Медвежонок Паддингтон сдаёт экзамен
Майкл Бонд, 1979

Всем время от времени приходится сдавать экзамены и выполнять разные трудные задания. Но Паддингтона этим не испугаешь! Медвежонок в синем пальтишке, как известно, не из тех, кто отступает перед испытанием, каким бы сложным оно ни казалось на первый взгляд. Если нужно сдать экзамен на водительские права, оценить прочность гамака мистера Карри, поработать натурщиком в мастерской художника или ассистентом у фокусника, лучше Паддингтона не справится никто. Этот медведь никогда не подведёт, и на него всегда можно положиться – даже в самую трудную минуту!

Оглавление

Из серии: Медвежонок Паддингтон

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Медвежонок Паддингтон сдаёт экзамен предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Michael Bond

PADDINGTON TAKES THE TEST

Text copyright © Michael Bond 1979

Illustrations copyright © Peggy Fortnum and William Collins Sons and Co. Ltd 1979

All rights reserved

© А. Глебовская, перевод, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015

Издательство АЗБУКА®

* * *

Глава первая

Медвежьи права

Паддингтон бросил на сидевшего перед ним дяденьку очень суровый взгляд, суровее некуда.

— Как это — я выиграл закладку? — воскликнул он возмущённо. — Я думал, что я выиграл «роллс-ройс»!

Дяденька нервно затеребил свой воротник.

— Тут, видимо, какая-то ошибка, — сказал он. — Счастливый победитель нашего конкурса уже забрал свою машину. А вторая награда, поездка на выходные в Париж для двух человек, досталась пенсионеру из Эдинбурга. Письмо, которое вы от нас получили, означает следующее: вы — один из десяти тысяч участников конкурса, которым достался утешительный приз — закладка для книг. Ума не приложу, почему её не оказалось в конверте.

— Я — один из десяти тысяч участников? — переспросил Паддингтон, всё ещё отказываясь верить своим ушам.

— Боюсь, что так. — Дяденька, похоже, очухался от первого потрясения и теперь деловито рылся в ящике стола. — Беда в том, — добавил он многозначительно, — что очень многие участники конкурса не дают себе труда прочитать до конца условия, напечатанные мелким шрифтом. Вы взгляните ещё раз на наше рекламное объявление — и сразу поймёте, о чём я.

Паддингтон взял рекламную брошюрку и уставился на фотографию огромной серебристо-серой машины с величавыми, плавными обводами.

Шофёр в перчатках, стоявший у раскрытой дверцы, смахивал с сиденья воображаемую пылинку. А на капоте крупными красными буквами было написано: «ЭТА МАШИНА МОЖЕТ БЫТЬ ВАШЕЙ!»

Паддингтон уже несколько недель держал такую же картинку у себя под подушкой в доме номер тридцать два по улице Виндзорский Сад, так что помнил её во всех подробностях. Он перевернул брошюрку и увидел на обороте давно знакомые условия конкурса, а также заявку на участие.

— А вы внутрь загляните, — посоветовал дяденька.

Паддингтон заглянул — тут-то мордочка у него и вытянулась. Фотография «роллс-ройса» так его поразила, что он не потрудился посмотреть дальше, однако сейчас выяснилось, что в середине есть ещё странички. На левой страничке была фотография французского жандарма, который указывал на торчавшую вдалеке Эйфелеву башню, а справа, под заголовком «А ТАКЖЕ ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ УТЕШИТЕЛЬНЫХ ПРИЗОВ», помещалась фотография закладки и какая-то длинная надпись.

В конце этой надписи шрифт делался таким мелким, что хоть в бинокль разбирай, — Паддингтон даже пожалел, что не взял его с собой. Тем не менее в одном не было никаких сомнений: эту закладку он уже видел. Именно такую он вытащил сегодня утром из конверта, в котором лежало оповещение о выигрыше.

— По-моему, закладка — слабое утешение, если ты остался без «роллс-ройса»! — запальчиво воскликнул медвежонок. — Свою я просто выбросил в мусорку. Я понятия не имел, что это мой приз!

— Какая неприятность! — Дяденька сочувственно щёлкнул языком и уткнулся в бумаги у себя на столе, показывая тем самым, что разговор окончен. — Вот уж действительно не повезло. Ну, ничего, вы, по крайней мере, от души насладились нашей сушёной смородиной! — Дяденька открыл ящик стола и вытащил оттуда пакетик. — Вот, возьмите ещё, в подарок.

— Да я вообще не люблю смородину! — горестно воскликнул Паддингтон. — А съел целых пятнадцать упаковок!

— Пятнадцать? — Дяденька посмотрел на медвежонка с удвоенным уважением. — А какой вы придумали девиз?

— Ягодка в рот — и здоров целый год, — с надеждой поведал Паддингтон.

— В таком случае, — заявил дяденька, позволив себе улыбнуться, — к врачу вам ходить не придётся довольно долго…

Тут он осёкся, потому что перехватил взгляд медвежонка.

Страшно сказать, сколько Паддингтон потратил времени на то, чтобы затолкать в себя целых пятнадцать упаковок сушёной смородины — плюс ещё на то, чтобы придумать подходящий девиз.

И если судить по выражению на его мордочке, здоровья у него от всего этого не прибавилось, скорее наоборот.

Медвежонок брёл вниз по лестнице, и на душе у него становилось всё мрачнее. Ещё бы: выяснить, что у тебя из-под самого носа увели новенькую, блестящую машину! А хуже всего было то, что мечтал-то он об этой машине вовсе не для себя — она предполагалась как сюрприз для мистера Брауна.

Нынешняя машина мистера Брауна превратилась в последнее время в предмет острых семейных разногласий. Большинство обитателей дома номер тридцать два по улице Виндзорский Сад считали, что её давно уже пора отправить на пенсию. Однако мистер Браун упорно не желал с нею расставаться, понимая, как трудно будет найти другую столь же вместительную — чтобы в неё влезало всё семейство, не говоря уж о Паддингтоне с его имуществом.

Мало того что машина была старая, у неё имелись и другие недостатки: например, вместо мигающего указателя поворотов у неё были специальные светящиеся стрелочки. Одна из этих стрелочек вышла из строя и не загорелась, когда мистер Браун поворачивал на шоссе, — на беду, это привлекло внимание постового полицейского, который остановил машину и составил протокол.

Паддингтон тогда ужасно расстроился, потому что сидел рядом с мистером Брауном, готовый, если надо, подавать сигналы лапами.

Полицейский довольно язвительно высказал, что он думает о водителях, которые поручают такое ответственное дело медведям, и, к величайшему негодованию мистера Брауна, обязал того заново сдать экзамен по вождению.

И вот, вскоре после этого неприятного события, Паддингтон заметил в соседнем продуктовом магазине объявление о конкурсе, победителю которого полагалась машина. И не какая-нибудь там старая развалюха, а новенький «роллс-ройс». Паддингтон был уверен, что на таком замечательном автомобиле мистер Браун с блеском сдаст экзамен, да и вообще всем его страданиям на дороге придёт конец.

Организовала конкурс хорошо известная фирма, торговавшая смородиной, и продавщица в магазине заверила медвежонка, что в мире сушёных фруктов такой конкурс — просто настоящая сенсация. Ночью, ещё раз перечитав объявление под одеялом при свете фонарика, Паддингтон убедился, что продавщица не ошиблась, потому что всё было очень просто. Требовалось всего лишь придумать девиз, в котором упоминалась бы смородина, и прислать его по указанному адресу с тремя вырезанными из упаковок логотипами.

Медвежонок ещё сильнее утвердился в своём намерении, когда обнаружил, что, во-первых, результаты конкурса должны объявить в тот самый день, когда мистер Браун будет сдавать экзамен, а во-вторых, что контора смородиновой фирмы находится на той же улице, где и водительский экзаменационный центр!

Паддингтон верил в совпадения: самые захватывающие его приключения всегда начинались так, будто кто-то подстроил всё специально. Поэтому он накупил побольше сушёной смородины, чтобы уж было наверняка, заполнил заявку и послал её по указанному адресу.

И вот на тебе! Всё окончилось ничем! Выходя из конторы, Паддингтон задержался у дверей и бросил наверх ещё несколько очень суровых взглядов. Потом забрал свою корзинку на колёсиках с автомобильной парковки по соседству и медленно побрёл по улице в сторону экзаменационного центра.

Он вернулся гораздо раньше, чем предполагал, и поэтому совсем не удивился, что машина мистера Брауна всё ещё стоит там, где её поставили утром. Мистера и миссис Браун нигде не было. Паддингтон был не из тех медведей, которые попусту тратят время, поэтому он поспешил припарковать свою корзинку рядом с машиной. Потом он залез на водительское сиденье, включил радио и стал ждать, что будет дальше.

Радио, как и вся машина мистера Брауна, знавало лучшие дни. Что бы оно ни играло, всё почему-то звучало одинаково, как звучит старый граммофон, поэтому очень скоро медвежонок начал клевать носом. Веки его всё тяжелели и тяжелели, и вскоре к лившейся из радиоприёмника музыке добавилось негромкое похрапывание.

Сколько он проспал, Паддингтон не помнил, ему как раз снился очень правдоподобный сон — будто он едет на машине по длинной дороге, а в лобовое стекло, как градины, стучат ягоды смородины, — и вот как раз в этом месте он вздрогнул, проснулся и с изумлением обнаружил, что рядом с машиной стоят два дяденьки и смотрят на него через стекло. В руке у одного дяденьки была большая папка, набитая серьёзными на вид бумагами, а сам дяденька настойчиво барабанил пальцем по стеклу.

Паддингтон проворно убрал с руля лапы и открыл водительскую дверь.

— Это вы Браун? — поинтересовался дяденька с папкой, пытаясь перекричать радио. — Улица Виндзорский Сад, дом тридцать два?

— Да, это я, — подтвердил медвежонок, ужасно озадаченный.

— Гмм… — Дяденька кинул на него какой-то странный взгляд и сверился со своими бумагами. — Э‑э… я так полагаю, вы — британский подданный?

Паддингтон поразмыслил, прежде чем ответить.

— Ну, — сказал он, — и да, и нет…

— Да и нет? — переспросил дяденька, начиная сердиться. — Не может быть сразу и да, и нет. Либо одно, либо другое.

— Я живу в доме номер тридцать два по улице Виндзорский Сад, но, вообще-то, я приехал из Дремучего Перу, — объяснил медвежонок.

— Из Дремучего Перу? Вот оно что! — Дяденька, похоже, уже пожалел, что начал этот разговор. Он поспешил сменить тему и свободной рукой указал на своего спутника. — Вы не станете возражать против ещё одного человека в машине? — Тут он заговорщицки подмигнул медвежонку и понизил голос. — Нас, инспекторов, знаете ли, тоже иногда инспектируют. И сегодня моя очередь.

— А я и не знал, — заинтересовался Паддингтон. — Тогда я могу проинспектировать, хорошо ли вы знаете правила дорожного движения. Я уже целую неделю всех дома экзаменую за завтраком.

Инспектор бросил на него неприветливый взгляд.

— Нет уж, не надо, — отказался он, перекрывая грохот военного марша. Судя по всему, он много ещё чего хотел к этому добавить, но взял себя в руки и открыл заднюю дверь, чтобы усадить в машину своего начальника.

— Весёлый полковник, — отрывисто произнёс начальник, кивая на переднюю панель автомобиля и устраиваясь на заднем сиденье.

Паддингтон вежливо приподнял шляпу, а инспектор обошёл машину и залез на переднее пассажирское сиденье.

— Доброе утро, мистер Полковник, — поздоровался медвежонок.

Инспектор нетерпеливо цокнул языком. Он уже собирался объяснить, что его начальник просто вспомнил название марша, который в тот момент исполняли по радио, а вовсе не назвал своё имя, но потом передумал. Вместо этого он протянул руку к радиоприёмнику.

— Давайте-ка для начала выключим радио, — сказал он строго. — Мне из‑за этого шума никак не сосредоточиться, да и вам, я полагаю, тоже… — Тут он вдруг осёкся, переменился в лице и принялся ощупывать сиденье под собой. — На чём это я сижу? Оно мокрое и липкое!

— Ай-ай! — расстроился Паддингтон. — Боюсь, это моя булка с мармеладом. Я её туда положил на «послезавтрак».

— Булка с мармеладом? — повторил, как во сне, инспектор. — На что теперь похожи мои новые брюки!

— Вы не волнуйтесь, — успокоил его медвежонок, приподнял шляпу и вытащил из неё небольшой свёрток. — У меня ещё есть. Я всегда держу запасной кусок в шляпе, на всякий пожарный случай.

Физиономия инспектора побагровела ещё гуще. Но он не успел даже рта раскрыть, потому что сидевший сзади начальник многозначительно постучал пальцем по его плечу.

— Не пора ли начинать? — осведомился он. — Время-то идёт, а у нас ещё очень много дел.

Инспектор шумно вздохнул, собираясь с мыслями.

— Насколько я понимаю, — процедил он сквозь стиснутые зубы, — у вас есть при себе текущее водительское удостоверение?

— Текущее удостоверение? — Паддингтон в свою очередь не на шутку перепугался — мало ему булки с мармеладом на сиденье! — У меня ничего ниоткуда не течёт. Миссис Бёрд всегда следит, чтобы я плотно завинчивал термос с какао.

И Паддингтон устремил на инспектора суровый взгляд. Инспектор заметно съёжился.

— Давайте-ка заводите двигатель, — замял он разговор. — У нас в автомобильной инспекции, — продолжал он, пытаясь вернуть себе обычное ледяное спокойствие, — принято испытывать водителей в деле, прямо на дороге.

Паддингтон, пытаясь загладить свою вину, потянулся к панели управления и нажал лапой какую-то кнопку. Снаружи донёсся неприятный скрежет.

Дяденька на заднем сиденье многозначительно кашлянул.

— К вашему сведению, мистер Браун, этой кнопкой включают «дворники», — сказал он. — Попробуйте нажать соседнюю. Да вы не волнуйтесь, — продолжал он, повысив голос, потому что Паддингтон сделал, как его просили, и двигатель громко заурчал. — Все мы в такой ситуации немного переживаем.

— Я совсем не переживаю, — успокоил его медвежонок. — Просто без театрального бинокля все кнопки какие-то одинаковые.

— Вот именно! — Инспектор визгливо хихикнул, пытаясь попасть начальнику в тон и тем самым задобрить его. — Позвольте, прежде чем мы двинемся, задать вам несколько вопросов по правилам дорожного движения. Тем более, — добавил он подчёркнуто, — что вы их с таким прилежанием изучали. Итак, на что следует обращать особое внимание при езде в это время года?

Паддингтон призадумался.

— На землянику? — сообразил он наконец и облизнулся.

— На землянику? — ошарашенно повторил инспектор. — Что вы хотите этим сказать?

— Мы в это время года часто останавливаемся и собираем землянику, — объяснил медвежонок. — Миссис Бёрд берёт с собой сливки, получается очень вкусно.

— Вряд ли можно причислить землянику к факторам, осложняющим дорожную ситуацию, — сварливо произнёс инспектор.

— Можно, если её есть прямо в машине, — убеждённо проговорил Паддингтон. — Никогда не знаешь, что делать с хвостиками, особенно если пепельница уже забита.

— Верно подмечено, — одобрительно кивнул с заднего сиденья начальник. — Я это обязательно запомню. И вам советую, — добавил он строго, обращаясь к инспектору.

Тот шумно перевёл дух.

— Я имел в виду непредвиденные осадки, — выговорил он медленно и отчётливо. — Если долго стоит сухая погода, а потом неожиданно начинается дождь, дорога может стать очень скользкой.

Он вытащил из папки лист бумаги, испещрённый какими-то картинками, и решил сделать ещё одну попытку.

— Предположим, что вы едете по шоссе, — сказал он, указывая на одну из картинок, — и видите такой вот знак. Что он означает?

Паддингтон пригляделся.

— По-моему, этот дяденька пытается раскрыть зонтик, — предположил он наконец.

Инспектор со свистом втянул воздух.

— Этот знак, — сказал он, — предупреждает, что впереди ведутся дорожные работы.

— А больше похоже на то, что скоро дождь пойдёт. Тот, который вы обещали, — заявил медвежонок и бросил на инспектора ещё один суровый взгляд. Тот хоть и брался экзаменовать других, а сам, похоже, не очень твёрдо знал своё дело.

Инспектор в ответ тоже посмотрел на медвежонка. И если бывают на свете убийственные взгляды, то это был именно такой: будь у инспектора возможность сию же минуту записать Паддингтона в жертвы автомобильной аварии, он бы это сделал — и даже не поморщился. Ситуацию в очередной раз спасло нетерпеливое ёрзанье на заднем сиденье.

— Может, двинемся наконец? — осведомился недовольный голос. — Сколько можно тянуть резину?

— Хорошо. — С огромным усилием взяв себя в руки, инспектор откинулся на спинку сиденья. — Едем прямо по главной дороге метров двести, потом повернём налево. Дальше аккуратно, там опасный промежуток, и самое главное — действовать как можно быстрее…

— Опасно для мишуток и надо действовать как можно быстрее? — ошарашенно повторил Паддингтон, выпрямляясь.

Он так до конца и не понял, что с ним такое происходит, и до этого момента всё ещё прикидывал, выполнять ли указания инспектора или дождаться возвращения мистера Брауна, но теперь стало ясно — размышлять некогда.

— Только мне придётся вести машину стоя, — объявил он, поднимаясь на задние лапы. — Сидя мне очень плохо видно, но я буду действовать как можно быстрее.

— Подождите минутку! — воскликнул инспектор, явно впадая в панику. — Я не говорил, что здесь опасно для мишуток. Я хотел сказать, что там дальше… — Тут он осёкся и уставился на Паддингтона, отказываясь верить своим глазам. — Что это вы делаете? — вскрикнул он, когда медвежонок нагнулся и залез под рулевую колонку.

— Включаю первую передачу, — пропыхтел медвежонок и крепко ухватился за рычаг переключения скоростей. — Понимаете, это не так-то просто, если у вас лапы.

— Кто же переключает скорости из-под рулевой колонки! — взвизгнул инспектор. — Разве так можно?

— Медведям можно, — твёрдо сказал Паддингтон и для пущей убедительности ещё сильнее дёрнул рычаг.

— Не надо! — заверещал инспектор. — Не надо!

— Бросьте ручку! — донеслось с заднего сиденья. — Бросьте немедленно!

Но если экзаменаторы надеялись, что их слова возымеют действие, их ждало жестокое разочарование. Если уж Паддингтон за что-то брался, сбить его с намеченного пути было не так-то просто: он отвлёкся только для того, чтобы приоткрыть дверцу и выбросить из машины подвернувшуюся авторучку мистера Брауна, а потом опять сосредоточился на рычаге переключения скоростей.

Ему не раз и не два приходилось видеть, как мистер Браун переключает передачи. Мистер Браун страшно гордился тем, как плавно и ловко у него это получается, — обычно никто даже не замечал, когда он переходил на следующую скорость. Паддингтон попытался сделать так же, но у него ничего не вышло. После последнего, отчаянного рывка раздался громкий скрежет, а потом машина дёрнулась и подпрыгнула на всех четырёх колёсах. От толчка медвежонок завалился на спину и, падая, вцепился в первое, что попалось под лапу.

— Берегись! — пискнул инспектор.

Но было уже поздно. Паддингтон только крепче ухватился за педаль газа, машина взревела и рванула с места со скоростью железнодорожного экспресса. Секунды две она, казалось, висела в воздухе, а потом раздался оглушительный лязг — наступившая за ним тишина показалась от этого ещё более зловещей. Машина снова застыла на месте.

Паддингтон, побарахтавшись, поднялся и посмотрел вперёд через лобовое стекло.

— Ой, мы, кажется, врезались в какую-то машину! — расстроенно протянул он, оглядываясь на остальных. — Она там впереди стояла…

Инспектор закрыл глаза. Губы у него шевелились, словно он читал про себя молитву.

— Нет, — сказал он медленно и отчётливо. — Вы не совсем правы. Это не мы врезались, а вы врезались.

И это не какая-то машина, а…

Инспектор умолк и в немом отчаянии уставился в зеркало заднего вида — в нём отражалась физиономия его начальника, сидевшего на заднем сиденье.

— Это, да будет вам известно, моя машина, — долетел голос сзади.

Паддингтон опустился на своё сиденье, и только тут до него дошёл весь ужас случившегося.

— Ой, мамочки! — сказал он. — Надеюсь, мистер Полковник, вы из‑за меня не провалили экзамен?

* * *

Как и столкновение мистера Брауна с дорожной полицией, приключения Паддингтона в водительском центре стали основной темой разговоров в доме номер тридцать два на много дней вперёд. Мнения о том, что же теперь будет, резко разделились. Некоторые считали, что всё самое неприятное ещё впереди, другие полагали, что ситуация настолько сложная и запутанная, что никто не станет в ней разбираться, — и все они, как выяснилось, ошибались.

В один прекрасный вечер, как раз когда вся семья собиралась ужинать, в дверь неожиданно позвонили. Миссис Бёрд поспешила открыть, а когда она вернулась в столовую, следом за ней, ко всеобщему изумлению, вошёл инспектор, принимавший у медвежонка экзамен.

— Прошу вас, не вставайте! — воскликнул он, когда Паддингтон испуганно вскочил и на всякий пожарный случай побежал прятаться на дальнем конце стола.

Он вытащил из портфеля большой жёлтый конверт и положил его на стол рядом с тарелкой медвежонка.

— Я… э‑э… как раз проходил мимо и решил занести это юному мистеру Брауну.

— Ох ты господи! — встревоженно произнесла миссис Браун. — Очень уж у вашего конверта вид официальный. Надеюсь, там ничего плохого?

Инспектор позволил себе улыбнуться.

— Ну что вы, — успокоил он всех. — Позвольте поздравить вас со сдачей экзамена, — продолжал он, обращаясь к мистеру Брауну. — Я был очень рад услышать, что вы сдали его сразу же после… Всё хорошо, что хорошо кончается, и, надеюсь, вас обрадует, что моему начальнику выпрямили помятый бампер, так что никаких следов, почитай, и не осталось.

Тут на инспектора, видимо, нахлынули воспоминания, и он утёр лоб платком.

— Всё на самом деле было не так уж страшно. Как вы помните, я тогда тоже вроде как сдавал экзамен, ну и, конечно, волновался. Однако сдал его, можно сказать, с отличием. Мой начальник похвалил меня за чёткие действия в сложных обстоятельствах и повысил в должности.

— Что, что там такое? — торопила Джуди, пока Паддингтон вскрывал конверт.

Внутри оказался лист бумаги с какой-то надписью.

Инспектор кашлянул.

— Это водительское удостоверение, — пояснил он, — дающее право управления транспортными средствами категории «К».

— Ну Паддингтон даёт! — не утерпел Джонатан. — Спорим, он единственный, кто помял экзаменатору бампер и всё-таки умудрился получить права!

Мистер Браун посмотрел на инспектора с недоумением.

— Категория «К»? — повторил он. — Я не знал, что такая существует.

— Её очень мало кому открывают. — Экзаменатор снова позволил себе улыбнуться. — Строго говоря, возможно, это удостоверение — единственное в своём роде. Оно даёт право управления корзинкой на колёсиках. Я заметил, что в момент нашей… гм… встречи у мистера Брауна была такая корзинка.

— Вот это да! — восхитилась Джуди. — Паддингтон, что же ты будешь делать со своими правами?

Паддингтон призадумался. Эти замечательные новости обрушились на него так неожиданно…

— Я, наверное, прикреплю их к своей тележке, — сказал он наконец. — И если у меня возникнут проблемы у кассы в универмаге, буду их всем показывать.

— Отличная мысль, — одобрил инспектор, очень довольный тем, что медвежонку понравился его подарок. — Да, кстати, срок их действия — пожизненно. То есть, — добавил он доброжелательно, но очень твёрдо, — вам больше никогда, никогда, НИКОГДА не придётся сдавать нам экзамен по вождению!

Оглавление

Из серии: Медвежонок Паддингтон

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Медвежонок Паддингтон сдаёт экзамен предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я