Пещера, в которой расположились Касараевы, располагалась в двух километрах от них, но очень скользко было идти по покрывшему землю тонкому льду. Пар шёл от дыхания и небольшими облачками поднимался вверх. Трава и кусты со звоном рассыпались под ногами. Только этот звон, шум шагов и дыхание нарушали мёртвую тишину леса.

Вдруг с Востока дохнуло ледяным ветром. Тайга затрещала заледенелой коростой. Люди насторожились. Александр остановился и прислушался — чувство опасности орало внутри и било тревогу. Порыв ветра стих и вдали он услышал быстро приближающийся шум.

— Все, кто меня слышит! — Крикнул он в рацию. — Не выходить из пещер! Повторяю. Не выходить из пещер! Алина, проследи!

— Приняла. — тревожный голос жены.

— Да мы ещё и до входа добраться не можем. — отозвался Касараев. — А что случилось?

— Приближается ураган! — Горин повернулся к Терентьеву. — Найди укрытие, быстрее. Барс, ко мне!

Охотник обвёл цепким взглядом лес и, сделав знак следовать за ним, бросился по обледенелой тропе. Оскальзываясь, остальные бежали за ним. Далёкий шум быстро перешёл в мощный гул. Начала подрагивать земля под ногами. К счастью, охотник резко свернул с тропы в сторону и подбежал к стволу упавшего кедра. Огромное дерево вывернуло с корнями и яма под комлем уместила всех. Мужчины прижались друг к другу и замерли, прислушиваясь. Нависшие над ними и защищающие их корни осыпались комьями замёрзшей земли. Ураган приближался со скоростью низколетящего самолёта. Гул быстро перешёл в закладывающий уши рёв. Ярость ветра перекрикивала вновь ломаемая тайга. Ледяной треск перешёл в канонаду. Александр с тоской посмотрел на Петра: столько пережить и погибнуть от ветра! Но охотник спокойно качнул головой на прикрывающий их сверху могучий комель, прижал скулящую овчарку ногами и нагнул голову к коленям, прикрыв её руками. Остальные последовали его примеру.

На мгновение наступила заложившая уши тишина, и ураган обрушился полной мощью. Сначала пронеслась туча мусора и льда. Затем резко возросло давление, и воздух стал как тугая резина. Визг ветра заложил уши. Лес с протяжным стоном наклонился к самой земле, некоторые деревья вырывало с корнем, и, бешено вертя, несло вперёд.

Ураган стих так же неожиданно, как и появился. Давление упало, заложив уши и лес, горестно вздохнув и немного поредев, выпрямился.

Мужчины подняли головы, и, стряхнув с шапок землю, открыли глаза. Тихо поскрипывали деревья, светило солнце. Пронесло.

— Папа, кажется, нам повезло. — Александр отряхнул куртку отца.

— Хорошо, Петя вовремя нашёл укрытие, — Александр Иванович улыбнулся охотнику и кивнул Вячеславу с Олегом. — Молодёжь, вы как?

— Порядок, — Гришин выполз из ямы. — Круто здесь дров наломало!

Мужчины выбрались наверх и сели на поваленный ствол. Александр достал сигареты и угостил Гришина с зятем. Закурили. Охотник с сыновьями бродили неподалёку. Ошалевший Барс хвостиком ходил за охотниками. Парни с горечью смотрели на израненную тайгу. Ожила рация, и Алина тревожно вызвала мужа.

— Саша, что с вами? Тут такой вой в пещере стоял, ужас!

— Ураган прошёл. Все живы. Сейчас пойдём дальше.

Не тут-то было. Не успели они затушить в земле окурки, как с Востока послышался знакомый гул.

— Опять! — раздражённо воскликнул Гришин. — Да, что же это такое?!

— В укрытие! — крикнул Александр отошедшему Терентьеву и полез в яму, помогая отцу.

— Это ураган обогнул Землю и возвращается, — предположил Александр Иванович.

Умостились, прижались, друг к другу и затихли. Всё повторилось сначала. Только сила ветра была гораздо слабее. Переждав стихию, мужчины отряхнулись и двинулись дальше.

Многочисленные трупики птиц блестели льдом под деревьями. Наконец, натоптанная тропа вывела к небольшой проплешине среди леса. Каменная поляна, поросшая только мхом и лишайником, как линза выпирала вверх и была со всех сторон окружена густым кедровником.

Вход в пещеру был искусно замаскирован самой природой. Только случайная остановка помогла его найти. Одним днём, посвящённым разведке местности, Александр с Олегом вышли на эту каменную поляну и остановились передохнуть возле огромного трёхметрового каменного яйца, расположенного с северной стороны поляны, на границе с лесом. Присели на разложенный каремат и закурили. Вдруг почувствовали, что стало холодно, хотя день был солнечный и тёплый. Ветра не было, а сигаретный дым быстро поднимало от земли. Осмотрелись и увидели, что под камнем темнеет провал, из которого тянет сырым холодом. Нашли поваленное дерево, срубили с него крепкую верхушку и, используя её, как рычаг, откатили камень на метр. Валун упёрся в выступ скалы, и надёжно застрял, открыв полутораметровую расщелину. Включили фонари, спустились круто вниз и обнаружили великолепную сухую пещеру. Небольшая, как трёхкомнатная квартира, уютная, она отвечала всем необходимым требованиям. Посреди пещеры лежало неглубокое двухметровое блюдце родниковой воды. Красота! Тем более, закрывавший вход камень, очень легко стал на место после небольшого рывка рычагом.

Дошли на место, отвалили камень и начали споро разбирать закрывающую вход пробку. Только сняли слой земли с деревянного заслона, сразу услышали за ним голоса. Барс радостно залаял. Выбили щит, и Ибрагим с сыновьями поочерёдно вылезли наверх. Перепачканные землёй и уставшие.

— Представляешь! Валун просел и придавил щит. Тот заклинило, и полчаса не могли его выковырять, — возмущался Касараев, пожимая друзьям руки. Рядом сопели Андрей и Руслан. В расщелине послышалась осыпь камней и на поляну вылезла Лариса.

— Бог ты мой! — она обвела взглядом вокруг. — Как лес-то покорёжило!

— Ничего, я думаю, оживёт. Могло быть гораздо хуже, — успокоил её Терентьев. Спасибо Санычу, мы живы остались. А там посмотрим.

Все посмотрели на Александра. Лариса крепко обняла его.

— А ведь как долго ты нас уговаривал! — Усмехнулась она. — Спасибо! А теперь, за спасенье!

Касараева открыла принесённый большой термос и все с удовольствием выпили по чашке крепкого чая с коньяком. Ибрагим с Александром закурили, а некурящий охотник непроизвольно отодвинулся.

— Действуем по плану, — сказал Горин, между затяжками. — Разбиваемся на группы. Ставим у нас на холме лагерь и переносим из пещер вещи, кроме отложенного НЗ. Это сегодня. Следующие четыре дня собираем и переносим в наш холодильник замёрзшую дичь. Потом начинаем строиться.

— Не будем тогда терять время. Уже двенадцать часов. За работу! — Ибрагим аккуратно затушил сигарету и отправил сыновей вниз.

— До встречи, — Александр повёл свою группу назад, а Терентьев с сыновьями пошли за Татьяной в свою пещеру.

Поверхность озера успокоилась. Вода стала опять кристально прозрачной. Глубина впитывала бесчисленные струйки, жадно считывая информацию.

Одномоментно рухнули под напором взбесившихся вод все плотины мира. Киевская ГРЭС разлетелась, словно игрушечная. Миллионы кубометров воды, со скоростью около двухсот километров в час, ринулись вниз по течению. Бурлящий вал воды охватил двадцатикилометровую зону вдоль русла, снося всё на своём пути. Набрав скорость, могучий Днепр мгновенно снёс Каневскую плотину, таранным ударом разломил Запорожскую, в мгновение ока перемолол Каховскую. Города, стоявшие на великой реке, были срезаны в секунды, словно гигантским ножом. При подходе к Каховскому водохранилищу высота вала достигала уже тридцати пяти метров, при ширине около сорока километров. Неистовый гребень выбрасывал высоко вверх многотонные исковерканные обломки бетона и стали. Через несколько часов беснующийся вал вырвался в Чёрное море, породив шестидесятиметровое цунами. Смертельная волна пересекла море, обрушалась на побережье Турции и отхлынула, теряя силу. За несколько минут сто двадцать километров берега Турции были полностью уничтожены на глубину до сорока километров.

И так рухнули все плотины. В один миг. По всему миру, в одночасье, произошли техногенные катастрофы. Взрывались газохранилища и газопроводы, перестали функционировать водопровод и канализация, аварии на электростанциях, блокировки и остановки АЭС. Разрушения на нефтеперерабатывающих заводах, остановка добычи и производства всех энергоресурсов. Вспыхнувшие грандиозные пожары тут же тушила взбунтовавшаяся вода.

Гигантский ледник Антарктиды сорвало и швырнуло в океан, словно из пращи, впервые за миллионы лет обнажив континент. Возмущённый океан выплеснул стометровое цунами, несколько раз обошедшее планету и уничтожившее всю прибрежную зону континентов на глубину до трёхсот километров. Земля мгновенно окуталась жарким туманом.

Задрожали континентальные плиты материков. С неимоверным грохотом, перекрывшим рёв ураганного ветра и воды, проснулись древние вулканы. Первыми выбросами были откинуты каменные пробки кратеров. Прочистив неимоверным жаром свои жерла, вулканы ненадолго затаились, глухо клокоча раскалённой лавой в своих недрах.

Если бы кто-то наблюдал этот катаклизм со стороны, то удивился бы точному взаимодействию, слаженности стихий. Потоки воды смывали с лица земли триллионы тонн мусора, десятилетиями душившего планету. Со дна рек и озёр, с берегов, с оврагов и свалок, с химических и ядерных хранилищ потоки вымывали пластик, синтетику, отработанное ядерное топливо. С поверхности морей и океанов, со всех заливов струи слизывали плавающих хлам. Саргассово море в течение нескольких минут освободилось от сотен тысяч кубометров пластика и мазута, впервые за долгие годы перестав напоминать колышущуюся свалку. Воде помогал ветер. Он рыскал над землёй, словно ищейка, мгновенно находя зарытые свалки. Вскрывал землю как гигантский бульдозер, выбрасывая мусор навстречу воде. Вода и ветер в течение нескольких часов перетряхнули всю планету, не пропустив ни один уголок. Мусор выметался из пещер, загаженных туристами, из подземных хранилищ, с бывших городских улиц, застрявший в айсбергах и ледяных торосах, и даже из пропёкшихся в зное пустынь.

Затем потоки разделились, неся через всю планету отходы к притихшим вулканам. Набирая силу с помощью ураганного ветра, воды выплеснули весь мусор в жерла. Весь.

Одновременно проснулась древняя мощь недр. Раскалённая лава, неимоверное давление и тугие струи ветра, подбрасывавшие в топку кислород, превратили весь накопившийся за сотни лет хлам в газ. Грязный, токсичный и радиоактивный газ. Мощные торнадо вились над жерлами вулканов, группируя газ, формируя его в тугие шары. Последним ударом из недр, вулканы выстрелили этими ядовитыми шарами. С диким рёвом они пронеслись сквозь атмосферу вверх и сгинули, растворились в космосе.

И тут ударил холод, словно гнев Господа, спускаясь с небес. За ночь он добил остатки цивилизации, которые остались после резкой смены магнитных полюсов, всеобщего потопа, землетрясений. Когда всё закончилось, от одиннадцати миллиардов людей на планете осталось не больше десяти миллионов. Как ни странно, животный мир пострадал меньше, погибло около тридцати процентов. Растительный мир планеты потерял двадцать процентов. Земля била избирательно.

Мир начал оживать. Медленно, постепенно. Ярко светило жаркое летнее солнце в безмолвном небе. К полудню температура перевалила нулевую отметку и быстро поползла вверх. Под ногами захлюпало — быстро таял лёд с деревьев, кустов. Над тайгой поднялся душный туман. Александр с мужчинами спустились в пещеру собирать вещи, оставив Олега с братьями Гришиными зачищать место под палаточный городок. Дело у ребят спорилось быстро. Замёрзшие до звона, кусты и трава ломались от лёгкого прикосновения. Братья взяли крепкий синтетический трос, натянули над самой землёй и пробежали метров двадцать по выбранной площадке. Получилось! Вся растительность с лёгкостью отламывалась. Олег граблями расчистил место. Операцию повторили несколько раз. Площадка под палатки была готова.

— Вот это молодцы! — Алина с мужем вышла из лаза и прищурилась на солнце. — Как это вы так быстро?

— Даёте! — улыбнулся Александр и опустил на землю рюкзаки с вещами. — Я думал, вы до вечера будете расчищать.

Братья, обрадованные похвалой, схватили трос и показали ниже по склону своё изобретение. Из пещеры вышли с сумками Александр Иванович с Еленой Николаевной, за ними и все остальные.

— Двое суток солнца не видела и так соскучилась! — Елена Николаевна протянула руки к солнцу. — Туман, какой сильный, тайги не видно.

Мужчины ещё несколько раз спускались в пещеру за снаряжением. Подняли часть продуктов и протянули наверх кабель от генератора. Собаки преследовали их по пятам. Путались под ногами, пришлось на них прикрикнуть. За это время Алина с Викой, Влад, Дима, Катя, Анна и Олег сноровисто расстелили брезент и поставили в ряд пять трёхместных палаток. Палатки расположили тылом к входу пещеры, входом на склон, на тайгу. Перед палатками установили телескопический шест и натянули огромный тент. Надёжно закрепили многочисленные растяжки.

Воздух заметно потеплел, и лёгкий ветерок разогнал туман. Летнее солнце припекало, и только промёрзшая земля дышала холодом.

— Порядок! — Александр удовлетворённо оглядел всё вокруг. — Лагерь получился отменный. Скоро подтянутся остальные, и тут будет небольшой городок.

— Уже идут! — воскликнул Влад. — Все вместе.

И действительно, из кромки леса показалась семья охотников, а за ними Касараевы. Нагруженные снаряжением, они медленно поднимались по склону. Собаки сорвались с места и пулей понеслись вниз. Мужчины спустились к ним навстречу и помогли донести снаряжение. Наконец-то собрались все вместе, и первые полчаса ушли на радостные приветствия. Затем вновь пришедшие семьи установили свои палатки П-образно к уже стоящим, оставив тент посередине. Охотники поставили свои две палатки с одной стороны, Касараевы свои четыре — с другой. Свободный проход остался лишь вниз по склону.

Затем все мужчины спустились вниз и привели животных. Маленькое стадо жалось к людям, не отходя ни на шаг. Ещё пару часов ушло на изготовление ограды для животных с другой стороны склона холма. Наконец, с этим закончили.

Пока старшее поколение разбирало вещи и снаряжение по палаткам, молодёжь сложила очаг и отправилась за дровами. Весь принесённый сушняк был промёрзший и влажный. Костер долго не занимался, но всё же разгорелся. Начинало смеркаться. Женщины принялись готовить ужин, а Александр Иванович с Димой и Владом закрепили несколько фонарей под тентом и два направили на очаг. Кто-то включил цифровой проигрыватель, и негромкая музыка поплыла над холмом. Мужчины вынесли из пещеры деревянные щиты и сколотили большой прочный стол. Расставили раскладные стулья и все расселись.

— Что-то комаров нет, — заметила Анна. — Раньше от них спасу не было.

— Да, я думаю, вымерзли они все, Анютка, — Елена Николаевна обняла внучку.

— И птиц не видно.

— Дай, Бог оживут, — покачала головой бабушка.

Ужинали, когда уже стемнело. Выпили припасённого на этот день коньяка и поставили на огонь большой котёл для чая. Разговоры сворачивали на одну тему: кто и где смог выжить. Сидели недолго — люди устали за последние дни. Засобирались по палаткам.

— Дежурство ночью будем устанавливать? — Спросил Олег.

— Не стоит, — отозвался Терентьев. — В радиусе трёхсот километров сейчас никого нет.

— Тогда всем спокойной ночи! — сказал парень и полез в палатку.

Через пятнадцать минут весь лагерь крепко спал. В звёздном небе взошла яркая луна и осветила притихшую измученную тайгу. Из леса вышел высокий бородатый старик в холщовой накидке. Остановился, опираясь на высокий крепкий посох, и пристально посмотрел на холм. Несмотря на ночную тьму, его глаза отлично разглядели палаточный городок, острый слух различал дыхание очень уставших людей. Высокий, крепкий, он неторопливо перекрестил спящий лагерь, что-то бормотнул и лёгкой, бодрой походкой ушёл в тайгу.

Горин внезапно проснулся и открыл глаза. В палатке он спал с женой и старшей Екатериной. Младшая с мужем спали в соседней палатке. Он слышал их дыхание. Что-то его насторожило. Будто чувствовалось чужое присутствие. Он тихонько выполз из спальника, взял карабин и расстегнул палатку. Проснулась дочь и приподнялась на локте, сонно тараща в темноте глаза. Горин приложил палец к губам и знаком показал на пол. Катя легла, но продолжала следить за отцом. Александр вышел из палатки и осмотрелся. Звёздное небо отлично освещало всё вокруг. Никого. Полная тишина. Подошёл сонный Барс, виляя хвостом. «Всё спокойно», — подумал Горин и вернулся в палатку. Но уснул не быстро, лёгкое чувство тревоги ещё некоторое время не давало покоя.

— Хотя вызванное глобальным потеплением повышение уровня Мирового океана будет серьёзно угрожать Сингапуру лишь через 50-100 лет, островное государство уже начало готовиться ко «всемирному потопу», — заявил Ли Куан Ю — бывший премьер-министр и «отец-основатель» Сингапура…. «Мы начинаем учиться сейчас, потому что к тому времени, когда воды поднимутся, будет слишком поздно», — сказал он. По экспертным оценкам, уже наблюдающееся таяние ледников может привести к повышению уровня воды в Мировом океане к концу столетия… и максимум на шесть метров, что создало бы для островного государства серьёзнейшие проблемы, отмечает газета. Возможно, что отпущенное Сингапуру судьбой время истекает. Соседняя Индонезия уже начала ощущать на себе последствия глобального изменения климата. Проведённое Национальным управлением метеорологии и геофизики (НУМГ) страны исследование показало, что на протяжении XX века климат на крупнейшем архипелаге планеты стал намного дождливее. Так, за это столетие в районе Особого столичного округа Джакарта и прилегающих к нему провинций Бантен и Западная Ява стало выпадать на двенадцать процентов больше осадков. Ещё дождливее, на семнадцать процентов, стала погода на курортном острове Бали, где теперь ежемесячно выпадает в среднем триста шестьдесят миллиметров осадков. Сотрудники НУМГ напрямую увязывают это с идущим в настоящее время на всей планете потеплением, вызванным выбросом в атмосферу в результате деятельности человека парниковых газов. «Эта климатическая аномалия является предвестником наводнений», — говорит секретарь НУМГ Анди Эка Сакья. Как заявил ранее… из-за повышения уровня морей менее чем за четверть века — уже к две тысячи тридцатому году — крупнейший архипелаг мира может лишиться около двух тысяч островов…

Александр сидел дома за компом, делал расчёты и слушал новости. Ровно шелестел кондиционер, за окном стоял жаркий летний вечер.

«Следствием катастрофы в Мексиканском заливе может стать гибель двух третей человечества до 2030 года, — вещали новости. — В августе прошлого года физик-теоретик из Национальной лаборатории во Фраскати доктор Зангази взорвал настоящую информационную бомбу. По его данным, основанным на космических снимках, гигантское океанское течение Гольфстрим, во многом определяющее климат в Европе и Северной Америке, практически исчезло. По мнению учёного, это стало одним из следствий катастрофического разлива нефти после известной прошлогодней катастрофы в Мексиканском заливе…»

Алина открыла банку холодного пива, разлила по бокалам, и, поставив один рядом с мужем на стол, поцеловала его.

— Спасибо, родная. — Горин потянулся и с наслаждением отпил глоток. Он любил свою уютную и удобную квартиру. Особенно в выходные.

— Всегда, пожалуйста, — улыбнулась жена. — Что у тебя с расчётами?

— На следующей неделе будут результаты из университета, и тогда можно будет завершать. Результат должен быть довольно точным.

«Вкратце вывод Шушкевича таков, — сыпалось с экрана телевизора. — Глобальный энергетический и продовольственный кризисы до крайности обострятся именно к две тысячи тридцатому году. Если к этому моменту у человечества не появится принципиально новых источников энергии в виде управляемого термоядерного синтеза или биофотолиза водорода, то для сохранения минимально приемлемой среднедушевой энергообеспеченности в развитых странах на уровне восемнадцати-двадцати гигакалорий в год, больше половины мировой продукции растениеводства должно будет перерабатываться на биотопливо. А это, в свою очередь, означает, что оставшегося продовольствия хватит лишь для трёх-четырёх миллиардов жителей Земли. За короткий период масштабная депопуляция не сможет произойти естественным путём, и в её основе с неизбежностью окажутся массовый голод и войны…»

— Что говорят родители по поводу переселения?

— Стоят пока на своём, — ответил Александр. — Говорят, что уже возраст, поздно что-либо менять. Но, я думаю, что, увидев окончательные результаты прогноза и расчётов, они согласятся. И Вика со Славой тоже.

— Надеюсь, — Алина взяла журналы, села на диван и переключила канал.

Александр проснулся. Сон-воспоминание был настолько реален, что пробуждение принесло лёгкое чувство горечи. Это был далёкий две тысячи десятый год. Рядом заворочалась в спальнике жена и открыла глаза.

— Уже рассвет? — сонно спросила она.

— Да. Доброе утро!

— Доброе!

Они тихо выбрались из палатки, чтобы не разбудить остальных. Но проснулись они не первые. Ибрагим с Ларисой уже пили ароматный кофе. Влад ковырял в очаге сучком и прихлёбывал чай.

— Привет, дорогие, — Лариса улыбнулась. — Чай, кофе?

— Капучино, холодный каркаде! — усмехнулся Касараев.

— Доброе утро! — Алина приветствовала друзей. — Кофе, с удовольствием! А мы сейчас быстренько умоемся.

Заря только занималась. Солнце ещё не выглянуло, но Восток над тайгой уже осветился. Звезды и луна скромно притухали. С холма спящий лес виднелся на многие километры. Воздух был по-утреннему прохладным, но земля была ледяная.

Горины умылись родниковой водой, и присели к очагу. Потрескивали угли, дымился кофе. Прекрасное утро.

— Саныч, — обратился к другу Касараев. — Зачем нам всем собирать животных? Отправим молодёжь, а сами начнём строиться.

— Не успеем. Запасов мяса необходимо много, а через два дня уже будет жарко. Не торопись, дружище. Теперь времени у нас много.

— Как знать. Ты сам говорил, что у выживших начнётся продовольственный кризис, и они рванут в эти края.

— Рванут сто процентов, но месяца два-три у нас есть.

Постепенно лагерь проснулся. Двадцать четыре человека, пока позавтракали и переодевались, шумели, как полстадиона. Неожиданно стало необычайно тихо. Остановилось движение воздуха, замерла искалеченная природа. Люди одновременно почувствовали нарастающее чувство страха. Собаки припали к земле, Барс зарычал. И вдруг послышался вздох. Казалось, вздохнула сама Земля. Очень низкий, на грани восприятия, чарующий звук пронзил все пространство. Качнулась скала под ногами. Наклонились и выпрямились деревья в лесу. Кожа покрылась мурашками. Затем раздался стон, шедший с небес, со всего пространства вокруг. В душераздирающем стоне чувствовались боль, одиночество и безысходность заключённой в оковы силы.

— Папа, мне страшно! — прошептала Катя, прижавшись к Горину.

— Не бойся, — попытался успокоить дочь Александр, хотя у самого волосы зашевелились на голове. — Это что-то далёкое. И несчастное.

Он оглянулся. Жена стояла рядом, обняв Аню с зятем. Остальные тоже стояли, прижавшись друг к другу. Вдруг взгляд уловил лёгкое движение. У подножия холма, на границе леса стоял высокий старик в серой накидке. Белая борода спускалась на грудь, рука сжимала посох. Старец пристально смотрел на них. У Горина перехватило дыхание. Он повернулся, ища глазами Касараева, и, найдя, молча показал рукой вниз холма. Ибрагим сосредоточенно порыскал взглядом и удивлённо посмотрел на Горина. Александр повернулся и потёр ладонями лицо — старика не было. Он быстро начал спускаться по холму. За ним пошёл Касараев и Терентьев, прихватив ружья.

— Здесь минуту назад стоял старик, — Александр указал на место, где его видел.

Мужчины внимательно осмотрели указанное место, изучили всю траву вокруг. Ни единого следа. Прошли небольшой круг по лесу. Безрезультатно.

— Да кто тут может быть, Саныч? — сказал Касараев. — На триста километров вокруг никого нет.

— Саша, показалось, — подтвердил Пётр.

— Нет, друзья. Я точно видел, — Горин упрямо тряхнул головой.

Мужчины пожали плечами и пошли обратно на холм. Александр ещё постоял и тоже вернулся.

На холме Александр Иванович с внуками приготовили радиостанцию, запустили антенну. Эфир был пуст. С огорчением сложили радиостанцию в рюкзак. Александр Иванович заменил в переговорных устройствах аккумуляторы на свежезаряженные, и мужчины тронулись вниз по склону.

Необходимо было заготовить продовольствие на многие месяцы вперёд. Предполагали собрать замёрзшие туши животных и сложить их в холодильник. Холодильником они назвали неглубокую скалистую расщелину, тридцати метров в длину и шести метров в ширину, находившуюся у самого подножия холма. В прошлом месяце они накрыли сверху овраг брёвнами, укрыли толстым слоем хвои и земли. Для маскировки сверху укрыли нарезанным дёрном и посадили кустарник. С одного края оставили проём для ворот. Прокопали от ручья небольшую траншею и три дня назад заполнили расщелину водой на треть. За эту страшную ночь вода превратилась в лёд, и холодильник был готов. Оставалось его наполнить.

Два дня мужчины от зари и до заката бродили по тайге, собирали замёрзших животных, и тащили на изготовленных волокушах в холодильник. Лоси, кабаны, несколько медведей. Изначально планировали освежевать туши, но не получилось: они были настолько промёрзшими, что нож не брал. Два дня каторжной работы измотали людей. И зрелище массовой гибели животных угнетало их. Лишь вечером второго дня они увидели бредущего медведя. Настроение улучшилось. Если спасся косолапый, значит и другие где-то выжили. Возродится природа!

За четыре дня собрали запасов на несколько лет. Для дополнительной теплоизоляции укрыли еловыми ветками все припасы и внутри холодильника. На пятый день мастерили ворота и маскировали их. Шестой день объявили выходным.

Александр Иванович ежедневно настраивал радиостанцию, но безрезультатно. Эфир был пуст. Мужчины принялись за строительство жилья. План застройки был разработан ещё до переселения с учётом рельефа местности и требованиям безопасности. Александр сфотографировал холм со всех сторон и отдал архитекторам. Те создали трёхмерную модель и, совместно с военными инженерами, спланировали поселение. Строительные чертежи были распечатаны в двух экземплярах и заламинированы. Основной план хранился в ноутбуке.

Переселенцы валили лес у подножия холма, заодно расчищая площадь под земледелие и улучшая обзор местности. Для доставки леса вверх по склону соорудили специальный подъёмник. На самом пологом склоне холма закрепили поперечно круглые ошкуренные деревянные обрезки метровой длины. Наверху холма установили мощный деревянный ворот. Получился удачный подъёмник. Внизу связывали пару спиленных стволов, и два человека, вращая ворот, без надрыва вытаскивали их наверх. Плотницкий опыт был лишь у Терентьева, но мужчины овладели этой профессией быстро, благодаря инженерному образованию большинства и трудолюбию всех. Александр Иванович обхаживал генератор, и электроинструмент существенно облегчал труд.

В первую очередь, после изготовления мощного цоколя из дикого камня, выстроили большой обеденный зал с высоким потолком и огромным камином. Большие окна заливали зал светом. Длинный деревянный обеденный стол и лавки пока были единственным убранством. Приём пищи и свободное время уже проводили в помещении. Затем начали пристраивать подсобные помещения — кухню, баню, прачечную, сарай и мастерскую. Готовили посменно на всех на большой печи. Собственно, для готовки еды использовалась малая её часть. Остальная часть для зимней системы отопления и бани с прачечной. Смонтировали водопровод и канализацию из заготовленных пластиковых труб. Чтобы не зависеть от электроснабжения, водопровод сделали самотечным от родника. Освещение от генератора подавалось только на кухню, обеденный зал и мастерскую. Остальные помещения освещались давно забытыми керосиновыми лампами и свечами.

Просторные спальни (каждая со своим санузлом) занимали второй этаж. Скупая деревянная мебель, крепкие кровати. Полы устилали многочисленные шкуры. Окна делали небольшими и вставляли противоударные стеклопакеты. Третий низкий этаж одним помещением накрывал всё строение. Вместо окон были часто прорезаны узкие бойницы. На все стороны света. Завершала строение круглая башенка, обшитая толстым листовым металлом. Это была задумана смотровая площадка и огневая точка снайпера. На башне смонтировали спутниковую тарелку и радиоантенны. Крышу покрыли в три слоя: противопожарная плёнка, сверху кровельная сантиметровая резина, скрытая огнеупорным лаком. Ниже по склону, строго по плану, начали вбивать заострённые брёвна забора. Так всё лето в трудах и прошло.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Внуки Сварога предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я